Анализ стихотворения Рылеева Я ль буду в роковое время: сочинение

«Я ль виноват, что я поэт…»: жизнь в одном действии

Анализ стихотворения Рылеева «Я ль буду в роковое время»

В стихотворении «Я ль буду в роковое время…» поэт обнажил иную общественную коллизию. Здесь идет речь о том, что «юноши», отгородившиеся от активного участия в борьбе, лишают себя возможности понять «предназначение века», остаются вне истории и обречены на позор и презрение потомков. Конфликт между молодым поколением и «веком» осмыслен Рылеевым как спор гражданина с «изнеженным племенем», в ходе которого гражданин обличает, агитирует, убеждает. Образ гражданина глубоко лиричен и оправданно приподнят.

постиг «предназначенье века». Содержание современной исторической жизни — «рокового времени» — он понимает как борьбу с самовластьем «за угнетенную свободу человека». Он предвидит грядущий «бурный мятеж» и готов пожертвовать собой.

Он «разгадал» свою судьбу и всего себя посвятил отчизне. Образ гражданина в стихотворении намеренно возвышен. Речь его пламенна, красноречива, насыщена ораторскими оборотами. Слово «гражданин», как и сочетания «иго самовластья», «свобода человека», «бедствия…отчизны», «свободные права», заключало целый комплекс общественных

понятий и чувств. Упоминая о «славянах», Рылеев обращался к историческому прошлому. «Славянин» для декабристов — свободолюбивый, гордый человек, суровый душой, непреклонный тираноборец и патриот.

Вводя имена Брута и Риеги, Рылеев напоминал о славном герое античной древности, стойком, убежденном республиканце и о знаменитом вожде испанской революции. Несмотря на одиночество гражданина, его голос громок и убеждающее правдив: за ним стоит история и он говорит от ее лица. Прошлое, настоящее и будущее как бы сделали его своим полпредом. Поэтому гражданин взывает и к традиционным национальным доблестям, и к грядущим поколениям. Речь гражданина, лирически взволнованная, рассчитана на большую аудиторию.

Она обращена к тем, кто холоден и равнодушен к общественному благу. Это — «юноши» одного с гражданином возраста , поколения и круга. Образ «юношей» создается стилистическими средствами, восходящими к интимной лирике, к жанрам элегий, посланий, романсов. Рылеев намеренно повторяет одни и те же характерные черты — «изнеженное племя», «праздность», «объятья сладострастья», «хладная душа», «хладный взор», «объятья праздной неги». Гражданское равнодушие, праздность, эгоизм, утверждает Рылеев, препятствуют общественной активности дворянской молодежи.

Но эти чувства могут быть преодолены в борьбе — в ней мужает и закаляется характер. Раскрывая перед «юношами» печальную историческую перспективу, поэт пророчит им позднее раскаяние, «справедливые потомков укоризны». Его цель — осудить пассивность недовольной, но нерешительной и не слишком отважной дворянской молодежи, увлечь историческим примерами, высоким смыслом гражданской деятельности и самим образом сурового, непреклонного и смелого сына отечества.

В стихотворении «Я ль буду в роковое время…» наиболее полно выразился тот образ декабриста, страстного и горячего, чистого и высокого душой, живым воплощением которого был сам Рылеев.

Анализ стихотворения «Я ль буду в роковое время…»

Я ль буду в роковое время Позорить Гражданина сан И подражать тебе, изнеженное племя Переродившихся славян? Нет, не способен я в объятьях сладострастья, В постыдной праздности влачить свой век младой И изнывать кипящею душой Под тяжким игом самовластья. Пусть юноши, своей не разгадав судьбы, Постигнуть не хотят предназначенье века И не готовятся для будущей борьбы За угнетенную свободу человека. Пусть с хладною душой бросают хладный взор На бедствия своей отчизны И не читают в них грядущий свой позор И справедливые потомков укоризны. Они раскаются, когда народ, восстав, Застанет их в объятьях праздной неги И, в бурном мятеже ища свободных прав, В них не найдет ни Брута, ни Риеги. В стихотворении «Я ль буду в роковое время…» поэт обнажил иную общественную коллизию. Здесь идет речь о том, что «юноши», отгородившиеся от активного участия в борьбе, лишают себя возможности понять «предназначение века», остаются вне истории и обречены на позор и презрение потомков. Конфликт между молодым поколением и «веком» осмыслен Рылеевым как спор гражданина с «изнеженным племенем», в ходе которого гражданин обличает, агитирует, убеждает. Образ гражданина глубоко лиричен и оправданно приподнят. Гражданин постиг «предназначенье века». Содержание современной исторической жизни – «рокового времени» — он понимает как борьбу с самовластьем «за угнетенную свободу человека». Он предвидит грядущий «бурный мятеж» и готов пожертвовать собой. Он «разгадал» свою судьбу и всего себя посвятил отчизне. Образ гражданина в стихотворении намеренно возвышен. Речь его пламенна, красноречива, насыщена ораторскими оборотами. Слово «гражданин», как и сочетания «иго самовластья», «свобода человека», «бедствия…отчизны», «свободные права», заключало целый комплекс общественных понятий и чувств.

«Славянин» для декабристов – свободолюбивый, гордый человек, суровый душой, непреклонный тираноборец и патриот. Вводя имена Брута и Риеги, Рылеев напоминал о славном герое античной древности, стойком, убежденном республиканце и о знаменитом вожде испанской революции. Несмотря на одиночество гражданина, его голос громок и убеждающее правдив: за ним стоит история и он говорит от ее лица. Прошлое, настоящее и будущее как бы сделали его своим полпредом. Поэтому гражданин взывает и к традиционным национальным доблестям, и к грядущим поколениям. Речь гражданина, лирически взволнованная, рассчитана на большую аудиторию. Она обращена к тем, кто холоден и равнодушен к общественному благу. Это – «юноши» одного с гражданином возраста (он говорит о своем «веке младом»), поколения и круга. Образ «юношей» создается стилистическими средствами, восходящими к интимной лирике, к жанрам элегий, посланий, романсов. Рылеев намеренно повторяет одни и те же характерные черты – «изнеженное племя», «праздность», «объятья сладострастья», «хладная душа», «хладный взор», «объятья праздной неги». Гражданское равнодушие, праздность, эгоизм, утверждает Рылеев, препятствуют общественной активности дворянской молодежи.

нской молодежи. Но эти чувства могут быть преодолены в борьбе – в ней мужает и закаляется характер. Раскрывая перед «юношами» печальную историческую перспективу, поэт пророчит им позднее раскаяние, «справедливые потомков укоризны». Его цель – осудить пассивность недовольной, но нерешительной и не слишком отважной дворянской молодежи, увлечь историческим примерами, высоким смыслом гражданской деятельности и самим образом сурового, непреклонного и смелого сына отечества. В стихотворении «Я ль буду в роковое время…» наиболее полно выразился тот образ декабриста, страстного и горячего, чистого и высокого душой, живым воплощением которого был сам Рылеев.

Анализ стихотворения Рылеева “Я ль буду в роковое время”

В стихотворении “Я ль буду в роковое время…” поэт обнажил иную общественную коллизию. Здесь идет речь о том, что “юноши”, отгородившиеся от активного участия в борьбе, лишают себя возможности понять “предназначение века”, остаются вне истории и обречены на позор и презрение потомков. Конфликт между молодым поколением и “веком” осмыслен Рылеевым как спор гражданина с “изнеженным племенем”, в ходе которого гражданин обличает, агитирует, убеждает. Образ гражданина глубоко лиричен и оправданно приподнят.

Читайте также:
Воспоминания современников о Рылееве: сочинение

Гражданин постиг “предназначенье века”. Содержание современной исторической жизни – “рокового времени” – он понимает как борьбу с самовластьем “за угнетенную свободу человека”. Он предвидит грядущий “бурный мятеж” и готов пожертвовать собой. Он “разгадал” свою судьбу и всего себя посвятил отчизне.

Образ гражданина в стихотворении намеренно возвышен. Речь его пламенна, красноречива, насыщена ораторскими оборотами. Слово “гражданин”, как и сочетания “иго самовластья”, “свобода человека”, “бедствия…отчизны”, “свободные права”, заключало целый комплекс общественных понятий и чувств. Упоминая о “славянах”, Рылеев обращался к историческому прошлому. “Славянин” для декабристов – свободолюбивый, гордый человек, суровый душой, непреклонный тираноборец и патриот.

Вводя имена Брута и Риеги, Рылеев напоминал о славном герое античной древности, стойком, убежденном республиканце и о знаменитом вожде испанской революции. Несмотря на одиночество гражданина, его голос громок и убеждающее правдив: за ним стоит история и он говорит от ее лица. Прошлое, настоящее и будущее как бы сделали его своим полпредом. Поэтому гражданин взывает и к традиционным национальным доблестям, и к грядущим поколениям. Речь гражданина, лирически взволнованная, рассчитана на большую аудиторию.

Она обращена к тем, кто холоден и равнодушен к общественному благу. Это – “юноши” одного с гражданином возраста (он говорит о своем “веке младом”), поколения и круга. Образ “юношей” создается стилистическими средствами, восходящими к интимной лирике, к жанрам элегий, посланий, романсов. Рылеев намеренно повторяет одни и те же характерные черты – “изнеженное племя”, “праздность”, “объятья сладострастья”, “хладная душа”, “хладный взор”, “объятья праздной неги”. Гражданское равнодушие, праздность, эгоизм, утверждает Рылеев, препятствуют общественной активности дворянской молодежи.

Но эти чувства могут быть преодолены в борьбе – в ней мужает и закаляется характер. Раскрывая перед “юношами” печальную историческую перспективу, поэт пророчит им позднее раскаяние, “справедливые потомков укоризны”. Его цель – осудить пассивность недовольной, но нерешительной и не слишком отважной дворянской молодежи, увлечь историческим примерами, высоким смыслом гражданской деятельности и самим образом сурового, непреклонного и смелого сына отечества.

В стихотворении “Я ль буду в роковое время…” наиболее полно выразился тот образ декабриста, страстного и горячего, чистого и высокого душой, живым воплощением которого был сам Рылеев.

Твір на тему: Анализ стихотворения Рылеева “Я ль буду в роковое время”

Related posts:

Анализ стихотворения Рылеева “К N. N.” (Ты посетить, мой друг, желала…) В стихотворении “К N. N.” (Ты посетить, мой друг, желала…) он очарован любимой женщиной. Интимная тема любовного послания поддержана мелодическими повторами, анафорами: Твой милый взор, твой взор волшебный Хотел страдальца.

Анализ поэмы Рылеева “Войнаровский” Рылеева всегда отличали исключительная честность и бескорыстие. Он хранил в чистоте звание революционера. Эти благородные нравственные качества Рылеев поэтизировал и в героях своих произведений. К ним принадлежал центральный образ поэмы.

Анализ стихотворения Тютчева Я помню время золотое С самой первой строки стихотворения рассказчик подчеркивает, что это лишь воспоминание о “золотом времени”, то есть о молодости и счастье. И герой вспоминает один определенный вечер на берегу реки. Конечно.

Разница мировидения Жуковского и Рылеева Жуковский и Рылеев – представители одной эпохи и одного литературного направления. Они жили и творили в начале девятнадцатого столетия, во время расцвета романтизма, когда идеал противопоставляется действительности, но не может.

Разница мировидения Рылеева и Жуковского Рылеев и Жуковский – представители одной эпохи и одного литературного направления. Они жили и творили в начале девятнадцатого столетия, во время расцвета романтизма, когда идеал противопоставляется действительности, но не может.

Путь К. Рылеева на Сенатскую площадь На исходе первой четверти XIX века Россия впервые увидела революционное движение против царизма. Одним из руководителей восстания дворян 14 декабря 1825 года на Сенатской площади был Кондратий Федорович Рылеев. Имя.

Стихи, поэмы и думы К. Ф. Рылеева В литературном движении 10-20-х годов XIX века важное место занимает творчество поэтов-декабристов – Рылеева, Одоевского, Кюхельбекера, Раевского и многих других, чьи имена вошли в историю русской литературы как имена ближайших.

“Поэт и Гражданин” анализ стихотворения Некрасова История создания Стихотворение было написано в 1856 г. и включено в изданный в 1956 г. сборник. Поскольку к тому времени сборник стихотворений 1856 г. уже прошел цензурную проверку, Некрасов ввел.

Анализ стихотворения Некрасова Поэт и гражданин Николай Некрасов – это писатель, поэт и просто человек очень творческий. Именно потому все его произведения очень необычны, и таят в себе очень многие важные мысли и чувства. Сам Некрасов.

“Стихотворения Маяковского все время на острие комического и трагического…” Казалось бы, комическое и трагическое, сочетаясь в любом произведении, указывают на его противоречивость, на некоторую неясность мысли писателя или поэта. Но это лишь поверхностное впечатление, какое, например, складывалось у многих.

Анализ стихотворения “Ива” А. А. Фета В стихотворении “Ива” А. Фет изображает трепетную картину любовного свидания. Характерной особенностью сюжета произведения является ориентация на настоящий момент: кажется, что описываемые в стихотворении события происходят прямо сейчас. Этот эффект.

“Стихотворения Маяковского все время на острие комического и трагического” (Ю. Н. Тынянов) Казалось бы, комическое и трагическое, сочетаясь в любом произведении, указывают на его противоречивость, на некоторую неясность мысли писателя или поэта. Но это лишь поверхностное впечатление. Сочетание комического и трагического в.

Дума К. Ф. Рылеева “Иван Сусанин” В исходе 1612 года юный Михаил Федорович Романов, последняя отрасль Рюриковской династии, скрывался в Костромской области. В то время Москву занимали поляки: эти пришельцы хотели утвердить на российском престоле царевича.

Анализ стихотворения Лермонтова “Дума” Стихотворение “Дума” по своему жанру является такой же элегией-сатирой, как и “Смерть поэта”. Только сатира здесь направлена не на придворное общество, а на основную массу дворянской интеллигенции 30-х годов. Главная.

Анализ стихотворения И. А. Бунина “Святогор” В стихотворении Бунина “Святогор” повествуется о смерти славного богатыря Святогора. Безутешный конь, верный друг Святогора, бродит вокруг и пытается разбудить богатыря, не желая мириться с его смертью. В этом стихотворении.

Читайте также:
Гражданская лирика Рылеева: сочинение

Анализ стихотворения Стихотворение “Зарыты в нашу на века..” изначально было песней, которая была написана в 1971 г. к фильму “Неизвестный, которого знали все”. Но по каким-то причинам песня в фильме не прозвучала.

Анализ стихотворения Н. Брауна Данное стихотворение Н. Брауна о слове, о речи и о том, какую роль в жизни человека она играет. Автор пытается донести до читателя то, что слово, являясь древнейшим способом общения.

Анализ стихотворения В. В. Маяковского “Необычное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче” Если в предреволюционных стихах Маяковского все больше и больше усиливались трагические ноты, то после октябрьской победы рабочего класса начинает звучать боевое, призывное, мажорное начало, с особой силой выраженное в знаменитом.

Анализ стихотворения Н. А. Некрасова “Поэт и гражданин” Известный литературовед Б. Эйхенбаум сказал: “…В числе разнообразных противоречий, накопленных русской жизнью и культурой прошлого века, имеется одно, наиболее мучительное, сохранившееся вплоть до революции: противоречие между “гражданской” и “чистой” поэзией.

Анализ стихотворения Фета “Шепот, робкое дыханье” В стихотворении Фета “шепот, робкое дыханье” 3 строфы, в каждой из которых по 4 стиха. Темой данного стихотворения является природа. Автор описывает переходное состояние природы от ночи к утру. Описание.

Анализ стихотворения “Молитва” Тема: Чудная молитва Идея: Благодатная сила молитва помогает пережить трудные минуты нашей жизни Размер: трехстопный ямб Рифма: перекрестная (чередуется дактилическая и мужская рифмы) В этом стихотворении очень ярко проявляются образы.

Анализ стихотворения Заболоцкого Одинокий дуб Николай Заболоцкий написал стихотворение под названием “Одинокий дуб” в 1957 году. Это стихотворение было написано не просто так, а под влиянием внешних, и особенно внутренних обстоятельств. Поэт являлся очень чувствительным.

Анализ стихотворения “Элегия” Н. А. Некрасова Борьба против произвола сильных мира сего – центральная тема поэзии Н. А. Некрасова, в которой доминируют гражданственные мотивы. Наиболее развернутое и весомое в этом отношении стихотворение – “Элегия”. Уже само.

Интерпретация стихотворения Н. А. Некрасова “Поэт и гражданин” Стихотворение “Поэт и гражданин” было напечатано в качестве предисловия в сборнике некрасовских “Стихотворений”. Идейный пафос этого произведения усматривают в контрастном противопоставлении автором противников: Гражданина, олицетворяющего действенный порыв и одушевление, и.

Анализ стихотворения А. Блока “Незнакомка” В стихотворении А. Блока “Незнакомка” даны два мира. Первый – реальный, в котором пьяные крики, “женский визг”, “детский плач”. Второй – две композиционные части в стихотворении, равные по количеству строф.

Краткий анализ стихотворения “К Чаадаеву” Тема вольности и борьбы с самодержавием звучит в стихотворении “К Чаадаеву”. Написанное в форме дружеского послания, оно отражает те взгляды и политические настроения, которые объединяли Пушкина с его другом П.

Анализ стихотворения В. Я. Брюсова “Творчество” Свое стихотворение В. Я. Брюсов написал 1 марта 1895 года. Это стихотворение вошло в его первый сборник лирики. Читая стихотворене “Творчество”, невольно задумываешься: “Кто мог написать эти строки? Безумец, место.

Анализ стихотворения “Русь” С. А. Есенина Из ранних произведений “Русь” – наиболее зрелое идейно и художественно. Этим стихотворением Есенин приобрел себе известность. Оно стало своего рода художественным кредо молодого поэта. Война для крестьянской Руси стала непоправимым.

Анализ стихотворения “Царскосельская статуя” Гений Пушкина, обаяние личности, его гуманистическая философия, открытия, сделанные в области русского стиха, оказали огромное влияние на развитие литературы XIX века, вошедший в историю как “золотой век” русской поэзии. Но.

Анализ стихотворения “Silentium!” Тютчева Тютчев не писал для публики, в основном, он писал для себя, излагая свои мысли на бумаге. В каждом стихотворении он ищет истину, правду. Стихотворение Тютчева “Silentium!” было написано в 1830.

Анализ стихотворения Рылеева “Я ль буду в роковое время”

Отзыв по роману Р. Сабатини Одиссея капитана Блада: сочинение

——————————————-
“Мой любимый литературный герой
В процессе прочтения мною многих литературных произведений разных жанров наметился круг моих любимых героев. Я назову вам некоторых из них: в фантастике – это некто Хемуль сталкер – одиночка из произведений Василия Орехова «Зона поражения» и «Линия огня»; в детективном жанре моим любимым героем является Ниро Вульф из произведений Рекса Стаута и, наконец-то, я напишу, кто лучший герой всех прочитанных приключений – это капитан Блад Рафаэля Сабатини, о котором и пойдёт речь в моём сочинении.
Капитан Блад – это вымышленный изощренным умом Рафаэля Сабатини персонаж серии рассказов про пиратов Карибского моря, имеющих свою резиденцию на острове Тартуга, являющимся Французской колонией.
Похождения капитана Блада оплетены сетью событий: морских битв, завоевание любви, интриг друзей. Совокупность этих событий раскрывает перед нами необходимую чашу знаний о тех временах, нравах, обычаях. Получив эту информацию, в полной мере представляешь все стороны жизни в те времена.
Итак, перейдём непосредственно к нашему герою. Его внешность я опишу так: «человек среднего роста, худощавый, но с правильно сложенной фигурой тела, с красивым лицом английского аристократа, коим не является, отличительной и запоминающейся чертой его лица были синие да, да, именно синие, а не голубые глаза». В одежде наш герой был щёголём и даже в схватке участвовал в лучшей одежде английского или испанского двора.
Описывая историю того, как капитан Блад стал флибустьером
Я начну с самого начала. Первоначально Блад был хорошим английским врачом с завидной репутацией. Во времена вспыхнувшего в Англии восстания он не примкнул ни к одной из противостоящих друг другу сторон. Но во время боевых действий помог своему другу лорду Палаты Пэров, который был за восстание. За это его сделали рабом и отправили на плантации в Новый Свет, а именно на один из островов Карибского бассейна, где он стал доктором, запросто «переплюнувшим» всех местных врачей по части мастерства.
Бежать с острова ему помог случай, который занёс в эти края испанский военный корабль. Цель рейда испанцев была ограбить город и уничтожить все суда, находящиеся в порту. Под покровом ночи Блад и ещё несколько рабов захватили корабль, стоящий недалеко от берега, на котором оставалось всего несколько часовых. Рано утром они вышли в открытое море с целью достигнуть Тортуги, где они и хотели попытать своё счастье как пираты. Свой корабль ярко-алого цвета Блад назвал «Арабелла», по причине, которую я изложу далее.
В результате действий Блада на него были озлобленны Англия, Испания, Франция всем им он нанёс довольно обширный ущерб в планах экономики, да и корабельного дела. В расцвет своей пиратской деятельности Блада называли не капитаном, а адмиралом, так как он являлся предводителем флотилии из семи кораблей. Ни одно государство, имеющее влияние в Карибском бассейне, уже не могло без потерь перевозить свои многочисленные грузы через эти места, благодаря Бладу и другим известным пиратам того времени.
Так как в книге описаны не только гениальные сражения и битвы то я расскажу также о любви Блада, имеющей место в его легендарной жизни. Когда он попал на остров в качестве его владельца, стал выступать полковник Бишоп командующий гарнизоном города. У него была дочь, с которой у Блада завязались сперва дружеские, а потом любовные, не перерастающее дальше невинных разговоров отношения. Из-за его выходки, когда он увёл корабль из порта, вместе со своими друзьями, она посчитала, что ошиблась в нём и на самом деле он «вор и убийца». Втечение рассказа эта фраза повториться ещё раз, когда он захватит корабль, на котором будет плыть она. В результате своих приключений Блад, как приговор будет повторять эти три слова, высказанные ему в порыве ярости Арабеллой. Да, кстати, забыл написать, что её звали именно так, и свой корабль он назвал в её честь. Со временем к Бладу пришло предложение от Английских властей стать губернатором одного большого острова, недолго думая, он соглашается и, отдав свои корабли лучшим друзьям, становиться губернатором. После этого Арабелла выходит за него замуж, и всё заканчивается счастливым концом.
Я выбрал образ этого бравого человека для своего сочинения, потому что в моей памяти образ капитана Блада отложился наилучшим образом, что бы написать моё восприятие и отношение к данному литературному герою.”
—————————————

Читайте также:
Гражданская лирика Рылеева: сочинение

Разместил все это некто Hitman4748

Обращаю ваше внимание, что это 10 класс! Не пятый, ни даже шестой.

вообще, эту вещь можно смело разбирать на цитаты

Случай звали дон Диего, и это был несчастный Случай

ыыы, ну зачем же так клеветать!

чертежи что-ли новых фрегатов воровал.

не, ну ладно остальные, но Блада-то за что в такие злодеи!

а мы-то и не знали! Блад какой затейник оказывается, это у него любовные отношения такие.

вот тут мы с Арабеллой зависли. Когда это Блад успел стать владельцем острова и где нынче выступает полковник Бишоп.

Элио, пропустили супер-перл:

Кстати, у автора выложен еще один перл – “Мои увлечения”. Это уже из области: “Краткость – сестра таланта”.
ЫЫЫЫыыыы. его творчеством воспользовались 5259 чел.

господи, как же в этот список Блад-то затесался! Вот не повезло парню

пытаюсь представить каких других видов.

Добавлено (2009-12-17, 4:12 Pm)
———————————————
не, ну кто докажет, что у нашего Рафаэля не изощренный ум, надо ж было простого английского врача в пирата карибского моря превратить, это вам не хухры-мухры!

Добавлено (2009-12-17, 4:16 Pm)
———————————————
я просто не могу, читаю и впадаю в неконтролируемый ржачь

выделено мной. Вот оно как оказывается.

“Одиссея капитана Блада”

Питер Блад, бакалавр медицины, закурил трубку и склонился над горшками с геранью, которая цвела на подоконнике его комнаты, выходившей окнами на улицу Уотер Лэйн в городке Бриджуотер.

Так начинается мой любимый роман Сабатини и, пожалуй, один из любимых из классики приключений.

Иллюстрировали роман разные художники, мне наиболее запала лаконичная графика В. Высоцкого – это его иллюстрации были в той книге, в темно-синем переплете, что была у меня.

сделан клип с его иллюстрациями

но сегодня лента принесла еще одного автора, и, отмечу – очень “вканонно”

начиная с работы “Бакалавр и герани” идет целая серия

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.

  • ← назад
  • 1
  • 2
  • вперед →

Хороший иллюстратор – редкость.

мне Блада нарисовали под роман-фанфик

но больше я люблю вот эту иллюстрацию

Обожаю твои клипы, тем более, с именно этими иллюстрациями)

Иллюстраторы – это, вообще, иногда очень большая часть книги и её успеха, что ли. Даже у Сабатини описания всяких там мелочей, типа как выглядит, во что одет, зачастую даны штрихами. Яркими, но всё-таки. И общее впечатление без иллюстратора, который увидит и “воплотит” образ. тот, который зайдёт читателю и не будет противоречить тексту. несколько беднее.

а как только начинаешь описывать как видишь ГГ или перса. получается или тягомотина или.

А может нужно просто учиться ещё создавать настоящего героя.

а я себе такогог Блада сгенерила

Спору нет, Высоцкий хорош. Но Игорь Ушаков ничуть не хуже. Кликнуть.

Кстати, он же иллюстрировал и “Королевство кривых зеркал” и многие др. книги. Кликнуть.

)) у меня первая любовь это Высоцкий)

Прикольные иллюстрации по ссылке

А глаза такие синие-синие

Он лучший, наш капитан! Ну и Мигелюшка, как же без него

Тоже люблю эти иллюстрации.

ты видела какуз собачку шипперку Марика нарисовала? у меня в гостевой))

Очень хорошо роман представлен. Тоже в детстве зачитывался “Одиссеей”. Читал во 2-й “Библиотеке приключений”, вместе с “Хрониками”. Но “Хроники” как-то не пошли, уже не помнятся.

да а Удачи не дочитала даже

К вопросу о фальшивости образов пиратов. Вынесу сюда, отдельно.

Наша литература тоже имеет шедевр “пиратского” жанра.

Бернардито Луис эль Горра – фальшив?

Давненько “Наследника из Калькутты” не вспоминал. Но в детстве, помню, книга запоем прочиталась.

надо учитывать что речь идет о класские романтических приключений или следовании их духу. и да романтических это в исходном смысле а не то, что сейчас под ромфантом понимают

поэтому если свои условности жанра, “фокус”

и в этом смысле оба героя вполне себе живые и верибельные

а кому надо релизм и как оно было на самом деле – следует выбирать другие книги

О, оказывается, я только эти иллюстрации и знаю, но никогда не обращала внимания, кто художник. Вообще это для меня ненормально, я всегда запоминаю, кто рисовал удачные иллюстрации, а тут вдруг.

вобщбе на форуме Сабатини много иллюстраций разных авторов – но Высоцкий кмк лучше всех

Спасибо за клип! В детство вернули и это – лучшее попаданство.

Кстати, у меня эта книга была в Библиотеке Приключений, желтая секция, вовсе не синяя.

это не мне)) но классно сделано

Я когда-то был в шоке, когда обнаружил книгу Р. Сабатини (того самого) “Жизнь Чезаре Борджиа”. Отличное исследование, о том, кто и для чего сочинил те самые страшные сказки о семействе Борджиа (исходники с фамилиями и датами, а также причиной написания пасквилей) и разбором самых одиозных. О Родриго (тот самый Александр VI), Лукреции (нормальная баба была, жители ей чуть памятник не поставили) и Чезаре, что в одиночку ходил на медведя, руководил армией и мечтал объединить Италию в единое государство. А сепары разные мешались. И как погиб, бросившись в одиночку на отряд рыцарей.

Читайте также:
Воспоминания современников о Рылееве: сочинение

у него и Псы Господни сильное. но не стала читать

я его в романах воспела) вместе с доном Мигелем

Иллюстрации очень понравились, а музыка из Игры Престолов мне показалась не к месту (совсем другие ассоциации). Я бы фоном поставил что-нибудь другое,

Как же я обожаю такие черно белые иллюстрации.

Тоже ГГ шибко симпатичен, хотя есть нюансы – в части навязаннывх в школе стереотипов “симпатий” .

а каких стереотипов?

“Одиссея капитана Блада” в синей обложке! У меня была такая, одна из самых любимых книг, перечитывал много раз. Посоветовал мне ее мой отец, который тоже ей в свое время зачитывался. Однозначно шедевр! А эпизод с обманом противника когда в шлюпке туда сюда возили людей, в одну сторону они сидели, обратно лежали, прижавшись к днищу, даже использовал в своей книге “Девятый” А. Каменистый. А еще читал где-то, что книгу эту рекомендовали к прочтению английским военным морякам, так как там очень грамотно был описан ход морских сражений – Сабатини разбирался в том, о чем писал. Иллюстрации – супер!

Рисунки хорошие, но Блада не люблю: фальшивый он для реалий 17 века, как купюра в 3 доллара, реальные корсары были проще, рефлексий гораздо меньше, прагматизма и жестокости гораздо больше. А в этого не верю (в отличие от Сильвера, например)..

Так Блад и не корсар изначально, а врач. Отсюда и не вписывается он в пиратскую среду, как Сильвер. У Блада менталитет другой, и в этом его фишка.

Айвенго? Квентин Дорвард? Найджел Лоринг? Джон Рокстон?

Кстати, назвать Блада нежестоким и непрагматичным. Хорошо знакомы с романом?

Навскидку – эпизод с привязыванием дона Диего к пушке и шантаж его сына. Блад абсолютно хладнокровно ведет игру, зная, что дон Диего мертв. И совершенно спокойно говорит потрясенному сыну – ваш отец умер от страха.

Не жестоко? Не прагматично? Ну, знаете, на вас не угодишь.

Блад “дает слабину” только когда дело касается женщин. И это абсолютно вписывается в образ образованного врача 17 века. И то. Был момент, когда он пьяный чуть не вломился к Арабелле, чтобы ее изнасиловать, ибо законная добыча.

В остальных же ситуациях Блад – хладнокровная прагматичная машина, идущая к цели и беспощадно убивающая на своем пути.

Рецензии на книгу Одиссея капитана Блада

В детстве и юности книги про пиратов как-то мимо меня прошли. Я больше была по индейцам, ужасно любила Кору и Ункаса, и до сих пор люблю. Читала Купера, Рида, немножко Лондона. А потом уже как-то выросла, и пираты для меня стали разбойниками, как-то читать про них не тянуло. Потом, конечно, случился “Mar y cel”, но это история другая.

Я долго и к этой книге присматривалась. Во-первых, название как-то отпугивало. Одиссея местами только интересна, а ещё очень для этого условия очень объёмна, пугали “пиратские” стереотипы – грызня за сундучок с пиастрами, кто кого перепредаст и т.д. Но здесь же этого нет.

Если вы боитесь стереотипной истории о пиратстве, вам сюда. Конечно, определённые формулы приключенческой литературы здесь есть. Но без них никуда. Главное-то не это. Главное – харизма героя.

И здесь он совершенно очарователен. Пират Шредингера. Он пират, ещё какой, но ужасно не хочет им быть. Самое обидное для него прозвание – вор и пират, и он его припоминать будет частенько. Вся его пиратская деятельность укладывается в следующее: “Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя мисс Арабеллы Бишоп” (пославшей в разных смыслах).

Можно воспринимать его метания по-разному. Если легко, то это обаятельно, прелестно, по-хорошему наивно, чисто и романтично (в смысле литературного направления, в не сердечек в глазах), подарит массу положительных эмоций при чтении. Если серьёзно, то кок всему вышеперечисленному прибавится сочувствие и желание помочь. За всю книгу был только один некрасивый поступок капитана, правда, некрасивый, но он в подавляющем меньшинстве.

Да, конечно, многое остаётся за кадром. Кровь, жестокость, моральный выбор. Само пиратство. Национальный конфликт даже как-то слишком выпячивается, но это дело такое. Надо принять. Такой жанр. Тут не о пиратстве даже, а о человеке. И так искренне история написана, с мальчишеским пылом, что сопротивляться ей невозможно.

А история удивительная. Почему Блад – пират Шрёдингера? Потому что он врач. И этим уже много сказано. А ещё у него есть маяк – мисс Арабелла. Милейшая мисс, собравшая в себе упрямство, пылкость, сердце и наивность. Без наивности никуда. Не будет психологической драмы, будет маяк, до которого надо доплыть. Тут тоже искренность делает простую историю живой, близкой сердцу, ей сопереживаешь.

Словом, очарование. Написано легко, завлекательно, хочется и дочитать скорей, и чтобы подольше читать. Так что тоже становишься читателем Шрёдингера. Вот такая история.

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

@neveroff, а меня вот не сразу к ней привели, я сопротивлялась.)

Я перечитывала лет в 19-20, даже лучше пошло, чем в детстве. Детали начала замечать, неоднозначность героев, разное мироощущение, трагедию прочувствовала.

@Headless, спасибо, значит в следующем году пройдусь по Магиканам))

@neveroff, да, надо бы и мне.) интересно, как сейчас прочитается.)

С одной стороны, это простая приключенческая детская книга. Тут есть чёткое разделение на друзей и врагов, чёрное и белое, правильное и неправильное. Главному герою всегда сопутствует удача, а его врагов преследует невезение. Все звёзды сморят благосклонно в его сторону, а одна-единственная рано или поздно поймёт его чистую и благородную душу.

Но с другой стороны, непродуманность главного героя коробит очень сильно. Самая очевидная из тем – это рабство. Питер Блад попробовал эту горькую систему на своей шкуре, и она ему очень сильно не понравилась. Тем не менее, это не мешает ему оказать помощь пострадавшему рабовладельцу, у которого несправедливо отобрали живой товар. Так что капитан Блад вовсе не против рабства, только его рабом не делайте, пожалуйста. А то может обидеться, как на короля Якова… А обиды он помнит долго.

Читайте также:
Гражданская лирика Рылеева: сочинение

И можно найти много других примеров, когда есть сильное ощущение, что мозгами шевелить Блад не любит. А то и не умеет. В общем, книга не впечатлила.
#флешмоб_Пираты

  • Опции
    • Пожаловаться
    • Открыть в новом окне
  • Поделиться
    • ВКонтакте
    • Твиттер
    • Фейсбук
    • Одноклассники
    • Мой Мир
    • Googe+

Если ты мальчишка и все еще грезишь морями и боями, то книга точно для тебя. Можно даже во все остальное не вчитываться, потому что описание боев, стратегия, тут поданы на отлично и понятно даже тому, кто про грот-мачты ничего не знает. Для романтичных барышень книжку эту всучить будет труднее. Тут мало романтики, хоть она есть и некоторые поступки свершается из романтических побуждений. И в какой-то момент ты сильно понимаешь людей Степана Разина, которые развели таки мужика княжну за борт сбросить, потому что вот всех тех треволнений, что из-за романтики в книге происходят, можно было бы с холодным рассудком избежать и в моем возрасте это уже читается “да доколе можно-то, тебе ж мужик уже за тридцать перевалило, ну возьми себя в руки, размазня!”

Опять же, как и подчеркнули в послесловии к книге, в ней очень мало сказано о проблемах того времени, говорится, но сильно вскользь, мы благодаря своим знаниям, можем вывести их для себя на передний план, автор же их старается обойти стороной. В конце концов он и так написал книгу где герой, хоть и благороден и даже доктор, но занимается пиратством, а пиратство – это сильно не благородно – это убийство ради наживы. Как не крути, но убийство, даже, если кого-то ты оставляешь в живых и даешь им челноки, каноэ и шлюпки.

Да и сам благородный англичанин, не сильно на самом деле благородством отличается. Так же как он умеющий мыслить самостоятельно и в это сопоставление входит, ни в какую не желает сопоставлением заниматься. Вот уж не знаю намеренно или так вышло случайно у автора, но оказавшись после суда рабом на Барбадосе Блад говорит такие слова:

“— Да, Англия стала «чудесной» страной при короле Якове. Вам не нужно жалеть меня. На Барбадосе жить лучше. Здесь по крайней мере можно еще верить в бога.”

И почти сразу за этим автор пишет что это за жизнь такая:

“Из сорока двух осужденных повстанцев, привезенных одновременно с Бладом на «Ямайском купце», двадцать пять купил Бишоп. Остальные были проданы другим плантаторам . С восхода до заката они трудились на сахарных плантациях, подгоняемые кнутами надсмотрщиков. Одежда заключенных превратилась в лохмотья, и некоторые остались почти нагими; жили они в грязи; кормили же их так плохо, что два человека заболели и умерли, прежде чем Бишоп предоставил Бладу возможность заняться их лечением, вспомнив, что рабы являются для него ценностью. Один из осужденных, возмутившийся свирепостью надсмотрщика Кента, в назидание остальным был насмерть запорот плетьми на глазах у своих товарищей. Другой, осмелившийся бежать, был пойман, доставлен обратно и выпорот, после чего ему на лбу выжгли буквы «Б. К.», чтобы до конца жизни все знали, что это беглый каторжник. К счастью для страдальца, он умер от побоев.

Только один Питер Блад, счастливо избегнув всех этих мучений, внешне не изменился, хотя в его сердце день ото дня росли ненависть к поработителям и стремление бежать из Бриджтауна, где так безжалостно глумились над людьми.”

И чем одна жизнь отличается от другой? Где тут что-то от Бога, чтобы в него верить? Как люди с людьми обращались паршиво, так и продолжают обращаться. Кстати, кто-то из иностранцев, как-то в сторону России сказал, оправдываясь тем, что они рабами делали негров, что мол, а вы вот своих собственных крестьян сделали рабами. Ну, вот честное слово, лучше бы не вякал, потому что занимались они тем же самым и не морщились. Я не оправдываю Россию, я изумляюсь глупости подобной аргументации.
Так чтобы закончить разговор о Боге и заодно привести довод в человеческой глупости, в данном случае нашего героя, приведу цитату, отчего он решил, что в Бога верить можно:

Говоря об этом, он посмотрел на высившуюся вдали темную массу горы Хиллбай и на бесконечный простор волнуемого ветрами океана. Блад невольно задумался, как бы осознав под впечатлением чудесного вида, открывшегося перед ним, и свою собственную незначительность и ничтожество своих врагов.
Вид хороший, понимаете. Людей забивают, людей убивают, люди голодают, бедствуют, а вид понимаете, хороший, поэтому точно вам говорю – бог есть. И тут вспоминается, как трогательно Гюго пытался донести до людей, что красота с трещиной, это не красота, это изъян, но наш Блад, как Эсмеральда, девушка без образования, прожившая большую свою жизнь среди нищих, ничего и не видевшая, восемнадцати лет отроду в пятнадцатом веке, он тоже видит, только блескучую вазу и считает, что это хорошо. Как можно восхищаться таким героем, я не понимаю. Я ж как обычно, читала историческую составляющую книги, погружалась в то, как ее преподнес автор и это было сделано очень качественно. В принципе и герой с такой точкой зрения, это герой именно из того времени, довольно таки глупый герой, который не понимает за что он сражается.

Но опять же, в послесловии к книге очень хорошо подчеркнули, что, являясь ирландцем, он вроде как являлся человеком без родины, у него не было целей. Поэтому он имеет возможность прибиваться к любому берегу и не имеет возможности подумать: “а ради чего все это?” Может быть именно поэтому он так ударяется в единственно важное, что у него появляется – в любовь. Об этом можно порассуждать, но очень скучно.

Интересно, что Блад у нас является вроде бы дальновидным парнем, ну он стратегии продумывает, может представить, что и как происходит. Но при этом смешно и по-детски выглядят его собственные оправдания в действиях. Например, не нападать на английские корабли, а только на испанские. Напоминаю, именно в Великобритании его осудили и продали как раба, а испанцем он ненавидит, ну, вот как в свое время было модно не любить Сташевского, так и испанцев в семнадцатом веке модно было не любить, потому что делали, все одинаково, просто испанцы чуть лучше, видимо, начинали раньше и поэтому выигрывали.

Читайте также:
Воспоминания современников о Рылееве: сочинение

“Это вело к достижению двоякой цели: удовлетворяло кипящую в нем жажду мести и приносило пользу — конечно, не ненавистному английскому королю Якову II, но Англии, а с нею и всей остальной части цивилизованного человечества, которую жадная и фанатичная Испания пыталась не допустить к общению с Новым Светом.”

Не, ну правда что ли? . приносило пользу — конечно, не ненавистному английскому королю Якову II. А кому. Кто Англия-то? Бедный народ что ли? Бакалейщики и шахтеры? Да как так мыслить-то можно?! С одно стороны, конечно, диалектично, но все же, будем честны, он приносил прибыль конкретно в это время только в карман Якову. И я могу понять, когда опять же восемнадцатилетняя девушка рассуждает именно так, но не взрослый же мужик. Но себя надо как-то оправдывать, а оправдания всегда нелепы. Если подойти к этой фразе именно так, а не как к черте Блада, то можно и на себя посмотреть и удивиться, что выглядим мы не лучше этого мужика, когда оправдываем, то, что на самом деле считаем не таким уж и правильным.

Книга очень хороша примерами. Она довольно неплохо потрясает историей, как было и как может быть. Ее алогичности так бросаются в глаза, что нельзя пройти мимо и благодаря этому не задуматься над ними применяя к себе, к своему миру, к людям рядом с собой. Да, герой не из тех, кем стоит восхищаться, но он хотя бы пытался найти цель, когда она для него в принципе отсутствовала. Это не так уж и мало – искать. Очень понятно, почему книгу печатали в Советском союзе и правильно делали, что дополняли послесловием, чтобы у мальчишек был не только набор “егегейептвоюмать”, но и расстановка действий, пояснений зачем что-то делать. Чтобы мозг думал, а не просто потреблял.

Кстати, про перевод. Я читала книгу 1960 года (но судя по всему только этот перевод и имеется у нас), поэтому там иногда возникало слово “милиция”, ну чтобы людям понятно было что это за люди и отряды, которые, конечно же, не имели к милиции, созданной в 1917 году никакого отношения, а было обычным войском, что в принципе это слово и означает.
Не знаю, что там было у автора, но я все еще задаюсь вопросом, а когда герой описанный входит не в каюту, то какой у него нос?

Дверь распахнулась, и в каюту вошел дон Мигель, высокий, загорелый, с орлиным носом.
Ну и просто из забавного, а вы знали, что есть остров “Лас Паломас”. Звучит сильно забавно, если делать ударение на последнюю А)))))

Рафаэль Сабатини «Одиссея капитана Блада»

Одиссея капитана Блада

Captain Blood: His Odyssey

Другие названия: Фрегат «Арабелла»

Роман, 1922 год; цикл «Капитан Блад»

Язык написания: английский

Перевод на русский: — А. Горский, Л. Василевский (Одиссея капитана Блада) ; 1957 г. — 30 изд. — А. Горский, Ю. Смирнов (Одиссея капитана Блада) ; 1994 г. — 1 изд. — А. Горский (Одиссея капитана Блада) ; 2005 г. — 14 изд.

  • Жанры/поджанры: Историческая проза
  • Общие характеристики: Приключенческое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Америка( Латинская | Северная ) | Мировой океан, моря( В открытом океане ) | Европа( Западная ) )
  • Время действия: Новое время (17-19 века)
  • Сюжетные ходы: Пираты | Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

Судьба была жестока к ирландскому врачу Питеру Бладу. В 1685 году он имел неосторожность оказать помощь раненому участнику восстания герцога Монмута. За милосердие к мятежнику Блад был сослан рабом в английские колонии в Вест-Индии.

Судьба переменчива — и скоро Блад превратится в самого дерзкого, удачливого и при этом благородного пирата в Карибском море. Он покорит сердце красавицы Арабеллы, дочери губернатора Барбадоса, и назовёт в её честь свой корабль. О его смелых вылазках и умении выбираться из любых ситуаций будут ходить легенды.

Роман впервые опубликован на русском под названием «Фрегат «Арабелла» в эмигрантской газете «Последние новости» (Париж) 31 января — 1 марта 1938 г.

— «Одиссея капитана Блада» 1991, СССР, Франция, реж: Андрей Праченко

Похожие произведения:

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

primorec, 27 июня 2012 г.

Если бы меня попросили назвать идеальную приключенческую книгу, подходящую, как взрослому, так и подростку, «Одиссея капитана Блада» была бы на одном из первых мест.

Что надо, чтобы отправится в захватывающее путешествие по южным странам? Хороший герой — благородный, честный и, что особенно важно — умный и образованный, ну и красивый — какой же еще должен быть пират: либо одноногий либо красавец./Первый колоритнее, но второй — приятней/. Несправедливо обиженный, чтобы каждое женское сердце сжималось от жалости и томления, а слезы сочувствия затмевали глаза. Конечно, влюбленный — как же без этого, и дама сердца должная быть обязательно красива и умна, но чтобы судьба противилась встрече влюбленных до самого финала.

И добавить сюда злодеев и негодяев, но без жестокости и лишней крови, интриги, морские сражения, сокровища, немного политики, романтики морских походов, вольного ветра, тропических ураганов, карибского солнца. Все это перемешать и запустить действие, так, чтобы не было у читателя ни минутки отвлечься. И счастливый финал, но такой, чтобы сбылись все, даже самые тайные и безумные мечтания героя. И вот он — один из лучших пиратских романов, незабываемое приключение, сбывшаяся мечта о дальних странствиях.

Я прочитала роман уже, будучи взрослым человеком, и побудил меня к этому достаточно забавный случай. Преподаватель английского в институте, пытаясь втолковать нам медицинские термины, не уставала повторять: «Кровь — Блад, тупицы, как фамилия капитана Блада!». Заинтриговало тогда, чем это мог заниматься капитан с такой фамилией. И это было такое замечательное открытие: куда только нашего брата- врача судьба не заносила.

Ev.Genia, 28 ноября 2013 г.

Приятно провести пару вечеров со старым, хорошо знакомым другом – книгой, которую, казалось бы, знаешь очень хорошо. Что нового она может преподнести, когда сюжет достаточно прост и все нюансы хорошо известны. Но дело в том, что для меня помимо повторения сюжета и желания ещё раз пройти с героями бок о бок, есть ещё воспоминания, ощущения и произведённое впечатление, которые испытала ещё тогда, в юности, когда впервые открыла книгу и перед взором предстал самый благородный и достойный из пиратов — капитан Блад. Вот именно эти ощущения и хотелось всколыхнуть сейчас, спустя много лет.

Читайте также:
Воспоминания современников о Рылееве: сочинение

По-прежнему капитан Блад предстаёт во всей своей красе, наполненной благородством, рыцарским духом, словом джентльмена, наделённый отвагой, храбростью, военной выдержкой, острым умом – он настоящий герой. Весь характер этого человека отражается в его голосе: он мог быть ласковым и обаятельным, когда нужно было кого-то уговаривать, а мог быть жёстким и звучащим, как команда, когда следовало кому-то внушить повиновение. Такой герой способен пробудить любовь к приключениям и авантюрам. Конечно, сейчас этот персонаж кажется очень идеализированным, совсем неправдоподобными выглядят поступки и слишком всё красиво в изложении, но как здорово читать, когда Питер Блад обставляет всех этих напыщенных высоких представителей королевской власти и в зале суда, и в каюте за разговором, и в морском сражении. Так и хочется воскликнуть: «Так всем им и надо!»

Автор наделил своего героя всем самым лучшим, что есть в человеке, поэтому ему так сопереживаешь в его судьбе. И кажется, что так и должно быть, что рядом с таким красивым героем есть такие преданные товарищи, как Волверстон и Джереми Питт, которые за своего капитана горой в любой ситуации; что ему посчастливилось обрести красивое и верное чувство к девушке – утончённой, воспитанной, уверенной, благородной и такой настоящей – ради которой всё совершалось так, чтобы она знала, что он остаётся джентльменом, хотя и пират; а все враги и завистники выглядят именно так, как и должны – алчные, кровожадные, глупые, напыщенные и излишне самоуверенные, за что и получают по полной. И всё же чертовски приятно читать, что в любых ситуациях капитан Блад оказывается прав, враги побеждены и посрамлены, а торжество справедливости приносит радость и удовлетворение.

Конечно, самым главным для меня было, когда я первый раз читала книгу, чтобы Арабелла и Питер Блад встретились, объяснили друг другу недосказанное и воссоединились (а как же иначе) – этот момент, описанный так трогательно и волнительно, помню, меня очень взволновал. И никак не думала, что меня может что-то ещё таким же образом затронуть сейчас, но последний бой «Арабеллы» произвёл сильное впечатление. Невозможно без волнения читать о том, что Блад видит последние минуты жизни своего корабля, который принёс ему свободу и славу, какую не знал ни один корсар, на котором он познал минуты и счастья, и отчаяния, и восторга и, что самое главное, громких и славных побед.

Книга замечательна во всех отношениях. Она отражает всё самое плохое в отрицательных персонажах и всё самое лучшее в положительных, позволяет негодовать над вопиющей несправедливостью и искренне радоваться торжеству справедливости. Эта книга относится к разряду тех, которые можно читать в любом возрасте, а так же и неоднократно перечитывать – она подарит хорошее настроение, приятные воспоминания и юношеский восторг от первого знакомства с героем и его приключениями и напомнит, что Audaces fortuna juvat – счастье покровительствует смелым!

iskender-leon, 25 мая 2013 г.

«Завтра снова мы выйдем в огромное море. »

Дай мне руку, друг! Мы перенесёмся с тобой на три с половиной столетия назад, в далёкие края, где солёные брызги волн Карибского моря разбиваются о скалы славного острова Тортуга. А вот и столица «черепашьего» острова — неистовый город Порт-роял, среди шумных улиц которого выделяется красивый белый дом с зелёными ставнями. Это резиденция губернатора, милейшего господина д’Ожерона, но к нему мы заглянем немного погодя. Сейчас же нас интересует один из многочисленных кораблей, стоящих на якоре на рейде в бухте напротив города. Этот настоящий краснобокий красавец с золочёной носовой фигурой и прекрасными обводами корпуса грозно ощетинился сорока медными пушками. На боку значится имя корабля и порт приписки — «Синко Льягас», Кадис. Что делает испанское судно в самом известном гнезде пиратов в этих водах? Пока странно немногочисленная, порядком растрёпанная и разношёрстная команда несёт вахту, мы пройдём в капитанскую каюту. Дело в том, что я хочу представить тебя одному человеку. Вот он, сидит за письменным столом и по-видимому задумавшись о чём-то важном, пока что не замечает нас. Давай воспользуемся случаем и рассмотрим его получше. Это высокий и худощавый, черноволосый человек лет тридцати пяти. Он одет в чёрный, отделанный серебром элегантный камзол, на котором выделяется кружевное жабо и к тому же вооружён — на поясе пристёгнута шпага. Да, кстати, будь предельно вежливым, если тебе вздумается спросить откуда он родом. Хотя и испанцы и голландцы легко примут его за своего, на самом деле он не имеет с ними ничего общего и его родной язык английский. Но боже упаси тебя вслух предположить, что он англичанин! На это он обязательно с холодком в голосе ответит тебе, что имеет честь быть ирландцем. Но вот мы наконец замечены, он повернулся к нам своим открытым, честным и решительным лицом на котором резко выделяется пара голубых глаз, в которых, обладая некоторой сноровкой, ты можешь прочесть незаурядный ум, хладнокровие и похоже ироничный взгляд на жизнь. Позволь представить — капитан Питер Блад!

О, как я завидую тем кто ещё не читал эту книгу! Я завидую даже и тем, кто не открывал её хотя бы лет пять и успел хоть немного подзабыть её!

Задолго до того как Джек Воробей стал суперзвездой голубых экранов, в литературе стал зарождаться положительный образ пирата. Перенося образ сухопутного «благородного разбойника» на морские просторы, были созданы капитан Хайдегер из «Красного корсара» Фенимора Купера и Эмилио Роканерра, известный как Чёрный корсар из одноимённого романа Эмилио Сальгари. С некоторой натяжкой сюда можно отнести и знаменитого капитана Немо из «Двадцать тысяч лье под водой» Жюля Верна. В 1922 году у Рафаэля Сабатини выходит «Одиссея капитана Блада» — роман, который уже почти век держит пальму первенства литературы на пиратскую тематику.

Читайте также:
Гражданская лирика Рылеева: сочинение

Образ главного героя собирательный. Значительная часть его подвигов позаимствована у знаменитого Генри Моргана, сначала пирата, а после вице-губернатора Ямайки. Некоторые детали биографии капитана Блада напомнят нам о Френсисе Дрейке, Мартине Фробишере и Уолтере Рэли. Немало взято из знаменитых «Пиратов Америки» Александра Эксквемелина, как уже справедливо заметил предыдущий рецензент. Но здесь я хотел бы его дополнить, поскольку хотя как и многие до него, Сабатини немало почерпнул для себя из мемуаров пиратского врача, но ещё больше он взял из книги «Всеобщая история пиратства» знаменитого Даниэля Дефо. Кроме того, автор «Робинзона Крузо» и сам отчасти является прототипом Блада — в молодости он принимал участие в том самом восстании герцога Монмута против Якова Стюарта. Ещё одним реальным прототипом героя стал Генри Питмен, хирург Монмута, сосланный как и Блад на Барбадос, но правда не вдохновившийся впоследствии карьерой пирата.

Тут у кого-то могло возникнуть мнение, что Сабатини просто талантливый компилятор. Ни в коем случае! «Одиссея капитана Блада» и два последовавших впоследствии продолжения — это абсолютно самодостаточные литературные произведения. Это увлекательная, легко читающаяся, захватывающая книга. Она окутана клубами порохового дыма, залита светом яркого тропического солнца, наполнена шумом морских ветров, грохотом пушек, ароматом испанского вина, звоном шпаг и абордажных сабель, красотой надутых белоснежных парусов и скрипом гусиных перьев о бумагу.

Конечно, Блад — герой идеализированный, джентльмен и рыцарь на капитанском мостике. Волею случая и судьбы став пиратом, он умудряется сохранить свои руки чистыми, а совесть спокойной. Он ловок, силён, великодушен, умён, везуч, одним словом практически идеален. Из недостатков разве что склонность к театральности, если конечно считать её за таковой. Герой получился бы не то что картонный, а прямо таки из жести, если бы Сабатини не догадался наделить его плещущей весельем иронией, которую капитан нередко обращает против себя самого. Вдобавок автор наделил Питера Блада уязвимым местом в виде любви к племяннице злейшего врага. Так и получился у Сабатини на редкость притягательный герой, которому хочется и подражать и наследовать.

Перед вами книга, которой негоже пылится непрочитанной на полке. Невероятные приключения, описанные в романе, просто не могут оставить вас равнодушными. Если же вы читали её раньше, быть может самое время вернутся к ней снова и погрузиться в историю капитана Блада, острота клинка которого уступает лишь остроте его ума.

Семь футов под килем и попутного ветра, друзья!

Auqian, 24 марта 2017 г.

Для меня эта книга входит сразу в две знакомые каждому категории, что ни на йоту не уменьшает восторг от них, а, наоборот, делает произведения еще ближе сердцу.

Первая — книги, которые советовал почитать заботливый родитель. Этот внутренний протест, который не позволил безропотно внемлить совету, и эта волшебная фраза: «Попробуй, почитай, а потом скажешь, если не понравилось». И ведь все равно сначала было нежелание, потом настороженность, а потом тебя водоворотом захватывает этот бескрайний мир. Казалось бы, избитая тема пиратов, относительно неизвестный автор.. Признаюсь, в подростковом возрасте мои ожидания покоились на дне океана с камнем на шее. В начале книги я почувствовал легкий воодушевляющий бриз, когда узнал, что главный герой — мой тезка. Но лишь спустя несколько десятков страниц я настолько прилип к этой книге, что перенес настольную лампу к кровати, чтобы втихаря читать под одеялом по ночам. После этого я, как и многие другие читатели, начал по-настоящему грезить морем, пиратами, свободой и справедливостью, расправив паруса под попутный ветер грез.

А теперь вторая категория. Это книги, к которым ты возвращаешься спустя много лет, а они не только не увядают, но играют новыми красками. Не только оживляют воспоминания, но и дарят новые. Всё не перестаешь восхищаться как умом и находчивостью главного героя, так и его выдающимся личностным качествам. В пору сентиментальности на первый план выходит замечательная любовная линия, порой хочется насладиться именно хитроумием главного героя, бывают моменты, что ключевыми оказываются моральные качества героев. Эта книга столь ярка и многогранна, что гарантирует ей место на особой книжной полке моего сердца.

Говоря о самой книге, она дарит потрясающий коктейль чувств и эмоций, из которого каждый сможет вынести урок. Чувство свободы идет рука об руку с четкими понятиями справедливости и чести. Мне кажется, эта книга обязательна к прочтению не только всем подросткам, но и взрослым, в ком еще осталась искра приключений, капля подросткового романтизма. Ведь уже чуть позже понимаешь, насколько актуальными были эпизоды, где

Однозначно это будет произведением, которое уже я буду советовать следующему поколению!

Одиссея капитана Блада (Сабатини Рафаэль)

«Одиссея капитана Блада» появилась в один год с другой «одиссеей» — романом Джеймса Джойса «Улисс». Но, хотя обе книги отсылают к легендарному Гомеру и их герои уподобляются странствующему Одиссею, располагаются они на противоположных сторонах литературной сцены. Миф об Улиссе определяет сложнейшую структуру романа Джойса, он должен был, по замыслу автора, универсализировать историю рядового дублинца, растянуть его один-единственный день на тысячелетия истории. Роман писался долго, трудно, огромного труда он требует от читателя, даже хорошо подготовленного. В истории литературы он стоит в ряду крупнейших явлений модернизма. Книга Сабатини принадлежит к разряду популярной беллетристики. Назвав приключения своего героя «Одиссеей», он прежде всего воспользовался ставшим нарицательным именем как метафорой.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

В судьбе и в характере капитана Блада многое напоминает героя древнегреческого эпоса: странствия по островам, отвага и хитроумие, которые он проявляет не только в бою, но и тогда, когда надо пробраться в лагерь противника. Роман Сабатини не претендует на многозначность, он читается легко, но и любителя приключенческой литературы, развлекая, он ведет в мир гораздо более серьезный, чем это может показаться на первый взгляд.

Сабатини был современником крупнейших английских писателей-реалистов, таких, как Б. Шоу, Г. Уэллс, Дж. Голсуорси, и многих других. Среди этих столпов XX века он, безусловно, потеряется. И вряд ли можно укорять авторов историй английской литературы, даже не упоминающих его имени. Но у Сабатини есть свое место. Оно располагается в ряду писателей, развивавших традиции приключенческой исторической беллетристики.

Читайте также:
Воспоминания современников о Рылееве: сочинение

Особенной популярностью она пользовалась на рубеже веков. Многие ныне справедливо забытые романы предлагали читателю облегченное изложение «истории в занимательных рассказах». В роли главных героев выступали короли и королевы, их фаворитки и фавориты. Глубинный смысл исторических событий либо попросту фальсифицировался, либо заслонялся внешней эффектностью. Сабатини следует непременному условию приключенческого жанра — служить занимательным чтением. Он обладает даром рассказчика держать читателя в состоянии неослабевающего напряжения. Но его повествование не паразитирует на историческом материале, оно им определяется и из него вытекает.

В исторических романах, тем более приключенческого характера, правда и вымысел могут находиться в самых разных соотношениях. Вальтер Скотт, которого по праву считают родоначальником самого жанра исторического романа, был прежде всего верен духу истории и потому поражал современников и все последующие поколения масштабностью исторического мышления. Дюма, создавшему блестящие образцы историко-авантюрного романа, история, по его собственным словам, служила гвоздем, на который он вешал свою картину. Не претендуя ни на точность, ни на глубину исторического анализа, легко объясняя исторические события личными конфликтами, он передавал атмосферу эпохи, увлекал романтикой приключений. И картины, им созданные, не померкли от времени, как знают читатели разных возрастов.

В начале XX века, когда исторические романы пользовались в Англии огромным читательским спросом, для многих их авторов достаточно было прочитать «Историю Англии» Маколея либо другие не менее известные труды, чтобы переложить исторические сюжеты на язык беллетристики. Сабатини тоже начинал с чтения книг по истории, но от них он переходил к документам, к художественным и эпистолярным произведениям эпохи, в которых видел важнейший источник воссоздания «живой реальности прошлого». Он считал, что исторический романист должен изучить избранный им период с такой тщательностью, чтобы чувствовать себя в нем как дома. Но если он знает свое писательское ремесло, предостерегал Сабатини, то не станет загромождать рассказ приобретенными знаниями, а лишь «наполнит и осветит ими» свое повествование. По мнению Сабатини, художник вправе строить свой сюжет не только на подлинных фактах, но и на вымысле, может изображать исторические лица или создавать свои персонажи, равно как и совмещать то и другое, однако непременным условием остается «реальный исторический фон, с которым сюжет и персонажи находятся в реальном и правдивом соотношении». Это условие Сабатини соблюдал в своих лучших романах. Реальные факты истории выступают в них в роли обстоятельств, определяющих логику повествования и приключения героев. Лучшее тому свидетельство— книги о капитане Бладе, любимом герое Сабатини, о приключениях которого после «Одиссеи капитана Блада» он писал еще трижды («Хроника капитана Блада», 1932; «Капитан Блад возвращается», 1931; «Приключения капитана Блада», 1936).

Сабатини рассказал в них о событиях XVII века, во многих отношениях, примечательных для последующей истории Великобритании. На ее собственной территории шла борьба между сторонниками и противниками возрождения абсолютизма. Она закончилась в 1688 году государственным переворотом, в результате которого был окончательно устранен абсолютизм и установлена конституционная монархия, наделявшая высшей властью парламент. Эта форма правления сохранялась на протяжении следующих столетий с той лишь разницей, что права короны все более урезались и сама она превращалась скорее в традиционный символ.

В конце XVII века складывалась не только новая форма правления, но и шло становление будущей Британской империи. Ее история началась с войны с Испанией, бывшей тогда крупнейшей колониальной державой. Захваченные в конце XVII века острова Карибского моря Барбадос и Ямайка были среди первых английских морских баз.

И в Европе и в сравнительно недавно, всего два столетия назад открытом Новом Свете шли почти непрерывные войны между соперничающими державами. Англия то враждовала с Голландией, то в союзе с ней и Францией выступала против Испании, то заключала мир с Испанией и воевала с Францией. Перестановки совершались быстро, как на шахматной доске. Но это была не игра и не рыцарский турнир, а война, имевшая глубокие экономические и политические причины и далеко идущие цели. Она определялась борьбой за господство и раздел мира, борьбой, в которой было не до «правил игры». Известия о том, кто с кем находится в состоянии войны или уже заключил мир, нескоро доходили до берегов Нового Света. И здесь, на островах Карибского моря, разделяющего Северную и Южную Америку, где еще Колумб закрепил открытые им земли за испанской короной и Испания отстаивала свои монопольные права на торговлю с Америкой, а точнее, на ее ограбление, территориальные захваты, а тем более нападения на корабли совершались и вовсе без учета «официальных» войн. Колониальные войны не имели перемирий. Они велись пиратским способом и с помощью пиратов, которых переманивали друг у друга флотилии всех королевств.

Эта эпоха влекла к себе многих романистов. В ней находили драматические перепитии борьбы за английский престол, романтику завоевания и освоения новых земель. Находили и героев — венценосных и претендентов на венец, отважных флибустьеров, водружавших английский флаг на захваченных землях. О восстании герцога Монмута писал его участник, знаменитый автор «Робинзона Крузо» Д. Дефо. В конце XIX века к этому же эпизоду обратился популярный в то время романист Р. Д. Блэкмор. Восстание Монмута изображено в одном из романов А. Конан Дойла, который, прежде чем создать своего Шерлока Холмса, получил признание исторического романиста.

Но особым интересом пользовалось все, что казалось прошлого Британской империи. Писали преимущественно в духе Чарльза

Кингсли, который в середине XIX века в приключенческо-историческом романе «Эй, к Западу!» прославлял колониальные захваты и утверждал моральное превосходство англичан. Среди его героев были знаменитые пираты-мореплаватели У. Рэли и Ф. Дрейк. О «славном» прошлом Британской империи с особенным восторгом писал популярный беллетрист Дж. Хенти, автор около сотни романов о великих деяниях создателей империи. Написанные в конце прошлого века, они продолжали оказывать влияние на читательское восприятие истории и в 20-е годы нашего столетия.

В отличие от такого рода литературы события истории, оживающие на страницах произведений Сабатини, лишены романтического ореола, в их освещении нет налета колонизаторского шовинизма, джингоизма, как его называли в Англии. Борьба, которая шла на территории Англии и далеко за ее пределами, увидена в ее реальном значении, как борьба за власть в первом случае и грабительский захват колоний во втором.

Читайте также:
Гражданская лирика Рылеева: сочинение

Восстание герцога Монмута, претендента на английский престол, с которого начинается «Одиссея капитана Блада», само по себе мало занимает писателя. В истории героя оно играет лишь роль рокового случая, неожиданно изменившего его судьбу. Оно показано глазами стороннего наблюдателя, не сочувствующего ни одной из соперничающих сторон, безразличного к исходу начинающегося сражения и тем не менее едва не поплатившегося собственной жизнью за чуждые ему интересы. В определенной степени в его изображении представлена позиция простого люда, обманутого, вовлеченного в «фанатичное восстание», которое не может принести ему ничего, кроме новых бед. В сценах, следующих за поражением восстания, раскрывается продажность английской аристократии в обоих лагерях, взяточничество, лицемерие и бесчестность правителей Англии вплоть до самого короля и его ближайшего окружения. Истинные виновники восстания— богатые дворяне купили себе прощение, тогда как обманутый ими простой люд ожидали массовые казни.

В соответствии с реальной историей показана мученическая судьба сотен тысяч «бунтовщиков», которым смертную казнь заменили рабством в южных колониях. Они не могли выкупить свои жизни, НО зато их можно было продать и таким образом вознаградить верных придворных.

Без прикрас рисуется жизнь колоний, где «бремя белых» Киплинг видел его в цивилизаторской миссии англичан — легко и с большой выгодой для себя несли такие представители власти, как полковник Бишоп.

Не отступает Сабатини от истины и тогда, когда показывает, как осуществлялись колониальные захваты, по сути, ничем не отличавшиеся от пиратских налетов. В годы после первой мировой войны, когда он познакомил читателей с приключениями своего капитана Блада, Британская империя, «над которой никогда не заходило солнце», еще переживала пору расцвета. В результате империалистической войны она «получила» новые африканские, средне- и дальневосточные территории. В 1918 году под властью короны находилось более четверти земной суши и более четверти ее населения. Пройдет еще пятьдесят лет, и Британская империя как политическая система перестанет существовать, от нее останутся небольшие островные владения и несколько морских баз. Но имперский «комплекс превосходства», заразивший сознание нации, дает о себе знать и поныне. Мифы, создававшиеся «строителями империи», в 20-е годы, когда писал Сабатини, пользовались большой популярностью. Долгое и упорное внедрение идеи цивилизаторской миссии смягчало, уводило в тень подлинную историю грабежей и насилий. Как правило, она оставалась в тени и в исторической беллетристике. Сабатини же выделяется как раз тем, что показал ее без романтических прикрас.

Романтическая природа книг Сабатини имеет другой источник. Создание мира увлекательных романтических приключений связано с образом капитана Блада, мужественного и благородного «рыцаря-пирата». Но и здесь Сабатини лишь отчасти следует романтическому штампу. Его персонаж заметно отличается в ряду примелькавшихся образов «благородных корсаров», книгам о которых нет числа. Сабатини не отступает от условностей приключенческого жанра, но его книги выделяются на общем фоне популярной исторической беллетристики, той, что не идет дальше иллюстрации самых расхожих идей и представлений, не только видением истории, но и типом героя.

Заглавный герой Сабатини не является лицом историческим, хотя, сочиняя его историю, автор вводит в нее факты биографии некоторых реальных лиц. Прежде всего он воспользовался эпизодами жизни врача и путешественника XVII века Генри Питмена, рассказанными им самим. «Повествование о великих страданиях и удивительных приключениях Генри Питмена, хирурга покойного герцога Монмута» — сочинение под таким названием было опубликовано в Лондоне в 1689 году и переиздано в начале XX века. Обстоятельства, в силу которых он оказался призванным на службу к герцогу, приговор суда и отправка на Барбадос, жестокое обращение губернатора острова с ним и его товарищами по несчастью, его побег вместе с несколькими другими пленниками на маленькой открытой лодке, жизнь на необитаемом острове, где им пришлось пробыть около трех месяцев, пока их не забрал капер и не доставил в целости обратно в Англию, — уже из этого перечня злоключений реального Питмена видно, что, воспользовавшись некоторыми фактами его биографии, Сабатини создал совсем другого литературного героя.

Превратности судьбы вынудили Блада стать пиратом. И здесь Сабатини не преминул воспользоваться рассказами о знаменитых пиратах, которых английская история возвела в почетный ранг создателей Британской империи. Пиратские экспедиции «морских соколов» Дрейка, Рэли, Гренвиля, Фробишера, Хокинза и других грабили корабли и порты Испании и Португалии, первых колониальных империй, в соперничество с которыми вступила Англия, совершали рейсы к берегам их владений в Центральной и Южной Америке, Вест-Индии, Индии, Западной и Восточной Африке. «Пайщиками» их «предприятий» были сами английские короли. С их территориальных захватов начиналась Британская империя. И она оценила заслуги своих «сынов», возводя пиратов в рыцарское достоинство, предоставляя им высокие государственные посты.

В самом деле, нелегко сказать, кем был Фрэнсис Дрейк, на столетие опередивший время Блада: знаменитым мореплавателем, совершившим второе после Магеллана кругосветное плавание, именем которого назван пролив, соединяющий Атлантический и Тихий океаны, вице-адмирал английского флота, которому Англия была обязана разгромом испанской «Непобедимой армады», или грабителем, возглавлявшим пиратские экспедиции в Вест-Индию, уничтожавшим мирные города, привозившим из своих «путешествий» огромные богатства и делившимся своей добычей с королевой Елизаветой. Столь разносторонняя деятельность ставила в затруднительное положение саму английскую королеву, после очередной экспедиции Дрейка она не всегда могла сразу решить, следует ли встретить его как героя или повесить как преступника.

Или сэр Генри Морган, которого Британская энциклопедия представляет как «пирата и губернатора Ямайки». Его имя Сабатини упоминает особенно часто. О Бладе говорится, что он затмил славу Моргана, как и он, пошел на королевскую службу и в конце концов даже стал губернатором Ямайки, как до него им был тот же Морган. Можно еще вспомнить, что по одной из легенд, которыми обросло ими Моргана, его в детстве похитили и продали в рабство на Барбадос—так что в Вест-Индии он, как и Блад, оказался не по своей воле.

Источники:

    Рафаэль Сабатини. Одиссея капитана Блада. Хроника капитана Блада / Вступительная статья А. Саруханян. Издательство: Правда. Москва . – 1984 год.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: