Любовная лирика А.А. Блока («Когда замрут отчаянье и злоба», «Забывшие Тебя» «О доблестях о подвигах о славе»): сочинение

Лирический триптих А. Блока Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Приходько Ирина Степановна

В статье рассматриваются три стихотворения Блока («О доблестях, о подвигах, о славе…» 1908 и «Забывшие Тебя», 1908-1914 и «Когда замрут отчаянье и злоба…», 1908) как обладающие сюжетно-тематическим единством и образующие своеобразный лирический триптих . Это наблюдение сделано на основе анализа чернового автографа , в котором фрагменты трех названных стихотворений составляют единый текст.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Приходько Ирина Степановна

In this article three A. Blok”s poems «O doblestiakh, o podvigakh, o slave…» 1908, «Zabyvshie Tebia» 1908-1914, «Kogda zamrut otchaian”e i zloba…» 1908 are considered as a unity of plot and theme and as a kind of lyrical triptych . This observation is founded on the analysis of the rough draft in which all the three poems make a single text.

Текст научной работы на тему «Лирический триптих А. Блока»

ЛИРИЧЕСКИЙ ТРИПТИХ А. БЛОКА

В статье рассматриваются три стихотворения Блока («О доблестях, о подвигах, о славе. » 1908 и «Забывшие Тебя», 1908-1914 и «Когда замрут отчаянье и злоба.», 1908) как обладающие сюжетно-тематическим единством и образующие своеобразный лирический триптих. Это наблюдение сделано на основе анализа чернового автографа, в котором фрагменты трех названных стихотворений составляют единый текст.

Ключевые слова: лирический триптих; сюжетно-тематическое единство; черновой автограф; автобиографический контекст.

Три стихотворения Блока, два из которых – «О доблестях, о подвигах, о славе.» (1908) и «Забывшие Тебя» (1908-1914) – вошли в цикл «Возмездие», а третье – «Когда замрут отчаянье и злоба.» (1908) в раздел третьего тома «Разные стихотворения», – обладают сюжетнотематическим единством и могут рассматриваться как своеобразный лирический триптих. Это наблюдение подтверждает черновой автограф Записной книжки (ЗК 22, 1 августа 1908 г.), в котором фрагменты трех названных стихотворений составляют единый текст (ПАСС III: 264-265)1.

Исследуемый черновой автограф открывается строками, которые практически без изменений войдут в третье, завершающее триптих стихотворение «Когда замрут отчаянье и злоба.». О нем пойдет речь позднее. Далее в черновом автографе следует хорошо известное четверостишие, открывающее стихотворение «О доблестях, о подвигах, о славе.», также в окончательном варианте. Середину стихотворения занимают варианты, из которых выстроится текст стихотворения «Забывшие тебя». Этот текст плотно спаян с вариантами продолжения стихотворения «О доблестях, о подвигах, о славе.». Финал чернового автографа также полностью совпадает с финалом окончательной редакции этого стихотворения. Таким образом, стихотворение «Забывшие Тебя» в черновом автографе входило в со-

став стихотворения «О доблестях, о подвигах, о славе.» и только к концу 1908 г. было выведено как самостоятельный текст, который окончательное оформление получил в 1914 г. (III: 43-44, 264-266, 642-645).

Хорошо известный поэтический текст Блока – «О доблестях, о подвигах, о славе.» – имеет отчетливо автобиографический контекст и интимно-лирическую интонацию:

О доблестях, о подвигах, о славе Я забывал на суетной земле,

Когда твое лицо в простой оправе Передо иной сияло на столе.

Но час настал, и ты ушла из дому.

Я бросил в ночь заветное кольцо.

Ты отдала свою судьбу другому,

И я забыл прекрасное лицо.

Летели дни, крутясь проклятым роем.

Вино и страсть терзали жизнь мою.

И вспомнил я тебя пред аналоем,

И звал тебя, как молодость свою .

Я звал тебя, но ты не оглянулась,

Я слезы лил, но ты не снизошла.

Ты в синий плащ печально завернулась,

В сырую ночь ты из дому ушла.

Не знаю, где приют своей гордыне Ты, милая, ты, нежная, нашла.

Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,

В котором ты в сырую ночь ушла.

Уж не мечтать о нежности, о славе,

Все миновалось, молодость прошла!

Твое лицо в его простой оправе Своей рукой убрал я со стола.

Стихотворение «Забывшие Тебя», связанное в своем первоначальном замысле в составе чернового автографа с той, которая ушла, сохранило эту связь: героиня, став далекой, преображается в сознании поэта во все тот же обожествленный женственный образ, местоименное обращение к которо-

му – Ты – еще со времен «Стихов о Прекрасной Даме» означено прописной буквой: «Забывшие Тебя».

Однако заголовок – «Забывшие Тебя», – откликающийся в завершающем стихе модуляцией в единственное число: «Забывшему Тебя» и замыкающий стихотворение в кольцо, в таком виде едва ли мог относиться к конкретному лицу автобиографического подтекста, подобно тому как это происходит в стихотворении «О доблести, о подвигах, о славе.». Первоначальный вариант, соединяющий эти два текста, подтверждает высказанное предположение: в четверостишии, которое станет первым в стихотворении «О доблестях, о подвигах, о славе.», обращение к героине со строчной буквы (Когда твое лицо в простой оправе) подразумевает вполне земной образ, точнее – его портрет. Знаменательно и то, что среди пробных вариантов этой строки были: Когда твой лик и Когда твой милый лик. Высокое архаическое слово лик, относимое в современном языке к божественному образу или иконе, приходило в противоречие с написанием твой со строчной буквы и, в конечном счете, с блоковским представлением о героине этого стихотворения. Таким образом, есть основание предположить, что первоначальный общий текст разделился в соответствии с ипостасью героини: земной женщины и Божественной Женственности. Контаминация этих двух воплощений в претексте не устраивала поэта, разделение произошло совершенно естественно и подсказало соответствующее оформление текстов.

В черновом автографе Записной книжки (ЗК 22) первоначальные варианты четверостиший, которые впоследствии будут разведены в разные стихотворения, объединяются в восьмистишие прежде всего заглавной буквой обращения Тебя, Ты:

Напрасный жар! Напрасные надежды!

Мечтали мы, мечтаний не любя,

И не было ни пищи, ни одежды,

Ни крова, ни свободы. ни Тебя!

Читайте также:
Судьба человека в стихах «На железной дороге»: сочинение

Я звал Тебя – и Ты не оглянулась.

Я слезы лил – и Ты не снизошла.

Ты в серый плащ печально завернулась,

В сырую ночь ты из дому ушла.

Характерно, что заглавное Ты в пятом стихе было первоначально строчным (III: 265), но в восьмом стихе строчное ты осталось. Надо полагать, что и в предыдущем (Ты в серый плащ печально завернулась) не было бы заглавной буквы, если бы ею не открывалась стиховая строка.

И далее в двух четверостишиях, которые практически без изменений войдут в стихотворение, открывающее цикл «Возмездие», ты останется строчным.

В отделившемся стихотворении «О доблестях, о подвигах, о славе.» интимные «ты», «твое» со строчной буквы, многократно повторенные на протяжении стихотворения, создают замкнутую атмосферу глубоко личного переживания. Персонажный ряд состоит только из двух лиц – «я» и «ты». Место действия – дом поэта, где с ним была она, – маркировано в первом и последнем четверостишии предметом мебели («на столе», «со стола») и портретом («твое лицо в простой оправе», «в его простой оправе»). Пространственной антитезой «дому» становится «ночь» («Я бросил в ночь заветное кольцо»; «В сырую ночь ты из дому ушла»; «в сырую ночь ушла»). Время – продолженное прошлое – четко разделено роковым часом («Но час настал») на «до» ее ухода (первое четверостишие) и «после»:

Летели дни, крутясь проклятым роем.

Вино и страсть терзали жизнь мою.

В этом круговороте бесцельных дней – воспоминание о ней («пред аналоем»), о ее уходе («Ты в синий плащ печально завернулась, / В сырую ночь ты из дому ушла»). Настоящее – забвение («Я забыл прекрасное лицо») и сон («Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий, / В котором ты в сырую ночь ушла»). Будущего – нет («Уж не мечтать.»; «Все миновалось»; «Своей рукой убрал я со стола»).

Целый ряд образов в стихотворении «Забывшие Тебя» прорастает из предшествующего стихотворения и перекликается с ним. Прежде всего зачин: «И час настал». В истоках – евангельский («не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий.» Мф 25, 13; «еще не пришел мой час» Ин 2, 4 и др.), но включивший и поэтическую традицию (Ф.И. Тютчев: «Но час настал, пробил. Молитесь Богу.» в стихотворении «Я лютеран люблю богослуженье.» (1834) (III: 646)), он становится знаковым в контексте эсхатологических ожиданий символистов. У самого Блока формула наступления рокового часа повторяется во многих текстах 1908 г. («На поле Куликовом»: «Теперь твой час настал. – Молись!» (III: 173); в «Песне Судьбы»: «не знаю, что делать, не должен, не настал мой час! жду всем сердцем того, кто придет и скажет: “Пробил твой час! Пора!”» (СС 4: 149)2).

Пронзительная деталь ее ухода – синий плащ (в одном из вариантов ЧА – серый плащ) – в контексте символики плаща как предмета одежды, знаменующего закрытость, тайну, отчуждение, непереходимую границу, одиночество, подчеркивается еще и цветом – синий, знаковым в блоковском символизме, означающим далекость, недоступность мечты, желан-ность и недостижимость. Этот комплекс смыслов усилен жестом и действием: завернулась. ушла. Плащ укрывает ее не только от ночной непогоды, но и от того, чей дом она покидает. В ее волевом уходе нет торжества победительницы: казалось бы, она уходит в новую жизнь: «Ты отдала свою судьбу другому», но, по сути, «в сырую ночь», в бесприютность. Уход совершается не по причине новой любви, но от гордыни:

Не знаю, где приют своей гордыне Ты, милая, ты, нежная, нашла.

В стихотворении «Забывшие Тебя» плащ как символ ухода сохраняется, но теперь он не связан с персоналией, а выступает как обобщенный символ времени («Свой плащ скрутило время»), в котором дом покидает

не один только лирический герой, но толпа, народ, женщины и дети.

Смысл ветхозаветного «Исхода» отчетливо прочитывается в этом тексте:

И час настал. Свой плащ скрутило время,

И меч блеснул, и стены разошлись.

И я пошел с толпой – туда, за всеми,

В туманную и злую высь.

За кручами опять открылись кручи,

Народ роптал, вожди лишились сил.

Навстречу нам шли грозовые тучи,

Их молний сноп дробил.

И руки повисали словно плети,

Когда вокруг сжимались кулаки,

Г розящие громам, рыдали дети,

И жены кутались в платки.

И я, без сил, отстал, ушел из строя,

За мной – толпа сопутников моих,

Нам не сияло небо голубое,

И солнце – в тучах грозовых.

Скитались мы, беспомощно роптали,

И прежних хижин не могли найти,

И, у ночных костров сходясь, дрожали,

Надеясь отыскать пути.

Напрасный жар. Напрасные скитанья.

Мечтали мы, мечтанья разлюбя.

Так – суждена безрадостность мечтанья Забывшему Тебя.

Ассоциацию с Исходом поддерживает метафора: «И меч блеснул, и стены разошлись» , отдающаяся реминисценцией меча, рассекающего толщу Чермного моря. Образ «двух расплеснутых стен» уже звучал у Блока в стихотворении, датированном 25 января 1906 г., за которым с очевидностью стоит библейская история исхода из рабства:

Мы подошли – и воды синие,

Как две расплеснутых стены.

И вот – вдали белеет скиния,

И дали мутные видны.

Трудности и испытания долгого пути, ропот народа, усталость вождей, гнев и отчаяние ведомых, грозовые тучи, громы и молнии, сопровождающие идущих, – за всем этим угадывается известная библейская история. Одновременно своим стержневым сюжетом это стихотворение перекликается с «Дионисом Гиперборейским». Люди не просто одолевают пространство длиной в сорок лет, но берут высоту, поднимаются неуклонно в гору, в туманную и злую высь: За кручами опять открылись кручи. Обессилевший герой отстал, ушел из строя. Отличие от «Диониса Гиперборейского» в том, что он не один противостоит «героизму» Вождя: за ним -толпа сопутников. Если в первом четверостишии: «И я пошел с толпой -туда, за всеми», то теперь, с середины стихотворения – «За мной – толпа сопутников моих». Теперь сам герой выступает предводителем. В его отречении от круч и вершин – иной героизм: это уже не восхождение, а ски-танья в надежде отыскать пути.

Читайте также:
Гражданственность поэзии (А. Блок стихи): сочинение

В наброске «Дионис Гиперборейский» (ЗК 15) «на скитанья среди скал» обречены «слабые и усталые, отчаявшиеся в пути»4. Герой здесь не с теми, кто ушел выше вслед за Вождем, и не с другими, нисхождение к которым «было бы для него бесконечной тоской и проклятием». «Этот юноша остается ОДИН В ЛЕДЯНЫХ ГОРАХ . Он готов погибнуть. НО ПОЕТ в нем какая-то МЕРА ПУТИ, им пройденного (та мера, которою исполняется человек в присутствии божества)» . МЕРА приводит в гармонию «плоть и дух познавший», знаменует самопознание, ведет к обретению чаемого. На настойчивый зов юноши «ОТВЕТСТВУЕТ ему Ее низкий голос».

В стихотворении «Забывшие Тебя» скитания слабых и уставших, среди которых – лирический герой («мы»), бесплодны, они не могут вернуться в прошлое («И прежних хижин не могли найти»), но для них нет и будущего, и хотя они еще помнят о своей мечте отыскать пути, они все менее верят ей. Блуждающие во тьме, в ночи («И у ночных костров схо-

дясь, дрожали»), под грозовым небом, – без солнца («Нам не сияло небо голубое, И солнце – в тучах грозовых»), без светоносной и направляющей памяти о «присутствии божества», беспомощны и обречены на вечные ски-танья, на утрату мечты, радости, любви:

Мечтали мы, мечтанья разлюбя.

Так – суждена безрадостность мечтанья Забывшему Тебя.

Отпочковавшееся от первоначального комплекса чернового автографа, это стихотворение продолжает сохранять свою связь с героиней, преобразившейся в вечный образ красоты, света, истины и любви. Но это может быть и сам Бог, который в столпе облачном и огненном ведет тех, в ком сильна вера и знание о Нем. Забывшие Бога обречены на бесцельность скитаний. В стихотворении «Он занесен – сей жезл железный.», 1914 (III: 144) Блок сам произвел подмену: «Сияние Ее Лица» имело в одном из предварительных вариантов: «Сиянье Божьего Лица» (III: 459).

Тема забвения в стихотворении «Забывшие Тебя» прорастает из пра-текста, оформившегося в первое стихотворение 1908 г., в котором само слово в разных видовых формах (забывал, забыл) звучит дважды. В первом случае – в первой строфе – речь идет о забвении суетных устремлений, связанных с проявлениями героики («О доблестях, о подвигах, о славе»), перед ее образом, явленном на портрете. Это даже не сама она, а отраженное сияние ее лица «в простой оправе». Во второй строфе, после ее ухода -«я забыл прекрасное лицо», и это забвение катастрофично, оно ввергает героя в бесцельный и бессмысленный водоворот жизни. Лишь воспоминание о ней, юной и прекрасной невесте («пред аналоем»), выводит его из состояния забытья и, несмотря на ее безответность, возвращает к этой любви.

В построении стихотворения есть противоречие между образом и действиями героини: сияние ее лица на портрете соотносимо с сиянием божества, в то время как ее действия («ушла из дому», «отдала свою судь-

бу другому», «не оглянулась», «не снизошла», «в синий плащ печально завернулась», «из дому ушла» и др.) говорят о ней как о несчастной в любви земной женщине. Но именно к ней, к земной, с которой связаны боль и страдание, возвращается в своих снах и мыслях поэт, а эмблему любви -ее портрет («лицо в простой оправе») он из своей жизни «убирает».

В последнем стихотворении триптиха поэт находит пути соотнесения ЕЕ земной и божественной, человека и эмблемы:

Когда замрут отчаянье и злоба,

Нисходит сон. И крепко спим мы оба На разных полюсах земли.

Ты обо мне, быть может, грезишь в эти Часы. Идут часы походкою столетий,

И сны встают в земной дали.

И вижу в снах твой образ, твой прекрасный,

Каким он был до ночи злой и страстной,

Каким являлся мне. Смотри:

Все та же ты, какой цвела когда-то,

Там, над горой, туманной и зубчатой,

В лучах немеркнущей зари.

Разведенные по разным полюсам земли (можно ли быть дальше?) земной страстью и злобой, они, погруженные в сон, как бы прорываются за грань земного бытия, времени и пространства: «Идут часы походкою столетий, / И сны встают в земной дали». Поэт видит в ней тот незабвенный образ, который некогда явился ему, «там, над горой, туманной и зубчатой, / В лучах немеркнущей зари», и показывает ЕГО ей, земной, прошедшей через злую и страстную ночь: «Смотри:». Две ипостаси героини – земная и небесная – соприсутствуют в своем отчужденно раздвоенном бытии в сознании поэта. Невозможно «убрать», стереть из памяти этот однажды явившийся образ, подобно тому, как герой первого в этом триптихе стихотворения убирает со стола портрет. И его невозможно «забыть», как забыл герой второго стихотворения, потерявший главный ориентир в поисках пути. Это тот самый «ослепительно яркий свет», который ведет героя через

отчаянье и сомнения, помогает преодолеть «падения» и «уклонения».

1 Блок А.А. Полное академическое собрание сочинений и писем: В 20 т. Т. III. М., 1997. С. 43-44; 92; 264-266; 343-344; 643-647; 775-777. Здесь и далее ссылки на это издание (ПАСС) см. в тексте в скобках с указанием тома римской цифрой и страницы – арабской. Отсылки к опубликованному в этом издании черновому автографу будут обозначены в тексте как ЧА.

2 Блок А. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 4. М.; Л., 1961. С. 149.

3 Под этим заголовком было напечатано стихотворение «Идут часы, и дни, и годы.» (4 октября 1910 г.) в «Антологии» издательства «Мусагет» (1911) (ПАСС III: 600).

Читайте также:
Поэтический мир Александра Блока: сочинение

4 В комментарии ПАСС к этому образу говорится «о гибельных разрушениях и бедствиях, которые обрушиваются как отмщение на всех “жестоких сердцем, далеких от правды”» с отсылкой к библейским пророкам: (Ис., XLVI. 12). (ПАСС III: 647). Такое толкование не раскрывает смысла образа и всего стихотворения.

4 Блок А. Записные книжки 1901 – 1920. М., 1965. С. 88-89.

Блок. Твое лицо мне так знакомо. Прочтение

«Твое лицо мне так знакомо…»

Твое лицо мне так знакомо,
Как будто ты жила со мной.
В гостях, на улице и дома
Я вижу тонкий профиль твой.
Твои шаги звенят за мною,
Куда я ни войду, ты там.
Не ты ли легкою стопою
За мною ходишь по ночам?
Не ты ль проскальзываешь мимо,
Едва лишь в двери загляну,
Полувоздушна и незрима,
Подобна виденному сну?
Я часто думаю, не ты ли
Среди погоста, за гумном,
Сидела, молча, на могиле
В платочке ситцевом своем?
Я приближался – ты сидела,
Я подошел – ты отошла,
Спустилась к речке и запела.
На голос твой колокола
Откликнулись вечерним звоном.
И плакал я, и робко ждал.
Но за вечерним перезвоном
Твой милый голос затихал.
Еще мгновенье – нет ответа,
Платок мелькает за рекой.
Но знаю горестно, что где-то
Еще увидимся с тобой.
1 августа 1908

А.А. Блок. «Полное собрании сочинений и писем в двадцати томах. Другие редакции и варианты»:
«Заглавие: К неизвестной»

Неизвестная и Незнакомка – это же синонимы?

Из Примечаний к данному стихотворению в «Полном собрании сочинений и писем в двадцати томах» А.А. Блока:
«Написано в один день со стих. “Забывшие Тебя” и в этом отношении составляет ему идейно-психологическую антитезу: мотивам забвения и разуверения в пройденных путях противостоит мотив надежды и верности непоколебимому идеалу…
В стихотворении отразились переживания разлуки с женой летом 1908 г. (Л.Д. Блок была на Кавказе на театральных гастролях); 2 августа Блок писал ей: “Я все время полон мыслями о тебе и только на тебя и надеюсь”.»

Приведу первоначальную редакцию стихотворения «Забывшие Тебя».
«Полное собраний сочинений и писем в двадцати томах» А.А. Блока. Том 3. Другие редакции и варианты:

«Когда замрут отчаянье и злоба,
Нисходит сон. – И крепко спим мы оба
На разных полюсах земли.
Ты обо мне, быть может, грезишь в эти
Часы. Идут часы походкою столетий,
И сны встают в земной дали.

О доблестях, о подвигах, о славе
Я забывал на горестной земле,
Когда твое лицо в простой оправе
Передо мной сияло на столе.

Но час настал – свой плащ скрутило время,
И меч блеснул -и стены разошлись.
И я пошел с толпой туда, за всеми,
Где призраки всем милые ждались.

Мелькала нам за серой кручей – круча,
Народ роптал, вожди лишились сил
Навстречу нам шла грозовая туча,
Мгновенных молний сноп ее дробил.

И руки повисали, точно плети,
Когда кругом, завидя кулаки
Грозящие громам, рыдали дети,
И жены кутались в печальные платки.

И я, без сил, бежал, бежал из строя,
За мной с горы сошли толпы других,
Но не сияло небо голубое,
И солнце скрылось в тучах грозовых.

Скитались мы, беспомощно роптали,
На месте прежних хижин не нашли
И у ночных костров, дрожа, мечтали
Искать иной, неведомой земли.

Напрасный жар! Напрасные надежды!
Мечтали мы, мечтаний не любя,
И не было ни пищи, ни одежды,
Ни крова, ни свободы . ни Тебя!

Я звал Тебя – и Ты не оглянулась.
Я слезы лил – и Ты не снизошла.
Ты в серый плащ печально завернулась,
В сырую ночь ты из дому ушла.

Не знаю, где приют своей гордыне
Ты, милая, ты, нежная, нашла,
Я крепко сплю, и вижу плащ твой синий,
В котором ты в сырую ночь ушла.

Уж не мечтать о нежности, о славе!
Все миновалось – молодость прошла
Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.
1 августа 1908»

«Мотивы забвения и разуверения в пройденных путях…» в данном стихотворении несомненны, но вот «мотив… верности непоколебимому идеалу» в исходном – весьма сомнителен. Скорее – сомнения и отчаянной надежды: «Не ты ли… не ты ли…»

Стихотворение завершает главу Второго тома, практически – завершает книгу «Разные стихотворения». Книгу, в которой появилась новая героиня. А прежняя…

…ты отошла,
Спустилась к речке и запела.
На голос твой колокола
Откликнулись вечерним звоном.
…Но за вечерним перезвоном
Твой милый голос затихал.
Еще мгновенье – нет ответа,
Платок мелькает за рекой.

Александр Блок

Б лок, Александр Александрович (28 ноября 1880 – 7 августа 1921)

От колыбели к литературе

Блок родился 28 ноября 1880 года в Санкт-Петербурге. Сын адвоката, музыканта и писателя. Он не помнит своего отца, так как его родители развелись вскоре после его рождения.

Он вырос в семье своей матери, в богатой интеллектуальной среде, где он мог дать волю своему таланту и потенциалу. Его дед был директором Санкт-Петербургского университета, а его бабушка, мама и тети были писателями и переводчиками, мальчик подвергался влиянию литературы с пеленок.

Образование и ранняя поэзия

В 1898 году Блок поступил на юридический факультет Петербургского университета, но через три года его пристрастие к литературе дало про себя знать, и он перешел на филологический факультет. К 1906 году его уже признали как поэта.

Блок начал писать стихи в возрасте пяти лет, но, как он пишет в своей автобиографии, его первая серьезная работа появилась в возрасте 18 лет.

Его первые работы появились под вдохновением от романтической поэзии 19-го века Василия Жуковского и Александра Пушкина. Это было, когда Блок поступил в университет и узнал о символизме, литературном течении, которое стало популярным в 1890-х годах, и повлияло на поэзию Блока и его жизнь в целом.

Читайте также:
Мировой пожар в творчестве А. Блока: сочинение

Семейная жизнь

Каждое лето он проводил в загородном имении Шахматово, доме, который был по соседству с домом Дмитрия Менделеева.

Именно там Блок влюбился в дочь Менделеева, Любовь Менделееву, и женился на ней в 1903 году. Его первая книга под названием «Стихи о Прекрасной Даме» была посвящена именно жене и принесла ему известность. Она была принята с восторгом и патриархами и молодым поколением.

К этому времени Блок уже был под влиянием философии и мистической поэзии Владимира Соловьева.

Его жена стала главным источником вдохновения, как недостижимый идеал женщины, символ Души Мира и Вечной Женственности. Блок держал это религиозное поклонение своей любви всю жизнь, однако, оно почти разрушило его семью, так как пара редко имела сексуальные отношения.

Вместо этого, он имел многочисленные романы, думая, что его отношения с женой не должны быть испорчены сексом. Их отношения еще более ухудшились, когда друг Блока символист Андрей Белый влюбился в Любовь Блок. Их дружба едва не закончилась дуэлью.

Поэзия Блока

Ранние стихи Блока, в основном, посвященные его идеалу женщины, полные символов и мистики. Они отражают импрессионистский вид на окружающий мир. Ритм, музыка и звуки имели огромное значение для него.

Его следующие поэтические сборники заметно отличались от первого и изображали повседневную жизнь, революционные события, человеческую психологию и трагическую любовь, в работах, таких как: «Нечаянная Радость» (1907), «Снежная Маска»(1907), «Фаина»(1906-1908), «Земля в Снегу»(1908). К этому времени Блок был признан лидером русского символизма, хотя некоторые из его коллег обвиняли его в предательстве идеалов, отраженных в его первом сборнике.

Позже поэт работает в основном над отражением своих мыслей о России: ее прошлом и будущем, пути, который она выбрала, о резких изменениях того времени. Среди этих работ: «Ночные Часы»(1911), «Стихи о России»(1915), «Родина»(1907-1916), и эпическая «Возмездие»(1910-1921).

До революции 1917 года Блок писал в своем дневнике, что он знает о том, что “грядут большие события”, и его мысли и заботы о будущем России нашли отражение в его стихах, а также в политических и социальных эссе.

Блок никогда не принимал участия в боевых действия во времена Первой Мировой Войны, и работал в инженерном подразделении в районе города Пскова до марта 1917 года.

Блок и Октябрьская революция

Неожиданно для большинства его коллег и поклонников, Блок восторженно приветствовал русскую революцию 1917 года. Он считал ее взрывом для очищения власти, и испытал прилив творчества, который подарил самые известные стихотворения Блока: «Двенадцать»(1918) и «Скифы» (1918).

В «Двенадцать» изображена группа солдат Красной Армии (под явным намеком на Двенадцать Апостолов), которая марширует по революционному Петрограду, во главе с образом Христа. Это показано с помощью многочисленных художественных приемов.

Несмотря на споры, более миллиона копий стихотворения были проданы в первый год, и оно было даже запрещено в некоторых странах как богохульство.

Блок быстро разочаровался в большевиках и их методах управления, и вскоре он даже перестал писать стихи. С 1918 по 1921 г. он работал в качестве эссеиста, редактора, переводчика, издателя, театрального деятеля в различных государственных организациях и издательствах.

Время от времени он читал свои стихи на публике в Санкт-Петербурге и Москве. Его последнее публичное выступление под названием «О назначении поэта» было в феврале 1921 года и посвящалось Александру Пушкину. Блок считал его величайшим поэтом всех времен, способным объединить Россию в трудное время гражданской войны.

Александр Блок умер 7 августа 1921 года в Петрограде (ныне Санкт-Петербург) по неизвестным причинам, хотя, глубокие депрессии и нервное и физическое истощение, возможно, сыграли свою роль. Некоторые говорят, что, наряду с его загадочной смертью, старой дореволюционной России также нет.

Книга: Блок А. А. «Стихотворения»

Блок Александр Александрович (1880-1921) – один из самых ярких русских поэтов-символистов XX в. Как лирик-символист испытал большое влияние мистической поэзии Вл. Соловьева. Революция 1905-07 гг. открыла поэту, по его словам, “лицо проснувшейся жизни” . Отныне тема Родины постоянно присутствует в поэзии Блока. Его творчество становится трагедийным и глубоким, пронизанным ощущением катастрофичности эпохи, предчувствием назревающей очистительной бури (цикл “На поле Куликовом”, 1908, разделы цикла “Вольные мысли”, 1907, “Ямбы”, 1907-1914).
Любовная лирика Блока романтична, она несёт в себе наряду с восторгом и упоением роковое и трагическое начало. Зрелая поэзия Блока освобождается от отвлечённых мистико-романтических символов и обретает жизненность, конкретность, черты пластического живописания (” Итальянские стихи”, 1909 и др.).
Для творчества Блока характерны многомерность, мятежность, эмоциональная напряжённость его лирического героя, многокрасочность и новаторство художественных средств: максимальное слияние движения ритма с тончайшими оттенками смысла, использование неточных рифм, обращение к свободному стиху, работа над тоническим стихом.

Содержание:

Пусть светит месяц – ночь темна. 11120 Полный месяц встал над лугом. 11122 Моей матери. 11123 Я шел во тьме к заботам и веселью. 11124 Идеал и Сириус. 11125 В ночи, когда уснет тревога. 11126 Мне снилась снова ты в цветах, на шумной сцене. 11127 Окрай небес – звезда омега. 11128 Когда толпа вокруг кумирам рукоплещет. 11129 Медлительной чредой нисходит день осенний. 11130 Я вышел. Медленно сходили. 11131 Ветер принес издалека. 11132 В день холодный, в день осенний. 11133 Они звучат, они ликуют. 11134 Предчувствую Тебя. Года проходят мимо. 11135 Сегодня шла Ты одиноко. 11136 Она росла за дальними горами. 11137 Не жаль мне дней ни радостных, ни знойных. 11138 Встану я в утро туманное. 11139 Верю в Солнце Завета. 11140 Странных и новых ищу на страницах. 11141 Люблю высокие соборы. 11142 Брожу в стенах монастыря. 11143 На ржавых петлях открываю ставни. 11145 На смерть деда. 11146 Я, отрок, зажигаю свечи. 11147 Я и молод, и свеж, и влюблен. 11149 Вхожу я в темные храмы. 11150 Запевающий сон, зацветающий цвет. 11151 Двойник. 11152 Отдых напрасен. Дорога крута. 11154 Мой любимый, мой князь, мой жених. 11156 На перекрестке. 11158 Я живу в глубоком покое. 11160 Моей матери. 11162 Все отошли. Шумите, сосны. 11164 Болотные чертенятки. 11165 Я живу в отдаленном скиту. 11167 Твари весенние. 11169 Ты в поля отошла без возврата. 11172 На весеннем пути в теремок. 11173 Полюби эту вечность болот. 11175 Белый конь чуть ступает усталой ногой. 11176 Влюбленность. 11178 Потеха! Рокочет труба. 11180 Старость мертвая бродит вокруг. 11182 Балаганчик. 11184 Поэт. 11186 В туманах, над сверканьем рос. 11188 Девушка пела в церковном хоре. 11190 Утихает светлый ветер. 11191 Пляски осенние. 11193 В голубой далекой спаленке. 11196 Ты проходишь без улыбки. 11198 Незнакомка. 11200 Ангел-хранитель. 11203 Холодный день. 11206 Окна во двор. 11208 Так окрыленно, так напевно. 11210 Балаган. 11212 На чердаке. 11213 Вот явилась. Заслонила. 11215 Снежное вино. 11217 Я в дольний мир вошла, как в ложу. 11218 На зов метелей. 11220 И опять снега. 11222 Насмешница. 11224 Они читают стихи. 11226 Нет исхода. 11227 Сердце предано метели. 11228 Ушла. Но гиацинты ждали. 11229 Зачатый в ночь, я в ночь рожден. 11231 Тропами тайными, ночными. 11234 Осенняя любовь. 11235 B те ночи светлые, пустые. 11239 Снежная дева. 11241 О, весна без конца и без краю. 11243 Гармоника, гармоника. 11245 Клеопатра. 11247 Всю жизнь ждала. Устала ждать. 11249 Когда вы стоите на моем пути. 11251 Она пришла с мороза. 11253 И я любил. И я изведал. 11255 Май жестокий с белыми ночами. 11257 Поэты. 11258 Друзьям. 11260 Она, как прежде, захотела. 11262 Когда замрут отчаянье и злоба. 11264 Забывшие тебя. 11265 Я пригвожден к трактирной стойке. 11267 Опустись, занавеска линялая. 11268 О доблестях, о подвигах, о славе. 11270 Не затем величал я себя паладином. 11272 Под шум и звон однообразный. 11273 Так. Буря этих лет прошла. 11275 Весенний день прошел без дела. 11276 Какая дивная картина. 11277 Не спят, не помнят, не торгуют. 11278 Равенна. 11279 Девушка из Spoleto. 11281 Madonna da Settignano. 11282 Флоренция, ты ирис нежный. 11283 Всё та же озернaя гладь. 11284 Кольцо существованья тесно. 11285 Холодный ветер от лагуны. 11286 Дым от костра струею сизой. 11287 Слабеет жизни гул упорный. 11289 Все это было, было, было. 11291 Чем больше хочешь отдохнуть. 11293 Двойник. 11294 Песнь ада. 11296 На островах. 11302 В тихий вечер мы встречались. 11304 Всё, что память сберечь мне старается. 11305 В ресторане. 11306 Демон. 11308 Как тяжело ходить среди людей. 11310 Сон. 11311 Когда-то гордый и надменный. 11313 Комета. 11314 Посещение. 11316 О, как смеялись вы над нами. 11318 Унижение. 11319 Авиатор. 11321 Повеселясь на буйном пире. 11324 Благословляю всё, что было. 11325 Шаги командора. 11326 Как тяжко мертвецу среди людей. 11329 Приближается звук. И, покорна щемящему звуку. 11332 Миры летят. Года летят. Пустая. 11333 Сны. 11335 Ночь, улица, фонарь, аптека. 11337 Осенний вечер был. Под звук дождя стеклянный. 11338 К Музе. 11340 Есть времена, есть дни, когда. 11342 Седое утро. 11343 Есть игра: осторожно войти. 11345 Как растет тревога к ночи. 11347 О, я хочу безумно жить. 11348 Я Гамлет. Холодеет кровь. 11349 В огне и холоде тревог. 11350 Ты помнишь? В нашей бухте сонной. 11352 Земное сердце стынет вновь. 11354 Да. Так диктует вдохновенье. 11355 Голос из хора. 11357 Как океан меняет цвет. 11359 Бушует снежная весна. 11360 Среди поклонников Кармен. 11361 Сердитый взор бесцветных глаз. 11362 Ты – как отзвук забытого гимна. 11364 О да, любовь вольна, как птица. 11366 Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь. 11368 Ты жил один! Друзей ты не искал. 11370 Женщина. 11371 Была ты всех ярче, верней и прелестней. 11374 Та жизнь прошла. 11375 За горами, лесами. 11376 Протекли за годами года. 11377 Пусть я и жил, не любя. 11378 Перед судом. 11380 Превратила всё в шутку сначала. 11382 Дикий ветер. 11383 Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух. 11385 Гамаюн, птица вещая. 11388 Ярким солнцем, синей далью. 11389 Видно, дни золотые пришли. 11390 Кругом далекая равнина. 11391 Нет конца лесным тропинкам. 11392 Жизнь медленная шла, как старая гадалка. 11393 Погружался я в море клевера. 11394 Фабрика. 11395 Из газет. 11396 Петр. 11398 Вечность бросила в город. 11400 Город в красные пределы. 11401 Поднимались из тьмы погребов. 11403 Барка жизни встала. 11405 Шли на приступ. Прямо в грудь. 11406 Осенняя воля. 11408 Не мани меня ты, воля. 11410 Осень поздняя. Небо открытое. 11411 Митинг. 11412 Вися над городом всемирным. 11416 Еще прекрасно серое небо. 11417 Прискакала дикой степью. 11418 Сытые. 11420 Деве-революции. 11422 Русь. 11423 В октябре. 11426 Вольные мысли. 11428 О смерти. 11428 В дюнах. 11434 Над озером. 11437 В Северном море. 11442 Ты отошла, и я в пустыне. 11446 Я ухо приложил к земле. 11447 В густой траве пропадешь с головой. 11448 На поле Куликовом. 11449 Россия. 11456 Вот он ветер. 11458 Осенний день. 11459 В голодной и больной неволе. 11461 Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться. 11462 На железной дороге. 11464 Там неба осветленный край. 11466 Новая Америка. 11467 Последнее напутствие. 11470 Грешить бесстыдно, непробудно. 11473 Ветер стих, и слава заревая. 11475 Петроградское небо мутилось дождем. 11476 Задебренные лесом кручи. 11478 Рожденные в года глухие. 11480 Я не предал белое знамя. 11481 Коршун. 11482 З. Гиппиус. 11483 Пушкинскому дому. 11485

Читайте также:
Тема революции в поэме Блока “12”: сочинение

Любовная лирика А.А. Блока («Когда замрут отчаянье и злоба», «Забывшие Тебя» «О доблестях о подвигах о славе»): сочинение

Книга третья (1907-1916). Стихотворения и поэмы

КНИГА ТРЕТЬЯ (1907-1916)

СТИХОТВОРЕНИЯ И ПОЭМЫ

СТРАШНЫЙ МИР (1909-1916)

К Музе
“Под шум и звон однообразный. ”
“В эти желтые дни меж домами. ”
“Из хрустального тумана. ”
Двойник
Песнь ада
“Поздней осенью из гавани. ”
На островах
“С мирным счастьем покончены счеты. ”
“Седые сумерки легли. ”
“Дух пряный марта был в лунном круге. ”
В ресторане
Демон (“Прижмись ко мне крепче и ближе. “)
“Как тяжело ходить среди людей. ”
“Я коротаю жизнь мою. ”
“Идут часы, и дни, и годы. ”
Унижение
Авиатор
“Повеселясь на буйном пире. ”
Пляски смерти (5 стихотворений)
“Миры летят. Года летят. Пустая. ”
“Осенний вечер был. Под звук дождя стеклянный. ”
“Есть игра: осторожно войти. ”
“Как растет тревога к ночи. ”
“Ну, что же? Устало заломлены слабые руки. ”
Жизнь моего приятеля (8 стихотворений)
Черная кровь (9 стихотворений)
Демон (“Иди, иди за мной – покорной. “)
Голос из хора

“О доблестях, о подвигах, о славе. ”
Забывшие тебя
“Она, как прежде, захотела. ”
“Ночь – как ночь, и улица пустынна. ”
“Я сегодня не помню, что было вчера. ”
На смерть младенца
“Когда я прозревал впервые. ”
“Дохнула жизнь в лицо могилой. ”
“Когда, вступая в мир огромный. ”
“Весенний день прошел без дела. ”
“Какая дивная картина. ”
“Ты в комнате один сидишь. ”
“Кольцо существованья тесно. ”
“Чем больше хочешь отдохнуть. ”
Шаги командора
“Мой бедный, мой далекий друг. ”
“Как свершилось, как случилось. “

“О, я хочу безумно жить. ”
“Я ухо приложил к земле. ”
“Тропами тайными, ночными. ”
“В голодной и больной неволе. ”
“Не спят, не помнят, не торгуют. ”
“О, как смеялись вы над нами. ”
“Я – Га’млет. Холодеет кровь. ”
“Так. Буря этих лет прошла. ”
“Да. Так диктует вдохновенье. ”
“Когда мы встретились с тобой. ”
“Земное сердце стынет вновь. ”
“В огне и холоде тревог. “

Читайте также:
С чем связан драматизм звучания стихов А. А. Блока о России?: сочинение

ИТАЛЬЯНСКИЕ СТИХИ (1909)

Равенна
“Почиет в мире Теодорих. ”
Девушка из Spoleto
Венеция (3 стихотворения)
Перуджия
Флоренция (7 стихотворений)
“Вот девушка, едва развившись. ”
Madonna da Settignano
Фьезоле
Сиена
Сиенский собор
“Искусство – ноша на плечах. ”
“Глаза, опущенные скромно. ”
Благовещение
Успение
Эпитафия Фра Филиппо Липпи

РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ (1908-1916)

За гробом
Друзьям
Поэты
“Когда замрут отчаянье и злоба. ”
“Ты так светла, как снег невинный. ”
“Всё это было, было, было. ”
Сусальный ангел
Сон
Комета
“Ты помнишь? В нашей бухте сонной. ”
“Благословляю всё, что было. ”
Послания
Юрию Верховскому
Валерию Брюсову
Владимиру Бестужеву
Анне Ахматовой
“И вновь – порывы юных лет. ”
Художник
“О, нет! не расколдуешь сердца ты. ”
Женщина
Перед судом
Антверпен
“Похоронят, зароют глубоко. ”
“На улице – дождик и слякоть. ”
“Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух. “

АРФЫ И СКРИПКИ (1908-1916)

“Свирель запела на мосту. ”
“Душа! Когда устанешь верить. ”
“И я любил. И я изведал. ”
“Май жестокий с белыми ночами. ”
Три послания
Встречной
Мэри
“Усните блаженно, заморские гости, усните. ”
“Я пригвожден к трактирной стойке. ”
“Не затем величал я себя паладином,”
“Часовая стрелка близится к полно’чи. ”
“Старинные розы. ”
“Уже над морем вечереет. ”
“Всё б тебе желать веселья. ”
“Я не звал тебя – сама ты. ”
“Грустя и плача и смеясь. ”
“Опустись, занавеска линялая. ”
“Мой милый, будь смелым. ”
“Не венчал мою голову траурный лавр. ”
“Покойник спать ложится. ”
“Уж вечер светлой полосою. ”
“Здесь в сумерки в конце зимы. ”
Через двенадцать лет
Утро в Москве
“Как прощались, страстно кля’лись. ”
“Всё на земле умрет – и мать, и младость. ”
На смерть Коммиссаржевской
Голоса скрипок
На Пасхе
“Когда-то гордый и надменный. ”
“Где отдается в длинных залах. ”
“Сегодня ты на тройке звонкой. ”
“В неуверенном, зыбком полете. ”
“Без слова мысль, волненье без названья. ”
“Ветр налетит, завоет снег. ”
“Шар раскаленный, золотой. ”
“Сквозь серый дым от краю и до краю. ”
“Есть минуты, когда не тревожит. ”
“Болотистым пустынным лугом. ”
Испанке
“В небе – день, всех ночей суеверней. ”
“В сыром ночном тумане. ”
Седое утро
“Есть времена, есть дни, когда. ”
“Я вижу блеск, забытый мной. ”
“Ты говоришь, что я дремлю. ”
“Ваш взгляд – его мне подстеречь. ”
“Натянулись гитарные струны,”
“Ты – буйный зов рогов призывных. ”
“Как день, светла, но непонятна. ”
“Петербургские сумерки снежные. ”
“Смычок запел. И облак душный. ”
“Ты жил один! Друзей ты не искал. ”
“Превратила всё в шутку сначала. ”
“Та жизнь прошла. ”
“Была ты всех ярче, верней и прелестней. ”
“Разлетясь по всему небосклону. ”
“Он занесен – сей жезл железный. ”
“Пусть я и жил, не любя. ”
“Протекли за годами года. ”
“За горами, за лесами. “

“Как океан меняет цвет. ”
“На небе – празелень, и месяца осколок. ”
“Есть демон утра. Дымно-светел он. ”
“Бушует снежная весна. ”
“Среди поклонников Кармен. ”
“Сердитый взор бесцветных глаз. ”
“Вербы – это весенняя таль. ”
“Ты – как отзвук забытого гимна. ”
“О да, любовь вольна, как птица. ”
“Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь. “

Читайте также:
Мелодией одной звучат печаль и радость (тема любви в лирике А. Блока).: сочинение

“Ты отошла, и я в пустыне. ”
“В густой траве пропадешь с головой. ”
“Задебренные лесом кручи. ”
На поле Куликовом
1. “Река раскинулась. Течет, грустит лениво. ”
2. “Мы, сам-друг, над степью в полночь стали. ”
3. “В ночь, когда Мамай залег с ордою. ”
4. “Опять с вековою тоскою. ”
5. “Опять над полем Куликовым. ”
Россия
“Вот он, ветер. ”
“Осенний день”
“Дым от костра струею сизой. ”
“Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться. ”
На железной дороге
Посещение
“Там неба осветленный край. ”
“Приближается звук. И, покорна щемящему звуку. ”
Сны
Новая Америка
“Ветер стих, и слава заревая. ”
Последнее напутствие
“Грешить бесстыдно, непробудно. ”
“Петроградское небо мутилось дождем. ”
“Я не предал белое знамя. ”
“Рожденные в года глухие. ”
“Дикий ветер. ”
Коршун

О ЧЕМ ПОЕТ ВЕТЕР (1913)

“Мы забыты, одни на земле. ”
“Поет, поет. Поет и ходит возле дома. ”
“Милый друг, и в этом тихом доме. ”
“Из ничего – фонтаном синим. ”
“Вспомнил я старую сказку. ”
“Было то в темных Карпатах. “

К МУЗЕ
Есть в напевах твоих сокровенных
Роковая о гибели весть.
Есть проклятье заветов священных,
Поругание счастия есть.
И такая влекущая сила,
Что готов я твердить за молвой,
Будто ангелов ты низводила,
Соблазняя своей красотой.
И когда ты смеешься над верой,
Над тобой загорается вдруг
Тот неяркий, пурпурово-серый
И когда-то мной виденный круг.
Зла, добра ли? – Ты вся – не отсюда.
Мудрено про тебя говорят:
Для иных ты – и Муза, и чудо.
Для меня ты – мученье и ад.
Я не знаю, зачем на рассвете,
В час, когда уже не было сил,
Не погиб я, но лик твой заметил
И твоих утешений просил?
Я хотел, чтоб мы были врагами,
Так за что ж подарила мне ты
Луг с цветами и твердь со звездами –
Всё проклятье своей красоты?
И коварнее северной ночи,
И хмельней золотого аи,
И любови цыганской короче
Были страшные ласки твои.
И была роковая отрада
В попираньи заветных святынь,
И безумная сердцу услада –
Эта горькая страсть, как полынь!
29 декабря 1912

* * *
Под шум и звон однообразный,
Под городскую суету
Я ухожу, душою праздный,
В метель, во мрак и в пустоту.
Я обрываю нить сознанья
И забываю, что’ и как.
Кругом – снега, трамваи, зданья,
А впереди – огни и мрак.
Что’, если я, завороженный,
Сознанья оборвавший нить,
Вернусь домой уничиженный, –
Ты можешь ли меня простить?
Ты, знающая дальней цели
Путеводительный маяк,
Простишь ли мне мои метели,
Мой бред, поэзию и мрак?
Иль можешь лучше: не прощая,
Будить мои колокола,
Чтобы распутица ночная
От родины не увела?
2 февраля 1909

* * *
В эти желтые дни меж домами
Мы встречаемся только на миг.
Ты меня обжигаешь глазами
И скрываешься в темный тупик.
Но очей молчаливым пожаром
Ты недаром меня обдаешь,
И склоняюсь я тайно недаром
Пред тобой, молчаливая ложь!
Ночи зимние бросят, быть может,
Нас в безумный и дьявольский бал,
И меня, наконец, уничтожит
Твой разящий, твой взор, твой кинжал!
6 октября 1909

* * *
Из хрустального тумана,
Из невиданного сна
Чей-то образ, чей-то странный.
(В кабинете ресторана
За бутылкою вина).
Визг цыганского напева
Налетел из дальних зал,
Дальних скрипок вопль туманный.
Входит ветер, входит дева
В глубь исчерченных зеркал.
Взор во взор – и жгуче-синий
Обозначился простор.
Магдалина! Магдалина!
Веет ветер из пустыни,
Раздувающий костер.
Узкий твой бокал и вьюга
За глухим стеклом окна –
Жизни только половина!
Но за вьюгой – солнцем юга
Опаленная страна!
Разрешенье всех мучений,
Всех хулений и похвал,
Всех змеящихся улыбок,
Всех просительных движений, –
Жизнь разбей, как мой бокал!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Русь моя, жизнь моя

Александр Блок

Александр Блок – крупнейший русский поэт, один из основоположников символизма. Образ России, отождествленный с матерью, занимает центральное место в творчестве поэта. Блок не представлял своей жизни без родной страны, любил ее природу, народ, пытался разгадать ее душу, понять настоящее и определить будущее. Боль за нее не давала ему покоя, его терзали смутные предчувствия – творчество поэта пронизано ощущением катастрофичности эпохи.

Из раздела «ANTE LUCEM» (1898-1900)

“Пусть светит месяц – ночь темна. “

“Я стремлюсь к роскошной воле. “

Гамаюн, птица вещая («На гладях бесконечных вод. »)

“Полный месяц встал над лугом. “

“Мне снилась снова ты, в цветах, на шумной сцене. “

“Милый друг! Ты юною душою. “

Песня Офелии («Разлучаясь с девой милой. »)

“Сама судьба мне завещала. “

“Дышит утро в окошко твое. “

“Помнишь ли город тревожный. “

“Город спит, окутан мглою. “

Servus – Reginae («Не призывай. И без призыва. »)

“Поэт в изгнаньи и сомненьи. “

“На небе зарево. Глухая ночь мертва. “

31 декабря 1900 года («И ты, мой юный, мой печальный. »)

Из раздела «СТИХИ О ПРЕКРАСНОЙ ДАМЕ» (1901-1902)

Вступление («Отдых напрасен. Дорога крута. »)

“Я вышел. Медленно сходили. “

“Ветер принес издалёка. “

“Душа молчит. В холодном небе. “

“Белой ночью месяц красный. “

“Они звучат, они ликуют. “

“Одинокий, к тебе прихожу. “

“Предчувствую Тебя. Года проходят мимо. “

“Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла. “

Читайте также:
Тема поэта и поэзии в творчестве А. А. Блока: сочинение

“Не жди последнего ответа. “

“Сумерки, сумерки вешние. “

“Нет конца лесным тропинкам. “

“Встану я в утро туманное. “

“Снова ближе вечерние тени. “

“Зарево белое, желтое, красное. “

“Жду я холодного дня. “

“Ночью вьюга снежная. “

Ночь на Новый Год («Лежат холодные туманы. »)

“Бегут неверные дневные тени. “

“Высоко с темнотой сливается стена. “

“Мы живём в старинной келье. “

“Верю в Солнце Завета. “

“Жизнь медленная шла, как старая гадалка. “

“Днём вершу я дела суеты. “

“Там – в улице стоял какой-то дом. “

“Мы встречались с тобой на закате. “

Из раздела «РАСПУТЬЯ» (1902-1904)

“Я их хранил в пределе Иоанна. “

“Покраснели и гаснут ступени. “

“Целый год не дрожало окно. “

“Зимний ветер играет терновником. “

“Снова иду я над этой пустынной равниной. “

“По городу бегал черный человек. “

“Скрипка стонет под горой. “

“Ей было пятнадцать лет. Но по стуку. “

“Когда я уйду на покой от времен. “

Фабрика («В соседнем доме окна жолты. »)

“Плачет ребёнок. Под лунным серпом. “

Статуя («Лошадь влекли под уздцы на чугунный. »)

“Сторожим у входа в терем. “

Утренняя («До утра мы в комнатах спорим. »)

Вечерняя («Солнце сходит на запад. Молчанье. »)

Ночная («Тебе, Чей Сумрак был так ярок. »)

Ночная («Спи. Да будет твой сон спокоен. »)

“Дали слепы. Дни безгневны. “

Из раздела «РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ» (1904-1908)

“Ты оденешь меня в серебро. “

Ночь («Маг, простерт над миром брений. »)

Рабочие на рейде («Окаймлен летучей пеной. »)

Так было («Жизнь была стремленьем. »)

Песня матросов («Подарило нам море. »)

Голос в тучах («Нас море примчало к земле одичалой. »)

Корабли идут («О, светоносные стебли морей, маяки. »)

Корабли пришли («Океан дремал зеркальный. »)

Рассвет («Тихо рассыпалась в небе ракета. »)

“Шли на приступ. Прямо в грудь. “

Моей матери («Помнишь думы? Они улетели. »)

“Девушка пела в церковном хоре. “

Сказка о петухе и старушке («Петуха упустила старушка. »)

Вербочки («Мальчики да девочки. »)

Ангел-Хранитель («Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле. »)

Балаган («Над черной слякотью дороги. »)

Из раздела «ГОРОД» (1904-1908)

Последний день (“Ранним утром, когда люди

Петр («Он спит, пока закат румян. »)

“Город в красные пределы. “

Гимн («В пыльный город небесный кузнец прикатил. »)

“Поднимались из тьмы погребов. “

“Барка жизни встала. “

Митинг («Он говорил умно и резко. »)

Сытые («Они давно меня томили. »)

Незнакомка («По вечерам над ресторанами. »)

“Там дамы щеголяют модами. “

“Ночь. Город угомонился. “

Клеопатра («Открыт паноптикум печальный. »)

Из раздела «СТРАШНЫЙ МИР» (1909-1916)

К Музе («Есть в напевах твоих сокровенных. »)

“Из хрустального тумана. “

На островах («Вновь оснежённые колонны. »)

В ресторане («Никогда не забуду (он был, или не был. »)

Демон («Прижмись ко мне крепче и ближе. »)

Авиатор («Летун отпущен на свободу. »)

“Повеселясь на буйном пире. “

“Как тяжко мертвецу среди людей. “

“Ночь, улица, фонарь, аптека. “

“Пустая улица. Один огонь в окне. “

“Старый, старый сон. Из мрака. “

“Вновь богатый зол и рад. “

“Миры летят. Года летят. Пустая. “

“Есть игра: осторожно войти. “

Голос из хора («Как часто плачем – вы и я. »)

Из раздела «ВОЗМЕЗДИЕ» (1908-1913)

“О доблестях, о подвигах, о славе. “

Забывшие Тебя («И час настал. Свой плащ скрутило время. »)

“Она, как прежде, захотела. “

“Ночь – как ночь, и улица пустынна. “

На смерть младенца («Когда под заступом холодным. »)

“Кольцо существованья тесно. “

Шаги командора («Тяжкий, плотный занавес у входа. »)

Из раздела «ЯМБЫ» (1907-1914)

“О, я хочу безумно жить. “

“Не спят, не помнят, не торгуют. “

“О, как смеялись вы над нами. “

“Я – Гамлет. Холодеет кровь. “

“Да. Так диктует вдохновенье. “

Из раздела «РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ» (1908-1916)

“Когда замрут отчаянье и злоба. “

“Всё это было, было, было. “

Сусальный ангел («На разукрашенную елку. »)

“Благословляю всё, что было. “

“Похоронят, зароют глубоко. “

“На улице – дождик и слякоть. “

“Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух. “

Из раздела «АРФЫ И СКРИПКИ» (1908-1916)

“Свирель запела на мосту. “

“Душа! Когда устанешь верить. “

“И я любил. И я изведал. “

“Май жестокий с белыми ночами. “

Встречной («Я только рыцарь и поэт. »)

“Я пригвождён к трактирной стойке. “

“Всё на земле умрёт – и мать, и младость. “

На смерть Коммиссаржевской («Пришла порою полуночной. »)

На Пасхе («В сапогах бутылками. »)

“Когда-то гордый и надменный. “

“Сегодня ты на тройке звонкой. “

Испанке («Не лукавь же, себе признаваясь. »)

Из раздела «КАРМЕН» (1914)

“Ты – как отзвук забытого гимна. “

СОЛОВЬИНЫй САД (1915)

Соловьиный сад («Я ломаю слоистые скалы. »)

Из раздела «РОДИНА» (1907-1916)

На поле Куликовом

“Река раскинулась. Течет, грустит лениво. “

“Мы, сам-друг, над степью в полночь стали. “

“В ночь, когда Мамай залег с ордою. “

“Опять с вековою тоскою. “

“Опять над полем Куликовым. “

Россия («Опять, как в годы золотые. »)

“Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться. “

На железной дороге («Под насыпью, во рву некошеном. »)

“Грешить бесстыдно, непробудно. “

“Петроградское небо мутилось дождем. “

“Я не предал белое знамя. “

“Рожденные в года глухие. “

СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ОСНОВНОЕ СОБРАНИЕ (1909-1921)

З. Гиппиус («Женщина, безумная гордячка. »)

Читайте также:
Лирический герой А. А. Блока: сочинение

Пушкинскому Дому («Имя Пушкинского Дома. »)

Скифы («Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы. »)

Русь моя, жизнь моя. Стихи и поэмы

Жанры:

Вам понравится:

Евгений Онегин

Аудиокнига автора Александр Пушкин. 🕙: 3 ч. 58 мин. 20 сек. Чтец(ы) Михаил Горевой. Относится к жанрам: литература 19 века, русская классика, список школьной литературы 9 класс, .

Евгений Онегин. спектакль

Аудиокнига автора Александр Пушкин. 🕙: 3 ч. 42 мин. 15 сек. Чтец(ы) Валентин Гафт, Константин Хабенский, Ольга Будина. Относится к жанрам: русская классика, стихи и поэзия, � .

Современная Поэзия от Авторов 2: антология современной поэзии в авторском исполнении #2

Аудиокнига автора Сборник стихов. 🕙: 14 ч. 51 мин. 31 сек. Чтец(ы) Вера Полозкова, Андрей Битов, Виктор Коваль, Линор Горалик. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . Возраст� .

Витязь в барсовой шкуре

Аудиокнига автора Шота Руставели. 🕙: 10 ч. 27 мин. 45 сек. Чтец(ы) Аркадий Бухмин. Относится к жанрам: зарубежная старинная литература, стихи и поэзия, великие поэты, истор� .

Евгений Онегин. Лирика

Аудиокнига автора Александр Пушкин. 🕙: 6 ч. 52 мин. 56 сек. Чтец(ы) Михаил Поздняков. Относится к жанрам: стихи и поэзия, становление героя. Возрастное ограничение: 12+. .

Сонеты

Аудиокнига автора Франческо Петрарка. 🕙: 51 мин. 10 сек. Чтец(ы) Виталий Толубеев. Относится к жанрам: зарубежная классика, зарубежная поэзия, стихи и поэзия, . Возраст� .

Избранная лирика

Аудиокнига автора Федор Тютчев. 🕙: 2 ч. 58 мин. 09 сек. Чтец(ы) Михаил Поздняков. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . Возрастное ограничение: 12+. Вы можете в один клик � .

Цветы зла

Аудиокнига автора Шарль Бодлер. 🕙: 8 ч. 28 мин. 27 сек. Чтец(ы) Patrick Rollin, Михаил Поздняков. Относится к жанрам: стихи и поэзия, великие поэты, двуязычная литература (билингва .

Современная Поэзия от Авторов: антология современной поэзии в авторском исполнении #1

Аудиокнига автора Сборник стихов. 🕙: 14 ч. 02 мин. 16 сек. Чтец(ы) Дмитрий Пригов, Лев Рубинштейн, Сергей Гандлевский, Тимур Кибиров. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . � .

Стихотворения

Аудиокнига автора Михаил Лермонтов. : 1 ч. 07 мин. 59 сек. Чтец(ы) Алексей Казаков. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . Возрастное ограничение: 12+. Вы можете в один кл .

Стихотворения

Аудиокнига автора Марина Цветаева. : 55 мин. 10 сек. Чтец(ы) Евгения Корницкая. Относится к жанрам: список школьной литературы 10-11 класс, стихи и поэзия, сборники стихотв .

Поэмы

Аудиокнига автора Михаил Лермонтов. : 3 ч. 10 мин. 25 сек. Чтец(ы) Вадим Максимов. Относится к жанрам: стихи и поэзия, великие русские писатели, книги для старшего школьно� .

Стихотворения

Аудиокнига автора Александр Блок. : 1 ч. 08 мин. 45 сек. Чтец(ы) Алексей Казаков. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . Возрастное ограничение: 12+. Вы можете в один клик .

Стихотворения

Аудиокнига автора Эдгар Аллан По. : 9 ч. 00 мин. 35 сек. Чтец(ы) Виталий Толубеев. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . Возрастное ограничение: 12+. Вы можете в один кли� .

Избранное

Аудиокнига автора Михаил Ломоносов. : 1 ч. 04 мин. 23 сек. Чтец(ы) Михаил Поздняков. Относится к жанрам: русская классика, стихи и поэзия, . Возрастное ограничение: 12+. .

Описание:

Аудиокнига автора Александр Блок. : 4 ч. 43 мин. 22 сек. Чтец(ы) Александр Балакирев. Относится к жанрам: стихи и поэзия, . Возрастное ограничение: 0+.

Вы можете в один клик скачать полную версию аудиокниги «Русь моя, жизнь моя. Стихи и поэмы» в mp3 в хорошем качестве и без регистрации. Или же, выбирая подходящий Вам вариант, слушать онлайн «Русь моя, жизнь моя. Стихи и поэмы» на нашем сайте. У нас огромный выбор и хороший рекомендательный сервис, и Вы легко сможете выбрать нужную аудиокнигу в соответствии со своими предпочтениями.

Если Вы ещё не определились с выбором, то советую посмотреть разделы «Рейтингов» и «Обзоров аудиокниг» нашего сайта, там вы сможете провести время с пользой и быстро выбрать книгу или серию книг, которые Вам обязательно понравятся.

Не забывайте оставлять отзывы и ставить оценки, они помогают сделать наш рекомендательный сервис ещё лучше.

Аннотация:

Александр Блок – крупнейший русский поэт, один из основоположников символизма. Образ России, отождествленный с матерью, занимает центральное место в творчестве поэта. Блок не представлял своей жизни без родной страны, любил ее природу, народ, пытался разгадать ее душу, понять настоящее и определить будущее. Боль за нее не давала ему покоя, его терзали смутные предчувствия – творчество поэта пронизано ощущением катастрофичности эпохи.

Из раздела «ANTE LUCEM» (1898-1900)

“Пусть светит месяц – ночь темна. “

“Я стремлюсь к роскошной воле. “

Гамаюн, птица вещая («На гладях бесконечных вод. »)

“Полный месяц встал над лугом. “

“Мне снилась снова ты, в цветах, на шумной сцене. “

“Милый друг! Ты юною душою. “

Песня Офелии («Разлучаясь с девой милой. »)

“Сама судьба мне завещала. “

“Дышит утро в окошко твое. “

“Помнишь ли город тревожный. “

“Город спит, окутан мглою. “

Servus – Reginae («Не призывай. И без призыва. »)

“Поэт в изгнаньи и сомненьи. “

“На небе зарево. Глухая ночь мертва. “

31 декабря 1900 года («И ты, мой юный, мой печальный. »)

Из раздела «СТИХИ О ПРЕКРАСНОЙ ДАМЕ» (1901-1902)

Вступление («Отдых напрасен. Дорога крута. »)

“Я вышел. Медленно сходили. “

“Ветер принес издалёка. “

“Душа молчит. В холодном небе. “

“Белой ночью месяц красный. “

“Они звучат, они ликуют. “

“Одинокий, к тебе прихожу. “

“Предчувствую Тебя. Года проходят мимо. “

“Не ты ль в моих мечтах, певучая, прошла. “

“Не жди последнего ответа. “

“Сумерки, сумерки вешние. “

“Нет конца лесным тропинкам. “

“Встану я в утро туманное. “

“Снова ближе вечерние тени. “

“Зарево белое, желтое, красное. “

“Жду я холодного дня. “

Читайте также:
Италия в стихах А. Блока и Н. Гумилева: сочинение

“Ночью вьюга снежная. “

Ночь на Новый Год («Лежат холодные туманы. »)

“Бегут неверные дневные тени. “

“Высоко с темнотой сливается стена. “

“Мы живём в старинной келье. “

“Верю в Солнце Завета. “

“Жизнь медленная шла, как старая гадалка. “

“Днём вершу я дела суеты. “

“Там – в улице стоял какой-то дом. “

“Мы встречались с тобой на закате. “

Из раздела «РАСПУТЬЯ» (1902-1904)

“Я их хранил в пределе Иоанна. “

“Покраснели и гаснут ступени. “

“Целый год не дрожало окно. “

“Зимний ветер играет терновником. “

“Снова иду я над этой пустынной равниной. “

“По городу бегал черный человек. “

“Скрипка стонет под горой. “

“Ей было пятнадцать лет. Но по стуку. “

“Когда я уйду на покой от времен. “

Фабрика («В соседнем доме окна жолты. »)

“Плачет ребёнок. Под лунным серпом. “

Статуя («Лошадь влекли под уздцы на чугунный. »)

“Сторожим у входа в терем. “

Утренняя («До утра мы в комнатах спорим. »)

Вечерняя («Солнце сходит на запад. Молчанье. »)

Ночная («Тебе, Чей Сумрак был так ярок. »)

Ночная («Спи. Да будет твой сон спокоен. »)

“Дали слепы. Дни безгневны. “

Из раздела «РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ» (1904-1908)

“Ты оденешь меня в серебро. “

Ночь («Маг, простерт над миром брений. »)

Рабочие на рейде («Окаймлен летучей пеной. »)

Так было («Жизнь была стремленьем. »)

Песня матросов («Подарило нам море. »)

Голос в тучах («Нас море примчало к земле одичалой. »)

Корабли идут («О, светоносные стебли морей, маяки. »)

Корабли пришли («Океан дремал зеркальный. »)

Рассвет («Тихо рассыпалась в небе ракета. »)

“Шли на приступ. Прямо в грудь. “

Моей матери («Помнишь думы? Они улетели. »)

“Девушка пела в церковном хоре. “

Сказка о петухе и старушке («Петуха упустила старушка. »)

Вербочки («Мальчики да девочки. »)

Ангел-Хранитель («Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле. »)

Балаган («Над черной слякотью дороги. »)

Из раздела «ГОРОД» (1904-1908)

Последний день (“Ранним утром, когда люди

Петр («Он спит, пока закат румян. »)

“Город в красные пределы. “

Гимн («В пыльный город небесный кузнец прикатил. »)

“Поднимались из тьмы погребов. “

“Барка жизни встала. “

Митинг («Он говорил умно и резко. »)

Сытые («Они давно меня томили. »)

Незнакомка («По вечерам над ресторанами. »)

“Там дамы щеголяют модами. “

“Ночь. Город угомонился. “

Клеопатра («Открыт паноптикум печальный. »)

Из раздела «СТРАШНЫЙ МИР» (1909-1916)

К Музе («Есть в напевах твоих сокровенных. »)

“Из хрустального тумана. “

На островах («Вновь оснежённые колонны. »)

В ресторане («Никогда не забуду (он был, или не был. »)

Демон («Прижмись ко мне крепче и ближе. »)

Авиатор («Летун отпущен на свободу. »)

“Повеселясь на буйном пире. “

“Как тяжко мертвецу среди людей. “

“Ночь, улица, фонарь, аптека. “

“Пустая улица. Один огонь в окне. “

“Старый, старый сон. Из мрака. “

“Вновь богатый зол и рад. “

“Миры летят. Года летят. Пустая. “

“Есть игра: осторожно войти. “

Голос из хора («Как часто плачем – вы и я. »)

Из раздела «ВОЗМЕЗДИЕ» (1908-1913)

“О доблестях, о подвигах, о славе. “

Забывшие Тебя («И час настал. Свой плащ скрутило время. »)

“Она, как прежде, захотела. “

“Ночь – как ночь, и улица пустынна. “

На смерть младенца («Когда под заступом холодным. »)

“Кольцо существованья тесно. “

Шаги командора («Тяжкий, плотный занавес у входа. »)

Из раздела «ЯМБЫ» (1907-1914)

“О, я хочу безумно жить. “

“Не спят, не помнят, не торгуют. “

“О, как смеялись вы над нами. “

“Я – Гамлет. Холодеет кровь. “

“Да. Так диктует вдохновенье. “

Из раздела «РАЗНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ» (1908-1916)

“Когда замрут отчаянье и злоба. “

“Всё это было, было, было. “

Сусальный ангел («На разукрашенную елку. »)

“Благословляю всё, что было. “

“Похоронят, зароют глубоко. “

“На улице – дождик и слякоть. “

“Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух. “

Из раздела «АРФЫ И СКРИПКИ» (1908-1916)

“Свирель запела на мосту. “

“Душа! Когда устанешь верить. “

“И я любил. И я изведал. “

“Май жестокий с белыми ночами. “

Встречной («Я только рыцарь и поэт. »)

“Я пригвождён к трактирной стойке. “

“Всё на земле умрёт – и мать, и младость. “

На смерть Коммиссаржевской («Пришла порою полуночной. »)

На Пасхе («В сапогах бутылками. »)

“Когда-то гордый и надменный. “

“Сегодня ты на тройке звонкой. “

Испанке («Не лукавь же, себе признаваясь. »)

Из раздела «КАРМЕН» (1914)

“Ты – как отзвук забытого гимна. “

СОЛОВЬИНЫй САД (1915)

Соловьиный сад («Я ломаю слоистые скалы. »)

Из раздела «РОДИНА» (1907-1916)

На поле Куликовом

“Река раскинулась. Течет, грустит лениво. “

“Мы, сам-друг, над степью в полночь стали. “

“В ночь, когда Мамай залег с ордою. “

“Опять с вековою тоскою. “

“Опять над полем Куликовым. “

Россия («Опять, как в годы золотые. »)

“Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться. “

На железной дороге («Под насыпью, во рву некошеном. »)

“Грешить бесстыдно, непробудно. “

“Петроградское небо мутилось дождем. “

“Я не предал белое знамя. “

“Рожденные в года глухие. “

СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ОСНОВНОЕ СОБРАНИЕ (1909-1921)

З. Гиппиус («Женщина, безумная гордячка. »)

Пушкинскому Дому («Имя Пушкинского Дома. »)

Скифы («Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы. »)

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: