Образцы лирики Байрона: сочинение

Основные мотивы лирики Байрона

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 28 Апреля 2014 в 18:43, реферат

Краткое описание

Творчество великого английского поэта Байрона вошло в историю мировой литературы как выдающееся художественное явление, связанное с эпохой романтизма. Возникшее в Западной Европе в конце XVIII – начале XIX века новое направление в искусстве было реакцией на Французскую революцию и связанное с нею просветительство.
Неудовлетворенность результатами Французской революции, усиление политической реакции в странах Европы вслед за ней оказались подходящей почвой для развития романтизма. Среди романтиков одни призывали общество вернуться к прежнему патриархальному быту, к средневековью и, отказываясь от решения насущных проблем современности, уходили в мир религиозной мистики; другие выражали интересы демократических и революционных масс, призывая продолжить дело Французской революции и воплотить в жизнь идеи свободы, равенства и братства.

Содержание
Вложенные файлы: 1 файл

БАРДЫКОВА РЕФЕРАТ.docx

3.Новаторство лирики Байрона……………………………………………7

5.Список использованной литературы…………………………………..16

Творчество великого английского поэта Байрона вошло в историю мировой литературы как выдающееся художественное явление, связанное с эпохой романтизма. Возникшее в Западной Европе в конце XVIII – начале XIX века новое направление в искусстве было реакцией на Французскую революцию и связанное с нею просветительство.

Неудовлетворенность результатами Французской революции, усиление политической реакции в странах Европы вслед за ней оказались подходящей почвой для развития романтизма. Среди романтиков одни призывали общество вернуться к прежнему патриархальному быту, к средневековью и, отказываясь от решения насущных проблем современности, уходили в мир религиозной мистики; другие выражали интересы демократических и революционных масс, призывая продолжить дело Французской революции и воплотить в жизнь идеи свободы, равенства и братства. Пламенный защитник национально-освободительного движения народов, обличитель тирании и политики захватнических войн, Байрон стал одним из ведущих зачинателей прогрессивного направления в романтизме. Новаторский дух поэзии Байрона, его художественный метод романтика нового типа был подхвачен и развит последующими поколениями поэтов и писателей разных национальных литератур.

Творчество Байрона было новаторским, в нем содержались идеи, которые волновали как современников, так и последующие поколения. Недосказанное, непонятое Байроном досказывалось или рождало новые споры, но всегда его творчество тревожило умы, будило фантазию. И поэт, как бы предвидя это, сказал:

. жил я не напрасно!

Хоть, может быть, под бурею невзгод,

Борьбою сломлен, рано я угасну,

Но нечто есть во мне, что не умрет,

Чего ни смерть, ни времени полет,

Ни клевета врагов не уничтожит,

Что в эхо многократном оживет.

С английским языком, английской литературой связано имя – лорда Джорджа Гордона Байрона. Пожалуй, сейчас трудно представить себе, что значил для современников этот загадочно разочарованный паломник, избранник и изгнанник, идол и демон в одном лице. Обаяние его граничило с магнетизмом, его образ легендарен. Под знаком Байрона развивались литература, музыка и искусство романтизма, складывались убеждения, образ мыслей, манера поведения. Он был наряду с Наполеоном – кумиром своей эпохи, являясь наиболее заметной личностью среди великих поэтов Англии начала 19 века.

За исключением Шекспира, Байрон из всех английских поэтов является тем, кого русские читатели знают лучше всего. Но в его собственной стране его позиция не настолько безопасна по целому ряду причин.

Во-первых, имел место протест против жестокой войны Байрона с тиранией и лицемерием Церкви и Состояния (который был тонко замаскирован как протест против предполагаемой безнравственности поэта). Тогда, во второй половине 19-ого столетия, в течение доминирования программы “Искусства для пользы искусства”, поэзия Байрона, как пишет Н. Дьяконова, «была объявлена технически ограниченной, немузыкальной и старомодной» [10, c.121]. Совершенная несправедливость этого мнения слишком очевидна. Было укоренено предубеждение эстетов, — поэтов и критиков, — против всей поэзии с явным смыслом, прямым экспонированием социальных и этических понятий. Кроме того, поэты второй половины столетия, особенно эстетической школы, следовали по примеру романтичных современников Байрона более, нежели его. Дальнейшее развитие большей части английской поэзии продолжалось в направлении, противоположном принятому Байроном. Поэтому, в Англии его искусство критиковалось и все еще критикуется как принадлежащее к эпохи прошлого и отличное от современных тенденций. Никто в Англии не вызывал такого взрыва противоречивых чувств, как Байрон. Его боготворили – и проклинали, возносили до небес – и смешивали с грязью, провозглашали гением – и посредственностью. В отношении Байрона сложился ряд оценочных эпитетов – глубокий, мрачный, сильный, могущественный, и в то же время – однообразный. Одним из первых в России (в статье 1824 г.) В.К. Кюхельбекер противопоставил «огромного Шекспира и однообразного Байрона». Первоисточник такого распространившегося мнения об однообразии Байрона Пушкин видел в английской критике, которая не раз свидетельствовала об односторонности дарования Байрона, даже и удивляясь при этом силе поэта, способного, согласно В. Скотту, «вновь и вновь выводить на общественную сцену один и тот же характер, который не кажется однообразным только благодаря могучему гению его автора» [22, c.493]. В байроновском искусстве боролись романтический индивидуализм с его вкусом к классической поэзии, чью гармония, симметрия и правильность он рассматривал как вариант конструкции его рационалистических идеалов. Несмотря на огромное количество критической литературы, посвященной творчеству Байрона, разбору его чисто лирической темы, ее особенностей и лингвистическому анализу посвящено не столь много литературы. Любовная лирика Байрона была отчасти заслонена великой тенью его драматических произведений и поэм, частью которой являлась. Как отмечал И. Шайтанов, “тиражирование байронического героя создало байронизм, от которого и теперь еще трудно отделить Байрона. Герой заслонил автора. По отношению к творчеству ту же формулу можно выразить так: поэма заслонила лирику. А внутри жанра поэмы: повествовательное, фабульное начало возобладало над лирической оценкой” [30, c.45]. Увиденный таким образом Байрон выглядел однообразным. Поэтому представляется актуальной задачей попытаться восполнить этот пробел, доказав новаторство, современность и специфичность любовной темы в лирике английского классика. «Заново прочитать Байрона сегодня в значительной мере означает увидеть его лириком» [30, c.45]

Читайте также:
Жизнь и творчество Джорджа Байрона: сочинение

Новаторство в лирике

Новаторство Байрона, сказавшееся с такой силой в его поэмах, проявляется в эти годы и в области лирической поэзии, в частности—в любовной лирике. С концом Возрождения английская лирическая поэзия надолго утратила то ощущение неразрывного единства духовного и плотского начала, без которого любовная лирика не может передать живой голос человеческой страсти. Утрате этой цельности способствовало и влияние пуританизма, под знаменем которого совершалась буржуазная революция XVII века, и та циническая распущенность, которую противопоставила пуританству аристократическая литература времен Реставрации. В XVIII веке этот разрыв было узаконивается литературной традицией, закрепляется разделением лирических жанров. «Высокая» страсть, говорящая выспренним языком классицистических абстракций, изливается в риторических, напыщенных и холодных элегиях и посланиях. А земные радости любви оказываются по преимуществу предметом «комической», фривольной, зачастую натуралистически грубой поэзии. Бернсу, великому поэту шотландского народа, удалось первому преодолеть этот разрыв и вернуть письменной поэзии то единство духовного и телесного, которое всегда жило в устном фольклоре. Байрон, высоко ценивший Бернса, следует его примеру в естественности выражения лирического чувства. Чувственный пыл» его поэзии, отмеченный Энгельсом, не исключает, а предполагает задушевность и глубину. Унаследованное Байроном от просветительского материализма, наперекор идеалистической реакции его времени, уважение к земному естественному человеку, признание законности всех его природных прав и стремлений, образует идейный подтекст его любовной лирики. В противоположность поэзии реакционного романтизма, где любовь представала как меланхолическое и даже, по самой своей земной природе, роковое и трагическое чувство, любовная лирика Байрона, раскрывает светлый, прекрасный идеал человека.

В основе любовной лирики Байрона — страстно отстаиваемое им право человека на всю полноту этого щедрого земного счастья.

Лирика Байрона многим обязана фольклору; поэт любил народные песни, охотно переводил их. Близость к народным песням проявляется и в безыскусственности, простоте и силе выражения чувства, и в напевности его любовной лирики. Многие его стансы положены на музыку.

Именно в лирической поэзии Байрона — в «Еврейских мелодиях» и в так называемом «наполеоновском» лирическом цикле — наиболее ясно намечаются в эти же годы пути преодоления индивидуалистического бунтарства «восточных поэм». «Еврейские мелодии» были написаны Байроном на рубеже 1814—1815 гг. Авторской право был подарено Байроном молодому композитору Исааку Натану, который вместе с другим композитором, И. Брэмом, положил «Еврейские мелодии» на музыку.

Одним из самых известных произведений этого цикла является произведение «Душа моя мрачна». В своем произведении автор затрагивает тему страдания, горечи, грусти, накопившейся в душе. Перед нами встает образ героя, убитого своим горем, но тем не менее, до конца не отчаявшегося. Он еще надеется, что «в груди его проснутся звуки рая». Лирический герой не смиряется с тем, что «грозный час настал». Напротив, он видит смысл своей жизни в том, чтобы противостоять «грозному часу». Он жаждет слез лишь потому, что только так он может пробудить в груди надежды и избавиться от страданий.

Лирический герой произносит призыв, в котором выражается его желание уйти от безудержного веселья, в котором он видит лишь муки и страдания. В нем звучит буйство жизни, что подчеркивает его мужественность и натуру истинного бойца.

«Песня для луддитов». Луддитами в Англии в начале XIX века называли рабочих, которые боролись за лучшую жизнь для себя. Простые люди в то время в Англии жили очень плохо. Они много работали (по двенадцать-четырнадцать часов) и получали очень мало денег. На заводах и фабриках в то время было очень много женщин и маленьких детей. Особенно мне жалко детей. Они не могли учиться и часто даже не умели ни читать, ни писать. С раннего детства им приходилось работать наравне со взрослыми, чтобы они могли элементарно выжить.

Читайте также:
Поэтический гений Байрона: сочинение

Луддиты выступали против таких порядков, против владельцев фабрик и заводов. Они выводили из строя машины и организовывали демонстрации, протестуя против тяжелой жизни. Луддитами их называли потому, что у них был легендарный предводитель по имени Лудд. Никто не знает, существовал ли он на самом деле. Но, как и другой народный герой Робин Гуд, он был символом борьбы за свободу. Об этих людях Джордж Байрон и написал свое стихотворение. Начинается оно такими словами:

Как когда-то за вольность в заморском краю

Кровью выкуп вносил бедный люд,

Так и мы купим волю свою.

Жить свободными будем иль ляжем в бою!

Смерть владыкам! Да славится Лудд!

В этих строках Джордж Байрон напоминает рабочим о том, как боролись за свободу их братья в Северной Америке. Тогда, в конце XVIII века, жители североамериканских колоний восстали против власти английского короля и с оружием в руках завоевали свободу. Король послал против них войска, но они победили и основали независимую страну – Соединенные Штаты Америки.

Вот и рабочих Англии Байрон призывает последовать примеру колонистов: взяться за оружие и пойти в бой против угнетателей.

Он считал, что люди должны быть свободными или погибнуть в бою за свободу. Но жить рабами нельзя. Нужно бороться со своими угнетателями:

Мы на саван тирану соткем полотна,

За оружье возьмемся потом.

Угнетателям смерть суждена!

И красильный свой чан мы нальем дополна,

Но не краской, а кровью нальем.

Байрон верил, что только с оружием в руках человек может завоевать свободу. И кровь, которую проливают люди, борясь за свою волю, проливается не зря:

Эта смрадная кровь, как живительный ил,

Нашу почву удобрит, и в славный тот день

Обновится, исполнится сил

Дуб Свободы, что некогда Лудд посадил,

И над миром прострет свою сень.

Байрон много выступал и писал в поддержку Греции. В то время эта страна была под властью Османской империи, но греки часто поднимали восстания против турецкого ига. Для них Байрон написал свою знаменитую «Песнь греческих повстанцев».

В этом стихотворении он призывает греков смело бороться за свою свободу и напоминает им о героях Древней Греции. Например, он говорит в ней о подвиге спартанцев под предводительством царя Леонида. Они все погибли в Фермопильском ущелье, защищая дорогу в Грецию. Им персы обещали жизнь и богатство, если они сдадутся, но те гордо отказались. Они предпочли умереть свободными, чем жить рабами. Вот и современных ему греков Байрон призывает быть такими же:

С презреньем сбросьте, греки,

Кровью вражеской навеки

Смойте рабское клеймо.

К оружию! К победам!

Героям страх неведом.

Пускай за нами следом

Течет тиранов кровь.

Также на эту тематику было написано стихотворение «Прометей». Здесь Байрон использовал античную легенду о Прометее, борце против тирании богов, за счастье человечества. Образ этого титана был одним из любимейших образов Байрона и его друга Шелли. Прометей «всегда занимал мои мысли», признавался Байрон. Он обращался к его образу еще в юношеских переводах с греческого и в таких, зрелых произведениях, как «Бронзовый век» и «Дон-Жуан». В стихотворении «Прометей» звучит призыв к сопротивлению тирании, возвеличивается благородный подвиг титана — защитника и покровителя людей.

Северная Италия изнемогала под пятой Австрии; центральная и южная ее части были раздроблены на ряд деспотических государств, в которых господствовали феодальные порядки. Байрон сближается с членами тайного общества карбонариев, при участии которого готовилось вооруженное восстание. «Италия заряжена, и у многих чешутся руки дернуть за спусковой крючок», — сообщает Байрон в одном из писем. Он принимает самое активное практическое участие в карбонарском движении, помогает итальянским патриотам деньгами, в его доме прячут оружие, готовясь к восстанию. Освобождение Италии для Байрона становится «великим делом».

Лирика Байрона: основные темы, мотивы, настроение, лирически герой.

Путь в литературу Байрон начал с лирических стихотворений. В годы обучения в кембриджском университете Байрон издал поэтические сборники: “Стихи на случай” (1806), “Часы досуга” (1807). Первый сборник был издан анонимно, а второй с фамилией автора, которая была снесена критикой напрочь. В ответ Байрон создал сатиру под названием “Английские барды и шотландские обозреватели” (1809) в которой не только саркастически высмеивал своих критиков и вступил в полемику с представителями первого поколения волынских поэтов романтиков принадлежавших так называемой “Озерной школы”, относительно принципов, по которым современная литература должна отображать жизнь.

К художественно совершенным образам байронической лирики относятся; цикла любовных стихов адресованных Мэри Чаворт, в которую поэт был влюблен в студенческие годы: стихи обращены к сводной сестры Августы (от первого брака его отца); цикл стихов посвященных исторической фигуре Наполеона, которого поэт, как и много других европейцев сначала боготворил, и в котором впоследствии разочаровался, возмущенный его захватнической политикой; поэтический цикл “Еврейские мелодии” содержащий 23 стихотворения, написанных на библейские мотивы и одновременно полных отголосков современности.

Читайте также:
Высказывания Белинского о Байроне: сочинение

Лирика Байрона уже стала и для его современников ярким воплощением новой, определенно романтической поэзии. Едва ли не основным художественным открытием Байрона стало то, что главным героем своей повести он сделал собственную душу. Его душевная открытость и искренность поражает. В лирике определяются и главные идейно-художественные приоритеты поэта: с одной стороны это мотив усталости, разочарования, одиночества, который начинает пафос “мировой скорби” а с другой стороны это пропитанные свободолюбивым пафосом богоборческие и бунтарские мотивы, которые наилучшим образом находят свое отражение и продолжение в образе байронического героя.

Одними из выдающихся лирических стихотворений поэта стали “Мой дух как ночь” и стихотворение основное на древнегреческом мифе “Прометей”. В последнем стихотворение Байрон подчеркивает не только страдания и предательство главного героя, но и поднимает патриотический дух.

Поэтическое преображение мира в лирике Шелли.

Элегическая поэма «Адонаис» (1821) – скорбный плач о трагической гибели художника, жертве преследований в несвободном обществе. Поэма была откликом на смерть Китса, но Шелли в обобщенной форме утверждает бессмертие истинного таланта.

Откликом на события политического характера явилась сатирическая поэма Шелли «Маскарад Анархии». Подзаголовок говорит о том, что это произведение «написано по поводу манчестерской резни». Полна сарказма публицистическая характеристика правителей Англии, которые устраивают кровавую расправу над народом. Символом власти предстает здесь зловещее маскарадное шествие палачей. Эта сатира содержит трагические ноты: поэт говорит о рабском существовании простых людей. Заканчивается поэма призывом к борьбе, к восстанию.

Торжественным гимном свободе прозвучали стихотворения Шелли «Ода к защитникам свободы» (1819), «Ода к свободе» (1820), «Свобода» (1820), «Ода к Неаполю» (1820). В стихах поэт стремится передать дух эпохи, пафос борьбы. Эти произведения были написаны по поводу драматических событий современности, но поэт не дает событийной конкретизации, для него важно передать эмоциональную реакцию на них.

Эстетические взгляды Шелли наиболее полно выражены в трактате «Защита поэзии» (1821, опубл. в 1840 г.). Шелли утверждает идею великого значения поэзии в истории человеческого общества, ставит вопрос о сущности поэтического творчества. Шелли высказал свои взгляды на специфику поэзии. Поэзия основана на «внешних и внутренних» впечатлениях человека. Ритм рождается как имитация природных явлений. Поэт, по представлению Шелли, – это пророк, который видит будущее в настоящем; в его мыслях содержится «зародыш будущего цветения».

Для Шелли прекрасно то, что находится в движении, в развитии к высокому идеалу. Шелли как поэт-романтик ищет в настоящем ту красоту, в которой предвосхищается будущее, однако он обходит вопрос о конкретном изображении настоящего. Отсюда неизбежен определенный разрыв между действительным и желаемым.

Материалистическая мысль о том, что искусство создается как результат воздействия реальности, осложняется в трактате идеалистическими утверждениями о пророческой роли поэзии, о всесильном воздействии поэта-законодателя на общество.

Шелли утверждает, что поэзия основана на воображении. Акцент на воображении и вдохновении, свойственный эстетике поэта-романтика, не означает, однако, того, что Шелли не признавал роли разума в поэтическом творчестве. Разум, по мнению Шелли, необходим для поэтического воображения.

Шелли сознает силу воздействия поэзии на общество: «Поэзия – неизменный провозвестник пробуждения великого народа, сторонник благотворных перемен во мнениях и установлениях». Восхищаясь прекрасными образами поэзии, люди подражают им и через подражание отождествляют себя с объектом своего восхищения. Яркие и страстные рассуждения Шелли о роли поэзии в общественной жизни проникнуты гражданским пафосом.

Шелли вошел в мировую литературу как поэт-тираноборец, прославляющий прометеевский героизм прекрасной свободолюбивой личности, выступающей против социального неравенства. Мечта поэта-романтика раскрывается в поэзии Шелли в форме картин счастливого будущего. Символический образ освобожденного человечества в произведениях Шелли родствен высоким идеалам социалистов-утопистов.

Дата добавления: 2019-07-17 ; просмотров: 3339 ; Мы поможем в написании вашей работы!

Байронический герой

Джордж Горгон Байрон был самым выдающимся английским поэтом XIX века. Его стихи были у всех на устах. Переведенные на многие языки, они вдохновляли поэтов на создание собственных сочинений. Многие европейские поэты – поклонники и преемники Байрона – находили у него мотивы, созвучные их собственным мыслям и чувствам. Отталкиваясь от байронических стихов, пользуясь ими как формой самовыражения, они вкладывали в переводы и частицу собственного мировосприятия. Горячо оценило английского поэта и прогрессивное русское общество. Творчеством Байрона увлекались Жуковский, Батюшков, Пушкин, Лермонтов, Баратынский, а также поэты-декабристы, которым мятежный английский поэт был особенно созвучен. Герои Байрона завораживали своей смелостью, необычностью, таинственностью и, естественно, у многих появлялась мысль о сходстве их с самим автором. Отчасти это так и было.
Получив начальное образование в школе для детей аристократии, Байрон поступил в Кембриджский университет. Однако университетские науки не увлекали будущего поэта, не давали ответа на волновавшие его острые политические и социальные вопросы современности. Он много читает, отдавая предпочтение историческим сочинениям и мемуарам.
Молодого Байрона всё чаще охватывают чувства разочарования и одиночества. Назревает конфликт поэта с высшим аристократическим обществом. Эти мотивы и лягут в основу его первого поэтического сборника – во многом незрелого и подражательного – «Часы досуга», вышедшего в 1807 году.
Уже в ранней лирике поэта намечаются штрихи его будущей трагедии: окончательного разрыва с правящим классом Англии и добровольного изгнания. Уже сейчас он готов пожертвовать наследственным поместьем и громким титулом лорда, чтобы не жить среди ненавистных ему людей. Поэт с радостью бы сменил «надменной Англии тюрьму» на красоту первобытной природа с девственными лесами, заоблачными вершинами гор и широкими долинами, как он о том пишет в стихотворении «Когда б я мог в морях пустынных». Здесь же Байрон с горечью признается: «Я мало жил, но сердцу ясно, что мир мне чужд, как миру я». Заканчивается стихотворение на той же пессимистической ноте. Душа поэта, связанная предрассудками аристократического общества, страстно желает иной доли, рвется в неведомое:
О, если б из юдоли тесной,
Как голубь в теплый мир гнезда,
Уйти, взлететь в простор небесный.
Забыв земное навсегда!
Трагическое ощущение одиночества Байрон передает в стихотворении «Надпись на могиле ньюфаундлендской собаки». В словах, обращённых лирическим героем к окружающим его людям звучит глубочайшее презрение. Погрязшие во всевозможных пороках, пустые, лицемерные люди должны, по его мнению, ощущать стыд перед любым животным.
Хотя лирический герой поэзии Байрона впоследствии эволюционировал вместе со своим автором, основные черти его духовного облика: мировая скорбь, бунтарская непримиримость, пламенные страсти и свободолюбивые стремления, – все эти черты
остались неизменными. Некоторые досужие критики даже обвиняли Байрона в человеконенавистничестве, отожествляя самого автора с героями его произведений. Конечно, какая-то доля истины в этом есть. Каждый писатель, поэт, создавая произведения, прежде всего самовыражается. В своих литературных героев он вкладывает какую-то, частицу своей души. И хоть многие писатели это отрицают, известны и противоположные высказывания. Например, Флобера и Гоголя. Последний в книге «Выбранные места из переписки с друзьями» пишет по поводу «Мёртвых душ»: «Никто из читателей моих не знал того, что, смеясь над моими героями, он смеялся надо мной. Я стал наделять своих героев сверх их собственных гадостей моей собственной дрянью».
Примечательно и высказывание А.С. Пушкина по поводу единообразия героев почти во всех произведениях Байрона: «. Он (Байрон – П. Б.) постиг, создал и описал единый характер (именно свои), всё, кроме некоторых сатирических выходок. отнёс он к. мрачному, могущественному лицу, столь таинственно пленительному». Как известно, Пушкина наиболее пленил образ байроновского Чайльд Гарольда, характерными чертами которого он наделил своего героя, Онегина, назвав его «москвичом в Гарольдовом плаще».
Однако, Байрон, как и лирический герой его ранней лирики, презирал и ненавидел не всё человечество в целом, а лишь отдельных его представителей из среды развращенного и порочного аристократического общества, в кругу которого видел себя одиноким и отверженным. Человечество же он любил и готов был помочь угнетенным народам (итальянцам и грекам) сбросить ненавистное иноземное иго, что и доказал впоследствии своей жизнью и творчеством.
Не вынеся тягостной обстановки, царившей вокруг него, Байрон в 1809 году отправился в путешествие по странам Средиземноморья, плодом которого явились две первые песни поэмы «Паломничество Чайльд Гарольда».
Поэма представляет собой своеобразный дневник, объединенный в одно поэтическое целое некоторой видимостью сюжета. Связующим началом произведения является история странствования молодого аристократа, пресыщенного светскими удовольствиями и разочарованного в жизни. Вначале образ Чайльд Гарольда, покидающего Англию, сливается с образом автора, но чем дальше разворачивается повествование, тем всё резче проходит грань между ними. Наряду с образом скучающего аристократа Чайльд Гарольда всё отчетливее вырисовывается образ лирического героя, воплощающий в себе авторское «я». Лирический герой восторженно говорит об испанском народе, героически защищающем свою родину от французских захватчиков, скорбит о былом величии Греции, порабощенной турками. «И под плетьми турецкими смирясь, простерлась Греция, затоптанная в грязь», – с горечью говорит поэт. Но тем не менее Байрон, созерцающий это горестное зрелище, не теряет веры в возможность возрождения свободы, С неослабевающей силой звучит призыв поэта к восстанию: «О Греция, восстань же на борьбу!» В отличие от своего героя Чайльд Гарольда Байрон вовсе не является пассивным созерцателем жизни. Его беспокойная мятущаяся душа, как бы вмещает в себя всю скорбь и боль человечества.
Поэма имела огромный успех. Однако, в разных слоях общества относились к ней по-разному. Одни видели в произведении Байрон только разочарованного героя, другие ценили не столько образ скучающего аристократа Чайльд Гарольда, сколько тот пафос
свободолюбия, которым пронизана вся поэма. Тем не менее, образ главного героя поэмы оказался глубоко созвучным современности. Хотя этот разочарованный, во всем изверившийся английский аристократ вовсе не являлся точным подобием Байрона, в его облике уже наметились типичные черты того особенного характера романтического героя, который впоследствии развили в своих произведениях многие писатели XIX века. (Чайльд Гарольд станет прообразом Пушкинского Онегина, Лермонтовского Печорина и др.).
Тема конфликта личности и общества получит свое продолжение в последующих произведениях Байрона, в так называемых «восточных поэмах», написанных в 1813 – 1816 гг. В этом поэтическом цикле, включающем шесть поэм («Гяур», «Корсар», «Лара», «Абидосская невеста», «Паризина», «Осада Коринфа») происходит окончательное формирование байронического героя в его сложных взаимоотношениях с миром и самим собою. В центре каждой поэмы стоит поистине демоническая личность. Это тип разочарованного во всем мстителя, благородного разбойника, презирающего изгнавшее его общество. (Отметим здесь, что подобный тип героя использовал А. С. Пушкин в повести «Дубровский»). Портрет героя «восточных поэм» Байрон в основном дает чисто условно, не вдаваясь в подробности. Для него главное – внутреннее состояние героя. Ведь герои этих поэм были, как бы живым воплощением смутного романтического идеала, владевшего Байроном в то время. Ненависть поэта к аристократическим кругам Англии вот-вот готова была перерасти в открытый бунт, но оставалось еще неясным, каким образом это осуществить и где те силы, на которые можно опереться. Впоследствии Байрон найдет применение своему внутреннему протесту и примкнет к движению карбонариев, боровшихся за освобождение Италии от австрийского ига. А пока в «восточных поймах» герой Байрона, как и сам поэт, несет в себе одно лишь отрицание одиночки-индивидуалиста. Вот, например, как автор описывает главного героя поэмы «Корсар» морского разбойника Конрада:
Обманут, избегаем всё сильней,
Он с юных лет уж презирал ладей
И, гнев избрав венцом своих утех,
Зло нескольких стал вымещать на всех.
Как и другие герои «восточных поэм», Конрад в прошлом был обыкновенным человеком – честным, добродетельным, любящим. Байрон, слегка приподнимая покров тайны, сообщает, что мрачный жребий, доставшийся Конраду – это результат гонений со стороны бездушного и злобного общества, подвергающего травле всё яркое, свободное и самобытное. Таким образом, возлагая ответственность за преступления Корсара на растленное и ничтожное общество, Байрон в то же время поэтизирует его личность и то душевное состояние, в котором находится Конрад. Наиболее проницательные критики в свое время отмечали эту идеализацию Байроном индивидуалистического своеволия. Так, Пушкин осуждал эгоизм героев «восточных поэм» Байрона, в частности – Конрада. А Мицкевич даже углядел в герое «Корсара» некоторое сходство с Наполеоном. Это не удивительно. Байрон, вероятно, испытывал некоторые симпатии к Наполеону, о чем свидетельствовали его республиканские настроения. В 1815 году, в палате лордов, Байрон голосовал против войны с Францией.
Революционное бунтарство английского поэта привело его к полному разрыву с буржуазной Англией. Неприязнь правящих кругов к Байрону особенно усилилась ввиду его выступления в защиту луддитов, которые разрушали станки на фабриках в знак протеста против бесчеловечных условий труда. В результате, сделав Байрона объектом жестокой травли и издевательств, воспользовавшись драмой его личной жизни (развод с женой), реакционная Англия толкнула поэта на путь изгнания.
В 1816 – 1817 гг. после путешествия по Альпам Байрон создает драматическую поэму «Манфред». Строя произведение в виде своеобразного экскурса в область внутренней жизни «байронического» героя, поэт показывает ту трагедию душевного разлада, на которую лишь намекали его «восточные поэмы». Манфред – мыслитель подобно Фаусту, разочаровавшийся в науках. Но если Фауст у Гёте, отбрасывая мертвые, схоластические науки, ищет путь к истинному знанию и находит смысл жизни в труде на благо людей, то Манфред, убедившись, что: «Древо познания не есть древо жизни», – вызывает духов, чтобы потребовать забвения. Здесь романтическая разочарованность Байрона как бы контрастирует с просветительским оптимизмом Гёте. Но Манфред не смиряется со своей участью, он бунтует, гордо бросает вызов Богу и, в конце концов, умирает непокорным. В «Манфреде» Байрон с гораздо большей определенностью, чем в ранее созданных произведениях, говорит о тех разрушительных началах, которые таятся в современном индивидуалистическом сознании. Титанический индивидуализм гордого «сверхчеловека» Манфреда выступает как своего рода знамение времени.
Еще в большей степени это проявляется в мистерии «Каин», представляющей собой значительную вершину в творчестве Байрона. Библейский сюжет поэт использует для придания бунтарству своего героя поистине вселенские масштабы. Каин восстает против Бога, который, по его мнению – виновник зла на земле. Весь мировой порядок объявляется несовершенным. Рядом с Каином присутствует образ Люцифера, гордого мятежника, побежденного в открытой схватке с Богом, но не покорившегося.
Каин отличается от прежних романтических героев Байрона, которые в гордом, одиночестве противопоставляли себя всем остальным людям. Ненависть к Богу появляется у Каина вследствие сострадания к людям. Она вызвана болью за человеческую судьбу. Но, борясь против зла, Каин сам становится орудием зла, и бунт его оказывается бесперспективным. Байрон не находит выхода из противоречий эпохи и оставляет героя одиноким скитальцем, уходящим в неизвестность. Но подобней конец не уменьшает боевого пафоса этой бунтарской драмы. Осуждение Авеля прозвучало в ней как протест против всякого примирения и рабской покорности перед тиранией власть предержащих.
Написанная в 1821 году, как раз после подавления восстания карбонариев, мистерия Байрона «Каин» с огромной поэтической силой запечатлела глубину отчаяния поэта, убедившегося, что надежды людей, в частности итальянцев, на освобождение от иноземного владычества неосуществимы. Байрон воочию увидел обреченность своего прометеевского бунта против жестоких законов жизни и истории.
В результате этого, в незавершенном произведении – романе в стихах «Дон Жуан», – байронический герой предстает в ином ракурсе. Вопреки мировой литературной традиции, изображавшей Дон Жуана волевой, активной личностью, и в полном противоречии с принципами построения характеров своих прежних героев, Байрон делает его человеком неспособным сопротивляться давлению внешней среды. Во взаимоотношениях со своими многочисленными возлюбленными Дон Жуан выступает не как соблазнитель, а как соблазняемый. А между тем, природа наделила его и смелостью, и благородством чувств. И хотя возвышенные побуждения не чужды Дон Жуану, он уступает им лишь изредка. В целом же обстоятельства сильнее Дон Жуана. Именно представление об их всесильности и становится источником иронии, пронизывающей всё произведение.
Сюжетная линия романа время от времени прерывается лирическими отступлениями. В центре их стоит второй лирический герой «Дон Жуана» – сам автор. В его горестных, но в то же время и сатирически едких речах встает образ растленного, своекорыстного мира, объективный показ которого является основой авторского замысла.
«Властитель дум» (по словам Пушкина) целого поколения, Байрон оказал большое благотворное влияние на современников. Возникло и широко распространилось даже понятие «байронизм», которое часто отождествляется с мировой скорбью, то есть страданием, вызванным ощущением, что вселенной управляют жестокие, враждебные человеку законы. Байронизм, однако, не сводится к пессимизму и разочарованию. Он включает и другие стороны многогранной жизни и творчества поэта: скептицизм, иронию, индивидуалистический бунт, и в то же время – верность общественному служению в борьбе против деспотизма, как политического так и духовного.

Читайте также:
Жизнь и творчество Джорджа Байрона: сочинение

Джордж Ноэл Гордон Байрон и его лирика

1.2 Джордж Ноэл Гордон Байрон и его лирика

До Байрона не было поэта, который с таким же правом мог бы притязать на роль кумира своего поколения, и не только в Англии. Стихами Байрона зачитывались, а самому ему (вернее, тому лирическому герою, в котором видели автопортрет поэта) откровенно подражали. Когда Байрон погиб, его смерть оплакивала вся мыслящая Европа. Его творчество представляет собой одно из самых значительных явлений в истории мировой литературной и общественной мысли. В его поэтических произведениях воплотились наиболее острые, жизненно актуальные проблемы его эпохи. Огромная художественная ценность наследия Байрона неотделима от его исторического значения. Его поэзия, явившаяся откликом на революционные потрясения конца XVIII – начала XIX века, отразила общую позицию европейского романтизма как особого направления духовной жизни эпохи.

Байрон был привержен просветительским идеалам и эстетике классицизма, однако, он является поэтом-романтиком. Преклонение перед разумом сопровождается мыслью о неразумности современной действительности. Признание классицистической строгости и ясности сочетается с изображением сложных и неясных чувств, окрашенных мрачным настроением. Действительность испытывается не только разумом, но и романтической иронией. Идеи просветителей выступают в творчестве Байрона в новом, трансформированном виде. У поэта уже нет оптимистической веры во всесилие разума.

Пафос жизни и творчества Байрона – в борьбе против тирании.

Главной мечтой его была мечта о свободе человечества. Однако идеал свободы у Байрона лишен социальной конкретности, поэтому стремление к свободе у него индивидуалистично. Свободу Байрон видит либо в борьбе, ведущей к разрыву с обществом, либо в эпикуреизме.

Личность Байрона весьма противоречива. В его сознании и творчестве борются различные начала – стремление к борьбе за освобождение народов от тирании и индивидуалистические настроения; устремленность вперед, в будущее и «мировая скорбь». Веря в то, что в будущем свобода восторжествует, поэт, тем не менее, не может отрешиться от скепсиса и пессимизма.

Тяжёлое детство поэта повлияло на его характер и мироощущение. Ранимость, надменность, служившая формой самозащиты, тоска – качества, определяющие для личности Байрона – нередко задают главную тональность его поэзии. Особенно отчётливо она проступает в знаменитом лирическом цикле «Еврейские мелодии»(1815г.), навеянном чтением Библии:

Читайте также:
Высказывания Белинского о Байроне: сочинение

Неспящих солнце! Грустная звезда!

Как слёзно луч мерцает твой всегда!

Как темнота при нём ещё темней!

Как он похож на радость прежних дней!

Так светит прошлое нам в жизненной ночи,

Но уж не греют нас бессильные лучи;

Звезда минувшего так в горе мне видна;

Видна, но далека – светла, но холодна!*

(Перевод А. К. Толстого)

Байрон вольно перелагает библейские мотивы, и они обретают романтическое звучание. Скорбная лирика поэта, исполненная неотступного чувства одиночества и стоического мужества в испытаниях, посылаемых

судьбой, очаровывала современников. Переводя «Еврейские мелодии», юный М. Ю. Лермонтов вкладывал в строки Байрона и собственное ощущение мира:

И если не на век надежды рок унёс, –

Они в груди моей проснутся,

И если есть в очах застывших капля слёз, –

Они растают и прольются.*

«Душа моя мрачна»

Жгучее презрение к благоденствующей толпе, добровольная отверженность, напряженность трагических переживаний, звучащие в лирике Байрона, сделали её воплощением романтизма – и как миропонимания, и как эстетической доктрины. Стихи передавали не только окрашенную в мрачные тона гамму чувств, но и энергию протеста, вольнолюбие, отказ от моральных компромиссов. Прежде считалось немыслимым с подобной откровенностью говорить в стихотворении о любви и ненависти, озарениях и очарованиях, муках и яростях, скрупулезно воссоздавая прихотливые порывы души, и делая это так, что хроника сердечных смут одновременно оказывалась хроникой века. До романтиков в поэзии преобладали обобщенность и почти неизбежная условность чувства. Байрон первым превратил лирику в исповедь и дневник в личности, уникальному по своему духовному опыту, но в месте с тем типичной для своей эпохи.

«Тоски язвительная сила» стала опознавательным знаком поэзии Байрона, которая отразила драму поколения, задыхавшегося в европейской атмосфере после наполеоновских войн. Лермонтов передал основной мотив этой лирики исключительно верно и остро:

Нет слёз в очах, уста молчат,

От тайных дум томится грудь,

И эти думы вечный яд,-

Им не пройти, им не уснуть!*

«Прости! Коль могут к небесам…», 1808

До Байрона господствующим жанром в области поэзии была эпическая поэма; новый шаг Байрона в литературе заключается в том, что он создал поэму лирическую, которая затем широко распространилась по всем европейским литературам XIX века. Также появляется такой термин, как байронизм (так стали называть подобное умонастроение ещё при жизни поэта). Его суть афористично определил А. С. Пушкин: «преждевременная старость души» как драма времени. Всего выразительнее она описана в поэме «Паломничество Чайльд-Гарольда». В ней предстаёт новый тип героя, на котором лежит мета времени. Он томим «мировой скорбью», потому что нигде не нашёл пристанища для изверившейся души. Скепсис, эгоистическое своеволие, несчастный жребий человека, неспособного обрести призвание, а от того страдающего глубоко и безысходно, – вот та «болезнь ума и сердца роковая», которую первым распознал Байрон. Тот же самый человеческий тип был обрисован в других поэмах поэта, созданных в пору высшего расцвета его славы.

Читайте также:
Поэтический гений Байрона: сочинение

Байрон увлекался сатирой. Сатирическое направление в его творчестве развивалось в различных жанрах – поэмах, эпиграммах, пародиях, сатирических эпитафиях. В совершенстве Байрон владел малой формой – в нескольких строках, в остроумной игре слов ему удавалось передать и злободневность события, и его точность.

При чтении некоторых поэм Байрона («Гяур», «Корсар», «Паломничество Чайльд-Гарольда») может создаться впечатление, что в главных героях автор описывает себя. В действительности дело обстоит сложнее. Между автором и его героем сохраняется дистанция – порой владеющая персонажем апатия и неверие в собственные способности вызывают у Байрона горькую насмешку над его несостоятельностью.

Байрон – выдающийся представитель прогрессивного романтизма. Лиризм, скепсис, скорбь, «угрюмый холод» переплелись в его поэзии, создавая неповторимую тональность, которая захватывала и покоряла буквально всех. Через много лет после его гибели Б. Жуковский дал тзамечательно-точную характеристику поэта: «Дух высокий, могучий, но дух отрицания, гордости и презрения. Байрона сколь ни тревожит ум, ни повергает в безнадёжность сердце, ни волнует чувственность, его гений имеет высокость необычайную»*. Его образ останется навсегда как символ высокой романтики, творческого горения, нераздельности поэтического слова и реального выбора в общественной борьбе. Определяя место Байрона в мировой литературе, Белинский указывал, что «всякий великий поэт потому велик, что корни его страдания и блаженства глубоко вросли в почву общественности и истории, что он, следовательно, есть орган и представитель общества, времени, человечества».

Образцы лирики Байрона: сочинение

Классицистические взгляды Байрона кажутся неожиданными для поэта, чье имя вошло в историю английской и мировой литературы как наиболее влиятельного выразителя романтического мировоззрения. В его «Дневниках и письмах» высказано немало соображений о поэзию и прозу как прошлого, так и будущего, но мысли эти такие же противоречивые, как и сама фигура великого мастера. А чтобы хоть немножечко понять мотивы творчества поэта, следует обратиться к его философии. И в свою очередь сами философские взгляды Байрона вызвали к жизни шедевры его творчества.

А мотивы творчества английского художника изменялись с изменением его взглядов на протяжении всей жизни.

Читайте также:
Высказывания Белинского о Байроне: сочинение

Истоки литературных взглядов юного Байрона следует искать в этических и эстетических взглядах возраста Просвещения. Но интересовался он и образцами лирической, эпической и драматической творчества античных авторов, а в последние годы жизни и творчеством итальянских поэтов раннего и позднего Возрождения, что не могло не отразиться на мотивах собственного творчества, хотя сам Байрон не раз утверждал, что преимущество над поэтами отдает историкам.

Литературные взгляды молодого поэта полностью оказались в юношеской сборнике «Часы досуга». Стихи, вошедшие в этот сборник, были наслідувальними. Мотивы вольнодумства вырисовывались расплывчато, а размышления о скоротечности дружбы и любви – меланхолично. Наиболее типичными для этой коллекции стали воспоминания о детстве. А первая сатирическая поэма «Английские барды и шотландские наблюдатели» не свидетельствовала об оригинальности взглядов о назначении искусства и художника.

Но позиция молодого Байрона по этой теме сохраняется и в более поздние периоды его творчества. Всю свою жизнь он придерживался классицистической теории искусства и понимание задач поэта. Некоторые ранние произведения поэта были изданы только после его смерти. Среди них сатира «Проклятие Минервы», в которой поэт в то же время обвинял тех, кто грабил народ Греции, и прославлял античные шедевры священного храма в Афинах. Следовательно, высокие гражданские и политические мотивы свойственны даже раннем творчестве Байрона. И только поэма «Паломничество Чайльд Гарольда» стала новым этапом в творчестве Байрона. Ведь в ней через внутренний мир персонажа и автора раскрываются и героика древних и новых времен, и трагические проблемы современности. Следуя «высокого» стиля, отдавая предпочтение абстрактным и возвышенным образам, Байрон предоставляет своей поэме такого лично-страстного тона, что судьба личности стала рассматриваться как часть всемирного процесса. Поэтому поэму «Паломничество Чайльд Гарольда» можно рассматривать как новый художественный движение эпохи классицизма.

Лирика зрелого поэта приобрела характер исповеди, а в восточных поэмах вылилась в тоску поэта, в его возмущение против лицемерия и тупости, которые в эпоху реакции унижали достоинство человека.

Вражда с миром героев восточных поэм Байрона приобрела нового философского осмысления в швейцарской драме «Манфред». Трагедия графа Манфреда вызвана не столько столкновением с людьми, которых он презирает, не столько крахом любви, сколько тем, что сам он не выдерживает собственного морального суда. Трагическими для него становятся не обстоятельства, которые окружают, а его собственные чувства.

Читайте также:
Поэтический гений Байрона: сочинение

Но наиболее плодотворным стал «Итальянский» период творчества Байрона. Он поражает нас патетикой четвертой песни «Чайльд Гарольда», «Одами в Венеции», «Жалобами Тассо», озорными пародийными октавами «Беппо» и «Дон-Жуана», торжественными терцинами «Пророчества Данте» и непринужденностью лирических стихов, классическими трагедиями и романтическими мистериями, стихотворной повести «Остров», прозаическими трактатами.

Вероятно, это был период сознательных поисков, нацеленных на окончательное решение вопроса о назначении поэта в современном мире:

Чего мы хотим от славы? Чтобы заполнит Листок неопределенного бумаги, мудрая похоть! Силкуємось сойти в жару, в самообмане На гору, хотя ее вершина и в тумане. О сем поэт свою півношницю-свечу Знай курит, и герой убивает вволю, Как же потліє все,- как на одну досаду, Зістанеться имя. Герои Байрона имеют отпечаток душевного величия, самоотверженности и внутренней сложности, присущих прославленным персонажам Шекспира. Даже в классицистической за своими средствами сатиры «Бронзовый век» Байрон изображает мощный и противоречивый образ Наполеона, близкий большим ворам и честолюбцям шекспировских трагедий.

Именно в «Дон-Жуане» Байрон выступает судьей морали и общественных отношений, выражает свое представление о родине, «тюремщицю народов», «напівпедантичну- напівкомерційну» страну, правящие круги которой силятся придать своей користолюбній политике высокого нравственного и религиоВНОго значения.

Я думаю, что все раВНОобразие творчества Байрона отражает его стремление к гармоничному и прекрасному идеалу мыслителей прошлого. Но действительность, в которой жил поэт, не могла стать основой для поисков подобного идеала ни в жизни, ни в искусстве. Поэтому ощущение несбывшихся поисков и стали причиной дисгармонии как в мировоззрении Байрона, так и в противоречиях мотивов его творчества.

Сочинение: Ведущие мотивы творчества Дж. Байрона

Классицистические взгляды Байрона кажутся неожиданными для поэта, чье имя вошло в историю английской и мировой литературы как наиболее влиятельного выразителя романтичного мировоззрения. В его «Дневниках и письмах» выражены немало рассуждений о поэзии и прозе как прошлого, так и будущего, но мысли эти такие же противоречивы, как и сама фигура большого мастера. А, чтобы хоть немножечко понять мотивы творчества поэта, следует обратиться к его философии. И в свою очередь сами философские взгляды Байрона вызывали к жизни шедевры его творчества.

Читайте также:
Жизнь и творчество Джорджа Байрона: сочинение

А мотивы творчества английского художника изменялись с изменением его взглядов в течение всей жизни.

Истоки литературных взглядов юного Байрона следует искать в этических и эстетичных взглядах Просвещения. Но интересовался он и образцами лирического, эпического и драматичного творчества античных авторов, а в последние годы жизни и творчеством итальянских поэтов раннего и позднего Возрождения, которые не могли не отразиться в мотивах собственного творчества, хотя сам Байрон не раз утверждал, что преимущество над поэтами отдает историкам.

Литературные взгляды молодого поэта полностью оказались в юношеском сборнике «Часы досуга». Стихотворения, которые вошли в этот сборник, были подражательными. Мотивы вольнодумства вырисовывались расплывчато, а размышления о быстротечности дружбы и любви — меланхолично. Наиболее типичными для этого сборника стали воспоминания о детстве. А первая сатирическая поэма «Английские барды и шотландские наблюдатели» не свидетельствовала об оригинальности взглядов относительно назначения искусства и художника.

Но позиция молодого Байрона относительно этой темы сохраняется и в более поздние периоды его творчества. Всю свою жизнь он придерживался классцистической теории искусства и понимания заданий поэта. Некоторые ранние произведения поэта были выданы лишь после его смерти. Среди них сатира «Проклятия Минервы», в которой поэт в то же время обвинял тех, кто грабил народ Греции, и прославлял античные шедевры священного храма в Афинах. Следовательно, высокие гражданские и политические мотивы свойственны даже раннему творчеству Байрона. И только поэма «Паломничество Чайльд Гарольда» стала новым этапом в творчестве Байрона. Ведь в ней через внутренний мир персонажа и автора раскрываются и героизм давних и новых времен, и трагические проблемы современности. Придерживаясь «высокого» стиля, отдавая преимущество абстрактным и возвышенным образам, Байрон предоставляет своей поэме такой тон, что судьба личности начала рассматриваться как часть всемирного процесса. Поэтому поэму «Паломничество Чайльд Гарольда» можно рассматривать как новое художественное движение эпохи классицизма.

Лирика зрелого поэта приобрела характер исповеди, а в восточных поэмах вылилась в тоску поэта, в его возмущение против лицемерия и тупости, которые в эпоху реакции унижали достоинство человека.

Вражда с миром героев восточных поэм Байрона приобрела новое философское осмысление в швейцарской драме «Манфред». Трагедия графа Манфреда вызвана не столько столкновениям с людьми, которых он презирает, не столько крахом любви, сколько тем, что сам он не выдерживает собственный моральный суд. Трагическими для него становятся не обстоятельства, которые окружают, а его собственные чувства.

Но наиболее плодотворным стал «Итальянский» период творчества Байрона. Он поражает нас патетикой четвертой песни «Чайльд Гарольда», «Одами к Венеции», «Жалобами Тассо», озорными пародийными октавами «Беппо» и «Дон-Жуана», торжественной терциной «Пророчества Данте» и непринужденностью лирических стихотворений, классицистическими трагедиями и романтичными мистериями, стихотворной повестью «Остров», прозаическими трактатами.

Вероятно, это был период сознательных поисков, нацеленных на окончательное решение вопроса о назначении поэта в современном. Герои Байрона имеют отпечаток душевного величия, самоотверженности и внутренней сложности, свойственных прославленным персонажам Шекспира. Даже в классицистическом за своими средствами сатиры «Бронзовый возраст» Байрон изображает могучий и преисполненный противоречий образ Наполеона, близкого большим ворам и честолюбцам шекспировских трагедий.

Именно в «Дон-Жуане» Байрон выступает судьей морали и общественных отношений, выражает свое представление о родине, правящие круги которой силятся предоставить своей корыстолюбивой политике высокого морального и религиозного значения.

Я думаю, что все разнообразие творчества Байрона отражают его стремление к гармоничному и прекрасному идеалу мыслителей прошлого. Но действительность, в которой жил поэт, не могла стать почвой для поисков подобного идеала ни в жизни, ни в искусстве. Поэтому ощущения неосуществленных поисков и стали причиной дисгармонии как в миропонимании Байрона, так и в противоречиях мотивов его творчества.

Творчество Байрона

В годы перед эмиграцией, кроме восточных поэм, Байрон создает много стихов — как полных гражданского пафоса, так и лирических. Во всех его стихах переданы тончайшие движения душевного состояния поэта. В некоторых из них ощутимый сумм объясняется общественной обстановкой в Англии и обстоятельствами личной жизни Байрона.

Всего лирику поэта можно разделить на несколько тематических групп, самая из них — героико-бунтарская поэзия. Ведущими мотивами здесь «мировая скорбь» и одиночество, мятежный дух и несгибаемость в жизненных битвах. Именно в стихах этого типа определяется так называемый «байронический» тип героя — одинокий, свободолюбивый бунтарь с впечатлительной душой.

Читайте также:
Жизнь и творчество Джорджа Байрона: сочинение

В стихотворении «Прометей» (1816 г.) Байрон превозносит идеал героической личности, которая способна бросить вызов несправедливостям мира. В образе Прометея Байрон выделяет такие качества, как несгибаемая мужество и свободолюбие, гордый дух неповиновения, твердая воля, сочувствие к судьбе ближнего, а главное — неприятие деспотизма и тирании. Поэт воспевает подвиг того, кто «человечеству осветил дороги». Героизм трагического образа титана в том, что дух бунтарства способен преодолеть саму смерть.

Образ Прометея имеет и автобиографическое значение. Сам Байрон всегда хотел видеть себя «человеком с мраморным сердцем».

Отдельно следует отметить цикл стихотворений («Ода Наполеону», «Ода с французского», «Прощание Наполеона»), посвященных известному императору Франции, стал кумиром для многих молодых людей того времени. По моему мнению, очень показательно для Байрона было то, что поэт в своем творчестве обратился к этому образу уже после поражения Бонапарта.

И в «Паломничество Чайльд Гарольда», и в других произведениях поэт всегда был на стороне народов, которые отстаивали свою свободу в борьбе с наполеоновским войском. Но побежденный Бонапарт вызвал у поэта сочувствия, ведь он стал символом позитивных перемен, которые принесла с собой Великая французская революция. Итак, образ бывшего императора, на мой взгляд, олицетворяет трагедию несовершенное большого дела и одновременно является как бы предчувствием неотвратимых изменений, в которые Байрон верил.

Если говорить о лирические стихи Байрона, то они зачастую построены как горячие монологи. Художник ярко изображает внутренний мир лирического героя, стремится исследовать потаенные уголки его души, его чувства. Именно же мы по характеру есть много стихов из цикла «Еврейские мелодии», построенного по ветхозаветными мотивами. Одним из ярких образцов обращение Байрона к мотивам «мировой скорби» является стихотворение «Мой дух как ночь …».

Опираясь на библейский сюжет об изгнании из людинизлого духа, поэт предлагает свою, чисто романтическое решения конфликта. Его героями становятся жестокий мир и человеческая душа страдает от его образ. В Байрона демону скорби уподобляется сама душа человеческая, истощенная унынием и разочарованием:

Молю тебя, заплакать дай,

Потому распадется сердце из мук,

Оно в себе терпит давно,

Уже в нем доверху тяжелым образ;

Как не поможет пение, оно

От мук страшных порвется сразу.

Оба мотивы — «мировой скорби», и прометеевской духа неповиновения — стали основными в творчестве Байрона. Они продолжаются в его известной поэме «Паломничество Чайльд Гарольда».

Произведение написано в форме лирического дорожного дневника. Много эпизодов (особенно в первых песнях) является автобиографическими. Однако Чайльд Гарольд — не портрет автора, а обобщенный романтический персонаж.

Герой поэмы — молодой аристократ, глубоко разочарован в обществе, от которого уходит в другие края. Чайльд Гарольд охвачен мировой скорбью, как следует истинному романтику. Однако причины его одиночества довольно нечеткие и слишком общие:

Не жаль прошлого мне,

И море не страшит.

Нет у родной стороне

Один! Один! Кругом вода,

Вода без края и границ …

Никто меня там не упомянуто,

И я — никого тоже.

Герой Байрона не стремится примирения с обществом, однако он и не собирается искать пути для его преобразования. Интересно, что поэт, который благосклонно воспринимает романтическое одиночество своего героя как протест против норм и правил, совсем не признает безразличия Гарольда к окружающей жизни.

Мне кажется, именно поэтому поэт часто сам через лирического героя выражает мнения по поводу каких-то событий или явлений, образует в поэме своеобразную двоголосся — автора и героя.

Центральной темой поэмы является национально-освободительная борьба европейских народов. Наверное, именно поэтому Чайльд Гарольд не является участником описываемых событий, ведь настоящим героем первых песен поэмы является порабощенные народы Испании, Греции, Албании. Он лишь наблюдает за их борьбой, но наблюдает внимательно и пристально.

А также вместе с автором увлекается героическим испанским народом и рассуждает о великом прошлом когда-то непреодолимой, а сейчас униженной колыбели европейской культуры — Греции. Вместе с автором герой задумывается над причудами истории, пытается понять причины упадка некогда великих держав.

Рассказ о различных странах (Бельгии, Швейцарии, Португалии, Италии), полную горечи и одновременно восхищение, автор завершает описанием бескрайнего моря, которое является свидетелем бесконечного движения жизни.

Творчество Байрона была важнейшим этапом в истории европейской культуры. Сочетание в его поэзии скорби и иронии, свободолюбия и разочарования в жизни, воспевание свободной природы и естественных чувств — все это очень глубоко повлияло на развитие западной литературы того времени.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: