Рецензия на рассказ Бабеля Соль: сочинение

Рецензия на рассказ Бабеля «Соль»

Скачать сочинение
Тип: Идейно-художественный анализ произведения

«Конармия» И. Бабеля – это сборник небольших новелл, связанных темой гражданской войны, единым образом повествователя и повторяющимися персонажами без подробного описания их жизни. Мерцающая многолюдность оправдана буднями первой Конной – кто-то погибает, кто-то теряется на дорогах войны.
Одна из новелл имеет название «Соль». Она повествует о том, как «любезные казачки» пустили в вагон поезда женщину с грудным младенцем на руках, но, поняв, что свёрток на груди не ребёнок, выбросили несчастную из вагона, расстреляв из винтовки, поскольку при падении она оказалась жива. Повествование ведётся от лица солдата Никиты Балмашева. Это простой, малограмотный казак. Язык его письма пестрит просторечиями, бранными словами: «надеюся», «семь ден», «пробивши первый звонок», «антиресное дитё». Кроме того, встречаются в его повествовании революционные штампы: «способствовать общему делу», «поруганной власти», «трудящаяся мать в Республике». Можно предположить, что герой, как и тысячи других, обманут временем, он всего лишь орудие в руках гигантской революционной машины.
Нельзя к поступку Балмашева относиться однозначно. Сначала солдат с сочувствием отнёсся к женщине с младенцем на руках. Он был на поле боя, убивал людей, совершал насилие над женщинами, возможно, грабил, занимался мародёрством. Он понимал, что беззащитная женщина с ребёнком в такое опасное и жестокое время может попасть в беду. Балмашев заступился за неё перед взводом: «удивляет меня слышать от вас такую жеребятину, вспомните, взвод, вашу жизнь и как вы сами были дитями при ваших матерях и получается вроде того, что не годится так говорить».
Каждый, кто услышал эти слова, вспомнил о своём доме, семье. Сердца их наполнились теплом и жалостью к женшине и младенцу: «Садитесь, женщина, в куток, ласкайте ваше дитя, как водится с матерями, никто вас в кутке не тронет и приедете вы, нетронутая, к вашему мужу, как это вам желательно и надеемся на вашу совесть, что вы выростите нам смену, потому что старое старится, а молодняка видать мало».
Но когда обман раскрылся (в пелёнках оказался спрятанным «добрый пудовик соли»), сострадание Балмашева превратилось в озлобленность. Ведь он сам просил пустить в поезд мешочницу, потому чувствовал себя перед товарищами неудобно и заставил женщину перед всеми оправдаться. И когда та смело ответила за свой поступок, главный герой совсем забыл о доме, о родных его сердцу людях, забыл, что перед ним стоит всё-таки женщина, у которой на самом деле могла быть семья. Теперь Балмашев не человек, а борец за дело революции, для которого все люди делятся на своих и чужих. И чужих нужно уничтожать во что бы то ни стало, даже ценой своей жизни. Этим можно объяснить желание героя прыгнуть с поезда и убить женщину, которую он только что столкнул на землю. Бойцы пожалели товарища, который мог погибнуть, и предложили застрелить её из винта. Никто из них не пожалел женщину. Она просто пыталась выжить, как тысячи других мирных жителей. В то время было много спекулянтов, так называемых мешочников, которые меняли любой редкий товар на пищу или что-то другое.
Отношение к женщинам у солдат абсурдно. Бойцы насилуют и тут же жалеют их, сочувствуют их нелёгкой доле. Они сами осознают свою жестокость, но уже не хотят остановиться перед возможностью насилия. Чего стоит такое звериное сострадание?
Эта зарисовка, выхваченная из революционных будней, показывает, как идея партии убивала в людях всё живое и гуманное. В жестокое время гражданской войны терялись родственные и дружественные связи. Многие даже до конца не осознавали, за что конкретно ведут борьбу, слепо верили, что большевики подарят народу счастливую безбедную жизнь. Они голодали, болели, вели борьбу в нестерпимых условиях, но терпели, по ночам мечтая о родном доме. Чья вина в страданиях тысяч людей? Автор не даёт ответа. Человеческая жизнь в революции обесценена – вот к какому выводу подводит нас автор. Увы, бойцы верят, что жестокость на войне – необходимость. Бабель заставляет нас задуматься о стихийной жестокости народа в гражданской войне, о том, что тяга к дому, к нормальной мирной жизни, сохраняющаяся в обожженной войной душе буденовских казаков, может прорасти ростками гуманизма, и тогда они заботливо оберегают от опасности женщину с ребенком. Но может прорасти и необузданной жестокостью, когда, раскрыв обман, конармейцы легко расправляются с беззащитной женщиной, невольно посмеявшейся над их сокровенными чувствами.
Тема гражданской войны, её жестокости и бесполезности интересовала многих писателей: Фадеева, Шолохова, Булгакова. Писательский взгляд Бабеля на революцию, которую он изобразил резко отрицательно, изнутри закончился для него трагически – «Конармия» была объявлена отходом от советской действительности. Он сам обвинён в участии в троцкистской организации, шпионаже в пользу французской разведки и расстрелян.

Читайте также:
Исаак Бабель: Трагедия писателя: сочинение

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Бабель И.Э. / Конармия / Рецензия на рассказ Бабеля «Соль»

Смотрите также по произведению “Конармия”:

Рецензия на рассказ И. Бабеля «Соль» – 2 вариант

Рассказ «Соль» входит в цикл рассказов И. Бабеля «Конармия» (1926). «Конармия» имеет фрагментарную, разорванную композицию, что позволяет автору показать объект своего художественного исследования с разных сторон. А этим объектом является трагическое событие в истории России начала 20 века – гражданская война.
Рассказ «Соль», на мой взгляд, повествует о трагической стороне гражданской войны, вернее, об одной из них. Построено данное произведение как письмо в редакцию одного из «солдат революции» – Никиты Балмашева.
Стилистически верно передана речь данного героя: «Хочу описать вам за несознательность женщин, которые нам вредные», «Поэтому опишу вам только за то, что мои глаза собственноручно видели», «Все мы горели способствовать общему делу и имели направление на Бердичев». Она напоминает речь рассказчика из романа А. Платонова «Котлован». Это варварская смесь просторечий и канцеляризмов, неуместно и неправильно употребленных, является характерной чертой того сложного времени.
Психологически тонко рисуется и характер Балмашева. Это фанатически преданный делу революции человек, готовый ради него на все, вплоть до убийства. Балмашев, говоря словами А. Фадеева, обладает «революционной нравственностью». То есть он, как и герои фадеевского «Разгрома», считает, что все, что способствует делу революции, – нравственно, а что мешает ему – безнравственно.
Очень жаль, что Никита, как и сотни тысяч других «солдат революции», во многом заблуждается, во многом является жертвой обмана. Вспомним его возмущение и искреннюю уверенность в том, что Троцкий – один из «вождей революции» в то время – «есть отчаянный сын тамбовского губернатора и вступился, хотя другого звания, за трудящийся класс».
Сюжет рассказа «Соль» незатейлив и прост. В вагон к солдатам просится «представительная женщина» с грудным ребенком. Она рассказывает историю о том, что не может добраться до своего мужа, и просит солдат взять ее в вагон.
Бабель без всяких прикрас показывает облик «солдат революции». Эти мужики начали отпускать непристойные шутки в адрес женщины: «Пускай ее, – кричат ребята, – опосля нас она и мужа не захочет!» Вспомним, к тому же, что до появления этой героини «ребята», ехавшие в вагоне, разогнали всех «мешочников», а некоторых «женщин посадили по теплушкам». Так в вагоне второго взвода оказались еще «две девицы».
После небольшого внушения Балмашева, который призвал солдат иметь уважение к женщине и ребенку, вспомнить свои семьи, взвод решил помочь героине, довести ее до мужа «в целости и сохранности»: «Садитесь, женщина, в куток, ласкайте ваше дите, как водится с матерями, никто вас в кутке не тронет».
Но весь вечер Никиту мучают смутные догадки. Наконец, не выдержав, ночью, он подходит к героине, отбирает у нее «ребенка» и срывает со свертка пеленки. «Дите» оказывается большим мешком с солью, а «представительная» мать – обычной мешочницей, спекулянткой.
В свое оправдание женщина говорит: «Простите, любезные казачки – … не я обманула, лихо мое обмануло. ». Эти слова затрагивают важную проблему – нравственности поступков спекулянтов-мешочников и вообще людей в условиях гражданской войны. С одной стороны, спекуляция сама по себе не очень хорошее дело. Кроме того, эту женщину, как и всех остальных мешочников, Никита считает контрреволюционерами, которые невидимо точат дело революции. С другой стороны, эти «враги народа» пытаются выжить и прокормить свои семьи, в первую очередь.
Между Балмашевым и женщиной происходит важный разговор, показывающий разные позиции героев, демонстрирующий раскол российского общества на два непримиримых лагеря. Рассказчик утверждает, что своими делами «за Расею думает», спекулянтка же считает, что он, как и многие другие, «жидов Ленина и Троцкого спасает…» Эти позиции кардинально противоположны, и никогда не найдется у них точек соприкосновения. Поэтому и происходят каждый день кровавые столкновения, убийства, бесчеловечные жестокости, личные трагедии. Поэтому так жесток, но логичен финал рассказа.
Никита Балмашев выбросил женщину из вагона на полном ходу поезда. Но этого ему показалось мало. Увидев, что «эта гражданка» осталась жива и невредима и, через некоторое время, «пошла своей подлой дорожкой», герой не на шутку возмутился. Он пишет, что хотел тоже выпрыгнуть из вагона и убить ее или себя. Но товарищи рассказчика посоветовали ему другой способ – убить женщину из винтовки. Что Никита успешно и совершил, «смыв этот позор с лица трудовой земли и республики».
Заканчивается рассказ очень торжественно и даже пафосно – клятвой. Рассказчик от лица всего второго взвода клянется беспощадно уничтожать всех врагов революции. Эти слова звучат печально и страшно – в них столько убежденности в своей правоте, ненависти, узости мышления… И таких «солдат революции», с подобным подходом, большинство, говорит Бабель.
Среди них нет места таким, как Лютов, – герой «Конармии», наиболее близкий самому писателю. Нет в этих рядах места людям думающим, сомневающимся, рефлектирующим. Может быть, поэтому так страшно было жить в то время… Может быть, поэтому многие покидали Россию… Может быть, поэтому писатели без прикрас описывали то, что видели, – в назидание, ради памяти, ради приговора…

Читайте также:
Трагедия гражданской войны в Конармии И. Э. Бабеля (на примере рассказа Смерть Долгушова): сочинение

Рецензия на рассказ Бабеля Соль: сочинение

Первая половина 20 века была для России очень тяжелой, наполненной большим количеством событий. Революция 1917 года полностью сломала прежние устои, перевернула жизнь страны. Последовавшие за ней жестокие, кровавые, голодные годы оставили в сердцах людей неизгладимый след. Практически все писатели того периода касались в своих произведениях темы революции и гражданской войны. Не был в этом плане исключением и И. Бабель.

В 1920 году писатель попал в Первую конную армию. Впечатления от увиденного Бабель неизменно заносил в тетрадку. Это в дальнейшем и стало основой сборника новелл «Конармия», вышедшего в свет в 1926 году.

Один из рассказов называется «Соль». Он оформлен как письмо в редакцию. Главное действующее лицо рассказа – автор письма красноармеец Никита Балмашев, образ, вобравший в себя характерные черты психологии вершителей власти того времени. Именно его глазами, глазами простолюдина, фанатично отстаивающего поверхностно понятые идеалы революции, мы видим разворачивающуюся в произведении историю. Перед нами предстает еще одно свидетельство жестокости того времени, не перестающей поражать все новыми и новыми подробностями деградации моральных ценностей исполнителей буквы закона. В вагон с солдатами, к великому, как ей наверняка казалось, счастью, попадает женщина с ребенком, который на самом деле оказывается солью, спасительным продуктом, может быть, именно для того и нужным, чтобы прокормить настоящее дитя. К сожалению, план ее оказывается не таким удачным, ведь истинный «боец революции» Никита Балмашев знает меру милости человеческой, ум его всегда на страже порядка. Очень скоро он подмечает, что дитя «титек не просит, на подол не мочится и людей со сна не беспокоит…». Сорвав со свертка пеленки, он словно срывает с себя пробившуюся было через затвердевший налет грубости, насилия и мародерства человечность. Ослепленный такой наглостью со стороны «вредной гражданки» и стыдом перед «казачками», он не задумываясь сбрасывает ее с движущегося поезда, а потом, увидев, что она жива, решает спрыгнуть вслед за ней и добить. Но «заботливые» бойцы советуют ему довершить начатое винтовкой. Так обрывается жизнь «гнусной контрреволюционерки», выбравшей «подлую дорожку» выживания в нечеловеческих условиях. Так восходит кровавое, неоправданно жестокое солнце революции, выжигающее своими лучами милосердие, понимание и сострадание в тех, кто эту революцию вершит.

Если у читателя подобная история вызывает бурю эмоций и переживаний, то позиции И.Бабеля по отношению к героям и событиям рассказа здесь как таковой не прослеживается. Есть вещи, говорящие сами за себя. Они не требуют дополнительного авторского комментария, способного повлиять на отношение читателя к описываемому, особенно если предполагаемая оценка рассказа заведомо однозначна. Горькая ирония кроется в выборе писателем повествующего лица.С помощью него, как с помощью зеркала, он отражает все отрицательные стороны гражданской войны и революции. Боец Никита Балмашев, не только не отдает себе отчета в том, какие дикие вещи он рассказывает, он гордится стремлением «беспощадно поступать со всеми изменниками», к которым причисляет и погибшую бедную женщину. С каким воодушевлением он это делает! Только вместо сочувствия к нему испытываешь отвращение и даже жалость, как к обманутому временем.

Читайте также:
Исаак Бабель: Трагедия писателя: сочинение

Смена власти вытащила на свет все темные помыслы человека, всю его малограмотность, извращенность и душевную черствость. В руках именно таких людей оказались судьбы множества мирных граждан, пытавшихся просто выжить в тех жутких условиях. Но вместо заботы они чувствовали только страх и обреченность. Обо всем этом болела душа Бабеля, об этом были его мысли, так ярко изложенные в рассказе «Соль». Эта яркость была достигнута не только с помощью стремительно развивающихся событий сюжета, но и с помощью языка главного героя Балмашева.. Его речь пестрит просторечиями: «кой-чего», «семь ден тому назад», «с грудным дитем на руках».Они перемешаны с нелепыми канцеляризмами: «вышеизложенную станцию», «фигурировала небезызвестная соль». Эти новомодные словечки, несомненно, придавали человеку, их употреблявшему, важности и в собственных глазах, и в глазах окружавших его людей. На самом же деле такой язык легко обнаруживает безграмотность говорящего, характеризует его как человека, которому не место у власти. Но, к сожалению, таких людей в те неспокойные времена было немало.

Все эти герои до сих пор вызывают резкое осуждение у обычного читателя, заставляют еще раз задуматься над тем, что неожиданно обретенная власть может сделать с обычным человеком. Перечитывая это рассказ, начинаешь испытывать невольную благодарность за такое красноречивое напоминание о непреходящей необходимости оставаться человеком в самом лучшем смысле этого слова. Благодарность эта усиливается от сознания тяжести судьбы писателя. И. Бабель был уличен в предательстве Родины и расстрелян. На его «Конармию» поставили клеймо вредоносности, лишний раз подчеркнув правдивость и обличительный характер рассказов, которые в наше время продолжают открывать тайны далеко не безоблачного прошлого России.

Сочинение по рассказу Бабеля «Соль»

Сюжет рассказа представляет собой трагическую историю женщины-спекулянтки, или, как тогда говорили, «мешочницы», пытающейся получить место в воинском эшелоне, прикинувшись матерью с грудным ребенком. Об этом говорится в письме в редакцию одного из бойцов, Никиты Балмашева.

Бабель нарочно избрал для «Соли» форму письма малограмотного конармейца, чтобы рассказать о происшествии народным, безыскусным языком. Балмашев убеждает своих товарищей пустить несчастную женщину, будто бы едущую на встречу с мужем, к себе в вагон. Когда конармейцы отпускают сальности в ее адрес, Балмашев их урезонивает: «Удивляет меня слышать от вас такую жеребятину. Вспомните, взвод, вашу жизнь и как вы сами были детями при ваших матерях, и получается вроде того, что не годится так говорить. »

Женщину пускают в эшелон. Однако во время поездки очень скоро открывается обман. Ребенок не кричит, не плачет, не сосет материнскую грудь. Балмашев раскрывает пеленки мнимого младенца и находит под ними «добрый пудовик соли». Мешочница просит простить ее — лихо-де обмануло. Рассказчик ей отвечает: «Балмашев простит твоему лиху. Балмашеву оно немного стоит, Балмашев за что купил, за то и продает. Но оборотись к казакам, женщина, которые тебя возвысили как трудящуюся мать в республике.

Оборотись на этих двух девиц, которые плачут в настоящее время, как пострадавшие от нас этой ночью. Оборотись на жен наших на пшеничной Кубани, которые исходят женской силой без мужей, и те, то же самое одинокие, по злой воле насильничают проходящих в их жизни девушек. А тебя не трогали, хотя тебя, неподобную, только и трогать. Оборотись на Расею, задавленную болью. » Однако возвышенный монолог бойца не произвел никакого впечатления на лишившуюся соли спекулянтку. Она бросает конармейцам в лицо страшные обвинения, будто они не «Расею» защищают, а «жидов» Ленина и Троцкого.

Такого оскорбления бойцы стерпеть не могут. Балмашев в своем письме утверждает: «. Я действительно признаю, что выбросил эту гражданку на ходу под откос, но она, как очень грубая, посидела, махнула юбками и пошла своей подлой дорожкой. И, увидев эту невредимую женщину, и несказанную Расею вокруг нее, и крестьянские поля без колоса, и поруганных девиц, и товарищей, которые много ездют на фронт, но мало возвращаются, я захотел спрыгнуть с вагона и себя кончить или ее кончить. Но казаки имели ко мне сожаление и сказали:

  • — Ударь ее из винта.
Читайте также:
Трагедия гражданской войны в Конармии И. Э. Бабеля (на примере рассказа Смерть Долгушова): сочинение

И сняв со стенки верного винта, я смыл этот позор с лица трудовой земли и республики».

Конармейцы заботятся о женщине с ребенком, поскольку она напоминает им о доме, об оставленных женах и детях, о мирной довоенной жизни. Когда же обман раскрывается, гнев Балмашева и его товарищей не знает границ. Женщину ждет скорая смерть. Никто даже не задумывается, что, может, у мешочницы действительно есть дети, что, может, ради них она повезла менять соль на другие продукты.

Правда, после разоблачения мнимая мать ни разу не вспоминает о детях, и сначала, как подчеркивает автор, говорит с казаками очень «хладнокровно». Она скорее всего детей не имеет и нужды не знает. Поэтому, когда понимает, что драгоценной соли назад уже не вернуть, начинает вести прямо «контрреволюционные» речи, заявляя, что красноармейцы продали Россию. Это и провоцирует расправу.

Может показаться, что Бабель на стороне Балмашева, оправдывающего свой поступок тем, что «гнусная гражданка. есть более контрреволюционерка, чем тот белый генерал, который с вострой шашкой грозится нам на своем тысячном коне. Его видать, того генерала, со всех дорог, и трудящийся имеет свою думку-мечту его порезать, а вас, несчетная гражданка, с вашими антиресными детками, которые хлеба не просят и до ветра не бегают, — вас не видать, как блоху, и вы точите, точите, точите. »

В финале же Балмашев приравнивает расстрелянную мешочницу к «изменникам», которые «тащат нас в яму и хотят повернуть речку обратно, и выстелить Расею трупами и мертвой травой. » Однако читателю-то понятно, что мелкая спекулянтка, собиравшаяся выменять на мешок дефицитной тогда соли мануфактуру, сахар, сало или что-нибудь еще нужное в хозяйстве, никак не могла иметь намерения «выстелить Расею трупами» и вряд ли заслуживала столь суровой кары как расстрел на месте без суда и следствия.

На самом деле Бабель заставляет нас задуматься о стихийной жестокости народа в гражданской войне, о том, что тяга к дому, к нормальной мирной жизни, сохраняющаяся в обожженной войной душе буденновских казаков, может прорасти ростками гуманизма, и тогда они заботливо оберегают от опасности женщину с ребенком. Но может прорасти и необузданной жестокостью, когда, раскрыв обман, конармейцы легко расправляются с беззащитной женщиной, невольно посмеявшейся над их сокровенными чувствами.

Предыдущий реферат из данного раздела: Что такое личность? («Конармия»)

Гуманизм и жестокость в «Конармии» И. Э. Бабеля (на примере рассказа «Соль»)

«Конамария» — это произведение И.Бабеля, на протяжении всего сборника ставится тема гражданской войны. У героев очень разнообразная, а порой неожиданная судьба-кто-то умирает, кто-то продолжает жить.

Подробнее рассмотрим рассказ из данного сборника — «Соль». Главным повествователем является Никита Балмашев-простой парень, казак.

Первостепенно Балмашев отнесся к женщине с состраданием, ведь у неё был ребёнок, который нуждался в защите и заботе, особенно в такое ужасное время как военное. Возможно, во время сражений он убивал, может быть и грабил когда выдавался случай, но всё же в нём теплились человеческие чувства.

Балмашев уговорил товарищей пустить женщину в вагон, напомнив всем о том, что у каждого есть мать, которая могла оказаться в подобной ситуации. Это помогло, даже самые суровые воины скучали по дому.

Когда казаки обнаружили, что вместо младенца в пелёнках находилась соль, то Балмашев испытал прилив ярости. Ведь он жестоко ошибся, пожалев женщину, да ещё и опозорился перед товарищами.

В итоге, женщина высказала своё мнение, что солдатам очень не понравилось. Она была против революции. Затем её расстреляли.

Я считаю, что солдаты поступили неправильно. Хотя женщина и поступила нечестно, но она пыталась выжить, возможно, её правда ждала семья, у неё был ребёнок дома. Солдаты видят столько жестокости на войне, что сами становятся очень агрессивными и бездушными.

Революция — сложная тема. Но как сильно должна повлиять идеология на людей, чтобы из-за неё гибли люди. Иногда идея не оставляла в людях ничего святого и гуманного. Отец шёл против сына, а брат против брата. Море крови и бессмысленно погубленных жизней. Во всём этом виновата гражданская война.

Антигерои данного произведения не должны винить несчастную женщину. Они были рабами революционной машины.

Бабель и сам пострадал от этой войны. Из-за того что в «Кономарии» революция описана как отрицательное событие, он был объявлен шпионом и расстрелян.

Читайте также:
Исаак Бабель: Трагедия писателя: сочинение

Мы не имеем право забывать историю нашей страны, должны сделать всё, чтобы гражданская война больше не повторилась. Чтобы каждый имел свободу творчества и ни один писатель не был убит за свои мысли.

Таким образом, «Соль» можно назвать новеллой. В произведении одна из действующих лиц — женщина. Она решила обманом попасть на поезд, сделала свёрток и сказала что это малыш. Когда казаки поняли её корыстные намерения, то выбросили её и расстреляли.

Соль. Русская народная сказка

Русская народная сказка

В некотором городе жил-был купец. Было у него три сына: первый — Фёдор, второй — Василий, а третий — Иван. Жил тот купец богато, ходил на своих кораблях в чужие земли и всякими товарами торговал.

Нагрузил он в одно время дорогими товарами два корабля и отправил их с двумя сыновьями старшими за море. А меньшому сыну по торговле ничего не доверял.

Вот как узнал младший сын, что братья его посланы за море, тотчас к отцу явился и стал проситься у него в иные земли — людей посмотреть, себя показать.

Долго не соглашался купец:

— Ты домой и головы не привезёшь! — но всё же дал и ему корабль с самым дешёвым грузом: с тёсом, брёвнами и досками.

Собрался в путь-дорогу Иван, отвалил от берега и скоро своих братьев нагнал.

Плыли они по синему морю вместе день, другой и третий. А на четвёртый день поднялись сильные ветры и забросили Иванов корабль в дальнее место, к одному неведомому острову.

— Ну, ребята, — закричал корабельным работникам Иван, — поворачивайте к берегу!

Пристали они к берегу. Вылез Иван на остров, приказал себя дожидаться, а сам пошёл по тропинке. Шёл, шёл и добрался до превеликой горы. Смотрит — в горе той не камень, не песок, а чистая соль русская.

Назад к берегу вернулся, все бревна и доски приказал работникам покидать в воду, а корабль солью нагрузить.

Как скоро это было сделано, Иван от острова отвалил и дальше поплыл.

Долго ли, коротко ли, близко ли, далёко ли, а приплыл корабль к большому богатому городу, у пристани остановился и бросил якорь.

Иван — купеческий сын сошёл в город и отправился бить челом к тамошнему царю. Чтобы позволил торговать ему по вольной цене. А для показу понёс узелок своего товару — соли русской.

Государю тотчас про его приход доложили. Позвал его царь и спрашивает:

— Говори, в чём дело — какая у тебя нужда?

— Так и эдак, ваше величество! Позволь мне в твоём городе торговать по вольной цене.

— А каким товаром торги ведёшь?

Солью русской, ваше величество!

А царь и не слыхивал про соль: во всём его царстве ели без соли. Удивился он, что за новый такой товар, небывалый?

— А ну, — говорит царь, — покажи!

Иван — купеческий сын развернул платок, показал. Взглянул царь и про себя подумал: «Да это белый песок просто-напросто!» И сказал с усмешкой Ивану:

— Ну, брат, такого добра у нас и без денег дают!

Из царских палат Иван вышел весьма печальным, и вздумалось ему: «Дай схожу на царскую кухню да посмотрю, как там кушанья повара готовят — какую соль они кладут?»

Пришёл на кухню, попросился маленько отдохнуть, сел на стул и стал приглядываться. Повара то и дело бегают взад-вперёд: кто варит, кто жарит, кто льёт, а кто на сковороде яйца бьёт.

Видит Иван — купеческий сын, что повара и не думают кушанья солить. Улучил он минутку, когда все они из кухни повыбрались, взял да и всыпал соли, сколько надобно, во все яства и приправы.

Пришло время обед подавать. Принесли первое кушанье. Царь отведал, и оно ему таким вкусным показалось, как никогда прежде. Другое кушанье подали — это понравилось ему ещё больше.

Царь призвал поваров и говорит им:

— Сколько лет я царствую, а так вкусно вы никогда не готовили. Как вы это сделали?

— Ваше величество! Мы готовили по-старому, нового ничего не прибавляли. А тот купец, что приходил просить вольного торгу, на кухне сидит, уж не он ли чего подложил?

Читайте также:
Трагедия гражданской войны в Конармии И. Э. Бабеля (на примере рассказа Смерть Долгушова): сочинение

— Позвать его сюда!

Привели к царю Ивана — купеческого сына.

— Виноват, царь-государь! Я русской солью все яства и приправы сдобрил. Так в нашей стороне водится.

— А почём соль продаёшь?

Иван смекнул, что дело на лад идёт, и отвечал:

— Да не очень дорого продаю: за две меры соли — мера серебра да мера золота.

Царь на эту цену согласился и купил у него весь товар.

Насыпал Иван серебром да золотом полон корабль и стал попутного ветра дожидаться. А у того царя была дочь — прекрасная царевна, захотелось ей на русский корабль посмотреть, и стала она проситься у своего родителя на корабельную пристань. Царь её отпустил.

Вот взяла она с собой нянюшек, мамушек и красных девушек и поехала русский корабль смотреть. Иван — купеческий сын стал ей показывать, что и как называется: где снасти, где паруса, где корма, где нос, и завёл её в каюту. А работникам приказал — живо якоря отсечь, поднять паруса и выходить в море. И как был им большой попутный ветер, то они от того города скоро ушли на далёкое расстояние.

Вышла царевна на палубу, взглянула — кругом море. Иван — купеческий сын начал её уговаривать, утешать. Скоро царевна улыбнулась и печалиться перестала.

Долго ли, коротко ли Иван с царевной плыли по морю, нагоняют его старшие братья. Узнали они про его счастье и удаль и крепко ему позавидовали. Пришли к нему на корабль, схватили его за руки и выбросили в море. А после жребий промеж себя кинули. И большой брат взял себе царевну, а средний — корабль с золотом и серебром.

И, как сбросили Ивана с корабля, случилось на ту пору плавать вблизи одному из тех брёвен, которые он сам же в море покидал. Ухватился за то бревно Иван и долго по морским глубинам с ним носился. Прибило наконец его к неведомому острову.

Вышел на землю он и пошёл по берегу. Навстречу ему попадается великан с огромными усами. На усах висят рукавицы — вачеги: сушит после дождя.

— Чего тебе здесь надобно? — спрашивает великан.

Иван всё рассказал ему, что с ним приключилось.

— Хочешь, я тебя домой отнесу? Завтра твой старший брат на царевне женится, садись-ка ко мне на спину.

Взял его великан, посадил на спину и побежал через море. Тут у Ивана шапка с головы упала.

— Ах, — говорит, — я ведь шапку уронил!

— Ну, брат, далёко твоя шапка — вёрст с пятьсот позади осталась, — отвечает великан.

Принёс он Ивана на родину, опустил его наземь и говорит:

— Смотри же, никому не хвались, что ты верхом на мне ездил. А если похвалишься — худо тебе будет.

Иван — купеческий сын обещал не хвалиться, поблагодарил великана и пошёл домой.

Приходит, а там уж все сидят за свадебным столом. Как увидела его прекрасная царевна, тотчас из-за стола выскочила, на шею к нему бросилась.

— Вот мой жених, — говорит, — а не тот, что за столом сидит!

— Что такое? — спрашивает отец.

Иван ему про всё рассказал. Как он солью торговал, как царевну увёз и как старшие братья в море его спихнули.

Отец рассердился на старших сыновей, прогнал их долой со двора, а Ивана женил на царевне.

Начался у них весёлый пир. Гости на пиру подпили и стали хвастаться: кто силой, кто богатством, кто женой молодой. А Иван сидел, сидел да спьяна и сам стал похваляться:

— Это что за похвальбы! Вот я могу похвалиться, так похвалиться: я на великане верхом через море проехал!

Только он это вымолвил — в ту же минуту появляется у ворот великан:

— А, Иван — купеческий сын, я тебе приказывал не хвалиться мной, а ты что сделал?

— Прости меня! — говорит Иван купеческий сын. — Это не я хвалился, это хмель хвалился.

— А ну-ка покажи: какой-такой хмель?

Иван приказал привезти сороковую бочку вина да сороковую бочку пива. Выпил великан и вино и пиво. Опьянел и пошёл все, что под руку ни попадалось, ломать да крушить. Много натворил недоброго: хоромы разметал, сады повалял! После и сам свалился и проспал трое суток без просыпу.

Читайте также:
Исаак Бабель: Трагедия писателя: сочинение

А как он пробудился, стали ему показывать, сколько он бед наделал. Страх как удивился великан и говорит:

— Ну, Иван — купеческий сын, узнал я, каков хмель. Не пей, не хвались же ты мной отныне и до веку.

АВТОР И ЕГО ГЕРОЙ В РАССКАЗЕ И. БАБЕЛЯ «СОЛЬ»

Конспект урока литературы

Т.И. Зазнобина,
учитель русского языка и литературы
гимназии № 24 Санкт-Петербурга

1. Вхождение в художественный мир прозы И. Бабеля, знакомство с особенностями стиля и мировоззрения писателя.
2. Развитие устной и письменной речи учащихся, навыков анализа художественного текста в ходе выполнения заданий урока.
3. Формирование собственной нравственной оценки поступков героя и гражданской войны с учетом отношения к ним автора произведения.

Урок сопровождается компьютерной презентацией, организующей деятельность учащихся и представляющей необходимый наглядный материал (Слайды презентации – см. Приложение).

Этап I. Создание собственного высказывания.

Организационный момент.
Слово учителя: Мы продолжим изучение темы гражданской войны в русской литературе ХХ века. Познакомимся с еще одним произведением. Но сначала я предлагаю вам выполнить следующее задание.

О каком своем поступке вам бы захотелось написать в редакцию газеты или журнала? Ответ запишите в тетради.

Ученики пишут ответы, читают вслух, записывают друг за другом то, что сочли интересным или спорным.

Этап II. Фронтальная работа с художественным текстом

Слово учителя: Сегодня мы будем говорить о рассказе И. Бабеля «Соль», текст которого и есть письмо в редакцию Никиты Балмашева. Сейчас вы услышите этот рассказ. Во время чтения постарайтесь понять причину, по которой герой написал о своем поступке письмо в редакцию.

Чтение рассказа И.Э. Бабеля «Соль» учеником ( Текст рассказа – см. Приложение 2 ).

Ученики высказываются, отвечая на вопрос задания.

Благодаря кому сложилось ваше представление о героях и ситуации? Благодаря автору письма? Автору рассказа? Не правда ли, трудно сразу ответить на этот вопрос.

Постарайтесь сформулировать тему урока (Слайд № 2). Ученики предлагают свои формулировки, а учитель – свою: « Автор и его герой в рассказе И. Бабеля «Соль» . Записывают в тетради ту, что сочтут более удачной.

Наша задача: вдумчиво вчитываясь в текст, понять отношение автора к герою, прикоснуться к тайнам мастерства Бабеля и накопить материал для отзыва о рассказе. Поэтому постарайтесь письменно формулировать все свои наблюдения и ответы в ходе урока.

Этап III. Аналитическое чтение художественного текста

(Слайд № 3) Рассказ «Соль» – один из нескольких десятков рассказов цикла «Конармия», созданного И. Бабелем в 20-е годы, сразу после окончания гражданской войны. Поэтому тема продиктована временем. Почему именно этот писатель создал произведения именно о Первой конной армии С.М. Буденного, узнаете чуть позже. А сейчас нам предстоит знакомство с автором, а начнем – с его героя. Начертите таблицы (см. слайды № 4 и 5) и заполните их, перечитывая рассказ. ( Поскольку эта кропотливая работа зачастую вызывает затруднения у одиннадцатиклассников, учитель с помощью анимации, созданной в слайде, постепенно «заполняет» таблицу вместе с учениками, предоставляя им возможность заканчивать это задание самостоятельно после того, как убедится, что задание понято верно .)

(Слайд № 6) Ученики заполняют таблицу цитатами и собственными замечаниями, высказываются.

Как автор относится к своему герою?

Этап IV. Введение понятия СКАЗ

С помощью какого приема создается образ Никиты Балмашева? ( Обычно ученики говорят о речевой характеристике как основном приеме создания образа героя в этом рассказе. В таком случае следует ввести как новое понятие «сказ» ).

Исаак Бабель — рецензии на книги

Сортировка

4 мая 2019 г. 11:44

5 Я имею Вам кое-что сказать…

Таки давно я интересовался знать, что такое есть «Одесские рассказы» этой Бабель. И я имею вам сказать что-то страшно важное. Слушайте меня ушами: эта бабель никакая не бабель, а самый настоящий что ни есть кабабель. Потому как оно Изя! Ну, возьмите мысль в голову, где вы имели видеть, чтобы Изя был бабель? Таки это не про то, что у Изи в штанах, а про то, что у Изи в паспорте, потому что Изя имеет фамилию.

Читайте также:
Трагедия гражданской войны в Конармии И. Э. Бабеля (на примере рассказа Смерть Долгушова): сочинение

А как делает словами питерский пуриц Фоменко, таки нет такой вещи в мире, что не сгодилась бы китайцу для поесть, а еврею для фамилии в паспорте. Но это лирика для того, чтобы понимать за кого разговор.

Перестанем размазывать белую кашу по чистому столу и таки начнем идти туда, куда я вас поведу, чтобы сказать вам два слова за «Одесские рассказы». Мне случилось дожить до такой радости,…

Но это не точно

12 февраля 2014 г. 13:37

В КВНе есть команда весельчаков из Одессы, которые успешно продолжают использовать образ одесситов, ставший стереотипом много лет назад. И пусть иногда он натужен, но всё равно узнаваем. Рассказы Бабеля («бабельки») во многом способствовали складыванию этого образа. Не знаю, добирался ли кто-нибудь до них в школьной программе (я слышала, что иногда они туда включаются, но лично в своей или у родственников такого не припоминаю), но после завершения оной стоит вспомнить о тощеньком и обаятельном томике «Одесские рассказы», чтобы не пропустить знакомство с такими колоритными персонажами, как Беня Крик и прочие шалопуты.

Когда и как стали популярными истории о людях, скажем мягко, не утруждающих себя соблюдением моральных норм? Романтика ножа и пистолета, больших шальных денег, кутежа… В…

14 января 2016 г. 09:10

Даёшь Варшаву, дай Берлин – И врезались мы в Крым!

А. Д’Актиль, “Марш Буденного”, 1920

Я просто люблю эту книгу. Как всегда в таких случаях, совершенно невозможно сказать за что. Но этот текст, это постоянное ощущение сжатой до предела пружины просто сводят меня с ума. Эти немногочисленные страницы коротеньких новелл похожи на хорошее красное вино, которое не пьянит тебя, не бьет по сознанию, а лишь усиливает восприятие, делает его более тонким и острым (на короткое время).

Это умение сделать поэзию из грязи и крови, этот другой синтаксис, непонятный и таинственный, пришедший из другого языка и насыщенный певучими и звенящими русскими словами – все это прекрасно.

И эта другая Западная Украина (если пользоваться терминами текущей политической географии), где автор увидел только евреев,…

16 апреля 2020 г. 14:11

“Одесские рассказы” мне представлялись произведением, насыщенным колоритным, сочным одесским юмором начала 20-го столетия. Но немного разочаровалась. В рассказах очень много человеческого горя, неприкрытой жизненной правды, иногда даже неприятной, отталкивающей. И многие порядки, обычаи героев тоже мне были не понятны, как человеку из другого времени.

Эту книгу я захотела прочитать во время посещения Одессы, на экскурсии, где гид восхвалял данное произведение, как очень хорошо открывающее дух и атмосферу одесских двориков, налетчиков, биндюжников, местных иудеев. Жизнь людей, которые живут одной семьей, соседи могут прийти в любой момент по делу и без дела. Поразил момент, когда Беня Крик с братом били отца. Как на представление, сошлись соседи со всей Молдаванки, расселись во дворе и…

6 ноября 2019 г. 07:01

5 Работники ножа и топора

Главное в Бабеле – это, конечно, язык, этот удивительный русский с вкраплениями грамматики идиша (вряд ли я ошибусь в своем предположении). Отсюда все эти удивительные «делай ночь» и прочие меткие и хлесткие выражения, выплескивающиеся на страницы текстов, что в «Конармии», что в «Одесских рассказах». Тем любопытнее попытаться найти этот язык там, где его вроде бы по определению должно быть крайне мало – в киносценарии и пьесах.

Если в пьесах язык может позволить себе пробить дорогу в монологах, то в киносценарии, казалось бы, ему мало места. Но кино – очевидный король искусства 20-х годов, важнейшее из искусств, ну, вы знаете, поэтому Бабелю явно хотелось срастить свои цветистые красивости с ритмом нового мира, с резкостью, скоростью и напором. В чудесной фантастической книге тех…

30 марта 2012 г. 00:45

Говорят, что от смешанных браков рождаются самые красивые дети.

В глазах еврейского народа есть какая-то вселенская грусть. Я так люблю это словосочетание – «вселенская грусть». Потому что никак больше нельзя описать это явление. Не просто грусть, а вселенская грусть; не просто радость, а радость, разрывающая живот; не просто свадьба, а громоподобные пляски и пожары, пожары, пожары в усталых и счастливых лицах…

Вы, наверное, думаете, к чему я это всё и в чём, собственно, смешанность? Дело в том, что господин Бабель, рассказывая нам историю о жизни и приключениях одесских бандитов начала ХХ века, очень мастерски варит хамин обеими руками – правой вливает литр еврейского тусклого серебрянного блеска и воска ритуальных свечей, а левой сыпет горстями русского лихачества, «белой» гордости,…

Читайте также:
Исаак Бабель: Трагедия писателя: сочинение

16 апреля 2012 г. 07:05

Как легко, оказывается, пошатнуть устоявшиеся знания о далекой-далекой Гражданской войне, которые, обласканные временем, округлились, пообтерлись и приобрели блестящую лакированную гладкость. Герои войны, расположившиеся на зеленом (или красном, а может и белом) сукне в замысловатом пасьянсе, порывом яркого, лаконичного и глубокого языка, уносятся со стола, открывая, обнажая рваные дыры и жирные пятна постаревшей со временем ткани.

Простые слова, переливающиеся всеми цветами и сверкающие всеми гранями, вскрывают неприглядность, жестокость, несправедливость и отвратность братоубийственной войны. Да любой войны. “Солнце в закрытые глаза не входит!” – вот лозунг настоящего рыцаря революции: пьяного от насилия, обезумевшего от непонимания, захлебнувшегося в крови и слепого от смертей. И…

Субъективная попытка объективности

20 июля 2016 г. 16:47

5 О Беспощадности, безумии и бессмысленности

Все едины, всё едино Мы ль, они ли. смерть -одна. И работает машина, и жуёт , жуёт война. Зинаида Гиппиус. Все она.

Читая данную книгу, снова и снова убеждалась в мысли, которая и здесь уже была высказана неоднократно, что некоторые книги, а может быть, и многие из школьной программы нужно перечитывать во взрослом возрасте, когда с учетом собственного жизненного опыта, определенного багажа проб и ошибок есть возможность переосмыслить некоторые вещи, на многое взглянуть по новому. Когда-то в школе еще или только после ее окончания я приступала к чтению данного автора и конкретно этой книги. И ничего, абсолютно. А теперь масса эмоций и чувств. И влюбленность в его язык, умение точно и сочно передавать описываемые события и даже о нелицеприятных из них, писать так, что просто дух…

по ацтекскому коневодству

23 сентября 2019 г. 12:41

5 О конях, о пчелах и войне

Люблю почитать о революции и гражданской войне, поэтому к «Конармии» подступала спокойно и с интересом. Но чего не могла предположить, так это того, что книга приведет меня в полный восторг.

Общеизвестно: война – это гибельный мрак и безумие, в которых, тем не менее, варятся крупицы простых человеческих жизней и теплых эмоций (кто не обрадуется пьянящей радостью, после кровавой резни получив нежданно-негаданно кружечку горячего чаю с кексиком). И вот этот угарный и почти что шизофренический коктейль Исааку Бабелю удалось передать в обрывочных рассказах, так и сочащихся адом и одновременно – запахом ватиканских бисквитов. И нет, это не опечатка, потому что Бабель – мастер потрясающих сравнений и выражений, от которых порой тянет восторженно аплодировать. Это же надо, додуматься до такого,…

Слова, слова, слова

27 мая 2019 г. 09:48

«Дело вот в чем, в том, что у Льва Николаевича Толстого хватало темперамента на то, чтобы описать все двадцать четыре часа в сутках, причем он помнил все, что с ним произошло, а у меня, очевидно, хватает темперамента только на то, чтобы описать самые интересные пять минут, которые я испытал. Отсюда и появился этот жанр новеллы”. И. Бабель

И Бабель писал новеллы, но тяга к роману, осталась, и тогда он попытался объединить рассказы, это получилось у него с “Конармией”, когда сам писатель был старше и воспоминания чётче. Одесские рассказы этого сборника составляют два разных смысловых блока, которые можно разделить на сами “Одесские рассказы”, про Короля, полтора жида, биндюжников, и прочих. И, назовём её условно, “История моей голубятни”, про более мелких персонажей, но не менее значимых.…

28 октября 2017 г. 09:11

4.5 Распороть закрывшиеся глаза

— В закрывшиеся глаза не входит солнце. но мы распорем закрывшиеся глаза…

Распороть закрывшиеся глаза и влить туда расплавленное безумие революции.

Этот мир – лишь лабиринт из глобусов, черепов и мертвых цветов, с которых, помахивая пестрой метелкой из петушиных перьев, смерть сдувает пыль. Кошмары прыгают вокруг, как котята. Оранжевое солнце катится по небу, как отрубленная голова. Лунный блеск струится по мертвым ногам, торчащим врозь. Обведенный кровавым нимбом заката скачет всадник Апокалипсиса. а, нет, просто опальный начдив конармии.

Читайте также:
Трагедия гражданской войны в Конармии И. Э. Бабеля (на примере рассказа Смерть Долгушова): сочинение

У очкарика с плохим вкусом, писаришки с неодолимой мечтой писательства скрипит и течет сердце, обагренное убийством гуся. Отстраненный безоценочный наблюдатель? “Или”, как говорят в Одессе. Писарь ада по найму. Внутри кого кто-то безостановочно кричит, вынуждая снова и снова заглядывать в чужие письма, в мертвые (уже или вскоре) глаза, набрасывать влюбленным карандашом портреты из нескольких определяющих черт, вести репортаж прямо из шестого круга, с огненной могилы лжеучителей. Революционер-еврейчик, которому хватает сердца в кровавом месиве жалеть и своих, и гоев, и жертв, и палачей. Что ему до “благовонной ярости Ватикана”? Его – “Ассирия и таинственное тление Востока на поросших бурьяном волынских полях”. Его – “суббота, юная суббота [что] кралась вдоль заката, придавливая звезды красным каблучком”. Вместо того, чтобы “смотреть на мир, как на луг в мае, по которому ходят женщины и кони” – “израненный истиной и веденный местью”, он овладевает “простейшим из умений – умением убивать человека”.

Почему это так важно – запомнить и рассказать? Почему не спасает хмельное забывание? Кто возложил на него эту обязанность – выхватывать из пожара гражданской войны обличья, картины, чужие неотправленное письма: “на органе рядышком уселись музы в пестрых ватных шарфах и подкованных немецких башмаках”; и “блудница из Магдалы, хилая и безумная, с танцующим телом и впалыми щекам”; и “опальный начдив четыре, сражающийся в одиночку и ищущий смерти”; и отец, который пытает сына, и сын, который пытает отца, и третий, младший сын, который пишет обо всем этом до матки; и нетронутая насилием баба с солью; и художник, пишущий всех деревенских в образе святых (а “враг заказчика может быть изображен в образе Иуды Искариота, и за это добавляется лишних десять злотых”). и взгляд собачьих, трусливых, влюбляющихся глаз клячи.

Любые болевые пороги пройдены, сметены цунами конной дивизии, не осталось никаких перегородок между добром и злом – не первозданный хаос возможностей, а апокалиптическое месиво всего, не подлежащего ремонту. Какими словами описать безумие? Язык – это ведь упорядоченная структура (не верите – полистайте словарь Зализняка). Боль, и красота, и уродство, вычурные, броские безвкусные метафоры, нагромождение высокого и низкого, провинциальное просторечье, вывернутые наизнанку идеологемы – все сразу, фаршем, и в этом фарше перекручено и твое сердце, автор, и твое, читатель. Плохой вкус ярких спецэффектов – да, это жизнь перед лицом смерти, она любит дешевые спецэффекты.

Розовые жилы тлеют в белом камне фронтона, а на вершине – колонны, тонкие, как свечи. “Он был полон света, этот костел, полон танцующих лучей, воздушных столбов, какого-то прохладного веселья”. Столбы солнца в барочном храме, кучи парчи и шелка, звуки органа под пьяными пальцем. и “тело Сашки, цветущее и вонючее, как мясо только что зарезанной коровы, заголилось, поднявшиеся юбки открыли ее ноги эскадронной дамы, чугунные стройные ноги”. и фигура Христа, от которого невольно отшатнулся казачок. Невыносимый контраст красоты и мерзости в жути гражданской войны. А ведь этот очкарик и в людях видел эти столпы света и мрака, нимбы и мерзость, и вытаскивал все, и слогал в своем сердце, в твоем сердце. Как можно было сохранить рассудок во всем этом? Как можно было взять и просто записать вот это так, как было, с деталями, цветами, запахами? Как можно было бы это забыть.

За двадцать лет я забыла тяжесть этих страниц, мое сознание отвергло насилие и боль, но через двадцать лет я несу образ еврейского “принца” (почему – принца. не знаю, но это так точно), я так ярко видела его тогда. и сейчас. “Он умер, последний принц, среди стихов, филактерий и портянок”. Умерло что-то невозвратное. Как можно было пережить это все не просто свидетелем, а участником. И сколько, сколько еще надо записать. Ведь последние строки последней зарисовки, внезапный дальнозоркий пророческий взгляд “очкарика”, который охватывает и прошедшее, и будущее – немая жуть: “Я ужаснулся множеству панихид, предстоявших мне”.

Па-беларуску першатэкст, як заўсёды.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: