Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (2): сочинение

Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера

Литературный дебют Бодлера состоялся в 1845 году, когда в журнале «Художник» был опубликован сонет «Даме креолке». В истории французской литературы творчество Шарля Бодлера оказалось на переломе двух художественных эпох. Оно завершило прежнюю романтическую традицию и одновременно дало мощный импульс дальнейшему развитию французской поэзии. Его считают предшественником символизма, одним из первых поэтов-урбанистов. Артур Рембо – лидер мирового поэтического авангарда, восторженно называл его «королем поэтов, настоящим Богом», потому что трудно найти другого поэта, который сделал бы так много для радикального обновления поэтического сознания, а Поль Валери считал, что именно Бодлер «вернул. поэзии ее сущность».

Сегодня Бодлера часто называют «последним романтиком», и это не случайно. Мятеж против жестокой и пошлой реальности, страстное стремление к идеалу – основное содержание всех его произведений.

Об это свидетельствует и его культ красоты, и признание им великой миссии поэта, и противопоставление гения толпе.

Поэтический сборник «Цветы зла» – главный труд всей его жизни, вызвавший громкий скандал и в то же время принесший ему мировую известность. Он представляет собой новое качество романтической поэзии. Бодлер не воспринимает природу как источник обновления чувств или способ защиты от цивилизации. Наоборот, природа у него – враг человека. «Я никогда не поверю, – писал Бодлер, – что Божественная душа обитает в растениях, а если бы она там и обитала. я все равно считал бы, что моя собственная душа куда ценнее души священных овощей. Разумеется, порядок и гармония природы и помимо человека исполнены вдохновляющей силы, вложенной в них свыше; но вне человеческой мысли, способной воодушевиться ею, эта сила словно бы и не существует». Поэт вообще стремился отыскать, преувеличить все слабости романтического искусства, подвергнуть окружающий мир анализу и отыскать в нем свою Красоту и свою Гармонию. Бодлер ищет вдохновения в «иной природе» – в произведениях искусства и продуктах человеческого труда. Он стал одним из первых поэтов-урбанистов. В цикле «Парижские картины» на первый план выступает тема большого города. Бодлер любит и одновременно ненавидит свой Париж, называя его «славной и скорбной картиной нашей цивилизации». Славной, потому что возникновение мировых городов – это вершина развития человеческого общества, скорбной, потому что город-гигант является знаком заката культуры.

  • О смертный, как мечта из камня, я прекрасна!
  • И грудь моя, что всех погубит чередой,
  • Сердца художников томит любовью властно,
  • Подобной веществу, предвечной и немой.
  • Ш. Бодлер

Исследуя и анализируя окружающую действительность, Бодлер погружается в самые недоступные и запретные бездны человеческого существования: унижающую нищету и смерть, опьянение, ночные кошмары, запретную любовь. Его мир «как лицо в слезах», где «в сырой, белесой мгле дома, сливаясь, тонут», «в больницах сумрачных больные тихо стонут», а «нищета, дрожа, прикрыв нагую грудь, встает и силится скупой очаг раздуть». Невозможность вести спокойную, красивую и гармоничную жизнь вынуждает человека бежать от пугающей действительности, топить тоску в вине или искать других наслаждений. А неизбежной платой за обладание земными благами становится разрушение личности (это основная тема цикла «Вино»). Равнодушие мира по отношению к человеку, несостоятельность религиозных доктрин вынуждают человека к бунту. Бодлер не принимает существующий порядок вещей и посягает даже на его основу – Бога, безразличного к страданиям людей. Поэт желает разрушить такой несправедливый порядок и ниспровергнуть установленные ценности. В «Литании Сатане» восставший против Бога Сатана становится для него защитником всех отверженных, их помощником на нелегком пути к истинному познанию и свободе.

В эту модель вписывается и тема поэта, сквозная в творчестве Бодлера. В стихотворении «Альбатрос» поэт противопоставляется бездушной толпе. Поэт – тот же изгой, «проклятый», «сосланный с небес на землю», чья участь особенно драматична, так как он обладает даром познания и прозрения. Предназначение искусства Бодлер видит в том, что среди мрака бытия оно освещает людям путь к истине. Бодлер открывает для поэзии новые области и новый эстетический принцип: изображение жестокой реальности в совершенной поэтической форме.

Его слова точны, образы емки, а рифмы строги. Поэзию Бодлера отличают, если можно так выразится, скульптурная огранка каждой поэмы, величавость и звучность стиха. Уже само название сборника «Цветы зла» емко отражает смысл всего творчества этого самобытного художника. Сосуществование двух резко противопоставленных и неразрывно связанных друг с другом тем – отрицательной действительности и мира прекрасного – говорит одновременно о возможности и невозможности идеала и создает то трагическое звучание, которым пронизаны все стихотворения поэта. Бодлер стремится извлечь красоту из зла. Он писал: «Я нашел определение Прекрасного – моего прекрасного. Это нечто пылкое и печальное, нечто смутное, оставляющее место для догадок. Я почти не в силах вообразить себе Красоту, которая не была бы связана с Горем. ». В стихотворении «Гимн Красоте» автор провозглашает, что ему нет разницы, откуда она пришла, его не пугает, что Красота может быть жестокой, гадкой, ступающей «по мертвецам», он готов все простить Красоте, только бы она дала ему возможность забыть о гнетущей действительности.

Романтизм для него заключается не в выборе сюжетов, не в правдоподобии, а в особой манере чувствования. И эта особая манера чувствования притягивает и завораживает, заставляет задумываться вновь и вновь о смысле и форме человеческого существования, оценивать окружающую действительность и стремиться к преодолению противоречий и зла в этом мире, стремиться ко всему прекрасному и гармоничному.

Тоска по идеалу: романтические традиции в творчестве Ш. Бодлера Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Литвин Лилия Вячеславовна

В статье рассматриваются связи эстетики французского поэта Ш. Бодлера, который стоял у истоков европейского символизма, с поэтическими традициями романтизма .

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Литвин Лилия Вячеславовна

Текст научной работы на тему «Тоска по идеалу: романтические традиции в творчестве Ш. Бодлера»

Тоска по идеалу: романтические традиции в творчестве Ш. Бодлера

В статье рассматриваются связи эстетики французского поэта Ш. Бодлера, который стоял у истоков европейского символизма, с поэтическими традициями романтизма.

Ключевые слова: романтизм, эстетика Бодлера, тема поэта и поэзии, природа, соотношения вдохновения и ремесла, труда художника, романтическое двоемирие, пессимизм, тема бунта и бегства, роль чувства.

The melancholy for the ideal: romantic traditions in works of Ch. Baudelaire

This article tells about an aesthetic credo of the famous French poet Baudelaire, one of the precursors of symbolism. The author compares the most important items of their esthetics and notes likenesses and differences.

Key-words: romantism, aesthetics of Baudelaire, subject of a poet and poetry, nature and civilization, works, literary artist’s work, correlation of inspiration and work, romantic pessimism, rebellion and flight, the importance of sense.

Исследователи «Цветов зла» установили множество перекличек из произведений ряда французских поэтов XIX в. – предшественников и современников Бодлера (Ламартин, Сент-Бев, Виньи, Гюго и др.) вплоть до малоизвестных или забытых имен. Это свидетельство

универсальности поэзии Бодлера, вобравшей в себя различные стилистические потоки [4, с. 242]. С тремя направлениями, главенствующими в то время во Франции: романтизмом, реализмом и Парнасом -в творчестве Бодлера можно найти переклички с каждым из них, но нас прежде всего интересует романтизм. Бесспорно, романтическое мировосприятие лежало в основе творчества Бодлера, но эта картина мира была тщательно переработана в его системе координат.

В. Мильчина считает, что один из важных компонентов, отличающих эстетику Бодлера от эстетики романтизма, – отношение к природе. Представители каждого направления раскрывали содержание понятия «природы» по-своему. Природа для романтиков стала прибежищем от терзаний, преследующих «сына века» в несправедливом обществе. С этим связан и «романтический пантеизм». Романтики противопоставили природу, царство первозданности и чистоты, и общество, оплот фальши и лжи.

Казалось бы, позиция романтиков, приписывавших природе собственные горести и радости, одухотворявших пейзаж, была не чужда и Бодлеру. Однако в пейзажных зарисовках поэта преобладают почти агрессивные, неодобрительные ноты, немыслимые для романтика. Это подтверждают и высказывания поэта в письме Денуайе: образ природы отражает, по мнению Бодлера, «нечто прискорбное, грубое и жестокое – нечто граничащее с бесстыдством» [3]. Вместе с тем Бодлер выступает не против природы как таковой, а лишь против «неоязычества» и «пантеизма», распространившихся во французской поэзии 40-50-х гг. Большое место в его стихотворениях занимает «разговорчивая» природа, причем не как объект анализа, а как полновластная и многообразная реальность: «Каким бы боком ни повернулись мы к природе, она все равно позирует нам, обволакивает, подобно тайне, и предстает перед нами сразу в нескольких аспектах. форма, расположение и движение, свет и цвет, звук и гармония. » [3]. Таким образом, природа важна как нечто, вызывающее ассоциации и фантазии.

Бодлер считал, что добрым человека может сделать только цивилизация, духовность не произрастает в человеке сама по себе, ее необходимо воспитывать, взращивать. Такой взгляд на природу резко отличает поэта от романтиков, потому что они считали, что доброта заложена в человеке и естественна для него.

Это придает, на взгляд поэта, особую важность художнику. Он поднимает «бунт против деспотизма природы», изображает мир, оду-

хотворенный человеком. В произведении искусства этой задаче служат все художественные средства данного вида искусства, а в обыденной жизни – ухищрения портных, парикмахеров и других служителей красоты.

Расходится Бодлер с мэтрами романтизма и в трактовке темы города. С. Великовский отмечает, что «культура романтиков чуралась городских стен, разве что это был город старинный с его готикой соборов и буйством карнавала, – вслед за Руссо она бежала на лоно природы. Бодлер тоже из числа задумчивых любителей одиноких прогулок, но тропам захолустья он предпочитает мостовые» [2, с. 286]. В творчестве Бодлера нередко возникает поэтический образ города, «скорбной и славной картины нашей цивилизации». Тому есть две причины: во-первых, появление больших городов – это вершина развития человеческого общества, во-вторых, город-гигант является знаком заката культуры. Город, страшный спрут, тайник, скрывающий страдания и скорби, – в то же время и творение человеческих рук и духа.

В. Мильчина полагает, что «романтизму начала XIX в. присуща переориентация в выборе традиций, на которые должно опираться искусство. Традициям классицизма романтики предпочли художественные традиции других эпох и народов – средневековое искусство Западной Европы, песни кельтских бардов, скандинавские саги и т.п. Собственную эпоху как культурную традицию романтики осознали далеко не сразу. Лишь со временем романтизм завоевал право смотреть на современность как на богатый материал, не уступающий древности и средневековью ни конфликтами, ни красками, ни поэзией. Новым лозунгом стал: «Литература – выражение общества», и Бодлер подхватил его в своем творчестве. Он призывал писателей быть современными. Истинный писатель должен показывать свою эпоху. На взгляд поэта, душа художника должна чутко реагировать на все, что волнует современного человека» [1, с. 410].

Другим аспектом, который сближает мировоззрение Бодлера и романтиков, – тема поэта и поэзии, в нем Бодлер сближается с романтиками, хотя и не во всем. В романтизме поэт – исключительная фигура, всегда непонятая, несчастная, отделенная от толпы. У Бодле-

ра мы находим то же непонимание, неприятие поэта толпой из-за того, что тот вынужден описывать людскую греховность, т.к. основной темой бодлеровской книги становится порочность человека [5]. В этом плане мироощущение поэта приближается к романтическому.

В концепции воображения эстетика Бодлера, однако, расходится с романтической. В. Мильчина пишет, что вместо незыблемых канонов классицизма романтики выдвинули культ гения. Он подвластен только своей музе и самому себе. Поэт – глашатай божественной воли и мудрости, полагали художники романтизма, и Бодлер поддерживает эту точку зрения. Но романтики считали поэтическое вдохновение даром свыше, поэтому художник не предъявляет к форме особых требований, так как «горнее», божественное само по себе не нуждается в отточенном стиле, одним словом, содержание важнее формы, оно говорит само за себя. «Бодлер же переосмысливает выражение “дух дышит, где хочет” (т.е. “вдохновение не зависит от воли”) [1, с. 411].

Бодлер по-своему решает вопрос о соотношении вдохновения и ремесла, идя в этом дальше мэтров романтизма. Для поэта важно стремление в высокие сферы духа, к идеалу, но ему противопоказаны несобранность, дилетантизм, неумение показать в своем творчестве все уродливые явления современности, то, что происходит здесь и сейчас: «Чем богаче воображение, тем лучше нужно владеть ремеслом, чтобы следовать за всеми его прихотями и преодолевать трудности, до которых оно так падко», «Невыразимого не существует», – в этих словах выражена программа Бодлера [1, с. 412]. В этом поэт следует по стопам американского писателя Эдгара По, который разрушил все стереотипы о магическом, волшебном вдохновении.

Бодлер оспаривал позицию позднеромантической богемы, говоря: «.. .гений, перед тем, как предстать перед публикой, должен с риском сломать себе шею тысячу раз проделать трюк за кулисами. вдохновение – это награда за ежедневный труд» [1, с. 410].

Одним словом, романтическое представление о поэте как о яркой индивидуальности, способной пропустить через себя и воплотить в своем творчестве всю страсть и боль мира, соседствует у Бодлера с классической апологией мастерства, владения техникой художнического ремесла. Французские литературоведы и искусствоведы высказывали мысль о «классичности» поэта, заключающейся в способах

обращения со словом, например, в умении превращать реальные чувства в аллегории. По словам Г.К. Косикова, «Бодлер стремился к рационализации и упорядочению действительности – отсюда тщательная и многократная шлифовка, которой он подвергал свои стихотворения, – но он отнюдь не был обделен способностью чувствовать и переживать материальный мир; напротив, он чрезвычайно чуток ко всем внешним впечатлениям, поэт не просто анализировал, а стремился создать целостный, синтетический образ предмета, уловленного в едином акте восприятия» [3].

По мнению Ш. Асселино, у Бодлера не встретишь «никакого обращения к чувству, никаких поэтических фраз и убаюкивающего красноречия: строгие доказательства, сделанные четким и уверенным тоном, логические выкладки, бьющие прямо в цель, полное отсутствие заботы о читателе и его привычках» [1, с. 411].

М. Нольман утверждает, что «романтики отвергли стилистическую иерархию классицизма. Частному был придан характер общего, но общее еще не получило индивидуального выражения» [4, с. 244]. Гюго и Мюссе смешали высокое и низкое, поэтическое и прозаическое. Но между двумя стилями у них проходит зачастую резкая грань. Казалось бы, у Бодлера эта грань проступает еще ярче, но, по сути, в его стиле «поэзия» и «проза» являются по отношению друг к другу своеобразным обертоном. Сталкиваясь, разностильные выражения словно «притираются» друг к другу, образуя сложное единство. Таким образом, в этом звучит мотив единства «сплина» и идеала, мечты и действительности.

Еще один момент, традиционный для романтического мироощущения, – раздвоенность, двоемирие. Романтический герой томится по идеалу. Он решает уйти из жизни, презрев этот несовершенный мир, либо выступает против Бога (байронические персонажи), либо полон мечтаний о «другой жизни» («Рене» Шатобриана), либо его мучает сплин («Оберман» Сенанкура). Все эти мотивы в «Цветах Зла» присутствуют, но Бодлер показал противоречие «идеала» и «действительности» не как конфликт между «я» и действительностью, а как «неустранимую трещину» внутри самой личности. Романтики видели источник дурного, порочного снаружи – в условиях жизни, косной среде, судьбе и т.д. [2, с. 290]. Бодлер же именно в себе самом обнаруживает жизнь «животной личности», он себя самого ощущает плот-

ским человеком. Настоятельная реальность тела, любовь к собственному наслаждению – это неодолимый зов «природы», поэтому всякая мораль является принуждением. «Драматизм заключается в том, что поэт ощущает себя не только плотским человеком, но и человеком духовным. И наряду с “животной личностью” в нем живет “прекрасная душа”, неотступно следящая за ней и беспощадно ее казнящая, – душа, устремленная к Богу», считает Г.К. Косиков [3].

Е.Г. Фонова в своей диссертации «Восприятие Ш. Бодлера во Франции, Бельгии и России в эпоху символизма» также делает вывод, что «разорванность таится в самой сути человека, где коренится и божественное, и дьявольское, и порыв к идеалу, и стремление опуститься на дно. Для произведений поэта характерно ощущение двупо-люсности» [5].

Следующая особенность, присущая эстетике романтизма, – пессимизм – еще более углубляется в творчестве Бодлера. Его поэзия проникнута отчаянием и глубокой тоской. Но тему неудовлетворенности миром, тему бунта, бегства поэт доводит до завершенности. Дело в том, что Бодлер был целиком и полностью сосредоточен на себе. Художник был мучим собственными противоречиями, сознанием своей греховности, уколами совести, и он опоэтизировал свои страдания, они находятся в центре его лирики. Эти мотивы звучат в разделе «Путешествие». Но для романтического героя мир – это земная юдоль, он стремится ее преодолеть, ищет встречи с себе подобными, с «душой мироздания», в то время как Бодлер категорически не принимает его и «стремится освободить себя от участия в нем, избежать всякой духовной ответственности». «Куда угодно, куда угодно! лишь бы прочь из этого мира!» – эти слова отражают суть «бодлериз-ма» [3].

Нужно отметить, что «Цветы зла» – своеобразный поэтический дневник, запечатлевший отзвуки волнений и невзгод Бодлера. Автор считал, что для поэзии нет запретных тем. Все, что может вызвать лирическую эмоцию, достойно описания. Отсюда намерение воспеть безобразное. Горе, болезни, старость, пороки, смерть, разврат, похоть и другие «низкие» явления мира являются предметом его поэзии.

Погружение в творчество также сближает Бодлера с романтиками. «Творческое переосмысление ужасов и страданий, перенесенных поэтом, позволяло ему подняться над кошмаром обыденности, пре-

вращать ужасное в прекрасное. В творчестве Бодлера, как и в канонах романтизма, сосуществуют два мира: реальный и сверхреальный -тот, в котором явления материального мира преображены сознанием поэта» [5].

В трактовке темы любви в творчестве Бодлера имеются точки соприкосновениия с романтиками. Их лиризм поэту не был свойствен, но и бесстрастность парнасцев, при которой очень мало оставалось от живого чувства, не находила у Бодлера отклика. Как и в эстетике романтиков, чувство у него играет первостепенную роль. Отличие в том, что автор не только раскрывает сердце, но и анализирует свои переживания. Тема женщины трактуется у Бодлера тоже двойственно: с одной стороны, она порождение сатаны, алчное животное, хищница; с другой стороны, – мадонна, муза, источник блаженства. Любовь предстает в двух ипостасях: это и ожесточенная битва, ведущая к гибели, и необыкновенное чувство, поднимающее над прозой жизни [5].

В трактовке социальных тем поэт не обходит стороной наследие романтической школы, он «совмещает романтический протест против социального зла с убедительным раскрытием его в реалистическом духе, но в форме предельно концентрированного гротеска», полагает М. Нольман. Как мы помним, мастера романтического направления охотно использовали гротеск как один из приемов художественного изображения. Разделы «Парижские картины», «Мятеж», стихотворения других циклов сборника говорят о том, что поэта очень живо касались общественные проблемы [4, с. 254].

Г. Косиков указывает на еще одну особенность мироощущения автора «Цветов зла»: «В любом человеке, в любую минуту уживаются два одновременных порыва – один к Богу, другой к Сатане. Обращение к Богу, или духовное начало, есть желание возвыситься, ступень за ступенью; обращение же к Сатане, или животное начало, – это блаженство нисхождения» [3]. Эта двуполюсность лежит в основе композиции книги. «В цикле “Сплин и идеал” звучит мотив божественной природы человека, воплощенной в образе художника. От первой части “Сплина и идеала” до последней (четыре “Сплина”, “Алхимия страдания” и др.) ведет нисходящая линия, от “идеала” к “сплину”, от Бога – к Сатане». В христианском учении зло есть не что иное, как умаление или недостаток добра, тогда как Бодлер видит в нем

особую форму добра. Художник говорит, что «Сатана – это “приемный отец людей, для которых Бог сделал недоступным Эдемский сад[3].

Поэта привлекает бесценный идеал, недоступная вечность. Тем не менее такое слияние (в «Жажде небытия») абсолютно не совместимо с какой-либо надеждой в реальности, оно является, по сути, бегством от земного мира, а вечность видится Бодлеру как зияющая пропасть. Вечность возможна только посредством смерти, – она одновременно и влечет, и пугает поэта своей неизвестностью. Поэтому Бодлер стремился найти способ, который дал бы ему возможность, не расставаясь с жизнью, узнать вкус вечности-небытия. Человеческая натура находится в центре пристального внимания поэта по той причине, что она «изгнана в несовершенство и желает немедленно, прямо на этой земле обрести открывшийся ей рай» [3]. Отсюда поиск Бодлером заменителя первозданного рая, вечности, – рая «искусственного».

Творчество Бодлера, вне всякого сомнения, потрясает, удивляет своей новизной, оригинальностью и сочетанием несочетаемого. В нем противоречиво сплелись и романтическое наследие, и достижения реалистов, и отголоски нарождающегося символизма. Как любая значительная личность, он может вызывать либо неодобрение, непонимание, либо восхищение, исходящее от чувства сопричастности к Красоте, Идеалу и Мудрости. Но вряд ли любой мыслящий человек может оставаться равнодушным к творчеству Ш. Бодлера.

1. Бодлер Ш. Об искусстве / пер. с франц. Н. Столяровой и Л. Лип-ман; предисл. В. Левика; послесл. В. Мильчиной. М.: Искусство, 1986.

2. Великовский С. И. Шарль Бодлер // Великовский С. И. Умозрение и словесность. Очерки французской культуры. М., СПб.: Университетская книга, 1999. C.286-296.

3. Косиков Г. К. Шарль Бодлер между «восторгом жизни» и «ужасом жизни». Сайт. URL:

forlit/Pages/Biblioteka Kosikov Baudelaire.htm (дата обращения 30.07.2012).

4. Нольман М. Шарль Бодлер. Судьба. Эстетика. Стиль. М.: Художественная литература, 1979. 316 с.

Отрицание буржуазного мира в поэзии Шарля Бодлера

Школьное сочинение

“. Этот король поэтов, настоящий бог”, — такими словами восторженно охарактеризовал Шарля Бодлера лидер мирового поэтического авангарда А. Рембо. Трудно, найти поэта, который бы так много сделал для радикального обновления поэтического сознания, как Шарль Бодлер. Он, по словам П. Валери, “вернул. поэзии ее суть”. Его называют поздним романтиком и предшественником символизма, одним из первых поэтов-урбанистов, сторонником имморализма и декаданса. Шарль Бодлер синтезировал достижения Эдгара По и парнасцев, обогатил поэзию, несмотря на то что его оригинальность стала причиной острого конфликта с французским обществом, с непосредственным окружением.

Главное произведение Бодлера — сборник стихотворений “Цветы зла”, над которым он работал на протяжении почти всей жизни. Книга появилась на свет в 1857 году, когда с демократией в стране было покончено, господство крупной буржуазии было закреплено в диктатуре Луи Бонапарта, а затем в империи Наполеона III. В такие времена книга неизменно должна была вызвать отпор всех мракобесов страны, в том числе и правительства. Так и случилось. Министерство внутренних дел возбудило уголовный процесс против автора и издателя. Был издан приказ арестовать остатки тиража, но книга уже разошлась, а громкий процесс способствовал еще большей популяризации книги и ее автора. Мятежный дух сборника сразу почувствовали читатели.

Сборник “Цветы зла” создавался поэтом на протяжении всей его жизни и вобрал в себя самое лучшее из его поэтического наследия. “Цветы зла” — целостное произведение, в котором части и отдельные стихотворения органически связаны. Книга имеет посвящение, вступление и состоит из шести циклов: “Сплин и идеал”, “Парижские картины”, “Вино”, “Цветы зла”, “Бунт” и “Смерть”. Все циклы объединены по проблемно-тематическому принципу.

Бодлер и его пессимистическая поэзия были порождением эпохи, когда нищета и подавленность одних, испорченность и развращенность других классов достигают своего апогея, а между тем над этою бездною “зла”, из которой несутся одуряющие запахи его ужасных “цветов”, не светит уже маяк надежды. Неудавшаяся революция 1848 года и последовавший за нею государственный переворот 2 декабря погасили этот светоч и водворили над Францией и над всей Европой удушливый мрак тоски и отчаяния.

Бодлер был выразителем духа своего времени. Скорбный взор поэта видит идеал уже в каком-то неопределенном туманном отдалении, на высоте, почти не доступной человеку. Отсюда те безотрадные картины, которые Бодлер дает нам в своих “Цветах зла”.

Осуждение сопровождает каждый шаг поэта, он бедствует и страдает от преследований кредиторов. Несмотря на такие ужасные условия существования, Бодлер продолжает работать над “Цветами зла”, создает небольшие стихотворения в прозе, переводит произведения Эдгара По, пишет художественное исследование о влиянии наркотиков на воображение — “Искусственный рай”, а также многочисленные критические эссе. Главной причиной осуждения книги было, несомненно, ее заглавие, дававшее повод думать, что автор сочувствует изображаемому в ней злу, искренне считает “цветами” (хотя цветы бывают разные) все нарисованные в ней ужасы. Но это не так. Первый русский переводчик “Цветов зла”, поэт-революционер Якубович-Мельшин признавался: “Суровой печалью веяло на юную душу от осужденных за безнравственность стихов; грубый, местами дерзкий откровенный реализм будил в ней, каким-то чудом искусства, лишь чистые, благородные чувства — боль, ужас, негодование. “

В своем переживании трагизма бытия, в устремленности к Идеалу, в остром ощущении разлада между идеалом и действительностью Бодлер продолжает романтические традиции французской и мировой поэзии. Однако романтический конфликт мечты и действительности приобретает у него внутренний характер, переживается как загадочная и мучительная раздвоенность самой личности, для выражения которой нужен новый поэтический язык.

Бодлеровское колебание между добром и злом приводит в его поэтике к взаимопроникновению возвышенного и низменного, идеального и материального, к соединению несоединимого в пределах одного образа. Стихотворения “Падаль”, “Пляска смерти” звучат как вызов обществу и его морали. Они на то и рассчитаны, чтобы раздражать и отталкивать читателя.

Окружающая действительность, весь мир на страницах “Цветов зла” — это мир растления, гниения, упадка, стоящий в “Преддверии ада”. Именно таким было первоначальное название книги. Рисуя разврат и пороки буржуазии, грязь и нищету рабочих классов, он не находит у своей лиры ни одного утешительного звука, ни одного светлого тона. В больших городах зло и страдание жизни наиболее концентрируются, и вот Бодлер является по преимуществу певцом больших городов, Парижа в особенности. Он дает небольшое, но настолько яркое и сильное изображение Парижа, равного которому французская литература не знает.

Однако он не остается только холодным и бесстрастным изобразителем нищеты, порока и разврата современного общества. Сочувствие его всегда на стороне несчастных, униженных и обездоленных — это слишком ясно чувствуется по той любви и нежности, с которыми он рисует их. Бодлер с безжалостной проницательностью предугадал многое из того, свидетелями чему стали мы. Стоит прислушаться к его суровым и язвительным предсказаниям.

Во всех стихах сборника автор противопоставляет добро и зло. Добро для Бодлера — это совсем не христианская любовь (к Богу или другим людям), это всепоглощающая жажда единения с вечным и бесконечным светом — жажда, которая не может быть утолена только телесными способами, которые имеют аморальную природу. Бодлер рассматривает человека как совокупность противоречий, как борьбу разных начал — телесного и духовного, высокого и будничного, животного и человеческого. Поэтому в лирическом герое сборника вместе со “звериной” сущностью живет “прекрасная душа”, устремленная к Богу. В стихотворении “Гимн красоте” утверждается мысль, что добро и зло в одинаковой степени могут служить источником прекрасного. Поэту неизвестно происхождение красоты: может, она сошла с небес, а может, поднялась из морских глубин. Но именно красота делает мир другим. Ощущение “ужасов жизни” толкало поэта на поиски новой, еще неведомой красоты, которая вырастала на почве растления и отчаяния, в мире, где торжествует зло. Трагедия Бодлера в том, что он последний романтик, в душе которого мечта о мощной и победительной красоте сильна так же, как неприязнь ко всему, что ее разрушает. В стихотворении “Гимн красоте” поэт писал:

Ты рождена от звезд или пришла из ада?

О красота, ответь: ты бес иль божество?

Ты к злу или добру влечешь лишь силой взгляда,

Ты, как вино, пьянишь, но ты сильней его.

И что мне, рождена ты светом или тьмою,

Когда с одной тобой, о вечный мой кумир, —

О ритм, о цвет, о звук! — когда с одной тобою

Не так печальна жизнь, не так ужасен мир.

Не случайно в предисловии к “Цветам зла” автор сформулировал основной пункт своей эстетической программы как “извлечение красоты из зла”. Идеализация красоты, поиск неведомой вечной сферы духа сделали Бодлера основоположником символизма — течения модернизма, которое естественным образом продолжило романтические традиции.

Анализ стихотворения «Альбатрос» Шарля Бодлера

Автор: Guru · 08.05.2018

Шарль Бодлер — великий мастер 19 века. Его творчество весьма неоднозначно: его произведения имеют некую демоническую, разрушительно-созидательную окраску и составлены «от обратного». Они преисполнены аллегоричности и двойственности образов. Ярким примером служит стихотворение «Альбатрос», являющееся одним из самых известных стихов из сборника «Цветы Зла».

История создания

Данное стихотворение написано в 1842 году. Это период раннего творчества Бодлера. В 1842 году он стал наследником весьма крупного состояния (75000 франков), которое получил в наследство от своего отца. В этом же году Шарль Бодлер познакомился со своей возлюбленной Жанной Дюваль. Этот период стал для него настоящим переворотом.

Постепенно Бодлер начинает набирать популярность. Деньги, легкомыслие и разврат убили в поэте всё живое и чистое, человечное, но это положительно сказалось на его творчестве и придало ему узнаваемость и «изюминку». Бодлер прозвучал похоронным маршем, сарабандой в сознании миллионов слушателей. Так же его творчество плотно сопряжено с произведениями Эдгара По, который так же отличался трагичностью и мрачностью судьбы, был заядлым алкоголиком и придерживался такого литературного течения, как символизм. Знакомство с его литературой наложило глубокий отпечаток на стихотворения Бодлера. Также поэт посвятил 17 лет своей жизни переводам работ По на французский язык.

Шарль Бодлер не был принят и признан своей эпохой. Его убили недопонимание со стороны общества и собственная распущенность. Это нашло своё отражение в его стихотворении «Альбатрос».

Жанр, направление, размер

Произведение написано в размере шестистопного ямба, имеет перекрёстную рифму. Жанр данного стихотворения — элегия.

Стихотворение можно бесспорно отнести к декадансу в чистом его проявлении. Черты, характерные для данного литературного течения, прослеживаются в произведении: ощущения, полученные в процессе эмпирического опыта, имеющие двойственную, контрастную окраску (от прекрасного и возвышенного к отвратительному и вульгарному), некая безысходность в слоге (мечты поэта останутся лишь иллюзорностью), мрачность.

Образы и символы

Центральный образ в этом стихотворении Шарля Бодлера — это альбатрос — воплощение облика самого поэта. Матросы — аудитория писателя, которая питается его творчеством, подобно паразиту, воспринимая это не как высокое искусство, а лишь как некое развлечение:

Когда в морском пути тоска грызет матросов,
Они, досужий час желая скоротать,
Беспечных ловят птиц, огромных альбатросов,
Которые суда так любят провожать.

Корабль и лодка — это символ человеческой шаткой судьбы, раскачиваемой бурей и ненастьем. Море в данном контексте символизирует бушующую, кипящую и жестокую, губительную для автора жизнь. Бодлер говорит нам, что поэт является невольным пленником своего творчества, некой красивой, гордой птицей, заключённой в клетке. Он возвышает поэзию до облаков, молний и громов. «Крылья» лирического героя мешают ему сойти на землю и быть принятым обществом, которое так далеко от его философских, неземных и высокоорганизованных воззрений, необремененных материей. Альбатрос – это еще и символ свободы в заточении у одной лишь стихии — творчества.

Темы и проблемы

  • Основной в данном произведении можно назвать проблему взаимопонимания поэта и социума. Примитивизм и потребительское отношение общества ко всему сущему является преградой для осознания ценности искусства.
  • Ещё один вопрос, поднятый в этом стихотворении, это проблема ценностных ориентиров, существующих в обществе. Основными потребностями для людей служат: развлечения, получение удовольствий различного характера, но никак не тяга к прекрасному и высокому.
  • Лейтмотивом стихотворения становится тема свободы. Ее источником, по Бодлеру, является творчество. Оно, без сомнения, тиранит душу поэта, но взамен дает ни с чем несравнимое ощущение полета над суетой и пошлостью бытия.
  • Тема рока, так или иначе, прослеживается во всех работах Бодлера, ведь он, будучи серьезно больным человеком, жил в предвкушении смерти. Именно поэтому судьба в его глазах – это изменчивая и своенравная стихия, равнодушная к людскому горю.

Смысл

Смысл стихотворения заключается в том, что поэт никогда не будет свободен от осуждений и «шиканья глупцов». Его творчество служит мимолётным развлечением для вульгарного и легкомысленного общества. Его «исполинские крылья» — это неосознанное заточение, причина для насмешек и критики. Однако подлинную свободу возможно обрести лишь в одиночестве, созидании и гармонии с собой, поэтому отдаваясь на волю стихии, творец обретает независимость.

Также идея данного стихотворения вмещает в себя авторскую позицию по отношению к социуму и жизни в целом. Бытие представляется ему тоскливым, однообразным морским путешествием сквозь смертоносные пучины, где люди глупеют, черствеют и не находят ничего лучшего, чем жестокие забавы и травля тех, кто обрел свободу над убожеством действительности.

Средства художественной выразительности

Произведения Бодлера изобилуют эпитетами. Стихотворение «Альбатрос» — не исключение. Только настоящий гений может позволить себе многообразие и изобилие эпитетов. Например, в описании альбатросов поэт использует такие прилагательные как «беспечные» и «огромные», тем самым подчёркивая их наивность, открытость и некую одухотворённую, возвышенную лёгкость. Автор акцентирует внимание на идеальности птицы: «быстрейший из гонцов», «снежные крылья», «исполинские крылья».

Также Бодлер активно использует антитезу, например, противопоставляя «быстрейший» и «грузный», «краса» и «смешон», «летать» и «ходить», тем самым подчёркивая несовершенство мира, огромный разрыв между восприятием поэта и общества.

Критика

Стихотворение «Альбатрос» признано всемирно известным и является классикой эпохи символизма и декаданса. Как и все произведения Бодлера, оно вызвало волну бурных обсуждений среди критиков. Жан-Поль Сартр писал о его творчестве следующее:

Для самого себя он избрал существование, тогда как для других – бытие.

Бодлер – человек, попытавшийся увидеть себя со стороны, словно другого, и вся его жизнь есть история этой неудавшейся попытки.

Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (2)

Я — строгий образец для гордых изваяний,

И, с тщетной жаждою насытить глад мечтаний,

Поэты предо мной склоняются во прах.

Но их ко мне влечет, покорных и влюбленных,

Сиянье вечности в моих глазах бессонных,

Где все прекрасное, как в чистых зеркалах.

Первая половина XX века отмечена возникновением и широким распространением нового течения в литературе. Это время можно по праву назвать началом новой эры — эры символизма в искусстве. И одним из основателей новой литературы является Шарль Бодлер. Именно его произведения Элиот называл вещью «наиболее приближенной к сложному обновлению, с которым мы экспериментируем».

В своем стремлении к идеалу, в поисках высшей гармонии Бодлер был очень близок к поэтам-романтикам. Но его поэзия, в отличие от поэзии романтиков, более реальна, жизненна, объективна; его стихотворения лишены абстрактной эмоциональности. В произведениях этого поэта четко прослеживается слияние внешнего и внутреннего мира, что выражается в наполненности метафорами, аналогиями, сравнениями. Поэзия Бодлера, центральные мотивы которой наиболее ярко отразились в сборнике «Цветы зла», основывается на понимании и отражении трагической несовместимости художника и буржуазного мира, по законам которого он вынужден существовать. Это общество, в котором господствуют зло, несправедливость, жестокость, насилие и низость нравов, совершенно неприемлемо и отвратительно поэту, но он понимает свое бессилие перед этим страшным, властным и сильным миром.

Стихотворения Бодлера выступают своеобразными «предметными уроками» несчастья, отчаяния, продажности цивилизации,

раздвоением человеческой души между добром и злом. С глубоким сочувствием относится поэт к людям труда и обездоленным, что наиболее ярко отразилось в его стихотворениях «Вечерние сумерки», «Утренние сумерки» и некоторых других. Автор чувствует острую необходимость понимания природы окружающего людей зла, греховности и обреченности этого мира. Так как только с таким пониманием можно надеяться найти выход из этого замкнутого круга. Честно и открыто анализируя собственный опыт, собственную душу, собственную природу, Бодлер постепенно открывает все новое, неизведанное или запрещенное в человеческой природе. И с этих открытий начинается поиск красоты, то есть в какой бы то ни было реальности.

Герой произведений поэта исключительный, непохожий на других человек, он не хочет принимать ту мораль, которой подчиняются все, не может примириться с окружающей его действительностью. «Не хочу», — решительно заявляет он всем тем, кто хочет подчинить его, заставить пойти против движения собственного сердца. И вместе с тем это человек, который несет в себе страдания всего мира, его боль:

Я оплеуха и щека,

Я рана — и удар булатом,

Рука, раздробленная катом,

И я же — катова рука!

Мне к людям больше не вернуться,

Я — сердца своего вампир,

Глядящий с хохотом на мир

И сам бессильный улыбнуться.

В этих строках наиболее ярко чувствуется то основное противоречие, которым пронизана вся лирика Бодлера — стремление человека к преодолению зла, и вместе с тем сознание неосуществимости своих стремлений.

Стихотворения поэта пронизаны вечным поиском идеала, гармонии, тягой к свободному полету. Не случайно в его поэзии часто можно встретить образы птиц, как олицетворение мечты автора о душевной свободе и чистоте. Таким является, например, его сонет «Альбатрос», где звучит мотив символического сопоставления:

Поэт, вот образ твой! Ты также без усилья

Летаешь в облаках, средь молний и громов,

Но исполинские тебе мешают крылья

Внизу ходить, в толпе, средь шиканья глупцов.

Поэт придает исключительно большое значение органичному и цельному выражению духовной жизни, мироощущения и идеалов человека. Душа его постоянно стремится к полету, к свободе от тоски и тревог жизни. Его дух «взмахом быстрых крыл» поднимается над греховным и больным миром, чтобы там, в высоте, очиститься от отравленных испарений. И он искренне завидует тем, кто смог достичь этих лучезарных высот.

Трагически сознает поэт, что его и подобных ему людей окружает лишь зло и боль. Именно поэтому все его произведения проникнуты неисчерпаемым гуманизмом, состраданием к окружающим его людям, таким же несчастным и тоскующим по красоте, как и он. В каждом человеке — будь то одинокий, никем не понятый искатель справедливости или же несчастные старушки — автор видит в первую очередь живую душу, страдающую от противоречий, исканий, нужды.

Рассуждения поэта о вечном стремлении к недосягаемой мечте, о бесчисленных обманах на пути жизни в конце концов приводит его к горькому выводу, что исходом человеческих исканий является только смерть. А что он там найдет — безразлично:

Мы жаждем, обозрев под солнцем все, что есть,

На дно твое нырнуть — Ад или Рай — едино! —

В неведомую глубь — чтоб новое обресть!

Сущность творчества Бодлера довольно точно отразил М. Горький, который говорил, что поэт «жил во зле, добро любя», и погиб, «оставив Франции свои мрачные, ядовитые, звучащие холодным отчаянием стихи…».

Тоска по гармонии в поэзии Ш. Бодлера (1) О смертный, как мечта из камня, я прекрасна! И грудь моя, что всех погубит чередой, Сердца художников томит любовью властно, Подобной веществу, предвечной и немой. Ш. Бодлер Литературный дебют Бодлера состоялся в 1845 году, когда в журнале «Художник» был опубликован. Читать далее.

Поэт и толпа в поэзии Шарля Бодлера «Альбатрос» Шарль Бодлер считается основатель символизма. Вместе с другими французскими художниками пытался доказать, что поэзия является высшим мерилом и сфере литературы. Поэзия должна характеризоваться логичностью мысли и совершенной формой. Основой стихов Бодлера было осмысление бытия человека в жизни с философской точки. Читать далее.

ОТРИЦАНИЕ БУРЖУАЗНОГО МИРА В ПОЭЗИИ ШАРЛЯ БОДЛЕРА ОТРИЦАНИЕ БУРЖУАЗНОГО МИРА В ПОЭЗИИ ШАРЛЯ БОДЛЕРА «…Этот король поэтов, настоящий бог», — такими словами восторженно охарактеризовал Шарля Бодлера лидер мирового поэтического авангарда А. Рембо. Трудно найти поэта, который бы так много сделал для радикального обновления поэтического сознания, как Шарль. Читать далее.

О творчестве Шарля Бодлера Шарль Бодлер — один из величайших французских поэтов XIX века был «пасынком» своего времени и предтечей времени будущего, открывший и подаривший миру, по меткому выражению Виктора Гюго, поэзию «нового трепета». Недаром известный украинский поэт, тонкий лирик, Александр Олесь писал: «»Цветы. Читать далее.

Анализ стихотворения Шарля Бодлера «Альбатрос» Шарль Бодлер — известный французский поэт, литературный критик и переводчик, который оставил великий след в литературу XIX века. Наиболее известные сборники его работ — «Цветы зла», которые выдавались в трех редакциях. Самым известным стихотворением из второго издания сборника стихов под. Читать далее.

Жизнь и творчество Шарля Бодлера …Бодлер, я думаю о вас. П. Антокольский Для многих поколений читателей французский поэт Шарль Бодлер остается одиноким мечтателем, романтическим призраком на улицах мирового города, поджидающего в ночи блуждающую тенью таинственную красоту. Бодлер — предшественник целого направления в литературе и искусстве. Читать далее.

Сочинение по стихотворению Бодлера «Альбатрос» Шарль Бодлер стал основоположником французского символизма, появлению которого предшествовал кризис гуманитарной культуры. Одним из самых известных произведений Бодлера, которое относится к этому периоду, является стихотворение «Альбатрос». Автор изображает человечество в образе моряков, которые парят по просторам беспредельности каждый со своим. Читать далее.

Анализ стихотворения Бодлера «Гимн красоте» Великому Шарлю Бодлеру удалось создать гениальное произведение всех времен и народов. «Гимн красоте» — это не очередное творение поэта, которое призывает восхвалять и прославлять человеческую красоту, что обычно свойственно этому жанру. Кажется, что слова, которые сложились в стих, шли из. Читать далее.

Тема гармонии и стихии в лирике Ф. Тютчева Тютчев написал очень немного; но все написанное им носит на себе печать истинного и прекрасного таланта, нередко самобытного, всегда грациозного, исполненного мысли и неподдельного чувства. Н. А. Некрасов План 1. Философичность лирики Тютчева. 2. Окружающий мир и взаимоотношения поэта с. Читать далее.

Мои впечатления от поэзии французских символистов Так музыки же вновь и вновь! Пускай в твоем стихе с разгону Блеснут в дали преображенной Другое небо и любовь. А. Рембо Я не уверена, что, называя эти имена — Шарль Бодлер, Артюр Рембо, Поль Верден, — обычный ученик средней. Читать далее.

Анализ стихотворения Заболоцкого «Я не ищу гармонии в природе Жизнь русского поэта Николая Заболоцкого сложилась весьма трагически. Он 6 лет провел в лагерях и вышел на свободу совершенно другим человеком, постаревшим, утратившим веру в себя и в близких ему людей. Прошло еще несколько лет прежде, чем Заболоцкий Получил возможность. Читать далее.

Шарль Бодлер хронологічна таблиця Шарль П’єр Бодлер — поет і критик, класик французької та світової літератури. Бодлер хронологічна таблиця життя і творчості викладена в цій статті. Бодлер хронологічна таблиця 9 квітня 1821 — Шарль П’єр Бодлер народився 9 квітня 1821 в Парижі, його батько. Читать далее.

Поэт гармонии и красоты Поэзия Тютчева — одно из драгоценнейших достояний русской классической литературы. Поэзия Тютчева полна мысли, но он был прежде всего художником. Он страстно любил жизнь. Радостным приятием жизни наполнены стихи «Я помню время золотое», «Нет, моего к тебе пристрастья», «Еще земли. Читать далее.

ТОСКА А. П. ЧЕХОВ ТОСКА Извозчик Иона Потапов просидел в ожидании седока почти с утра до позднего вечера. И он сам, и его лошадь покрылись пластами снега. Вечером наконец объявляется седок, какой-то военный: — Извозчик! На Выборгскую! Лошаденка начинает передвигать своими. Читать далее.

МЕЧТА О ДУШЕВНОЙ ГАРМОНИИ (по стихотворению М. Ю. Лермонтова «Утес») МЕЧТА О ДУШЕВНОЙ ГАРМОНИИ (по стихотворению М. Ю. Лермонтова «Утес») 1 вариант Стихотворения М. Ю. Лермонтова, замечательного русского поэта, необычны и самобытны. Они будоражат сердца читателей яркими, часто трагическими персонажами, живостью языка, глубоким смыслом. Стихотворение «Утес» проникнуто бесконечной тоской и. Читать далее.

Рецензия на рассказ А. П. Чехова «Тоска» Ознакомившись с рассказом А. П. Чехова «Тоска», я увидел проблему одиночества, отсутствие взаимопонимания между людьми. В этом произведении мы чувствуем любовь Чехова к рядовым труженикам, подобным Иону Потапову. Рассказы Чехова одновременно ни о чем и обо всем. За мелочами обыденной. Читать далее.

РОДСТВЕННАЯ ДУША (по рассказу А. П. Чехова «Тоска») Антон Павлович Чехов — великий мастер и художник слова. Он способен передать в маленьком рассказе всю жизнь человека. «Писать талантливо, то есть коротко», «уметь коротко говорить о длинных вещах». Это его кредо. Последняя формула наиболее точно определяет сущность достигнутого Чеховым. Читать далее.

Я НЕ ИЩУ ГАРМОНИИ В ПРИРОДЕ Н. А. ЗАБОЛОЦКИЙ Я НЕ ИЩУ ГАРМОНИИ В ПРИРОДЕ Я не ищу гармонии в природе. Разумной соразмерности начал Ни в недрах скал, ни в ясном небосводе Я до сих пор, увы, не различал. Как своенравен мир ее дремучий! В ожесточенном. Читать далее.

Тема поэта и поэзии в творчестве А. С. Пушкина Пушкин чрезвычайно высоко оценивал роль и характер деятельности поэта. Поэзия для него — искусство, высочайшее проявление творческого духа. Поэтому обязательным условием нормаль­ной творческой деятельности была для него свобода творчества, независимость личности поэта. Взгляды его на роль поэта и осо­бенности творческого. Читать далее.

Поиски гармонии человека с природой в повести Кавабата «Тысяча журавлей» Повесть Кавабата «Тысяча журавлей» представляет читателю японские национальные принципы этики и эстетики, среди которых едва ли не главной проблемой является поиск гармонии Человека и природы. Природа для героев повести является не просто фоном, на котором вырисовывается канва человеческой жизни, природа. Читать далее.

Вірші Бодлера Вірші Шарля Бодлера на українській мові про кохання, про життя зібрані в цій статті. Вірші Бодлера українською Передіснування Під пишним портиком я жив. Сяйної днини Там грало сонце вод мільйонами вогнів; Величний мій палац колонами яскрів, Мов грот базальтовий вечірньої. Читать далее.

Шарль Бодлер цікаві факти Шарль Бодлер цікаві факти з життя (біографії) французького письменника Ви дізнаєтесь в цій статті. Цікаві факти про Шарля Бодлера Шарль П’єр Бодлер (1821-1867) — французький поет, літературний критик та перекладач, один з найвпливовіших представників французької літератури 19 століття. Народився 9. Читать далее.

Вірші Бодлера із збірки «Квіти зла» Вірші Бодлера Із збірки «Квіти зла» Зібрані в цій статті. Вірші Бодлера «Квіти зла» Лет Понад плеса пругкі піднебесних рівнин, Понад гори, ліси, понад хмари і води, Де ні сяєво зір крізь ефір не доходить, Де кінчається сонячних променів плин. Читать далее.

Дефицит человечности в рассказе А. П. Чехова «Тоска» Рассказы А. П. Чехова отличаются краткостью и насыщенностью сюжета. В рассказе «Тоска» кажется, что не происходит никаких событий. Извозчика Иону Потапова в скучных зимних сумерках засыпает снегом. Он ожидает своих пассажиров. На самом же деле Иона никого и ничего уже. Читать далее.

Блоковская тема в поэзии М. Цветаевой Жизнь М. Цветаевой была переплетена с судьбами других поэтов серебряного века. Со многими из них были дружеские отношения, некоторые из поэтов вдохновляли ее на прекрасные стихи — В. Маяковский, О. Мандельштам, Б. Пастернак. Я хочу рассказать о блоковской теме в. Читать далее.

Исповедь и проповедь в поэзии М. Ю. Лермонтова И звезды слушают меня, Лучами радостно играя. М. Ю. Лермонтов Поэзия М. Ю. Лермонтова — исповедь независимого и свободного духом человека. В пору своего творческого расцвета М. Ю. Лермонтов создает ряд стихотворений о дружбе, о природе, о родине. В эти. Читать далее.

Тема природы в поэзии «серебряного века» (на примере творчества И. А. Бунина) Пора и горе, и ненастье, И зиму темную забыть, — Одно есть только в мире счастье — Весь божий свет душой любить! И. Бунин План 1. Поэзия в творчестве Бунина. 2. Многообразие красок, звуков, запахов. 3. «Любовь и радость бытия». Читать далее.

Отражение революции 1905 года в поэзии Иннокентия Анненского Искать в. лирике Анненского прямолинейно гражданственной было бы наивно. А. Федоров Душа поэта Анненского слишком нежна и тонка, чтобы создать стихи, подобные булыжнику на мостовой, который являлся когда-то образом «оружия пролетариата». И все же, если идеал поэзии и красоты, очерченный. Читать далее.

А. П. Чехов «Тоска» Когда читала рассказ мне вдруг стало так тоскливо, печально на душе за Иона Потапова, да и вообще за людей в целом. Разве сейчас в наше время не встречаются люди, как Ион Потапов, которым не с кем поделиться со своим горем. Читать далее.

Тема поэта и поэзии в творчестве А. А. Блока Идейное и художественное своеобразие произведений того или иного автора определяется в первую очередь его творческой концепцией. В лирике творческая концепция формируется в стихотворениях, посвященных теме поэта и поэзии. В них устанавливаются основные принципы творчества, взгляды на предназначение поэта. Вопрос о. Читать далее.

Бодлер біографія скорочено Бодлер біографія коротко французького поета і критика викладена в цій статті. Шарль Бодлер коротка біографія Шарль П’єр Бодлер народився 9 квітня 1821 в Парижі в сім’ї сенатора. Коли Шарлю ще не було шести років, його батько, який, був на 34. Читать далее.

ПАТРИОТИЗМ В ПОЭЗИИ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА Михаил Юрьевич Лермонтов родился спустя два года после Отечественной войны 1812 года. Творчество поэта развивалось уже после разгрома восстания декабристов. Отдавая дань уважения подвигу русского народа, Лермонтов пишет свое знаменитое «Бородино». Это стихотворение стало своеобразным гимном солдатам-богатырям, отдавшим свою жизнь. Читать далее.

А. С. ПУШКИН О РОЛИ ПОЭТА И ПОЭЗИИ Кто такой поэт? Каково его место в жизни? Может быть, он выше других и имеет право Учить людей тому, как нужно жить? Или он должен быть просто зеркалом, отражающим в своей поэзии судьбы страны и чувства людей? Или, наконец, поэт. Читать далее.

Пушкин о роли поэта и поэзии Кто такой поэт? Каково его место в жизни? Может быть, он выше других и имеет право учить людей тому, как нужно жить? Или он должен быть просто зеркалом, отражающим в своей поэзии судьбы страны и чувства людей? Или, наконец, поэт. Читать далее.

«Лики страшного мира» в поэзии А. А. Блока План I. Таинственная и мистическая реальность поэзии Блока. II. Противоречия между желаемым и действительным. 1. Трагические ноты цикла «Лики страшного мира». 2. Отражение бессмысленности бытия в стихотворениях Блока. 3. Образ мечты среди смрада и пошлости. 4. Холодность в угоду требованиям. Читать далее.

Анализ рассказа А. П. Чехова «Тоска» Рассказы А. П. Чехова ставят перед читателем серьезные проблемы, получают тщательную разработку в своем сюжетном строении, становятся жанром большой литературы. Пролагая путь рассказу, Чехов отталкивался от старых приемов, обветшалой тематики, внешней развлекательности. С другой стороны, рассказ Чехова вбирал в себя. Читать далее.

«Серебряный век» русской поэзии. Литературные направления, течения в поэзии На рубеже XIX-XX веков в русской литературе, как в большинстве европейских литератур, ведущую роль играют модернистские течения, которые наиболее ярко проявились в поэзии. Эпоху модернизма в русской литературе называют «серебряным веком». Специфика «серебряного века» заключается в том, что, осуществляя творческие. Читать далее.

Н. А. НЕКРАСОВ О ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ ПОЭТА И ПОЭЗИИ Тема предназначения поэта и поэзии является традиционной для русской литературы. Она прослеживается в творчестве Державина, Кюхельбекера, Рылеева, Пушкина, Лермонтова. Некрасов также уделяет большое внимание теме предназначения поэта и поэзии, их роли в жизни общества. Кюхельбекер первым, до Пушкина и Лермонтова. Читать далее.

Мир поэзии Сайге Мы знаем Сайге как выдающегося японского поэта средневековья. Еще при жизни он был окружен великой славой, которая в дальнейшем продолжала расти. И не зря, потому что ясная и простая поэзия Сайге на самом деле вмещает в себя сложнейший мир мыслей. Читать далее.

Тема поэта и поэзии Тема поэта и поэзии в творчестве русских стихотворцев имеет глубокие исторические корни. Впервые она возникает и развивается в произведениях поэтов-философов XVIII века — Ломоносова и Державина. В XIX веке ее продолжателем стал Пушкин. Вопрос о назначении поэта, о сущности поэзии. Читать далее.

Функции запахообраза в лирике Шарля Бодлера

Рубрика: Спецвыпуск

Дата публикации: 13.11.2015 2015-11-13

Статья просмотрена: 800 раз

Библиографическое описание:

Шувалова, Е. С. Функции запахообраза в лирике Шарля Бодлера / Е. С. Шувалова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2015. — № 22.1 (102.1). — С. 41-43. — URL: https://moluch.ru/archive/102/23233/ (дата обращения: 19.10.2021).

Функции запахообраза в лирике Шарля Бодлера

Шувалова Екатерина Сергеевна,

Запахообраз – это сложное и комплексное явление, требующее особого осмысления в литературоведении. Запахообраз, помимо физических и химических функций, обладает психологической и философской составляющей, наделён связующими свойствами и способностью развиваться на протяжении истории. Он может быть рассмотрен как один из компонентов поэтики. [1,с.155;4,с.643-646] .

Нельзя не согласиться, что запахообраз является одним из элементов художественной структуры произведения, за счёт которого литературный текст обретает дополнительные оттенки и глубину, гармонично вплетается в систему цветовых и звуковых, образов. Обладая ассоциативностью, он является важным способом характеристики героя и может организовать внутреннюю линию развития действия. Эти и другие разнообразные свойства запахообраза активно используют многие авторы в своём творчестве [1, с.155; 2, с.604-617].

Одним из таких авторов был известный французский поэт Шарль Бодлер. Многосторонность и полнота изображаемого им мира показывается у Бодлера в действительности, наполненной деталями, выраженными посредством обоняния, осязания и вкуса. Тепловые, вкусовые, звуковые ощущения, а также запахообразы материализуют окружающее его героя пространство, уничтожают существующее между ними расстояние. В его сборнике «Цветы зла» запах, прежде неведомый поэтам классицизма и романтизма, обретает особое значение.

Широко известна его «теория соответствий», согласно которой все запахи, цвета и звуки взаимопроникают, соотносятся друг с другом:

Подобно голосам на дальнем расстоянье,

Когда их стройный хор един, как тень и свет,

Перекликаются звук, запах, форма, цвет,

Глубокий, тёмный смысл обретшие в слиянье.

(«Соответствия») [2, с.20]

Комплекс ощущений, описываемый в стихотворениях, помогает поэту воспроизвести целостную картину мира, обнажить смысловую значимость того или иного явления. Такой эффект достигается и при участии запаха, дополняющего и углубляющего единение сенсуальных факторов. Проявляется синестезия, впитывающая в себя все чувственные стороны. В строках «Соответствий» Бодлер показывает существующий реальный мир, в котором всё смешивается. Запах чистоты у поэта связывается с зеленью сада, плотью ребёнка, нежным зовом свирели. Другие – мускус, бензой, нард, фимиам – обретают «царственную» окраску, но вместе с тем являют «роскошь и разврат». Это слияние внешних ощущений позволяет познать «восторг ума и чувств», происходящий внутри лирического героя.

Существованием внешнего и внутреннего планов характеризуется двоемирие поэзии Бодлера. Эта особенность отражена даже в названии одного из циклов – «Сплин и идеал». Чаще всего второй, внутренний план, у поэта связан с прошлым – с пробуждением воспоминаний, мира детства или путешествий – или с будущим – возникновением мечты. Предметы, составляющие мир настоящего, «проникают» посредством своего аромата во внутренний мир лирического героя:

Случалось ли, мой друг читатель, вам

Блаженствовать и томно длить мгновенья,

Бездумно, долго, до самозабвенья

Вдыхая мускус или фимиам,

Покуда явь не заслонят виденья

Былых восторгов, вечно милых нам.

Запахообразы выполняют функцию проводника в мир воспоминаний. Рождаясь в реальности, они вызывают ассоциативные образы, относящие героя к нематериальному миру. Запахи сопутствуют воспоминаниям, пробуждают и восстанавливают картины забытого прошлого. «Дикий, душный аромат любовный», идущий от волос и одежды возлюбленной, насыщает представляемое живыми, существующими, полновесными ощущениями [9, с.355-358].

В стихотворении «Экзотический аромат» благоухание, исходящее от груди женщины, переносит героя к жаркому «ленивому» острову, где царит безмятежность и идиллия:

Когда, закрыв глаза, я в душный вечер лета,

Вдыхаю аромат твоих нагих грудей,

Я вижу пред собой прибрежия морей,

Залитых яркостью однообразной света.

Те же настроения и мотивы прослеживаются и в другом стихотворении Бодлера:

Я в запахе причёски душной

Приморский берег, бриз воздушный

Интересно, что чаще всего ароматы, позволяющие соприкоснуться с мечтой, относятся к женским образам. Поэт находит в них источник оживляющей фантазию силы. «Пышные букли руно», «блестящая кожа», «обнажённая шея», «овал грудей лилейный», «душистые юбки» овеяны струящимися запахами кокоса, бензоя, душистых цветов и мускуса. Даже голос женщины «дарит аромат». Запахообразы играют важную роль в раскрытии женских образов, которые в поэзии Бодлера неотделимы от сопровождающих их ароматов. Женщину, «как из кадильниц лёгкий дым», всегда окружают многообразные благоухания. Герой наслаждается пленительными ароматами кожи, приятными запахами тела, «пьёт дыхание возлюбленной», окунается в сладко пахнущие волосы, «море чёрного дерева», в которых содержатся дремлющие следы прошлого:

На пушистых концах пряди с прядью сплетённой

Жадно пьёт, словно влагу, мой дух опьянённый

Запах муска, кокоса и жаркой смолы.

Соблазнительный облик и чарующий аромат женщины вызывают у героя томительные, интимные желания, граничащие со жгучей, неодолимой жаждой. Эти ощущения возносят возлюбленную до объекта поклонения.

Ты пахнешь мускусом и табаком Гаванны,

Полуночи дитя, мой идол роковой.

Аромат мускуса олицетворяет собой всю чувственную глубину женщины, её порочную, манящую привлекательность, перед которой не может устоять лирический герой. Об этом говорит и часто сопутствующий мускусу фимиам, который несёт в себе эмоцию восхищения, раболепное поклонение, испытываемое героем. Запахообраз в этом случае является и характеристикой предмета, и определением чувств, который этот предмет вызывает. Он вступает во взаимодействие с традиционными компонентами художественного текста, выявляет незримые мысли и чувства.

Пейзаж, внешний окружающий поэта мир, представляется не только в субъективном, вещественном аспекте. От соприкосновения действительности с человеком, с его органами чувств, художественное изображение приобретает многогранность и богатство. Запахообразы сопутствуют временам года, суток, обогащают пространственно-временной пласт:

Вот час, когда в полях, струя благоуханье,

Кадильницы цветов возжёг незримый клир;

За звуком аромат уносится в эфир, –

Печально-плавный вальс, истомное порханье!

(«Гармония вечера») [2, с.76]

Вся мебель кругом

От времени ярко лоснится.

И веянье амбры струится.

(«Приглашение к путешествию») [2, с.85]

Весь мир, все явления, предметы и образы у Ш. Бодлера пронизаны сенсуальной насыщенностью. Сама жизнь сочетает в себе разнообразие ароматов тела, природы, эмоций, которые утрачиваются, выдыхаются с приходом смерти, в том числе и с гибелью чувств [8, с.98-102].

Постели, нежные от ласки аромата,

Как жадные гроба, раскроются для нас,

И странные цветы, дышавшие когда-то

Под блеском лучших дней, вздохнут в последний раз.

(«Смерть любовников») [2, с.206]

В его поэзии смерть не просто забирает запахи, но и содержит их в себе. Нематериальное, непредметное явление наделено в лирике Бодлера своим собственным горьковатым, дымным ароматом:

Кривляйся и пляши, но знай: в любом краю

Примешивает смерть, надушенная миррой,

К безумью твоему – иронию свою.

Особенно ярко и чётко трагические настроения поэта проявляются в поздней лирике Бодлера. После 1848-1851 г. происходит перелом в мироощущении поэта, его произведения переполняются меланхоличностью и драматичностью, воссоздается образ жизни без запаха. Зло становится неотъемлемой частью человеческого существования, добрый идеал оттесняется злом и оказывается побеждённым. Запахи, поддаваясь настроениям и подчиняясь общей картине изображаемого, приобретают мрачный, пессимистический характер:

И стонет колокол… И чёрное полено

Бормочет в унисон простуженным часам,

И от колоды карт исходит запах тлена…

В совокупности со звуком (стон колокола) и цветом (чёрное полено), запахообраз дополняет выражение душевного состояния лирического героя, способствует созданию суггестивного образа.

Чертог моей души безбожно осквернён;

Кощунство, оргия и смерть – со всех сторон

Струится аромат вкруг шеи обнажённой!

Жан Поль Сартр, исследуя Шарля Бодлера, ввел понятие «бодлеровской духовности», которой присущи «глубокая сдержанность», подвешенное состояние предмета, его эфемерность. Так, в стихотворении «Неудача» эта духовность выражается в аромате.

В глухом безлюдье льют растенья

Томительный, как сожаленья,

Как тайна сладкий аромат. [2, с 29].

Аромат отражает сожаленье, как нечто улетучивающееся и исчезающее, но вместе с тем продолжающее волновать нас и по исчезновении. Интерес Ш. Бодлера к запахообразам, их особая роль в его творчестве особо ярко проявляется в стихотворении «Флакон». Он «тускл, и пуст, и сух», но полон воспоминаний, полон прошедших желаний, в нём всё ещё жив «отлетевший дух». Старый, потёртый временем сосуд, удерживающий в себе истории, – пример той духовности поэта, соединяющей в себе реальный и идеальный миры его поэзии. Бодлер сравнивает своё будущее с судьбой этого флакона. Однажды и он останется «надтреснут, запылён», забыт людьми. Но ведь:

Есть запахи, чья власть над нами бесконечна:

В любое вещество въедаются навечно. [2,с.77]

Таким образом, запахи играют большую и важную роль в лирике Шарля Бодлера. Они дополняют и расширяют художественное пространство текста своими оттенками, маскируют и демаскируют лирического героя, передают отношение автора к различным объектам, выявляют скрытые мысли и внутренние переживания героев, характеризуют окружающий их и поэта мир, являются «мостом», соединяющим Бога и сатану в лирике Бодлеру. Запахообраз – динамичный компонент структуры художественного текста, обладает изменчивостью и протеичностью, поскольку активно приспосабливается к остальным элементам литературного произведения, берет на себя их функции и сам приобретает самостоятельное значение [3, с.209-219]. Шарль Бодлер был одним из тех поэтов, применивших и открывших в своём творчестве богатую многофункциональность запаха.

Анализ творчества Шарля Бодлера

Особенности творчества Шарля Бодлера на примере сборника стихотворений “Цветы зла”. Цикл “Сплин и идеал” как философско-эстетическое кредо Шарля Бодлера. Урбанизм Бодлера в цикле “Парижские картины”. Идейно-эстетический анализ стихотворения “Лебедь”.

Рубрика Литература
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 09.04.2013
Размер файла 38,0 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

    1. Цикл “Сплин и идеал” как философско-эстетическое кредо Шарля Бодлера
  • 2. Бодлер – урбанист в цикле “Парижские картины”
  • 3. Идейно-эстетический анализ стихотворения “Лебедь”
  • Список использованной литературы

Введение

В начале 50-х годов XIX у Бодлера возникает новый план книги стихотворений, задуманной еще до революции 1948 г. и впоследствии изданной под заглавием “Цветы зла”. По аналогии с поэмой Данте “Божественная комедия” Бодлер решает назвать книгу “Круги ада” и включить в книгу новые разделы, куда входили и написанные поэтом богоборческие стихотворения (“Авель и Каин”, “Молебствование сатане” и др.). Но в таком виде книгу Бодлеру издать не удалось, и к моменту его первого издания в 1857 г. план ее был снова расширен и дополнен.

“Цветы зла” – это не просто сборник стихотворений, но цельное поэтическое произведение, которое во втором издании было разделено на шесть “глав”, составляющих своеобразную автобиографию современной души в ее жизненном странствии. Первая и самая длинная глава, Сплин и Идеал, показывает поэта, раздираемого противоборствующими силами, которые либо увлекают его на дно, либо возносят на небеса. Это было предвестием циклов об искусстве и любви, но сама глава завершается безрассудным погружением в болото тоски, или “сплина”. Во второй главе, Парижские картины, поэт в течение суток блуждает по улицам Парижа, терзаясь своими бедами среди удручающего равнодушия современного города. В третьей главе, Вино, он пытается найти забвение в вине и наркотиках. Четвертая глава, Цветы зла – это цикл искушений, бесчисленных грехов, перед которыми он не устоял. В пятой главе, Мятеж, брошен яростный вызов судьбе. Последняя глава, Смерть, означает конец странствия. Движение сюжета отражается в составляющих книгу “главах”, в образующих “главы” различных циклах и, наконец, в отдельных стихотворениях, которые, подобно всему сборнику в целом, часто тоже заключают в себе некий цикл. Символом освобождения предстает море, занимающее столь важное место в поэзии Бодлера; одновременно это символ бесконечного, изнурительного кружения, которое не может дать покоя и отдохновения.

бодлер стихотворение цветок зло

1. Цикл “Сплин и идеал” как философско-эстетическое кредо Шарля Бодлера

В некоторых стихотворениях этой части книги Бодлер поднимает тему, которая во все времена волновала служителей пера – тему поэта и поэзии. Со стихотворения на эту тему и открывается цикл “Сплин и идеал”. Называется оно “Благословение”. Поэт пришел в мир – но ему здесь никто не рад. Даже мать, кляня дитя родное, на Бога в ярости воздела кулаки. Поэту, по мысли Бодлера, уготована жестокая судьба: он не мил никому, все его клянут:

Захочет он испить из чистого колодца,

Ему плюют в бадью. С брезгливостью ханжи

Отталкивают все, к чему он прикоснется…

И кажется, что все, о чем пишет поэт, он сам выстрадал.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: