Дневник путешествие в творчестве Мацуо Басё: сочинение

Реферат: Мацуо Басё

Мацуо Басё ( (псевдоним); другой псевдоним — Мунэфуса; настоящее имя — Дзинситиро) — великий японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в Уэно, провинция Ига. Умер 12 октября 1694 в Осаке.

Родился в семье самурая. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с 1672 в Эдо (ныне Токио), затем учителем поэзии. Получил известность как поэт комического рэнга. Басё — создатель жанра и эстетики хокку.

В 1680-е годы Басё, руководствуясь философией буддийской школы Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения». Поэтическое наследие Басё представлено 7 антологиями, созданными им и его учениками: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирическими дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами (наиболее известный из них — «По тропинкам Севера»), а также предисловиями к книгам и стихам, письмами, содержащими мысли об искусстве и взгляды на процесс поэтического творчества. Поэзия и эстетика Басё оказали влияние на развитие японской литературы средних веков и нового времени.

Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое и он всю жизнь страдал расстройством желудка. По его письмам можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Хотя всю жизнь он страдал от нищеты, он почти не уделял внимания этому, будучи истинным философом и буддистом.

Проживая в Эдо, Басё обитал в простой хижине, подле которой росло банановое дерево. Считается, что именно благодаря ему Басё всял себе этот псевдоним (означает «банан, банановое дерево»).

Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. К несчастью, этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб. После короткого пребывания в провинции Каи, он возвращается в Эдо, где с помощью учеников строит в сентябре 1683 года новую хижину и сажает банановое дерево. Но это лишь символ. Отныне и до конца своей жизни Басё – странствующий поэт.

В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте Басё отправляется в своё первое путешествие. В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов, причиняли путникам немало хлопот. Однако, надо думать, Басё был достаточно умён и точно уж достаточно известен, чтобы пройти это преграды. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и четки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг. Одним словом, он был похож на буддийского паломника.

После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоиской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мини и Овари, опять прибывает в Уэдо, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Х рупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.

До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами, повсюду его встречали ряды почитателей – крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии – жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Окуно хосомити» («По тропинкам севера»). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником Сора, начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришел в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. Басё скончался в возрасте пятидесяти одного года.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

Дневник путешествие в творчестве Мацуо Басё: сочинение

Слышали ли вы когда-нибудь одну интересную мысль – писатели, поэты, художники творят в зависимости от собственных переживаний и обстановки вокруг себя? Ведь именно что-то, появившееся перед нами в определённый момент, может дать толчок для создания чего-то нового.

Услышав эту идею несколько раз подряд и переосмыслив, я решила, что было бы неплохо внимательнее изучить влияние жизни на творчество какого-либо писателя/поэта. Для эксперимента я взяла хоть и одного из любимых, но малоизвестного мне автора – Мацуо Басё. Пожалуй, он известен многим людям, поэтому такой анализ не повредит большим количеством информации (надеюсь)

Сразу предупреждаю! Анализ – это по большей части личное мнение анализирующего, поэтому если вы с этим не согласны, то выскажите свою точку зрения объективно, а не закидывайте меня “помидорами”, безобоснованно критикуя. Спасибо

➀➣ Начало творческого пути

Мацуо уже в детстве находил в себе талант к написанию стихотворений, которые создавал с лучшим другом – Тодо Йошидой. Однако парню, рождённому в семье самурая в не военное время, приходилось в юности служить в доме местного феодала. Однако, в 28 лет, после внезапной смерти друга, Мацуо понимает, что он должен двигаться дальше

Решив жить отдельно, Мацуо собирает небольшой том собственных стихов, которые сочинял на протяжении жизни, и отправляется в Эдо (нынешнее Токио). С этого решения было положено начало его нелёгкой творческой жизни

В столице жить трудно, так что Мацуо устраивается на государственную службу. Однако последняя ему быстро надоедает и он решает продолжать свою мечту – начинает давать уроки поэзии. Правда, прибыли ему это всё равно не принесло. Хоть последователей у поэта было немного, один из них оказался очень благодарным и через 9 лет своей жизни в Эдо Мацуо получает сторожку близ небольшого пруда.

Обучая других , поэт серьёзно углубился в поэзию, что дало ему гораздо больше знаний. Получение сторожки повлияло на его писательское имя – Мацуо высадил вокруг домика банановые побеги “Басё” и сторожку назвал “Басё-ан” (“Банановая хижина”)

Зима 1682 года. Столица Японии подвергается очередной волне пожаров и теперь огонь не обходит стороной домик поэта. Оставшись без жилища, поэт осознаёт, что всегда мечтал путешествовать по миру и именно благодаря обширным знаниям можно написать что-то стоящее. В 1684 году с одним из учеников Басё отправляется в первое путешествие

Если бы не пожар 1682 года, Мацуо бы так и не решился покинуть Эдо, а значит не появились бы на свет его известнейшие произведения. Этот период жизни поэта – начало расцвета его творчества

Оставшуюся жизнь Басё провёл в путешествиях, черпая вдохновение в природе. Последователи толпами следовали за Мацуо, перенимая его мудрость. Последним его путешествием стал путь в Осаку, где он скончался в 1694 году

Принято считать, что время путешествий – это кульминация в творчестве Мацуо Басё потому, что именно в это время появляются его известнейшие произведения. Там же Басё вновь открыл дорогу зародившимся ещё в X веке путевым запискам

Наконец закончилась теоретическая часть и можно приступать к никому не нужным рассуждениям

Прочитав написанные выше исторические вкладки, вы наверняка поняли ответ на поставленный вопрос, однако для тех, кто не уловил мысль, я объясню.

Попробуем представить другую историю Мацуо. Первые его творения создавались вместе с другом, смерть которого и повела его по пути творчества. Если бы друг остался жив, Басё скорее всего остался бы вместе с ним, создавая небольшие стихотворения без стремления к славе. Значит, только такой внезапный поворот судьбы мог побудить поэта на нечто большее, чем просто мечты.

Друг всё-таки умер и мы вместе с Дзинтиро отправились в Эдо. Даже не получив популярности, Мацуо отказывается от стабильного дохода на службе и решает вынести в мир свои знания. Если бы не его горячее желание, то через 9 лет он бы не получил сторожки, а, следовательно, не появился бы всем известный псевдоним поэта – “Басё”. И снова мы видим, что творческий путь непосредственно связан с жизненным, ведь Мацуо взял псевдоним не из головы, а из-за окружающей его обстановки

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

Пожар зимы 1682 года – самое значимое событие в судьбе Мацуо Басё. Как вы считаете, решился бы поэт покинуть свой дом, останься он в целости и сохранности? Я считаю, что нет, ведь он находил в нём свой покой.

Дом сгорел, а душа Басё загорелась тягой к познанию жизни и природы, что после вылилось в его произведения. Переломный момент в жизни поэта снова помог ему в творческой деятельности, что в итоге привело Мацуо к мировой известности. Путешествия всегда действуют на людей благоприятно.

Однако, этот же путь довольно скоро привёл Басё к закату и творчества, и жизни. Возможно, причиной стали не долгие путешествия, но сиди он дома, то риск умереть был бы гораздо меньше. Но вряд ли без риска Дзинтиро стал бы таким же известным, как сейчас

Подводя итог я смело говорю о том, что жизнь и творчество крепко связаны между собой, что мы видим на примере Басё.

Можно придумать множество вариантов жизни великого поэта, если хорошо пофантазировать, но сколько из них сделали бы его таким же, каким он был к концу жизни? Я сомневаюсь, что нашёлся бы такой вариант.

Прочитав о жизни Мацуо Дзинтиро, я так же немного задумалась о том, а была ли она хороша? С одной стороны, он терпел все роки судьбы и многое потерял. С другой, он создал столько произведений, что наверняка принесли ему успокоение души. К тому же, ещё при жизни он получил широкую известность, что не угасла до сих пор. А значит, такой тяжёлый путь требовался для улучшения поэтической части Басё.

И всё-таки, было бы лучше, если бы он жил счастливо, но без славы? Мнение на этот вопрос зависит от каждого человека и мы можем найти 1000 “за” и 1000 “против”, а многие доводы мнова доказали бы тесную связь творчества и жизни

Поэтому, товарищи, если в вашей жизни всё идёт не совсем гладко, начинайте творить – жизнь поддталкивает вас к новым начинаниям. Только сильно не увлекайтесь, вдруг ваша неудача – расплата за удачу несколько лет назад.

Путешествие Мацуо Басё: плач птиц и слёзы на глазах у рыб…

Путешествие на «дальний север»

Весной 1689 года мастер хайку Мацуо Басё отправился пешком в пятимесячное путешествие протяжённостью в 2400 километров. За время пути он обогнул значительную часть Хонсю, самого большого острова Японии. По дороге он не только посетил многочисленные достопримечательности на тихоокеанской стороне, уже известные среди литераторов его времени, но также открыл новые горизонты на более диком западном побережье. Его рассказ о путешествии «По тропинкам Севера» (Оку-но хосомити) содержит некоторые из лучших его стихов и является классикой японской литературы.

Басё отправился в путь около 330 лет назад, выйдя на дорогу там, где сейчас район Кита-Сэндзю на северной окраине нынешнего Токио. После поездки на лодке с друзьями вверх по реке Сумида в Сэндзю пришло время прощаться. Там Басё написал эмоциональное и не лишённое юмора хайку на прощание, в котором даже местная дикая природа тронута болью разлуки.

Юку хару я
Тори наки уо но
Мэ ва намида

Весна уходит!
И плачут птицы, у рыб
На глазах слезы…

(из перевода В. Марковой и Н. Фельдман)

Сэндзю со средневековых времён был остановкой по пути на север страны. Токугава Иэясу, позже ставший сёгуном, построил здесь первый мост в 1594 году, что дало мощный стимул развитию региона. Во времена путешествия Басё здесь была первая почтовая станция на дороге в Никко и дальше. Поэт описывает, насколько он ошеломлён при мысли о предстоящем долгом путешествии, что, похоже, выдаёт тревогу в связи с выходом из этого относительно безопасного места.

Сейчас путешественники из Кита-Сэндзю, скорее всего, поедут на поезде – главная здешняя станция, по некоторым оценкам, является шестой по загруженности станцией в Японии и Токио, что показывает, насколько этот район интегрировался в мегаполис. Другой вариант – ехать через мост Сэндзю-оохаси но автотрассе национального значения №4, современной дороге, ведущей на север до Аомори на северной оконечности Хонсю. Пешком отсюда пришлось бы проделать немалый путь, прежде чем дойти до почти безлюдных мест.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

При всей плотности городской застройки в ландшафт вписаны элементы, визуально выражающие дань уважения историческому путешествию Басё. Настенная роспись, изображающая Басё и его ученика Каваи Сора, сопровождавшего его на протяжении большей части пути, расположена под водопроводными трубами, идущими параллельно мосту Сэндзю-оохаси. Более удачно вписана в узкий участок земли у главной дороги статуя Басё, а каменный столб на одной стороне моста отмечает знаменитую отправную точку.


Настенную роспись, изображающую Басё и Сора, несколько заслоняют водопроводные трубы

Литературный вымысел

Эта местность сильно изменилась с тех пор, как Басё сошёл здесь с лодки более трёх столетий назад. То же можно сказать и о других местах, которые он посетил на своём пути по всей стране. При чтении «По тропинкам Севера» невольно возникает желание увидеть то, что видел он до всех преобразований, вызванных ростом населения и туризма. Однако, хотя тогда всё выглядело значительно иначе, не стоит забывать о том, что книга Басё – не вполне документальное произведение.

Сора, ученик и спутник Басё, тоже писал дневник о том путешествии. Он был утерян в течение многих лет, прежде чем был заново открыт и опубликован в двадцатом веке. Противоречия версий событий между его дневником и книгой Басё показывают, как поэт редактировал факты, когда они не соответствовали его эстетическому видению. Помимо придумывания эпизодов в зависимости от настроения, его многочисленные прикрашивания реальности включали описание острова с места, откуда его невозможно увидеть. Так что когда Басё тем утром в Сэндзю описывает гору Фудзи, едва различимую на горизонте перед рассветом в бледном свете заходящей луны, я задаюсь вопросом, насколько правда, что всё так удачно сложилось. Может быть, было именно так – а возможно, это очередной литературный вымысел. В любом случае, хотя такие моменты совершенства окружающего нередки в книге «По тропинкам Севера», мы тоже можем черпать красоту и за пределами идеального мира искусства там, где можем.


Басё сочиняет хайку на зимнюю тему

Сэндзю, конечно же, не самое известное место его путешествия. Можно назвать и острова Мацусима у побережья нынешней префектуры Мияги – вид, который считается одним из трёх самых живописных пейзажей Японии, и Хираидзуми в префектуре Иватэ, некогда процветающий город, в значительной степени разрушенный в XII веке, где Басё писал о скоротечности былой славы. Сэндзю даже описана не в самом начале книги – рассказ начинается с поездки на лодке в Фукагава, недалеко от центра города.

Однако, как и Фукагава, это наиболее доступное для жителей или посетителей Токио место, в котором можно видеть, где начиналось странствие Басё. Я живу недалеко, поэтому время от времени навещаю Басё, чтобы посмотреть, какие хайку он пишет в это время года. Если, когда ухожу, я не замечаю плача птиц и слёз у рыб на глазах, то это, наверное, оттого что они знают – я ещё вернусь.

Фотография к заголовку: Каменный столб рядом с мостом Сэндзю-оохаси на месте отправной точки путешествия, описанного в книге «По тропинкам Севера»

Мацуо Басё

провинция Ига (ныне — в префектуре Миэ, Япония)

Мацуо Басё (яп. 松尾芭蕉 (псевдоним); при рождении названный Киндзаку, по достижении совершеннолетия — Мунэфуса (яп. 宗房 ); ещё одно имя — Дзинситиро (яп. 甚七郎 )) — великий японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в небольшом замковом городе Уэно, провинция Ига (остров Хонсю). Умер 12 октября 1694 в Осаке.

Басё родился в небогатой семье самурая Мацуо Ёдзаэмона (яп. 松尾与左衛門 ), был его третьим по счёту ребёнком. Отец и старший брат будущего поэта преподавали каллиграфию при дворах более обеспеченных самураев, и уже дома он получил хорошее образование. В юности увлекался китайскими поэтами, такими как Ду Фу. В те времена книги уже были доступны даже дворянам средней руки. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был в услужении у знатного и богатого самурая Тодо Ёситады (яп. 藤堂良忠 ), распрощавшись с которым, отправился в Эдо (ныне Токио), где состоял на государственной службе с 1672. Но жизнь чиновника была для поэта невыносимой, он становится учителем поэзии. Среди современников Мацуо получил известность в первую очередь как мастер рэнга. Басё — создатель жанра и эстетики хокку.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

В 1680-е годы Басё, руководствуясь философией буддийской школы Дзэн, в основу своего творчества положил принцип «озарения». Поэтическое наследие Басё представлено 7 антологиями, созданными им и его учениками: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее поле» (1689), «Тыква-горлянка» (1690), «Соломенный плащ обезьяны» (книга 1-я, 1691, книга 2-я, 1698), «Мешок угля» (1694), лирическими дневниками, написанными прозой в сочетании со стихами (наиболее известный из них — «По тропинкам Севера»), а также предисловиями к книгам и стихам, письмами, содержащими мысли об искусстве и взгляды на процесс поэтического творчества. Поэзия и эстетика Басё оказали влияние на развитие японской литературы средних веков и Нового времени.

В честь Басё назван кратер на Меркурии.

Содержание

Биографическая справка

Считается, что Басё был стройным человеком небольшого роста, с тонкими изящными чертами лица, густыми бровями и выступающим носом. Как это принято у буддистов, он брил голову. Здоровье у него было слабое, всю жизнь он страдал расстройством желудка. По письмам поэта можно предположить, что он был человеком спокойным, умеренным, необычайно заботливым, щедрым и верным по отношению к родным и друзьям. Несмотря на то, что всю жизнь он страдал от нищеты, Басё, как истинный философ-буддист, почти не уделял внимания этому обстоятельству.

В Эдо Басё обитал в простой хижине, подаренной ему одним из учеников. Возле дома он своими руками посадил банан. Считается, что именно он дал псевдоним поэту («басё»: яп. 芭蕉 — «банан»). Банановая пальма неоднократно упоминается в стихах Басё:

Зимой 1682 года сёгунская столица Эдо в очередной раз стала жертвой крупного пожара. К несчастью, этот пожар погубил «Обитель бананового листа» — жилище поэта, и сам Басё чуть не погиб в огне. Поэт сильно переживал утрату дома. После короткого пребывания в провинции Каи он вернулся в Эдо, где с помощью учеников построил в сентябре 1683 года новую хижину и снова посадил банан. Но это действие было лишь символическим возвратом к прошлому. Отныне и до конца своей жизни Басё — странствующий поэт.

* * * Парящих жаворонков выше, Я в небе отдохнуть присел, – На самом гребне перевала. Перевод Веры Марковой

Потеряв своё жилище, Басё уже редко хочется оставаться на одном месте долгое время. Он путешествует в одиночестве, реже — с одним или двумя самыми близкими учениками, в которых у поэта недостатка не было. Его мало волнует похожесть на обычного нищего, странствующего в поисках хлеба насущного. В августе 1684 года, в сопровождении своего ученика Тири, в сорокалетнем возрасте он отправляется в своё первое путешествие. В те времена путешествовать по Японии было очень трудно. Многочисленные заставы и бесконечные проверки паспортов причиняли путникам немало хлопот. Однако, надо думать, Басё был достаточно умён и уж точно достаточно известен, чтобы пройти эти преграды. Интересно посмотреть, что представляло собой его дорожное одеяние: большая плетёная шляпа (которые обычно носили священники) и светло-коричневый хлопчатобумажный плащ, на шее висела сума, а в руке посох и чётки со ста восемью бусинами. В сумке лежали две-три китайские и японские антологии, флейта и крохотный деревянный гонг. Одним словом, он был похож на буддийского паломника.

После многодневного путешествия по главному тракту Токайдо, Басё и его спутник прибыли в провинцию Исэ, где поклонились легендарному храмовому комплексу Исэ дайдзингу, посвященному синтоистской богине Солнца Аматэрасу Омиками. В сентябре они оказались на родине Басё, в Уэдо, где поэт повидал брата и узнал о смерти родителей. Затем Тири вернулся домой, а Басё после странствий по провинциям Ямато, Мино и Овари, опять прибывает в Уэно, где встречает новый год, и снова путешествует по провинциям Ямато, Ямасиро, Оми, Овари и Каи и в апреле возвращается в свою обитель. Путешествие Басё служило и распространению его стиля, ибо везде поэты и аристократы приглашали его к себе в гости. Хрупкое здоровье Басё заставило поволноваться его поклонников и учеников, и они облегчённо вздохнули, когда он вернулся домой.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

До конца своей жизни Басё путешествовал, черпая силы в красотах природы. Его поклонники ходили за ним толпами, повсюду его встречали ряды почитателей — крестьян и самураев. Его путешествия и его гений дали новый расцвет ещё одному прозаическому жанру, столь популярному в Японии — жанру путевых дневников, зародившемуся ещё в X веке. Лучшим дневником Басё считается «Оку но хосомити» («По тропинкам севера»). В нём описывается самое продолжительное путешествие Басё вместе с его учеником по имени Сора, начавшееся в марте 1689 г. и продолжавшееся сто шестьдесят дней. В 1691 году он снова отправился в Киото, тремя годами позже опять посетил родной край, а затем пришёл в Осаку. Это путешествие оказалось для него последним. Басё скончался в возрасте пятидесяти одного года.

Поэзия

Рассказ о своём путешествии по Японии Басё озаглавил «Нодзараси кико» (яп. 野ざらし紀行 (яп.) русск. , букв. «обветренные путевые заметки»). После года спокойного размышления в своей хижине, в 1687 году, Басё издаёт сборник стихов «Хару-но хи» («Весенние дни») — себя и своих учеников, где мир увидел самое великое стихотворение поэта — «Старый пруд». Это веха в истории японской поэзии. Вот что писал об этом стихотворении Ямагути Моити в своем исследовании «Импрессионизм как господствующее направление японской поэзии»: «Европеец не мог понять, в чём тут не только красота, но даже и вообще какой-либо смысл, и был удивлен, что японцы могут восхищаться подобными вещами. Между тем, когда японец слышит это стихотворение, то его воображение мгновенно переносится к древнему буддийскому храму, окруженному вековыми деревьями, вдали от города, куда совершенно не доносится шум людской. При этом храме обыкновенно имеется небольшой пруд, который, в свою очередь, быть может, имеет свою легенду. И вот при наступлении сумерек летом выходит буддийский отшельник, только что оторвавшийся от своих священных книг, и подходит задумчивыми шагами к этому пруду. Вокруг все тихо, так тихо, что слышно даже, как прыгнула в воду лягушка…»

фуру икэ я
кавадзу тобикому
мидзу но ото

Старый пруд!
Прыгнула лягушка.
Всплеск воды.

Не только полная безупречность этого стихотворения с точки зрения многочисленных предписаний этой лаконичной формы поэзии (хотя Басё никогда не боялся нарушать их), но и глубокий смысл, квинтэссенция красоты Природы, спокойствия и гармонии души поэта и окружающего мира, заставляют считать это хайку великим произведением искусства.

Басё не очень любил традиционный приём марукэкатомбо, поиск скрытых смыслов. Многочисленные комментарии к «Старому пруду» занимают не один том [источник не указан 92 дня] . Считается, что Басё выразил в этом стихотворении моно-но аварэ — «грустного очарования».

В простоте образов кроется истинная красота, считал Басё, и говорил своим ученикам, что стремится к стихам, «мелким, как река Сунагава».

Цитаты

Басё: «Когда вещь написана, она становится клочком бумаги».

Басё: «Слова не должны отвлекать внимание на самих себя, потому что истина — за пределами слов».

См. также

  • Мукаи Кёрай
  • Хаттори Рансэцу

Издания

  • Басё. Лирика / Пер. с яп. Веры Марковой. — М .: Худож. лит., 1964.
  • Брюсов В. Я. Стихотворения 1909—1917. Собр. соч. — Т. 2. — М .: Художественная литература, 1973.
  • Басё. Трёхстишия / Пер. с яп. Веры Марковой // Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии. — Библиотека всемирной литературы. — Серия первая. Т. 16. — М.: Худож. лит., 1977. — С. 739-778.
  • Бреславец Т. И. Поэзия Мацуо Басё. — М ., 1981. — 152 с.
  • Басё, Бусон, Исса. Летние травы. Японские трёхстишия / Пер. со старояп. В. Марковой; предисл. В. Н. Марковой при участии В. С. Сановича; сост. и подгот. текста В. С. Сановича; коммент. В. Н. Марковой, В. С. Сановича. — М.: Толк, 1995. — 318 с. ISBN 5-87607-001-7
  • Монзелер Г. О. Мацуо Басё. Великое в малом. — СПб. : Кристалл, 2000.
  • Долин А. Мацуо Басё. Стихи, проза. — Гиперион, 2002.
  • Соколова-Делюсина Т. Мацуо Басё. Стихи, проза. — СПб. : Гиперион, 2002.
  • Бреславец Т. И. Ночлег в пути: Стихи и странствия Мацуо Басе / Т. И. Бреславец; Дальневост. гос. ун-т, Вост. ин-т. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2002. — 212 с. (Библиотека японской поэзии)
  • Соколов Владимир Вячеславович. Басё. Лирика. — Мн. : Харвест, 2003.
  • Басё М. По тропинкам Севера / Пер. с япон. В. Марковой, Н. Фельдман. — СПб. : Азбука-классика, 2007. — 288 с. ISBN 978-5-352-02098-2
Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

Ссылки

Мацуо Басё в Викицитатнике ?
Мацуо Басё в Викитеке ?
Category:Matsuo Basho на Викискладе ?
  • Мацуо Басё на «Викиливре»
  • Мацуо Басё. Хайку (на Lib.ru)
  • Мацуо Басё. Хайку (на Graf Mur. Аромат Востока)
  • Мацуо Басё. Биография в Литературной Энциклопедии
  • Мацуо Басё 1644—1694 гг.
  • Bosque de Bambú, camino del haiku — Bashô — Oku no Hosomichi Japones — Español (недоступная ссылка)
  • Притчи про Басё на Притчи.ру
  • Мацуо Басё. Автобиография. Стихи.
  • Мацуо Басё, Хокку, стихи
  • Классическая японская поэзия

  • Проставив сноски, внести более точные указания на источники.

Wikimedia Foundation . 2010 .

  • Воздух
  • Ду Фу

Полезное

Смотреть что такое “Мацуо Басё” в других словарях:

Мацуо Басё — (псевдоним; другой псевдоним ‒ Мунэфуса; настоящее имя ‒ Дзинситиро) (1644, Уэно, провинция Ига, ‒ 12.10.1694, Осака), японский поэт, теоретик стиха. Родился в семье самурая. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с 1672 в… … Большая советская энциклопедия

МАЦУО БАСЁ — (1644 94), японский поэт. Вершинные образцы философской лирики в жанре хокку, полной изящной простоты и гармоничного восприятия мира; шуточные рэнга (стихотворения цепи ). Наследие Мацуо Басе и его учеников составило 7 антологий, в том числе… … Современная энциклопедия

Мацуо Басё — (1644 1694), японский поэт. Философская лирика в жанре хокку (около 2 тыс.), полная изящной простоты и гармонического восприятия мира; шуточные рэнга (стихотворения »цепи»). Наследие Мацуо и его учеников составило 7 антологий, в том числе,… … Энциклопедический словарь

МАЦУО Басё — (др. псевд. Мунэфуса; наст. имя Дзинситиро) (1644—94), японский поэт, теоретик поэзии. Стихи: ок. 2000 хокку; шуточные рэнга. Поэтич. наследие М. и его учеников составили 7 антологий: «Зимние дни» (1684), «Весенние дни» (1686), «Заглохшее… … Литературный энциклопедический словарь

Мацуо Басё — (настоящее имя Мунэфуса, 1644–1694) великий японский поэт, сыгравший большую роль в становлении поэтического жанра хайкай. Басё родился в провинции Ига, в центральной части острова Хонсю, в небогатой самурайской семье, в детстве получил хорошее… … Вся Япония

Мацуо — Басё (псевдоним; другой псевдоним Мунэфуса; настоящее имя Дзинситиро) (1644, Уэно, провинция Ига, 12.10.1694, Осака), японский поэт, теоретик стиха. Родился в семье самурая. С 1664 в Киото изучал поэзию. Был на государственной службе с… … Большая советская энциклопедия

Басё — см. Мацуо Басё. * * * БАСЕ БАСЕ, см. Мацуо Басе (см. МАЦУО Басе) … Энциклопедический словарь

Басё — турнир по профессиональному сумо Мацуо Басё (1644 1694) японский поэт Список значений слова или словосочетания со ссылками на соответствующие с … Википедия

Басё — БАСЁ, см. Мацуо Басё … Биографический словарь

Мацуо Басе — Бусон: Портрет Басё Мацуо Басё (яп. 松尾芭蕉 (псевдоним); при рождении названный Киндзаку, по достижении совершеннолетия Мунэфуса (яп. 宗房); ещё одно имя Дзинситиро (яп. 甚七郎)) великий японский поэт, теоретик стиха. Родился в 1644 году в Уэно,… … Википедия

Дневник путешествие в творчестве Мацуо Басё: сочинение

Предисловие. Хайку – проза или поэзия?

Прежде чем представить по частям свои переводы ста пятидесяти хайку Мацуо Басё – самого известного в Японии и за её пределами поэта жанра короткого стиха, я хотел бы в двух словах затронуть тему о структурных формах японского стихосложения и пояснить, почему нерифмованные фразы считаются в Японии стихами, а не разновидностями короткой прозы, такими как «мудрые мысли», поговорки, идиомы, высказывания или даже пословицы.

В сознании носителей русского языка четко различаются жанры поэзии и прозы благодаря тому, что в стихах у нас почти всегда присутствует рифма. У японцев и хайку, и танка, и рэнга также относятся к стихотворным поэтическим формам благодаря тому, что стихообразующим признаком является ритм, или «слоговая рифма».

Слово «рифма» имеет давнюю историю и происходит от греческого слова «ритм». Во многих языках это понятие разделилось на ритм и рифма, но в японском слоговом языке рифма стиха в таком виде, как, например, в русском или западноевропейских языках, невозможна из-за структурных и фонетических особенностей строения языка.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

В стихотворных формах японской поэзии присутствует чёткий слоговой ритм, но отсутствует словесно-фонетическая рифма. Это, конечно, значительно осложняет понимание европейской и русской поэзии японцами, и, наоборот, японские стихи не звучат стихами в переводах на русский. Чтобы это понять, достаточно сделать обратный перевод на русский язык переведённого на японский с русского языка стих любого из наших известных поэтов, к примеру, «Я Вас любил…» Александра Сергеевича Пушкина: «Я пишу Вам („гидзё“ – женщина высокого положения) о том, что, несмотря на то, что из моего сердца любовь к Вам ещё не исчезла, я больше не буду Вас беспокоить своими чувствами и не хочу заставлять Вас грустить…» Не более, чем уведомительное письмо мужчины, бросающего любовницу. От возвышенной поэзии и изящной рифмы осталась лишь банальная проза. Японцы высоко ценят и знают произведения Чехова, Достоевского, Толстого благодаря блестящим переводам прозы, но почти не имеют представления о поэзии Пушкина и других наших замечательных поэтов. Можно перевести всё почти дословно, но невозможно передать прозой дух поэзии, присущий нашим шедеврам, и, наоборот, отразить нашей прозой глубину смысла, красоту звучания и письменного изящества японских традиционных стихов.

Многие годы творчество Басё меня почти не привлекало, и я с равнодушием относился к казавшимся странными в русском варианте стихам поэта. Надолго запомнил только вызывавший у меня улыбку хайку про лягушку.

Но со временем я увлёкся сочинением стихов и однажды сделал попытку перевести один из хайку Басё рифмой, заметив смысловое искажение в переводе. Надо сказать, что ошибочных переводов масса и особенно много их на современных русскоязычных интернет-сайтах. Конечно, всё дело в возможности широкого толкования слов старого языка и зачастую в скрытом за иероглифами философском смысле стихов Басё, поэтому подвергать критике авторов переводов я не вижу смысла, поскольку могу предположить, что некоторые «вольности» в моих собственных переводах многие тоже сочтут излишествами.

Имея опыт поэтического перевода и сочинения стихов, я решил подробнее ознакомиться с оригиналами хайку Басё и постарался переводить их стихами. Я понял, что это вполне возможно без ущерба смыслу, вложенному великим мастером хайку в свои шедевры. Такой перевод ничуть не уступает прозе и не лишает хайку поэтического восприятия.

Первоначально я задумывал просто конвертировать в стихи уже переведенные прозой хайку, не утруждая себя поиском оригиналов и толкований – зачем занимать себя трудной работой, уже давно проделанной авторитетными профессионалами. Должен отметить, что литература древней Японии у нас исследована очень глубоко и подробно – на протяжении десятков лет над переводами старых текстов трудилась целая плеяда опытнейших японоведов. Издано много книг переводов древней японской литературы, глубоких исследований многочисленных жанров поэзии и прозы. В этом смысле Япония уникальна многообразием форм песенной и поэтической культуры. Вникая в их тонкости, ощущаешь себя путником в неизвестное, где ты вошёл в рощу, а на самом деле оказался в джунглях или тайге. Мне, действительно, стало не по себе, когда я начал серьёзно копаться в старинных литературных памятниках Японии. Но этим всё же пришлось заняться, поскольку даже в изданных переводах я наблюдал существенные смысловые отклонения от оригиналов хайку Басё, частично или даже полностью до «наоборот» менявшие смысл строк поэта.

Как сын самурая Мацуо Басё прославил японские трехстишья хайку на весь мир

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Мацуо Басё – хайдзин

Корни японской поэзии, как и положено всему, чем славится эта культура, уходят в глубокое прошлое. Жанром, из которого появился хайку, считается поэзия рэнга, или танка – в форме пятистиший, включающих в себя ровно 31 слог. Такая форма стихосложения была известна в Японии еще с VIII века. А выделение хайку в отдельный жанр поэтического искусства пришлось на XVI век.

Поначалу трехстишия носили характер комического произведения, считались «легким» жанром поэзии, но с XVII века смысловое наполнение хайку поменялось – причиной стало творчество поэта Мацуо Басё, которого считают главным поэтом этого жанра за всю его историю.

Мацуо Дзинситиро, будущий поэт Басё, появился на свет в семье небогатого самурая в 1644 году. С раннего возраста он интересовался поэзией, которая была к тому времени доступна не только избранным, но и японцам небольшого достатка. В возрасте двадцати лет он начал изучать литературу в городе Киото и, вынужденный добывать свой хлеб, поступил в услужение к знатному самураю Тодо Ёситаде, который тоже был поклонником литературного искусства и поэтом-любителем. После смерти своего хозяина в 1666 году Мацуо оказался на государственной службе, после чего стал преподавать поэзию. Отец и старший брат Мацуо тоже были учителями – обучали каллиграфии обеспеченных аристократов и членов их семей.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

В 1667 году были опубликованы первые стихотворения Басё, а настоящая слава пришла к нему в 1681 году, когда увидело свет его трехстишие о вороне:

На мертвой ветке
Чернеет ворон.
Осенний вечер.

В этом переводе Константина Бальмонта допускается некоторая неточность – «сухая» ветка превращается тут в «мертвую» – чтобы усилить впечатление от хайку. Другим общепризнанным вариантом перевод считается выполненный Верой Марковой:

На голой ветке
Ворон сидит одиноко.
Осенний вечер!

Здесь появилось дополнительное слово – “одиноко” – из тех же соображений.

Требования к классическому хайку и отступления от правил

Вообще говоря, только в западной традиции хайку записывается в три строки. Оригинальные же японские стихи представляли собой иероглифы, изображенные сверху вниз на странице. При этом к хайку есть несколько требований, которые должны быть соблюдены для отнесения произведения именно к этому жанру.

Строки не рифмуются. Хайку состоит из 17 слогов, они распределяются в соотношении 5-7-5, каждая часть отделена от следующей разделительным словом – киредзи , представляющим собой некую восклицательную частицу. В переводах на европейские языки роль киредзи обычно играют разрывы строк и знаки препинания.
Классическое хайку содержит отображение природы в глазах человека, поэта, это записанное впечатление от увиденного или услышанного. В тексте обязательно должно быть указание на время года – киго – необязательно прямое, это может быть и контекст, позволяющий определить, когда происходит то, что описывает поэт.

Хайку, как правило, не имеет названия и описывает только то, что происходит в настоящем времени. Тем не менее, и сам Басё не раз нарушал эти правила – их требования не абсолютно категоричны, если сама суть стихотворения соответствует идее хайку.
Главное, к чему стремится поэт – передать в семнадцати слогах впечатление от момента. В хайку нет места многословности, усложненных образов, при этом прочитавшему текст открывается глубокий философский смысл – в совершенно восточном духе.

Вот хайку Мацуо Басё, которое прославило поэта на столетия:

Старый пруд!
Прыгнула лягушка.
Всплеск воды.

(перевод Т.П. Григорьевой)

Стихотворение было опубликовано в 1686 году и вплоть до настоящего времени вызывало и вызывает в среде искусствоведов дискуссии о подлинном смысле текста. Шесть слов, из которых глаголом – действием – является лишь одно, порождают самые разные толкования: и о созерцании, которое захватило поэта и было прервано тихим звуком; и о застоявшейся воде, символизирующей прошлое; и о мрачном пессимизме поэта, для которого лягушка, жаба – это то, что не вносит в жизнь ничего светлого – и много других попыток толкования, которые, правда, никак не могут затмить простого очарования трех коротких строк.

Тем более, и для японцев, и для знакомых с восточной культурой европейцев, в этих трех простых штрихах виден, например, образ древнего буддийского храма, наполненного тишиной и далекого от городской суеты. Интересно, что описаниям звуков в своих произведениях Басё уделял внимание довольно часто – они упоминаются в ста десяти стихотворениях (из общего количества примерно в тысячу хайку авторства Басё).

Влияние творчества Басё

Жизнь Мацуо Басё проходила в бедности, даже в нищете, но, будучи буддистом, он принимал это свое положение равнодушно. Он жил в простой хижине, которую построил для него один из учеников. Перед хижиной поэт посадил банановое дерево – « басё », это слово и стало псевдонимом. Басё описывали как умеренного, заботливого и верного родным и друзьям, но спокойствия души он искал всю жизнь, в чем не раз признавался своим ученикам. Однажды В 1682 году при пожаре в городе Эдо, где жил поэт, хижина его сгорела, а вместе с ней и банановое дерево. И несмотря на то, что уже через год у поэта снова были и хижина, и банановое дерево у входа, душа Басё не находила покоя. Он покинул Эдо – современный Токио – и отправился странствовать по Японии. Именно как поэт-странник он позже войдет в историю литературы.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

Путешествия в те времена были сложны, сопряжены с большим количеством формальностей, да и просто опасны, и во время своих скитаний Басё был готов к тому, что внезапное происшествие, или болезнь, прервут его путь – в том числе и жизненный. Тем не менее, обстоятельства складывались благоприятно, и поэт приобретал все большую популярность, появляясь в разных городах Японии и встречаясь как с обычными людьми, так и со знатными аристократами. При себе Басё держал лишь самое необходимое – посох, четки с бусинами, а еще флейту, маленький деревянный гонг и сборник стихов.
И этот минимализм, и отрешенность от мира, и бедность, дающую возможность не отвлекаться на материальное, Басё воспринял из философии дзэн, она же находила выражение в его хайку. Тяжелые условия жизни не означают, что тяжелым должно быть душевное состояние – таков был один из смыслов, которые вкладывал Басё в свое творчество.

Странствия дали не только материал для путевых заметок, но и вдохновение для новых хайку. Басё описывал спокойную и простую красоту мира – не буйство цветения сакуры, а пробивающуюся из-под земли травинку, не грандиозное величие гор, а скромные очертания камня.
Здоровье Мацуо Басё, от странствий ли, или от аскетизма, было слабым – он умер, прожив всего полвека. Последним стихотворением, которое написал поэт, была так называемая «Предсмертная песня»:

В пути я занемог,
И все бежит, кружит мой сон
По выжженным полям.
(Перевод Веры Марковой)

Имя Басё на протяжении нескольких столетий пользовалось в Японии признанием и огромным уважением. В XIX веке художественные приемы Басё были пересмотрены другим выдающимся поэтом – Масаока Сики, который, несмотря на короткую жизнь, открыл собственную школу хайку, где наследие Басё изучалось как основы японской поэзии. Он же разработал литературный метод – сясэй , суть которого сводится к осмыслению писателем окружающего его мира. Хайку в этом случае выполняет роль не просто описания чего-то происходящего перед автором, оно показывает небольшой кусочек мира через призму внутреннего взора поэта. И именно Масаока Сики, кроме всего прочего, предложил термин « хайку » взамен прежнего « хокку ».

Интерес к хайку на западе возник еще в XIX веке, а с начала прошлого столетия японскую поэзию стали переводить – сначала на английский язык. Были попытки записывать хокку в одну строку, без разрыва, но общепринятым все же стало расположение хайку в виде трехстишия. По традиции, при выпуске сборника каждое стихотворение располагают на отдельной странице, давая возможность читателю проникнуться атмосферой хайку и не отвлекая его от создания мысленного образа. Правило о семнадцати слогах нередко нарушается при переводе: с учетом языковых различий сохранение требуемого размера порой может достигаться только с ущербом для выразительности текста и точности перевода.

Если движущей западного искусства традиционно было стремление создать совершенное – с точки зрения автора – произведение, то восточное искусство не отделяет результат творчества от творца – именно в гармонии между поэтом и его текстом заключен смысл японской поэзии. Сейчас, когда гармония человека и окружающего его мира стала темой модной и на западе, сразу несколько направлений в японском искусстве получают общемировое признание. Икебана, сад камней, чайная церемония наряду с хайку воплощают собой ваби-саби – мировоззрение, основанное на одиночестве, скромности, внутренней силе, подлинности.

Красота по-японски – это то, что естественно, просто, неподдельно, то, что мимолетно и неуловимо. Хайку – именно о красоте мира в понимании японцев.
И нельзя не признать, что именно из Японии пришла в западный мир – мода на минимализм во всем, включая, оказывается, и фотографии.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Дневник путешествие в творчестве Мацуо Басё: сочинение

Предисловие. Хайку – проза или поэзия?

Прежде чем представить по частям свои переводы ста пятидесяти хайку Мацуо Басё – самого известного в Японии и за её пределами поэта жанра короткого стиха, я хотел бы в двух словах затронуть тему о структурных формах японского стихосложения и пояснить, почему нерифмованные фразы считаются в Японии стихами, а не разновидностями короткой прозы, такими как «мудрые мысли», поговорки, идиомы, высказывания или даже пословицы.

Читайте также:
Мацуо Басё и японская классическая поэзия: сочинение

В сознании носителей русского языка четко различаются жанры поэзии и прозы благодаря тому, что в стихах у нас почти всегда присутствует рифма. У японцев и хайку, и танка, и рэнга также относятся к стихотворным поэтическим формам благодаря тому, что стихообразующим признаком является ритм, или «слоговая рифма».

Слово «рифма» имеет давнюю историю и происходит от греческого слова «ритм». Во многих языках это понятие разделилось на ритм и рифма, но в японском слоговом языке рифма стиха в таком виде, как, например, в русском или западноевропейских языках, невозможна из-за структурных и фонетических особенностей строения языка.

В стихотворных формах японской поэзии присутствует чёткий слоговой ритм, но отсутствует словесно-фонетическая рифма. Это, конечно, значительно осложняет понимание европейской и русской поэзии японцами, и, наоборот, японские стихи не звучат стихами в переводах на русский. Чтобы это понять, достаточно сделать обратный перевод на русский язык переведённого на японский с русского языка стих любого из наших известных поэтов, к примеру, «Я Вас любил…» Александра Сергеевича Пушкина: «Я пишу Вам („гидзё“ – женщина высокого положения) о том, что, несмотря на то, что из моего сердца любовь к Вам ещё не исчезла, я больше не буду Вас беспокоить своими чувствами и не хочу заставлять Вас грустить…» Не более, чем уведомительное письмо мужчины, бросающего любовницу. От возвышенной поэзии и изящной рифмы осталась лишь банальная проза. Японцы высоко ценят и знают произведения Чехова, Достоевского, Толстого благодаря блестящим переводам прозы, но почти не имеют представления о поэзии Пушкина и других наших замечательных поэтов. Можно перевести всё почти дословно, но невозможно передать прозой дух поэзии, присущий нашим шедеврам, и, наоборот, отразить нашей прозой глубину смысла, красоту звучания и письменного изящества японских традиционных стихов.

Многие годы творчество Басё меня почти не привлекало, и я с равнодушием относился к казавшимся странными в русском варианте стихам поэта. Надолго запомнил только вызывавший у меня улыбку хайку про лягушку.

Но со временем я увлёкся сочинением стихов и однажды сделал попытку перевести один из хайку Басё рифмой, заметив смысловое искажение в переводе. Надо сказать, что ошибочных переводов масса и особенно много их на современных русскоязычных интернет-сайтах. Конечно, всё дело в возможности широкого толкования слов старого языка и зачастую в скрытом за иероглифами философском смысле стихов Басё, поэтому подвергать критике авторов переводов я не вижу смысла, поскольку могу предположить, что некоторые «вольности» в моих собственных переводах многие тоже сочтут излишествами.

Имея опыт поэтического перевода и сочинения стихов, я решил подробнее ознакомиться с оригиналами хайку Басё и постарался переводить их стихами. Я понял, что это вполне возможно без ущерба смыслу, вложенному великим мастером хайку в свои шедевры. Такой перевод ничуть не уступает прозе и не лишает хайку поэтического восприятия.

Первоначально я задумывал просто конвертировать в стихи уже переведенные прозой хайку, не утруждая себя поиском оригиналов и толкований – зачем занимать себя трудной работой, уже давно проделанной авторитетными профессионалами. Должен отметить, что литература древней Японии у нас исследована очень глубоко и подробно – на протяжении десятков лет над переводами старых текстов трудилась целая плеяда опытнейших японоведов. Издано много книг переводов древней японской литературы, глубоких исследований многочисленных жанров поэзии и прозы. В этом смысле Япония уникальна многообразием форм песенной и поэтической культуры. Вникая в их тонкости, ощущаешь себя путником в неизвестное, где ты вошёл в рощу, а на самом деле оказался в джунглях или тайге. Мне, действительно, стало не по себе, когда я начал серьёзно копаться в старинных литературных памятниках Японии. Но этим всё же пришлось заняться, поскольку даже в изданных переводах я наблюдал существенные смысловые отклонения от оригиналов хайку Басё, частично или даже полностью до «наоборот» менявшие смысл строк поэта.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: