Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока: сочинение

Цвет и звук в лирике А. Блока

А. Блок Собрание сочинений. В 8т. М., Гослитиздат, 1976. Блок А. Избранное. М., 1989. Блок А. Дитя Гоголя. М.,

Цвет и звук в лирике А. Блока

Другие сочинения по предмету

Прозревали дней грядущих

Синева как символ «родимой стороны» типична для стихотворений Блока:

Видишь день беззакатный и жгучий

И любимый, родимый свой край,

Синий, синий, певучий, певучий,

Неподвижно-блаженный, как рай.

Но синий может быть и спутникомпечали, тревоги, томительных, болезненных ощущений:

Берегись, пойдем-ка домой.

Смотри: уж туман ползет:

Корабль стал совсем голубой. II, 71

В голубом морозном своде

Так приплюснут диск больной,

Заплевавший все в природе

Синий часто встречается в сочетании с другими цветами, служа нередко в цветовой гамме то фоном, то контрастом, то равноправным компонентом; в этих случаях синий, как правило, сохраняет свое реальное значение, но иногда он, чаще всего вместе с красным, выражает смысл метафорически: «Синее море! Красные зори!», II, 52; «. туча в предсмертном гневе мечет из очей то красные, то синие огни», II, 303; «Остался красный зов зари и верность голубому стягу», I, 289; «И месяц холодный стоит, не сгорая, зеленым серпом в синеве», II, 23;

Из ничего фонтаном синим

Вдруг брызнул свет.

. Зеленый, желтый, синий, красный

Вся ночь в лучах.

Главенствующее значение синего в цветовой гамме может быть подчеркнуто грамматически необычным множественным числом: «Над зелеными рвами текла, розовея, весна. Непомерность ждала в синевах отдаленной черты», II, 61.

Синий может участвовать в поэтической передаче психологических контрастов, символизируя устремленность к добру, к свету: «Забыл я зимние теснины и вижу голубую даль», I, 182; «Голубому сну еще рад наяву», I, 308;

Здесь все года, все боли, все тревоги,

Как птицы черные в полях.

Там нет предела голубой дороге.

Контрастны и стилевые крайности в использовании синего и голубого цвета от высокой поэтизации, романтической окрыленности до выражения боли, надрыва; иногда этот образ выполняет сатирическую функцию: «И над твоим собольим мехом гуляет ветер голубой», II, 211; «Надутый, глупый и румяный паяц в одежде голубой», I, 367:

Я сам, позорный и продажный,

С кругами синими у глаз.

«Синий крест» так озаглавлено юношеское сатирическое стихотворение.

Синий как признак внешнего облика героя (цвет одежды) всегда условен, здесь он главное средство поэтизации образа: «Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий, в котором ты в сырую ночь ушла. » III, 64; «У дверей Несравненной Дамы я рыдал в плаще голубом», I, 263; «Как бесконечны были складки твоей одежды голубой», I, 490; «Надо мною ты в синем своем покрывале, с исцеляющим жалом змея. » II, 260;

И означился в небе растворенном

Проходящий шагом ускоренным

В голубом, голубом,

Закрыто лицо щитом.

Законченным воплощением символа является один из персонажей пьесы «Незнакомка» по имени Голубой, который на вопрос Незнакомки «Ты можешь сказать мне земные слова? Отчего ты весь в голубом?» отвечает: «Я слишком долго в небо смотрел: оттого голубые глаза и плащ», IV, 85.

Один из частых в поэзии Блока символических образов синие глаза: «Сотни глаз, больших и глубоких, синих, темных, светлых. Узких. Открытых. » IV, 76; «Синеокая, бог тебя создал такой», III, 183.

О синих глазах Блок пишет чаще всего метафорически: синий плен, глубокая синева, жгуче-синий простор, синяя гроза, бездонные, смысл этих метафор раскрывается в контексте, словесно-образным окружением:

Смотрели темные глаза,

Дышала синяя гроза.

Взор во взор и жгуче-синий

Синие глаза как символ чистоты и высокой романтики подчеркивает Блок в облике Веры Комиссаржевской. Синий цвет как средство образной характеристики Блок использует неоднократно, когда хочет передать романтическое восприятие замечательного искусства Комиссаржевской, особенность ее великого таланта, устремленного к «новому, чудесному, несбыточному»: «. эта маленькая фигура со страстью ожидания и надежды в .синих глазах, с весенней дрожью в голосе, вся изображающая один порыв, одно устремление куда-то, за какие-то синие-синие пределы человеческой здешней жизни», V, 415;

«. Вера Федоровна опытная и зрелая актриса; но она ведь синее пламя, всегда крылатая, всегда летящая, как птица», V, 472; «Смерть Веры Федоровны волнует и тревожит. Это еще новый завет для нас чтобы мы твердо стояли на страже, новое напоминание, далекий голос синей Вечности о том, чтобы ждали нового, чудесного, несбыточного. » V, 416.

Синий у Блока это и символ вечности, и спутник смерти: «Белые священники с улыбкой хоронили маленькую девочку в платье голубом», I, 276;

«Обессиленный труп, не спасенный твоею заботой, с остывающим смехом на синих углах искривившихся губ. » II, 54.

Синий цвет использует Блок и при создании поэтических картин в духе живописи М. В. Нестерова голубые кадильницы, оклад синего неба, синий берег рая, синий ладан, темно-синяя риза: «В синем небе, в темной глуби над собором тишина», II, 121;

«В простом окладе синего неба его икона смотрит в окно», II, 84. Вспомним нестеровского «Пустынника»: и фигура старца, и тропинка, по которой он идет, и благостная осенняя даль все как бы подсвечено синим, и только гроздь красной рябины вносит цветовой диссонанс в освещение картины. Не таков ли и Блок с его пристрастием к цветовым контрастам: «Когда в листве сырой и ржавой рябины заалеет гроздь. » 11,263; «Но густых рябин в проезжих селах красный цвет зареет издали», II, 75.

Пристрастие к синему цвету приводит иногда к гиперболизации его, к нагнетанию синего в тавтологиях и плеоназмах: «синяя лазурь», «голубая лазурь», «сине-голубая пропасть», «голубой вечерний зной в голубое голубою унесет меня волной. » III, 107; «Голубой, голубой небосвод. Голубая спокойная гладь», I, 532;

Читайте также:
Как решить «поэтическую тайну» стихотворения «Незнакомка»: сочинение

Голубые ходят ночи,

Голубой струится дым,

Дышит море голубым,

Голубые светят очи!

Тема «соловьиного сада», раскрывается в «голубом ключе»: синяя мгла, синий сумрак, синяя муть, голубое окно. Тематическим повтором проходит синий в стихотворении «Помнишь ли город тревожный. »:

синяя дымка, синяя города мгла. В стихотворении «Облака небывалой услады. »лазурная лень, нежно-синие горы, рождество голубого ручья, голубые земли; в стихотворении «В голубой далекой спаленке. » штора синего окна, синий сумрак и покой;

в стихотворении «Я в четырех стенах убитый» противопоставляется злу как символ добра и возможного счастья голубой: наряд голубой, голубой брат, «она такой же голубою могла бы стать. », «лазурию твоей гореть», «голубоватый дух певца».

Стихотворение «Война горит неукротимо» сначала называлось «Голубое»:

Война горит неукротимо,

Но ты задумайся на миг,

И голубое станет зримо,

И в голубом Печальный Лик.

Лишь загляни смиренным оком

В непреходящую лазурь,-

Там в тихом, в голубом, в широком

Лазурный дым не рокот бурь. 161 1, 354

Здесь и в других стихотворениях присутствует субстантивированный образ голубого как самодовлеющей сущности и непреходящей ценности-символа:

Здесь голубыми мечтами

Светлый возвысился храм.

Все голубое за Вами

И лучезарное к Вам.

Обрамленность в композиции способствует тематической и художественной завершенности произведения, его идейной ясности. Обычно это символическая деталь, на которой держится сюжет. Такую роль играет повторенная в начале и в конце стихотворения художественная деталь голубая одежда («Мы шли заветною тропою»): в началеголубое покрывало: «Ты в покрывало голубое закуталась, клонясь ко мне», и в конце: «Как бесконечны были складки твоей одежды голубой» (I, 490). Вот еще пример такого повтора в стихотворении «Песельник»: в первой строфе «Я голосом тот край, где синь туман, бужу. » и в последней: «Ой, синь туман, ты мой!» II, 335.

В поэтической фразе синий часто является действенным, активным началом: «Призывно засинеет мгла», «Звездясь, синеет тонкий лед», II, 49. Эта действенность наиболее ярко выступает в прозопопеях: «В светлых струйках весело пляшет синева», II, 147; «И надо мною тихо встала синь умирающего дня», II, 124; «. откуда в сумрак таинственный смотрит, смотрит свет голубой?» I, 153. Активизация синего закрепляется в аллитерации и родственных дифтонгах:

. Где Леонардо сумрак ведал,

Беато снился синий сон!

С этой же целью синий выносится в конец стиха, чтобы быть еще раз закрепленным в рифме, повториться основными звуками опорными согласными с, н в рифмующемся слове: синиескиния, синейсаней, инеесиней, пустынисиний, синий Магдалинапустыни. Голубой в рифме выглядит бледнее, но рифмуется тоже достаточно часто: избойголубой, нуждойголубой, голубоютяготою, голубойзолотой, то

Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока: сочинение

Библиографическая ссылка на статью:
Соколова Д.А., Ильина С.К. Цветопись в художественно-речевой системе поэта // Филология и литературоведение. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: https://philology.snauka.ru/2015/09/1698 (дата обращения: 04.10.2021).

В художественном мире поэта (писателя) всегда есть определенная лексико-семантическая группа слов, обозначающих цветосветовые представления личности. В результате семантического развития и обработки такие лексемы наполняются переносными и символическими значениями [1].

Лексико-семантические группы (поля), передающие цвет, краски окружающего мира [2], в творчестве писателя выполняют особые функции, создают не только неповторимый образ, но и несут идейно-художественную нагрузку [3]. Искусство работы с цветом в художественном произведении называют цветописью.

Цветопись – это способ передачи цвета языком художественного произведения. Люди живут в мире, где цвет имеет большое значение. Благодаря цвету, в нашем сознании складываются различные образы окружающего мира.

«Цветные строки» русских поэтов создают неповторимый мир человеческого и природного бытия, в котором богатство красок свидетельствует о полноте жизни. Существует множество словесно-изобразительных приемов, используемых поэтами для передачи своих чувств к окружающему миру, но важнейшую роль в творчестве поэтов играет цветопись. Писатели научились придавать слову многозначность, дополняя оттенками смысла.

Прием цветописи широко использовал С. Есенин [4]. Как и большинство поэтов, он привлек своих первых читателей свежестью восприятия, не поддельной, наивной яркоцветностью. Все образы, изображенные им в стихотворениях живописны, словно акварелью нарисованные. «Цветная Русь» С. Есенина разнообразна, она включает природный и деревенский мир. Цвет в произведениях Есенина отражает внутренний мир поэта, его душевное состояние.

«Цветные строки» писателя во многом обусловлены мифологическим восприятием мира его лирическим героем. Так, розовый-символ восхода, расцвета жизни, вызывает в сознании человека соответствующие образы, например, в стихотворении «Не жалею, не зову, не плачу» юность олицетворяет розовый конь. Белый цвет обычно сопрягается душой. Россия, «страна березового ситца», ассоциируется с небесно-голубым.

Символика деревенской избы, ее значение жизни крестьянина подчеркивается золотым цветом, например, «золоченая хата». Очень характерно для поэта и пристрастие к жёлто-золотому. В этой гамме выдержаны все его «автопортреты». И это не случайно. В образе, запёртом на замок тайного слова его «языческой» фамилии, образе, который расшифровывался как осень – есень – ясень – весень, Есенин видел как бы указания на своё предназначение в мире.

Сфера мечты и сказки окрашивается в яркие оттенки, например, «красноигривый жеребенок». Вот цветовое решение стихотворения «О красном вечере задумалась дорога…»: красный, розовый, желтый, золотой, зеленый, белый оттенки расцвечивают картину крестьянской жизни, создавая многогранный, жизнеутверждающий образ. Главные оттенки есенинской поэзии производны от палитры русской иконописи с преобладанием в ней золотого, красного, голубого тонов. С. Есенин обладал даром видения в обычных картинах природы необычного. Оба поэта описывали природу как живую, одухотворяли ее. Они точно передавали многоцветность природы и всю ее красоту.

Когда надо предать пейзажу звучность, Есенин употребляет малиновую краску: «О Русь – малиновое поле и синь, упавшая в реку». Правда, пользуется он ею редко и бережно, словно бережёт эффект «малинового звона». Чаще заменяет малиновые «земли» менее изысканными – рябинно-красными: «Покраснела рябина, посинела вода».

Читайте также:
Дыхание революционной грозы: сочинение

Не менее разнообразна и цветовая палитра А. Блока. Творчество поэта – одно из наиболее значительных явлений русской поэзии [5]. Его стихи продолжают лучшие традиции поэзии XIX века. Их отличает философская глубина содержания, лиризм и гражданственность. Стихотворения А. Блока как будто раскрашены в различные цвета и оттенки. Колоризм в поэзии обусловлен, с одной стороны, реальным миром, а с другой – миром символов.

В цветовой палитре поэт использует такие цвета, как розовый, белый и лиловый, которые символизируют чистоту, ясность, небесное начало, а, например, синий обозначает измену, определяя принадлежность явлений к темному миру. Синева – как символ «родимой стороны», типична для стихотворений Блока. Но синий может быть и спутником печали, тревоги, томительных, болезненных ощущений. Синий цвет – один из самых любимых цветов А. Блока. Поэт применяет синий, голубой цвет практически во всех своих произведениях, что характерно и для поэзии Есенина.

Нередко и обращение к красному цвету, символика которого в поэзии Блока наиболее богата. У поэта есть стихотворения, где красный цвет пронизывает весь сюжет, например, в стихотворениях «Стихи о Прекрасной Даме», «Город в красные пределы», «Светлый сон, ты не обманешь…». Цветовые прилагательные в поэзии Блока – живое движение красок, ими создается атмосфера красочности.

Поэзия В. Маяковского тоже своего рода живописный этюд. Яркая пластика стихов поэта говорит о том, что на мир смотрит художник по-особому, он видит его в красках. В. Маяковский щедро насыщает поэзию красками природы, видениями города. В отличие от других, символика цвета у поэта играет огромную функциональную роль. Дерзкие, развернутые метафоры соединяют несоединимое и создают броские образы. Например, в стихотворении «Ночь» поэт использует белый цвет, который символизирует день, багровый – закат, который «отброшен и скомкан», зеленый – сукно игорного стола. С помощью цвета автор создает емкую метафору, запоминающийся образ – «черными ладонями сбежавшихся окон раздали горящие желтые карты». Это означает, что наступил вечер, и в окнах городских домов зажегся свет. С помощью цветовой детали поэт показывает необычность мира, в котором живет.

В своей поэзии В. Маяковский использовал красный цвет, как символ войны и революции. Красный обретает двойственное толкование: с одной стороны это порыв, эмоция, страсть, а с другой – патриотизм. Даже в самых лирических его произведениях рядом с душевными переживаниями присутствует красный цвет. В произведении «Письмо Татьяне Яковлевой» поэт с первых же строчек не отделяет себя и свои чувства от Родины: в поцелуе «должен пламенеть» красный цвет «моих республик». Таким образом, рождается удивительная метафора, когда любовь к конкретному человеку не отделяется от любви к Родине.

Своеобразны и цветовые символы Анны Ахматовой [9]. Поэтесса творила в сложное время, время катастроф и социальных потрясений, революций и войн. Для ее художественного мира характерно многообразие цветовых элементов. Каждый из цветов в цветовой гамме имеет свое значение, отражает различные состояния человека и восприятия мира. Часто встречаются у А.Ахматовой желтый, серый, белый, красный, зеленый, голубой и синий, серебристый и серебряный, а так же черный цвета. Они влияют на наше мышление и чувства, становятся символами, служат сигналами, предостерегающими нас, радуют и печалят.

Цветопись является одним из любимых важных художественных приемов в литературе. С помощью цвета писатель создает образ-символ, уникальный, неповторимый. Каждый поэт точно подбирает слова-краски для своих произведений, что позволяет заглянуть в мысли и чувства писателя, понять смысл произведения, позволяет прикоснуться к наследию русских традиций. Цветовой мир авторского видения помогает читателю глубже понять идейное содержание художественного произведения.

Цветообразы позволяют по-новому интерпретировать особенности мировоззрения поэтов, обнаружить смысл возникновения и усложнения образных ассоциаций, углубить представления о поэтической индивидуальности писателей. Через цветопись, таким образом, выявляется не только характеристика образных рядов, но и поэтико-философское своеобразие творчества поэтов.

Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока

Обрамленность в композиции способствует тематической и художественной завершенности произведения, его идейной ясности. Обычно это символическая деталь, на которой держится сюжет. Такую роль играет повторенная в начале и в конце стихотворения художественная деталь — голубая одежда («Мы шли заветною тропою»): в начале-голубое покрывало: «Ты в покрывало голубое закуталась, клонясь ко мне», и в конце: «Как бесконечны были складки твоей одежды голубой» (I, 490). Вот еще пример такого повтора в стихотворении «Песельник»: в первой

Поэтическое творчество А. Блока «На железной дороге» Блок, по свидетельству хорошо знавших его людей, оказывал на окружающих колоссальное нравственное воздействие. «Вы больше человека и больше поэта, вы несете не свою, человеческую тяжесть», — писала ему Е. Караваева.

Анализ цикла стихотворений Блока «На поле Куликовом» При анализе поэтики Блока нужно учитывать, что 1908 год был годом мрачнейших переживаний поэта — личных и общественных. Поэтому и исторический «оптимизм» стихов «На поле Куликовом» двойствен, прямолинейному толкованию он.

Тема родины в поэзии А. Блока И в тайне ты почиешь, Русь. А. Блок Как Пушкин, Лермонтов, Некрасов, которые в своих произведениях воспели великую Россию, Блок также не прошел мимо этой актуальной для всех поэтов темы.

Художественный разбор стихотворения Блок «Двенадцать» «Сегодня я — гений» — такую запись сделал А. Блок, когда родилась его поэма «Двенадцать». Поэт давно уже высказал убеждение, что «гений прежде всего — народен». Создав «Двенадцать», он почувствовал.

Анализ стихотворения «Незнакомка» Блока Вся первая строфа этого стихотворения — фактически развернутая метафора, хотя многие исследователи утверждают, что можно с предельной точностью установить, где происходили события, описываемые в стихотворении. Сама картина не нуждается в.

Тема любви в поэзии Блока Стихи Блока о любви — это колдовство. К. Паустовский Было бы странно, если у такого поэта, как Блок, тема любви не проявилась бы в самом раннем творчестве. Правда, надо заметить.

Читайте также:
Раздумья о судьбах Родины (по поэме Блока «Двенадцать»): сочинение

Сила смыслового и зрительного подобия в поэзии Блока Неодолимая сила смыслового, звукового и зрительного подобия притягивает к желтому слова, родственные по исходной основе. Возле желтого оказываются пожар, сожжено, варя, жги, обжигаешь. Звуковая гамма желтого вбирает и массу других.

О стихотворении А. Блока «Незнакомка» (2) Александр Блок, который в ранних стихах предстает как яркий и талантливый поэт-символист, быстро преодолевает ограниченность туманного и зыбкого видения мира, характерного для большинства представителей этого течения. Поиски мистических тайн в.

Личные трагедии в поэме «Двенадцать» Мысль Блока о несоизмеримости «личных трагедий» с величием происходящего своеобразно (с поправками на сюжет и характер) отозвалась в истории Петрухи. Нельзя сказать, что поэт осуждает Петруху. Скорее он жалеет его.

Эволюция образа Прекрасной Дамы в лирике А. Блока Весь горизонт в огне, и близко появленье, Но страшно мне — изменишь облик Ты, И дерзкое возбудишь подозренъе, Сменив в конце привычные черты. А. Блок С именем Блока в нашем.

Стихотворение из цикла «На поле Куликовом» В этом стихотворении можно выделить две части: первая (3 четверостишия) внешне спокойная, во второй происходят сражения, льется кровь. В первой части время течет лениво, медленно, как река. Но вызов брошен.

Пурпурный круг поэтических образов А. Блока Поэт Владимир Пяст, друг Блока, в своих заметках о первом томе сочинений Блока утверждает, что здесь преобладают тона голубые и золотистые — цвета Прекрасной Дамы, а во всем, что написано.

Моя любимая книга стихов Александра Блока Поэзия Александра Блока — явление удивительное. Именно этот поэт стал наиболее близким мне по духу. Но особенно дорога и понятна мне первая книга его стихов. И это неудивительно: она должна.

Анализ стихотворения Блока «Осенняя воля» Стихотворение Блока «Осенняя воля» навеяно лермонтовским произведением «Выхожу один я на дорогу.». Образ пути, дороги нужно понимать здесь в широком фило­софском аспекте. Лирический герой предстает здесь в образе странника, бредущего.

Старый и новый мир в поэме А. Блока «Двенадцать» «Окаянные дни» — так охарактеризовал события 1918 года живший в эмиграции И. А. Бунин. Александр Блок придерживался другого мнения. В революции он видел переломный момент в жизни России, который влечет.

Лики «страшного мира» в поэзии Блока Блок. «Имя твое — птица в руке. Имя твое — льдинка на языке. Одно-единственное движение губ. Имя твое — пять букв.» И как бы вторя пронзительным строкам Цветаевой, звучит у.

Творческие искания Блока Баллада «Незнакомка» Отход от мистики и символизма, тяга к познанию жизни, могучую стихию которой Блок почувствовал и полюбил, приводит его к напряженным творческим поискам. Он радостно воспринимает окружающую природу (цикл стихов «Пузыри.

Образ России в лирике А. Блока Теме России я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. А. Блок «Кругом тонула Россия Блока», — именно так писал в поэме «Хорошо» Маяковский, говоря о явлении, которого ни до, ни после.

Место Блока в общественной жизни Поэма «Соловьиный сад» Небольшая поэма «Соловьиный сад» принадлежит к числу наиболее совершенных произведений Блока. Не случайно Блока часто называли певцом «Соловьиного сада». В ней нашли отражение постоянные раздумья поэта о своем месте и.

Любовь в лирике А. Блока Нередко можно услышать, что тема любви чуть ли не основная в лирике Блока, он и известен стал в начале XX века благодаря талантливым поэтическим описаниям утонченных романтических переживаний юных героев.

Тема любви в лирике А. Блока (1) Любовная лирика — важная страница творчества любого поэта. В ней он открывает свою душу, говорит о самом сокровенном. В кризисном, катастрофическом XX столетии любовная лирика выражает безмерно усложнившиеся связи между.

Особенности изображения двух миров в поэме Блока «Двенадцать» (Второй вариант) Отвяжись ты, шелудивый, Я штыком пощекочу! Старый мир, как пес паршивый, Провались — поколочу! А. Блок По мере становления А. Блока как поэта, изменения его отношения к жизни, менялась и.

«Двенадцать» Блок — Библейские аллюзии России суждено пережить муки, Унижения, разделение; но она выйдет Из этих унижений новой и — По-новому — великой. А. Блок Поэма Александра Блока «Двенадцать» была написана в первую зиму после.

Дыхание революции и «страшный мир» А. Блока Как и все русские поэты-символисты, А. Блок с мучи­тельной напряженностью переживал проблему личности и истории в их таинственной связи с вечностью. Внутренний мир личности для поэта стал показателем общего траги­ческого.

Особенности изображения двух миров в поэме А. Блока «Двенадцать» — Отвяжись ты, шелудивый, Я штыком пощекочу! Старый мир, как пес паршивый, Провались — поколочу! А. Блок В 1918 году Александр Александрович Блок создает свое ярчайшее произведение — поэму «Двенадцать».

Образы русской природы в стихах А. Блока Тонкий лирик и психолог, Блок удивительно точно и зримо отражает в своих произведениях картины природы России. Он не идеализирует окружающее. Ему милы убогие и скучные пейзажи родной страны, близка неброская.

Россия в творчестве Блока Россия, нищая Россия, Мне избы серые твои. Твои мне песни ветровые — Как слезы первые любви. А. Блок Все сомнения, колебания и приступы отчаяния, свойственные Блоку, отступали перед спасительной верой.

Мир реальности в стихе А. Блока «Незнакомка» Одним из самых известных стихов русского поэта-символиста А. Блока поэзия «Незнакомка». В этом удивительно мелодичном стихе поэт изображает переплетение мира грубой реальности и мира волшебной мечты. Веток реальности из первых.

Лирический герой А. Блока Лирический герой Блока — это постоянно меняющийся человек, ведомый жаждой познания истины, отдающийся сполна чувству любви и прекрасного. В поэзии Александра Блока — живой, яркий характер самого поэта. Лирический герой.

Читайте также:
Революция в поэме Блока «Двенадцать»: сочинение

Тема революции в поэме «Двенадцать» Тема революции как гибели старого мира и рождения нового неразрывно связана в «Двенадцати» с темой народа. Образ народа запечатлен в коллективном герое поэмы — двенадцати парнях из питерских «низов», добровольно.

Прием контраста в поэме 12 Блока Каждый из нас знает о событиях октября 1917 года. В учебниках истории эта дата обозначается не иначе как «Великая Октябрьская социалистическая революция». Нам, живущим в XXI веке, эта пафосная фраза.

Он весь — дитя добра и света.» (Образ художника в лирике Блока) Как-то в разговоре с Блоком Ахматова передала ему замечание молодого поэта Бенедикта Лившица, «что он, Блок, одним своим существованием мешает писать стихи». Блок не засмеялся, а ответил вполне серьезно: «Я.

Роль символов в поэме Блока «Двенадцать» Источником образности всей поэзии символизма является символ. Поэты этого литературного течения считали образ-символ лучшим средством изображения действительности, так как наряду с художественной ограниченностью образа ему была присуща неисчерпаемая многозначность. Это.

Смысл финала поэмы А. Блока «Двенадцать» Драматическая поэма «Двенадцать» была создана после долгих размышлений поэта о судьбах Родины, отразившихся во всем его творчестве, пронизанном ощущением неминуемой катастрофы. В поэме четко ощущаются два плана: один — конкретный.

Мелодией одной звучат печаль и радость.» (Тема любви в лирике Блока.) Александр Блок прежде всего поэт эпохи. Тема любви в его стихах также пронизана духом времени. Блок жил и писал в тревожные дни накануне и во время Октябрьской революции. Его лирика.

Образы русской природы в стихах А. Блока о России За снегами, лесами, степями Твоего мне не видно лица. Только лъ страшный простор пред очами, Непонятная ширь без конца? А. Блок Тонкий лирик и психолог, Блок удивительно точно и зримо.

«Миф» в лирике Блока Мне думается, проходит то время, когда, определяя своеобразие поэтики блоковского творчества, можно было ограничиться тем, чтобы выдвинуть как главный и решающий признак этого своеобразия канонизацию романсных форм (Ю. Н. Тынянов).

Соприкосновение поэзии Блока со сказкой Соприкосновение поэзии Блока с русской сказкой и связанными с нею мифологическими реликтами, а также с уже упоминавшейся выше «низшей мифологией», еще бытовавшей тогда в народном обиходе, подлежит особому рассмотрению, которое.

Душа парила ввысь и там звезду нашла О, я хочу безумно житъ! Все сущее — увековечить, Безличное — очеловечить, Несбывшееся — воплотить! А. Блок Блок! Без него я не могу представить нашу большую литературу. Владимир Маяковский писал.

Образ революционной эпохи в поэме А. Блока «Двенадцать» Долгое время советские идеологи хвалили создателя «Двенадцати» за «верное понимание и воспевание революции». Искренний в своем приятии и неприятии, А. Блок видел в революции возможность преобразования существующего порядка, а вернее.

Сейчас вы читаете: Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока

Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока: сочинение

Синий крест – Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока

    • Сочинения
    • Блок А.А.

Блок “Синий крест” – сочинение “Синева как символ «родимой стороны» в стихотворениях Блока”

Обрамленность в композиции способствует тематической и художественной завершенности произведения, его идейной ясности. Обычно это символическая деталь, на которой держится сюжет. Такую роль играет повторенная в начале и в конце стихотворения художественная деталь — голубая одежда («Мы шли заветною тропою»): в начале—голубое покрывало: «Ты в покрывало голубое закуталась, клонясь ко мне», и в конце: «Как бесконечны были складки твоей одежды голубой» (I, 490). Вот еще пример такого повтора в стихотворении «Песельник»: в первой строфе — «Я голосом тот край, где синь туман, бужу. . . » и в последней: «Ой, синь туман, ты — мой!» II, 335.

В поэтической фразе синий часто является действенным, активным началом: «Призывно засинеет мгла», «Звездясь, синеет тонкий лед», II, 49. Эта действенность наиболее ярко выступает в прозопопеях: «В светлых струйках весело пляшет синева», II, 147; «И надо мною тихо встала синь умирающего дня», II, 124; «. . . откуда в сумрак таинственный смотрит, смотрит свет голубой?» I, 153. Активизация синего закрепляется в аллитерации и родственных дифтонгах:

. . . Где Леонардо сумрак ведал,
Беато снился синий сон!

С этой же целью синий выносится в конец стиха, чтобы быть еще раз закрепленным в рифме, повториться основными звуками — опорными согласными с, н — в рифмующемся слове: синие—скиния, синей—саней, инее—синей, пустыни—синий, синий— Магдалина—пустыни. Голубой в рифме выглядит бледнее, но рифмуется тоже достаточно часто: избой—голубой, нуждой—голубой, голубою—тяготою, голубой—золотой, тобой—голубой, голубой—мной, голубом—щитом. Диссонирующей в смысловом отношении представляется рифма нуждой—голубой и голубою—тяготою.
Для того чтобы зарифмовать «голубой» или «синий», Блок иногда прибегает к инверсированию:

«Помните лунную ночь голубую», I, 406; «Своей дорогой голубою», I, 345.
Синий встречается как составная часть сложных эпитетов, обозначающих многочисленные оттенки цвета вплоть до синэстетического звонко-синий:
сине-черная, сине-розовый, иссиня-черный, сине-голубая, мутно- голубой, нежно-синяя, бледно-синий, жгуче-синий, дымно-синий.
Синий участвует в сравнениях, параллелизмах, афоризмах как опора образа, его центр тяжести, сообщающий тропу определенную тональность:
«Скажи, что делать мне с тобой — недостижимой и единственной, как вечер дымно-голубой?» II, 188;

Метафора у Блока — предмет особого обстоятельного разговора. Основой ее, элементом сближения могут выступать различные предметы и явления окружающего мира, в том числе и цвета, часто это синий и голубой: «Чтоб навеки, ни с кем не сравнимой, отлететь в голубые края», II, 159. Наиболее часто встречаются прозрачные по смыслу метафоры (голубая твердь, синее раздолье, синяя зыбь, синее око, синий купол, синий полог) или субстантивация голубого. Синева нередко определяется эпитетами:

сусально-звездная, прозрачная, пустая, лунная. В таких случаях синий осуществляет ту предметную связь элементов образа, которая обусловливает его целостное восприятие.
Голубой же в качестве метафорического эпитета чаще всего разрушает предметную связь своей отстраненностью и необычностью, превращая образ в символ, который каждый может объяснить для себя по-разному: «Прозрачным синеньким ледком подернулась ее душа», III, 181; «И в синий воздух, в дивный край приходит мать за милым сыном», II, 261; «сине-голубая пропасть времен», III, 560. Возникает сцепление метафор, не поддающихся предметному объяснению, имеющих целью выразить лишь символически определенный душевный настрой: «Прохладной влагой синей ночи костер волненья залила», III, 67; «Нежный друг с голубым туманом, убаюкан качелью снов», I, 322. Синий цвет в поэтике Блока, несмотря на разнообразие оттенков его значений, в основном всегда выполняет функцию высокой поэтизации, романтизации образа; он неизменно сообщает образу неповторимую взволнованность, страстность, активно участвует в философском и эстетическом осмыслении поэтом окружающего мира. Стилистическая многозначность и смысловая емкость синего цвета в поэтической системе А. Блока позволяет говорить о нем как об одной из характерных особенностей блоковской поэтики.

Читайте также:
Анализ стихотворения Девушка пела в церковном хоре: сочинение

В колористике Блока интересна также роль желтого цвета, который по сравнению с другими цветами-образами довольно редок—1,5% (белый— 28,5%, черный—14%, красный — 13 %) 7. Встречается желтый цвет не более, чем в 40 стихотворных произведениях, но удельный вес каждого образа с участием желтого цвета весьма значителен в поэтической структуре художественного целого.
Чаще всего цвет второстепенен, на первое место выступает настроение; как правило, это грусть, вызванная увяданием, старением, быстротечностью жизни:
Помните день безотрадный и серый,
Лист пожелтевший во мраке зачах. . .

Цветовая гамма поэтических образов А. Блока

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 28 Августа 2013 в 14:14, курсовая работа

Краткое описание

При пристальном изучении творчества А. Блока приходится соприкоснуться с таинственной литературной средой – средой символистов, особенности которой отразились в его творчестве. Образная система в его произведениях очень сложна, через все этапы творчества проходит ряд сквозных образов, однако они не статичны, в каждом новом произведении они приобретают новое качество, а нередко и новый, смысл, который, однако, нельзя постигнуть, не обратившись к его истокам в прежних произведениях. Необходимо учитывать блоковскую природу образа.

Содержание

1.Введение…………………………………………………………………. 3
Глава I. Цветовая гамма поэтических образов А. Блока. ……………….6
1.1.Цветовая символика в искусстве……………………. 6
1.2.Мир лирики А.А.Блока………………………………….……..9
Глава II.Анализ стихотворений А.А.Блока………………………………26
2.1. Роль красного цвета в стихотворениях А.Блока…………
2.2.Синий/голубой цвет в стихотворениях А.Блока….
2.3. Желтый – цвет тоски и грусти в стихотворениях А.Блока
3.Заключение……………………………………………………………….28
4.Список использованной литературы…………………………………. 30

Прикрепленные файлы: 1 файл

БГУ блок 2.docx

Моря, поля, и горы, и леса,

Перекликаются в свободной выси птицы,

Встает туман, алеют небеса.

Синий участвует в создании пейзажа всех времен года. В этой многозначности, используемой для передачи разных ощущений, связанных с пейзажем, заключена одна из особенностей творческого метода Блока. Синий может способствовать, например, передаче настроений смутных и радостных, предчувствий перемен и каких-то свершений, пусть даже обманчивых.

«Есть чудеса за далью синей — они взыграют в день весны»; «Но

синей и синее полночь мерцала, тая, млея, сгорая полношумной весной. ».

Самое заветное для поэта — тема Родины и ее будущего — связано, как

правило, с поэтическим образом синей дали времен: «Это — Россия летит неведомо куда — в сине-голубую пропасть времен — на разубранной своей и разукрашенной тройке. Видите ли вы ее звездные очи — с мольбою, обращенною к нам: «Полюби меня, полюби красоту мою!» Но нас от нее отделяет эта бесконечная даль времен, эта синяя морозная мгла, эта снежная звездная сеть».

Синева как символ «родимой стороны» типична для стихотворений Блока:

Видишь день беззакатный и жгучий

И любимый, родимый свой край,

Синий, синий, певучий, певучий,

Неподвижно-блаженный, как рай.

Но синий может быть и спутником печали, тревоги, томительных,

Берегись, пойдем-ка домой.

Смотри: уж туман ползет:

Корабль стал совсем голубой.

В голубом морозном своде

Так приплюснут диск больной,

Заплевавший все в природе

Синий часто встречается в сочетании с другими цветами, служа нередко в

цветовой гамме то фоном, то контрастом, то равноправным компонентом; в этих случаях синий, как правило, сохраняет свое реальное значение, но иногда он, чаще всего вместе с красным, выражает смысл метафорически: «Синее море! Красные зори!»; «. туча в предсмертном гневе мечет из очей то

красные, то синие огни»; «Остался красный зов зари и верность голубому стягу».

Из ничего фонтаном синим

Вдруг брызнул свет.

. Зеленый, желтый, синий, красный —

Вся ночь в лучах.

Синий может участвовать в поэтической передаче психологических

контрастов, символизируя устремленность к добру, к свету: «Забыл я зимние

теснины и вижу голубую даль»; «Голубому сну еще рад наяву».

Контрастны и стилевые крайности в использовании синего и голубого

цвета — от высокой поэтизации, романтической окрыленности до выражения

боли, надрыва; иногда этот образ выполняет сатирическую функцию: «И над

твоим собольим мехом гуляет ветер голубой».

Синий как признак внешнего облика героя (цвет одежды) всегда условен,

здесь он — главное средство поэтизации образа: «Я крепко сплю, мне снится

плащ твой синий, в котором ты в сырую ночь ушла. »; «У дверей

Несравненной Дамы я рыдал в плаще голубом».

Законченным воплощением символа является один из персонажей пьесы «Незнакомка» по имени Голубой, который на вопрос Незнакомки «Ты можешь сказать мне земные слова? Отчего ты весь в голубом?» отвечает: «Я слишком долго в небо смотрел: оттого — голубые глаза и плащ».

Один из частых в поэзии Блока символических образов — синие глаза:

«Сотни глаз, больших и глубоких, синих, темных, светлых. Узких. Открытых. »; «Синеокая, бог тебя создал такой». О синих глазах Блок пишет чаще всего метафорически: синий плен, глубокая синева, жгуче-синий простор, синяя гроза, бездонные,— смысл этих метафор раскрывается в контексте, словесно-образным окружением:

Читайте также:
Анализ стихотворения А. Блока Русь моя, жизнь моя: сочинение

Смотрели темные глаза,

Дышала синяя гроза.

Синий у Блока — это и символ вечности, и спутник смерти: «Белые

священники с улыбкой хоронили маленькую девочку в платье голубом», «Обессиленный труп, не спасенный твоею заботой, с остывающим смехом на

синих углах искривившихся губ. ».

В поэтической фразе синий часто является действенным, активным

началом: «Призывно засинеет мгла», «Звездясь, синеет тонкий лед». Активизация синего закрепляется в аллитерации и родственных дифтонгах:

. Где Леонардо сумрак ведал,

Беато снился синий сон!

Для того чтобы зарифмовать «голубой» или «синий», Блок иногда

прибегает к инверсированию:

«Помните лунную ночь голубую», I, 406; «Своей дорогой голубою».

Синий цвет в поэтике Блока, несмотря на разнообразие оттенков его значений, в основном всегда выполняет функцию высокой поэтизации, романтизации образа; он неизменно сообщает образу неповторимую взволнованность, страстность, активно участвует в философском и эстетическом осмыслении поэтом окружающего мира. Стилистическая многозначность и смысловая емкость синего цвета в поэтической системе А. Блока позволяет говорить о нем как об одной из характерных особенностей блоковской поэтики.

В колористике Блока интересна также роль желтого цвета, который по

сравнению с другими цветами-образами довольно редок—1,5% (белый— 28,5%, черный—14%, красный — 13 %) 7. Встречается желтый цвет не более, чем в 40 стихотворных произведениях, но удельный вес каждого образа с участием желтого цвета весьма значителен в поэтической структуре художественного целого.

Чаще всего цвет второстепенен, на первое место выступает настроение;

как правило, это грусть, вызванная увяданием, старением, быстротечностью жизни:

Помните день безотрадный и серый,

Лист пожелтевший во мраке зачах.

В стихотворении «Окна на двор» желтый созвучен ощущениям тоски, бесплодности бытия; это цвет забытых кем-то, ненужных уже утром свечей.

От этого исходного рубежа — настроения печали, тоски — возникает

широкая амплитуда чувств: и в сторону нагнетания уныния вплоть до отчаяния, безысходности и неизбежности трагического конца, и в сторону противоположную — к ощущению буйства жизни во всех ее проявлениях, чаще всего в любви и страсти. Входя в трехчастную синонимическую конструкцию, создающую одно целостное понятие, желтый цвет связывается с близким Блоку трагическим решением темы юности:

Как тучи, обняли закат,

Нагромоздили груду башен,

Воздвигли стены, города,

Где небосклон был желт и страшен,

И грозен в юные года.

В поэтической трилогии А. Блока желтый цвет впервые встречается в одном из самых проникновенно-грустных юношеских стихотворений «Медлительной чредой нисходит день осенний. ». Желтый цвет, участвуя в создании фигуры психологического параллелизма, проходит несколько стадий поэтической трансформации: эпитет-метафора (термин А. Веселовского), символ (старение, угасание, одиночество), сравнение. Желтый в этом стихотворении— это ключевой образ, создающий определенное настроение, связанное с темой осени как угасания.

То же и в таких стихотворениях, как «Видно, дни золотые пришли. »,

«Прошедших дней немеркнущим сияньем. ». Осень в этих произведениях психологически ощущается как такое время года, когда человеком овладевает сложное чувство свободы, раскованности и пустоты. Желтый цвет особенно резок в таких картинах, сочетаясь с синим и красным:

Свобода смотрит в синеву.

Окно открыто. Воздух резок.

За желто-красную листву

Уходит месяца отрезок.

В других стихотворениях резкость желтого цвета подчеркивается черным цветом или темным фоном:

Мелькали желтые огни

И электрические свечи.

И он встречал ее в тени,

А я следил и пел их встречи.

В сопоставлении желтого и черного (темного) желтый нарушает привычную, спокойную атмосферу, например, очарование мягких вечерних тонов:

Там, где были тихие, мягкие тени —

Желтые полоски вечерних фонарей.

Но цветовой контраст с использованием желтого может создаваться и

противопоставлением желтому другого, более яркого цвета, тогда желтый

Инок шел и нес святые знаки.

На пути, в желтеющих полях,

Разгорелись огненные маки,

Отразились в пасмурных очах.

Сочетание желтого и черного может передавать ощущение трагичности,

При желтом свете веселились,

Всю ночь у стен сжимался круг,

Ряды танцующих двоились,

И мнился неотступный друг.

В аллегорической картине сочетание желтого и черного передает

гибель дня и рождение ночи:

Вот на тучах пожелтелых

Отблеск матовой свечи.

Пробежали в космах белых

Черной ночи трубачи.

Желтый встречаем и в гармоническом сочетании с другими цветами:

«Зеленый, желтый, синий, красный — вся ночь в лучах. »; «Зарево белое, желтое, красное. ».

Как основа метафоры, желтый чаще всего трагичен, сопутствует смерти,

душевным страданиям героя:

В голубом морозном своде

Так приплюснут диск больной,

Заплевавший все в природе

Желтый как символ смерти, тления становится основой стихотворения «Не презирайте, бога ради. » и определяет его композиционную завершенность. В стихотворении «О смерти» (цикл «Вольные мысли») желтый цвет — и спутник, и вестник смерти, перед лицом которой человек беззащитен и жалок: «беспомощная желтая нога», «цыплячья желтизна жокея».

Читатель успевает привыкнуть к желтому цвету как неизменному атрибуту гибели, и когда в стихотворении опять появляется этот цвет в таком, казалось бы, нейтральном контексте, как «груды желтого песку», то уже не веришь в эту кажущуюся нейтральность и ждешь беды. И она врывается криком – «Упал! Упал!».

Реалистичен желтый цвет в пейзаже родины, неярком, осеннем, печальном: «Желтой глины скудные пласты»; «Над скудной глиной желтого обрыва в степи грустят стога. ». Это и осенние «желтые листочки», и «желтая нива».

Участвует желтый и в создании сатирического образа,— здесь он — как

штрих безжизненности, обреченности «сытых», никчемности их существования:

К чему-то, вносят, ставят свечи,

На лицах — желтые круги,

Шипят пергаментные речи,

С трудом шевелятся мозги.

Желтый в ряду других поэтических образов становится одной из форм художественного познания и идейно-эстетического отражения действительности. Символика желтого цвета прошла путь от традиционно устоявшейся в литературе формы передачи настроений угасания, печали до способа активного критического вторжения в действительность с позиций гражданственности.

Читайте также:
Два вечных памятника... А. Блок. «О доблестях, о подвигах, о славе...»: сочинение

В данной работе мы не ставили своей задачей рассмотрение всего спектра

цветопередачи символики А. Блока, однако, можем с уверенностью сказать, что помимо рассмотренных наиболее употребляемых цветов, А. Блок использовал и другие цвета спектра, которые находили применение в различные этапы его творчества, некоторые из них (например, черный) использовались им в плане сочетаемости с другими цветами, выражая оттенки настроения, смысла, который поэт хотел вложить в свои поэтические строки.

Глава II. Анализ стихотворения А.Блока

Проанализировав основные стихотворения цикла «Стихи о Прекрасной Даме» в контексте цветовой символики, использованной Блоком, я пришла к выводу, что одним из главных способов выражения своих взглядов, для Блока, является цвет. С помощью цветовой палитры он передает свое мнение, свои взгляды, свое понимание того или иного явления, выражает свое отношение. В основном значение цветов в контексте стихотворений совпадает с наиболее частыми трактовками этих самых цветов. Например, наиболее часто употребляемый белый подчеркивает душевную красоту, чистоту, невинность образа Прекрасной Дамы, ее божественное происхождение, указывает на ее принадлежность к потустороннему миру, к которому автор стремится, но никогда не может достичь.

Красный, для Блока, ассоциируется с Божественной любовью, с теплом, которое он надеется получить от своей Прекрасной Дамы, т.е. с взаимностью. Красный также используется у Блока для обозначения чего-то тайного, сокровенного, очень личного, скорее всего он связан с мечтами и надеждами относительно возможности встречи с девушкой своей мечты, с возможностью соединения земного и небесного образов в одной женщине. А это самый главный вопрос, который занимал Блока: изменится ли образ Прекрасной Дамы? Что в нем будет преобладать – земное или небесное? Имеет ли этот образ право на существование в нашем жестоком, темном, «страшном» мире?

Цветовая гамма поэтических образов А. Блока

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 11 Января 2014 в 18:07, реферат

Описание работы

При пристальном изучении творчества А. Блока приходится соприкоснуться с таинственной литературной средой – средой символистов, особенности которой отразились в его творчестве. Образная система в его произведениях очень сложна, через все этапы творчества проходит ряд сквозных образов, однако они не статичны, в каждом новом произведении они приобретают новое качество, а нередко и новый, смысл, который, однако, нельзя постигнуть, не обратившись к его истокам в прежних произведениях. Необходимо учитывать блоковскую природу образа.

Содержание работы

Введение 3
ГЛАВА I. Цветовая гамма поэтических образов А. Блока 7
ГЛАВА II. Звуковой колорит лирики А. Блока 34
Заключение. 60
Использованная литература. 65

Файлы: 1 файл

rli025.doc

В первом томе уже намечается метафоризация красного цвета, причем метафоры, основу которых составляет красный цвет, часто тут же расшифровываются («Мигает красный призрак — заря!» (I, 259) или раскрываются предшествующими стихами, всем содержанием стихотворения:

. Задыхались в дыму пожара,

Испуская пронзительный крик.

. На обломках рухнувших здании

Извивался красный червяк.

Красный цвет уже в первом томе используется для создания символов, которые передают мятежные, характерные для Блока порывы, беспокойство и душевное смятение:

Мне в сердце вонзили

Красноватый уголь пророка!

Особенно тревожно звучит стихотворение «Я бежал. », посвященное Андрею Белому, с которым у Блока всю жизнь были очень сложные отношения. Стихотворение насыщено красно-кровавыми тонами: обливался кровью, впереди покраснела заря, истекающий кровью, красный платок полей, красное золото:

Неужели и ты отступаешь?

Неужели я стал одинок?

Или ты, испытуя, мигаешь,

Будто в поле кровавый платок?

О, я увидел его, несчастный,

Увидел красный платок полой.

Заря ли кинула клич свой красный. I, 293

Во втором и третьем томах символика красного цвета расширяется: красный цвет — элемент контраста, символ разоблачения капиталистического города и его противоречий, средство сатиры и, наконец, символ приближающейся революции.

Красный цвет по-прежнему используется в пейзажных зарисовках, однако уже с явно переносным, метафорическим звучанием: «Пели гимн багряным зорям» (II, 55); «И в безбурности зорь красноватых не видать чертенят бесноватых» (II, 14); «Красное солнце село за строенье» (II, 146).

Иногда пейзажные стихи, окрашенные в красные тона, явственно напоминают есенинские:

Снова красные копья заката

Протянули ко мне острие.

На закате полоской алой

Покатилась к земле слеза. II, 80

Но густых рябин в проезжих селах

Красный цвет зареет издали.

Огнекрасные отсветы ярче

На суровом моем полотне. III, 222

Красный цвет, как уже говорилось, используется поэтом и для цветового контраста: «О, красный парус в зеленой дали!» (III, 102); «Синее море! Красные зори!» (II, 52); «Давно потухший взгляд безучастный, клубок из нитей веселый, красный. » (II, 64).

Интересен пример гиперболизации красного цвета, его нагнетания:

Трижды красные герольды

На кровавый звали пир!

Встречается и перефразировка красного цвета («И пьяницы с глазами кроликов. » (II, 185), красный в географическом названии («Через Красное море туман поползет. » (I, 485), и красный как постоянный фольклорный эпитет («Что в очах Твоих, красная девица, нашептала мне синяя ночь» (I,523).

Социальное звучание произведений Блока становится все более отчетливым во втором томе. Блок все пристальнее всматривается в окружающую его действительность, все ближе воспринимает жизнь. Предгрозовые раскаты и сама революционная гроза 1905 года не пронеслись мимо него. Тема страшного мира и неприятия его, вера в неизбежность гибели капиталистического уклада, своеобразно осмысленная и интерпретированная, все чаще появляется в поэзии Блока. Красный цвет становится на время символом мещанства, пошлости, продажности: «Но ты гуляешь с красным бантом и семячки лущишь. » (II, 116); в притоне разврата «всех ужасней в комнате был красный комод» (II, 139); «Красный штоф полинялых диванов. » (III, 31); «Был любовный напиток — в красной пачке кредиток» (II, 168). Поэту ненавистны мещанские красные герани в окошках:

Читайте также:
«Черная злоба, святая злоба» (А. Блок и революция): сочинение

О, если б не было в окнах

Штор и пунцовых цветочков! II, 162

В письме к Сергею Соловьеву от 8 марта 1904 г. Блок писал: «Пишу стихи длинные, часто совершенно неприличные, которые, однако, нравятся мне больше прежних и кажутся сильнее. Не ругай за неприличие, сквозь него во мне все то же, что в прежнем «расплывчатом», но в формах крика, безумий и часто мучительных диссонансов» (VIII, 97).

Трагедия человека в капиталистическом городе, среди дыма заводских труб, передана с помощью оттенков красного в стихотворении «Обман» (II, 146—147, 5 марта 1904 г.): «пьяный красный карлик. прыгнул в лужицу красным комочком. Красное солнце село за строенье. По улицам ставят красные рогатки. Стремительно обгоняет их красный колпак. В глазах ее красно-голубые пятна. »

С темой разоблачения капиталистического города, символом которого становится красный фонарь, связана в поэзии Блока тема падшей женщины — жертвы людского равнодушия, пресытившегося мира («Улица, улица. », «Повесть», «Легенда», «Невидимка», «Там дамы щеголяют модами», «Клеопатра», «Ночная фиалка», «Мария», «Вот — в изнурительной работе. », «Последний день» и т. д.). Во многих стихотворениях Блок ставит рядом поэта и «падшую», утверждая их внутреннюю близость: духовную незащищенность, ранимость. В падшей Блок видит близкую, обиженную подругу, человека:

Там, где скучаю так мучительно,

Ко мне приходит иногда

Она — бесстыдно упоительна

И унизительно горда.

Лирический герой называет падшую своей «красной подругой», «вольной девой в огненном плаще». Тема падшей как жертвы ненавистного страшного мира раскрывается с помощью красного цвета:

И — нежданно резко — раздались проклятья,

Будто рассекая полосу дождя:

С головой открытой — кто-то в красном платье

Поднимал на воздух малое дитя.

Светлый и упорный, луч упал бессменный—

И мгновенно женщина, ночных веселий дочь,

Бешено ударилась головой о стену,

С криком исступленья, уронив ребенка в ночь.

И столпились серые виденья мокрой скуки.

Кто-то громко ахал, качая головой.

А она лежала на спине, раскинув руки,

В грязно-красном платье, на кровавой мостовой. II, 163

Цветовые образы, в основном с участием красного, играют существенную роль в трагическом решении темы города («Невидимка»):

Веселье в ночном кабаке.

Над городом синяя дымка.

Под красной зарей вдалеке

Гуляет в полях Невидимка.

. Вам сладко вздыхать о любви,

Слепые, продажные твари?

Кто небо запачкал в крови?

Кто вывесил красный фонарик?

. Вечерняя надпись пьяна

Над дверью, отворенной в лавку.

Вмешалась в безумную давку

С расплеснутой чашей вина

На Звере Багряном — Жена.

Гораздо реже используется красный цвет в портретных зарисовках. Это портрет человека — жертвы проклятого города:

Лазурью бледной месяц плыл

У всех, к кому я приходил,

Был алый рот крестом.

. Им смутно помнились шаги,

Падений тайный страх,

И плыли красные круги

В измученных глазах.

Кульминацией символики красного цвета в поэтике Блока является использование его для передачи революционных предчувствий и настроений:

. росли восстаний знаки,

Красной вестью вечного огня

Разгорались дерзостные маки,

Побеждало солнце Дня. I, 513

Рабочий в «сером армяке» берет в свои руки руль «барки жизни»: «Тихо повернулась красная корма. » (II, 161). «Отдаленного восстанья надвигающийся гул» (II, 202) — и «Над вспененными конями факел стелет красный свет» (II, 201); «От дней войны, от дней свободы — кровавый отсвет в лицах есть» (III, 278). Красный как символ свободы, наводящий ужас на тех, кто стоит на страже существующего порядка, звучит в стихах:

. Дразнить в гимназии подруг

И косоплеткой ярко-красной

Вводить начальницу в испуг. III, 316

И, конечно, красный — это цвет боевых знамен революции, победно развевающихся над идущими «державным шагом» двенадцатью красногвардейцами, бессменным дозором революции:

В очи бьется Красный флаг.

Раздается Мерный шаг. III, 356—358

И если во втором томе «взвился огневой, багряницей засыпающий праздничный флаг» (II, 274, 1907), то в поэме «Двенадцать» он гордо реет на ветру: «Это— ветер с красным флагом разыгрался впереди. ».

Во втором томе Блок не раз обращался к этому образу, но это был всего лишь намек на необычность, таинственность ситуации:

«Птица Пен» ходила к югу,

Возвратясь давала знак:

Через бурю, через вьюгу

Различали красный флаг. II, 50

Эволюция символики красного цвета у Александра Блока позволяет проследить, как поэт углублял и расширял систему поэтических образов. Среди них образы, в создании которых использован красный цвет и его оттенки, играют решающую роль для понимания творчества Блока, эволюции его мировоззрения.

По статистике Миллер-Будницкой, сине-голубой цвет составляет в колористической гамме Блока 11%. Синий, как и красный, играет важную роль в поэтике Блока. Основная функция его — романтическая. Блок остался навсегда романтиком, и его «голубой цветок» не увял, оборачиваясь то голубым кораблем, то голубым сном, то голубой мечтой или синим туманом. Цитируя Г. Гейне, Блок мог то же сказать и о себе: «Несмотря на мои опустошительные походы против романтиков, сам я все-таки всегда оставался романтиком и был им даже в большей степени, чем сам подозревал. После самых смертоносных ударов, нанесенных мною увлечению романтической поэзией в Германии, меня самого вновь охватила безграничная тоска по голубому цветку» (VI, 147).

Сам Блок нередко иронизировал по поводу «голубого цветка» и в «Балаганчике», и в «Незнакомке», и в «Короле на площади», и в своих автопародиях и шуточных стихах («Посеял я двенадцать маков на склоне голубой мечты» (I, 552); «Где же дальше Совнархоза голубой искать цветок?» (III, 426). Но «цветок» выстоял и остался в поэзии Блока символом чистоты, свежести, радости и надежды на будущее: «И любой колени склонит пред тобой. И любой цветок уронит голубой. » (II, 241); «И ветер поет и пророчит мне в будущем — сон голубой. » (II, 275).

Читайте также:
Мечты и действительность в лирике А. А. Блока: сочинение

В использовании синего, голубого как поэтического образа преобладает символическое начало. Часто он передает ощущение зыбкости, нереальности, атмосферу сна: «И на сон навеваю мечты, и проходят они, голубые. » (I, 417); «Подними над далью синей жезл померкшего царя!» (II, 218). Ту же функцию выполняет и эпитет с суффиксами -еват-, -оват-: «И ушла в синеватую даль. » (II, 16);

«Голубоватым дымом вечерний зной возносится. » (III, 109); «Неживой, голубоватый ночи свет» (III, 174);

«Сквозь тонкий пар сомнения смотрю в голубоватый сон» (I, 537).

Голубой используется также для романтико-символистской стилизации в духе нарочитой утонченности и изысканности, например, в стихотворении «День поблек, изящный и невинный»:

Тихо дрогнула портьера.

Принимала комната шаги

Или: «В эту ночь голубую русалки в пруде заливались серебряным смехом» (I, 417). Изысканность порой доходит до той грани, когда еще чуть-чуть — и она может обернуться пародией, насмешкой, чуть ли не гротеском, но этого все же не происходит:

«Нежный! У ласковой речки ты — голубой пастушок» (II, 45); «. Синий призрак умершей любовницы над кадилом мечтаний сквозит» (III, 186).

Постепенно в образе все отчетливее начинает проступать реалистическое начало, особенно в картинах пейзажа, исполненных величия и одновременно ощущения радости жизни:

Перед Тобой синеют без границы

Моря, поля, и горы, и леса,

Перекликаются в свободной выси птицы,

Встает туман, алеют небеса.

Синий участвует в создании пейзажа всех времен года, это не только «вешний» цвет. В этой многозначности, используемой для передачи разных ощущений, связанных с пейзажем, заключена одна из особенностей творческого метода Блока. Синий может способствовать, например, передаче настроений смутных и радостных, предчувствий перемен и каких-то свершений, пусть даже обманчивых:

Я с мятежными думами

Да с душою хмельной

Полон вешними шумами,

Залит синей водой.

«Есть чудеса за далью синей — они взыграют в день весны» (I, 492); «Но синей и синее полночь мерцала, тая, млея, сгорая полношумной весной. » (II, 167).

Самое заветное для поэта — тема Родины и ее будущего — связано, как правило, с поэтическим образом синей дали времен: «Это — Россия летит неведомо куда — в сине-голубую пропасть времен — на разубранной своей и разукрашенной тройке. Видите ли вы ее звездные очи — с мольбою, обращенною к нам: «Полюби меня, полюби красоту мою!» Но нас от нее отделяет эта бесконечная даль времен, эта синяя морозная мгла, эта снежная звездная сеть».

И уже на грани своих дней поэт вновь обращается к этому образу как символу счастья в будущем:

Пропуская дней гнетущих

Прозревали дней грядущих

Синева как символ «родимой стороны» типична для стихотворений Блока:

Видишь день беззакатный и жгучий

И любимый, родимый свой край,

Синий, синий, певучий, певучий,

Неподвижно-блаженный, как рай.

Но синий может быть и спутником печали, тревоги, томительных, болезненных ощущений:

Берегись, пойдем-ка домой.

Смотри: уж туман ползет:

Корабль стал совсем голубой. II, 71

В голубом морозном своде

Так приплюснут диск больной,

Заплевавший все в природе

Синий часто встречается в сочетании с другими цветами, служа нередко в цветовой гамме то фоном, то контрастом, то равноправным компонентом; в этих случаях синий, как правило, сохраняет свое реальное значение, но иногда он, чаще всего вместе с красным, выражает смысл метафорически: «Синее море! Красные зори!», II, 52; «. туча в предсмертном гневе мечет из очей то красные, то синие огни», II, 303; «Остался красный зов зари и верность голубому стягу», I, 289; «И месяц холодный стоит, не сгорая, зеленым серпом в синеве», II, 23;

Из ничего фонтаном синим

Вдруг брызнул свет.

. Зеленый, желтый, синий, красный —

Вся ночь в лучах.

Главенствующее значение синего в цветовой гамме может быть подчеркнуто грамматически необычным множественным числом: «Над зелеными рвами текла, розовея, весна. Непомерность ждала в синевах отдаленной черты», II, 61.

Синий может участвовать в поэтической передаче психологических контрастов, символизируя устремленность к добру, к свету: «Забыл я зимние теснины и вижу голубую даль», I, 182; «Голубому сну еще рад наяву», I, 308;

Здесь — все года, все боли, все тревоги,

Как птицы черные в полях.

Там нет предела голубой дороге.

Контрастны и стилевые крайности в использовании сине го и голубого цвета — от высокой поэтизации, романтической окрыленности до выражения боли, надрыва; иногда этот образ выполняет сатирическую функцию: «И над твоим собольим мехом гуляет ветер голубой», II, 211; «Надутый, глупый и румяный паяц в одежде голубой», I, 367:

Я сам, позорный и продажный,

С кругами синими у глаз.

«Синий крест»— так озаглавлено юношеское сатирическое стихотворение.

Синий как признак внешнего облика героя (цвет одежды) всегда условен, здесь он — главное средство поэтизации образа: «Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий, в котором ты в сырую ночь ушла. » III, 64; «У дверей Несравненной Дамы я рыдал в плаще голубом», I, 263; «Как бесконечны были складки твоей одежды голубой», I, 490; «Надо мною ты в синем своем покрывале, с исцеляющим жалом — змея. » II, 260;

Цвет и звук в лирике А. Блока

ГЛАВА I. Цветовая гамма поэтических образов А. Блока 7

ГЛАВА II. Звуковой колорит лирики А. Блока 36

Использованная литература. 69

Кафедра литературы 2

Цвет и звук в лирике А. Блока 2

Введение

Творчество Александра Блока — одно из наиболее значительных явлений русской поэзии. Его стихи продолжают лучшие традиции поэзии XIX века — философская глубина содержания, лиризм и гражданственность, предельная отточенность формы содержат немало новаторских черт. Благодаря этому его творчество является практически неисчерпаемым для литературоведческих и лингвистических исследований.

Читайте также:
Земное» и «неземное» в «Стихах о Прекрасной Даме» А. Блока: сочинение

Хочется привести великолепные слова о восприятии Анной Ахматовой поэтической личности Блока, Ахматова писала в своих заметках: “Блока я считаю не только величайшим поэтом первой четверти Двадцатого века (первоначально стояло: “одним из величайших”), но и человеком-эпохой, т.е. самым характерным представителем своего времени. ” 1

В статье “Блок”, написанной вскоре после смерти поэта, Ю. Тынянов писал: “Блок — самая большая лирическая тема Блока.(. ) Об этом лирическом герое и говорят сейчас. Он был необходим, его окружает легенда, и не только теперь – она окружала его с самого начала, казалось даже, что она предшествовала самой поэзии Блока. “.

При пристальном изучении творчества А. Блока приходится соприкоснуться с таинственной литературной средой – средой символистов, особенности которой отразились в его творчестве. Образная система в его произведениях очень сложна, через все этапы творчества проходит ряд сквозных образов, однако они не статичны, в каждом новом произведении они приобретают новое качество, а нередко и новый, смысл, который, однако, нельзя постигнуть, не обратившись к его истокам в прежних произведениях. Необходимо учитывать блоковскую природу образа.

Исследование творчества Александра Александровича Блока представляет собой достаточно трудную задачу. Его творчество настолько многообразно, разносторонне, всеобъемлющее, что, на первый взгляд, очень трудно решить с какой позиции его следует рассматривать, несмотря на работы таких выдающихся ученых-блоковедов как З. Г. Минц, И.Т. Крука, Р.З. Миллер-Будницкой, и многих других.

Действительно, поэзии Блока посвящено немало научных работ как биографического, так и исследовательского характера; достаточно полно изучены его поэтика, творческая эволюция. Вместе с тем тонкость душевных струн Блока, его мироощущение через призму чувств и душевных терзаний освещены все еще недостаточно. Связано это с односторонним подходом большинства исследователей: при глубочайшем изучении гражданских и биографических мотивов практически без внимания оставались философские, нравственные, религиозно-мифологические взгляды поэта, его психика и психологическая сторона его творчества. Причина состоит в существовавшем долгое время негласном запрете на религию и идеалистические философские учения, составляющие основу мировоззрения Блока, невторжение в личностный мир поэта.

В настоящее время определились две новые тенденции в науке:

1. Переоценка существовавших в советское время суждений о литературных произведениях.

2. Установление культурологических связей художественных произведений с мифологией, философией, религией, произведениями других авторов, причем сопоставления делаются подчас совершенно неожиданные.

И также возникло новое понятие – «синестезия».

Перед нами стояла достаточно сложная задача в определении цели и предмета исследования. И ключевым, наверное, моментом, послужили слова В. Орлова: «в «Снежной маске» в наиболее обнаженной форме закреплены типические черты тогдашней художественной манеры Блока – метафорический стиль, завораживающая музыкальность стиха». И таким образом родилась цель данной работы: рассмотреть, как в лирике Блока отображены цветовые и звуковые образы, какими средствами достигал Блок звучности и красочности в своих стихах. Работа не претендует на абсолютную полноту охвата материала и глобальность исследования, на неопровержимость выводов. При анализе поэтических произведений вообще трудно добиться объективности вследствие предельной субъективности лирики как рода литературы. В нашем же случае речь пойдет о символической поэзии, то есть предельно зашифрованной, где за каждым образом стоит идея, и указание на нее, казавшееся предельно ясным автору и понятным современникам, затемнено, не выводится из суммы биографических, исторических и культурологических данных.

Проследить применение звуковой и цветовой гамм в языке Блока и проанализировать функционирование используемых для этого языковых средств в стихах – одна из основных задач исследования.

Основным направлением работы является непосредственный анализ художественных произведений Блока, как их содержательной, так и формальной стороны.

При анализе лексико-фразеологических средств, используемых поэтом для художественного воплощения своих взглядов, предпочтение отдается формальной стороне вопроса.

Конечным итогом работы должно стать целостное описание языковых средств, используемых А. Блоком для выражения своего мироощущения и мировосприятия.

Работа состоит из двух глав. В первой главе рассматривается роль цвета и применение цветовых образов писателем. Глава вторая посвящена анализу музыкальности в лирике А. Блока.

Материал дипломной работы и ее задачи определяют применение традиционных методов лингвостилистического анализа: метод лингвистического описания, включающий в себя наблюдение, интерпретацию, и классификацию языкового материала; структурно – семантический метод, который предполагает выявление комбинаторных приращений смысла в тексте.

Практическая значимость работы заключается в том, что материал исследования может быть использован на уроках «Русской словесности» в старших классах.

ГЛАВА I. Цветовая гамма поэтических образов А. Блока

Стихотворения А. Блока как бы раскрашены в различные цвета и оттенки. Колоризм в поэзии Блока обусловлен, с одной стороны, реальным миром и, с другой — миром символов.

Интересно проследить и понять причины использования поэтом в метафоре или символе того или иного цвета, в частности красного, символика которого в поэзии Блока наиболее богата. Красный цвет выполняет самые различные функции, например, является смысловым стержнем субстантивированной аллегории: «Ночью красное поет. » (V, 71); «Красный с козел спрыгнул — и на светлой черте распахнул каретную дверцу», (II, 157).

Есть у Блока стихотворения, где красный цвет пронизывает весь сюжет, организует его («Распушилась, раскачнулась. », «Я бежал и спотыкался. », «Пожар», «Обман», «В сыром ночном тумане. », «Светлый сон, ты не обманешь. », «Невидимка», «Город в красные пределы. » и др.)

Стихотворение «Город в красные пределы. » (1904) посвящено ближайшему другу Блока Е. П. Иванову. В близком поэту кругу людей красный цвет воспринимался как символ тревоги, беспокойства. Блок рассчитывал именно на такое понимание своего стихотворения, стремясь передать в нем безумие и обреченность капиталистического города:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: