Эпикурейская лирика Константина Николаевича Батюшкова: сочинение

Лирика К.Н. Батюшкова. Послания, элегии, антологические стихотворения. Особенности поэтического языка

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 22 Декабря 2011 в 21:21, реферат

Краткое описание

Цель моей работы – это анализ особого направления в литературе – романтизма, а в частности лирика Константина Николаевича Батюшкова. А задачей является выявление особенностей поэтического языка.
Проблема возникновения и становления ранних форм романтизма в русской литературе, и прежде всего в поэзии К. Н. Батюшкова и А. С. Пушкина, остается выясненной неполно и непоследовательно. Национальное своеобразие русского романтизма – вопрос, остро стоящий перед современными исследователями. Так же и я в своём реферате попробую разобраться в данном вопросе.

Содержание работы

Введение.
Литературоведческая справка о терминах.
Романтизм
Послания
Элегии
Антологические стихотворения.
Лирика К.Н. Батюшкова.
Биография
Поэт в литературе XIX века.
Особенности поэтического языка.
Заключение.
Библиографический список.

Содержимое работы – 1 файл

Батюшков К.Н..docx

Война 1812 стала потрясением для Константина Батюшкова. Он не мог постичь, как французы, этот «просвещеннейший» народ, зверствовал на захваченных землях: «Москвы нет! Потери невозвратные! Гибель друзей, святыня, мирное убежище наук, все осквернено шайкою варваров! Вот плоды просвещения, или лучше сказать, разврата остроумнейшего народа… Сколько зла! Когда ему конец? На чем основать надежды. ».

Болезнь не позволила Батюшкову сразу принять участие в военных действиях. В Москве он оказался накануне Бородинского сражения, потом был вынужден уехать вместе с теткой Муравьевой в Нижний Новгород и попал в Москву уже после ухода французов. Отсюда он писал Гнедичу: «Ужасные поступки вандалов, или французов, в Москве и в ее окрестностях… вовсе расстроили мою маленькую философию и поссорили меня с человечеством». В послании Дашкову «Мой друг», я видел море зла, уже ничего не осталось от сладких мечтаний, а есть лишь правда очевидца страшных событий:

Я видел бедных матерей,

Из милой родины изгнанных!

Я на распутье видел их,

Как, как к персям чад прижав грудных,

Они в отчаяньи рыдали

И с новым трепетом взирали

На небо рдяное кругом.

К Дашкову — по сути отказ от ранней эпикурейской лирики, и новая тема народного бедствия властно вторгается в его поэтический мир, который отныне оказывается расколот на идеальное и реальное.

Война повлияла и на поэтическую форму стихов Константина Батюшкова. Чистый жанр элегий мало подходил для описания войны, и он начинает тяготеть к оде. Например, в стихотворениях «Переход через Рейн» (1816) или «На развалинах замка в Швеции» (1814), где одическое и элегическое начало причудливо переплетаются, и, по мнению литературоведа Б. Томашевского, «в этой монументальной элегии душевные излияния поэта облекаются в формы исторических воспоминаний и размышлений о минувшем». «Медитативной элегией с историческим содержанием» можно назвать большинство лучших элегий Батюшкова.

В качестве адъютанта генерала Н. Раевского Константин Батюшков был направлен в Дрезден, где участвовал в сражениях, а после ранения генерала последовал с ним Веймар. Вернулся в действующую армию уже к концу кампании, присутствовал при капитуляции Парижа, затем прожил в столице Франции два месяца, увлеченный ее пестрой, красочной, несмотря на военное время, жизнью. Возвращение на родину и радовало, и страшило, его настроение становилось все тревожнее, порою одолевали приступы отчаяния и уныния. В одном из писем он говорил, что вскоре должен возвратиться в страну, где так «холодно, что у времени крылья примерзли». А в стихотворении «Судьба Одиссея» (вольный перевод из Шиллера, 1814) явно просматриваются аналогии героя-странника из эпоса Гомера с самим автором, не узнающим своей родины:

Казалось, небеса карать его устали

И тихо сонного домчали

До милых родины давно желанных скал,

Проснулся он: и что ж? отчизны не познал.

Из Парижа через Лондон и затем Швецию он возвращается в Петербург, где останавливается в семье Олениных и где его ждет еще одно потрясение — он вынужден отказаться от брака с А. Фурман, сомневаясь в искренности чувств своей избранницы.

*Анна Федоровна Фурман по отцу была саксонского рода. В Россию Фридрих Фурман приехал в XVIII веке. Когда он овдовел, младшей из дочерей, Анне, было только семь лет. Сначала Анну воспитывала бабушка, а когда она умерла, ее сердобольная подруга – Елизавета Марковна, взяла девочку к себе. Ее муж Алексей Николаевич Оленин был в ту пору директором императорской публичной библиотеки.

Анна прожила в семье Олениных долгое время и стала им как родная дочь. Она воспитывалась в атмосфере художественных и литературных интересов, присутствовала при беседах и развлечениях многочисленных оленинских гостей.

Любимцем дома был белокурый Батюшков, баловень муз и поклонник всего прекрасного. Это был невысокий юноша с впалой грудью и отпечатком меланхолии на бледном лице.

Еще до своего заграничного похода в 1813 году Батюшков воспылал любовью к Анне Фурман, которая, к сожалению, не отвечала на его чувство. Но Оленины одобряли намерения Батюшкова по поводу женитьбы, поэтому Анна с покорностью согласилась с решением близких людей, и формально считалось, что она согласна. Однако Батюшков чутким сердцем влюбленного догадался, что Анна дала согласие против собственного желания. Он считал, что жениться без взаимной любви – пошло и безнравственно. Поэтому Константин Николаевич ждал и надеялся, но был уверен, что убедившись в равнодушии Анны, сможет изжить в себе это чувство.

Однако он напрасно думал, что запросто излечится от своего сердечного недуга. Со временем его душевное состояние становилось более тревожным и мрачным. Он сделался задумчивым, все чаще молчал. К тому же, разыгрался застарелый ревматизм, его мучили боли в когда-то раненой ноге, но более всего болела душа.

Батюшков, пытаясь справиться с этой болью, хотел продолжить армейскую службу. Однако это не помогло, к тому же он не смог перенести одиночество и жить вдали от близких, родных и друзей. Оставив военную службу навсегда, он возвращается в Москву. Однако выбраться из пропасти ему не удалось. Он хотел уйти в монастырь, боялся каких-то врагов, несколько раз совершал покушение на свою жизнь. Не помогало никакое лечение. Когда умопомешательство стало принимать угрожающий характер, Батюшкова поместили в лечебницу для душевнобольных.

В конце 1815 подал в отставку и занялся подготовкой к печати своих произведений, собрание которых решил назвать «Опыты»: 1-й том — проза, 2-й — стихи. Активно участвует в литературной жизни Москвы. В 1816 его избирают в члены Московского общества любителей русской словесности, и при вступлении он произносит программную речь «О влиянии легкой поэзии на русский язык». В ней он сформулировал идеал легкой поэзии, основанной на ясности, гармоничности, простоте языка: «В легком роде поэзии читатель требует возможного совершенства, чистоты выражения, стройности в слоге, гибкости, плавности; он требует истины в чувствах и сохранения строжайшего приличия во всех отношениях». «Ясность, плавность, точность, поэзия и… и… и… как можно менее славянских слов», — писал он еще в 1809.

Читайте также:
Батюшков, как глава «легкой поэзии»: сочинение

В Петербурге становится членом Вольного общества любителей словесности. И, наконец, в октябре 1816 его включают в «Арзамас» — общество, в котором объединились все его друзья карамзинисты, оппоненты консервативной «Беседы русского слова» во главе с Шишковым.

1816-1817-е — период наибольшей известности Константина Батюшкова. И хотя жизнь вокруг него, кажется, кипит, а сам он находится в зените и славы, и творческих сил, тема наслаждения жизнью, упоения поэзией и природой отходит на задний план, а мотивы уныния, разочарования, сомнений проявляются с особой, щемящей силой. Особенно это заметно в, быть может, самой знаменитой элегии Батюшкова «Умирающий Тасс» (1817):

И с именем любви божественный погас;

Друзья над ним в безмолвии рыдали,

День тихо догорал… и колокола глас

Разнес кругом по стогнам весть печали.

«Погиб Торквато наш! — воскликнул с плачем Рим.

Погиб певец, достойный лучшей доли. »

Наутро факелов узрели мрачный дым

И трауром покрылся Капитолий.

Батюшков не только высоко ценил творчество итальянского поэта, но находил или предвидел много общего в их судьбах. Так, в авторском примечании к элегии он писал: «Тасс, как страдалец, скитался из края в край, не находил себе пристанища, повсюду носил свои страдания, всех подозревал и ненавидел жизнь свою как бремя. Тасс, жестокий пример благодеяний и гнева фортуны, сохранил сердце и воображение, но утратил рассудок».

Батюшков недаром говорил: «Чужое — мое сокровище». Воспитанный на французской литературе, учась элегическому направлению у французского поэта Парни, он особенно вдохновлялся итальянской поэзией. В. Белинский писал: «Отечество Петрарки и Тасса было отечеством музы русского поэта. Петрарка, Ариост и Тассо, особливо последний, были любимейшими поэтами Батюшкова». Античная лирика тоже была его родным домом. Переложения и переводы римского поэта Тибулла, вольные переводы греческих поэтов («Из греческой антологии»), да и оригинальные стихи поэта, возможно, отличаются особой музыкальностью, богатством звучания именно потому, что автор воспринимал иные языки как родные, потому, что, по выражению О. Мандельштама , «стихов виноградное мясо» «освежило случайно язык» Константина Батюшкова.

Его идеалом было достичь в русском языке предельной музыкальности. Современники воспринимали его язык как плавный, сладостный. Плетнев в 1924 писал: «Батюшков… создал для нас ту элегию, которая Тибулла и Проперция сделала истолкователями языка граций. У него каждый стих дышит чувством; его гений в сердце. Оно внушило ему свой язык, который нежен и сладок, как чистая любовь…».

1816-1817-е большую часть времени Батюшков проводит в своем имении Хантонове, работая над «Опытами в стихах и прозе». «Опыты» — единственное собрание его сочинений, в котором он принимал непосредственное участие. Состояли «Опыты» из двух частей. Первая включает статьи о русской поэзии («Речь о влиянии легкой поэзии на русский язык»), очерки о Кантемире , Ломоносове ; путевые очерки («Отрывок из писем русского офицера о Финляндии», «Путешествие в замок Сирей»); рассуждения на философские и нравственные темы («Нечто о морали, основанной на философии и религии», «О лучших свойствах сердца»), статьи о своих любимых поэтах — Ариост и Тасс, Петрарка. Во второй части — стихи, расположенные по разделам, или жанрам: «Элегии», «Послания», «Смесь»… «Опыты», своеобразное подведение итогов, вышло в свет в октябре 1817, и Батюшков надеялся начать новую жизнь, продолжая хлопотать о дипломатической карьере и стремясь в Италию. Наконец он получает долгожданное известие о назначении его в русскую миссию в Неаполь и 19 ноября 1818 отправляется за границу через Варшаву, Вену, Венецию и Рим.

Однако путешествие не принесло долгожданного успокоения и исцеления. Напротив, здоровье его все ухудшалось, он страдал «ревматическими» болями, различными недомоганиями, становился раздражителен, вспыльчив. Находясь в Дрездене, пишет прошение об отставке. Там с ним встречался Жуковский , который рассказывал, что Батюшков рвал ранее написанное и приговаривал: «Надобно, чтобы что-нибудь со мою случилося».

Еще до того, как душевная болезнь полностью его поглотила, Константин Батюшков пишет несколько стихотворений, своеобразных кратких лирических изречений на философские темы. Строка из последнего, написанного в 1824, звучит так:

Рабом родится человек,

Рабом в могилу ляжет,

И смерть ему едва ли скажет,

Зачем он шел долиной чудной слез,

Страдал, рыдал, терпел, исчез.

Видимо, настигшее его безумие имело наследственные причины и поджидало уже давно. Недаром в 1810 он писал Гнедичу : «Если я проживу еще десять лет, я сойду с ума…».

Увы, так и случилось. В 1822 Константин Батюшков был уже тяжело болен, и после Петербурга, Кавказа, Крыма, Саксонии и опять Москвы, где все попытки лечения оказывались тщетны, его перевезли в Вологду, где он прожил более 20 лет, никого не узнавая, и умер 7 (19) июля 1855 от тифа.

Элегия как жанр новой романтической литературы была подхвачена из рук завершающего свой творческий путь Батюшкова Пушкиным и Баратынским . Что касается Пушкина , то сначала он считал Батюшкова своим учителем и зачитывался его стихами. Позже стал относиться более критически, «уважая» «в нем несчастия и несозревшие надежды», в то же время отдавая дань мастерству и гармонии, с какими написаны многие его стихи. А. Бестужев писал так: «С Жуковского и Батюшкова начинается новая школа нашей поэзии. Оба они постигли тайну величественного гармонического языка нашего…»

    1. Особенности поэтического языка.

Батюшков трактует мечту как ключ к поэтическому вдохновению и несовершенство реального мира. Мечта– путь к духовной свободе, она позволяет «оковы променять на цепь веселых роз». Суета жизни – удел глупцов, алчущих богатства, «Лобзая прах златой у мраморных крыльцов!». «Печальные стоики» и «твердые мудрецы» не способны своими «голыми истинами» раскрыть «всю жизни бренной сладость». Любовь, юность, красота природы, пиры и веселье – вот истинные ценности, а подлинными мудрецами являются Анакреон – певец наслаждения, древнегреческая поэтесса Сафо, восславившая чувственную любовь, и римский поэт Гораций, который и в чаду веселья, и на пороге смерти имел счастливый дар погрузиться в мечту и отрешиться от действительности.

Художественное мастерство Батюшкова

Для Батюшкова основной критерий оценки художественного произведения – это понятие «вкуса». «Вкус» Батюшкова проявляется в том единстве формы и содержания, которое почти всегда присутствует в его поэзии. Батюшков требует от поэта точности и ясности. Самого Батюшкова привлекают не просто яркие краски. В его динамических картинах мы почти физически ощущаем конкретные детали: «счастливый Иль де Франс, обильный, многоводный», «огромный бог морей», «под эту вяза тень густую».

Читайте также:
Миф Константина Батюшкова: сочинение

Батюшков не изобретает новые слова (что мы увидим в творчестве Языкова) и очень редко новые сочетания («развалины роскошного убора»). Поэт смело использует в своих стихотворениях архаизмы («согласье прям», «зане»), славянизмы («десница», «веси», «стогны»); философскую «лексику» («соразмерность», «явленья», «равновесье»); разговорные выражения.

В его элегии «Таврида» (1815) мы находи те же особенности стиля; с «возвышенной фразеологией» («под небом сладостным полуденной страны», «под кровом тихой ночи») мирно сочетаются обиходные слова («сельский огород», «простая хижина»).

Автор смело вставляет в поэтический текст пословицы («А счастие лишь там живет, // Где нас, безумных, нет», «День долгий, тягостный ленивому глупцу, // Но краткий, напротив, полезный мудрецу»; «Здесь будет встреча не по платьям»).

Современники в стихах Батюшкова особенно ценили гармонию, музыкальность, «сладкозвучие». «Никто в такой мере как он не обладает очарованием благозвучия, – писал В.А. Жуковский. – Одаренный блестящим воображением и изысканным чувством выражения и предмета, он дал подлинные образцы слога. Его поэтический язык неподражаем. в гармони выражений». «Звуки италианские, что за чудотворец этот Батюшков», «прелесть и совершенство – какая гармония», – восхищенно писал Пушкин, делая свои замечания на «Опытах» Батюшкова.

Плавность и музыкальность ритма – вот чем особенно пленяет поэзия Батюшкова. Так, в стихотворении Батюшкова «Песнь Гаральда Смелого» (1816) картина плавания по бурному морю получает звуковую окраску благодаря постоянной аллитерации «л» – «р» – усиление нагнетания этих звуков характерно для всего стихотворения. Приведем лишь одну строфу:

Нас было Лишь тРое на Легком чеЛне;
А моРе вздымаЛось, я, помню, гоРами;
Ночь чеРная в поЛдень нависЛа с гРомами,
И ГеЛа зияЛа в соЛеной воЛне.
Но воЛны напРасно, яРяся, хЛестаЛи,
Я чеРпал их шЛемом, Работал весЛом:
С ГаРаЛьдом, о дРуги, вы стРаха не знаЛи
И в миРную пРистань вЛетели с чеЛном!

В этом стихотворении интересны и звуковые повторы (Стена, Станина, приСТань, хлеСТали), которые придают стиху большую выразительность. Фонетическая гармония – это тот фон, на котором с удивительной силой проявляется поэтическое своеобразие Батюшкова.

Ритмический эффект достигается различными способами. Поэт любит анафору:

Ему единому, – все ратники вещали, –
Ему единому вести ко славе нас.

(«отрывок из I песни» «Освобожденного Иерусалима») (1808).

Прибегает он и к инверсии («Я берег покидал туманный Альбиона» – расположение слов зависит от ритма стиха); перемежает различные ямбы (часто шести-, пяти- и четырехстопные); любит усеченные прилагательные:

Воспел ты бурну брань, и бледны эвмениды
Всех ужасов войны открыли мрачны виды.
Рассеял. нежны красоты.
То розы юные, Киприде посвященны.
А там что зрят мои обвороженны очи?

Батюшков смело сочетает различную лексику, разные стили. У позднего Батюшкова эта разностильность употребления «выполняет ответственнейшую задачу разрушения гармоничного образа мира, – пишет Н. Фридман, – Батюшкову нужно, чтобы читатель с наибольшей живостью воспоминаний переживал глубину утраты, чтоб он узнавал прекрасное, прежде чем его потерять».

Обобщая все сказанное, можно определить историко-литературное значение К.Н. Батюшкова словами В.Г. Белинского: «Батюшков много и много способствовал тому, что Пушкин явился таким, каким явился действительно.

Одной этой заслуги со стороны Батюшкова достаточно, чтобы имя его произносилось в истории русской литературы с любовью и уважением».

Вопросы о творчестве К.Н. Батюшкова

  1. В каких жанрах пробует свои силы Батюшков?
  2. Какая основная идея его «анакреонтической» лирики?
  3. Какой тип сатиры использует Батюшков?
  4. В каком жанре с особой силой расцветает его талант?
  5. Что нового внес Батюшков в русскую поэзию?
  6. Можно ли утверждать, что Батюшкову удалось воссоздать «антологический» стих?
  7. Можно ли согласиться, что своей поэзией Батюшков создал красоту «идеальной» формы?
  8. Что отличает поэтический язык Батюшкова?
  9. Согласны ли вы со словами Белинского, что в лирике Батюшкова «старое и новое дружно жили друг подле друга, не мешая одно другому»?
  10. Удалось ли Батюшкову создать собственную «школу»?
  11. Каково основное отличие поэзии Батюшкова от поэзии Жуковского?
  12. Как можно определить роль Батюшкова и его значение в истории русской поэзии?

Читайте также другие статьи о жизни и творчестве К.Н. Батюшкова:

Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века

Константин Батюшков

краткая биография

Роль и место в литературе

Роль и место К.Н. Батюшкова в русской литературе определил еще В.Г. Белинский. В его оценках постоянно присутствует слово «талант», наделенное эпитетами «великий» и «замечательный». Его поэзия была продолжением творчества Карамзина и Жуковского, и предвосхищала появление Пушкина, являясь связующим звеном поколений поэтического жанра.

Батюшков обогатил лирический жанр своеобразием своего поэтического слога и языка, сочетающего архаизмы и славянизмы с философской лексикой и простой речью. Необычайная музыкальность, гибкость и гармоничная плавность ритма – это то, чем восхищаются почитатели его таланта.

Происхождение и ранние годы

Дом Батюшкова в Вологде

Константин Николаевич Батюшков родился в Вологде 18 мая 1787 года. Отец его, знатный, но обедневший дворянин Николай Львович, владел усадьбой в селе Даниловское, где мальчик провел свое детство. Кроме него в семье воспитывали четырех старших сестер. Мать, Александру Григорьевну мальчик почти не помнил, потому что она ушла из жизни, когда он был шестилетним ребенком.

Образование

В 1797 году Константин был отослан в Петербург для обучения во французском пансионе Жакино. Там он провел 4 года, и был переведен в пансион Триполи.

За время учебы он освоил немецкий, итальянский и французский языки, и получил самые необходимые элементарные знания. Большой багаж знаний Батюшкову принесло проживание в семье его дяди, Михаила Муравьева. Будучи высокообразованным человеком, он привил племяннику любовь к классической литературе.

Усадьба в Даниловском

Под его влиянием Константин выучил латинский язык, и с увлечением занялся чтением Горация и Тибулла в оригинале. Формирование литературного вкуса привело Батюшкова к своей «маленькой» философии, которая заключалась в способности к самопожертвованию, наслаждении жизнью только при условии чистой совести.

Должность в Министерстве народного просвещения юноша получил в 1802 году, благодаря дядиной протекции. Спустя 2 года он работал в канцелярии Муравьева. Все это время он испытывал тягу к литературному творчеству.

В 1807 году он воевал в составе народного ополчения, и за мужество был награжден орденом Святой Анны. В 1809 году Батюшков перебрался в Москву, где его ожидала встреча с Жуковским, Вяземским и Карамзиным. В 1812 году Константин Николаевич обосновался в Петербурге. Служба в публичной библиотеке подарила ему знакомство с И.А. Крыловым.

Читайте также:
Батюшков К. Н. Поэзия возвышенного и героического: сочинение
Творчество

Первое стихотворение «Послание к стихам моим» было написано в 1805 году. Его напечатали в «Новостях русской литературы». В 1807 году поэт задумался над переводом «Освобожденного Иерусалима» Тасса.

В 1809 году свет увидела сатира «Видение на берегах Леты». В ней ощущается мастерство зрелого автора. Стихи 1810-1812 годов наполнены темами дружбы, любви и свободы.

Отечественная война 1812 года подвергла переосмыслению все прежние симпатии и идеалы. Разгром Москвы, вандализм разрушили созданную им когда-то «маленькую» философию, и заставили по иному взглянуть на многие вещи. Подтверждением этому является стихотворение «К Дашкову», пронизанное патриотизмом и чувством мщения врагу.

Эти настроения послужили поводом для участия в заграничном походе против армии Наполеона. В этот период Батюшков пишет стихи «Переход через Рейн», «Пленный», а также прозаические очерки «Путешествие в замок Сирей», «Воспоминание мест, сражений и путешествий».

Заслуженная слава пришла к Батюшкову в 1814-1817 годах. Его все чаще называют первым поэтом России. Но он круто меняет направление своего творчества и пишет не то, чего от него ждут почитатели таланта. Вместо сатир и эпиграмм на арену выходят философия и религия , трагическая любовь и тема разлада поэта с действительностью.

В 1817 году издается сборник в двух томах, первый из которых был прозаическим, а второй объединял стихи, сгруппированные по жанру. В 1819 году Батюшкова посылают в Италию на дипломатическую службу. Через 2 года у него начали появляться симптомы того же душевного недуга, который подкосил его мать. Наследственная болезнь поставила крест не только на творчестве, но и на всей жизни поэта.

Фрагмент стихотворения

К Дашкову К. Батюшков

И неба мстительного кары:

Врагов неистовых дела

Войну и гибельны пожары.

Я видел сонмы богачей,

Бегущих в рубищах издранных,

Я видел бледных матерей,

Из милой родины изгнанных!

Я на распутьи видел их,

Как, к персям чад прижав грудных,

Они в отчаяньи рыдали

И с новым трепетом взирали

На небо рдяное кругом.

Трикраты с ужасом потом

Бродил в Москве опустошенной,

Среди развалин и могил;

Трикраты прах ее священной

Слезами скорби омочил.

Главные произведения

Патриотическое стихотворение «К Дашкову» – реакция на погромы и пожар в Москве в 1812 году. В 34 строки уложились картины разгромленного города. Автор рисует образы людей, искалеченных войной, сам город, олицетворяющий Родину. В произведение вложена преданность поэта своему народу и стране.

Похожее на исповедь стихотворение «Есть наслаждение и в дикости лесов…» было написано в Италии, в 1819 году. В нем воспевается радость от общения с природой и людьми. Автор как будто предчувствует, что совсем скоро он будет лишен всего этого из-за грядущей болезни.

Памятник поэту в Вологде

По мнению критиков, стихотворение «Тень друга» – едва ли не самое лучшее из того, что выходило из-под пера Батюшкова. Сам Пушкин называл это произведение совершенством.

Посвящалось оно безвременной смерти близкого друга поэта, И.А. Петина. Эта элегия построена не совсем обычным способом. Строфы состоят из обычных четверостиший, схема которых постоянно меняется в зависимости от занимаемого в композиции места.

Последние годы

Последние стихи были написаны в 1821 году. Следующие 33 года поэт провел в полном помешательстве. Периоды припадков сменялись недолгими просветлениями. Много произведений было уничтожено им самим во время кризиса. Попытки друзей и родных вернуть Батюшкова к нормальной жизни не увенчались успехом. Он умер в Вологде от тифа в возрасте 68 лет.

Хронологическая таблица (по датам)
Год (годы) Событие
1787 Год рождения Константина Батюшкова
1797 Поступление в пансион
1803 Служба в министерстве народного просвещения
1807 Вступление в действующую армию
1809 Написаны «Видение на берегах Леты», «Воспоминания»
1810 Знакомится с Н. М. Карамзиным и Жуковским
1811 Написаны «Мои пенаты»
1813 Приезд в Петербург. Зачисление на службу
1814 Участвует в боях, пишет очерки
1815 Вступление в общество «Арзамас»
1816 Принят в «Московское общество любителей словесности»
1817 Написаны «Переход через Рейн», «Умирающий Тасс»
1817-1818 Создает цикл переводов из греческой антологии
1820 Продолжает дипломатическую службу в Италии
1821 Пишет «Подражания древним»
1822 Возвращается в Петербург
1823 Сжигает свою библиотеку
1824—1827 Длительное безрезультатное лечение
1828—1832 Живет у родственников в Москве
1833—1855 Живет у родственников в Вологде. Выход на пенсию
1855 Не стало К.Н. Батюшкова
Интересные факты
  • дядя поэта участвовал в заговоре против императрицы;
  • Батюшков всегда боялся сойти с ума, но не избежал этого;
  • был тяжело ранен в одном из сражений;
  • «пиши, как живешь» – главный девиз поэта;
  • последнее произведение написал в 35 лет, а умер в 68;
Память о поэте

Музей К.Н. Батюшкова организован в г.Вологда

Музей-усадьба Батюшковых и А.И. Куприна в селе Даниловское со свободным посещением

Создано Батюшковское общество и принята программа возрождения мемориально-усадебного комплекса в Хантоново (Вологодская область).

Эпикурейская лирика Константина Николаевича Батюшкова: сочинение

КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ БА́ТЮШКОВ
(1787 – 1855)

Уроки литературы в 10 классе[1]

УРОК 9*
«И в радости взываю: о Музы! я пиит!» [3]

К. Н. Батюшков: страницы жизни и творчества.
Анакреонтические мотивы в лирике поэта

На уроках по творчеству Батюшкова учителю предстоит познакомить учащихся с вершинными произведениями поэта, рассказать об основных фактах биографии и основных мотивах его лирики, обратить внимание школьников на отличие романтизма Батюшкова от романтизма Жуковского.

Также учитель должен продолжить обучение десятиклассников интерпретации лирического текста, готовя школьников к сочинениям и выполнению заданий ЕГЭ (часть С).

При знакомстве со стихами Батюшкова у учащихся могут возникнуть трудности, связанные с толкованием мифологических, библейских имен и названий, которых достаточно много в лирике поэта. Поэтому для обеспечения правильного восприятия и понимания программных произведений учителю необходимо сопроводить изучение стихотворений грамотными историко-культурными и биографическими комментариями.

На первом уроке по лирике Батюшкова
учащиеся познакомятся с наиболее важными фактами биографии поэта и будут изучать тексты, основной мотив которых — оптимистический, радостный.

Они написаны в духе популярного тогда эпикурейства и анакреонтики. Урок можно начать с «погружения» в поэзию Батюшкова, вспомнив изученное в 9 классе. Для этого возможен концерт-миниатюра,
где прозвучат такие стихотворения, как «Выздоровление», «Элизий», «Мой гений», «К Дашкову», «Разлука», «Беседка муз», «Есть наслаждение и в дикости лесов. » (стихотворение является переводом одной строфы из песни четвертой «Паломничества Чайльд-Гарольда» Байрона).

Читайте также:
Батюшков К. Н. Поэзия возвышенного и героического: сочинение

Учитель может прочесть элегию «К друзьям»,
в которой содержится жизненное и поэтическое кредо поэта: «И жил так точно, как писал. »

В статье Батюшкова «Нечто о поэте и поэзии» находим эту же мысль: «Живи как пишешь и пиши как живешь», которая является вольным переводом латинского афоризма «Talis hominibus fuit oratio, qualis vita» — речь людей такова, какой была их жизнь.

Вопросы классу для выявления первичного восприятия стихов Батюшкова могут быть записаны на доске до концерта-миниатюры и обсуждены после него.

Вопросы для выявления
первичного восприятия

— Что вам показалось наиболее интересным, важным в стихах Батюшкова?
— Что было непонятно, требовало комментариев?
— Какие настроения вызвали у вас стихи Батюшкова?
— Чем, по-вашему, они похожи на лирику Жуковского и чем от нее отличаются?

Рассказ учителя
о страницах творческой биографии Батюшкова
можно оформить в тетрадях по литературе в виде опорной записи.

18 мая 1787 г. — в Вологде родился К. Н. Батюшков, принадлежащий к старинному дворянскому роду. Будущий поэт воспитывался в Петербурге в частных иностранных пансионах, владел многими языками. Литературные занятия Батюшкова поощрял его дядя — известный в то время писатель М. Н. Муравьев.

1803 г. — поступление на службу в Министерство народного просвещения. Сближение с Н. И. Гнедичем. Интерес к искусству античности, поэзии Греции и Рима.

1805 г. — первое выступление в печати на страницах московского журнала «Новости русской литературы». 1807 г. — вступление Батюшкова добровольцем в действующую армию, участие в сражении под Гейльсбергом (в Пруссии). Ранение, эвакуация, тяжелая болезнь. Возвращение в полк.

1808 г. — участие в русско-шведской войне, происходившей на территории Финляндии.

1809—1812 гг. — сближение с писателями-карамзинистами: В. А. Жуковским, В. Л. Пушкиным, П. А. Вяземским. Вступление в члены «Вольного общества любителей словесности, наук и художеств», где собирались почитатели Радищева. Увлечение философией французских просветителей XVIII в. Борьба с «Беседой любителей русского слова» — апологетом литературного «староверия» и политической реакционности — в сатирических стихах («Видение на берегах Леты»). Воспевание радостей жизни. Анакреонтические и эпикурейские мотивы.

1814 г. — участие в заграничном походе русской армии, в «битве народов» под Лейпцигом, вступление с русской армией в Париж. Стихи на патриотические темы («К Дашкову», «Переход через Рейн»).

1815 г. — выход в отставку. Переезд в Москву.

1817 г. — опубликован сборник произведений Батюшкова «Опыты в стихах и в прозе». Отъезд поэта из России на дипломатическую службу в Италию. Посещение Вены, Венеции, Рима. Служба в Неаполе. Лечение на итальянских курортах и в Чехии.

1821 г. — создание последних стихов.

1822—1855 гг. — Батюшков заболел наследственной душевной болезнью, навсегда пресекшей его литературную деятельность. Его пробовали лечить, возили на Кавказ и в Крым, помещали в лечебницу для душевнобольных, затем перевезли к родственникам в Вологду, где он и жил до самой смерти.

7 июля 1855 г. — в возрасте 68 лет Батюшков умирает от тифа.

В центре урока — изучение лирики Батюшкова
первого периода его творчества (1805—1812).

Это период «легкой поэзии». Поэт создает стихи, воспевающие радости земной жизни, дружбу, любовь, которые сочетаются с утверждением внутренней свободы поэта.

В этом ключе анализируется
стихотворение «Мои пенаты».

Оно представляет собой определенную сложность для восприятия школьников из-за многочисленных культурологических реалий от античности до современной Батюшкову действительности. Поэтому для понимания текста необходим предварительный историко-культурный и биографический комментарий.

Литературными источниками к стихотворению послужили стихи «A mes pénates» («Моим пенатам») Жана Франсуа Дюси (1733—1816), французского поэта-классика, и «La chartreuse» («Обитель») Жана Батиста Грессе (1709—1777), французского сатирического поэта, новеллы которого были направлены против духовенства и монахов, а ранее автора эпикурейских посланий.

Отдельным учащимся могут быть предложены индивидуальные или групповые предварительные домашние исследовательские задания для сообщений в классе, например:

1. Выберите из стихотворения слова и выражения, несущие в себе архаический или исторический смысл. Какое настроение они придают тексту? Составьте к ним лексический комментарий (пестуны, тучный, фимиам, скудель и др.).

2. Найдите в стихотворении слова и формы разных частей речи, отличающиеся от норм современного русского языка. Какой характер они придают тексту? Подберите к ним синонимы из современного языка (отечески — отеческие, златом — золотом, темны — темные, сыскал — нашел и др.).

3. Составьте биографический и историко-культурный комментарий к стихотворению «Мои пенаты».

При составлении комментариев можно воспользоваться справочной литературой (словари) и литературоведческими источниками.

1. О чем это стихотворение? На какие смысловые части оно делится? Каково настроение каждой части? Как в нем проявляются анакреонтические и эпикурейские мотивы?

2. Какие земные радости прославляет поэт? Каково его отношение к смыслу жизни, независимости и достоинству человека?

3. Почему поэт уверен, что «домашний» мир, даже отмеченный печатью бедности, нравственнее и чище роскошной действительности? Как это его характеризует?

4. Каково авторское отношение к любви? Что она для поэта? Каково его отношение к творчеству? Каких поэтов и почему он считает своими учителями? Как автор относится к жизни и смерти? Что является источником его оптимизма?

5. Охарактеризуйте язык и стиль стихотворения. Чем он близок и чем отличается от творческой манеры Державина и Жуковского?

6. К какому жанру вы бы отнесли это стихотворение? Укажите в нем характерные особенности этого жанра.

7. Подтвердите текстом пушкинскую оценку стихотворения «Мои пенаты»: «Это стихотворение дышит каким-то упоением роскоши, юности и наслаждения, слог так и трепещет, так и льется — гармония очаровательна».

8. Индивидуальное домашнее задание. Сопоставьте стихотворения «Мои пенаты» Батюшкова и «Городок» Пушкина. Есть ли в них основания для сопоставления?

В стихотворении «Мои пенаты» Батюшков прославляет простые земные радости, любовь, дружбу, творчество. Его интересует внутренняя жизнь и достоинство человека, влечет мир домашнего очага. Поэт сталкивает роскошь и бедность, доказывая, что интимный мир благороднее и возвышеннее блестящей действительности, богатства и суеты, светских сплетен и интриг, а главные ценности жизни — это любовь и творчество. В своих пенатах он желает видеть только единомышленников и друзей — Жуковского и Вяземского, тщательно ограждая мир «своей смиренной хаты» от «зависти людской».

Стихотворение «Радость»
представляет собой вольный перевод одноименного стихотворения Д. Б. Касти (1721—1803), итальянского поэта, автора поэм, комедий, анакреонтических стихов.

Читайте также:
Батюшков, как глава «легкой поэзии»: сочинение

Вопросы и задания
к стихотворению «Радость»

1. Каким настроением проникнуто стихотворение? Как создают это настроение ритмика и метрика текста?

2. Докажите, что стихотворение носит анакреонтический характер.

3. Какие вечные ценности провозглашает поэт самыми важными? Почему?

4. Охарактеризуйте фонетические особенности стихотворения. Какой характер придает тексту обилие звуков р и л?

5. Дайте к стихотворению историко-культурный комментарий, объясните, какой смысл придают тексту встречающиеся мифологические образы.

6. Индивидуальное задание.
Сопоставьте стихотворения «Радость» Батюшкова и «Песня» («Минувших дней очарованье. ») Жуковского.

Можно проанализировать и стихотворение «Вакханка», высоко оцененное Белинским[4].

Оно представляет собой подражание 9-му эпизоду из поэмы Э. Парни «Déguisements de Venus» («Переодевания Венеры»). Батюшков снабжает стихотворение примечанием: «Эригона, дочь Икария, которую обольстил Вакх, преобратясь в виноградную кисть. »

Вопросы и задания
к стихотворению «Вакханка»

1. Какое настроение вызывает стихотворение? Какие образы и картины вам представились?

2. Какими средствами автор рисует картину вакханалии? Какова их роль?

3. Каков образ юной вакханки? Что привлекает в ней?

4. Каков образ лирического «я» стихотворения?

5. Охарактеризуйте фонетические особенности текста. Какое настроение придает ему обилие звуков р, л, в?

6. Охарактеризуйте лексику и синтаксис текста. Как в них проявляется его внутреннее напряжение, энергия, пластика, буйство праздника Вакха?

7. Какой поэтический смысл выявляется кольцевой композицией текста?

8. Докажите, что стихотворение носит анакреонтический характер.

9. Дайте культурологический комментарий к тексту. Какой характер придают ему мифологические образы?

Итог урока.

Раннее творчество Батюшкова проникнуто чувствами радости жизни, оптимизма, любви. Он певец земных радостей, наслаждений, певец мира изящной античности. Его ранние стихи отличаются безукоризненным языком, мелодичностью, внутренней грацией.

По словам Белинского, Батюшков дал русской поэзии «красоту идеальной формы», «пластицизм форм», «скульптурность», «упругость», «сладостную звукопись», «гармоничность стиха», «стих его часто не только слышим уху, но и видим глазу: хочется ощупать извивы и складки его мраморной драпировки».

Эти качества поэзии Батюшкова позволили Пушкину воскликнуть: «Звуки италийские! Что за чудотворец этот Батюшков!»

1. Источник: Литература. 10 класс. Беляева Н. В., Иллюминарская А. Е. — М.: Просвещение. (вернуться)

2. Уроки, обозначенные звездочкой, проводятся только при обучении на профильном уровне. (вернуться)

3. Батюшков К. Н. Мои пенаты // К. Н. Батюшков. Соч. / Вст. ст. и сост. В. В. Гуры. — Архангельск, 1979. — С. 100. (вернуться)

4. См.: Белинский В. Г. Сочинения Александра Пушкина: Статья третья // В. Г. Белинский. Собр. соч.: В 3 т. — М., 1948. — Т. 3. — С. 297—298. (вернуться)

Эпикурейская лирика Константина Николаевича Батюшкова: сочинение

Родился 18(29) мая 1787 в Вологде, раннее детство провел в вотчине отца Даниловском (неподалеку от Бежецка Тверской губернии). Карьера его отца, Николая Львовича, принадлежавшего к старинному дворянскому роду, не задалась: уже в возрасте 15 лет он был удален из Измайловского полка из-за ссылки своего дяди, замешанного в заговоре против Екатерины II в пользу ее сына Павла. Мать Батюшкова вскоре после рождения сына сошла с ума и умерла, когда ему было 8 лет.

В десятилетнем возрасте Батюшкова отдали в Петербургский пансион француза Жакино, затем – в пансион итальянца Триполи. Особенно ревностно он изучал иностранные языки – французский, итальянский, латынь, отличаясь среди сверстников склонностью к чужеземным языкам и литературе.

После окончания пансиона вынужден был поступить на службу делопроизводителем в Министерство народного просвещения, что ему претило. Зато на службе познакомился с молодыми людьми, дружба с которыми еще долгие годы его поддерживала. Особенно сблизился он с поэтом и переводчиком Н.Гнедичем, к литературным советам которого относился внимательно всю свою жизнь. Здесь же Батюшков знакомится с членами Вольного общества любителей словесности, наук и художеств: И.Пниным, Н.Радищевым (сыном), И.Борном, благодаря которым стал сотрудничать с некоторыми московскими журналами.

Первое большое стихотворение Батюшкова Мечта судя по всему было написано в 1804, а опубликовано в 1806 в журнале «Любитель словесности». Это стихотворение Батюшков особенно любил: переделывал его в течение многих лет, кропотливо и внимательно заменял одни строки другими, пока не остановился на редакции 1817. Уже в первых поэтических опусах он отказывается от традиции высокой оды 18 в., его излюбленными жанрами становятся элегии и дружеские послания. Мечта , как и другие ранние стихи, проникнута духом поэтической мечтательности, меланхолии, предромантическим погружением в мир грез и фантазий:

О, сладкая мечта! О неба дар благой!
Средь дебрей каменных, средь ужасов природы,
Где плещут о скалы Ботнические воды,
В краях изгнанников.. Я счастлив был тобой.
Я счастлив был, когда в моем уединенье
Над кущей рыбаря, в час полночи немой,
Раздастся ветров свист и вой
И в кровлю застучит и град, и дождь осенний .

В 1805 журнал «Новости русской литературы» опубликовал еще одно стихотворение Батюшкова Послание к стихам моим , после чего его небольшие лирические стихотворения (как их тогда называли, пьесы) начинают появляться на страницах печати и имя автора становится известно в литературных кругах.

Во многом на формирование литературных вкусов Батюшкова повлияли его двоюродный дядя Михаил Муравьев, в основном прозаик, писавший, однако, и стихи, и, конечно же, кумир тогдашней молодежи историк и писатель Николай Карамзин, произведения которых во многом предопределили будущий расцвет элегической поэзии.

Поэт и критик 20 в. Вл.Ходасевич так писал о том переходном периоде русской словесности: «Уже взорвалась первая мина, подложенная под классицизм сентиментализмом Карамзина. перед новыми силами открывалось обширное поле. Жуковский и Батюшков пытались обрести «новые звуки. »».

Отрицание «холодного рассудка», упоение поэтической мечтой на лоне природы, одушевленной и как бы вторящей переживаниям поэта, попытка уловить мимолетные переживания души, искренность и отсутствие пафоса – таковы стихи молодого Батюшкова, «сладкоречивого и моложавого».

Казалось, созданный лишь «для звуков сладких и молитв», Батюшков резко меняет свою жизнь: в 1807 записывается в ополчение и отправляется на войну с Наполеоном в Восточную Пруссию. Получает тяжелое ранение под Гейльсбергом, остается на некоторое время для излечения в доме рижского купца. Опыт войны не проходит даром – в задумчивые, мечтательные стихи вторгаются строгие, певуче-торжественные мотивы – темы расставания и смерти:

Я берег покидал туманный Альбиона:
Казалось, он в волнах свинцовых утопал.
За кораблем вилася Гальциона,
И тихий глас ее пловцов увеселял.

И вдруг. то был ли сон. предстал товарищ мне,
Погибший в роковом огне
Завидной смертию, над Плейсскими струями…

В 1807 некоторое время живет в Петербурге, где сближается с семьей А.Н.Оленина, близкого друга к тому времени покойного Муравьева. Здесь он чувствует себя как дома. В обществе, которое собиралось в доме Оленина (в числе гостей был и давний друг Батюшкова Н.Гнедич), идеалом прекрасного считалась античность, что вполне соответствовало литературным склонностям Батюшкова.

Читайте также:
Миф Константина Батюшкова: сочинение

В 1808, выздоровев окончательно, вновь отправляется в армию, на этот раз в Финляндию, где не принимал участия в военных действиях, зато целый год провел в походах.

В 1809–1811, находясь уже в своей деревне Хантонове и вновь предаваясь литературным занятиям, пишет ряд стихотворений, поставивших его в глазах просвещенной читающей публики в ряд лучших поэтов. Это элегическое Воспоминание 1907 года , лучшие переводы из римского поэта Тибулла, большое дружеское послание к Жуковскому и Вяземскому Мои пенаты и сатира Видение на берегах Леты . Созданная под впечатлением литературных споров тех лет, она получила широкое распространение и четко определила место Батюшкова в «войне старого слога с новым». Батюшков всецело на стороне Карамзина, вслед за ним полагая, что надо «писать, как говорят, и говорить, как пишут», что современной поэзии должны быть чужды славянские слова и устаревшие обороты и что силу язык может черпать лишь в живой речи.Так в Лете – реке забвения Батюшков «утопил» «архаистов» – А.С.Шишкова и его единомышленников, что они восприняли с его стороны как открытый вызов.

Вскоре Батюшков перебирается в Москву, где его ожидают новые впечатления и знакомства. Прежде всего это – те самые сторонники новой поэзии, сторонники Карамзина, на чью сторону он встал столь безоговорочно. Это – будущие члены литературного общества «Арзамас» – В.Жуковский, Вас.Пушкин, П.Вяземский и сам Карамзин, с которым Батюшков лично знакомится. В то же время денег с имения не хватало, и он ищет службы как для дохода, так и для «положения в обществе», мечтает о дипломатической карьере, которая кажется ему наиболее подходящим занятием. В начале 1812 приезжает в Петербург, где Оленин устроил его на службу в Публичную библиотеку.

Война 1812 стала потрясением для Батюшкова. Он не мог постичь, как французы, этот «просвещеннейший» народ, зверствовал на захваченных землях: «Москвы нет! Потери невозвратные! Гибель друзей, святыня, мирное убежище наук, все осквернено шайкою варваров! Вот плоды просвещения, или лучше сказать, разврата остроумнейшего народа. Сколько зла! Когда ему конец? На чем основать надежды. ».

Болезнь не позволила Батюшкову сразу принять участие в военных действиях. В Москве он оказался накануне Бородинского сражения, потом был вынужден уехать вместе с теткой Муравьевой в Нижний Новгород и попал в Москву уже после ухода французов. Отсюда он писал Гнедичу: «Ужасные поступки вандалов, или французов, в Москве и в ее окрестностях. вовсе расстроили мою маленькую философию и поссорили меня с человечеством». В послании Дашкову Мой друг, я видел море зла , уже ничего не осталось от сладких мечтаний, а есть лишь правда очевидца страшных событий:

Я видел бедных матерей,
Из милой родины изгнанных!
Я на распутье видел их,
Как, как к персям чад прижав грудных,
Они в отчаяньи рыдали
И с новым трепетом взирали
На небо рдяное кругом.

К Дашкову – по сути отказ от ранней эпикурейской лирики, и новая тема народного бедствия властно вторгается в его поэтический мир, который отныне оказывается расколот на идеальное и реальное.

Война повлияла и на поэтическую форму сочинений Батюшкова. Чистый жанр элегий мало подходил для описания войны, и он начинает тяготеть к оде. Например, в стихотворениях Переход через Рейн (1816) или На развалинах замка в Швеции (1814), где одическое и элегическое начало причудливо переплетаются, и, по мнению литературоведа Б.Томашевского, «в этой монументальной элегии душевные излияния поэта облекаются в формы исторических воспоминаний и размышлений о минувшем». «Медитативной элегией с историческим содержанием» можно назвать большинство лучших элегий Батюшкова.

В качестве адъютанта генерала Н.Раевского был направлен в Дрезден, где участвовал в сражениях, а после ранения генерала последовал с ним Веймар. Вернулся в действующую армию уже к концу кампании, присутствовал при капитуляции Парижа, затем прожил в столице Франции два месяца, увлеченный ее пестрой, красочной, несмотря на военное время, жизнью. Возвращение на родину и радовало, и страшило, его настроение становилось все тревожнее, порою одолевали приступы отчаяния и уныния. В одном из писем он говорил, что вскоре должен возвратиться в страну, где так «холодно, что у времени крылья примерзли». А в стихотворении Судьба Одиссея (вольный перевод из Шиллера, 1814) явно просматриваются аналогии героя-странника из эпоса Гомера с самим автором, не узнающим своей родины:

Казалось, небеса карать его устали
И тихо сонного домчали
До милых родины давно желанных скал,
Проснулся он: и что ж? отчизны не познал .

Из Парижа через Лондон и затем Швецию он возвращается в Петербург, где останавливается в семье Олениных и где его ждет еще одно потрясение – он вынужден отказаться от брака с А.Фурман, сомневаясь в искренности чувств своей избранницы. В конце 1815 подал в отставку и занялся подготовкой к печати своих произведений, собрание которых решил назвать Опыты : 1-й том – проза, 2-й – стихи. Активно участвует в литературной жизни Москвы. В 1816 его избирают в члены Московского общества любителей русской словесности, и при вступлении он произносит программную речь О влиянии легкой поэзии на русский язык . В ней он сформулировал идеал легкой поэзии, основанной на ясности, гармоничности, простоте языка: «В легком роде поэзии читатель требует возможного совершенства, чистоты выражения, стройности в слоге, гибкости, плавности; он требует истины в чувствах и сохранения строжайшего приличия во всех отношениях». «Ясность, плавность, точность, поэзия и. и. и. как можно менее славянских слов», – писал он еще в 1809.

В Петербурге становится членом Вольного общества любителей словесности. И, наконец, в октябре 1816 его включают в «Арзамас» – общество, в котором объединились все его друзья карамзинисты, оппоненты консервативной «Беседы русского слова» во главе с Шишковым.

1816–1817-е – период наибольшей известности Батюшкова. И хотя жизнь вокруг него, кажется, кипит, а сам он находится в зените и славы, и творческих сил, тема наслаждения жизнью, упоения поэзией и природой отходит на задний план, а мотивы уныния, разочарования, сомнений проявляются с особой, щемящей силой. Особенно это заметно в, быть может, самой знаменитой элегии Батюшкова Умирающий Тасс (1817):

Читайте также:
Батюшков К. Н. Поэзия возвышенного и героического: сочинение

И с именем любви божественный погас;
Друзья над ним в безмолвии рыдали,
День тихо догорал. и колокола глас
Разнес кругом по стогнам весть печали.
«Погиб Торквато наш! – воскликнул с плачем Рим.
Погиб певец, достойный лучшей доли. »
Наутро факелов узрели мрачный дым
И трауром покрылся Капитолий.

Батюшков не только высоко ценил творчество итальянского поэта, но находил или предвидел много общего в их судьбах. Так, в авторском примечании к элегии он писал: «Тасс, как страдалец, скитался из края в край, не находил себе пристанища, повсюду носил свои страдания, всех подозревал и ненавидел жизнь свою как бремя. Тасс, жестокий пример благодеяний и гнева фортуны, сохранил сердце и воображение, но утратил рассудок».

Батюшков недаром говорил: «Чужое – мое сокровище». Воспитанный на французской литературе, учась элегическому направлению у французского поэта Парни, он особенно вдохновлялся итальянской поэзией. В.Белинский писал: «Отечество Петрарки и Тасса было отечеством музы русского поэта. Петрарка, Ариост и Тассо, особливо последний, были любимейшими поэтами Батюшкова». Античная лирика тоже была его родным домом. Переложения и переводы римского поэта Тибулла, вольные переводы греческих поэтов ( Из греческой антологии ), да и оригинальные стихи поэта, возможно, отличаются особой музыкальностью, богатством звучания именно потому, что автор воспринимал иные языки как родные, потому, что, по выражению О.Мандельштама, «стихов виноградное мясо» «освежило случайно язык» Батюшкова.

Его идеалом было достичь в русском языке предельной музыкальности. Современники воспринимали его язык как плавный, сладостный. Плетнев в 1924 писал: «Батюшков. создал для нас ту элегию, которая Тибулла и Проперция сделала истолкователями языка граций. У него каждый стих дышит чувством; его гений в сердце. Оно внушило ему свой язык, который нежен и сладок, как чистая любовь. ».

1816–1817-е большую часть времени Батюшков проводит в своем имении Хантонове, работая над Опытами в стихах и прозе . Опыты – единственное собрание его сочинений, в котором он принимал непосредственное участие. Состояли Опыты из двух частей. Первая включает статьи о русской поэзии ( Речь о влиянии легкой поэзии на русский язык ), очерки о Кантемире, Ломоносове; путевые очерки ( Отрывок из писем русского офицера о Финляндии , Путешествие в замок Сирей ); рассуждения на философские и нравственные темы ( Нечто о морали, основанной на философии и религии , О лучших свойствах сердца ), статьи о своих любимых поэтах – Ариост и Тасс , Петрарка . Во второй части – стихи, расположенные по разделам, или жанрам: «Элегии», «Послания», «Смесь». Опыты , своеобразное подведение итогов, вышло в свет в октябре 1817, и Батюшков надеялся начать новую жизнь, продолжая хлопотать о дипломатической карьере и стремясь в Италию. Наконец он получает долгожданное известие о назначении его в русскую миссию в Неаполь и 19 ноября 1818 отправляется за границу через Варшаву, Вену, Венецию и Рим.

Однако путешествие не принесло долгожданного успокоения и исцеления. Напротив, здоровье его все ухудшалось, он страдал «ревматическими» болями, различными недомоганиями, становился раздражителен, вспыльчив. Находясь в Дрездене, пишет прошение об отставке. Там с ним встречался Жуковский, который рассказывал, что Батюшков рвал ранее написанное и приговаривал: «Надобно, чтобы что-нибудь со мою случилося».

Еще до того, как душевная болезнь полностью его поглотила, Батюшков пишет несколько стихотворений, своеобразных кратких лирических изречений на философские темы. Строка из последнего, написанного в 1824, звучит так:

Рабом родится человек,
Рабом в могилу ляжет,
И смерть ему едва ли скажет,
Зачем он шел долиной чудной слез,
Страдал, рыдал, терпел, исчез .

Видимо, настигшее его безумие имело наследственные причины и поджидало уже давно. Недаром в 1810 он писал Гнедичу: «Если я проживу еще десять лет, я сойду с ума. ».

Увы, так и случилось. В 1822 Батюшков был уже тяжело болен, и после Петербурга, Кавказа, Крыма, Саксонии и опять Москвы, где все попытки лечения оказывались тщетны, его перевезли в Вологду, где он прожил более 20 лет, никого не узнавая, и умер 7 (19) июля 1855 от тифа.

Элегия как жанр новой романтической литературы была подхвачена из рук завершающего свой творческий путь Батюшкова Пушкиным и Баратынским. Что касается Пушкина, то сначала он считал Батюшкова своим учителем и зачитывался его стихами. Позже стал относиться более критически, «уважая» «в нем несчастия и несозревшие надежды», в то же время отдавая дань мастерству и гармонии, с какими написаны многие его стихи. А.Бестужев писал так: «С Жуковского и Батюшкова начинается новая школа нашей поэзии. Оба они постигли тайну величественного гармонического языка нашего. »

Издания: Опыты в стихах и прозе . М., Наука, 1978.

Кошелев В.А. Константин Батюшков. Странствия и страсти . М., 1987
Айхенвальд Ю. Силуэты русских писателей . М., 1994

I период поэзии Батюшкова. Анализ «анакреонтической» лирики

«Мои пенаты» К. Батюшков

Отечески Пенаты, О пестуны мои! Вы златом не богаты, Но любите свои Норы и темны кельи, Где вас на новосельи, Смиренно здесь и там Расставил по углам; Где странник я бездомный, Всегда в желаньях скромный, Сыскал себе приют. О боги! будьте тут Доступны, благосклонны! Не вина благовонны, Не тучный фимиам Поэт приносит вам; Но слезы умиленья, Но сердца тихий жар, И сладки песнопенья, Богинь Пермесских дар! О Лары! уживитесь В обители моей, Поэту улыбнитесь — И будет счастлив в ней. В сей хижине убогой Стоит перед окном Стол ветхой и треногой С изорванным сукном. В углу, свидетель славы И суеты мирской, Висит полузаржавый Меч прадедов тупой; Здесь книги выписные, Там жесткая постель — Всё утвари простые, Всё рухлая скудель! Скудель. но мне дороже, Чем бархатное ложе И вазы богачей.

Отеческие боги! Да к хижине моей Не сыщет ввек дороги Богатство с суетой; С наемною душой Развратные счастливцы, Придворные друзья И бледны горделивцы, Надутые Князья! Но ты, о мой убогой Калека и слепой, Идя путем-дорогой С смиренною клюкой, Ты смело постучися, О воин, у меня; Войди и обсушися У яркого огня. О старец, убеленный Годами и трудом, Трикраты уязвленный На приступе штыком! Двуструнной балалайкой Походы прозвени Про витязя с нагайкой, Что в жупел и в огни Летал перед полками, Как вихорь на полях, И вкруг его рядами Враги ложились в прах. И ты, моя Лилета, В смиренной уголок Приди под вечерок Тайком переодета! Под шляпою мужской И кудри золотые И очи голубые Прелестница, сокрой! Накинь мой плащ широкой, Мечем вооружись И в полночи глубокой Внезапно постучись.. Вошла — наряд военный Упал к ее ногам, И кудри распущенны Взвевают по плечам, И грудь ее открылась С лилейной белизной: Волшебница явилась Пастушкой предо мной! И вот с улыбкой нежной Садится у огня; Рукою белоснежной Склонившись на меня, И алыми устами, Как ветер меж листами, Мне шепчет: «я твоя, Твоя, мой друг сердечной. » Блажен, в сени беспечной, Кто милою своей, Под кровом от ненастья, На ложе сладострастья, До утренних лучей Спокойно обладает, Спокойно засыпает Близь друга сладким сном.

Читайте также:
Батюшков, как глава «легкой поэзии»: сочинение

Уже потухли звезды В сиянии дневном, И пташки теплы гнезды, Что свиты под окном, Щебеча покидают И негу отрясают Со крылышек своих; Зефир листы колышет, И всё любовью дышет Среди полей моих; Всё с утром оживает, А Лила почивает На ложе из цветов… И ветер тиховейной С груди её лилейной Сдул дымчатый покров… И в локоны златые Две розы молодые С нарциссами вплелись; Сквозь тонкие преграды Нога ища прохлады, Скользит по ложу вниз… Я Лилы пью дыханье На пламенных устах, Как роз благоуханье, Как нектар на пирах. Покойся, друг прелестной, В объятиях моих! Пускай в стране безвестной, В тени лесов густых, Богинею слепою Забыт я от пелен: Но дружбой и тобою С избытком награжден! Мой век спокоен, ясен; В убожестве с тобой Мне мил шалаш простой; Без злата мил и красен Лишь прелестью твоей!

Без злата и честей Доступен добрый Гений Поэзии святой, И часто, в мирной сени, Беседует со мной. Небесно вдохновенье; Порыв крылатых дум! (Когда страстей волненье Уснет… и светлый ум, Летая в поднебесной, Земных свободен уз, В Аонии прелестной Сретает хоры Муз!) Небесно вдохновенье, За чем летишь стрелой, И сердца упоенье Уносишь за собой? — До розовой денницы В отрадной тишине, Парнасские царицы, Подруги будьте мне! Пускай веселы тени Любимых мне певцов, Оставя тайны сени Стигийских берегов, Иль области эфирны, Воздушною толпой Слетят на голос лирный Беседовать со мной. И мертвые с живыми Вступили в хор един!… Что вижу? ты пред ними, Парнасский исполин, Певец Героев, славы, В след вихрям и громам, Наш лебедь величавый, Плывешь по небесам. В толпе и Муз и Граций, То с лирой, то с трубой, Наш Пиндар, наш Гораций, Сливает голос свой. Он громок, быстр и силен, Как Суна средь степей, И нежен, тих, умилен, Как вешний соловей. Фантазии небесной Давно любимый сын, То повестью прелестной Пленяет Карамзин; То мудрого Платона Описывает нам, И ужин Агатона, И наслажденья храм; То древню Русь и нравы Владимира времян, И в колыбели Славы Рождение Славян. За ними Сильф прекрасной, Воспитанник Харит, На цитре сладкогласной О Душеньке бренчит; Мелецкого с собою Улыбкою зовет, И с ним, рука с рукою, Гимн радости поет. С Эротами играя Философ и Пиит, Близь Федра и Пильпая Там Дмитриев сидит; Беседуя с зверями Как счастливый дитя, Парнасскими цветами Скрыл истинну шутя. За ним в часы свободы Поют среди певцов Два баловня природы, Хемницер и Крылов. Наставники-Пииты, О Фебовы жрецы! Вам, вам плетут Хариты Бессмертные венцы! Я вами здесь вкушаю Восторги Пиерид, И в радости взываю: О музы! я Пиит!

А вы, смиренной хаты О Лары и Пенаты! От зависти людской Мое сокройте счастье, Сердечно сладострастье И негу и покой! Фортуна! прочь с дарами Блистательных сует! Спокойными очами Смотрю на твой полет: Я в пристань от ненастья Челнок мой проводил, И вас, любимцы счастья, На веки позабыл… Но вы, любимцы славы, Наперсники забавы, Любви и важных Муз, Беспечные счастливцы, Философы-ленинцы, Враги придворных уз, Друзья мои сердечны! Придите в час беспечный Мой домик навестить — Поспорить и попить! Сложи печалей бремя, Ж добрый мой! Стрелою мчится время, Веселие стрелой! Позволь же дружбе слёзы И горесть усладить, И счастья блеклы розы Эротам оживить. О В! цветами Друзей твоих венчай, Дар Вакха перед нами: Вот кубок — наливай! Питомец Муз надежный, О Аристиппов внук! Ты любишь песни нежны И рюмок звон и стук! В час неги и прохлады На ужинах твоих Ты любишь томны взгляды Прелестниц записных: И все заботы славы, Сует и шум и блажь, За быстрый миг забавы С поклонами отдашь. О! дай же ты мне руку, Товарищ в лени мой, И мы… потопим скуку В сей чаше золотой! Пока бежит за нами Бог времени седой И губит луг с цветами Безжалостной косой, Мой друг! скорей за счастьем В путь жизни полетим; Упьемся сладострастьем, И смерть опередим; Сорвем цветы украдкой Под лезвием косы, И ленью жизни краткой Продлим, продлим часы! Когда же Парки тощи Нить жизни допрядут, И нас в обитель нощи Ко прадедам снесут — Товарищи любезны! Не сетуйте о нас. К чему рыданья слезны, Наемных ликов глас? К чему сии куренья И колокола вой, И томны псалмопенья Над хладною доской? К чему. Но вы толпами При месячных лучах Сберитесь, и цветами Усейте мирный прах; Иль бросьте на гробницы Богов домашних лик, Две чаши, две цевницы, С листами повилик: И путник угадает Без надписей златых, Что прах тут почивает Счастливцев молодых!

LiveInternetLiveInternet

Константин Николаевич Батюшков

Все на праздник Эригоны Жрицы Вакховы текли; Ветры с шумом разнесли Громкий вой их, плеск и стоны. В чаще дикой и глухой Нимфа юная отстала; Я за ней — она бежала Легче серны молодой.

Эвры волосы взвевали, Перевитые плющом; Нагло ризы поднимали И свивали их клубком. Стройный стан, кругом обвитый Хмеля желтого венцом, И пылающи ланиты Розы ярким багрецом, И уста, в которых тает Пурпуровый виноград — Все в неистовой прельщает! В сердце льет огонь и яд! Я за ней… она бежала Легче серны молодой. Я настиг — она упала! И тимпан под головой! Жрицы Вакховы промчались С громким воплем мимо нас; И по роще раздавались Эвоэ! и неги глас!

Значительную часть своих ранних стихотворений Батюшков относил к легкой поэзии. Понимание этого определения он изложил в статье «Речь о влиянии легкой поэзии на язык», датированной 1816 годом. Согласно мнению Константина Николаевича, легкая поэзия объединяет в себе жанры либо отсутствовавшие в системе классицизма, либо существовавшие на ее периферии. Например, речь идет о песнях, стихотворных сказках и повестях, посланиях, баснях. Важнейшей особенностью легкой поэзии Батюшков считал стройный, ясный, гибкий слог, совершенство и чистоту выражения мысли.

Читайте также:
Миф Константина Батюшкова: сочинение

Главным шедевром, написанным Константином Николаевичем в вышеназванном жанре, считается стихотворение «Вакханка», созданное в 1815 году. В нем античные мотивы органично переплетаются с традицией французской эротической поэзии. При создании произведения автор опирался на девятый эпизод поэмы «Переодевание Венеры», принадлежащей перу Парни. В нем описывается любовное приключение богини. Согласно сюжету, она переоделась вакханкой и с легкостью завоевала сердце юного пастуха Миртиса. Батюшков существенно меняет первоисточник. Галантный эпизод он преобразует в торжество языческой страсти. Вместо Венеры у него действует настоящая вакханка. Преследует ее не пастух, а участник праздника Эригоны. Скорей всего, имеется в виду ежегодный праздник вина, проводившийся в Афинах. Он был посвящен Икарию, первому человеку, научившемуся делать популярный алкогольный напиток, и его дочери Эригоне, соблазненной Дионисом.

У Парни история рассказывается в статике. В стихотворении Батюшкова бал правит динамика (нимфа бежит легче серны молодой, жрицы Вакховы мчатся). Кроме того, произведение русского поэта отличается живописной красочностью и пластической рельефностью. Пушкин, высоко ценивший творчество Батюшкова, считал, что «Вакханка» Константина Николаевича получилась живее оригинального текста, лучше его.

В зарисовку на тему античности поэт вводит славянизмы – ланиты (щеки), ризы (одежда), нагло (в значении «быстро»). Впрочем, не пренебрегает автор и древнегреческими реалиями – тимпан (ударный музыкальный инструмент), Эвр (божество восточного ветра), нимфа (олицетворение живых стихийных сил).

Батюшков оказал огромное влияние на развитие русской поэзии. По мнению Белинского, без творчества Константина Николаевича, Пушкин не явился бы таким, «каким явился действительно».

История создания

Стихотворение «Мои пенаты» написано автором в период 1811-1812 годов, в это время уже достаточно зрелый поэт (на тот момент Батюшкова исполнилось 24 года) находился в имении сестёр, в Хантаново. Находясь вдали от Петербурга, Константин Николаевич все глубже тонул в чувстве одиночества, он начинает все чаще вспоминать просвещенную интеллигенцию большого города и литературные вечера в компании таких же, как и он поэтов.

Из-за переполняющих чувств, которые легко модно сравнить с лёгкой ностальгией, Батюшков и начинает писать стихотворение, обращённое к знаменитым авторам того времени — Карамзину, Жуковскому, Вяземскому, Дмитриеву. В произведении присутствуют и иные имена, но Батюшков обращается именно к этим авторам, ведь это стихотворение он приложил к письмам, которые отправил всем 4 личностям.

Анализ Герой нашего времени

Анализ романа «Герой нашего времени» Лермонтова Согласно изначальному замыслу Лермонтова. Герой нашего времени должен был выйти в свет не как цельный роман, а как сборник отдельных повестей о Печорине. В 1839-40 годах они публиковались в журнале Отечественные записки, однако в конце 1840 года вышла целая книга, и тогда все поняли, что получилось единое связное произведение.
Оценка романа «Герой нашего времени» критиками была глубоко положительная, даже Белинский восхищался художественным талантом Лермонтова. Смысл названия романа «Герой нашего времени» В образе главного героя Лермонтов очень ярко показывает, каков он — герой их времени, и чем отличается он от героев предыдущих эпох, Чацкого и Онегина.

I период поэзии Батюшкова. Анализ «анакреонтической» лирики

Те годы, когда Батюшков вступает на литературный путь, были переходными от карамзинского сентиментализма к пушкинскому реализму. «Батюшков столько же классик, сколько Жуковский романтик, ибо определенность и ясность – первые и главные свойства его поэзии», – справедливо заметил В.Г. Белинский. Черты, которые связывали Батюшкова с классицизмом, гораздо сильнее проявились в его творчестве, чем в поэзии Жуковского: любовь к античности, мифологии, идеальная четкость художественных форм. Художественный метод Батюшкова включал разнородные элементы. Как скажет о себе сам поэт: «И жил так точно, как писал» («К друзьям», 1815). И позднее он повторит: «Поэзия, осмелюсь сказать, требует всего человека… Живи, как пишешь и пиши, как живешь».

«Мечта» (1803) – пожалуй, первая поэтическая декларация Батюшкова. «Мечтанье есть удел поэтов и стихов» – формула собственного мировоззрения, но это близко и романтическому мировоззрению. В дальнейшем поэт неоднократно обращается к мотивам этого стиха («Я жить хочу с мечтою», «Надежда – мечта», «Мечта – щит от печали»). Батюшков много раз переделывал свое стихотворение, пока в 1817 г. оно не вошло в его «Опыты», но основную мысль ранней редакции он сохранил:

Так хижину свою поэт дворцом считаетИ счастлив – он мечтает!

«Счастлив тот, кто пишет, потому что чувствует», – сказал Батюшков. «Страстность составляет душу поэзии Батюшкова, а страстное упоение любви – ее пафос», – писал Белинский. Жизнь сильна и ценна земными радостями – вот основной мотив первого периода батюшковской лирики. Смысл жизни – в даруемой ею радости. И поэты, отдавшие дань эпикуреизму, – Гораций, Тибулл, Парни – близки Батюшкову. В своей ранней лирике поэт отстаивает и воспевает простые человеческие радости – и в этом своеобразное «вольнодумство» батюшковской поэзии. В его эпикуреизме много и гуманного, и одностороннего. Постоянна антитеза «эпикурейских» стихов Батюшкова: мирная тишина уединенной жизни, мир духовых наслаждений – жизнь большого света. Вот одно из посланий:

…Как живу я в тихой хижине…Ветер воет всюду в комнатеИ свистит в моих окончинах, Стулья, книги – все разбросано:Тут Вольтер лежит на библии,Календарь на философии;У дверей моих мяучит кот,А у ног собака верная…

Главное для поэта – «душа спокойная», «независимость любезная» («не хочу кумиру кланяться»):

…найти святое дружество,Жить покойно в мирной хижине.Поэт счастлив, потому что понимает:Спокойствие – есть счастие,Совесть чистая – сокровище,Вольность, вольность – дар святых небес.

Душевному настроению героя соответствует и пейзаж – лунная ночь (правда, есть «черное облако»):

Красный месяц с свода ясногоТихо льет свой луч серебряный.

Истинное наслаждение жизнью возможно лишь для добродетельной души, подчеркивает поэт, – тот, для кого «добродетель – суета одна» или «призрак слабых душ», недолго будет думать так («хладна смерть к нему приблизится»).

Пусть стихотворение обращено к неизвестной вымышленной Филисе и герои носят «разговорные» (Нелюдим, Бурун) или «книжные» (Дамон, Аталия) имена. Реальные детали проникают в батюшковскую поэзию: «Вольтер на Библии», «календарь на философии», «собака у ног» и даже «кот мяучит». Стихотворение Батюшкова написано белым стихом, в нем слышатся отголоски песенного народного творчества:

Как пылинка вихрем поднята,Как пылинка вихрем брошена…

Этой же теме посвящен и «Элизий» (1810) – гимн молодости и всем радостям, что она дает (любимая рифма русских романтиков «младость – радость»):

Читайте также:
Батюшков К. Н. Поэзия возвышенного и героического: сочинение

О, пока бесценна младостьНе умчалася стрелой,Пей из чащи полной радостьИ, сливая голос свойВ час вечерний с тихой лютней,Славь беспечность и любовь!

Мотив стихотворения – наслаждение перед лицом смерти. Жизнь с ее земными радостями сменяется посмертными наслаждениями в Элизии – античных Елисейских полях. Смерть лишь гармоничный переход в Элизий, куда «по цветам» (!) человека ведет «бог любви прелестной», ведет туда:

…где все таетЧувством неги и любви……С Делией своей Гораций Гимны радости поет, –Там, под тенью миртов зыбкой,Нам любовь сплетет венцы…

Как всегда Батюшков тщательно работает над мелодичностью стиха:

Мы услышим смерти ЗОВ,То, как ЛОЗы ВиноградаОбВиВают тонкий Вяз……СлавЬ беспечностЬ и любовЬ…ЦепьЮ нежноЮ обвей.

К этому же циклу примыкают и стихотворение «Веселый час» (1810):

Молодость недолговечна:Скажем юности: лети!Жизнью дай лишь насладиться,Полной чашей радость пить…Столь же недолговечно и счастье:Ах! Недолго веселитьсяИ не веки в счастье жить! ……время сильною рукоюПогубит радость и покой.

Смерть не страшна – это всего лишь «вечный сон».

Характерно для поэтического языка Батюшкова яркое сочетание разностилевых слов: «заранее», «други», «внемлите», «зреть» («высокий стиль»), «розами венчаться» (клише романтической лирики).

Анализ стихотворения Пушкина «Демон»

Каждый человек подвержен тем или иным страстям, о чем Александру Пушкину было достаточно хорошо известно. Еще будучи лицеистом, он неоднократно влюблялся и нисколько не стыдился своих чувств, считая, что они являются настоящим даром небес. Однако, взрослея, будущий поэт открыл для себя странную и пугающую закономерность: чем больше он восхищался жизнью во всех ее проявлениях, тем чаще его одолевали скептические и лишенные романтизма мысли о бренности человеческого бытия.

Чубукова Е.В, Мокина Н.В.: Русская поэзия XIX века
Константин Николаевич Батюшков.
I период поэзии Батюшкова. Анализ “анакреонтической” лирики

I период поэзии Батюшкова. Анализ «анакреонтической» лирики

Те годы, когда Батюшков вступает на литературный путь, были переходными от карамзинского сентиментализма к пушкинскому реализму. «Батюшков столько же классик, сколько Жуковский романтик, ибо определенность и ясность – первые и главные свойства его поэзии», – справедливо заметил В. Г. Белинский. Черты, которые связывали Батюшкова с классицизмом, гораздо сильнее проявились в его творчестве, чем в поэзии Жуковского: любовь к античности, мифологии, идеальная четкость художественных форм. Художественный метод Батюшкова включал разнородные элементы. Как скажет о себе сам поэт: «И жил так точно, как писал» («К друзьям», 1815). И позднее он повторит: «Поэзия, осмелюсь сказать, требует всего человека… Живи, как пишешь и пиши, как живешь».

«Мечта» (1803) – пожалуй, первая поэтическая декларация Батюшкова. «Мечтанье есть удел поэтов и стихов» – формула собственного мировоззрения, но это близко и романтическому мировоззрению. В дальнейшем поэт неоднократно обращается к мотивам этого стиха («Я жить хочу с мечтою», «Надежда – мечта», «Мечта – щит от печали»). Батюшков много раз переделывал свое стихотворение, пока в 1817 г. оно не вошло в его «Опыты», но основную мысль ранней редакции он сохранил:

Так хижину свою поэт дворцом считает
И счастлив – он мечтает!

«Счастлив тот, кто пишет, потому что чувствует», – сказал Батюшков. «Страстность составляет душу поэзии Батюшкова, а страстное упоение любви – ее пафос», – писал Белинский. Жизнь сильна и ценна земными радостями – вот основной мотив первого периода батюшковской лирики. Смысл жизни – в даруемой ею радости. И поэты, отдавшие дань эпикуреизму, – Гораций, Тибулл, Парни – близки Батюшкову. В своей ранней лирике поэт отстаивает и воспевает простые человеческие радости – и в этом своеобразное «вольнодумство» батюшковской поэзии. В его эпикуреизме много и гуманного, и одностороннего. Постоянна антитеза «эпикурейских» стихов Батюшкова: мирная тишина уединенной жизни, мир духовых наслаждений – жизнь большого света. Вот одно из посланий:

…Как живу я в тихой хижине…
Ветер воет всюду в комнате
И свистит в моих окончинах,
Стулья, книги – все разбросано:
Тут Вольтер лежит на библии,
Календарь на философии;
У дверей моих мяучит кот,
А у ног собака верная…

Главное для поэта – «душа спокойная», «независимость любезная» («не хочу кумиру кланяться»):

…найти святое дружество,
Жить покойно в мирной хижине.
Поэт счастлив, потому что понимает:
Спокойствие – есть счастие,
– сокровище,
Вольность, вольность – дар святых небес.

Душевному настроению героя соответствует и пейзаж – лунная ночь (правда, есть «черное облако»):

Красный месяц с свода ясного
Тихо льет свой луч серебряный.

Истинное наслаждение жизнью возможно лишь для добродетельной души, подчеркивает поэт, – тот, для кого «добродетель – суета одна» или «призрак слабых душ», недолго будет думать так («хладна смерть к нему приблизится»).

Пусть стихотворение обращено к неизвестной вымышленной Филисе и герои носят «разговорные» (Нелюдим, Бурун) или «книжные» (Дамон, Аталия) имена. Реальные детали проникают в батюшковскую поэзию: «Вольтер на Библии», «календарь на философии», «собака у ног» и даже «кот мяучит». Стихотворение Батюшкова написано белым стихом, в нем слышатся отголоски песенного народного творчества:

Как пылинка вихрем поднята,
Как пылинка вихрем брошена…

Этой же теме посвящен и «Элизий» (1810) – гимн молодости и всем радостям, что она дает (любимая рифма русских романтиков «младость – радость»):

О, пока бесценна младость

Пей из чащи полной радость
И, сливая голос свой
В час вечерний с тихой лютней,
Славь беспечность и любовь!

– наслаждение перед лицом смерти. Жизнь с ее земными радостями сменяется посмертными наслаждениями в Элизии – античных Елисейских полях. Смерть лишь гармоничный переход в Элизий, куда «по цветам» (!) человека ведет «бог любви прелестной», ведет туда:

…где все тает
Чувством неги и любви…


Там, под тенью миртов зыбкой,
Нам любовь сплетет венцы…

Как всегда Батюшков тщательно работает над мелодичностью стиха:

Мы услышим смерти ЗОВ,

ОбВиВают тонкий Вяз.

СлавЬ беспечностЬ и любовЬ.
ЦепьЮ нежноЮ обвей.

«Веселый час» (1810):

Молодость недолговечна:
Скажем юности: лети!
Жизнью дай лишь насладиться,

Столь же недолговечно и счастье:
Ах! Недолго веселиться
И не веки в счастье жить!
.

Смерть не страшна – это всего лишь «вечный сон».

Характерно для поэтического языка Батюшкова яркое сочетание разностилевых слов: «заранее», «други», «внемлите», «зреть» («высокий стиль»), «розами венчаться» (клише романтической лирики).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: