Белинский: основоположник русской критической литературы: сочинение

Белинский: основоположник русской критической литературы: сочинение

Основоположник русской реалистической эстетики и литературной критики

210 лет со дня рождения русского литературного критика Виссариона Григорьевича Белинского

Виссарион Григорьевич Белинский родился 11 июня (30 мая) 1811 года в Финляндии, в Свеаборге. Отец был флотским лекарем, затем – уездным врачом.

Детство прошло в маленьком городке Чембаре Пензенской губернии. Сейчас этот город называется Белинский. С 1938 года в городе действует Дом-музей (музей-усадьба) критика, куда входит комплекс зданий, связанных с детством Белинского.

На формирование характера «неистового Виссариона» повлияли резкость отца, вспыльчивость матери и религиозный фанатизм деда-священника.

Виссарион учился в Чембарском уездном училище, изучал творчество Карамзина, Хераскова, Державина, Сумарокова, Крылова и других русских писателей.

В 1925 году поступил в Пензенскую гимназию. Серьёзно увлёкся произведениями Державина и Жуковского, а больше всего – поэзией Пушкина.

Современники отмечали в своих воспоминаниях, что Белинский уже в те годы отличался оригинальностью и силой мысли, открыто выражал своё мнение, искал «правду жизни».

Бросив гимназию, в 1829 году Белинский едет в Москву и поступает в университет, на словесное отделение. Становится участником студенческого литературного «Общества 11 нумера». В 1830 году он прочитал здесь свою романтическую драму «Дмитрий Калинин». Произведение признано слабым в художественном плане, незрелым, но в нём отчётливо выражены антикрепостнические взгляды автора. Университет не мог не отреагировать: пьесу признали безнравственной. Белинскому грозили ссылка и лишение наследства.

В 1832 году его исключили из Московского университета – «по слабому здоровью и по ограниченности способностей».

Белинский знакомится с Николаем Надеждиным – издателем журнала «Телескоп» и литературного приложения к нему, газеты «Молва».

В 1833 году в «Телескопе» были опубликованы переводы из французских журналов, сделанные Белинским.

В том же году он становится участником литературно-философского кружка Н. В. Станкевича, где знакомится с трудами Канта, Фихте и Шеллинга. Позже он знакомится с теоретиком анархизма М. А. Бакуниным, с ним он изучал философскую систему Гегеля.

В 1834 году в газете «Молва» была напечатана первая большая статья Белинского – «Литературные мечтания». Этот труд иллюстрировал зрелость философских и эстетических взглядов автора. В ней Белинский опровергал привычные представления о литературе, объявлял их устаревшими, развенчивал прежние авторитеты.

Благодаря этой статье Белинский в одночасье становится ведущим литературным критиком. Эта статья открыла целую эпоху в истории русской критики.

В 1834–1836 годы Белинский работал в «Телескопе» и «Молве».

В тот период русская литература переходила от романтизма к реализму.

«Главой современной русской литературы» Белинский объявил Н. В. Гоголя, который лучше других показывает жизнь «во всей ее наготе и истине» (статья «О русской повести и повестях г. Гоголя»).

Белинский резко отзывается о литературно-критических материалах, публикуемых в «Московском наблюдателе», также характеризует петербургскую журналистику как реакционную.

Страдающий туберкулёзом, в 1837 году Белинский лечился в Пятигорске, где встречается с М. Ю. Лермонтовым.

В 1838–1839 Белинский – редактор «Московского наблюдателя». Выходят статьи Белинского «Бородинская годовщина» (1839), «Менцель, критик Гёте» (1840), «Горе от ума» (1840). Белинский реорганизовал журнал «Московский наблюдатель», но успеха тот не имел. Этот период в творчестве Белинского позже назовут «примирительным».

В 1839 году Белинский переезжает в Петербург, А. А. Краевский приглашает его в «Отечественные записки», где критик проработает вплоть до 1846 года.

В 1840 году Белинский сблизился с А. И. Герценом, И. С. Тургеневым, Н. А. Некрасовым. Он – признанный вождь реалистического направления отечественной литературы.

В период с 1840 по 1845 годы Белинский делал ежегодный обзор русской литературы. Был написан цикл из 11 статей – работа «Сочинения Александра Пушкина». Анализировал творчество М. Ю. Лермонтова, других русских писателей, делал обзоры, посвящённые театру.

Революционно-демократические взгляды Белинского выражены в статьях «Речь о критике» (1842) и «Парижские тайны» (1844).

В 1846 году Белинский уходит из «Отечественных записок» – из-за разногласий с Краевским.

Белинский серьёзно болен и живёт в постоянной нужде.

В 1847 году Н. А. Некрасов и И. И. Панаев приглашают Белинского возглавить критический отдел журнала «Современник». В нём были размещены годовые обзоры Белинского «Взгляд на русскую литературу 1846 года», «Взгляд на русскую литературу 1847 года», а также «Ответ «Москвитянину»». Белинский предложил свою концепцию истории реализма в русской литературе.

Последователи творчества Гоголя создали так называемую натуральную школу, которую возглавил Белинский. Натуральной школой был назван начальный этап развития критического реализма в русской литературе 1840-х годов. Белинский показал значение натуральной школы на примерах произведений А. И. Герцена, И. А. Гончарова, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, Д. В. Григоровича.

В 1847 году Белинский лечился за границей, где написал «Письмо к Гоголю» по поводу «Выбранных мест из переписки с друзьями» (1846).

В этом произведении Виссарион Белинский обнародовал своё «политическое завещание», а также по поводу произведения Гоголя отметил: «Что касается до нас, мы вывели из этой книги такое следствие, что горе человеку, которого сама природа создала художником, горе ему, если, недовольный своею дорогою, он ринется в чуждый ему путь. » и посоветовал Гоголю снова писать в реалистическом ключе, не забывая и о своём сатирическом даре.

В 1848 году в результате французской революции в России усилились полицейский надзор и цензурные ограничения. Белинского спас от тюрьмы уход из жизни в том же 1848 году.

Значение Белинского для развития русской литературной критики огромно.

На основе европейских философских учений он вывел объективные критерии искусства. Искусство по Белинскому – это «мышление в образах».

По содержанию искусство равно науке, но по форме они различны. Искусство в конкретно-чувственных образах, с помощью типов фиксирует действительность.

Высшая форма искусства – поэзия, искусство слова.

Пушкин в представлении Белинского – первый национальный поэт России, «поэт действительности». Поэзию Лермонтова характеризовал как «глубоко русскую», «бунтарскую», тоже глубоко национальную.

По достоинству оценил талант Н. В. Гоголя, А, И. Герцена, Н. А. Некрасова, И. С. Тургенева, И. А. Гончарова, Ф. М. Достоевского и других.

В своём творчестве Белинский соединил философское мышление, яркий критический талант и смелость революционного публициста. Он отчаянно боролся с крепостничеством, выступал за прогресс в обществе и за развитие реалистического направления в русской литературе.

Философ и литературный критик Г. В. Плеханов в своих сочинениях характеризовал Белинского как крупнейшего мыслителя европейского масштаба, как одну «из высоких философских организаций, когда-либо выступавших у нас на литературном поприще».

Читайте также:
Значение Белинского: сочинение

Прозвище «неистовый Виссарион» великому критику дал писатель и переводчик Н. А. Полевой, в 1837 году надписав для Белинского экземпляр своего перевода «Гамлета» Шекспира.

Цитаты из трудов Белинского:

«Пусть каждый выскажет свое мнение, не беспокоясь о том, что другие думают не так, как он. Надо иметь терпимость к чужим мнениям. Нельзя заставить всех думать одно. Опровергайте чужие мнения, не согласные с вашими, но не преследуйте их с ожесточением потому только, что они противны вам. («Взгляд на русскую литературу»).

«Самые живые национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отменение телесного наказания, введение, по возможности, строгого выполнения хотя тех законов, которые уже есть. Это чувствует даже само правительство (которое хорошо знает, что помещики делают со своими крестьянами и сколько последние ежегодно режут первых) – что доказывается его робкими и бесплодными полумерами в пользу белых рабов и комическим заменением однохвостного кнута трёххвостою плетью». («Письмо к Гоголю» по поводу «Выбранных мест из переписки с друзьями»).

«Пушкин был по преимуществу поэт, художник, и больше ничем не мог быть по своей натуре. Он дал нам поэзию, как искусство, как художество. Придет время, когда он будет в России поэтом классическим, по творениям которого будут образовывать и развивать не только эстетическое, но и нравственное чувство». («Статьи о Пушкине»).

Белинский о Печорине Лермонтова: «Этот человек не равнодушно, не апатично несет свое страдание: бешено гоняется он за жизнью, ища ее повсюду; горько обвиняет он себя в своих заблуждениях. В нем неумолчно раздаются внутренние вопросы, тревожат его, мучат, и он в рефлексии ищет их разрешения. ».

В. Белинский как основоположник русского критического реализма. Основные параметры его эстетической концепции.

Виссариона Григорьевича Белинского, дебютировавшего на страницах надеждинских изданий, по праву называют Пушкиным русской критики: «Как Пушкин поднял русское литературное развитие на небывалую высоту, так и Белинский явился человеком, создавшим настоящую, большую критику, универсальную, масштабную, идеологическую и художественную одновременно, – критику строгую, благородную…».

Это первый профессиональный критик. Его воздействие на литературу уникально. Он создает, вырабатывает новое направление – критический реализм.

Завершается период аристократического дворянского влияния на литературу. Начинается разночинский период.

Белинский – «флюгер, непостоянный критик»-его статьи противоречивы.

Сотрудничал с журналом «Телескоп» (редактор Н. Надеждин)

ЛИТЕРАТУРНО-ЭТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ БЕЛИНСКОГО (=КРИТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ):

1) Теоретическое обоснование 2-х способов воспроизведения жизни в искусстве:

– субъективный (пересоздание жизни по собственному идеалу)

– объективный (воспроизведение жизни со всеми подробностями)

В соответствии с этим разделение поэзии на реальную и идеальную.

2) Выработка признаков ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ:

– простота вымысла (внятность, реальность сюжета)

– совершенная истинность жизни

– народность – художественное выражение народного самосознания, образа мыслей и чувств народа

3) Диалектика «правды художественной» и «правды исторической» как основы критического метода

4) Закон замкнутости и обособления, т.е. понимание произведения как полной, целостной и законченной организации творческой мысли художника. Утверждение единства формы и содержания произведения и их соответствия друг другу.

5) Учение о типах (тип маленького человека,…)

Тип – отражение в художественной литературе общей для определенного круга явлений идеи.

Белинский настаивал, чтобы тип был индивидуализирован, живой, сложный.

Под пером Белинского русская критика обрела неповторимый национальный облик, стала синтетичной, вобрав в себя не только эстетико-литературные и этические проблемы, но и проблемы социальные, политические, историко-философские. В каждой статье Белинского отразились неповторимые черты его личности – независимость взглядов, темперамент страстного до одержимости, до жестокой суровости полемиста, неустанный поиск истины, вдохновленный огромной любовью к литературе и горячей верой в ее высокую общественную миссию.

В литературно-критической деятельности Белинского исследователи, как правило, выделяют 3 этапа:

1. «Телескопский». Белинский является ведущим критиком надеждинских изданий «Телескопа» и «Молвы». Ранний Белинский во многом «вырастает» из философской эстетики. Интенсивно развивающаяся русская литература побуждала обладающего острой интуицией критика преодолевать известную умозрительность и вырабатывать свое представление о живой плоти искусства.

2. Период «примирения с действительностью». В 1837 году после запрещения «Телескопа» и наступления мрачной поры в жизни Белинского, философские искания привели критика и его друзей к «встрече» с системой Гегеля. Это время напряженных и драматичных философско-эстетических раздумий, во многом плодотворных ошибок, результатом которых стало усвоение гегелевской диалектики и выход из «примирения».

3. «Петербургский» (период 40-х годов). Период открывается статьей «О стихотворениях Лермонтова» и завершается «Взглядом на русскую литературу 1847 года». Пафос деятельности критика в эти годы – философско-эстетическое обоснование русской литературы и ее истории с позиций реализма.

Уже первые «телескопские» выступления Белинского («Литературные мечтания», «О русской повести и повестях г. Гоголя», «Стихотворения Владимира Бенедиктова», «Стихотворения Кольцова», «О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя») стали мощным катализатором литературного процесса. «У нас нет литературы» – заявлял молодой критик.

В «Литературных мечтаниях» критик исходил из новых представлений о литературе, определяя ее как выражение «духа народа», его «внутренней жизни». В России, по мнению Белинского, не было словесности, которая органически развивалась бы на почве устного народного творчества.

Раскол между массой народа и образованными сословиями, произошедший в результате петровских реформ, привел к тому, что русское общество не стало выразителем внутренней жизни нации. Новая же русская литература началась подражанием и на этом пути прошла 2 периода – ломоносовский и карамзинский. Усилия по ее созданию не были напрасными: вслед за этими двумя этапами последовал «период пушкинский», отмеченный самобытностью.

В статье Белинского, несмотря на ее элегические мотивы, звучала уверенность, что «истинная эпоха искусства» в России непременно наступит, но для этого надо, «чтобы у нас образовалось общество, в котором бы выразилась физиономия могучего русского народа», и единственный путь к его созданию – просвещение.

В «телескопский» период своей деятельности Белинский оставляет в стороне выстраданное философской критикой представление о развитии и смене трех художественных форм (эпической, лирической и драматической, по Веневитинову; классической, романтической и синтетической формы искусства нового времени, по Надеждину) и развивает оригинальное учение о поэзии реальной и идеальной. По мнению критика, ошибочно считать, что идеальная поэзия не имеет опоры в реальности, однако сохраняя ее, она значительно расширяет права субъективности художника. К идеальному роду поэзии Белинский относит и ряд крупнейших явлений искусства нового времени – «Фауста» Гете, произведения Байрона, драматургию Шиллера.

На первый план в литературе как в западноевропейской, так и в русской, выходят прозаические жанры – роман и повесть, – жанры с повышенной социальной «зоркостью». Если в «Литературных мечтаниях» в качестве главного критерия оценки художественного творчества называлась народность, то теперь к нему добавляются еще три – «простота вымысла», «совершенная истина жизни» и «оригинальность».

Читайте также:
На посту: сочинение

Ранние статьи Белинского содержат общетеоретические постулаты философской критики о созерцательном характере художественного творчества, его бессознательности, которые перестают «работать» при обращении критика к современной художественной практике – к творчеству Пушкина, Кольцова и в особенности Гоголя. Белинский требует не столько целостного изображения действительности, сколько показа ее «как она есть», допуская при этом возможность ее субъективной оценки писателем. Всесторонне рассматривая литературные явления прошлого и настоящего, соотнося их, он вырабатывает методологию подлинно художественной критики, постепенно обогащаемой принципами историзма.

Эстетическое чувство Белинского не принимает произведений надуманных, вычурных.

Размышления над состоянием текущей русской журналистики подводили Белинского к важным для ее дальнейшего развития выводам: современный «толстый» журнал только тогда выполняет свое назначение, когда имеет определенное направление, стремится расширить круг читающей публики, становится «руководителем общества». В этих статьях были заложены основы последующей деятельности критика, отстаивавшего высокую художественность, правдивое изображение жизни в литературе, подлинную народность и гуманность.

Наиболее напряженным, противоречивым и сложным периодом в идейно-эстетическом развитии Белинского был конец 30-х-начало 40-х годов, когда критик, переживающий острый духовный кризис, испытал мощное воздействие философских и эстетических идей Гегеля.

На рубеже 1830-1840-х годов были опубликованы статьи, отразившие новые философско-эстетические позиции критика: «Гамлет, драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета», «Бородинская годовщина В. Жуковского…», «Очерки Бородинского сражения (воспоминания о 1812 годе). Сочинение Ф. Глинки», «Менцель, критик Гете», «Горе от ума… Сочинение М. Лермонтова».

В статьях Белинского рубежа 30-40-х годов складывается понимание произведения как целостного организма, выдвигается требование гармонической связи идеи с формой.

В эстетической позиции Белинского конца 1830-х годов содержалось немало ценного, связанного с осмыслением природы искусства, вопросов теории и методологии литературной критики. Критик продолжал борьбу против отвлеченности и дидактизма, за верное, правдивое изображение действительности, за простоту и естественность.

Белинский о значении руссской литературы (часть 1)

1. Белинский как литературный критик. Три основных периода литературно-критической деятельности Белинского.

Первый период литературно-критической деятельности Белинского.

Деятельность Белинского как литературного критики ясно распадается на три периода. Первый период захватывает время от начала его серьезной критической работы до увлечения Гегелем (с начала 1830-х годов до их конца). Второй период, с конца 1830-х годов, захватывает первые годы сороковых. В этот период времени Белинский находится под влиянием Гегеля. И, наконец, сороковые годы, до смерти, представляют третий период, когда великий критик увлекался идеями общественными и политическими.

Первый период деятельности Белинского совпал с участием его в журналах Надеждина. Надеждин был сам знаменитый, в свое время, критик, популярный профессор, поклонник и пропагандист «шеллингианства» и, наконец, друг Белинского.

Надеждин был учеником известного профессора Московского университета Каченовского, основателя «скептической школы» в науке русской истории. Этот «скептицизм», как научный прием, имел в свое время некоторое значение, так как помог русской исторической науке отделаться от многих фантастических построений, проверить подлинность источников. За свой скептицизм Каченовский был нелюбим современниками, – его ругали те, кому дорог был авторитет Карамзина. Со своим «скептицизмом», Каченовский часто вдавался в крайности: так он усомнился в подлинности «Слова о полку Игореве» .

Литературными выразителями этого скептицизма были Надеждин и сотрудник журнала «Телескоп» – Чаадаев. У Надеждина, как литературного критика, высказывается такое же отрицательное отношение к русской исторической жизни, как у Чаадаева, и, в то же время, основным эстетическим требованием его было требование «народности» в художественном творчестве. Получалось противоречие, из которого Надеждин никогда не вышел: он отрицал существование у нас литературы, отрицал смысл в русской исторической жизни, – и требовал какой-то «народности» от литераторов, требовал отказаться от европеизма и искать своего.

В применении к литературе, Надеждин свой скептицизм выразил тем, что отрицательно относился и к псевдоклассикам, и к современным писателям, которых называл «псевдоромантиками». Он требовал создания такого направления, в котором соединился бы истинный классицизм (античный) с истинным романтизмом (поэзия средних веков, к которой он относил и Шекспира). Человек образованный, ловко владевший пером, начитанный в философии и умевший обращаться с терминами, Надеждин, в свое время, производил впечатление своими статьями, в которых была и едкость остроумия, и свобода суждений. Он был один из самых строгих и несправедливых критиков Пушкина.

Из школы Надеждина вынес Белинский решительность и смелость суждения, требования народности от литературы, скептицизм к русской истории, шеллингианское понимание поэзии – и, к сожалению, несогласованность в самых основах своего миросозерцания.

Все эти особенности сказались в первой большой статье его «Литературные мечтания».

К этому же периоду относится много других статей Белинского, – лучшие: «О русской повести и повестях Гоголя», «О стихотворениях Баратынского, Кольцова, Бенедиктова», «О романах Лажечникова» и др.

Говоря о Гоголе, Белинский написал целую историю русской повести, сочинил рассуждение об идеальной и реальной поэзии. В Гоголе он в этот период признавал художника, который верно отражает действительность, признал «народность» его повести, их художественные красоты. Верный себе, Белинский превозносит «бессознательность» Гоголя, отсутствие моральных и иных тенденций и еще раз развивает свои взгляды на творчество и творца. «Способность творчества, – говорит он, – есть великий дар природы; акт творчества, в думе творящей, есть великое таинство, минута творчества есть минута великого священнодействия; творчество бесцельно с целью, бессознательно с сознанием, свободно с зависимостью». «Поэт – раб своего предмета, ибо не властен ни в его выборе, ни в его развитии, ибо не может творить ни по приказу, ни по заказу, ни по собственной воле, если не чувствует вдохновения, которое решительно не зависит от него».

Понятно, что, придерживаясь таких взглядов, Белинский должен был в это время восхищаться такими стихотворениями Пушкина, как «Поэт и Чернь», «Поэту», «Чернь», «Эхо».

Второй («примирительный») период литературной деятельности Белинского

Второй период умственного развития Белинского дал ему «систему», которая сразу внесла порядок в его миросозерцание. За эту «стройность» системы, в которой все так было ясно, все было решено, все на месте, Белинский и привязался к Гегелю. Теперь в его мыслях и статьях нет уже тех неясностей, несогласованностей, даже противоречий, которые были у него наследием надеждинской школы. В своих критических статьях стал он теперь настойчиво твердить о «разумности действительного», о наличности развития в историческом ходе русской жизни; еще настойчивее сделались теперь его попытки определить «дух» русского народа [7].

Читайте также:
На посту: сочинение

Наиболее типичными статьями этого периода были статьи: «Менцель, критик Гёте», «Очерки Бородинского сражения», «Горе от ума».

В первой из названных статей он защищает «действительность». Все, что есть, необходимо, – говорит он, – разумно и действительно. Посмотрите на природу, приникните с любовью к её материнской груди, прислушайтесь к биению её сердца – и увидите, в её бесконечном разнообразии, удивительное единство; в её бесконечном противоречии – удивительную гармонию. Кто может найти хоть одну погрешность, хоть один недостаток в творении Предвечного Художника? Кто может сказать, что вот эта былинка не нужна, это животное лишнее? Если же мир природы, столь разнообразный, – столь, по-видимому, противоречивый, так разумно действителен, то неужели высший его – мир истории – есть не такое же разумно-действительное развитие божественной идеи, а какая-то сказка, полная случайных и противоречащих столкновений между обстоятельствами? И однако же есть люди, которые твердо убеждены, что все идет в мире не так, как должно. Удивительно ли после этого, что история у них является то сумасшедшим, то смирительным домом, то темницею, наполненною преступниками, а не пантеоном славы и бессмертия, полным ликов представителей человечества, выполнителей судеб Божиих! Хороша история. Такие кривые взгляды, иногда выдаваемые за высшие, происходят от рассудочного понимания действительности, необходимо соединенного с отвлеченностью и односторонностью. «Рассудок» умеет только отвлекать идею от явления и видеть одну какую-нибудь сторону предмета; только «разум» постигает идею нераздельно с явлением и явление нераздельно с идеею и схватывает предмет со всех его сторон, по-видимому, одна другой противоречащих и друг с другом несовместных, – схватывает его во всей его полноте и цельности. И потому разум не создает действительности, а сознает ее, предварительно взяв за аксиому, что все, что есть, все то и необходимо, и законно, и разумно. Он не говорит, что такой-то народ хорош, а все другие, непохожие на него, дурны, что такая-то эпоха в истории народа, или человека – хороша, а такая-то дурна, но для него все народы и все эпохи равно велики и важны, как выражения абсолютной идеи, диалектически в них развивающейся.

Обращаясь к «действительности» в жизни, Белинский говорит: «Самые преступления, как бы они ни были ужасны, все это для него явления одной и той же действительности, выражающие необходимые моменты духа, или уклонения его от нормальности, вследствие внутренних и внешних причин». Он высмеивает тех историков, которые берутся говорить об «ошибках» великих исторических деятелей. C этой точки зрения он осуждает и Менцеля, критика Гёте.

В статье об «Очерках бородинского сражения» Глинки Белинский, стоя на своей излюбленной точке зрения, обращается к русской жизни и защищает разумность монархической власти, – её великое значение. «Царь есть наместник Божий, – говорит он, – а царская власть, замыкающая в себе все частные воли, есть преобразование единодержавия вечного и довременного разума». Все эти новые для критика идеи, даже патриотические настроения, не чуждые шовинизма, удивительно совпадают с мыслями Пушкина и настроением его патриотических од.

В статье о «Горе от ума» Белинский напал на автора за его стремление бороться с русскою «действительностью», а причину «горя Чацкого» увидел не в «уме», а в «умничаньи» [2, c.111].

Как поклонник гегелевской философии истории Белинский в этом периоде усиленно старался определить суть духа русского народа и провидеть его будущность в процессе дальнейшего развития человечества.

В его глазах страшно вырос Пушкин, как явление, органически связанное с многовековой русской литературой, как результат её развития.

«Чем более думали мы о Пушкине, – говорит Белинский, – тем глубже прозревали в живую связь его с прошедшим и настоящим русской литературы, и убеждались, что писать о Пушкине – значит писать о целой русской литературе”

Третий период деятельности Белинского как литературного критика

Самой заметной работой Белинского в третий период, созданный влиянием Герцена, было большое критическое исследование деятельности Пушкина в связи с его предшественниками, начиная с Ломоносова; ценны отдельные статьи о Лермонтове, Кольцове и, наконец, ряд годичных «обозрений» текущей русской литературы с 1844 по 1847-й год.

Цензурные условия времени не позволяли Белинскому быть откровенным с читателями, – приходилось «отводить душу» в интимных беседах, а печатно лишь говорить намеками и общими фразами.

Белинский теперь резко порывает со своей недавней «примирительностью», переходя к резкой критике русской и общемировой действительности. Взгляд его на значение литературы меняется. Во втором периоде он проповедовал лояльность существующим порядкам, но теперь зовёт деятельно влиять на них с целью полного слома. Активная общественная позиция – теперь главное для него. «В наше время, – писал он в 1843 г., – искусство и литература больше, чем когда-либо прежде, сделались выражением общественных вопросов, потому что в наше время эти вопросы стали общее, доступнее всем, яснее, – сделались для всех интересом первой степени, стали во главе всех других вопросов» .

В 1848 году, незадолго до смерти, Белинский писал еще решительнее: «Поэт – прежде всего, человек, потом гражданин своей земли, сын своего времени. Он и должен служить времени. Поэт должен выражать не частное и случайное, но общее и необходимое, которое дает колорит и смысл всей его эпохе». С другой стороны, это заключение и критику ставит обязанность объяснять писателя «из его времени». «Исключительно эстетическая критика, – продолжает Белинский, – потеряла всякий кредит – на смену ей пришла критика историческая» [4, c.86].

Таким опытом «исторической критики» было его новое исследование о Пушкине. Теперь Пушкин, в глазах Белинского, несколько опускается, для него теперь это только – великий поэт-художник, озаренный гуманными идеалами, наделенный тонким чувством изящного. Он сделал для русской поэзии великое дело, облагородив ее истинной красотой, но этим и кончилась его миссия. Теперь Белинский «старается извинить» Пушкина за его стихотворения «Поэту», «Поэт и Чернь», – ошибочно видя в них полное и единственное p «исповедание веры» Пушкина, его взгляд на поэзию и значение поэта. Он «извиняет» поэта историческими причинами, условиями его жизни и т. д.

2. Значение Белинского в истории русской критики

Пестро и разнообразно содержание работ Белинского. Он много писал относительно сочинений Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Грибоедова; по выражению Аполлона Григорьева, «имя Белинского, как плющ, обросло четыре поэтических венца, – четыре великих и славных имени сплелось с ними так, что, говоря о них, как об источниках современного литературного движения, постоянно бывает в необходимости говорить о нем, – высокий удел, данный судьбой немногим из критиков, едва ли даже, за исключением Лессинга, данный не одному Белинскому».

Читайте также:
Значение Белинского: сочинение

Но, кроме оценки сочинений названных писателей, говорил Белинский о многих других писателях, старых и современных ему. Он перебрал всех вожаков русской литературы XVIII и начала XIX вв.: говорил не раз о Ломоносове, Кантемире, Державине, Карамзине, Крылове, Жуковском, Батюшкове, о старших современниках своих – Баратынском, Кольцове, Языкове, Лажечникове, Одоевском, Марлинском, – о младших: Ап. Майкове, Достоевском, Тургеневе, Некрасове.

Исполняя обязанности «присяжного» критика, он следил за всякой литературной новинкой своего времени, и среди авторов, им оцененных, найдется много таких, имена которых нам теперь незнакомы. В своих всегда содержательных статьях он обстоятельно разработал много идей самого различного характера: касался он и эстетики, и театра, и общественных вопросов, и философии, и науки.

Иногда по поводу пустой книжонки Белинский высказывал захватывающие мысли, которые покоряли читателя, главным образом, благодаря страстности их тона и убеждения. Отличительная черта Белинского – не столько глубина содержания критических мыслей, сколько страстность. Он сам говорил, что его лучшие работы – «импровизации», что, отдавшись вдохновению, он чувствовал себя, как будто на кафедре, в роли горячего оратора. Он сам признает, что он – прирожденный памфлетист, что полемика – его стихия.

И действительно, в этой страстности, в этой энергичной вере в истину своих слов, пусть даже эта истина у него то и дело менялась – тайна влияния Белинского на умы современников. У него, в сущности, не так много оригинального. Он многое повторил из того, что сказано было его ближайшими предшественниками, например Надеждиным, но никто не сумел так горячо, проникновенно говорить с читателями, как Белинский. Когда вы перечитываете Белинского, вы не всегда с ним соглашаетесь, вы можете отыскать у него противоречия, обмолвки, даже фактические неточности, – но всё это не охраняет вас от обаяния искреннего горячего убеждения. Современники верили, что каждая строка Белинского была «написана кровью». До него в России не было критиков, писавших с таким воодушевлением [3, c.107].

Русская критика начала свое существование со времен появления Карамзина. Критические разборы Ломоносова, Тредиаковского, Сумарокова, – эти споры о словах, смешанные с личными выходками, – имеют мало значения в истории нашей критики. Лишь когда Карамзиным был совершен литературный переворот, началась у нас принципиальная критика. Враги Карамзина, старые псевдоклассики, не успели еще печатно защитить себя от карамзинского сентиментализма, как народился у нас романтизм Жуковского, потом Пушкина. Самая горячая борьба разгорелась, как раз, около имени Пушкина. Его первые поэмы «Руслан и Людмила», «Кавказский пленник» и «Бахчисарайский фонтан» (с предисловием Вяземского) вызвали у вас оживленную полемику о «романтизме». Врагами «романтизма» выступили «классики» Мерзляков, Каченовский, Катенин, отчасти Надеждин. Защитниками – кн. Вяземский, Бестужев, Веневитинов, Полевой. Спор вышел довольно бестолковый, часто переходивший на личную почву, но все-таки много выяснивший. «Романтики» перекричали «классиков», – и романтизм, как художественная школа, не только получил у нас права гражданства, но и окончательно задавил ложный классицизм. Особенно большую роль в этой победе сыграл талантливый публицист, широко образованный Полевой. Он принес к вам «теорию романтизма» и сделался его главным застрельщиком. Но Пушкин, в эти дни торжества романтизма, поднялся уже до художественного «реализма». На помощь ему явился Гоголь со своими повестями и комедиями, – и Полевой оказался старовером. Тогда и выступил на сцену Белинский [5, c.190].

Его главное значение в истории русской критики заключается в том, что он:

1) разъяснил современникам высокую поэзию «реалистической» литературы и этим облегчил современникам понимание Пушкина и Гоголя. Явившись сам, как литературное следствие деятельности обоих великих ваших писателей, он отплатил им тем, что объяснил их величие современникам. Благодаря ему, они выросли в русском самосознании, – их вернее поняли, оценили. Этим облегчена была им возможность более глубокого влияния на последующую русскую литературу. Впрочем, мы видели, что оценки Белинского далеко не всегда были верны: так, ширина пушкинского миросозерцания не уместилась в его одностороннем уме.

2) в русскую критику Белинский внес определенные эстетические, философские и общественные основы;

3) он сделал из критики, живую общественную силу, внеся жгучую струю отзывчивости к политической жизни. Благодаря этому, писатель у нас сделался «общественным деятелем» – факт, который, однако, имел как положительные, так и отрицательные стороны;

4) «эстетическую» критику Белинский заменил «исторической»;

5) его значение велико и как личности. Не имея возможности в печати высказывать свои убеждения, он сумел в своем интимном кружке влиять на литературную молодежь своим горячим словом: вот почему ученики Пушкина и Гоголя в литературном отношении, такие писатели, как Тургенев, Гончаров, Некрасов и многие другие, сделались учениками Белинского в идейном отношении. Но и это влияние поверхностной, переменчивой натуры оказалось во многом не к добру.

Гоголь, Белинский и Пушкин шли по разным путям человеческого самосознания. Гоголь, в своих исканиях истины, шел узким путем самоуглубления, питался исключительно «своими соками», не освежая их, не пополняя их «влияниями извне». Белинский совсем не занимался «душевным делом», – и жил только чужими влияниями, широко и свободно черпая их из жизни русской и западноевропейской интеллигенции и меняя их попеременно. Пушкин в своей жизни соединил оба эти пути: его внутренняя работа органически слилась с широким и, в то же время, осторожным изучением чужих мыслей, чужого ума. И Гоголь, и Белинский отразили две крайние стороны русской души: первый – тяготение к самоанализу, к «внутреннему деянию» (древняя Русь, русское сектантство, учения Толстого), а второй – легкость увлечения «последним словом», пришедшим «извне», (XVII и особенно весь XVIII, начиная с реформы Петра, философские и политические увлечения XIX века). Эти «увлечения» всегда легко отрывали русских людей от одних «авторитетов», чтобы безотчетно-рабски подчинить их другим. Из «скрещения» всех этих «воздействий» Пушкина, Гоголя и Белинского – воздействий литературных и идейных сложилось все содержание, характер, особенности и идеалы русской литературы XIX-го столетия.

Критика Белинского

Вернуться на предыдущую страницу

XIX столетие – «Золотой век» русской литературы, а также период становления классической художественной критики.

Читайте также:
На посту: сочинение

Ее основоположником и одним из самых ярких представителей является Виссарион Григорьевич Белинский.

Литературно-публицистическая деятельность В.Г.Белинского пришлась на непростое время – жесткий цензурный гнет, отсутствие свободы для творчества. Но, не смотря на это, ему удавалось работать много и плодотворно.

Большую часть творческого наследия В.Г.Белинского составляют критические статьи, рецензии и обзоры. Среди наиболее известных публикаций – «Литературные мечтания», «Ничто о ничем, или Отчет г. издателю Телескопа за последнее полугодие (1835) русской литературы», «О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя»» и другие. Как литературный критик В.Г.Белинский разработал теорию реализма, ввел в обращение новые терминологические единицы, ставшие базовыми при оценке любого литературного произведения (народность, верность характеру героя, современность и т.д.). Особого внимания заслуживают его монографии, посвященные крупнейшим писателям «Золотого века» – А.С.Пушкину, М.Ю.Лермонтову, Н.В.Гоголю.

Русская литература

  • Мысли и заметки о русской литературе
  • Основания русской грамматики

Рецензии и заметки

  • Аббаддонна. Сочинение Николая Полевого. Мечты и жизнь. Были и повести, сочиненные Николаем Полевым
  • Аббаддонна. Сочинение Николая Полевого. Издание второе
  • Алексей Васильевич Кольцов
  • Альф и Альдона. Соч. Н. Кукольника
  • Антология из Жан Поля Рихтера.
  • Арабески. Н. Гоголя. Миргород. Н. Гоголя.
  • Аристократка, быль. рассказанная Л. Брантом
  • Балакирева полное собрание анекдотов шута, бывшего при дворе Петра Великого
  • Басни И. А. Крылова.
  • Басни Ивана Крылова [1840] 22k
  • Басни и апологи И. И. Дмитриева
  • Бернард Мопрат, или перевоспитанный дикарь, сочинение Жорж Занд, (Г-жи Дюдеван)
  • Библиографическое известие
  • Библиографические и журнальные известия
  • Библиотека романов и исторических записок, издаваемая книгопродавцем Ф. Ротганом.
  • Борис Годунов. Трагедия. М. Лобанова
  • Браво, или Венецианский бандит.
  • Были и небылицы казака Луганского
  • Валерий и Амалия, или Несчастное семейство. Повесть Алексея Тимофеева
  • Вастола, или Желания. Соч. Виланда.
  • Введение в философию. Сочинение. Карпова
  • Великолепное издание “Дон Кихота”
  • Виндсорские кумушки. Комедия в пяти действиях Шекспира.
  • Виргиния, или Поездка в Россию. А. Вельтмана. Сердце и думка. Приключение. Соч. А. Вельтмана
  • Владимир и Юлия, или Любовь девушки в шестнадцать лет. Роман. Сочинение Федора К. ср. на
  • Всеобщее путешествие вокруг света. составленное Дюмон-Дюрвилем.
  • В тихом озере черти водятся. Старая русская пословица в лицах и в одном действии. Федора Кони
  • Вторая книжка “Современника”
  • Вчера и сегодня. Литературный сборник, составленный гр. В. А. Соллогубом.
  • Гадательная книжка. Чудесный гадатель узнает задуманные помышления.
  • Гайдамаки. Поэма Т. Шевченка
  • Гамлет, принц датский. Сочинение Виллиама Шекспира.
  • Гамлет. Трагедия В. Шекспира, перевод А. Кронеберга.
  • Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова
  • Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова
  • Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова
  • Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова. Издание третье.
  • Герой нашего времени. Сочинение М. Лермонтова. Издание третье.
  • Грамматические разыскания. В. А. Васильева.
  • Два призрака. Роман. Соч. Ф. Фан-Дима
  • Дедушка русского флота
  • Действительное путешествие в Воронеж. Сочинение Ивана Раевича
  • Демон стихотворства. Соч. В. Не. го
  • Денница ново-болгарского образования. Сочинение Василия Априлова
  • Дитя поэзии. Стихотворения Михаила Меркли
  • Довмонт, князь псковский. Соч. А. Андреева.
  • Драматические сочинения и переводы Н. А. Полевого. Две части
  • Драматические сочинения и переводы Н. А. Полевого. Часть третья
  • Драматические сочинения и переводы Н. А. Полевого. Часть четвертая
  • Дурацкий колпак
  • Душенька, древняя повесть И. Богдановича
  • Жертва. Сочинение г-жи Монборн
  • Жизнь и похождения Петра Степанова сына Столбикова. Рукопись XVIII века
  • Жизнь, как она есть. Записки неизвестного, изданные Л. Брантом.
  • Журналистика
  • Журнальная заметка
  • Журнальная заметка
  • Журнальные и литературные заметки
  • Записки Александрова (Дуровой).
  • Записки о походах 1812 и 1813 годов, от Тарутинского сражения до Кульмского боя
  • Ижорский. Мистерия
  • Изгнанник, исторический роман из смутных времен Богемии, в продолжении Тридцатилетней войны
  • “Илиада” Гнедича
  • Импровизатор, или Молодость и мечты италиянского поэта. Роман датского писателя Андерсена.
  • Искатель сильных ощущений. Сочинение Каменского
  • История государства Российского, сочинение Н. М. Карамзина
  • История князя Италийского, графа Суворова Рымникского, генералиссимуса российских войск. Сочинение Н. А. ПолевогоКритика
  • История о храбром рыцаре Францыле Венциане и о прекрасной королевне Ренцывене
  • История России в рассказах для детей. Сочинение Александры Ишимовой
  • И то и сё, или Собрание сочинений в стихах и прозе. М. Д.
  • Казаки. Повесть Александра Кузьмича
  • Калеб Виллиамс. Сочинение В. Годвина
  • Кальян. Стихотворения Александра Полежаева. Арфа. Стихотворения Александра Полежаева
  • Карманный песенник
  • Карманный словарь иностранных слов. издаваемый Н. Кирилловым
  • Конек-горбунок. Русская сказка. Сочинение П. Ершова
  • Кот Мурр. Сочинение Э.-Т.-А. Гофмана. Перевод с немецкого Н. Кетчера
  • Краткая история Крестовых походов. Перевод с немецкого
  • Краткая история Франции до Французской революции. Сочинение Мишле.
  • Ластовка. . Собрал Е. Гребенка. Сватанье. Малороссийская опера в трех действиях. Сочинение Основьяненка
  • Ледяной дом. Сочинение И. И. Лажечникова. Басурман. Сочинение И. Лажечникова
  • Литературная хроника (“Современник”. Том девятый)
  • Литературное объяснение
  • Литературные и журнальные заметки
  • Литературные и журнальные заметки. Несколько слов “Москвитянину”
  • “Макарьевская” литература
  • Мелкие рецензии 1835 г.
  • Мелкие рецензии 1839 года
  • Мелкие рецензии 1845 года
  • Месяцеслов на (високосный) 1840 год. Памятная книжка на 1840 год
  • Метеор, на 1845 год.
  • Мечты и звуки Н. Н.
  • Михаил Васильевич Ломоносов. Сочинение Ксенофонта Полевого
  • Митя (,) купеческой сынок. Рассказ. Соч. Г..
  • Молодая сибирячка. Истинное происшествие. Перев. с французского А. Попова
  • Москва. Три песни Владимира Филимонова
  • Москве благотворительной. Ф. Глинки
  • Московские записки
  • Мусташ. Сочинение К. Поль де Кока
  • Мысли Паскаля
  • Наль и Дамаянти. Индейская повесть В. А. Жуковского.
  • Наследница. Сочинение П. Сумарокова.
  • На сон грядущий
  • Наталия. Сочинение госпожи ***.
  • Начертание русской истории для училищ. Сочинение профессора Погодина
  • Наши, списанные с натуры русскими
  • Наши, списанные с натуры русскими. Уральский казак. Соч. В. И. Даля
  • Недовольные. Соч. М. Н. Загоскина.
  • Непостижимая. Владимира Филимонова
  • Несколько слов о фельетонисте “Северной пчелы” и о “Хавронье”.
  • Новое Не любо – не слушай, а лгать не мешай. Две гробовые жертвы, Рассказ Касьяна Русского
  • Новые досуги Федора Слепушкина
  • Ночь на рождество Христово. Русская повесть девятнадцатого столетия
  • Ночь. Сочинение С. Темного.
  • Общая реторика Н. Кошанского. Издание девятое.
  • О господине Новгороде Великом. А. В.
  • Одесский альманах на 1840 год
  • О жизни и произведениях сира Вальтера Скотта. Сочинение Аллана Каннингама.
  • Оливер Твист. Роман г-на Диккенса (Boz)
  • Ольга. Быт русских дворян в начале нынешнего столетия. Сочинение автора “Семейства Холмских”
  • Оперы и водевили, переводы с французского Дмитрия Ленского.
  • О развитии изящного в искусствах и особенно в словесности. Сочинение Михаила Розберга.
  • Осада Троице-Сергиевской лавры, или Русские в 1608 году. Александра С***
  • Осенний вечер. Изданный В. Лебедевым.
  • “Осужденный”. Повесть А. Крылова
  • Отелло, фантастическая повесть В. Гауфа.
  • От Белинского
  • О характере народных песен у славян задунайских. Набросано Юрием Венелиным.
  • Очерки жизни и избранные сочинения Александра Петровича Сумарокова. изданные Сергеем Глинкою. Часть I.
  • Очерки жизни и избранные сочинения Александра Петровича Сумарокова, изданные Сергеем Глинкою. Часть вторая и третья
  • Пантеон русского и всех европейских театров. Март. No 3
  • Париж в 1838 и 1839 годах. Соч. Владимира Строева
  • Парижская красавица. Роман К. Поль де Кока
  • Парижские тайны. Роман Эжена Сю. Перевел В. Строев.
  • Песни Т. м. ф. а. Елисавета Кульман. Фантазия. Т. м. ф. а.
  • Повеса, или Как ведут себя до женитьбы. Оригинальный русский роман
  • Повесть Ангелина. Сочинение Николая Молчанова
  • Повести А. Вельтмана
  • Повести Безумного
  • Повести и предания народов славянского племени. (,) изданные И. Боричевским
  • Повести и рассказы П. Каменского
  • Повести Марьи Жуковой. Суд сердца. Самопожертвование. Падающая звезда. Мои курские знакомцы
  • Повесть о приключении английского милорда Георга. М. К.
  • Подарок на новый год. Две сказки Гофмана. Детская библиотека. Соч. девицы Тремадюр. Разговоры Эмилии о нравственных предметах. Миниатюрный альбом для детей.
  • Полное собрание сочинений Фаддея Булгарина.
  • Портретная и биографическая галерея словесности, художеств и искусств в России. I. Пушкин и Брюллов (Портреты — Соколова)
  • Посельщик. Сибирская повесть. Соч. Н. Щ.
  • Практическая русская грамматика, изданная Николаем Гречем
  • Предки Калимероса. Александр Филиппович Македонский.
  • Призвание женщины. С английского
  • Провинциальная жизнь (Ольский). Сочинение Егора Классена
  • Провинциальные бредни и записки Дормедона Васильевича Прутикова.
  • Прокопий Ляпунов, или Междуцарствие в России.
  • Просодическая реформа
  • Путеводитель в пустыне, или Озеро-море. Роман Джемса-Фенимора Купера.
  • Путевые записки Вадима
  • Разговор. Стихотворение Ив. Тургенева (Т. Л.).
  • Размышления по поводу некоторых явлений в иностранной журналистике
  • Разные повести
  • Регентство Бирона. Повесть. Соч. Константина Масальского. Граф Обоянский. Соч. Н. Коншина. Шигоны.
  • Рейнские пилигримы. Соч. Бульвера.
  • Репертуар русского театра, издаваемый И. Песоцким. Книжки 1 и 2, за генварь и февраль. Пантеон русского и всех европейских театров. Часть I
  • Репертуар русского театра, издаваемый И. Песоцким. Книжки 1 и 2 за январь и февраль. Пантеон русского и всех европейских театров. Часть I и Ii
  • Репертуар русского театра. (,) Издаваемый И. Песоцким. Третья книжка. Месяц март.
  • Речи, произнесенные в торжественном собрании императорского Московского университета, 10-го июня, 1839.
  • Речь об истинном значении поэзии, написанная. А. Метлинским
  • Рецензии 1835 г.
  • Рецензии 1835 года
  • Рецензии, январь – апрель 1836 г.
  • Рецензии 1838 г.
  • Римские элегии. Сочинение Гете. Перев. А. Струговщикова
  • Робинзон Крузе. Роман для детей. Сочинение Кампе
  • Руководство к познанию древней истории для средних учебных заведений, сочиненное С. Смарагдовым.
  • Руководство к познанию теоретической материальной философии. Сочинение Александра Петровича Татаринова.
  • Русская беседа, собрание сочинений русских литераторов, издаваемое в пользу А. Ф. Смирдина. Том I
  • Русская грамматика Александра Востокова.
  • Русская драматическая литература.
  • Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого
  • Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого
  • Русская история для первоначального чтения. Сочинение Николая Полевого. Часть третья
  • Русские журналы
  • Русские народные сказки. Часть первая
  • Секретарь в сундуке (,) или Ошибся в расчетах. Водевиль-фарс. В двух действиях. М. Р. Три оригинальные водевиля.
  • Сельское чтение.
  • Сельское чтение, книжка вторая.
  • Сельское чтение. Книжка первая, составленная В. Ф. Одоевским и А. П. Заблоцким. Издание четвертое.
  • Семейство, или Домашние радости и огорчения. Роман шведской писательницы Фредерики Бремер.
  • Сицкий (,) капитан фрегата. Сочинения князя Н. Мышицкого
  • Сказания русского народа, собранные И. Сахаровым. Том первый
  • Сказка за сказкой. I. Сержант Иван Иванович, или Все за одно. Исторический рассказ Н. В. Кукольника
  • Сказка о Марье Маревне, кипрской царевне, и Иванушке дурачке, русском мужичке. Жар-птица и сильный могучий богатырь
  • Сказка за сказкой. Том II
  • Собрание сочинений Михаила Васильевича Ломоносова
  • Собрание стихотворений Ивана Козлова
  • Современник. Том одиннадцатый. Современник. Том двенадцатый
  • Современник. Том десятый
  • Современные исторические труды в России. Письма А. В. Александрова к издателю “Маяка”
  • Сочинения в прозе и стихах, Константина Батюшкова
  • Сочинения Гете, (.) Выпуск I
  • Сочинения Гете. Выпуск 2
  • Сочинения Державина
  • Сочинения Константина Масальского.
  • Сочинения Н. А. Коровкина
  • Сочинения Николая Гоголя
  • Сочинения Николая Греча.
  • Сочинения Основьяненко
  • Сочинения Платона. часть II-я
  • Способ к распространению шелководства. Я. Юдицкого
  • Старинная сказка об Иванушке-дурачке, рассказанная московским купчиною Николаем Полевым.
  • Статьи и рецензии (1843-1845)
  • Стихотворения Александра Вердеревского
  • Стихотворения Алексея Кольцова
  • Стихотворения Владимира Бенедиктова. Вторая книга.
  • Стихотворения Владимира Бенедиктова. Спб., 1842
  • Стихотворения графини Б. Ростопчиной
  • Стихотворения Димитрия Сушкова
  • Стихотворения Владимира Бенедиктова. Второе издание
  • Стихотворения Владислава Горчакова
  • Стихотворения Милькеева
  • Стихотворения М. Лермонтова
  • Стихотворения М. Лермонтова
  • Стихотворения В. Жуковского. Том девятый.
  • Стихотворения Петра Штавера..
  • Стихотворения Эдуарда Губера.
  • Сто русских литераторов. Издание книгопродавца А. Смирдина. Том первый.
  • Странный бал, повесть из рассказов на станции, и восемь стихотворений. Сочинение В. Олина
  • Страсть сочинять, или “Вот разбойники. ” Водевиль. Переделанный с французского Федором Кони
  • Студент, артист, хорист и аферист
  • Сцены на море. Сочинение И. Давыдова
  • Сын актрисы. Роман
  • Сын жены моей. Сочинение Поль де Кока.
  • Тайна жизни. Соч. П. Машкова.
  • Таинственный монах, или некоторые черты из жизни Петра I
  • Тарантас. Сочинение графа В. А. Соллогуба
  • Тоска по родине. Повесть. Сочинение М. Н. Загоскина
  • Тысяча и одна ночь, арабские сказки
  • Тысяча и одна ночь, арабские сказки
  • Уголино. Сочинение Николая Полевого
  • Упырь. Сочинение Краснорогского
  • Утренняя заря, альманах на 1841 год, изданный В. Владиславлевым. Третий год.
  • Утренняя заря, альманах на 1840 год, изданный В. Владиславлевым.
  • Утренняя заря, альманах на 1843 год, изданный В. Владиславлевым
  • Физиология Петербурга
  • Фритиоф, скандинавский богатырь. Поэма Тегнера в русском переводе Я. Грота
  • Хмельницкие, или присоединение Малороссии
  • Художник. Т. м. ф. а.
  • Цветы музы. Сочинение Александра Градцева
  • Цын-Киу-Тонг (,) или Три добрые дела духа тьмы. Фантастический роман в четырех частях, Р. Зотова
  • Человек с высшим взглядом, или Как выйти в люди. Сочинение Е. Г.
  • Шапка юродивого, или Трилиственник. Соч. Зотова
  • Эдмонд и Констанция. Сочинение Поль де Кока
  • Ярчук (,) собака-духовидец. Сочин. Александрова (Дуровой)
Читайте также:
Значение Белинского: сочинение

Помимо литературной критики, В.Г.Белинский на протяжении всей жизни был увлечен театром. Он автор таких статей, как «И мое мнение об игре г. Каратыгина», «Гамлет, драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета» и других. Считая театральные подмостки зеркалом общества, он рассматривал спектакли так же, как литературные произведения, сквозь литературно-эстетическую призму.

Все статьи В.Г.Белинского отличаются полемичностью: он не просто высказывал свою точку зрения, но и умело аргументировал ее, ставил острые вопросы, призывая читателей и коллег к диалогу. Очень часто он поднимал тему о роли и предназначении литературных критиков, поскольку был убежден, что человек, пишущий о литературе и для литературы, –не просто рецензент, «советчик» для читателя. Критик, по мнению В.Г.Белинского, находится на одном корабле с писателями и поэтами, а потому должен вместе с ними анализировать и обличать нравственные и эстетические проблемы общества.

В.Г.Белинский оказал существенное влияние на художественную критику как профессию и, по праву, удостоен титула ее основоположника.

Театральная критика

“Проект Культура Советской России” 2008-2010 © Все права охраняются законом. При использовании материалов сайта вы обязаны разместить ссылку на нас, контент регулярно отслеживается.

В.Г.Белинский — величайший русский критик 19 века

Величайшим представителем всей русской критики 19 века считается Виссарион Григорьевич Белинский (1811—1848). Именно он является подлинным создателем русской литературной критической мысли. До появления этого автора критические выступления зачастую сводились к банальному пересказу сюжета и его однобокой оценке исходя из личных предпочтений автора или выявлению стилистических недочетов в произведениях. Литературные площадки 18 века зачастую становились местом для сведения счетов между критиками.

В.Г.Белинский же выступил универсальным и оригинальным критиком, поднявшим русскую критику на небывалую до этого высоту, органично соединив глубокую теоретическую «проработку» произведения с ее художественным изложением в виде статьи или заметки. Он отличался независимостью взглядов, идейной принципиальностью, горячей полемичностью, за что и получил прозвание «Неистовый Виссарион». Принципиальность литературных воззрений писателя подтверждает и то, что произведения одних и тех же авторы могли получить у него различную оценку. Например, очень противоречивое отношение сложилось у него к Гоголю.

Читайте также:
На посту: сочинение

Литературно-критическая деятельность Белинского

В творчестве критика принято выделять 3 периода:

  • «телескопский» период (1834 – 1836), когда он работал в изданиях Надеждина «Телескоп» и «Молва»;
  • период «примирения с действительностью» (1837 – осень 1840), самая мрачная пора в жизни критика, в это время критик был увлечен идеями Гегеля;
  • «петербургский» период (1841 – 1848), открывающийся статьей «О стихотворениях Лермонтова» и заканчивающийся обзором «Взгляд на русскую литературу 1847 года», время своеобразного подведения итогов, осмысления путей русской культуры и утверждение реализма как ведущего жанра в русской литературе.

«Телескопский» период в творчестве В.Г.Белинского — критерии оценки произведения

В 1834 году, выступив с циклом статей «Литературные мечтания», критик мгновенно выделился из ряда критиков, открыто выступая против литературных кумиров 1830-х годов – Бестужева-Марлинского и Бенедиктова – и критикуя признанные авторитеты прошлого.

восклицал он, считая всю русскую литературу подражательной (ломоносовский и карамзинский периоды), поскольку она не опиралась на «дух народа», его «внутреннюю жизнь».

Самобытность он признавал только за «пушкинским» периодом, относя к нему также Державина, Крылова, Грибоедова.

В статье «О русской повести и повестях г. Гоголя» (1835) критик подразделяет поэзию на два вида – реальную и идеальную.

  • Идеальная поэзия, по его мнению, опирается на реальность, значительно расширенную субъективным мировосприятием художника.

К такой поэзии он относит античную поэзию, «Фауста» Гете, творчество Байрона и Шиллера.

  • Реальная же поэзия целиком воспроизводит действительность со всеми «подробностями, красками и оттенками» (Сервантес, Шекспир, В.Скотт, Пушкин,Гоголь).

Реальная поэзия, по мнению Белинского, созвучна эпохе, в которой

«проза жизни глубоко проникла в самую поэзию жизни»,

поэтому наиболее популярны стали крупные прозаические жанры – роман и повесть.

Белинский-критик выводит свои критерии оценки уровня художественного произведения:

  • народность,
  • «простота вымысла»,
  • «совершенная истина жизни»
  • и «оригинальность».

Считая главной задачей художника показать действительность, он призывал к «беспощадной откровенности» реальной поэзии, где

«жизнь является как бы на позор, во всей наготе, во всем ее ужасающем безобразии и во всей ее торжественной красоте».

Полемичны статьи критика «Стихотворения Владимира Бенедиктова» (1835) и «Стихотворения Кольцова» (1835), в которых критик противопоставляет стихам признанного мэтра поэзию мало кому известного Кольцова. Автор выступал против «вычурной» поэзии, лишенной, по его мнению, органичности и естественности. Впрочем, жизнь показала, что его оценки популярного в то время Бенедиктова, которого современники ставили выше Пушкина, чрезвычайно резки: поэт не заслуживал столь резких суждений

Статья «О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя» (1836) является итогом размышлений автора о сущности литературного ремесла. Отвечая на статью Шевырева «Словесность и торговля»,

Критик протестует против того, чтобы литературу «творили» определенные привилегированные авторы, представители светского круга, считая литературу общенациональным делом.

Кризис Белинского — «примирение с действительностью» (о гармонии формы и содержания, поиски героя)

В конце 30-х – начале 40-х годов критик переживал острый духовных кризис, вызванный тяжелой общественно-политической обстановкой и материальной нуждой. Во многом благодаря влиянию друзей Станкевича, Каткова и Бакунина критик приобщился к философии Гегеля и встал на позицию «примирения с действительностью». Белинский, по выражению Герцена,

«проповедовал тогда индийский покой созерцания и теоретическое изучение вместо борьбы».

Статьи «Неистового Виссариона» выходят в «Московском наблюдателе» и «Отечественных записках», причем зачастую во взглядах критика наблюдается крен в сторону «охранительной» позиции. Например, в статьях «Бородинская годовщина В. Жуковского…» (1839) и «Очерки Бородинского сражения (воспоминания о 1812 годе). Сочинение Ф. Глинки» (1839) он считает необходимой существование имперской формы власти в России.

Подчиняясь идеям Гегеля («созерцательности»), критик переоценивает те произведения, в которых явно звучит протестующий пафос (творения Шиллера, Ж. Санд, В. Скотта), и высоко оценивает творчество Пушкина, Шекспира, Гете, поскольку в их произведениях сильно объективное начало («Менцель, критик Гете» (1840)).

Автора интересует проблема личности, «отпавшей» от общества и отвергающей окружающего его действительность – т.н. «героя времени», больше рефлексирующего («созерцающего»), чем делающего. Итог размышлениям он подводит в статьях

  • «Гамлет, драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета» (1838)
  • «Горе от ума… Сочинение А. С. Грибоедова» (1840),
  • «Герой нашего времени. Сочинение М.Лермонтова» (1840).

Наблюдая за Гамлетом в блестящем исполнении Мочалова, Белинский делает свой вывод о сущности трагедии. Он считает, что апатичность главного героя вызвана не его духовной слабостью, а напротив, Гамлет – «сильный духом человек», который ищет гармонию с окружающим его миром путем «примирения с действительностью».

Размышляя над сущностью комедии «Горе от ума…» критик формулирует мысль о гармонической взаимосвязи формы и содержания. При этом он не считает комедию Грибоедова органически единой, поскольку в ней смешивается объективный взгляд на фамусовскую Москву и субъективность в оценке Чацкого. По мнению автора, герой комедии не способен рационально подойти к оценке окружающей действительности, поэтому превращается в

«крикуна, фразера, идеального шута, на каждом шагу профанирующего все святое, о чем он говорит».

«Петербургский период» в жизни критика — о роли художника и идеалах

Новый период является логическим продолжением времени «примирения с действительностью». Смена мировоззрения критика возникает вследствие полемики с Герценом и Боткиным, возникшей вскоре после переезда в Петербург, а также восприятия им новой русской литературы, в частности, творчества Лермонтова

Читайте также:
Значение Белинского: сочинение

В статье «Стихотворения М. Лермонтова» (1841) писатель выводит на первый план личность. Критик ставит проблему лирического героя как носителя субъективной картины мира.

«Великий поэт, говоря о себе самом, о своем я, говорит об общем — о человечестве, ибо в его натуре лежит все, чем живет человечество»,

Провозглашая новые идеалы, автор говорит о необходимости согласования творческой свободы художника со «служением современности», т.е. творческой интерпретации реальных сторон жизни. А это невозможно без восприятия идей народности, гуманизма (или «гуманной субъективности») и эстетически обоснованного единства формы и содержания. В статье «Стихотворения Е. Баратынского» (1842) он пишет, что подлинно художественным произведение может стать то, в котором

«изящество формы оправдывает верность идеи, а верность идеи способствует изяществу формы».

«Реабилитируя» субъективное начало в лирике, Белинский вновь говорит в положительном ключе о творчестве Ж. Санд, Г. Гейне, В. Скотта, Шиллера. Показательна его оценка «Горя от ума» —

«благороднейшее создание гениального человека».

Преодоление духовного кризиса периода «примирения» заканчивается обоснованием Белинским идей «натуральной школы». Во вступлении к «Физиологии Петербурга» (1844—1845), в статье «Мысли и заметки о русской литературе» (1846), он сформулировал основные принципы творчества писателей «натуральной школы»:

  • реалистическое изображение действительности,
  • объективность авторского взгляда,
  • гуманизм.

Наиболее полно свои идеи критик отразил в цикле статей, посвященных творчеству Гоголя. Эти свои взгляды на литературу ему пришлось отстаивать в яростной журнальной борьбе с Булгариным, Гречем и славянофилами.

Итоги своих критических воззрений Белинский подводит в годовом обзоре «Взгляд на русскую литературу 1847 года», ставшем для критика последним. Здесь он размышляет об отечественной литературе в историческом аспекте, считая, что

  • русская литература «началась натурализмом», и отводя роль первого светского поэта Кантемиру.
  • Следующий этап связан с именами Ломоносова, Карамзина, Жуковского, Державина и венчается творчеством Пушкина.
  • Окончательный шаг в сторону критического реализма сделал Гоголь.

Произведения Герцена, Достоевского, Григоровича, Гончарова, Тургенева, Даля критик рассматривает уже с точки зрения «натуральной школы» и провозглашает этих писателей яркими последователями гоголевской традиции.

Для закрепления или проверки данного материала предлагаем решить кроссворд-онлайн по теме

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость – поделитесь

11. В. Белинский как основоположник русского критического реализма. Основные параметры его эстетической концепции.

Виссариона Григорьевича Белинского, дебютировавшего на страницах надеждинских изданий, по праву называют Пушкиным русской критики: «Как Пушкин поднял русское литературное развитие на небывалую высоту, так и Белинский явился человеком, создавшим настоящую, большую критику, универсальную, масштабную, идеологическую и художественную одновременно, – критику строгую, благородную…».

Это первый профессиональный критик. Его воздействие на литературу уникально. Он создает, вырабатывает новое направление – критический реализм.

Завершается период аристократического дворянского влияния на литературу. Начинается разночинский период.

Белинский – «флюгер, непостоянный критик»-его статьи противоречивы.

Сотрудничал с журналом «Телескоп» (редактор Н. Надеждин)

ЛИТЕРАТУРНО-ЭТЕТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ БЕЛИНСКОГО (=КРИТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ):

1) Теоретическое обоснование 2-х способов воспроизведения жизни в искусстве:

– субъективный (пересоздание жизни по собственному идеалу)

– объективный (воспроизведение жизни со всеми подробностями)

В соответствии с этим разделение поэзии на реальную и идеальную.

2) Выработка признаков ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ:

– простота вымысла (внятность, реальность сюжета)

– совершенная истинность жизни

– народность – художественное выражение народного самосознания, образа мыслей и чувств народа

3) Диалектика «правды художественной» и «правды исторической» как основы критического метода

4) Закон замкнутости и обособления, т.е. понимание произведения как полной, целостной и законченной организации творческой мысли художника. Утверждение единства формы и содержания произведения и их соответствия друг другу.

5) Учение о типах (тип маленького человека,…)

Тип – отражение в художественной литературе общей для определенного круга явлений идеи.

Белинский настаивал, чтобы тип был индивидуализирован, живой, сложный.

Под пером Белинского русская критика обрела неповторимый национальный облик, стала синтетичной, вобрав в себя не только эстетико-литературные и этические проблемы, но и проблемы социальные, политические, историко-философские. В каждой статье Белинского отразились неповторимые черты его личности – независимость взглядов, темперамент страстного до одержимости, до жестокой суровости полемиста, неустанный поиск истины, вдохновленный огромной любовью к литературе и горячей верой в ее высокую общественную миссию.

В литературно-критической деятельности Белинского исследователи, как правило, выделяют 3 этапа:

1. «Телескопский». Белинский является ведущим критиком надеждинских изданий «Телескопа» и «Молвы». Ранний Белинский во многом «вырастает» из философской эстетики. Интенсивно развивающаяся русская литература побуждала обладающего острой интуицией критика преодолевать известную умозрительность и вырабатывать свое представление о живой плоти искусства.

2. Период «примирения с действительностью». В 1837 году после запрещения «Телескопа» и наступления мрачной поры в жизни Белинского, философские искания привели критика и его друзей к «встрече» с системой Гегеля. Это время напряженных и драматичных философско-эстетических раздумий, во многом плодотворных ошибок, результатом которых стало усвоение гегелевской диалектики и выход из «примирения».

3. «Петербургский» (период 40-х годов). Период открывается статьей «О стихотворениях Лермонтова» и завершается «Взглядом на русскую литературу 1847 года». Пафос деятельности критика в эти годы – философско-эстетическое обоснование русской литературы и ее истории с позиций реализма.

Уже первые «телескопские» выступления Белинского («Литературные мечтания», «О русской повести и повестях г. Гоголя», «Стихотворения Владимира Бенедиктова», «Стихотворения Кольцова», «О критике и литературных мнениях «Московского наблюдателя») стали мощным катализатором литературного процесса. «У нас нет литературы» – заявлял молодой критик.

В «Литературных мечтаниях» критик исходил из новых представлений о литературе, определяя ее как выражение «духа народа», его «внутренней жизни». В России, по мнению Белинского, не было словесности, которая органически развивалась бы на почве устного народного творчества.

Раскол между массой народа и образованными сословиями, произошедший в результате петровских реформ, привел к тому, что русское общество не стало выразителем внутренней жизни нации. Новая же русская литература началась подражанием и на этом пути прошла 2 периода – ломоносовский и карамзинский. Усилия по ее созданию не были напрасными: вслед за этими двумя этапами последовал «период пушкинский», отмеченный самобытностью.

В статье Белинского, несмотря на ее элегические мотивы, звучала уверенность, что «истинная эпоха искусства» в России непременно наступит, но для этого надо, «чтобы у нас образовалось общество, в котором бы выразилась физиономия могучего русского народа», и единственный путь к его созданию – просвещение.

Читайте также:
На посту: сочинение

В «телескопский» период своей деятельности Белинский оставляет в стороне выстраданное философской критикой представление о развитии и смене трех художественных форм (эпической, лирической и драматической, по Веневитинову; классической, романтической и синтетической формы искусства нового времени, по Надеждину) и развивает оригинальное учение о поэзии реальной и идеальной. По мнению критика, ошибочно считать, что идеальная поэзия не имеет опоры в реальности, однако сохраняя ее, она значительно расширяет права субъективности художника. К идеальному роду поэзии Белинский относит и ряд крупнейших явлений искусства нового времени – «Фауста» Гете, произведения Байрона, драматургию Шиллера.

На первый план в литературе как в западноевропейской, так и в русской, выходят прозаические жанры – роман и повесть, – жанры с повышенной социальной «зоркостью». Если в «Литературных мечтаниях» в качестве главного критерия оценки художественного творчества называлась народность, то теперь к нему добавляются еще три – «простота вымысла», «совершенная истина жизни» и «оригинальность».

Ранние статьи Белинского содержат общетеоретические постулаты философской критики о созерцательном характере художественного творчества, его бессознательности, которые перестают «работать» при обращении критика к современной художественной практике – к творчеству Пушкина, Кольцова и в особенности Гоголя. Белинский требует не столько целостного изображения действительности, сколько показа ее «как она есть», допуская при этом возможность ее субъективной оценки писателем. Всесторонне рассматривая литературные явления прошлого и настоящего, соотнося их, он вырабатывает методологию подлинно художественной критики, постепенно обогащаемой принципами историзма.

Эстетическое чувство Белинского не принимает произведений надуманных, вычурных.

Размышления над состоянием текущей русской журналистики подводили Белинского к важным для ее дальнейшего развития выводам: современный «толстый» журнал только тогда выполняет свое назначение, когда имеет определенное направление, стремится расширить круг читающей публики, становится «руководителем общества». В этих статьях были заложены основы последующей деятельности критика, отстаивавшего высокую художественность, правдивое изображение жизни в литературе, подлинную народность и гуманность.

Наиболее напряженным, противоречивым и сложным периодом в идейно-эстетическом развитии Белинского был конец 30-х-начало 40-х годов, когда критик, переживающий острый духовный кризис, испытал мощное воздействие философских и эстетических идей Гегеля.

На рубеже 1830-1840-х годов были опубликованы статьи, отразившие новые философско-эстетические позиции критика: «Гамлет, драма Шекспира. Мочалов в роли Гамлета», «Бородинская годовщина В. Жуковского…», «Очерки Бородинского сражения (воспоминания о 1812 годе). Сочинение Ф. Глинки», «Менцель, критик Гете», «Горе от ума… Сочинение М. Лермонтова».

В статьях Белинского рубежа 30-40-х годов складывается понимание произведения как целостного организма, выдвигается требование гармонической связи идеи с формой.

В эстетической позиции Белинского конца 1830-х годов содержалось немало ценного, связанного с осмыслением природы искусства, вопросов теории и методологии литературной критики. Критик продолжал борьбу против отвлеченности и дидактизма, за верное, правдивое изображение действительности, за простоту и естественность.

В. Белинский «Разделение поэзии на роды и виды», «Мысли и заметки о русской литературе»

Русская критика и В. Г. Белинский

Фигура В. Г. Белинского, прожившего недолгую жизнь (1811 — 1848), и в самом деле замечательна как для того периода, так и для всей русской культуры вообще.

Белинский верил в буржуазное будущее Отечества. Уже смертельно больной, он ежедневно отправлялся пешком к вокзалу строившейся Николаевской железной дороги. «Успехи наук и искусств в Европе» должны, по его мнению, вдохновить Россию на большие достижения, вывести на авансцену истории.

13 лет активной работы литературного критика были годами титанического труда не только и не столько ради пропитания, сколько во имя великих целей: «формирования нравственной атмосферы народа» и «развития человеческих личностей, которые суть все». Пройдя путь сложных мировоззренческих поисков, он сделался непримиримым к «ужасному зрелищу страны, где люди торгуют людьми», где абсолютизм — неограниченная власть самодержца — попирает свободу личности. Не случайно его, «неистового Виссариона», называют радикалом — человеком, не признающим половинчатых поступков и решений.

Белинского традиционно принято считать атеистом. Однако уже знаменитое «Письмо к Гоголю» показывает, что критик бережно лелеял свой, неканонический (далекий от церковных образцов) образ Христа-«социалиста», Спасителя и Заступника, а не Бога-чудотворца.

Литературная критика — главное жизненно-творческое дело В. Г. Белинского. До Белинского русская критика знала замечательные эстетические суждения Ломоносова и Державина, Галича и Мерзлякова, Веневитинова и Катенина, Вяземского и Надеждина, В. Ф. Одоевского и И. В. Киреевского, Н. А. Полевого и С. П. Шевырева, Пушкина и Гоголя. Она прошла сложный путь. В ней получила философско-эстетическое осознание русская литература XVIII—XIX веков. Но как художественно-эстетическая система русская критика сложилась в 1830—1840-е годы благодаря Белинскому, который сформулировал, уточнил и возвестил обществу, исходя из философ-ско-эстетических предпосылок, «законы», критерии оценки произведений художественной литературы. Обобщив достижения в области художественной литературы, Белинский осмыслил их и помог это сделать русской публике. Тем самым он явился создателем русской литературной критики. В критике Белинского русская литература и русское общество художественно осознали себя.

Многовековое движение от древности до современного критику состояния было прослежено Белинским в статьях о Пушкине, Лермонтове, Гоголе, в многочисленных обзорах литературного процесса и в статьях о «натуральной школе». В ходе его анализа сложились основные принципы критики, которую Белинский назвал «исторической».

Историческая критика означает, что произведение должно быть рассмотрено исторически, прежде всего с той точки зрения, соответствует ли оно исторически тенденциям будущего развития общества и его культуры. Как бы ни ценил Белинский романтизм, он считал его уже прошедшей эпохой и отдавал предпочтение реализму.

Согласно Белинскому, литература есть плод свободного вдохновения и дружных усилий людей, созданных для искусства. Это означает, что литература в своем развитии не может испытывать внешнего давления, которое для нее пагубно. Литература свободна и самодостаточна. Но это не означает, что писатели, свободные в своем вдохновении, независимы от тех идей и представлений, которые сложились или складываются в народе. Произведения писателей выражают и воспроизводят дух того народа, среди которого они рождены и воспитаны, жизнью которого они живут. Таким образом, важнейшим признаком литературы становится народность.

Белинский не удовлетворен тем, как прежняя критика оценивала художественные произведения и какие критерии она при этом выдвигала. Он предлагает судить о литературных сочинениях не по принципам «хорошо — плохо», «нравится — не нравится», а исходя из органического соответствия и единства содержания и формы: форма должна целиком обнимать содержание (идею), а содержание (идея) должно быть конкретным, т. е. воплощенным в чувственном, художественном образе.

Читайте также:
На посту: сочинение

Эти теоретические положения развиты Белинским следующим образом. Критик исходит из того, что искусство, как и наука, стремится к постижению истины, но, в отличие от науки, поэзия есть истина в форме созерцания и, следовательно, идеи в литературе не логические, рациональные, а видимые, чувственные, созерцаемые идеи. Поэзия, пишет Белинский, есть та же философия, то же мышление, потому что имеет то же содержание — абсолютную истину, но только не в форме понятия, умозаключения, силлогизма, а в форме непосредственного явления идеи в образе. Отсюда вывод: поэт мыслит образами; он не доказывает истину, а показывает ее. Поэтический образ не есть нечто внешнее для литературы, не есть средство, а есть цель, ее сущность. Стало быть, поэзия не имеет цели вне себя, она сама себе цель. Это положение Белинского было направлено против грубого утилитаризма, требовавшего, чтобы литература непосредственно, прямо влияла на нравственность и, как говорил Пушкин, «исправляла сердца собратьев».

Итак, предмет искусства — абсолютная истина, которая в искусстве является в образе. А раз так, то идея должна быть непременно конкретной и обнимать предмет со всех сторон и во всей полноте. Иначе говоря, художественный образ может быть выражен только чувственно, а не логически и не публицистически. В этом случае (единству мысли соответствует единство формы) все части художественного произведения составляют гармоническое целое. Если перед нами совершенное художественное произведение, то с полным правом можно утверждать, что оно истинно. Формулу «то, что художественно, то истинно» нельзя, однако, перевернуть и выразить так: «то, что истинно, то художественно», ибо истинное может быть облечено и в научную, логическую, понятийную форму.

В понятие формы и образа Белинский в связи с этим вносит одно важное уточнение. Если художник хорошо видит форму, образ, то не всегда столь же хорошо видит идею. Поэтому художественное творчество бессознательно. Однако не в том смысле, что художник не ведает, что творит, а в том, что он постигает истину не логическим, а чувственным путем.

Здесь встает вопрос: каким образом художественное произведение, в котором главное — художественный образ, подлежит ведомству критики, которая, как известно, есть не только искусство, но и философия литературы, тесно связанная с наукой? Задачи критика, утверждает Белинский, состоят в переводе языка искусства на язык философии. Вживаясь и вдумываясь в художественные произведения, критик прочитывает их так, что открывает нам их эстетическую ценность с новой, неизвестной нам стороны, и благодаря ему мы испытываем более глубокое наслаждение, чем до того пережили при самостоятельном знакомстве. Но критик, кроме того, переводит язык искусства на язык мысли, обращая наше внимание на интеллектуальную сторону произведения, на место произведения в литературном процессе. Поэтому, с точки зрения Белинского, критик должен не навязывать писателю свои идеи, а смиренно постигать то, что, как и почему сказано в произведении, подвергая все это строгой проверке своего художественного вкуса и общественных, философских, исторических, нравственных взглядов.

Белинский не всегда удерживался на этих позициях, но в целом он внес великий вклад в русскую философско-эстетическую мысль.

Свою заслугу критик видел в образовании «эстетического вкуса публики». В 1840-е годы он поддерживает талант вступающих в литературу Достоевского, Тургенева, Гончарова. Его критические статьи, посвященные художественному творчеству Пушкина, Гоголя, Лермонтова и др., читаются как своего рода продолжение романов, повестей, драм, творческий отклик на них.

Если обобщить положения статей Белинского 1840-х годов начиная от «Героя нашего времени. Сочинение М. Лермонтова» и заканчивая последним крупным обзором «Взгляд на русскую литературу 1847 г.», то явственно определится позиция критика, ратующего за новый метод в искусстве — реализм.

Белинский требует от искусства показывать «действительность как она есть». В творчестве Пушкина он видит отражение «жизни действительной», в «Евгении Онегине» — «энциклопедию русской жизни». В сложном психологическом рисунке лермонтовского Печорина он наблюдает приметы живой современности («наш век есть по преимуществу век рефлексий»).

Говоря о новой литературе, он утверждал, что в ней главенствует «поэзия прозы жизни, поэзия действительности». Именно это всячески высвечивается и подчеркивается критиком при анализе художественных образов. Гоголь, считал критик, смог совершить переворот в русской литературе потому, что обратил «все внимание на толпу, на массу», стал изображать «людей обыкновенных, а не приятные только исключения из общего правила». Пушкин и Лермонтов также у истоков этого процесса. В реалистической литературе воспроизводятся, по мысли Белинского, и типические обстоятельства: не «измены, древности, кинжалы, яд», а жизнь в ее обычном течении.

Важнейшая позиция критика выражена в словах: «Судя о человеке, должно брать в рассмотрение обстоятельства его развития и сферу жизни, в которую он поставлен судьбою». По существу, здесь лаконично выражен принцип историзма. Белинский призывал писателей следовать ему и сам строго придерживался этого принципа в критических разборах, в оценке того или иного автора. Он исследовал разнообразные — исторические, национальные, социальные — условия, в которых складывалось творчество писателя и которые отразились в его творениях. Так, «Пушкин был выразителем современного ему мира, представителем современного ему человечества; но мира русского, но человечества русского».

Еще в статье 1835 года «О русской повести и повестях г. Гоголя («Арабески» и «Миргород»)» Белинский декларировал принципиальное положение о народности литературы: «Если изображение жизни верно, то оно и народно», «Повести г. Гоголя народны в высочайшей степени». В них совмещаются простота вымысла, истина жизни и оригинальность. Западник Белинский, как и славянофил Аксаков, высоко ценил «Мертвые души», но, в отличие от своего оппонента, пафос поэмы усмотрел не в «эпичности», а в юморе, в критическом отрицании общественных и частных человеческих пороков — в том, что он называл «социальностью».

Гоголь объявлен Белинским главой нового послепушкинско-го периода русской литературы. Реализм стал знаменем этого периода, основным художественным методом. Хотя сам термин В. Г. Белинский не употреблял, он имел его в виду, когда говорил о «натуральной школе». Под этим выражением подразумевалась группа писателей, продолживших реалистическое (или «критическое») направление, начатое в творчестве Пушкина, Лермонтова и в особенности Гоголя.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: