В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

«В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно» (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века)

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся всё интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой «продукт» не престижен, то и говорить даже об этом не стоит… Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.

А между тем, история человечества знает не мало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.

Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (да к тому же многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через своё творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же непримиримость творческих лагерей.

И как казал Федор Михайлович Достоевский: «В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно».

И действительно, современно ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, 19 века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени.

Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Обратимся, хотя бы, к творчеству Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. В своих сказках он, казалось бы, затрагивал проблемы только своего времени: равнодушие властьпридержащих, их черствость, равнодушие еще не затронутых бедой.

Смех – основное оружие сатиры. «Это оружие очень сильно,- говорил Щедрин,- ибо ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех». Щедрин считал главным назначением смеха возбуждение чувства негодования и активного протеста против деспотизма.

Сказка «Коняга» – вопль боли о родине. Тощие поля были ареной каждодневных мучений Коняги, «обыкновенного мужичьего живота, замученного, узкогрудого, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами». «Для всех поле раздолье, для Коняги оно – кабала».

А разве сейчас не так? Разве людей в России не поставили в унизительнейшее положение, когда заставляют работать за гроши тех, кто вправе получать больше. И это происходит потому, что всегда найдется тот, кто согласен получать меньше. У людей отняли чувство человеческого достоинства, поставив на грань выживания, когда ни о каких духовных запросах не может быть и речи, и только бесконечная кабала…

Советская власть воспитала в россиянах возможность работать на «голом энтузиазме». Но сейчас другие времена: не крепостничество, не авральное восстановление страны после войны… Времена другие, а люди живут также! За рубежом есть профсоюзы, которые не позволят работодателю ставить 14-ти часовой день, не позволят не платить зарплату… А у нас все можно, и объясняется это так просто: «Нет денег!». Но как же нет, если труд – это уже обеспечение продукта, а значит и прибыли.

Так что сказка «Коняга» актуальна и сейчас…

А вот еще одна сказка Щедрина – «Обманщик-газетчик и легковерный читатель». Из этого произведения достаточно привести одну цитату: «Сидит газетчик в своей берлоге и знай себе обманывает и обманывает. «Берегитесь! Говорит: – дифтерит обывателей косит!» «Дождей, говорит, с самого начала весны нет – того гляди без хлеба останемся!»… «Добро казенное и общественное врозь тащат!» А читатель читает и думает, что газетчик ему глаза открывает. «Такая, говорит, уж у нас свобода книгопечатания: куда не взгляни – везде либо дифтерит, либо пожар, либо неурожай»…

Читайте также:
Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

А если заменить «дифтерит» «куриным гриппом», что получится? А получится не середина 19 века, а как есть – начало 21-ого! И пророческими становятся слова Щедрина, великого сатирика, описавшего окружающую его действительность 150 лет назад: «А газетчик- обманщик и сейчас жив. Четвертый каменный дом под крышу возводит и с утра до вечера об одном думает: чем ему напредки легковерного читателя ловчее обманывать: обманом или истиною?»

Так что творчество Салтыкова-Щедрина до сих пор и актуально, и полезно, и поучительно. И подобных примеров в литературе можно привести множество, когда гений писателя подмечает типичнейшие черты целого народа, которые и спустя много лет не являются историей.

В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся всё интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой «продукт» непрестижен, то и говорить даже об этом не стоит… Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.

А, между тем, история человечества знает немало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и всей его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.

Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (вспомним, что многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же – непримиримость творческих лагерей.

И как cказал Федор Михайлович Достоевский: «В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно».

И действительно, современна ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, начала 20-го века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени?

Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Например, А.И.Куприн – певец возвышенного чувства. Он нашёл особые, исключительные условия, позволившие ему создать романтизированные образы женщин и их идеальной любви в своих произведениях. В своём окружении Куприн видел печальное расточение силы и красоты, измельчание чувств, заблуждение мысли. Идеал писателя восходил к победе силы духа над силой тела и к «любви, верной до смерти».

Для писателя любовь – самая состоятельная форма утверждения и выявления личностного начала в человеке. И он находит эти идеальные условия в отдаленности, а главное, в отчуждённости от цивилизационного мира и его представлений о жизни. Неземное чувство, о котором так мечтает писатель, выразилось в повести «Гранатовый браслет». И думается, по мнению автора, если соединить воедино эти два исключительных полюса, то мечта исполнится.

В настоящее время очень популярно движение «Анастасия», которое пропагандирует отрешение от современной цивилизации и уход «в леса», к природе… Так что можно назвать Куприна если не основателем данного учения, то, по крайней мере, “предком”.

Произведения Куприна до сих пор будят в читателях самые сокровенные, самые нежные устремления и заставляют задуматься над своими собственными чувствами. Да, в конце концов, после чтения Куприна хочется меняться к лучшему, и это тот эффект, которого добивался писатель. И этот эффект существует до сих пор, когда писатель уже давно умер, а его произведения стали классикой. Разве это не полезная литература.

А вот Анна Ахматова была «обычным уникальным» поэтом: она не создала своей системы символов, в отличие от Блока и его современников, не была новатором, но была хранительницей, а точнее – спасительницей классических традиций. Ахматова охотно уходит от изысканных чувств в изысканной обстановке к народной речи и народному обиходу, опираясь на мифологическую и фольклорную символику.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

В памяти потомков Ахматова в основном осталась автором любовной лирики. Женской лирики… Но какие чувства передавались в ней! Важно содержание личности, заложенное в стихах, глубина чувства, новое понимание его. Любовь у Ахматовой почти никогда не предстает в спокойном ожидании. Чувство, само по себе острое и необычайное, получает дополнительную остроту и необычайность, появляясь в предельном кризисном выражении – взлета или падения. Вся жизнь навзрыд…

Ценность стихов Ахматовой в том, что она отобразила чувства женщины… И ничего не изменилось с того времени: те же чувства, те же мысли, те же страдания и надежды.

Этот список можно продолжать до бесконечности. И можно говорить не только о литературе, но и о музыке, о живописи, вообще, об искусстве.

В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

  • Сочинения
  • ЕГЭ по русскому языку
  • Сочинения по литературе
  • Сочинения на свободную тему
  • Сочинения 5 класс
  • Сочинения 6 класс
  • Сочинения 7 класс
  • Сочинения 8 класс
  • Сочинения 9 класс
  • Сочинения 10 класс
  • Сочинения 11 класс
  • Сочинения про весну
  • Сочинения про лето
  • Сочинения про осень
  • Сочинения про зиму
  • Сочинения по картинам
  • сочинение про школу
  • Сочинения про животных
  • Сочинения описания
  • Рефераты
  • Краткие содержания
    • Абрамов Ф.А.
    • Айтматов Ч.
    • Андерсен Г.Х.
    • Андреев Л.Н.
    • Астафьев В.П.
    • Байрон Дж.Г.
    • Бальзак О.
    • Блок А.А.
    • Булгаков М.А.
    • Бунин И.А.
    • Быков В.
    • Вампилов А.В.
    • Васильев Б.Л.
    • Верн Ж.
    • Гайдар А.П.
    • Генри О.
    • Гоголь Н.В.
    • Гончаров И.А.
    • Горький М.
    • Гофман Э.Т.
    • Грибоедов А.С.
    • Диккенс Ч.
    • Достоевский Ф.М.
    • Дюма А.
    • Есенин С.А.
    • Жуковский В.А.
    • Искандер Ф
    • Карамзин Н.М.
    • Короленко В.Г.
    • Куприн А.И.
    • Лермонтов М.Ю.
    • Лесков Н.С.
    • Мольер Ж.Б.
    • Набоков В.
    • Островский А.Н.
    • Перро Ш.
    • Платонов А.П.
    • Пушкин А.С.
    • Салтыков-Щедрин М.Е.
    • Толстой Л.Н.
    • Трифонов Ю.В.
    • Тургенев И.С.
    • Чехов А.П.
    • Шекспир У.
    • Шолохов М.А.
    • Шукшин В.М.
  • Украинская литература
  • Сочинения, рефераты, краткие содержания
  • Шпаргалки по философии
  • Шпаргалки по истории
  • Биографии
  • Анализ стихотворения
  • Пословицы
  • Cчиталки для детей
  • Поздравления учителям
  • Поздравления ученикам
  • Сочинения ОГЭ и ЕГЭ
  • Подготовка к ЕГЭ по биологии

«В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно» (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 20 века).

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся всё интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой «продукт» непрестижен, то и говорить даже об этом не стоит… Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.

А, между тем, история человечества знает немало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и всей его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.

Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (вспомним, что многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же – непримиримость творческих лагерей.

И как cказал Федор Михайлович Достоевский: «В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно».

И действительно, современна ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, начала 20-го века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени?

Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Читайте также:
Быть может за стеной Кавказа (что искали на Востоке герои русской литературы 19 века): сочинение

Например, А.И.Куприн – певец возвышенного чувства. Он нашёл особые, исключительные условия, позволившие ему создать романтизированные образы женщин и их идеальной любви в своих произведениях. В своём окружении Куприн видел печальное расточение силы и красоты, измельчание чувств, заблуждение мысли. Идеал писателя восходил к победе силы духа над силой тела и к «любви, верной до смерти».

Для писателя любовь – самая состоятельная форма утверждения и выявления личностного начала в человеке. И он находит эти идеальные условия в отдаленности, а главное, в отчуждённости от цивилизационного мира и его представлений о жизни. Неземное чувство, о котором так мечтает писатель, выразилось в повести «Гранатовый браслет». И думается, по мнению автора, если соединить воедино эти два исключительных полюса, то мечта исполнится.

В настоящее время очень популярно движение «Анастасия», которое пропагандирует отрешение от современной цивилизации и уход «в леса», к природе… Так что можно назвать Куприна если не основателем данного учения, то, по крайней мере, “предком”.

Произведения Куприна до сих пор будят в читателях самые сокровенные, самые нежные устремления и заставляют задуматься над своими собственными чувствами. Да, в конце концов, после чтения Куприна хочется меняться к лучшему, и это тот эффект, которого добивался писатель. И этот эффект существует до сих пор, когда писатель уже давно умер, а его произведения стали классикой. Разве это не полезная литература.

А вот Анна Ахматова была «обычным уникальным» поэтом: она не создала своей системы символов, в отличие от Блока и его современников, не была новатором, но была хранительницей, а точнее – спасительницей классических традиций. Ахматова охотно уходит от изысканных чувств в изысканной обстановке к народной речи и народному обиходу, опираясь на мифологическую и фольклорную символику.

В памяти потомков Ахматова в основном осталась автором любовной лирики. Женской лирики… Но какие чувства передавались в ней! Важно содержание личности, заложенное в стихах, глубина чувства, новое понимание его. Любовь у Ахматовой почти никогда не предстает в спокойном ожидании. Чувство, само по себе острое и необычайное, получает дополнительную остроту и необычайность, появляясь в предельном кризисном выражении – взлета или падения. Вся жизнь навзрыд…

Ценность стихов Ахматовой в том, что она отобразила чувства женщины… И ничего не изменилось с того времени: те же чувства, те же мысли, те же страдания и надежды.

Этот список можно продолжать до бесконечности. И можно говорить не только о литературе, но и о музыке, о живописи, вообще, об искусстве.

В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно (Ф.М. Достоевский) (по произведениям 19 века): сочинение

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 277 717
  • КНИГИ 655 357
  • СЕРИИ 25 089
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 612 197

Федор Михайлович Достоевский

Собрание сочинений в пятнадцати томах

Том 11. Публицистика 1860-х годов

С января 1861 года будет издаваться «ВРЕМЯ» журнал литературный и политический ежемесячно, книгами от 25 до 30 листов большого формата

Прежде чем мы приступим к объяснению, почему именно мы считаем нужным основать новый публичный орган в нашей литературе, скажем несколько слов о том, как мы понимаем наше время и именно настоящий момент нашей общественной жизни. Это послужит и к уяснению духа и направления нашего журнала.

Мы живем в эпоху в высшей степени замечательную и критическую. Не станем исключительно указывать, для доказательства нашего мнения, на те новые идеи и потребности русского общества, так единодушно заявленные всею мыслящею его частью в последние годы. Не станем указывать и на великий крестьянский вопрос, начавшийся в наше время… Всё это только явления и признаки того огромного переворота, которому предстоит совершиться мирно и согласно во всем нашем отечестве, хотя он и равносилен, по значению своему, всем важнейшим событиям нашей истории и даже самой реформе Петра. Этот переворот есть слитие образованности и ее представителей с началом народным и приобщение всего великого русского народа ко всем элементам нашей текущей жизни, — народа, отшатнувшегося от Петровской реформы еще 170 лет назад и с тех пор разъединенного с сословием образованным, жившего отдельно, своей собственной, особенной и самостоятельной жизнью.

Читайте также:
Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

Мы упомянули о явлениях и признаках. Бесспорно важнейший из них есть вопрос об улучшении крестьянского быта. Теперь уже не тысячи, а многие миллионы русских войдут в русскую жизнь, внесут в нее свои свежие непочатые силы и скажут свое новое слово. Не вражда сословий, победителей и побежденных, как везде в Европе, должна лечь в основание развития будущих начал нашей жизни. Мы не Европа, и у нас не будет и не должно быть победителей и побежденных.

Реформа Петра Великого и без того нам слишком дорого стоила: она разъединила нас с народом. С самого начала народ от нее отказался. Формы жизни, оставленные ему преобразованием, не согласовались ни с его духом, ни с его стремлениями, были ему не по мерке, не впору. Он называл их немецкими, последователей великого царя — иностранцами. Уже одно нравственное распадение народа с его высшим сословием, с его вожатаями и предводителями показывает, какою дорогою ценою досталась нам тогдашняя новая жизнь. Но, разойдясь с реформой, народ не пал духом. Он неоднократно заявлял свою самостоятельность, заявлял ее с чрезвычайными, судорожными усилиями, потому что был один и ему было трудно. Он шел в темноте, но энергически держался своей особой дороги. Он вдумывался в себя и в свое положение, пробовал создать себе воззрение, свою философию, распадался на таинственные уродливые секты, искал для своей жизни новых исходов, новых форм. Невозможно было более отшатнуться от старого берега, невозможно было смелее жечь свои корабли, как это сделал наш народ при выходе на эти новые дороги, которые он сам себе с таким мучением отыскивал. А между тем его называли хранителем старых допетровских форм, тупого старообрядства.

Конечно, идеи народа, оставшегося без вожатаев на одни свои силы, были иногда чудовищны, попытки новых форм жизни безобразны. Но в них было общее начало, один дух, вера в себя незыблемая, сила непочатая. После реформы был между ним и нами, сословием образованным, один только случай соединения — двенадцатый год, и мы видели, как народ заявил себя. Мы поняли тогда, что он такое. Беда в том, что нас-то он не знает и не понимает.

Но теперь разъединение оканчивается. Петровская реформа, продолжавшаяся вплоть до нашего времени, дошла наконец до последних своих пределов. Дальше нельзя·идти, да и некуда: нет дороги; она вся пройдена. Все последовавшие за Петром узнали Европу, примкнули к европейской жизни и не сделались европейцами. Когда-то мы сами укоряли себя за неспособность к европеизму. Теперь мы думаем иначе. Мы знаем теперь, что мы и не можем быть европейцами, что мы не в состоянии себя в одну из западных форм жизни, выжитых и тайных Европою из собственных своих национальных начал, нам чуждых и противоположных, — точно так, как мы не могли бы носить чужое платье, сшитое не по нашей мерке. Мы убедились наконец, что мы тоже отдельная национальность, в высшей степени самобытная, и что наша задача — создать себе новую форму, нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей, взятую из народного духа и из народных начал. Но на родную почву мы возвратились не побежденными. Мы не отказываемся от нашего прошедшего: мы сознаем и разумность его. Мы сознаем, что реформа раздвинула наш кругозор, что через нее мы осмыслили будущее значение наше в великой семье всех народов.

Мы знаем, что не оградимся уже теперь китайскими стенами от человечества. Мы предугадываем, и предугадываем с благоговением, что характер нашей будущей деятельности должен быть в высшей степени общечеловеческий, что русская идея, может быть, будет синтезом всех тех идей, которые с таким упорством, с таким мужеством развивает Европа в отдельных своих национальностях; что, может быть, все враждебное в этих идеях найдет свое примирение и дальнейшее развитие в русской народности. Недаром же мы говорили на всех языках, понимали все цивилизации, сочувствовали интересам каждого европейского народа, понимали смысл и разумность явлений, совершенно нам чуждых. Недаром заявили мы такую силу в самоосуждении, удивлявшем всех иностранцев. Они упрекали нас за это, называли нас безличными, людьми без отечества, не замечая, что способность отрешиться на время от почвы, чтоб трезвее и беспристрастнее взглянуть на себя, есть уже сама по себе признак величайшей особенности; способность же примирительного взгляда на чужое есть высочайший и благороднейший дар природы, который дается очень немногим национальностям. Иностранцы еще и не починали наших бесконечных сил… Но теперь, кажется, и мы вступаем в новую жизнь.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

И вот перед этим-то вступлением в новую жизнь примирение последователей реформы Петра с народным началом стало необходимостью. Мы говорим здесь не о славянофилах и не о западниках. К их домашним раздорам наше время совершенно равнодушно. Мы говорим о примирении цивилизации с народным началом. Мы чувствуем, что обе стороны должны наконец понять друг друга, должны разъяснить все недоумения, которых накопилось между ними такое невероятное множество, и потом согласно и стройно общими силами двинуться в новый широкий и славный путь. Соединение во что бы то ни стало, несмотря ни на какие пожертвования, и возможно скорейшее, — вот наша передовая мысль, вот девиз наш.

Но где же точка соприкосновения с народом? Как сделать первый шаг к сближению с ним, — вот вопрос, вот забота, которая должна быть разделяема всеми, кому дорого русское имя, всеми, кто любит народ и дорожит его счастием. А счастие его — счастие наше. Разумеется, что первый шаг к достижению всякого согласия есть грамотность и образование. Народ никогда не поймет нас, если не будет к тому предварительно приготовлен. Другого нет пути, и мы знаем, что, высказывая это, мы не говорим ничего нового. Но пока за образованным сословием остается еще первый шаг, оно должно воспользоваться своим положением и воспользоваться усиленно. Распространение образования усиленное, скорейшее и во что бы то ни стало — вот главная задача нашего времени, первый шаг ко всякой деятельности.

Мы высказали только главную передовую мысль нашего журнала, намекнули на характер, на дух его будущей деятельности. Но мы имеем и другую причину, — побудившую нас основать новый независимый литературный орган. Мы давно уже заметили, что в нашей журналистике, в последние годы, развилась какая-то особенная добровольная зависимость, подначальность литературным авторитетам. Разумеется, мы не обвиняем нашу журналистику в корысти, в продажности. У нас нет, как почти везде в европейских литературах, журналов и газет, торгующих за деньги своими убеждениями, меняющих свою подлую службу и своих господ на других единственно из-за того, что другие дают больше денег. Но заметим, однако же, что можно продавать свои убеждения и не за деньги. Можно продать себя, например, от излишнего врожденного подобострастия или из-за страха прослыть глупцом за несогласие с литературными авторитетами. Золотая посредственность иногда даже бескорыстно трепещет перед мнениями, установленными столпами литературы, особенно если эти мнения смело, дерзко, нахально высказаны. Иногда только эта нахальность и дерзость доставляет звание столпа и авторитета писателю неглупому, умеющему воспользоваться обстоятельствами, а вместе с тем доставляет столпу чрезвычайное, хотя и временное влияние на массу Посредственность, с своей стороны, почти всегда бывает крайне пуглива, несмотря на видимую заносчивость, и охотно подчиняется Пугливость же порождает литературное рабство, а в литературе не должно быть рабства. Из жажды литературной власти, литературного превосходства, литературного чина, иной, даже старый и почтенный литератор, способен иногда решиться на такую неожиданную, на такую странную деятельность, что она поневоле составляет соблазн и изумление современников и непременно перейдет в потомство в числе скандалезных анекдотов о русской литературе в половине девятнадцатого столетия. И такие происшествия случаются все чаще и чаще, и такие люди имеют влияние продолжительное, а журналистика молчит и не смеет до них дотрагиваться. Есть в литературе нашей до сих пор несколько установившихся идей и мнений, не имеющих ни малейшей самостоятельности, но существующих в виде несомненных истин, единственно потому, что когда-то так определили литературные предводители. Критика пошлеет и мельчает. В иных изданиях совершенно обходят иных писателей, боясь проговориться о них. Спорят для верха в споре, а не для истины. Грошовый скептицизм, вредный своим влиянием на большинство, с успехом прикрывает бездарность и употребляется в дело для привлечения подписчиков. Строгое слово искреннего глубокого убеждения слышится все реже и реже. Наконец, спекулятивный дух, распространяющийся в литературе, обращает иные периодические издания в дело преимущественно коммерческое, литература же и польза ее отодвигаются на задний план, а иногда о ней и не мыслится.

Читайте также:
Быть может за стеной Кавказа (что искали на Востоке герои русской литературы 19 века): сочинение

Афоризмы, цитаты, высказывания Ф. М. Достоевского (9 стр.)

Страшно расставаться с неподвижной идеей, которой отдал на жертву всю жизнь и которой основание всё-таки глубоко и серьёзно.

ИЗОБРЕТАТЕЛИ

См. гении.

ИНОСТРАНЦЫ

Девять десятых нашей силы именно в том состоит, что иностранцы не понимают и никогда не поймут всей глубины и силы нашего единения.

(А. Н. Майкову, 9 октября 1870 г.)

Я думаю, звезду Сириус основательнее знают в Европе, чем Россию.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

Вся интеллигенция России, с Петра Великого начиная, не участвовала в прямых и текущих интересах России, а всегда тянула дребедень отвлеченно-европейскую (…, декабристы, Герцены, Белинские и Чернышевские и вся современная дрянь).

(Из записных книжек)

ИЗМЕНА

Рога – это только естественное следствие всякого законного брака, так сказать, поправка его, протест, так что в этом смысле они даже нисколько не унизительны.

(Преступление и наказание)

ИСКЛЮЧЕНИЕ

Исключения, беспрерывно повторяющиеся, обращаются в общее правило.

ИСКРЕННОСТЬ

А знаете, чего вы боитесь больше всего? Вы искренности нашей боитесь больше всего, хоть и презираете нас!

ИСКУССТВО

Всё искусство состоит в известной доле преувеличения, с тем однако же, чтобы не переходить известных границ.

(Выставка в Академии художеств за 1860 – 61 год)

Если нам иногда кажется, что искусство уклоняется от действительности и не служит полезным целям, то это только потому, что мы не знаем путей полезности искусства, и кроме того, от излишнего жара в наших желаниях немедленной, прямой и непосредственной пользы.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Задача искусства – не случайности быта, а общая их идея, зорко угаданная и верно снятая со всего многоразличия однородных жизненных явлений.

(Дневник писателя 1873)

Искусство всегда в высшей степени верно действительности, – уклонения его мимолетные, скоропреходящие; оно не только всегда верно действительности, но и не может быть неверно современной действительности. Иначе оно не настоящее искусство. В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно-полезно.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Искусство всегда современно и действительно, никогда не существовало иначе и, главное, не может иначе существовать.

Искусство даёт формы выжитому чувству или пророчит, когда чувство ещё не пережито, а только начинает загораться в народе.

(Из записных книжек)

Искусство есть такая же потребность для человека, как есть и пить.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Искусство помогает сильным и могущественным образом человеческому развитию, действуя на человека пластично и образно.

(Рассказы Н. В. Успенского)

Искусство, то есть истинное искусство, именно и развивается потому во время долгого мира, что идёт в разрез с грузным и порочным усыплением душ.

(Дневник писателя 1877)

Искусство тогда только будет верно человеку, когда не будут стеснять его свободу развития.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

На неприготовленную же, неразвитую натуру, или на грубо-развратную, даже и искусство не оказало бы всего своего действия. Чем развитее, чем лучше душа человека, тем и впечатление искусства бывает в ней полнее и истиннее.

(Ответ “Русскому Вестнику”)

Начиная с начала мира до настоящего времени, искусство никогда не оставляло человека, всегда отвечало его потребностям и его идеалу, всегда помогало ему в отыскании этого идеала, – рождалось с человеком, развивалось рядом с его историческою жизнью и умирало вместе с его исторической жизнью.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Первый закон в искусстве – свобода вдохновения и творчества. Всё же вытребованное, всё вымученное спокон веку до наших времён не удавалось и приносит один только вред.

У искусства собственная, цельная, органическая жизнь и, следовательно, основные и неизменимые законы для этой жизни.

ИСПРАВЛЕНИЕ

Ничего нет лучше для исправления, как прежнее с раскаянием вспомнить.

Читайте также:
Быть может за стеной Кавказа (что искали на Востоке герои русской литературы 19 века): сочинение

ИСТИНА

Глашатаи новых истин.

(Г-н – бов и вопрос об искусстве)

Если я верю, что истина тут, вот именно в том, во что я верую, то какое мне дело, если б даже весь мир не поверил моей истине, насмеялся надо мной и пошёл иною дорогой?

(Дневник писателя 1880)

Всякий, кто искренно захотел истины, тот уже страшно силен.

Истина всегда наверх всплывёт.

(Объяснения и показания Ф. М. Достоевского по делу петрашевцев)

Истина всегда трудно доставалась.

(Рассказы Н. В. Успенского)

Истина лежит перед людьми, и её они не берут, а гоняются за придуманным, именно потому, что её-то и считают фантастичным и утопическим.

(Дневник писателя 1873)

Мы всегда дорожили не верхом в споре, а истиной.

(Об издании ежемесячного журналаЭпоха”, литературного и политического, издаваемого семейством М. М. Достоевского)

Не запугивайте себя сами, не говорите: “Один в поле не воин”, и пр. Всякий, кто искренно захотел истины, тот уже страшно силён.

(Дневник писателя 1877)

Чрез ошибки приходят к истине.

(Рассказы Н. В. Успенского)

ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

Есть исторические события, увлекающие всё за собой и от которых не избавишься ни волей, ни хитростью, точно так же как не запретишь морскому приливу остановиться и возвратиться вспять.

(Дневник писателя 1877)

Надо возрождать впечатление великих событий в пашем интеллигентном общество, забывшем и оплевавшем нашу историю.

(О. Ф. Миллеру, 26 августа 1880 г.)

ИСТОРИЯ

История – наука будущего.

(Объяснения и показания Ф. М. Достоевского по делу петрашевцев)

КАЛАЧ

Поманить золотым калачом.

КАПИТАЛ

Капитал труслив.

(Дневник писателя 1877)

КНИГА

Библия принадлежит всем, атеистам и верующим равно. Это книга человечества.

(Из записных книжек)

Случается же так, что живешь, а не знаешь, что под боком там у тебя книжка есть, где вся-то жизнь твоя как по пальцам разложена. Да и что самому прежде невдогад было, так вот здесь, как начнешь читать в такой книжке, так сам все помаленьку и припомнишь, и разыщешь, и разгадаешь.

Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.

(А. В. Корвин-Круковской, 14 декабря 1864 г.)

Что она, книжка? Она небылица в лицах!

КРАСОТА

В Евангелии предречено, что законы самосохранения и опыты науки ничего не отыщут и не успокоят людей. Что люди успокаиваются не прогрессом ума и необходимости, а нравственным признанием высшей красоты, служащей идеалом для всех, перед которой все бы распростёрлись и успокоились: вот, дескать, что есть истина, во имя которой все бы обнялись и пустились действовать, достигая её.

(Из записных книжек)

В красоте есть и гармония и спокойствие.

“В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно” (Ф. М. Достоевский) (по произведениям 20 века)

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся все интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой “продукт” непрестижен, то и говорить даже об этом не стоит…

Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность. А, между тем, история человечества знает немало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и всей его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература. Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (вспомним, что многие из творцов погибали за свое творчество).

Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через творчество

люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства.

И отсюда же – непримиримость творческих лагерей. И как cказал Федор Михайлович Достоевский: “В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно”. И действительно, современна ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, начала 20-го века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени? Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.

Читайте также:
Тема транспорта в русской литературе XIX века: сочинение

Например, А. И. Куприн – певец возвышенного чувства. Он нашел особые, исключительные условия, позволившие ему создать романтизированные образы женщин и их идеальной любви в своих произведениях. В своем окружении Куприн видел печальное расточение силы и красоты, измельчание чувств, заблуждение мысли. Идеал писателя восходил к победе силы духа над силой тела и к “любви, верной до смерти”.

Для писателя любовь – самая состоятельная форма утверждения и выявления личностного начала в человеке. И он находит эти идеальные условия в отдаленности, а главное, в отчужденности от цивилизационного мира и его представлений о жизни. Неземное чувство, о котором так мечтает писатель, выразилось в повести “Гранатовый браслет”.

И думается, по мнению автора, если соединить воедино эти два исключительных полюса, то мечта исполнится. В настоящее время очень популярно движение “Анастасия”, которое пропагандирует отрешение от современной цивилизации и уход “в леса”, к природе… Так что можно назвать Куприна если не основателем данного учения, то, по крайней мере, “предком”.

Произведения Куприна до сих пор будят в читателях самые сокровенные, самые нежные устремления и заставляют задуматься над своими собственными чувствами. Да, в конце концов, после чтения Куприна хочется меняться к лучшему, и это тот эффект, которого добивался писатель. И этот эффект существует до сих пор, когда писатель уже давно умер, а его произведения стали классикой.

Разве это не полезная литература. А вот Анна Ахматова была “обычным уникальным” поэтом: она не создала своей системы символов, в отличие от Блока и его современников, не была новатором, но была хранительницей, а точнее – спасительницей классических традиций. Ахматова охотно уходит от изысканных чувств в изысканной обстановке к народной речи и народному обиходу, опираясь на мифологическую и фольклорную символику.

В памяти потомков Ахматова в основном осталась автором любовной лирики. Женской лирики… Но какие чувства передавались в ней! Важно содержание личности, заложенное в стихах, глубина чувства, новое понимание его.

Любовь у Ахматовой почти никогда не предстает в спокойном ожидании. Чувство, само по себе острое и необычайное, получает дополнительную остроту и необычайность, появляясь в предельном кризисном выражении – взлета или падения. Вся жизнь навзрыд… Ценность стихов Ахматовой в том, что она отобразила чувства женщины…

И ничего не изменилось с того времени: те же чувства, те же мысли, те же страдания и надежды. Этот список можно продолжать до бесконечности. И можно говорить не только о литературе, но и о музыке, о живописи, вообще, об искусстве.

Похожие топики по английскому:

“Поэзия-форма любви” (М. Пришвин) (по произведениям русской литературы 20 века) “Поэзия – форма любви”… Эти слова принадлежат русскому писателю 20 века Михаилу Пришвину. Он, всю жизнь писавший прозу, очень тонко чувствовал поэзию, потому что умел.

Экспрессионизм как направление искусства и литературы Германии первых десятилетий 20 века Одно из направлений европейского искусства 10-20.г. XX в. экспрессионизм – (фр. “выражение, выразительность”). Экспрессионизм входит в европейскую культуру (1910-е гг.) из немецкой живописи (объединения “Мост”.

“Счастье есть дело судьбы, ума и характера” (Н. М. Карамзин) (по одному или нескольким произведениям 19 века) На свете есть немало книг, которые способны сподвигнуть человека на какое-либо дело, немало писателей, раскрывших в своих произведениях тайны бытия, или, хотя бы, попытавшихся это.

Обзорные темы по произведениям русской литературы xx века – Тема животных в литературе Мы всегда в ответе за тех, кого приручили. Экзюпери Почти все большие писатели обращались к этой теме. Прежде всего они старались через “братьев меньших” показать.

Волшебная сила искусства Сочинение Волшебная сила искусства Искусство обогащает нашу жизнь. А один из его видов – литература встречает нас в самом начале жизненного пути и остается навсегда.

Читайте также:
Пушкин и Жуковский: сочинение

Война есть одно из величайших кощунств над человеком и природой (А. С. Пушкин) (По одному или нескольким произведениям русской литературы 20 века) Великая Отечественная Война – сколько боли, страданий, смерти, потерь скрыто в этих словах. Гитлер, подобно Наполеону, прошел через половину Европу и приблизился к границам нашей.

“Незабываемого века недоброй памяти дела” (по произведениям о революции и гражданской войне) Эти строки А. Т. Твардовского относятся к XX веку – наверное, самому сложному, противоречивому, многогранному периоду истории человечества. XX век запомнится нам как эпоха величайших.

Роль искусства в моей жизни Искусство является неотъемлемой частью жизни каждого государства, города и человека. Слово “искусство” имеет множество определений, характеристик и особенностей, но каждый человек представляет его по –.

Влияние древнеримского искусства на европейское Все художественное творчество Европы от средневековья до наших дней несет на себе следы сильного воздействия римского искусства. Внимание к нему всегда было очень пристальным. В.

Мир искусства Для меня мир искусства очарователен. Я люблю рисовать, люблю слушать музыку, читать захватывающие дух романы. Искусство – это в общем-то все, что нас окружает. В.

Немецкая литература середины 18 века С середины XVIII столетия немецкая литература вступает в новый этап своего развития. Медленный, но все же ощутимый экономический подъем, способствовавший становлению буржуазных отношений в стране.

Два рода искусства Все, что окружает нас, – или произведение природы, или произведение человека. Моря, реки, растения, животные – произведения природы; колодцы, пруды, железные дороги, каменные и деревянные.

Неясность слова есть неизменный признак неясности мысли (Л. Н. Толстой) На мой взгляд, высказывание Льва Николаевича Толстого верно, так как в наше время нельзя обойтись без русского языка и хорошего словарного запаса. С помощью слов.

Расцвет искусства – художественный анализ Последняя треть XVIII века – время значительного расцвета русского искусства. Это объясняется в основном тем, что в искусство (главным образом в живопись) приходят представители народных.

Российская Драматургия – особый род искусства Он возник “на слиянии” литературы и театра, то есть в нем законы литературы и театра проявляются в своем взаимодействии. История современной русской литературы начинает свой.

Народная песня всегда была душой русской Так как народная песня всегда была душой русской, то для нас теперь неразрывно спаянная с ней напевная и задушевная музыка Глинки звучит одинаково, как родное.

История русского искусства В XVIII веке в России происходил небывалый размах развития ваяния появления новой, западноевропейского типа скульптуры, какой еще не знала Россия. Заметную стилевую перемену в развитии.

Эстетика японского искусства Японская культура имеет ряд специфических черт. Цзенбуддизм – появился в 14-15 в. , когда Япония стала частью Китая как синтез трех основных религий – китайского.

Памятник искусства “Капля нефти” В мире есть много памятников, все они имеют огромное культурное значение для человечества. Например, в столице России, Москве, есть замечательный храм Василия Блаженного, это строение.

Образование – это долг настоящего поколения будущему Образование являлось ценностью во все времена. Что бы ни говорили скептики, утверждающие, что значимость образования снижается, прочные знания, профессионализм и широкий кругозор ценились всегда. Образованные.

“В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно” (Ф. М. Достоевский) (по произведениям 19 века)

Проблема настоящего искусства встала особенно остро в наш XXI век, так как информационные потоки, которые ежедневно обрушиваются на человека, становятся все интенсивнее, и скорость их измеряется уже не байтами, а гигабайтами. Процесс создания чего-то прекрасного, идущего от души и для души, а не ради денег или славы, все более обесценивается современным обществом. Если твой “продукт” не престижен, то и говорить даже об этом не стоит. Книги и газеты, да и вся печатная продукция (кроме, пожалуй, нескольких модных журналов) потеряли былую актуальность.
А между тем, история человечества знает не мало прекрасных примеров, когда творчество становилось не только неотъемлемой частью жизни человека, но и его жизнью. И самым понятным мне лично примером является, прежде всего, литература.
Для писателей и поэтов литература становилась чем-то большим, чем просто средством зарабатывания денег (да к тому же многие из творцов погибали за свое творчество).
Искусство становилось для таких людей самой жизнью, без него человек умирал сначала духовно, а потом и физически. Через свое творчество люди доносили до человечества свое понимание добра или зла, многие пытались разобраться в противоречиях бытия, многие заостряли внимание на социальных язвах. У каждого своя стезя! Отсюда многообразие литературных течений, взглядов на назначение искусства. И отсюда же непримиримость творческих лагерей.
И как казал Федор Михайлович Достоевский: “В том то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно”.
И действительно, современно ли до сих пор, в наш век информации, литература, например, 19 века, говорящая не о возможностях Интернета или СМИ, а о способностях души к высоким стремлениям, о проблемах того далекого времени.
Но в том то и дело, что меняются времена, но не люди. Поэтому литература, затрагивающая проблемы любви, дружбы, предательства и долга, до сих пор актуальна и интересна.
Обратимся, хотя бы, к творчеству Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. В своих сказках он, казалось бы, затрагивал проблемы только своего времени: равнодушие властьпридержащих, их черствость, равнодушие еще не затронутых бедой.
Смех – основное оружие сатиры. “Это оружие очень сильно,- говорил Щедрин,- ибо ничто так не обескураживает порока, как сознание, что он угадан и что по поводу его уже раздался смех”. Щедрин считал главным назначением смеха возбуждение чувства негодования и активного протеста против деспотизма.
Сказка “Коняга” – вопль боли о родине. Тощие поля были ареной каждодневных мучений Коняги, “обыкновенного мужичьего живота, замученного, узкогрудого, с выпяченными ребрами и обожженными плечами, с разбитыми ногами”. “Для всех поле раздолье, для Коняги оно – кабала”.
А разве сейчас не так? Разве людей в России не поставили в унизительнейшее положение, когда заставляют работать за гроши тех, кто вправе получать больше. И это происходит потому, что всегда найдется тот, кто согласен получать меньше. У людей отняли чувство человеческого достоинства, поставив на грань выживания, когда ни о каких духовных запросах не может быть и речи, и только бесконечная кабала.
Советская власть воспитала в россиянах возможность работать на “голом энтузиазме”. Но сейчас другие времена: не крепостничество, не авральное восстановление страны после войны. Времена другие, а люди живут также! За рубежом есть профсоюзы, которые не позволят работодателю ставить 14-ти часовой день, не позволят не платить зарплату. А у нас все можно, и объясняется это так просто: “Нет денег!”. Но как же нет, если труд – это уже обеспечение продукта, а значит и прибыли.
Так что сказка “Коняга” актуальна и сейчас.
А вот еще одна сказка Щедрина – “Обманщик-газетчик и легковерный читатель”. Из этого произведения достаточно привести одну цитату: “Сидит газетчик в своей берлоге и знай себе обманывает и обманывает. “Берегитесь! Говорит: – дифтерит обывателей косит!” “Дождей, говорит, с самого начала весны нет – того гляди без хлеба останемся!”. “Добро казенное и общественное врозь тащат!” А читатель читает и думает, что газетчик ему глаза открывает. “Такая, говорит, уж у нас свобода книгопечатания: куда не взгляни – везде либо дифтерит, либо пожар, либо неурожай”.
А если заменить “дифтерит” “куриным гриппом”, что получится? А получится не середина 19 века, а как есть – начало 21-ого! И пророческими становятся слова Щедрина, великого сатирика, описавшего окружающую его действительность 150 лет назад: “А газетчик – обманщик и сейчас жив. Четвертый каменный дом под крышу возводит и с утра до вечера об одном думает: чем ему напредки легковерного читателя ловчее обманывать: обманом или истиною?”
Так что творчество Салтыкова-Щедрина до сих пор и актуально, и полезно, и поучительно. И подобных примеров в литературе можно привести множество, когда гений писателя подмечает типичнейшие черты целого народа, которые и спустя много лет не являются историей.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: