Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

Тема транспорта в русской литературе XIX века

Скачать сочинение
Тип: Обзорная тема (по произведениям нескольких авторов)

Русская классическая литература многогранна и необыкновенно глубока. Темы и проблемы, затронутые в ней, охватывают все сферы человеческой жизни, все стороны и уголки человеческой души. Поэтому, используя слова В.Г. Белинского, русскую литературу 19 века можно назвать «энциклопедией русской жизни».
19 век (особенно его последняя четверть) – век развивающейся техники, век начинающегося бурного прогресса. Изменение условий жизни, конечно, повлекло за собой и изменение психологии человека, его образа жизни и внутреннего уклада. Это отразилось, безусловно, и в произведениях русских писателей.
Так, начало 19 века – это эпоха телег, кибиток, лошадиных упряжек. Еще герой Н.М. Карамзина из «Писем русского путешественника» отправлялся в свое путешествие по разным странам в кибитке – «телеге или санях с крытым верхом». За границей русский путешественник пересел в более цивилизованное транспортное средство – «коляску». Но и оно не спасло его от плохих немецких дорог: «Дороги везде прескверные, так что надобно ехать всё шагом, и даже самые улицы в маленьких городках и местечках так дурны, что с трудом проехать можно».
Герой замечает, что в его время стало модным путешествовать. Карамзин запечатлел в своих «Письмах» тот момент, когда в сознании русского человека произошел важный перелом – границы сознания его соотечественника стали расширяться. Он почувствовал себя не только жителем России, но и гражданином мира, не утрачивая при этом любви к Родине. Думаю, во многом этому способствовала эпоха Просвещения, а также набирающий силу сентиментализм. Прогрессивный современник Карамзина почувствовал потребность не только насытить свой разум, но и душу: обогатиться впечатлениями, познакомится с новыми интересными людьми, насладиться наследием потомков. Транспорт, доступный в то время, способствовал неспешному размеренному путешествию, с долгими остановками на постоялых дворах, обогащению новыми впечатлениями.
Время Пушкина – это тоже эпоха телег и колясок. Поэт, отражая окружающую его реальность, связал воедино человеческую жизнь и телегу в метафоре «телега жизни». В одноименном стихотворении поэт уподобляет жизнь езде на телеге.
Неумолимый ямщик – время – везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы. Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро («телега на ходу легка»), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. С помощью эпитетов Пушкин раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: «ямщик лихой», «седое время».
Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения «Телега жизни».
В романе Пушкина «Капитанская дочка» основным средством передвижения главного героя – Петра Гринева – служит кибитка, та же самая телега, только с крытым верхом. Это транспортное средство, простое, «без претензий», символизирует, на мой взгляд, людей того времени. Они привыкли жить по старинке, руководствуясь патриархальными законами и традициями. Их темп жизни соответствовал скорости телеги – медленной, размеренной, спокойной. И люди были счастливы, живя такой жизнью. Но исторический вихрь вмешался в жизнь, разрушив привычные устои, каноны, судьбы.
Именно в кибитке, направляясь в Белогорскую крепость, Гринев попал в страшный буран, дикую метель. Как мы помним, вывел на правильную дорогу Петра и Савельича мужик в «худеньком армяке», который оказался самим Пугачевым.
Эта встреча с «государем-императором» стала для Гринева судьбоносной, сделала его участником серьезнейших исторических событий и изменила его личную судьбу.
В «Мертвых душах» Гоголя мы встречаемся с другими видами повозок, запряженных лошадьми. Так, поэма открывается эпизодом, когда на постоялый двор города N въезжает бричка – «легкая полукрытая повозка». В ней в город въехал главный герой произведения – Павел Петрович Чичиков.
Это средство передвижения в какой-то степени, как мне кажется, передает характер героя: легкий на подъем и различные авантюрные идеи, более подвижный, современный. Ведь Чичиков в романе является олицетворением новой силы, нового общественного класса, зарождающегося в России, – капитализма.
В конце первого тома «Мертвых душ» Чичиков и вовсе пересаживается на тройку – «старинную русскую запряжку лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния».
Тройка символизирует саму Россию, несущуюся вдаль. Куда? Зачем? Что ждет ее впереди? Эти вопросы автор оставляет без ответа. Он бы и сам хотел узнать будущее своей Родины, но оно покрыто мраком и для автора.
Знаменательно, что в этой тройке едет Чичиков, вернее, уже не едет, а несется вдаль во всю прыть. Тем самым Гоголь показывает, что будущее страны – за такими дельцами, авантюрными предпринимателями, как этот герой.
Вторая половина 19 века – время ускоренного развития техники, промышленного бума, время новых идей. Начало этой эпохи отразил в своем романе «Отцы и дети» И. С. Тургенев.
В первой же главе мы встречаем упоминание тарантаса – «четырёхколёсной конной повозки на длинных дрогах (продольной раме), уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. Была распространена в России первой половины XIX века». На этой повозке в деревню к отцу приезжает Аркадий Кирсанов и привозит погостить своего друга – Евгения Базарова.
Николай Петрович же приехал на коляске – более «благородном» и «аристократическом» виде транспорта. Сочетание этих двух транспортных средств, таких разных, говорит о сочетании в жизни героев, Кирсановых, в первую очередь, дворянского и деревенского. Ведь Кирсановы давно превратились в помещиков, живущих в своей деревне и редко выезжающих в город. Да и образ жизни их прост и неприхотлив. Даже «аристократ до кончиков пальцев» – Павел Петрович – был вынужден принять эти «правила игры», хотя и пытался вести «светский образ жизни» в деревне.
Знаменательно, что Базаров садится именно в тарантас. Тем самым он, разночинец и нигилист, демонстрирует свою близость к народу, а, скорее, протест против дворянских обычаев, подчеркивает свое отличие от них.
Герой рассказа Чехова «Ионыч» доктор Старцев ездит на «тройке с бубенцами». Это, мне кажется, один из символов его омертвения, деградации. Ведь в то время, когда происходит действие рассказа, этот вид транспорта уходит в прошлое. И лишь в провинциальных городах, до которых еще бог знает когда дойдут новые веяния, люди продолжают жить по старинке. Так и Ионыч, добившись материального благополучия, все больше и больше опускается духовно, деградирует, опошляется, умирает.
Финальная часть рассказа просто потрясает читателя. От прежнего Дмитрия Ионыча не осталось и следа. Перед нами обрюзгший, капризный, злой, бездушный старик, страдающий от ожирения. Чехов подводит итог этой жалкой жизни: «Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует».
Таким образом, тема транспорта в русской литературе 19 века чрезвычайно интересна. Она не только дает представление об образе жизни людей той эпохи, но и служит в художественных целях: раскрывает психологическое состояние героев, дает им «внутреннюю» характеристику, прослеживает развитие их характера, выявляет авторский взгляд на происходящее.

Читайте также:
В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Разное / 19 век / Тема транспорта в русской литературе XIX века

Смотрите также по произведению “19 век”:

Тема транспорта в русской литературе XIX века

Русская классическая литература многогранна и необыкновенно глубока. Темы и проблемы, затронутые в ней, охватывают все сферы человеческой жизни, все стороны и уголки человеческой души. Поэтому, используя слова В. Г. Белинского, русскую литературу 19 века можно назвать «энциклопедией русской жизни».
19 век (особенно его последняя четверть) — век развивающейся техники, век начинающегося бурного прогресса. Изменение условий жизни, конечно, повлекло за собой и изменение психологии человека, его образа жизни и внутреннего уклада. Это отразилось, безусловно, и в произведениях русских писателей.
Так, начало 19 века — это эпоха телег, кибиток, лошадиных упряжек. Еще герой Н. М. Карамзина из «Писем русского путешественника» отправлялся в свое путешествие по разным странам в кибитке — «телеге или санях с крытым верхом». За границей русский путешественник пересел в более цивилизованное транспортное средство — «коляску». Но и оно не спасло его от плохих немецких дорог: «Дороги везде прескверные, так что надобно ехать все шагом, и даже самые улицы в маленьких городках и местечках так дурны, что с трудом проехать можно».
Герой замечает, что в его время стало модным путешествовать. Карамзин запечатлел в своих «Письмах» тот момент, когда в сознании русского человека произошел важный перелом — границы сознания его соотечественника стали расширяться. Он почувствовал себя не только жителем России, но и гражданином мира, не утрачивая при этом любви к Родине. Думаю, во многом этому способствовала эпоха Просвещения, а также набирающий силу сентиментализм. Прогрессивный современник Карамзина почувствовал потребность не только насытить свой разум, но и душу: обогатиться впечатлениями, познакомится с новыми интересными людьми, насладиться наследием потомков. Транспорт, доступный в то время, способствовал неспешному размеренному путешествию, с долгими остановками на постоялых дворах, обогащению новыми впечатлениями.
Время Пушкина — это тоже эпоха телег и колясок. Поэт, отражая окружающую его реальность, связал воедино человеческую жизнь и телегу в метафоре «телега жизни». В одноименном стихотворении поэт уподобляет жизнь езде на телеге.
Неумолимый ямщик — время — везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы. Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро («телега на ходу легка»), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. С помощью эпитетов Пушкин раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: «ямщик лихой», «седое время».
Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения «Телега жизни».
В романе Пушкина «Капитанская дочка» основным средством передвижения главного героя — Петра Гринева — служит кибитка, та же самая телега, только с крытым верхом. Это транспортное средство, простое, «без претензий», символизирует, на мой взгляд, людей того времени. Они привыкли жить по старинке, руководствуясь патриархальными законами и традициями. Их темп жизни соответствовал скорости телеги — медленной, размеренной, спокойной. И люди были счастливы, живя такой жизнью. Но исторический вихрь вмешался в жизнь, разрушив привычные устои, каноны, судьбы.
Именно в кибитке, направляясь в Белогорскую крепость, Гринев попал в страшный буран, дикую метель. Как мы помним, вывел на правильную дорогу Петра и Савельича мужик в «худеньком армяке», который оказался самим Пугачевым.
Эта встреча с «государем-императором» стала для Гринева судьбоносной, сделала его участником серьезнейших исторических событий и изменила его личную судьбу.
В «Мертвых душах» Гоголя мы встречаемся с другими видами повозок, запряженных лошадьми. Так, поэма открывается эпизодом, когда на постоялый двор города N въезжает бричка — «легкая полукрытая повозка». В ней в город въехал главный герой произведения — Павел Петрович Чичиков.
Это средство передвижения в какой-то степени, как мне кажется, передает характер героя: легкий на подъем и различные авантюрные идеи, более подвижный, современный. Ведь Чичиков в романе является олицетворением новой силы, нового общественного класса, зарождающегося в России, — капитализма.
В конце первого тома «Мертвых душ» Чичиков и вовсе пересаживается на тройку — «старинную русскую запряжку лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния».
Тройка символизирует саму Россию, несущуюся вдаль. Куда? Зачем? Что ждет ее впереди? Эти вопросы автор оставляет без ответа. Он бы и сам хотел узнать будущее своей Родины, но оно покрыто мраком и для автора.
Знаменательно, что в этой тройке едет Чичиков, вернее, уже не едет, а несется вдаль во всю прыть. Тем самым Гоголь показывает, что будущее страны — за такими дельцами, авантюрными предпринимателями, как этот герой.
Вторая половина 19 века — время ускоренного развития техники, промышленного бума, время новых идей. Начало этой эпохи отразил в своем романе «Отцы и дети» И. С. Тургенев.
В первой же главе мы встречаем упоминание тарантаса — «четырехколесной конной повозки на длинных дрогах (продольной раме), уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. Была распространена в России первой половины XIX века». На этой повозке в деревню к отцу приезжает Аркадий Кирсанов и привозит погостить своего друга — Евгения Базарова.
Николай Петрович же приехал на коляске — более «благородном» и «аристократическом» виде транспорта. Сочетание этих двух транспортных средств, таких разных, говорит о сочетании в жизни героев, Кирсановых, в первую очередь, дворянского и деревенского. Ведь Кирсановы давно превратились в помещиков, живущих в своей деревне и редко выезжающих в город. Да и образ жизни их прост и неприхотлив. Даже «аристократ до кончиков пальцев» — Павел Петрович — был вынужден принять эти «правила игры», хотя и пытался вести «светский образ жизни» в деревне.
Знаменательно, что Базаров садится именно в тарантас. Тем самым он, разночинец и нигилист, демонстрирует свою близость к народу, а, скорее, протест против дворянских обычаев, подчеркивает свое отличие от них.
Герой рассказа Чехова «Ионыч» доктор Старцев ездит на «тройке с бубенцами». Это, мне кажется, один из символов его омертвения, деградации. Ведь в то время, когда происходит действие рассказа, этот вид транспорта уходит в прошлое. И лишь в провинциальных городах, до которых еще бог знает когда дойдут новые веяния, люди продолжают жить по старинке. Так и Ионыч, добившись материального благополучия, все больше и больше опускается духовно, деградирует, опошляется, умирает.
Финальная часть рассказа просто потрясает читателя. От прежнего Дмитрия Ионыча не осталось и следа. Перед нами обрюзгший, капризный, злой, бездушный старик, страдающий от ожирения. Чехов подводит итог этой жалкой жизни: «Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует».
Таким образом, тема транспорта в русской литературе 19 века чрезвычайно интересна. Она не только дает представление об образе жизни людей той эпохи, но и служит в художественных целях: раскрывает психологическое состояние героев, дает им «внутреннюю» характеристику, прослеживает развитие их характера, выявляет авторский взгляд на происходящее.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

Похожие сочинения:

Тема денег в русской литературе 19 века Русская классическая литература (литература 19 века) известна во всем мире как литература души, литература тонкого психологизма, нравственных и философских поисков.

Тема «маленького человека» в русской литературе XIX века Тема «маленького человека» была известна русским писателям еще с допетровского времени. Так, в созданной в XVII веке анонимным автором «Повести.

Тема «маленького человека» в русской литературе 19 века Тема «маленького человека» традиционна для русской литературы 19 века. Первым писателем, затронувшим и развившим эту тему, считается А. С. Пушкин.

Тема интеллигенции и революции в русской литературе 20 века (Б. Лавренев «Сорок первый», А. Толстой «Гадюка») Тема » Интеллигенции и революции» является важной темой в произведениях писателей русской литературы 20 века. Перед представителями интеллигенции вставал острый.

Судьба русской интеллигенции в русской литературе 20-х годов xx века Интеллигенция — самый уязвимый класс общества, вернее, даже не класс, а прослойка. Именно из-за того, что интеллигенцию составляют люди из.

«Герой времени» в русской литературе 19 века Русская классическая литература 19 века — это литература поиска. Русские писатели стремились ответить на вечные вопросы бытия: о смысле жизни.

Образ «маленького человека» в русской литературе 19 века Тема «маленького человека» является одной из сквозных тем русской литературы, к которой постоянно обращались писатели 19 века. Первым ее затронул.

Проблема взаимоотношений поколений в русской литературе второй половины 20 века Проблема «отцов и детей» — вечная проблема. Известны надписи на древних папирусах, созданные до нашей эры, о том, что молодое.

Образ «лишних людей» в русской литературе 19 века (на примере Евгения Онегина и Григория Печорина) Русская классическая литература признана во всем мире. Она богата многими художественными открытиями. Одним из этих открытий является образ «лишнего человека».

Тема героизма в русской литературе Изображение подвига человека на войне является традиционным еще со времен «Слова о полку Игореве» и «Задонщины». Личный героизм солдата и.

Тема войны в русской литературе Очень часто, поздравляя своих друзей или родственников, мы желаем им мирного неба над головой. Мы не хотим, чтобы их семьи.

Читайте также:
Быть может за стеной Кавказа (что искали на Востоке герои русской литературы 19 века): сочинение

Тема поэта и поэзии в литературе второй половины 19 века Тема предназначения поэта и поэзии является традиционной для русской литературы. Она прослеживается в творчестве Державина, Рылеева, Пушкина, Лермонтова. Так и.

Тема судьбы русской интеллигенции в произведениях русской литературы (20-е годы XX века) Интеллигенция — самый уязвимый класс общества, вернее, даже не класс, а прослойка. Именно из-за того, что интеллигенцию составляют люди из.

Проблема насилия и гуманизма в русской литературе 20 века Так в горький смертельный час гражданской войны многие писатели 20 века в своих произведениях подымали проблему насилия и гуманизма. Особенно.

Тема революции, гражданской войны и судьба русской интеллегенции в русской литературе (Пастернак, Булгаков) Необычно начало романа: «Шли и шли и пели «Вечную память»… Кого хоронят. «Живаго». На противопоставлении живого и мертвого строится все.

Тема любви в русской литературе …Любовь выскочила перед нами, как убийца выскакивает из-за угла, и мгновенно поразила нас сразу обоих… М. Булгаков Любовь — высокое.

Тема родины в русской литературе Родина. Отчизна. Край родной. Отечество. Родная земля. Родина-мать. Матушка-земля. Родная сторона. Все эти задушевные слова отнюдь не исчерпывают полной гаммы.

Изменение типа героя в русской литературе XIX века по произведениям А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. С. Тургенева Проблема героя своего времени была одной из самых острых в литературе XIX века. Все крупные писатели, так или иначе, пытались.

Евангельские мотивы в русской литературе xx века …так кто ж ты, наконец? — Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. И.

Женские судьбы в русской литературе xx века Ждет тебя много попреков жестоких, Дней трудовых, вечеров одиноких: Будешь ребенка больного качать, Буйного мужа домой поджидать, Плакать, работать —.

Новый тип героя в русской литературе второй половины 19 века (по повести И. Тургенева «Ася») Повесть И. А. Тургенева «Ася» — одно из лучших произведений русской литературы. Творчество писателя конца 50 годов 19 века пронизано.

Тема войны в русской поэзии XIX века Несмотря на то, что в теме означен век девятнадцатый, нельзя не вспомнить здесь и не назвать (а вместе с тем.

Судьба человека в русской литературе xx века (В. Быков, В. Дудинцев, Ч. Айтматов) Большое место в русской литературе XX века занимают произведения о судьбе человека. Каждый писатель по-своему старается раскрыть эту тему. Одни.

Тема войны в русской литературе («Донские рассказы» М. А. Шолохова) («Донские рассказы» М. А. Шолохова) Война — это большая беда для любого человека. Так было во все времена. Это всеобщая.

Тема гражданской войны в литературе 20 века (на примере рассказа М. Шолохова «Родинка» и повести Б. Лавренева «Сорок первый») Годы революции и гражданской войны прогремели по всей России. В это переломное время ломались тысячи судеб, погибло огромное количество людей.

Тема Великой Отечественной войны в русской литературе (на примере произведений М. А. Шолохова и В. Быкова) Великая Отечественная война — очень важный этап не только в истории нашей Родины. Жизни миллионов наших соотечественников были положены на.

Историческая тема в русской литературе (по повести А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича») Писать на историческую тему очень сложно. Дело в том, что задача автора в этом случае — донести и выложить перед.

Гражданская война в литературе 20 века Революция 1917 года и гражданская война оказалась настолько значимым событием в истории России, что она не могла не отразиться в.

Образы двух столиц в русской литературе Россия за свою многовековую историю не раз меняла столицу. Петр Первый, едва успев заложить новый город — Петербург, — перенес.

«Маленький человек» в русской литературе Любовью к обыкновенному человеку, болью за него проникнуто творчество многих русских писателей. Одним из первых, кто выдвинул в литературе демократическую.

Сочинение Тема транспорта в русской литературе XIX века

Русская классическая литература многогранна и необыкновенно глубока. Темы и проблемы, затронутые в ней, охватывают все сферы человеческой жизни, все стороны и уголки человеческой души. Поэтому, используя слова В.Г. Белинского, русскую литературу 19 века можно назвать «энциклопедией русской жизни».
19 век (особенно его последняя четверть) – век развивающейся техники, век начинающегося бурного прогресса. Изменение условий жизни, конечно, повлекло за собой и изменение психологии человека, его образа жизни и внутреннего уклада. Это отразилось, безусловно, и в произведениях русских писателей.
Так, начало 19 века – это эпоха телег, кибиток, лошадиных упряжек. Еще герой Н.М. Карамзина из «Писем русского путешественника» отправлялся в свое путешествие по разным странам в кибитке – «телеге или санях с крытым верхом». За границей русский путешественник пересел в более цивилизованное транспортное средство – «коляску». Но и оно не спасло его от плохих немецких дорог: «Дороги везде прескверные, так что надобно ехать всё шагом, и даже самые улицы в маленьких городках и местечках так дурны, что с трудом проехать можно».
Герой замечает, что в его время стало модным путешествовать. Карамзин запечатлел в своих «Письмах» тот момент, когда в сознании русского человека произошел важный перелом – границы сознания его соотечественника стали расширяться. Он почувствовал себя не только жителем России, но и гражданином мира, не утрачивая при этом любви к Родине. Думаю, во многом этому способствовала эпоха Просвещения, а также набирающий силу сентиментализм. Прогрессивный современник Карамзина почувствовал потребность не только насытить свой разум, но и душу: обогатиться впечатлениями, познакомится с новыми интересными людьми, насладиться наследием потомков. Транспорт, доступный в то время, способствовал неспешному размеренному путешествию, с долгими остановками на постоялых дворах, обогащению новыми впечатлениями.
Время Пушкина – это тоже эпоха телег и колясок. Поэт, отражая окружающую его реальность, связал воедино человеческую жизнь и телегу в метафоре «телега жизни». В одноименном стихотворении поэт уподобляет жизнь езде на телеге.
Неумолимый ямщик – время – везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы. Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро («телега на ходу легка»), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. С помощью эпитетов Пушкин раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: «ямщик лихой», «седое время».
Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения «Телега жизни».
В романе Пушкина «Капитанская дочка» основным средством передвижения главного героя – Петра Гринева – служит кибитка, та же самая телега, только с крытым верхом. Это транспортное средство, простое, «без претензий», символизирует, на мой взгляд, людей того времени. Они привыкли жить по старинке, руководствуясь патриархальными законами и традициями. Их темп жизни соответствовал скорости телеги – медленной, размеренной, спокойной. И люди были счастливы, живя такой жизнью. Но исторический вихрь вмешался в жизнь, разрушив привычные устои, каноны, судьбы.
Именно в кибитке, направляясь в Белогорскую крепость, Гринев попал в страшный буран, дикую метель. Как мы помним, вывел на правильную дорогу Петра и Савельича мужик в «худеньком армяке», который оказался самим Пугачевым.
Эта встреча с «государем-императором» стала для Гринева судьбоносной, сделала его участником серьезнейших исторических событий и изменила его личную судьбу.
В «Мертвых душах» Гоголя мы встречаемся с другими видами повозок, запряженных лошадьми. Так, поэма открывается эпизодом, когда на постоялый двор города N въезжает бричка – «легкая полукрытая повозка». В ней в город въехал главный герой произведения – Павел Петрович Чичиков.
Это средство передвижения в какой-то степени, как мне кажется, передает характер героя: легкий на подъем и различные авантюрные идеи, более подвижный, современный. Ведь Чичиков в романе является олицетворением новой силы, нового общественного класса, зарождающегося в России, – капитализма.
В конце первого тома «Мертвых душ» Чичиков и вовсе пересаживается на тройку – «старинную русскую запряжку лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния».
Тройка символизирует саму Россию, несущуюся вдаль. Куда? Зачем? Что ждет ее впереди? Эти вопросы автор оставляет без ответа. Он бы и сам хотел узнать будущее своей Родины, но оно покрыто мраком и для автора.
Знаменательно, что в этой тройке едет Чичиков, вернее, уже не едет, а несется вдаль во всю прыть. Тем самым Гоголь показывает, что будущее страны – за такими дельцами, авантюрными предпринимателями, как этот герой.
Вторая половина 19 века – время ускоренного развития техники, промышленного бума, время новых идей. Начало этой эпохи отразил в своем романе «Отцы и дети» И. С. Тургенев.
В первой же главе мы встречаем упоминание тарантаса – «четырёхколёсной конной повозки на длинных дрогах (продольной раме), уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. Была распространена в России первой половины XIX века». На этой повозке в деревню к отцу приезжает Аркадий Кирсанов и привозит погостить своего друга – Евгения Базарова.
Николай Петрович же приехал на коляске – более «благородном» и «аристократическом» виде транспорта. Сочетание этих двух транспортных средств, таких разных, говорит о сочетании в жизни героев, Кирсановых, в первую очередь, дворянского и деревенского. Ведь Кирсановы давно превратились в помещиков, живущих в своей деревне и редко выезжающих в город. Да и образ жизни их прост и неприхотлив. Даже «аристократ до кончиков пальцев» – Павел Петрович – был вынужден принять эти «правила игры», хотя и пытался вести «светский образ жизни» в деревне.
Знаменательно, что Базаров садится именно в тарантас. Тем самым он, разночинец и нигилист, демонстрирует свою близость к народу, а, скорее, протест против дворянских обычаев, подчеркивает свое отличие от них.
Герой рассказа Чехова «Ионыч» доктор Старцев ездит на «тройке с бубенцами». Это, мне кажется, один из символов его омертвения, деградации. Ведь в то время, когда происходит действие рассказа, этот вид транспорта уходит в прошлое. И лишь в провинциальных городах, до которых еще бог знает когда дойдут новые веяния, люди продолжают жить по старинке. Так и Ионыч, добившись материального благополучия, все больше и больше опускается духовно, деградирует, опошляется, умирает.
Финальная часть рассказа просто потрясает читателя. От прежнего Дмитрия Ионыча не осталось и следа. Перед нами обрюзгший, капризный, злой, бездушный старик, страдающий от ожирения. Чехов подводит итог этой жалкой жизни: «Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует».
Таким образом, тема транспорта в русской литературе 19 века чрезвычайно интересна. Она не только дает представление об образе жизни людей той эпохи, но и служит в художественных целях: раскрывает психологическое состояние героев, дает им «внутреннюю» характеристику, прослеживает развитие их характера, выявляет авторский взгляд на происходящее.

Читайте также:
В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

Русская классическая литература многогранна и необыкновенно глубока. Темы и проблемы, затронутые в ней, охватывают все сферы человеческой жизни, все стороны и уголки человеческой души. Поэтому, используя слова В.Г. Белинского, русскую литературу 19 века можно назвать «энциклопедией русской жизни».

19 век (особенно его последняя четверть) – век развивающейся техники, век начинающегося бурного прогресса. Изменение условий жизни, конечно, повлекло за собой и изменение психологии человека, его образа жизни и внутреннего уклада. Это отразилось, безусловно, и в произведениях русских писателей.

Так, начало 19 века – это эпоха телег, кибиток, лошадиных упряжек. Еще герой Н.М. Карамзина из «Писем русского путешественника» отправлялся в свое путешествие по разным странам в кибитке – «телеге или санях с крытым верхом». За границей русский путешественник пересел в более цивилизованное транспортное средство – «коляску». Но и оно не спасло его от плохих немецких дорог: «Дороги везде прескверные, так что надобно ехать всё шагом, и даже самые улицы в маленьких городках и местечках так дурны, что с трудом проехать можно».

Герой замечает, что в его время стало модным путешествовать. Карамзин запечатлел в своих «Письмах» тот момент, когда в сознании русского человека произошел важный перелом – границы сознания его соотечественника стали расширяться. Он почувствовал себя не только жителем России, но и гражданином мира, не утрачивая при этом любви к Родине. Думаю, во многом этому способствовала эпоха Просвещения, а также набирающий силу сентиментализм. Прогрессивный современник Карамзина почувствовал потребность не только насытить свой разум, но и душу: обогатиться впечатлениями, познакомится с новыми интересными людьми, насладиться наследием потомков. Транспорт, доступный в то время, способствовал неспешному размеренному путешествию, с долгими остановками на постоялых дворах, обогащению новыми впечатлениями.

Время Пушкина – это тоже эпоха телег и колясок. Поэт, отражая окружающую его реальность, связал воедино человеческую жизнь и телегу в метафоре «телега жизни». В одноименном стихотворении поэт уподобляет жизнь езде на телеге.

Читайте также:
Быть может за стеной Кавказа (что искали на Востоке герои русской литературы 19 века): сочинение

Неумолимый ямщик – время – везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы. Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро («телега на ходу легка»), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. С помощью эпитетов Пушкин раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: «ямщик лихой», «седое время».

Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения «Телега жизни».

В романе Пушкина «Капитанская дочка» основным средством передвижения главного героя – Петра Гринева – служит кибитка, та же самая телега, только с крытым верхом. Это транспортное средство, простое, «без претензий», символизирует, на мой взгляд, людей того времени. Они привыкли жить по старинке, руководствуясь патриархальными законами и традициями. Их темп жизни соответствовал скорости телеги – медленной, размеренной, спокойной. И люди были счастливы, живя такой жизнью. Но исторический вихрь вмешался в жизнь, разрушив привычные устои, каноны, судьбы.

Именно в кибитке, направляясь в Белогорскую крепость, Гринев попал в страшный буран, дикую метель. Как мы помним, вывел на правильную дорогу Петра и Савельича мужик в «худеньком армяке», который оказался самим Пугачевым.

Эта встреча с «государем-императором» стала для Гринева судьбоносной, сделала его участником серьезнейших исторических событий и изменила его личную судьбу.

В «Мертвых душах» Гоголя мы встречаемся с другими видами повозок, запряженных лошадьми. Так, поэма открывается эпизодом, когда на постоялый двор города N въезжает бричка – «легкая полукрытая повозка». В ней в город въехал главный герой произведения – Павел Петрович Чичиков.

Это средство передвижения в какой-то степени, как мне кажется, передает характер героя: легкий на подъем и различные авантюрные идеи, более подвижный, современный. Ведь Чичиков в романе является олицетворением новой силы, нового общественного класса, зарождающегося в России, – капитализма.

В конце первого тома «Мертвых душ» Чичиков и вовсе пересаживается на тройку – «старинную русскую запряжку лошадей. Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния».

Тройка символизирует саму Россию, несущуюся вдаль. Куда? Зачем? Что ждет ее впереди? Эти вопросы автор оставляет без ответа. Он бы и сам хотел узнать будущее своей Родины, но оно покрыто мраком и для автора.

Знаменательно, что в этой тройке едет Чичиков, вернее, уже не едет, а несется вдаль во всю прыть. Тем самым Гоголь показывает, что будущее страны – за такими дельцами, авантюрными предпринимателями, как этот герой.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

Вторая половина 19 века – время ускоренного развития техники, промышленного бума, время новых идей. Начало этой эпохи отразил в своем романе «Отцы и дети» И. С. Тургенев.

В первой же главе мы встречаем упоминание тарантаса – «четырёхколёсной конной повозки на длинных дрогах (продольной раме), уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. Была распространена в России первой половины XIX века». На этой повозке в деревню к отцу приезжает Аркадий Кирсанов и привозит погостить своего друга – Евгения Базарова.

Николай Петрович же приехал на коляске – более «благородном» и «аристократическом» виде транспорта. Сочетание этих двух транспортных средств, таких разных, говорит о сочетании в жизни героев, Кирсановых, в первую очередь, дворянского и деревенского. Ведь Кирсановы давно превратились в помещиков, живущих в своей деревне и редко выезжающих в город. Да и образ жизни их прост и неприхотлив. Даже «аристократ до кончиков пальцев» – Павел Петрович – был вынужден принять эти «правила игры», хотя и пытался вести «светский образ жизни» в деревне.

Знаменательно, что Базаров садится именно в тарантас. Тем самым он, разночинец и нигилист, демонстрирует свою близость к народу, а, скорее, протест против дворянских обычаев, подчеркивает свое отличие от них.

Герой рассказа Чехова «Ионыч» доктор Старцев ездит на «тройке с бубенцами». Это, мне кажется, один из символов его омертвения, деградации. Ведь в то время, когда происходит действие рассказа, этот вид транспорта уходит в прошлое. И лишь в провинциальных городах, до которых еще бог знает когда дойдут новые веяния, люди продолжают жить по старинке. Так и Ионыч, добившись материального благополучия, все больше и больше опускается духовно, деградирует, опошляется, умирает.

Финальная часть рассказа просто потрясает читателя. От прежнего Дмитрия Ионыча не осталось и следа. Перед нами обрюзгший, капризный, злой, бездушный старик, страдающий от ожирения. Чехов подводит итог этой жалкой жизни: «Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует».

Таким образом, тема транспорта в русской литературе 19 века чрезвычайно интересна. Она не только дает представление об образе жизни людей той эпохи, но и служит в художественных целях: раскрывает психологическое состояние героев, дает им «внутреннюю» характеристику, прослеживает развитие их характера, выявляет авторский взгляд на происходящее.

Тема транспорта в русской литературе XIX века

Русская классическая литература многогранна и необыкновенно глубока. Темы и проблемы, затронутые в ней, охватывают все сферы человеческой жизни, все стороны и уголки человеческой души. Поэтому, используя слова В. Г. Белинского, русскую литературу 19 века можно назвать “энциклопедией русской жизни”.

19 век (особенно его последняя четверть) – век развивающейся техники, век начинающегося бурного прогресса. Изменение условий жизни, конечно, повлекло за собой и изменение психологии человека, его образа жизни и внутреннего уклада. Это отразилось, безусловно, и в произведениях русских писателей. Так, начало 19 века – это эпоха телег, кибиток, лошадиных упряжек. Еще герой Н. М. Карамзина из “Писем русского путешественника” отправлялся в свое путешествие по разным странам в кибитке – “телеге или санях с крытым верхом”.

За границей русский путешественник пересел в более цивилизованное транспортное средство – “коляску”. Но и оно не спасло его от плохих немецких дорог: “Дороги везде прескверные, так что надобно ехать все шагом, и даже самые улицы в маленьких

городках и местечках так дурны, что с трудом проехать можно”. Герой замечает, что в его время стало модным путешествовать. Карамзин запечатлел в своих “Письмах” тот момент, когда в сознании русского человека произошел важный перелом – границы сознания его соотечественника стали расширяться. Он почувствовал себя не только жителем России, но и гражданином мира, не утрачивая при этом любви к Родине.

Думаю, во многом этому способствовала эпоха Просвещения, а также набирающий силу сентиментализм. Прогрессивный современник Карамзина почувствовал потребность не только насытить свой разум, но и душу: обогатиться впечатлениями, познакомится с новыми интересными людьми, насладиться наследием потомков. Транспорт, доступный в то время, способствовал неспешному размеренному путешествию, с долгими остановками на постоялых дворах, обогащению новыми впечатлениями. Время Пушкина – это тоже эпоха телег и колясок. Поэт, отражая окружающую его реальность, связал воедино человеческую жизнь и телегу в метафоре “телега жизни”.

В одноименном стихотворении поэт уподобляет жизнь езде на телеге. Неумолимый ямщик – время – везет телегу жизни. Время не остановится, не сделает передышки, паузы.

Поэтому человеческая жизнь пролетает быстро (“телега на ходу легка”), несмотря на все тяготы и заботы, которые могут ее сопровождать. С помощью эпитетов Пушкин раскрывает весь драматизм быстротечности человеческой жизни: “ямщик лихой”, “седое время”. Вообще, на мой взгляд, это стихотворение наполнено удивительной, только Пушкину присущей, гармонией, любовью к жизни, пониманием и приятием ее законов. Поэтому можно с полной уверенностью говорить об оптимистичности стихотворения “Телега жизни”.

В романе Пушкина “Капитанская дочка” основным средством передвижения главного героя – Петра Гринева – служит кибитка, та же самая телега, только с крытым верхом. Это транспортное средство, простое, “без претензий”, символизирует, на мой взгляд, людей того времени. Они привыкли жить по старинке, руководствуясь патриархальными законами и традициями. Их темп жизни соответствовал скорости телеги – медленной, размеренной, спокойной.

И люди были счастливы, живя такой жизнью. Но исторический вихрь вмешался в жизнь, разрушив привычные устои, каноны, судьбы. Именно в кибитке, направляясь в Белогорскую крепость, Гринев попал в страшный буран, дикую метель.

Читайте также:
В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

Как мы помним, вывел на правильную дорогу Петра и Савельича мужик в “худеньком армяке”, который оказался самим Пугачевым. Эта встреча с “государем-императором” стала для Гринева судьбоносной, сделала его участником серьезнейших исторических событий и изменила его личную судьбу. В “Мертвых душах” Гоголя мы встречаемся с другими видами повозок, запряженных лошадьми. Так, поэма открывается эпизодом, когда на постоялый двор города N въезжает бричка – “легкая полукрытая повозка”.

В ней в город въехал главный герой произведения – Павел Петрович Чичиков. Это средство передвижения в какой-то степени, как мне кажется, передает характер героя: легкий на подъем и различные авантюрные идеи, более подвижный, современный. Ведь Чичиков в романе является олицетворением новой силы, нового общественного класса, зарождающегося в России, – капитализма. В конце первого тома “Мертвых душ” Чичиков и вовсе пересаживается на тройку – “старинную русскую запряжку лошадей.

Тройка была придумана для быстрой езды на длинные расстояния”. Тройка символизирует саму Россию, несущуюся вдаль. Куда? Зачем? Что ждет ее впереди?

Эти вопросы автор оставляет без ответа. Он бы и сам хотел узнать будущее своей Родины, но оно покрыто мраком и для автора. Знаменательно, что в этой тройке едет Чичиков, вернее, уже не едет, а несется вдаль во всю прыть. Тем самым Гоголь показывает, что будущее страны – за такими дельцами, авантюрными предпринимателями, как этот герой.

Вторая половина 19 века – время ускоренного развития техники, промышленного бума, время новых идей. Начало этой эпохи отразил в своем романе “Отцы и дети” И. С. Тургенев. В первой же главе мы встречаем упоминание тарантаса – “четырехколесной конной повозки на длинных дрогах (продольной раме), уменьшающих дорожную тряску в длительных путешествиях. Была распространена в России первой половины XIX века”.

На этой повозке в деревню к отцу приезжает Аркадий Кирсанов и привозит погостить своего друга – Евгения Базарова. Николай Петрович же приехал на коляске – более “благородном” и “аристократическом” виде транспорта. Сочетание этих двух транспортных средств, таких разных, говорит о сочетании в жизни героев, Кирсановых, в первую очередь, дворянского и деревенского.

Ведь Кирсановы давно превратились в помещиков, живущих в своей деревне и редко выезжающих в город. Да и образ жизни их прост и неприхотлив. Даже “аристократ до кончиков пальцев” – Павел Петрович – был вынужден принять эти “правила игры”, хотя и пытался вести “светский образ жизни” в деревне. Знаменательно, что Базаров садится именно в тарантас. Тем самым он, разночинец и нигилист, демонстрирует свою близость к народу, а, скорее, протест против дворянских обычаев, подчеркивает свое отличие от них.

Герой рассказа Чехова “Ионыч” доктор Старцев ездит на “тройке с бубенцами”. Это, мне кажется, один из символов его омертвения, деградации. Ведь в то время, когда происходит действие рассказа, этот вид транспорта уходит в прошлое. И лишь в провинциальных городах, до которых еще бог знает когда дойдут новые веяния, люди продолжают жить по старинке. Так и Ионыч, добившись материального благополучия, все больше и больше опускается духовно, деградирует, опошляется, умирает.

Финальная часть рассказа просто потрясает читателя. От прежнего Дмитрия Ионыча не осталось и следа. Перед нами обрюзгший, капризный, злой, бездушный старик, страдающий от ожирения.

Чехов подводит итог этой жалкой жизни: “Он одинок. Живется ему скучно, ничто его не интересует”. Таким образом, тема транспорта в русской литературе 19 века чрезвычайно интересна.

Она не только дает представление об образе жизни людей той эпохи, но и служит в художественных целях: раскрывает психологическое состояние героев, дает им “внутреннюю” характеристику, прослеживает развитие их характера, выявляет авторский взгляд на происходящее.

Похожие топики по английскому:

Тема денег в русской литературе 19 века Русская классическая литература (литература 19 века) известна во всем мире как литература души, литература тонкого психологизма, нравственных и философских поисков. Осмысляя окружающую действительность, русские писатели.

Тема “маленького человека” в русской литературе 19 века Тема “маленького человека” традиционна для русской литературы 19 века. Первым писателем, затронувшим и развившим эту тему, считается А. С. Пушкин. В повести “Станционный смотритель” он.

Тема “маленького человека” в русской литературе XIX века Тема “маленького человека” была известна русским писателям еще с допетровского времени. Так, в созданной в XVII веке анонимным автором “Повести о Горе-Злосчастии” повествуется о судьбе.

Тема поэта и поэзии в русской литературе XIX века Русская классическая литература подарила миру великолепные образцы поэтического творчества. Стихотворения Пушкина, Лермонтова, Некрасова стали подлинными шедеврами. Одной из главных тем для этих великих мастеров слова.

Обзорные темы по произведениям русской литературы xx века – Тема животных в литературе Мы всегда в ответе за тех, кого приручили. Экзюпери Почти все большие писатели обращались к этой теме. Прежде всего они старались через “братьев меньших” показать.

“Герой времени” в русской литературе 19 века Русская классическая литература 19 века – это литература поиска. Русские писатели стремились ответить на вечные вопросы бытия: о смысле жизни, о счастье, о Родине, о.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

Тема героизма в русской литературе Изображение подвига человека на войне является традиционным еще со времен “Слова о полку Игореве” и “Задонщины”. Личный героизм солдата и офицера в романе Л. Толстого.

Тема судьбы русской интеллигенции в произведениях русской литературы (20-е годы XX века) Интеллигенция – самый уязвимый класс общества, вернее, даже не класс, а прослойка. Именно из-за того, что интеллигенцию составляют люди из разных общественных классов, во времена.

Тема войны в русской литературе Очень часто, поздравляя своих друзей или родственников, мы желаем им мирного неба над головой. Мы не хотим, чтобы их семьи подверглись тяжелым испытаниям войны. Война.

Судьба русской интеллигенции в русской литературе 20-х годов xx века Интеллигенция – самый уязвимый класс общества, вернее, даже не класс, а прослойка. Именно из-за того, что интеллигенцию составляют люди из разных общественных классов, во времена.

Тема войны в русской поэзии XIX века Несмотря на то, что в теме означен век девятнадцатый, нельзя не вспомнить здесь и не назвать (а вместе с тем и отдать дань памяти и.

Образ “маленького человека” в русской литературе 19 века Тема “маленького человека” является одной из сквозных тем русской литературы, к которой постоянно обращались писатели 19 века. Первым ее затронул А. С. Пушкин в повести.

Тема поэта и поэзии в литературе второй половины 19 века Тема предназначения поэта и поэзии является традиционной для русской литературы. Она прослеживается в творчестве Державина, Рылеева, Пушкина, Лермонтова. Так и поэты второй половины 19 века.

Образ “лишних людей” в русской литературе 19 века (на примере Евгения Онегина и Григория Печорина) Русская классическая литература признана во всем мире. Она богата многими художественными открытиями. Одним из этих открытий является образ “лишнего человека”, “изобретенный” русскими писателями 19 века.

Тема человека в русской литературе …В тиши не устающим слухом ловит. Далекий зов другой души. Произведения конца XIX – начала XX в. знаменуют собой новый период в литературе. Писатели –.

Тема родины в русской литературе Родина. Отчизна. Край родной. Отечество. Родная земля. Родина-мать. Матушка-земля. Родная сторона. Все эти задушевные слова отнюдь не исчерпывают полной гаммы чувств, которые вкладываем мы в.

Наполеонизм в русской литературе XIX века И до последней все обиды Оплачены тебе, тиран! А. С. Пушкин Образ Наполеона, его стремительная карьера, возможность “маленького человека” подняться с помощью упорства и способностей.

Тема любви в русской литературе …Любовь выскочила перед нами, как убийца выскакивает из-за угла, и мгновенно поразила нас сразу обоих… М. Булгаков Любовь – высокое, чистое, прекрасное чувство, которое люди.

Романтизм в русской литературе в начале XIX века Проблема романтизма принадлежит к числу сложнейших в науке о литературе. Трудности решения этой проблемы предопределены до некоторой степени недостаточной четкостью терминологии. Романтизмом называют и художественный.

Тема сталинизма в русской литературе В современной отечественной литературе отчетливо проявляется связь с традициями литературы предшествующих десятилетий. В поле зрения писателей оказываются такие проблемы, как проблемы личности и коллектива, формирование.

Расшифровка Как русские писатели XIX века относились к железной дороге

Содержание пятой лекции из курса «Как железные дороги изменили русскую жизнь»­

На строительство первой российской железной дороги русская литература откликнулась, в общем, сердечно и, можно сказать, даже восторженно и с бо­ль­шим энтузиазмом. Великий русский критик Белинский писал в статье «Пе­тер­бургская литература»: «Великое дело — железная дорога: широкий путь для цивилизации, просвещения и образованности». Достоевский вспоминал слова уже тяжело больного критика: «Я сюда часто захожу взглянуть, как идет постройка [вокзала Николаевской железной дороги]. Хоть тем сердце отведу, что постою и посмотрю на работу. и у нас будет хоть одна желез­ная дорога. Вы не поверите, как эта мысль облегчает мне иногда сердце». Строительство получило восторженный отклик не только от за­­падника Белин­ского, но и со стороны его противников-славянофилов. Вот отрывок из оды Степана Шевырёва «Железная дорога» (1842):

Думой сильного владыки —
Волей рока самого В другом варианте — «волей Бога самого».
Совершайся, труд великий,
Света знаний торжество!
Лягте, горы! Встаньте, бездны!
Покоряйся нам, земля!
И катися, путь железный,
От Невы и до Кремля.

Корней Чуковский будет ехидно удивляться чрезмерности пиитического жара, охватившего поэта-славянофила: «Какие же горы и бездны на станции Любань или Чудово?» Однако гиперболы Шевырёва вполне соответствовали тому поч­ти восторгу, тем огромным надеждам, которые в целом возлагались на это со­бы­тие. От железной дороги, в которой видели и символ, и прямое воплощение прогресса, ждали огромных достижений, верили в то, что она разо­бьет российскую косность, привнесет свет цивилизации в нашу страну, соеди­нит не только Москву и Петербург, но и столицу и провинцию (а в конечном счете Россию и Европу) и сделает Россию частью мировой цивили­зации.

Оправдались ли эти надежды? Нужно признать, что достаточно быстро русская литература, можно сказать, сменила милость на гнев в отношении железной дороги и постепенно стали преобладать, в общем, негативные и мрачные кон­нотации. Прежде всего это касается той части русской литературы, которая в 1850–60-е годы своим призванием ощутила помощь, сочувствие слабым, униженным, бедным. Естественно, таким поэтом был Некра­сов, который в своей знаменитой «Железной дороге» показал железную дорогу именно в этом ракурсе. Лирический герой едет по железной дороге и пишет:

Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по всё косточки русские…
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Таким образом, Некрасов как бы переопределил железную дорогу и переопре­де­лил ее место в России и в русской жизни. И другая часть прогрессивной литературы, которая ставила несколько другую задачу, а именно критику вер­хов, разоблачение богатых, сильных мира сего, тоже использовала железную дорогу как материал для своих обличений, благо она такой материал, ко­нечно, давала. Величайший русский сатирик Салтыков-Щедрин тоже не раз обращался к же­лезным дорогам. Таким примером может служить знаме­нитое сатириче­ское обозрение «Дневник провинциала в Петер­бурге», где этим новым пред­при­нимателям посвящено довольно много места.

Читайте также:
В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

Тем не менее, несмотря на то, что такая литература представляла очень нега­тивный образ железной дороги и ее строительства, все-таки названные писа­тели признавали, что железная дорога есть воплощение прогресса, и никогда не отрицали саму необходимость железных дорог и необходимость осущест­вления тех надежд, которые на них возлагал еще Белинский. И, в общем, вы­смеивали тех людей, которые видели в железной дороге зло, путь в бездну, видели в воплощаемом ею прогрессе наступление царства Антихри­ста, дьявола и прочее. Хороший пример такого высмеивания мы видим в «Гро­зе» Островского, где Феклуша увидела в поезде — железного змея У Островского — «огненного змия». , которого запрягают и называют его машиной. Ее собеседница Кабаниха зарекается ездить по железной дороге, как ее ни назови. Тем не ме­нее такой взгляд — апокалиптический, очень мрачный — был представлен в русской ли­тературе вполне серьезно, и мы видим его в творчестве Достоевского: напри­мер, в романе «Идиот» один из второстепенных, но вполне зна­чимых героев, Лебедев, прямо уподобляет строительство железных дорог обра­зам, взятым из Апокалипсиса.­­

При этом надо сказать, что русская литература в XIX веке обсуждала железные дороги не только на такой высокой ноте. Шел и другой процесс, который мож­но было бы назвать процессом «одомашнивания» железной доро­ги; процесс, при котором железная дорога с ее частями, если можно так выра­зиться, аксес­суарами (вагоны, станции, вокзалы, купе, железно­до­рожное рас­писание), как бы переводится на человеческий уро­вень, начинает включаться в мир чело­веческой жизни, быта, в мир человече­ского чувства. В частности, эту тему начи­нает осваивать высокая лирика — не гражданская, как у Некрасова, а ин­тимная лирика, например стихотворе­ние Фета «На железной дороге» (надо сказать, что в русской литературе есть несколько стихотворений с названием «На железной до­роге»; это пре­вра­ти­лось почти в такой поджанр, притом что их, в общем, не так и много).

Чем интересна железная дорога для интим­ного лирика? Пространство вагона, пространство купе — достаточно новое для лирики. Это, с одной стороны, ин­тимное пространство (люди находятся рядом, герой и его возлюб­ленная, это как бы близость), но, с другой стороны, не такая уж и близость: это одно­вре­менно и публичность. Все-таки «лобзания и слезы» или «заря, заря!» в вагоне невозможны. Для лирика, для поэта природы эта тема дает возмож­ность видеть пейзаж: быстро движущийся поезд, проносящиеся мимо виды. В то время поезд был самым, конечно, быстрым средством пере­дви­же­ния, и , в новом ракурсе увидеть природу, конечно, для лирики очень интересно. Вот финальные строки стихотворения Фета:

И, серебром облиты лунным,
Деревья мимо нас летят,
Под нами с грохотом чугунным
Мосты мгновенные гремят.

И, как цветы волшебной сказки,
Полны сердечного огня,
Твои агатовые глазки
С улыбкой радости и ласки
Порою смотрят на меня.

Железная дорога осваивается и как новое место, где можно, например, расска­зать историю. Это новое место, где встречаются незнакомые люди, сведенные случайно, сведенные тем, что они просто купили билеты, они скоро расста­нутся; но это комфортное место, где можно рассказывать — не в ки­бит­ке, не в тройке, — это место, где можно рассказать длинную историю, там это будет естественно. И мы видим, например, «Крейцерову сонату» Толстого. Железная дорога становится элементом, важным сюжетообразующим моти­вом именно в семейном, любовном романе, таком как «Анна Каренина», где основ­ные вехи сюжета связаны с железной дорогой: встреча, самоубийство. Желез­ная дорога становится тем, что начи­нает любовную историю, начинает жизнь и что ее заканчивает. У Толстого, я думаю, особенно хорошо видно в сцене само­убийства Анны Карениной вот это человеческое измерение железной до­роги: не тот огромный масштаб, как у Некрасова, у Шевырёва, у Белинского.

«Быстрым, легким шагом спустившись по ступенькам, которые шли от водокачки к рельсам, она остановилась подле вплоть мимо ее про­ходящего поезда. Она смотрела на низ вагонов, на винты и цепи и на вы­сокие чугунные колеса медленно катившегося первого вагона и глазомером старалась определить середину между передними и зад­ними колесами и ту минуту, когда середина эта будет против нее».

Жутковатый вариант, но он очень хорошо показывает, как железная дорога стала таким, на что пристально смотрит обычный человек… Глядя на вагон, на проносящийся поезд, он думает о своей жизни, о том, как ее за­кончить, а не о судьбе России, не о замученных крестьянах и прочем. Это просто, если хотите, приспособление, и человек прикидывает, как его сейчас лучше использовать, пусть и в та­кой ужасной ситуации.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

В конечном счете я думаю, что этот процесс «одомашнивания» железной дороги, процесс включения ее в человеческую жизнь, отношение к ней как к обыденному и привычному постепенно и взяло верх. И XIX век завер­шается, конечно, чеховскими железными дорогами и чеховскими ваго­нами, путеше­ствиями, в которых люди, садясь в поезд, остаются сами собой; у Чехова они остаются чаще всего теми же заурядными совершенно обыва­те­лями, мел­кими людьми, обычными, и сходят с вагона они, ничего не получая: никакого особенного опыта, никакого потрясения, никаких судьбоносных раз­мышлений. Дорога превращается просто в обыденность, в часть изменившего­ся мира, изме­нившегося вокруг человека, изменившегося незаметно для чело­века, но не изме­нив­шего совершенно самого человека.

В этом смысле прекрасен, конечно, рассказ Чехова «Жалобная книга»:

«„Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа. И. Ярмонкин“.
„Кто писал не знаю, а я дурак читаю“.
„Оставил память начальник стола претензий Коловроев“.
„Приношу начальству мою жалобу на Кондуктора Кучкина за его грубости в отношении моей жене. Жена моя вовсе не шумела, а напро­тив старалась чтоб всё было тихо. А также и насчет жандарма Клятвина который меня Грубо за плечо взял. Жительство имею в имении Андрея Ивановича Ищеева который знает мое пове­дение. Конторщик Само­лучшев“.

„В ожидании отхода поезда обозре­вал физиогномию начальника станции и остался ею весьма недоволен. Объяв­ляю о сем по линии. Неунывающий дачник“».

Образ дороги и тема жизненного пути в произведениях отечественной литературы (ЕГЭ по литературе)

Дорога в литературе всегда являлась символом движения вперёд. Многие русские писатели использовали её образ в произведениях, чтобы показать стремление человека к чему-то новому и неизвестному. Мотив дороги помогал авторам раскрывать идеи произведений, судьбу главных героев. Рассмотрим, как эта тема раскрывается в произведениях отечественной литературы.

В поэме Н. В. Гоголя “Мёртвые души” образ дороги используется в начале и в конце сюжета, что отражает кольцевую композицию. Чичиков приезжает в город NN, знакомится со многими помещиками, осуществляет задуманный план и покидает это место: “И бричка, в которой ездят холостяки, которая так долго застоялась в городе и так, может быть, надоела читателю, наконец выехала из ворот гостиницы”.

Бричка героя является символом дороги, по которой движется русский народ. Автор акцентирует внимание на том, что путь людей к новой и лучшей жизни будет не простым, на что указывает «кривоватое колесо брички» Чичикова. С помощью образа дороги Гоголь хотел показать стремление народа вперед, его желание что-то изменить и исправить.

Также этот образ раскрывается в поэме «Кому на Руси жить хорошо» А. Н. Некрасова. Завязка произведения начинается со встречи семи мужиков на «столбовой дороженьке». Герои хотят найти счастливого человека на русской земле и знакомятся с Гришей Добросклоновым, который уверен, что способен изменить «матушку-Русь» к лучшему. В поэме образ дороги — символ жизненного пути, который может выбрать для себя человек. Гриша принимает решение, однако «ему судьба пророчила путь славный, имя громкое народного заступника, чахотку да Сибирь». С помощью образа дороги Некрасов описывает тяжелую судьбу русского народа, который мечтает о лучшей жизни.

Тема дороги раскрывается в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Григорий Александрович часто путешествует: отправляется в Кисловодск, Тамань и Петербург. Герой много времени проводит в дороге и даже умирает в ней. Автор, описывая путешествия Печорина, его чувства и эмоции, акцентирует внимание на том, что Григорий Александрович пытается найти смысл жизни и обрести счастье. Однако герою не удается сделать это, поскольку “. гнаться за погибшим счастием бесполезно и безрассудно. “. Мотив пути раскрывает идею романа: трагична судьба людей, не нашедших смысл жизни.

Таким образом, русские писатели часто используют образ дороги в произведениях. Он отражает жизненный путь персонажей, народов и стран. Мотив пути помогает писателям передать идеи произведения, описать чувства и эмоции героев.

1.Соответствие сочинения теме и её раскрытие

2. Привлечение текста произведения для аргументации.

Фактические ошибки. Во-первых, Вы пишете: “Дорога в литературе всегда являлась символом движения вперёд”. Хотя это далеко не так. Традиционно для русской литературы образ дороги олицетворяет жизненный путь, однако бывают и исключения. Например, как раз в поэме “Мёртвые души” этот образ многозначен. Это не только жизненный путь Чичикова, но и история России, изображение судеб и многое другое. Кроме того, например, в стихотворении Пушкина “Зимняя дорога” движения вперёд нет, наоборот, жизнь показана однообразной и бессмысленной. Во-вторых, образ дороги пронизывает всё произведение.

3. Опора на теоретико-литературные понятия

4.Композиционная цельность и логичность

5. Соблюдение речевых норм

Одна речевая ошибка: “умирает в ней”. Лучше- умирает во время путешествия

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: