Пророчество поэта А. Блока: сочинение

Пророчество поэта А. А. Блока

И черная, земная кровь
Сулит нам, раздувая вены,
Все разрушая рубежи,
Неслыханные перемены,
Невиданные мятежи…
А. Блок
Поэты вообще обладают свойством предугадывать будущее, не только свое личное, но и целой страны. Александр Блок особенно отличался этим даром. Но мне все же кажется, что пророчество Блока надо понимать как общий вывод здравомыслящих честных людей того времени. В октябре 17-го года поэт уже был зрелым человеком и мог здраво оценивать ситуацию в стране.
Известно, что в те времена немало кликушествовали

Related posts:

Образы русской природы в стихах А. Блока о России За снегами, лесами, степями Твоего мне не видно лица. Только лъ страшный простор пред очами, Непонятная ширь без конца? А. Блок Тонкий лирик и психолог, Блок удивительно точно и зримо отражает в своих произведениях картины природы России. Он не идеализирует окружающее. Ему милы убогие и скучные пейзажи родной страны. Его мистическому настроению и меланхолии близка […].

Тема поэта и поэзии в творчестве А. А. Блока Идейное и художественное своеобразие произведений того или иного автора определяется в первую очередь его творческой концепцией. В лирике творческая концепция формируется в стихотворениях, посвященных теме поэта и поэзии. В них устанавливаются основные принципы творчества, взгляды на предназначение поэта. Вопрос о роли поэта в обществе, о его влиянии на окружающий мир был впервые всерьез затронут поэтами […].

Тема России в лирике А. Блока Тема родины, России занимала в творчестве А. Блока особенное место. Россия народная, природная, с ее историей, традициями, нераскрытым, но огромным духовным потенциалом, давала мужество поэту и надежду на будущее. В декабре 1908 года А. Блок напишет К. Станиславскому: “… стоит передо мной моя тема, тема о России. Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь”. […].

Тема поэта и поэзии в лирике А. Блока Печальная доля – так сложно, Так трудно и празднично жить, И стать достоянъем доцента, И критиков новых плодить… А. А. Блок Тема поэта и поэзии имеет в классической литературе глубокие корни и традиции. Александр Блок тоже отдал дань этой теме очень оригинально, без излишнего пафоса и напыщенности. В стихотворениях “Друзьям” и “Поэты” автор нарочито сгущает […].

Стихотворение А. А. Блока “Россия” Россия, нищая Россия, Мне избы серые твои, Твои мне песни ветровые – Как слезы первые любви! Тема Родины – тема России – занимала особое место в жизни А. Блока, она была для него поистине всеобъемлющей. Он считал тему о России своей темой, которой сознательно посвящал жизнь. У поэта с Россией образовалась явственная, кровная связь. Особое […].

Россия в творчестве Блока Сотри случайные черты – И ты увидишь: мир прекрасен. А. Блок “Жизнь – это путь”,- говорил Лев Толстой. Жизнь Александра Блока – это путь среди революций, трудный и сложный. От “Стихов о Прекрасной Даме” до поэмы “Двенадцать”, то есть от предельно индивидуальной лирики до дышащих революционным пафосом произведений. Революционные события вплотную подвели Блока к теме […].

Тема Родины в творчестве А. А. Блока О, Русь моя! Жена моя. А. А. Блок Основная часть творчества Александра Блока относится к дореволюционному периоду, времени полной дискредитации человеческих чувств. В этом мире все фальшиво и продажно: и дружба, и любовь, и сострадание… Единственным чистым чувством остается для Блока любовь к Родине. Только на нее может опереться истерзанная одиночеством, непониманием окружающих и фальшью […].

Тема любви в творчестве Блока Александр Блок вошел в историю литературы как выдающийся поэт-лирик. Начав свой поэтический путь книгой мистических стихов о Прекрасной Даме, Блок завершил свое двадцатилетнее творчество в русской литературе революционной поэмой “Двенадцать”. Ранний период творчества поэта прошел под знаком религиозных раздумий. В 1904 году он создает цикл “Стихов о Прекрасной Даме”, полных тревоги, ощущения близкой катастрофы. Поэт […].

Это все о России (По творчеству А. А. Блока) На одном из поэтических вечеров А. А. Блок, завершая выступление, прочел стихотворение, которым часто заканчивал свое чтение – “Голос из хора”. Из зала раздавалось требовательное: “Прочтите стихи о России!” “Это все о России”, – ответил поэт. Да, вся лирика Блока – поэтический дневник жизни русского человека на рубеже двух веков. Сам поэт писал К. С. […].

Образ России в лирике А. А. Блока Теме России я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. А. Блок “Кругом тонула Россия Блока”, – именно так писал в поэме “Хорошо” Маяковский, говоря о явлении, которого ни до, ни после не было. Россия для Блока не просто тема, это целый мир, наделенный своими чертами, заполненный особыми образами и символами. Вновь и вновь поэт возвращается к […].

Тема Родины в творчестве Александра Блока “Рано или поздно все будет по-новому, потому что жизнь прекрасна”, – писал Блок. Источником этой спасительной веры была для него Россия. К теме родной земли так или иначе обращались многие поэты, но каждый по-своему понимал знакомую для всех нас Россию. Не является исключением и Александр Блок. Тема родины – одна из важнейших в его поэзии. […].

Читайте также:
Анализ стихотворения А. Блока Русь моя, жизнь моя: сочинение

“Раздается мерный шаг… ” (по поэме А. А. Блока “Двенадцать”) Поэма Блока “Двенадцать” написана в первые месяцы после революции – в январе 1918 года. Ни одно из произведений А. Блока не отличается такой художественностью и музыкальностью, как эта поэма. “Двенадцать” – это лучшее его произведение, закончив которое он сказал: “Сегодня я – гений!”. В “Двенадцать” Блок с громадным вдохновением и блистательным мастерством запечатлил открывавшийся ему […].

Поэтический образ России в лирике А. А. Блока А. А. Блок всегда говорил, что теме Родины он посвящает все свое творчество. Образ России присутствует практически во всех его произведениях, от самых ранних, юношеских, до последних. Отечество для Блока – маяк, который освещает весь его творческий путь. Если проследить этот путь от начала до конца, то можно увидеть Россию во всем ее многообразии. Блок […].

Тема родины в лирике А. Блока В сборник стихов о России, наряду с новыми, впервые появившимися стихами, были помещены стихи, напечатанные несколько лет назад. И каждое стихотворение несет в себе определенную идейную нагрузку, оно – своеобразное звено в цепи. Открывается книга циклом стихов о Куликовом поле. Этот цикл задает тон всему сборнику – просветленную грусть и мудрую любовь поэта к России, […].

Россия в творчестве А. А. Блока Пусть ночь. Домчимся, Озарим кострами Степную даль. В степном дыму блеснет Святое знамя И ханской сабли сталь… А. Блок. Родина… Россия… В жизни любого из нас она весьма немало означает. Тяжело вообразить себе человека, не любящего свою Родину. А.. Блок в своих замечательных произведениях проявлял большущий интерес к проблеме Родины. Он беззаветно и преданно любил […].

Тема родины в творчестве А. Блока Ты и убогая, Ты и обильная, Ты и могучая, Ты и бессильная, Матушка Русь! Н. А. Некрасов К теме родной земли так или иначе обращались многие поэты, но каждый по-своему понимал знакомую для всех нас Россию. Не является исключением и Александр Блок. Тема родины – одна из важнейших в его поэзии. Блок не сразу нашел […].

Тема Родины в поэзии Блока Общеизвестна поэтическая метафора: “Родина-мать”. В облике женщины-матери, в частности, на плакатах периода Великой Отечественной войны часто изображали Родину русские художники. В литературоведении данный метод именуется “олицетворением”. Например, образ Правды может появиться в облике женщины в лохмотьях, это будет являться символом ее гонимости и неприкаянность, а образ Справедливости – в обличье женщины с весами в руках […].

Россия в изображении А. А. Блока Идут века, шумит война, Встает мятеж, горят деревни, А ты все та ж, моя страна, В красе заплаканной и древней. А. Блок. “Коршун” Родина… Россия… В жизни каждого из нас она очень много значит. Трудно представить себе человека, который не любил бы ее. А. Блок в своем творчестве уделял большое внимание теме Родины. Он очень […].

Ліричний герой поезії О. Блока I. Олександр Блок – поет, наділений божественним даром. II. Особливості ліричного героя О. Блока. 1. Входження Блока в літературу як співця “туманної любові, неземної і піднесеної” (гармонійність віршованої мови, натхенність і вишуканість почуттів ліричного героя в ранніх віршах Блока). 2. Драматична суперечка ліричного героя з вульгарним буржуазним побутом (“Незнайомка” – виникнення романтичного, піднесеного любовного переживання […].

Мечты и действительность в лирике А. А. Блока Александр Блок – выдающееся явление в русской поэзии. Это один из наиболее замечательных поэтов “серебряного века” и яркий представитель символистов. От символизма он не отступал, по сути, никогда: ни в юношеских стихах, полных туманов и грез, ни в более зрелых произведениях. Лирика Блока во всем ее многообразии представляет собой, в сущности, единое произведение (так утверждал […].

Тема России в творчестве А. А. Блока По словам самого Блока, тема России – главная в его поэзии. Блок обратился к этой теме уже в самом начале своего творческого пути и остался верен ей до конца жизни. Стихотворение “Гамаюн, птица вещая” стало первым произведением юного Блока, посвященным судьбе России. Уже в нем встает тема исторического пути родины, ее трагической истории. Птица Гамаюн […].

Россия А. А. Блока Тема родины относится к числу вечных в поэзии. К ней обращались художники слова во все времена. Но в творчестве А. Блока эта тема обретает особое звучание. Ведь поэт жил на рубеже веков, о себе и своих современниках он сказал: “Мы – дети страшных лет России”. Предчувствие “неслыханных перемен” и “не Виданных мятежей” отбрасывало особый отблеск […].

Тема любви в поэзии А. А. Блока и С. А. Есенина Творческий путь как А. А. Блока, так и С. А. Есенина был сложным и трудным, исполненным резких противоречий, но в конечном счете прямым и неуклонным. Я думаю, что понять поэта – это войти в мир его волшебства, приобщиться к тайне восприятия им окружающего нас мира. А мир А. Блока и С. Есенина – это их […].

Читайте также:
Мелодией одной звучат печаль и радость (тема любви в лирике А. Блока).: сочинение

Лирический герой А. А. Блока (2) Лирический герой Блока – это постоянно меняющийся человек, ведомый жаждой познания истины, отдающийся сполна чувству любви и прекрасного. В поэзии Александра Блока – живой, яркий характер самого поэта. Лирический герой Блока проходит через все, что испытал сам поэт. Это жажда жизни и уныние, взлеты и разочарования, вера и опустошенность… Ранние стихотворения А. Блока полны романтики […].

“Раздается мерный шаг… ” (По поэме А. Блока “Двенадцать”) И вечный бой. Покой нам только снится Сквозь кровь и пыль… Летит, летит степная кобылица И мнет ковыль… А. А. Блок Тему сочинения я выбираю вполне осознанно, потому что считаю ее очень актуальной, интересной, хотя и небезопасной. Писать о революции в наши дни трудно, потому что в оценке этого явления человеческой истории сейчас наблюдается полная […].

Образ России в лирике А. Блока Теме России я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. А. Блок Александр Александрович Блок творил и жил на рубеже двух столетий. Это был по праву последний великий поэт старой России, и вместе с тем с его именем связано открытие первой страницы в истории советской и русской поэзии. Больше всего привлекает меня в поэзии этого автора тема […].

Тема пути в лирике А. А. Блока А. А. Блок родился в Петербурге в дворянской семье. Его отец был профессором Варшавского университета по кафедре государственного права. Мать занималась литературной деятельностью. Никто в семье его никогда не “преследовал”, все только любили и баловали. “Музыка старых русских семей” звучала вокруг ребенка. “Бабушки, тетушки, нянюшки”, красота окружающей природы, отдаленность и огражденность дома Бекетовых от всех […].

Відображення кохання Блока у його віршах Відображення кохання Блока у його віршах. Першим коханням Блока була К. М. Садовська, з якою він зустрівся в Бад Науйгеймі – курорті в Німеччині. Це кохання знайшло відображення в ранній ліриці Блока та в циклі “Через двенадцать лет”. В ранніх віршах Блока ми бачимо палку пристрасть і біль нерозділеного кохання. З його творів видно духовну […].

“Прошлое страстно глядит в грядущее”. Историческое прошлое России в цикле стихотворений “На поле Куликовском” А. А. Блока У Александра Блока свое особое отношение к Родине. Россия – это не просто тема, а это мир, наделенный своими чертами, заполненный различными образами и символами. А. Блок обращается к размышлениям о трагическом прошлом России, многострадальном народе, о предназначении и особенности России. Очень ярко и своеобразно представлено отношение к Родине в цикле “На поле Куликове”. Этот […].

Особенности изображения двух миров в поэме А. А. Блока “Двенадцать” Имя А. А. Блока тесно связано в сознании читателя с символизмом. Это литературное течение, придя в Россию из Западной Европы на рубеже 19-20 вв., обогатившись достижениями русской стихотворной традиции, дало литературное множество замечательных произведений, среди которых поэзия Блока. Образы, созданные им, занимают особое место. Своеобразие поэзии поэта во многом отразилось уже в первые годы его […].

Старый и новый мир в поэме А. Блока “Двенадцать” “Окаянные дни” – так охарактеризовал события 1918 года живший в эмиграции И. А. Бунин. Александр Блок придерживался другого мнения. В революции он видел переломный момент в жизни России, который влечет за собой крушение старых нравственных устоев и зарождение нового мировоззрения. Поглощенный идеей становления новой, лучшей жизни в стране, Блок в январе 1918 года пишет одно […].

Мечты и реальность в поэзии А. А. Блока Об Александре Блоке говорили и будут говорить многие, потому что он является одним из лучших поэтов серебряного века. Стихи и поэмы Александра Блока – это одна из версий в русской поэзии, несмотря на то что его творчество пришлось на переломный момент в жизни России – революцию 1917 года. Но тем не менее он “первый поэт […].

“Предчувствую Тебя… ” (Любовная лирика А. А. Блока) Александр Блок – известная личность, гениальный поэт. Каким он был? Любил ли он свой народ? Природу? Кого любил? О чем мечтал? На все эти вопросы можно найти ответы в строках его произведений. Я хотела бы рассказать о юношеской лирике Блока, его раннем творчестве. Может быть, потому, что мне наиболее близок именно этот период жизни поэта, […].

“Душа парила ввысь и там звезду нашла” (По лирике А. А. Блока) О, я хочу безумно жить! Все сущее – увековечить, Безличное – очеловечить, Несбывшееся – воплотить! А. Блок Блок! Без него я не могу представить нашу большую литературу. Владимир Маяковский писал: “Творчество Александра Блока – целая поэтическая эпоха”. Блок как бы соединяет два века русской культуры. В ранних стихах он продолжает традиции интимной лирики Жуковского, Фета, […].

Читайте также:
Мечты и действительность в лирике А. А. Блока: сочинение

“Страшный мир” в лирике А. А. Блока Александр Блок был романтическим поэтом не только по системе отображения жизни, но и по духу ее восприятия. Он творил в порыве вдохновения, и эта способность осталась у него на всю жизнь. Через душу А. Блока прошли все потрясения его времени. Лирический герой его произведений заблуждался, радовался, отрицал, приветствовал. Это был путь поэта к людям, путь […].

Духовный путь Александра Блока Тема пути является одной из основных лирических тем поэтов серебряного века и особенно поэтов-символистов. Их стихи – это точная фиксация пути лирического героя и его поколения. Три тома лирики А. Блока – это его дневник, последовательное описание всех душевных переживаний, событий, происходивших в его жизни. “Таков мой путь, и я твердо уверен, что все мои […].

Анализ стихотворения А. Блока “Осенняя воля” (комментарий к стихотворению) Александр Блок “нашел” себя в литературе, создав целый ряд замечательных произведений о родине. Интерес к данной теме символизирует расцвет, творческую зрелость писателя. В стихотворениях, посвященных России – ее сложной истории и судьбе, – выражается то неподдельное чувство признательности и любви, благоговейного восхищения и восторга, которое поэт питает к чему-то по-настоящему близкому и родному, от чего […].

Образ лирического героя в поэзии А. А. Блока А. А. Блок – крупнейший поэт-символист, творивший на рубеже двух грозных веков. За свою недолгую жизнь он написал очень много лирических стихотворений, пьес, поэм. Поэзия Блока несколько раз претерпевала серьезные изменения, но сам поэт считал все свои произведения единым целым, своего рода романом в стихах. Всю свою поэзию поэт разделил на три тома, которые соответствовали […].

Сравнительный анализ стихотворений А. А. Блока “В неуверенном, зыбком полете… ” и Б. Пастернака “Ночь” Современный мир, осмысливаемый лирическим поэтом, всегда кажется мистическим и почти всегда фантасмагоричным. Стихотворение Блока-символиста (1910) – вершина символизма в его творчестве – яркий тому пример. Поэт размывает границы реального и символического. Что это? Конкретный эпизод или обобщенное размышление? Стихотворение об авиакатастрофе или о гибельности прогресса? В любом случае Блок стягивает в узел и переплетает жизненные […].

Образы и символика в поэме А. Блока “Двенадцать” Поэма “Двенадцать” была написана А. Блоком в январе 1918 года, когда октябрьские события были уже позади, но прошло еще недостаточно времени, чтобы осмыслить их и дать объективную историческую оценку. Революция 1917 года пронеслась, как буря, как ураган, и трудно было однозначно сказать, что хорошего и что плохого она принесла с собой. Именно под таким стихийным […].

Пророчество Блока и цинизм революции

– Что Вы собственно имеете против советской власти?
– «Я ничего не имею против советской банды, незаконно
захватившей власть в свои руки в 1917 году.»

Александра Блока Есенин считал Первым из здравствующих поэтов России. Именно Александр Блок благословил его на творчество по приезде Есенина в Петроград в 1915 году.

В своё время меня поразило пророческое стихотворение-предвидение Александра Блока датируемое 3.03.1903.

Всё ли спокойно в народе?…

— Всё ли спокойно в народе?
— Нет. Император убит.
Кто-то о новой свободе
На площадях говорит.

— Все ли готовы подняться?
— Нет. Каменеют и ждут.
Кто-то велел дожидаться:
Бродят и песни поют.

— Кто же поставлен у власти?
— Власти не хочет народ.
Дремлют гражданские страсти:
Слышно, что кто-то идет.

— Кто ж он, народный смиритель?
— Темен, и зол, и свиреп:
Инок у входа в обитель
Видел его — и ослеп.

Он к неизведанным безднам
Гонит людей, как стада…
Посохом гонит железным…
— Боже! Бежим от Суда!

Да, пророки си поэты, мудрецы!
Но продолжим разговор о Есенине и Маяковском который всё не кончается, хотя по смерти этих великанов в поэзии прошло уже почти столетие.
Каждому честному и здравомыслящему человеку, считающему Россию своей Родиной, ясно, что и Сергей Есенин, и Владимир Маяковский оба, были убиты по приказу «Вождя», может быть просто по кивку его головы.
Народ правду чует инстинктивно. Абсолютное народное большинство склоняется к версии убийства поэтов.
Но просто расстрелять Есенина, как и Маяковского, в России, даже в то сумасшедшее время, было невозможно.
Маяковского сравнивали с громовой трубой, а Есенина – с золотою флейтой.
Оба эти голоса всегда будут звучать для читателей будущего…
Сергей Есенин – это ещё и душа, помутившегося разумом, русского народа.
Революционную власть эти двое беспокоили. Никогда неизвестно, о чём завтра запоют народу эти совестливые и безмерно талантливые и любимые народом.

А в 1913 году Владимир Маяковский весел и неподражаем:

Я сразу смазал карту будня,
Плеснувши краску из стакана;
Я показал на блюде студня
Косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
Прочел я зовы новых губ.
А вы
Ноктюрн сыграть могли бы
На флейте водосточных труб?

Читайте также:
Как решить «поэтическую тайну» стихотворения «Незнакомка»: сочинение

Его смерть произошла на пять лет позже смерти Есенина, в 1930 году.
Есенинский сценарий нельзя было полностью повторить. С Маяковским власти действовали хитрее.
Глашатай революции, начал унывать, не пел славу Вождю, начал писать сатиру, а это не устраивало власть и могло нанести вред делу революции.

Прямое убийство Маяковского как бы не доказано.
Но морально его терзали давно, как Булгакова, Пастернака, Блока, Цветаеву…

Для начала, загнали в тупик, поддерживая неестественные отношения в любовном треугольнике, который курировала власть.
Лиля Брик и её законный супруг, двое из этого треугольника – были сотрудники ГПУ.

Тело убиенного Маяковского было спешно кремировано, в только что открытом крематории. Рубашка поэта, пробитая пулей, была отдана Лиле Брик.
Предсмертная записка написана за два дня до «самоубийства» и карандашом (так почерк легче подделать), хотя поэт всегда носил с собой любимую ручку, которую никому не давал…
С пулей, прошедшей почему-то сверху вниз, тоже какая-то путаница – из браунинга или маузера стреляли?!
Кстати, если бы он сам стрелял себе в сердце, то сверху вниз никак не могло бы быть!

Когда от него выбежала актриса, торопившаяся на репетицию, она оставила поэта стоявшим перед ней на коленях, чего не могли предвидеть режиссеры “самоубийства”.

В квартире имелся второй, “чёрный” ход, с которого и вошёл, дожидавшийся этого момента, убийца.
Отсюда и смертоносная рана сверху вниз, и путаница с пистолетами.

Фото мёртвого Маяковского не на полу, где его обнаружили, и что могло значительно помочь следствию, а на диване, как и мёртвого Есенина.

Как заметил оператор фильма – один почерк!

Опытным режиссёрам революции ничего не стоило устроить и отъезд за границу Бриков, и как бы, отправление телеграммы о предстоящем самоубийстве самим Маяковским.
Прямо или косвенно, разочаровывающемуся глашатаю революции услужливо помогли покинуть этот мир. И все перечисленные подробности говорят о том, что убили, продумав и организовав исполнение.

Поголовно уничтожив царскую семью, сначала Ильич, а далее Коба и его соратники начали разбираться с оставшейся в России интеллигенцией.

Гумилёва расстреляли, с группой тёток и подростков “незаконно собиравших недоубранные на поле колоски”.
P.S. По “Граду Петрову” услышала подробности расстрела Гумилёва.
В последний момент к группе , подлежащей расстрелу подкатил чёрный лимузин. Спросили:”Кто здесь поэт Гумилёв? Садитесь в машину.” Гумилёв спросил: “А что будет с этими?” Ему ответили: “Их расстреляют.” “Тогда я не поеду. Здесь офицер Гумилёв” – сказал поэт и был расстрелян со всеми вместе.

Блок и Мандельштам – эти неженки, сами «загнуться».
Мандельштама сначала можно закинуть к уголовникам, в Сибирь. Помёрзнуть, поголодать, что ж, что «не волк он по крови своей»?!
Он умирал от голода и холода, среди уголовников. Кто-то стащил у него рукавицы.
Очевидец рассказал, что когда принесли и раздали по куску хлеба, он жадно впился в него зубами и съел. Ему сказали:”Оставил бы часть на потом”. Осип Мандельштам ответил:”На какое потом?”. В тот день он умер.

Клюев хоть и из семьи староверов, но революцию периодически приветствует.
Его расстреляют позже,чем разберутся с Есениным и Маяковским, в 1937; предварительно помучив его, полу парализованного, три года, голодом и холодом в концлагере в Сибири.

Есенин и Маяковский слишком значительные фигуры в России.
Поэтому был разыгран мерзкий спектакль с самоубийством каждого, с небольшим временным интервалом.
Погиб Сергей Есенин как Мученик, а не как самоубийца. Так считает народ, его мать и Русская Православная Церковь.
Его отпели, после разговора с мамой Сергея, и поминают в церквях, хотя самоубийц отпевать и поминать в церкви запрещено.

Протоиерей Александр Куропаткин, настоятель Казанской церкви в селе Константиново, на родине Есенина, где панихиды служатся по Есенину постоянно, говорит: “Евангельская любовь Есенина ко всему и вся, беспримерное публичное (через стихи) покаяние за все прегрешения перед лицом всего русского народа, говорит всему миру о его высокой духовности и глубокой вере в Бога.”
“Он взял родной народ у разрушенного храма и через расстрелы, геноцид, предательство демагогов-вождей, звал его в храм. Мы, русские, лечились есенинской душою, есенинской красотою и нежностью много десятков лет, строя, воюя, созидая.”- Владимир Сорокин.

klassreferat.ru

Меню сайта

  • Сочинения
  • Сочинения по литературе
  • Сочинения на свободную тему
  • Анализ стихотворения
  • Полные произведения
  • Сочинения по картинам
  • Краткое содержание произведений
  • Твори з української мови
  • Твори з української літератури
  • Сочинения ЕГЭ, ОГЭ
  • Краткие биографии
  • Исторические портреты
  • Справочник по русскому языку

Сочинение на тему

Пророчество поэта А. Блока

И черная, земная кровь

Сулит нам, раздувая вены,

Все разрушая рубежи,

Поэты вообще обладают свойством предугадывать будущее, не только свое личное, но и целой страны. Александр Блок особенно отличался этим даром. Но мне все же кажется, что пророчество Блока надо понимать как общий вывод здравомыслящих честных людей того времени. В октябре 17-го года поэт уже был зрелым человеком и мог здраво оценивать ситуацию в стране.

Читайте также:
Тема поэта и поэзии в творчестве А. А. Блока: сочинение

Известно, что в те времена немало кликушествовали о конце света. Общество удручало трагическое начало двадцатого века: гибель первых аэропланов, кошмар катастрофы “Титаника”, землетрясения, появление комет, революция 1905 года в России и т. д. Писатели сочиняли страстные речи о неотвратимости роковой развязки, поэты воспевали смерть как избавление от страданий. Но не имея большого таланта, с любым самым богатым материалом не совладать. Блок был гений, ему удалось сделать великий вывод из всех потрясений, которые прошли через его чуткую душу. Уже в сентябре 1911 года он писал в поэме “Возмездие”:

Что ж человек? — За ревом стали,

В огне, в пороховом дыму,

Какие огненные дали

Открылись взору твоему?

В поэме также идет речь о воздвижении в будущем Храма на крови. Блок, как видит читатель, пророчит человечеству страшное будущее, но, в отличие от кликуш, он не проклинает свой век, а лишь обозначает, через какие испытания людям предстоит пройти. Говоря о пророчествах Блока той поры, нельзя забывать, что он был символист, а поэты-символисты считали, что происходит естественный процесс уничтожения этого “страшного мира”.

На непроглядный ужас жизни

Открой скорей, открой глаза,

Пока великая гроза

Все не смела в твоей отчизне.

Дай гневу правому созреть,

Приготовляй к работе руки.

Не можешь — дай тоске и скуке

В тебе копаться и гореть.

Откуда в тонком, интеллигентном и поэтичном Блоке столько жесткости и бесстрашия? Видимо, все от веры символистов в справедливость и неизбежность трагического будущего России.

Хочу отметить также известные стихи Блока, родившиеся под впечатлением картины Васнецова “Гамаюн”. Здесь поэт представил путь России сквозь иго татар, голод, казни. И ему — “вещий правдою звучат Уста, запекшиеся кровью”.

Но путь родины Блок никогда не отделял от своего собственного: путь России — это его путь. В облике отечества многое для поэта остается загадкой. Но его завтрашний день он считает и своим завтрашним днем.

О Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!

Наш путь — стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске

В твоей тоске, о Русь! И даже мглы — ночной и зарубежной —

Начавшаяся мировая война еще более обострила чувство сопричастности к судьбам родины, народа.

Идут века, шумит война,

Встает мятеж, горят деревни,

А ты все та ж, моя страна,

В красе заплаканной и древней, —

Доколе матери тужить?

Доколе коршуну кружить?

Наверное, было бы наивным полагать, что А. Блок ни в чем не ошибался в своем пророческом порыве. Главное, что он и в своих заблуждениях был очень искренен. Например, сотрудничая с большевиками, Блок объяснял это, как известно, тем, что, желая нового, надо принимать его в том состоянии, через которое оно проходит в данный момент. Развивая эту мысль, Блок говорил: “Я политически безграмотен и не берусь судить о тактике соглашения между интеллигенцией и большевиками. Но по внутреннему побуждению это будет соглашение музыкальное.

Все зависит от личности, у интеллигенции звучит та же музыка, что и у большевиков. Правда, большевики не произносят слова “божья”, они больше чертыхаются, но ведь из песни слова не выкинешь”. Итак, Александр Блок гениально вычислил собственную судьбу и судьбу России еще в начале пути:

Я безумец! Мне в сердце вонзили

Красноватый уголь пророка.

Пушкинский “Пророк” явно помог прозрению Блока. Видимо, о пророческом даре Блока будет еще много суждений, но масштабность его поэзии ни у кого не вызывает сомнений.

«Скифы» А. Блока – пророчество и предупреждение

Условимся сразу, друзья: мы не будем здесь говорить о литературных достоинствах последнего стихотворения великого русского поэта Александра Блока «Скифы», а попробуем из дня сегодняшнего всего лишь бросить мимолётный взгляд на это произведение, понять его главный посыл, идеи и цели. Быть может, этого окажется достаточно, чтобы предостеречь современного читателя от глубоко ошибочного, хоть и такого модного в последнее время, контекстного прочтения стихотворения – бездумного (или злонамеренного) вырывания из текста удобных для каких-либо определённых целей отдельных фраз и словосочетаний.

Как известно, «Скифы» были написаны Блоком вскоре после Октябрьской революции 1917 года, в сложнейший для всей России – и особенно для русской интеллигенции – период, когда думающим, пытающимся разобраться в происходящих событиях людям приходилось делать свой выбор в полной тьме, в надвигающейся жути и бесовщине большевизма, во враждебном окружении Запада, продолжающего мировую войну и с удовольствием подкидывающего дровишек в разгорающийся огонь братоубийственной гражданской войны в нашей стране. Вы только представьте, что это было за время! Разобраться во всём том ужасе практически не представлялось возможным, вокруг творилось невесть что, без всякой морали и заповедей. Тонкая душа поэта пыталась справиться с этим всепоглощающим мраком, но не смогла – тьма и «отсутствие воздуха» (за полгода до кончины Александр Александрович, выступая на вечере памяти Пушкина, говорил о том, что поэтов губит «отсутствие воздуха») в конце концов разрушили психику Блока, привели его к переоценке мировоззрения и полному разочарованию, а вскоре – и к тяжёлой депрессии, закончившейся смертью.
Опубликованные в конце февраля 1918 года «Скифы» вызвали неоднозначную реакцию у современников. Многих смутил публицистический вызов стихотворения, его острое гражданское звучание, патриотический пафос. Тем более что репутация Блока среди его старых товарищей-поэтов была подпорчена пробольшевистской поэмой «Двенадцать» и особенно статьёй «Интеллигенция и революция», после которой ему даже пригрозили «будущим бойкотом» (категорически против новой позиции Блока выступили З. Гиппиус, Д. Мережковский, Ф. Сологуб, Вяч. Иванов, А. Ахматова и др.). Но сейчас речь не об этом. Если оставить в стороне революционную подоплёку, лично мне из сегодняшнего дня видится в этом стихотворении злой, дерзкий, даже резкий – просто наотмашь! – ответ русофобам всех мастей: «Ах вы говорите, что мы азиаты? Так нате, получите!» («Мы – варвары? – записал Блок в своём дневнике 11 января 1918 года, за пару недель до сочинения «Скифов». – Хорошо же. Мы и покажем вам, что такое варвары!») Не надо дословно понимать фразы о раскосых глазах и азиатских рожах, как не стоит и преувеличивать их иносказательность (как это сделал, например, Бунин: «…весь русский народ, точно в угоду косоглазому Ленину, объявлен азиатом»), – с помощью подобных экспрессивных выражений поэт всего лишь передал высокий эмоциональный накал этой отповеди недругам России, которых всегда был – и сохранился доныне – легион, «мильон»:

Читайте также:
Христианская символика поэмы А. А. Блока Двенадцать: сочинение

Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,
С раскосыми и жадными очами!

(Ремарка между строк. Интересно сравнить, как примерно о том же писал А. Пушкин в стихотворении «Клеветникам России»:
Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля. )

То же самое касается строчки «Мы, как послушные холопы. », которую, брызжа слюной, используют хулители русской нации как мнение великого поэта о своём народе. Здесь мы видим всё тот же приём экспрессии, как, например, во фразе «Боже, какой же я болван, что поверил тебе!»

Для вас – века, для нас – единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы.

(Ремарка между строк. Сравните с пушкинским:
И ненавидите вы нас.
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир. )

Укоряя западный мир в его обычном иезуитстве (из дневника Блока: «Опозоривший себя, так изолгавшийся,уже не ариец. Яд ваш мы поняли лучше вас!»; интересно в связи с этим также вспомнить фразу А. Пушкина из чернового текста письма Бенкендорфу, написанного почти за сто лет до «Скифов»: «Озлобленная Европа нападает покамест на Россию не оружием, но ежедневной, бешеной клеветою»), поэт напоминает об уроках истории, которые, впрочем, почему-то всё никак не идут впрок:

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток,
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот – срок настал. Крылами бьёт беда,
И каждый день обиды множит,
И день придёт – не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

И – наконец! – пророческое послание из начала залитого кровью двадцатого века нам, живущим в так тревожно стартовавшем веке двадцать первом, предостережение русского поэта-провидца всё той же Европе:

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь чёрной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью.

Россия – Сфинкс. Она вмещает в себя всё, и всё вмещается в ней. Россия – больше чем просто страна, государство, одна шестая часть суши, она – неразгаданная для многих древняя загадка, хранительница Жизни с особой миссией среди других народов (из дневника Блока: «Мы свою историческую миссию выполним!»), как никто умеющая любить, всё знающая, помнящая и понимающая.

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжёт, и губит!

Читайте также:
Мировой пожар в творчестве А. Блока: сочинение

Мы любим всё – и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё – и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений.

Мы помним всё – парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далёкий аромат,
И Кёльна дымные громады.

Но, увы, по-иному приходится говорить с теми, «кто к нам с оружием идёт». («Если вы хоть «демократическим миром» не смоете позор вашего военного патриотизма, – читаем мы далее в дневнике поэта, – наш жестокий ответ, страшный ответ – будет единственно достойным человека. »)

Мы любим плоть – и вкус её, и цвет,
И душный, смертный плоти запах.
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжёлых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжёлые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых.

(Ремарка между строк. Сравните с пушкинским:
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.)

Это тоже гипербола, преувеличение, ход от противного: вы мечтаете представить нас миру грубыми, жестокими дикарями, этакими современными гуннами? Смотрите, поосторожней со своими желаниями, а то получите именно то, что хотите!
Всё же лучше.

. Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно – старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем – братья!

А если кое-кто по-прежнему видит в нас только «азиатские рожи», то что ж, тогда будет так. Конечно, здесь поэт доводит всё до крайности, тем самым призывая наших не умеющих вовремя остановиться. оппонентов к благоразумию: неужели вы хотите видеть Россию такой – вероломной, малодушной, трусливо прячущейся в случае мировой опасности «по дебрям и лесам»? («Мы на вас смотрели глазами арийцев, пока у вас было лицо, – пишет далее в дневнике Блок, не сдерживая свой пыл бессмысленной в таких случаях политкорректностью. – А на морду вашу мы взглянем нашим косящим, лукавым, быстрым взглядом; мы скинемся азиатами, и на вас прольётся Восток. Ваши шкуры пойдут на китайские тамбурины. »)

А если нет – нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернёмся к вам
Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы – отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить.

Но нет же, нет, Россия никогда не была и не будет такой! У неё другое предназначение, ниспосланное, доверенное только ей одной с горних высот. «Россия – жизнь!» Так послушайте и услышьте нас, наконец! – снова и снова говорим вам мы, «скифы-азиаты», на самом деле – точно такие же европейцы, ваши белые братья, стоящие (пока ещё?) по одну с вами сторону и имеющие те же высокие гуманистические принципы и ценности:

В последний раз – опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

В заключение вновь обращаюсь к вам, друзья мои. Прочитайте это стихотворение ещё раз, только очень внимательно, привязывая каждую его строку к нашему времени, и вы увидите, насколько оно современно и актуально именно сейчас, как много в нём пророческих мыслей, главная из которых – о неистощимой и неистребимой силе в нас, в русских, которую многие не понимают и потому боятся, но с помощью которой мы – несмотря ни на что! – победим всех своих врагов и любые невзгоды на своём историческом пути. На сложном, но великом пути моего великого народа!

Полный текст стихотворения (без эпиграфа)

Скифы

Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас – века, для нас – единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток,
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот – срок настал. Крылами бьёт беда,
И каждый день обиды множит,
И день придёт – не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

Читайте также:
Тема любви в творчестве Блока: сочинение

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь чёрной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью.

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжёт, и губит!

Мы любим всё – и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё – и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений.

Мы помним всё – парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далёкий аромат,
И Кёльна дымные громады.

Мы любим плоть – и вкус её, и цвет,
И душный, смертный плоти запах.
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжёлых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжёлые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых.

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно – старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем – братья!

А если нет – нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернёмся к вам
Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы – отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить.

В последний раз – опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

Пророчество поэта А. Блока

Сочинения по литературе: Пророчество поэта А. Блока

И черная, земная кровь

Сулит нам, раздувая вены,

Все разрушая рубежи,

Поэты вообще обладают свойством предугадывать будущее, не только свое личное, но и целой страны. Александр Блок особенно отличался этим даром. Но мне все же кажется, что пророчество Блока надо понимать как общий вывод здравомыслящих честных людей того времени. В октябре 17-го года поэт уже был зрелым человеком и мог здраво оценивать ситуацию в стране.

Известно, что в те времена немало кликушествовали о конце света. Общество удручало трагическое начало двадцатого века: гибель первых аэропланов, кошмар катастрофы “Титаника”, землетрясения, появление комет, революция 1905 года в России и т. д. Писатели сочиняли страстные речи о неотвратимости роковой развязки, поэты воспевали смерть как избавление от страданий. Но не имея большого таланта, с любым самым богатым материалом не совладать. Блок был гений, ему удалось сделать великий вывод из всех потрясений, которые прошли через его чуткую душу. Уже в сентябре 1911 года он писал в поэме “Возмездие”:

Что ж человек? — За ревом стали,

В огне, в пороховом дыму,

Какие огненные дали

Открылись взору твоему?

В поэме также идет речь о воздвижении в будущем Храма на крови. Блок, как видит читатель, пророчит человечеству страшное будущее, но, в отличие от кликуш, он не проклинает свой век, а лишь обозначает, через какие испытания людям предстоит пройти. Говоря о пророчествах Блока той поры, нельзя забывать, что он был символист, а поэты-символисты считали, что происходит естественный процесс уничтожения этого “страшного мира”.

На непроглядный ужас жизни

Открой скорей, открой глаза,

Пока великая гроза

Все не смела в твоей отчизне.

Дай гневу правому созреть,

Приготовляй к работе руки.

Не можешь — дай тоске и скуке

В тебе копаться и гореть.

Откуда в тонком, интеллигентном и поэтичном Блоке столько жесткости и бесстрашия? Видимо, все от веры символистов в справедливость и неизбежность трагического будущего России.

Хочу отметить также известные стихи Блока, родившиеся под впечатлением картины Васнецова “Гамаюн”. Здесь поэт представил путь России сквозь иго татар, голод, казни. И ему — “вещий правдою звучат Уста, запекшиеся кровью”.

Но путь родины Блок никогда не отделял от своего собственного: путь России — это его путь. В облике отечества многое для поэта остается загадкой. Но его завтрашний день он считает и своим завтрашним днем.

О Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!

Наш путь — стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске

В твоей тоске, о Русь! И даже мглы — ночной и зарубежной —

Начавшаяся мировая война еще более обострила чувство сопричастности к судьбам родины, народа.

Идут века, шумит война,

Встает мятеж, горят деревни,

А ты все та ж, моя страна,

В красе заплаканной и древней, —

Читайте также:
Образы русской природы в стихах А. Блока о России: сочинение

Доколе матери тужить?

Доколе коршуну кружить?

Наверное, было бы наивным полагать, что А. Блок ни в чем не ошибался в своем пророческом порыве. Главное, что он и в своих заблуждениях был очень искренен. Например, сотрудничая с большевиками, Блок объяснял это, как известно, тем, что, желая нового, надо принимать его в том состоянии, через которое оно проходит в данный момент. Развивая эту мысль, Блок говорил: “Я политически безграмотен и не берусь судить о тактике соглашения между интеллигенцией и большевиками. Но по внутреннему побуждению это будет соглашение музыкальное.

Все зависит от личности, у интеллигенции звучит та же музыка, что и у большевиков. Правда, большевики не произносят слова “божья”, они больше чертыхаются, но ведь из песни слова не выкинешь”. Итак, Александр Блок гениально вычислил собственную судьбу и судьбу России еще в начале пути:

Я безумец! Мне в сердце вонзили

Красноватый уголь пророка.

Пушкинский “Пророк” явно помог прозрению Блока. Видимо, о пророческом даре Блока будет еще много суждений, но масштабность его поэзии ни у кого не вызывает сомнений.

Пророчества Александра Блока

При имени “Александр Блок” сразу же возникает картинка: кучерявый лирик с поэмой то ли “Скифы”, то ли “12”, поэт интеллигенции по принципу “Маяковский — поэт пролетариата, а Есенин — поэт деревни”. Приписать Блоку, допустим, Мандельштама в советское время было нельзя. Признать в Блоке мистика сможет эрудированный читатель — а таких немного.

А Блок был, тем не менее, едва ли не самым любимым современниками из русских поэтов. Он играл свою роль поэта-пророка превосходно: со вкусом и со знанием дела. Как никто другой, Блок умело совмещал в себе активиста политической борьбы, лирика-предсказателя и мистика, поклоняющегося неведомому Творцу.

Уже современник Блока, его друг-соперник Андрей Белый, усмотрел в его поэзии бессознательное мифотворчество или, вероятно, гениальный бред, требующий религиозного истолкования и культурно-исторического диагноза. Позднейшие исследователи пошли еще дальше и нашли у Блока “преломление русской революционно-демократической традиции и французского средневековья”.

Особенно на этой почве потрудились французы. Так, Жорж Нива подвел итог важного для мистического сознания Блока противопоставления “глубокой, почвенной русской магии” и “фальшивого и изнеженного западного романтизма”. А наблюдательнейший Юлий Айхенвальд отметил манеру Блока читать свои стихи “бесстрастно перебирая их, как монах — свои четки”. Как средневековый европейский монах, заметим мы.

С биографией Блока можно с легкостью познакомиться. Нет нужды в очередной раз пересказывать, что Саша родился в таком-то году, поступил туда-то и тогда-то женился. Куда интереснее мнение и замечание, оставленное его таким наблюдательным современником как Лидия Гинзбург: “Прозаический слог Блока страшен, как лицо, не улыбающееся ни при каких обстоятельствах”. Невеста поэта, дочь известного естествоиспытателя Дмитрия Менделеева, просила Блока: “Пожалуйста, без мистицизма”.

Александр объяснил, что эту просьбу невозможно исполнить. “Мистицизм не есть “теория”; это — непрестанное ощущение […] таинственных, ЖИВЫХ, ненарушимых связей друг с другом и через это — с Неведомым. Он проникает меня всего, я в нем, и он во мне. Это — моя природа. От него я пишу стихи”, — замечает молодой Блок.

Да и в разговоре он нем ни один критик не может обойтись без того, чтобы не употребить в разных падежах существительные “мистика” или “мистик”, а также прилагательное “мистический”. Вот только одно предложение у Ю. Айхенвальда, вчитайтесь: “Мистичность своей “роковой, родной страны”, которая “и в снах необычайна”, он прозревает и в ее недавних событиях; и на них тоже распространяется та его первая и последняя любовь, то его мистическое супружество, которое называется Россия”.

Тут многое идет от семьи, от истоков. Мать Блока, Александра Андреевна Кублицкая-Пиоттух, всерьез занималась религиозными исканиями и, по словам ее сестры, тетки поэта Марии Андреевны Бекетовой, “не уклоняясь от христианства, она воспринимала его исключительно как религию духа”. Эта женщина жадно ловила все новое, что появлялось в духовных течениях, и ее саму называли “мистической сектанткой”.

“Неоднократно лечившаяся в психиатрических клиниках (в частности, гипнозом, которым лечил ее будущий психоаналитик Юрий Каннабих), Александра Андреевна придавала своему мистицизму болезненную чувствительность истерии; годами она находилась в состоянии напряженного, почти конвульсивного ожидания чуда”, — подмечает историк культуры А. Эткинд.

Ссылаясь на высказывания жены Блока и Владислава Ходасевича, проанализировавших взаимоотношения свекрови с невесткой, автор отмечает: “Поэтический культ вечной, безличной и асексуальной женственности позволял Блоку всю жизнь сохранять символическую верность матери”.

С учителями Блоку, можно сказать, тоже повезло: мистик на мистике сидит и мистиком погоняет. Одним из первых был профессор русской словесности Иван Шляпкин. С детства знавший Достоевского, профессор был автором исследований о древнерусских крестах (многие из которых были памятниками новгородских еретиков), о святителе Дмитрии Ростовском (написавшем “Четьи-Минеи” и “Розыск о брынской вере”, в котором впервые описывалось хлыстовство — религиозная секта). Для госэкзамена Шляпкин индивидуально подобрал Блоку вопросы, так или иначе связанные с мистическими аспектами русской традиции.

Читайте также:
Борьба есть условие жизни В. Г. Белинский. (По творчеству А. Блока): сочинение

То, что блоковская мистика близка к хлыстовству, отмечали не только позднейшие литературные критики, но и друзья самого поэта. Андрей Белый указывал: “Тревожную поэзию его что-то сближает с русским сектантством. Сам себя он сближает с “невоскресшим Христом”, а его “Прекрасная дама” в сущности — хлыстовская Богородица. Символист А. Блок в себе самом создал странный причудливый мир: но этот мир оказался до крайности напоминающим мир хлыстовский”.

referat5vip.ru

Главное меню

  • Главная
  • Сочинения по русской литературе
  • Сочинение по картине
  • Сочинения по русскому языку
  • Анализ стихотворения
  • Биографии писателей
  • Краткое содержание произведений
  • Твори з української мови
  • Сочинения ОГЭ
  • Сочинения на ЕГЭ
  • Математика
  • Сочинения на английском
  • Шпаргалки по литературе

Сочинение на тему

Пророчество поэта А. Блока

И черная, земная кровь

Сулит нам, раздувая вены,

Все разрушая рубежи,

Поэты вообще обладают свойством предугадывать будущее, не только свое личное, но и целой страны. Александр Блок особенно отличался этим даром. Но мне все же кажется, что пророчество Блока надо понимать как общий вывод здравомыслящих честных людей того времени. В октябре 17-го года поэт уже был зрелым человеком и мог здраво оценивать ситуацию в стране.

Известно, что в те времена немало кликушествовали о конце света. Общество удручало трагическое начало двадцатого века: гибель первых аэропланов, кошмар катастрофы “Титаника”, землетрясения, появление комет, революция 1905 года в России и т.д. Писатели сочиняли страстные речи о неотвратимости роковой развязки, поэты воспевали смерть как избавление от страданий. Но не имея большого таланта, с любым самым богатым материалом не совладать. Блок был гений, ему удалось сделать великий вывод из всех потрясений, которые прошли через его чуткую душу. Уже в сентябре 1911 года он писал в поэме “Возмездие”:

Что ж человек? — За ревом стали,

В огне, в пороховом дыму,

Какие огненные дали

Открылись взору твоему?

В поэме также идет речь о воздвижении в будущем Храма на крови. Блок, как видит читатель, пророчит человечеству страшное будущее, но, в отличие от кликуш, он не проклинает свой век, а лишь обозначает, через какие испытания людям предстоит пройти. Говоря о пророчествах Блока той поры, нельзя забывать, что он был символист, а поэты-символисты считали, что происходит естественный процесс уничтожения этого “страшного мира”.

На непроглядный ужас жизни

Открой скорей, открой глаза,

Пока великая гроза

Все не смела в твоей отчизне.

Дай гневу правому созреть,

Приготовляй к работе руки.

Не можешь — дай тоске и скуке

В тебе копаться и гореть.

Откуда в тонком, интеллигентном и поэтичном Блоке столько жесткости и бесстрашия? Видимо, все от веры символистов в справедливость и неизбежность трагического будущего России.

Хочу отметить также известные стихи Блока, родившиеся под впечатлением картины Васнецова “Гамаюн”. Здесь поэт представил путь России сквозь иго татар, голод, казни. И ему — “вещий правдою звучат Уста, запекшиеся кровью”.

Но путь родины Блок никогда не отделял от своего собственного: путь России — это его путь. В облике отечества многое для поэта остается загадкой. Но его завтрашний день он считает и своим завтрашним днем.

О Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!

Наш путь — стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске

В твоей тоске, о Русь! И даже мглы — ночной и зарубежной —

Начавшаяся мировая война еще более обострила чувство сопричастности к судьбам родины, народа.

Идут века, шумит война,

Встает мятеж, горят деревни,

А ты все та ж, моя страна,

В красе заплаканной и древней, —

Доколе матери тужить?

Доколе коршуну кружить?

Наверное, было бы наивным полагать, что А. Блок ни в чем не ошибался в своем пророческом порыве. Главное, что он и в своих заблуждениях был очень искренен. Например, сотрудничая с большевиками, Блок объяснял это, как известно, тем, что, желая нового, надо принимать его в том состоянии, через которое оно проходит в данный момент. Развивая эту мысль, Блок говорил: “Я политически безграмотен и не берусь судить о тактике соглашения между интеллигенцией и большевиками. Но по внутреннему побуждению это будет соглашение музыкальное.

Все зависит от личности, у интеллигенции звучит та же музыка, что и у большевиков . Правда, большевики не произносят слова “божья”, они больше чертыхаются, но ведь из песни слова не выкинешь”. Итак, Александр Блок гениально вычислил собственную судьбу и судьбу России еще в начале пути:

Я безумец! Мне в сердце вонзили

Красноватый уголь пророка.

Пушкинский “Пророк” явно помог прозрению Блока. Видимо, о пророческом даре Блока будет еще много суждений, но масштабность его поэзии ни у кого не вызывает сомнений.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: