Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

«Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы»

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Его творчество в течение четверти века пользуется широкой известностью. Он являлся не только признанным лидером русскоязычных поэтов, но и одной из самых значительных фигур в современной мировой поэзии, его произведения переводятся на все основные языки мира.

Жизнь Бродского богата драматическим событиями, неожиданными поворотами, мучительными поисками своего места. Поэт родился и вырос в Ленинграде. С городом на Неве связаны первые шаги в поэзии. В начале шестидесятых годов Анна Ахматова назвала Бродского своим литературным преемником. И в дальнейшем именно с ним связывала надежды на новый расцвет русской поэзии, сравнивая его по масштабу дарования с Мандельштамом. Тема Ленинграда занимает значительное место в раннем творчестве поэта Стансы, Стансы городу, Остановка в пустыне. Характерно начало Стансов:

Ни страны, ни погоста

Не хочу выбирать,

На Васильевский остров

Я приду умирать.

Однако и в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени возникает ленинградская тема.

Я родился и вырос в балтийских болотах,

Подле серых цинковых волн, всегда набегавших

И отсюда все рифмы, отсюда тот

Льющийся между ними, как мокрый волос…

Нередко ленинградская тема передается поэтом косвенными путями. Такая важная для зрелого Бродского имперская тема в своих истоках связана с жизнью в бывшей столице Российской империи. Подчеркнутый аполитизм поэзии Бродского резко диссонировал с принципами официозной литературы, поэта обвиняют в тунеядстве и осуждают на пять лет ссылки. Хотя к этому времени (1964 год) перу Иосифа Александровича принадлежало около ста стихотворений. Через полтора года он вернулся в Ленинград, много работал, занимался переводами. Это оттачивало его поэтическую лексику. Но официально он не признан, стихи не печатаются, статьи о нем самые неопределенные. В 1972 году Бродский вынужден уехать в США, где являлся почетным профессором ряда университетов. В США один за другим выходят его поэтические сборники: Стихи и поэмы, Остановка в пустыне, В Англии, Конец прекрасной эпохи… В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще выступал как англоязычный автор.

Для раннего поэта характерна динамика: движение, дорога, борьба. Она оказывала очищающее воздействие на читателей. Произведения этого периода сравнительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 года. Поэтический мир его как бы застывает, начинают преобладать темы конца, тупика, темноты и одиночества, бессмысленности всякой деятельности:

Старайся, перебарщивай в усердьи!

Но даже мысль о

Как его бессмертье

Есть мысль об одиночестве, мой друг.

В этот период темой творчества поэта становятся любовь исмерть. Однако любовной лирики в традиционном смысле у Бродского нет. Любовь оказывается чем-то хрупким, эфемерным, почти нереальным.

В какую-нибудь будущую ночь

Ты вновь придешь усталая, худая,

И я увижу сына или дочь,

Еще никак не названных тогда я

Не дернусь к выключателю и прочь

Руки не протяну уже, не вправе

Оставить вас в том царстве теней,

Безмолвных, перед изгородью дней,

Владеющих в зависимость от яви,

С моей недосягаемостью в ней.

Любовь часто видится как бы через призму смерти, сама же смерть оказывается весьма конкретна, материальна, близка:

Это абсурд, вранье:

Череп, скелет, коса.

Смерть придет, у нее будут твои глаза.

В поэзии Бродского возрождаются философские традиции. Оригинальность философской лирики Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в высказывании той или иной мысли, а в разработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайней рассудочности, стремлении к чуть ли не математической точности выражения с максимально напряженной образностью, в результате чего строгие логические построения становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном логического развертывания текста. Оксюмороны, соединения противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Ломая штампы и привычные сочетания, поэт создает свой неповторимый язык, который не сочетается с общепринятыми стилистическими нормами и на равных правах включает диалектизмы и канцеляризмы, архаизмы и неологизмы, даже вульгаризмы. Бродский многословен.

Его стихотворения для русской поэзии непривычно длинны; если Блок считал оптимальным объемом стихотворения 12-16 строк, то у Бродского обычно стихотворения в 100-200 и более строк. Необычно длинна и фраза 20-30 и более строк, тянущихся из строфы в строфу. Для него важен сам факт говорения, преодолевающего пустоту и немоту, важно, даже если нет никакой надежды на ответ, даже если неизвестно, слышит ли кто-нибудь его слова.

В ковчег птенец

Не возвратившись, доказует то,

Что вся вера есть не более, чем почта в один конец.

Свою деятельность поэт сравнивает со строительством Вавилонской башни башни слов, которая никогда не будет достроена. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное соединение экспериментаторства и традиционности. Этот путь, как показала практика, не ведет к тупику, а находит своих новых приверженцев.

Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии к сердцам все новых и новых поклонников. С высоты времени легко разглядеть в этих строках судьбу самого Иосифа Бродского. Он был выдворен из России в третью волну эмиграции. Стал нобелевским лауреатом и умер в достатке и почете. Но я задал себе вопрос: а все ли хорошо сложилось в его жизни, качнувшейся однажды влево и оказавшейся правой. Поводом для такого вопроса, конечно, послужило то обстоятельство, что И. Бродский поэт, а поэты, как известно, трагичнее иных творческих личностей переживают разлуку с родиной. Не думаю, что Бродский был исключением. Я внимательно прочел его избранную лирику, изданную в Москве в 1990 году. Неожиданно для себя я понял, что тема трагических отношений с родиной волновала поэта задолго до эмиграции. Например, в 1961 году он пишет:

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

Воротишься на родину. Ну что ж.

Гляди вокруг, кому еще ты нужен,

Кому теперь в друзья ты попадешь

Воротишься, купи себе на ужин

Какого-нибудь сладкого вина,

Смотри в окно и думай понемногу:

Во всем твоя, одна твоя вина.

И хорошо. Спасибо. Слава Богу.

Это стихотворение о России, а конкретно о так называемой малой родине, которой может быть край или село, я привел для того, чтобы сравнить со стихами о России, написанными Бродским в эмиграции. То есть в ситуации, когда уже сама Россия как бы становится для поэта чем-то вроде малой родины.

В приведенном стихотворении любовь к родине выражена классически. Оно даже перекликается с есенинским Возвращение на родину, где есть строки: Куда пойти, ну с кем мне поделиться, той грустной радостью, что я остался жив… Поэт выделил все самое главное: думай о том, кому ты сам нужен, а не наоборот, вини себя во всех неурядицах жизни, а не отечество и, наконец, благодари Бога за благо, а не удачу. Но в других строчках из этого же стихотворения промелькнуло и такое откровение:

…как хорошо на свете одному

Идти пешком с шумящего вокзала…

Как хорошо, на родину спеша,

Поймать себя в словах неоткровенных.

После прочтения этих строк от классического преклонения перед отечеством не остается камня на камне. Лирический герой воспринимает родину абстрактно. Он более всего дорожит своим одиночеством. И, мысленно лаская родину словами, уносится совсем в иные просторы, мечтает совсем об иных переменах в своей судьбе.

Итак, Бродский потерял много раз привычно и схематично воспетую родину, с которой мог разговаривать на ты. Взамен он получил Россию Бунина, Ходасевича и других великих русских писателей, которые, оказавшись в эмиграции, могли позволить себе разговаривать с родиной с некоторой резкостью и даже с сарказмом. У Бродского появляется показательное в этом плане стихотворение о родине:

ЗАМЕТКИ ДЛЯ ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Прекрасная и нищая страна.

На Западе и на Востоке пляжи

Двух океанов. Посредине горы,

Леса, известняковые равнины

И хижины крестьян. На Юге джунгли

С руинами великих пирамид.

На Севере плантации, ковбои,

Переходящие невольно в США.

Что позволяет перейти к торговле.

Как видим, ощущение родины у поэта резко изменилось в энциклопедическую сторону. Для энциклопедии, как известно, характерны только исторически значимые детали. Так, в поэзии Бродского-эмигранта провинциальный российский вокзал и бормотуха, как называют обычное вино, заменяются на горы, равнины, пляжи океанов, руины пирамид и даже на новые экономические отношения с США.

Автор специально замаскировывает словами свое новое откровение. Невдумчивый читатель может и не догадаться, что речь в этом стихотворении идет о России. Например, поэт к таким предметам вывоза из этой страны, как цветные металлы и поделки народных мастеров, прибавляет для маскировки кофе и марихуану. Далее перечисляется история страны. Рисуется она такими фразами: История страны грустна, нельзя сказать, чтоб уникальна, комплекс Золотой Орды, Сегодня тут республика. Трехцветный флаг развевается над президентским палаццо, Конституция прекрасна. Текст со следами сильной чехарды диктаторов и т. д. У читателя после этих уточнений нет больше сомнения, что эта страна Россия, но читатель чувствует себя в ней несчастным аборигеном. Кончается стихотворение такими строками:

…В грядущем населенье,

Бесспорно, увеличится. Пеон
Как прежде будет взмахивать мотыгой

Под жарким солнцем. Человек в очках

Листать в кофейне будет с грустью Маркса.

И ящерица на валуне, задрав

Головку в небо, будет наблюдать

Подет космического аппарата.

Вот как изменилась родина И. Бродского, пока он нес на своих плечах тяготы’ эмиграции. Но когда читатель прочтет, каким годом датировано это стихотворение, то он удивится и восхитится пророческим гением И. Бродского. Дата написания 1975 г. До перестройки еще десять лет! А мы узнаем в стихах поэта о родине все приметы сегодняшнего дня России: и триколор, и торговлю культурными ценностями, и даже ностальгию по коммунистическому вчера. Из отношения поэта-эмигранта к родине, стало быть, можно больше узнать правды о ней, чем от поэтов, живущих рядом. Наверное, это закономерность. До тех пор, пока мир будут раздирать противоречия, взгляд независимого человека всегда больше увидит в нашем будущем и настоящее. Как это удалось сделать лауреату Нобелевской премии поэту Иосифу Бродскому.

Читайте также:
Творчество И. Бродского: сочинение

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский

Иосиф Бродский родился 24 мая 1940 г. в Ленинграде в еврейской семье. Отец Александр Иванович Бродский (1903—1984) был фоторепортёром, мать Мария Моисеевна Вольперт (1905—1983) — бухгалтером. Раннее детство Иосифа приходится на годы войны, блокады, послевоенной бедности и тесноты. Эстетические взгляды Бродского формировались в Ленинграде сороковых и пятидесятых. Неоклассическая архитектура, сильно пострадавшая во время бомбёжек, бесконечные перспективы петербургских окраин, вода, множественность отражений, — мотивы, связанные с этими детскими и юношескими впечатлениями, неизменно присутствуют в его творчестве. В неполные шестнадцать лет, закончив семь классов и начав восьмой, Бродский бросил школу и поступил учеником фрезеровщика на завод. Это решение было связано как с проблемами в школе (в первую очередь с антисемитизмом одного из учителей), так и с желанием Бродского финансово поддержать семью. Безуспешно попытавшись поступить в школу подводников, в течение нескольких лет Бродский работал помощником прозектора в морге областной больницы (надеясь поступить впоследствии в медицинский институт), истопником в котельной, матросом на маяке, рабочим в геологических экспедициях. В то же время Бродский очень много и хаотично читал — в первую очередь поэзию и философски-религиозную литературу, начал изучать английский и польский языки.

По собственным словам, Бродский начал писать стихи в восемнадцать лет, однако существует несколько стихотворений, датированных 1956—1957 годами. Одним из решающих толчков стало знакомство с поэзией Бориса Слуцкого. «Пилигримы», «Памятник Пушкину», «Рождественский романс» — наиболее известные из ранних стихов Бродского. Для многих из них характерна ярко выраженная музыкальность, так, в стихотворениях «От окраины к центру» и «Я — сын предместья, сын предместья, сын предместья…» можно увидеть ритмические элементы джазовых импровизаций. Цветаева и Баратынский, а несколькими годами позже — Мандельштам, стали по словам самого Бродского определяющими влияниями. Из современников — Евгений Рейн, Владимир Уфлянд, Станислав Красовицкий. Позднее Бродский называл величайшими поэтами Одена и Цветаеву, за ними следовали Кавафис и Фрост, замыкали личный канон поэта Рильке, Пастернак, Мандельштам и Ахматова. С последней в 1961 году Рейн познакомил Бродского лично. Иосиф становится одним из «ахматовских сирот».

В 1962 году Бродский встретил молодую художницу Марину (Марианну) Басманову. Первые стихи с посвящением «М. Б.» — «Я обнял эти плечи и взглянул…», «Ни тоски, ни любви, ни печали…», «Загадка ангелу» датируются тем же годом.

В 1963 году в газете «Вечерний Ленинград» появилась статья «Окололитературный трутень», подписанная Лернером, Медведевым и Иониным. В статье Бродский клеймился за «паразитический образ жизни». Из трёх стихотворных цитат, приписываемых авторами Бродскому, две взяты из стихов Бобышева, а третья, из поэмы Бродского «Шествие», представляла собой окончания шести строк, от которых отрезаны первые половинки.

Было очевидно, что статья является сигналом к преследованиям и, возможно, аресту Бродского. Тем не менее, по словам Бродского, больше чем клевета, последующий арест, суд, приговор, его мысли занимал в то время разрыв с Мариной Басмановой. На этот период приходится попытка самоубийства.

13 февраля 1964 года Бродского арестовали. 14 февраля у него случился в камере первый сердечный приступ. Позднее у Бродского была обнаружена грудная жаба, болезнь, постоянно напоминавшая поэту о смертности (не мешавшая ему остаться заядлым курильщиком). Во многом отсюда «Здравствуй, мое старение!» в 33 года и «Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной» в 40: это не поза; со своим диагнозом поэт действительно не был уверен, что доживёт до этого дня рождения.

Два заседания суда над Бродским были законспектированы Фридой Вигдоровой и составили содержание распространявшейся в самиздате «Белой книги». Все свидетели обвинения начинали свои показания со слов: «Я с Бродским лично не знаком…», перекликаясь с образцовой формулировкой травли Пастернака: «Я роман Пастернака не читал, но осуждаю. ». Бродский был приговорён к максимально возможному по указу наказанию — пяти годам принудительного труда в отдалённой местности. Он был сослан в Коношский район Архангельской области и поселился в деревне Норенская. В интервью Волкову Бродский назвал это время самым счастливым в своей жизни. Именно в ссылке Бродский познакомился с английской поэзией, в том числе с Уистаном Оденом:

Я помню, как сидел в маленькой избе, глядя через квадратное, размером с иллюминатор, окно на мокрую, топкую дорогу с бродящими по ней курами, наполовину веря тому, что я только что прочёл… Я просто отказывался верить, что еще в 1939 году английский поэт сказал: «Время… боготворит язык», а мир остался прежним.

Суд над поэтом поднял правозащитное движение в СССР и за рубежом. По прошествии полутора лет наказание было отменено под давлением мировой общественности (в частности, после обращения к советскому правительству Жана Поля Сартра и ряда других зарубежных писателей).

В своих интервью Бродский противился навязываемому ему — особенно американской интеллигенцией — образу борца с Советской властью. Он делал утверждения вроде: «Мне повезло во всех отношениях. Другим людям доставалось гораздо больше, приходилось гораздо тяжелее, чем мне». И даже: «…я-то считаю, что я вообще все это заслужил». (Беседа Иосифа Бродского с Петром Вайлем). В «Диалогах с Иосифом Бродским» Соломона Волкова, Бродский заявлял по поводу записи суда Фридой Вигдоровой: «Не так уж это все и интересно, Соломон. Поверьте мне» («Диалоги с Иосифом Бродским»), на что Волков выражает свое возмущение:

Читайте также:
Художественный мир Иосифа Бродского: сочинение

СВ: Вы оцениваете это так спокойно сейчас, задним числом! И, простите меня, этим тривиализируете значительное и драматичное событие. Зачем?

ИБ: Нет, я не придумываю! Я говорю об этом так, как на самом деле думаю! И тогда я думал так же. Я отказываюсь все это драматизировать!

12 мая 1972 году Бродского вызвали в ОВИР ленинградской милиции и поставили перед выбором: эмиграция или «горячие денёчки», то есть тюрьмы и психбольницы (Большая книга Интервью, с. 29). К тому времени Бродскому уже дважды приходилось проводить по несколько недель в психиатрических больницах, что было для него намного страшнее тюрьмы и ссылки. Выбрав эмиграцию, поэт пытался максимально оттянуть день отъезда, но, возможно, в связи с визитом в СССР Никсона, власти хотели спровадить его как можно быстрее. 4 июня Бродский вылетел из Ленинграда в Вену. Там, в Австрии, он был представлен У. Одену, по приглашению которого впервые участвовал в Международном фестивале поэзии (Poetry International) в Лондоне в июле 1972 г. Впоследствии Бродский жалел, что недостаточно хорошо владел английским, так что его вклад в беседу с Оденом сводился к однотипным вопросам. В тот же приезд поэт знакомится и с Исайей Берлиным.

Через месяц после этого начал работать в должности приглашенного профессора на кафедре славистики Мичиганского университета в г. Анн-Арбор: преподавал историю русской литературы, русской поэзии XX века, теорию стиха. В 1981 переехал в Нью-Йорк. Не окончивший даже школы Бродский работал в общей сложности в шести американских и британских университетах, в том числе в Колумбийском и в NYU. Продолжая писать на английском языке, «чтобы быть ближе (…) к Одену», получил широкое признание в научных и литературных кругах США и Великобритании, удостоен Ордена Почетного легиона во Франции. Занимался литературными переводaми (в частности, перевёл на русский язык пьесу Тома Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы») и на английский — русские стихи коллеги по эмиграции, Набокова.

В 1986 г. написанный по-английски сборник эссе Бродского «Less than one» («Меньше единицы») был признан лучшей литературно-критической книгой года в США. В 1987 Бродский стал лауреатом Нобелевской премии по литературе, которая была присуждена ему за «всеобъемлющее творчество, насыщенное чистотой мысли и яркостью поэзии». В Стокгольме, на вопрос интервьера, считает он себя русским или американцем, Бродский ответил: «Я еврей, русский поэт и английский эссеист». Бродский являлся также лауреатом стипендии Макартура, Национальной книжной премии и был избран Библиотекой Конгресса поэтом-лауреатом США.

Родители Бродского двенадцать раз подавали заявление с просьбой разрешить им повидать сына (вместе или по отдельности), но даже после того, как Бродский перенёс операцию на открытом сердце в 1978 году и официального письма из клиники с просьбой позволить родителям приехать в США для ухода за больным сыном, им было отказано. Мать Бродского умерла в 1983 году, немногим более года спустя умер отец. Оба раза Бродскому не позволили приехать на похороны. В 1986 году написано «Представление». Родителям посвящены «Мысль о тебе удаляется, как разжалованная прислуга…» (1985), «Памяти отца: Астралия» (1989), эссе «Полторы комнаты» (1985).

С началом перестройки в СССР стали публиковаться стихи Бродского, литературоведческие и журналистские статьи о поэте. В 1990-х годах начали выходить книги. В 1995 при мэре Собчаке Бродскому было присвоено звание Почётного гражданина Санкт-Петербурга. Последовали приглашения на родину. Бродский откладывал приезд: его смущала публичность такого события, чествования, внимание прессы, которыми бы сопровождался его визит. Одним из последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там — мои стихи» (цитата может быть неточной). Мотив возвращения и невозвращения присутствует в его стихах 1990-х годов, в частности, в стихотворениях «Письмо в оазис» (1991), «Итака» (1993), «Мы жили в городе цвета окаменевшей водки…» (1994), причем в последних двух — так, как будто возвращение действительно случилось.

В 1990 году Бродский женился на русско-итальянской переводчице Марии Содзани. С их общей дочерью он говорил по-английски.

Бродский умер во сне от инфарктa 28 января 1996 г. в Нью-Йорке. Похоронен, согласно своему завещанию, в любимейшем после Петербурга городе — Венеции — на кладбище Сан-Микеле. В 2004 году близкий друг Бродского, лауреат Нобелевской премии поэт Дерек Уолкотт написал поэму «The Prodigal», в которой многократно упоминается Бродский. В ноябре 2005 г. во дворе филологического факультета Санкт-Петербургского университета по проекту К. Симуна установлен первый в России памятник И. А. Бродскому.

Важнейшими темами в творчестве Бродского были речь (поэзия) и время: «Просодия — это изменение структуры времени внутри языка» (эссе «The Keening Muse» в сборнике «Less than One»).

Читайте также:
Творчество И. Бродского: сочинение

ИОСИФ АЛЕКСАНДРОВИЧ БРОДСКИЙ

ИОСИФ АЛЕКСАНДРОВИЧ БРОДСКИЙ

Бродский – самый молодой из лауреатов Нобелевской премии по литературе, первый иностранец, ставший поэтом-лауреатом в США. Он не только семантически, но и биографически воплотил в себе образ «поэта-изгнанника» и «гражданина мира».

Иосиф Александрович Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде. Отец его, Александр Иванович, был фотокорреспондентом армейской газеты, окончил войну в звании капитана 3-го ранга и затем работал в фотоотделе Военно-Морского музея. Мать, Мария Моисеевна Вольперт, всю жизнь проработала бухгалтером.

Ранние годы жизни и творчества Бродского были связаны с Ленинградом, который он всегда воспринимал как Петербург. Образ Петербурга проходит через все творчество Бродского. Город у Бродского часто является живым фоном для решения любой, пусть даже космической проблемы.

Характер у юноши был непростой: он не захотел учиться в дневной школе, пошел в вечернюю и рано начал работать, объясняя это тем, что хочет узнать мир. Он получил профессии фрезеровщика, техника-геофизика, кочегара, работал в геологических партиях в Якутии, на Беломорском побережье, на Тянь-Шане, в Казахстане.

Стихи писать он начал только в 1957 году в геологической экспедиции. Но за несколько лет Иосиф проделал огромный труд, изучил творчество самых различных поэтов. Сам Бродский определил интенсивность поисков тех лет, как «дух соревнования». Именно в этот период были созданы «Пилигримы» (1958) – стихи, в которых освещалась одна из важнейших тем поэзии Бродского – мотив необходимости движения.

В 1958 году Бродский начал посещать различные литобъединения, выступать с чтением стихов. В марте 1959 года произошло первое крупное публичное выступление Бродского на «турнире поэтов» в ленинградском ДК им. Горького, где стихотворение «Еврейское кладбище» имело скандальный успех.

Весной 1960-го Бобышев, Бродский, Найман и Рейн, окончательно закрывая себе путь в официальную литературу, опубликовались в «самиздатовском» журнале «Синтаксис» Александра Гинзбурга.

В августе 1961 года произошло знакомство Бродского с Ахматовой, которое сыграло особую роль в жизни молодого поэта. Она была для молодого поэта живым классиком. В начале своего творческого пути Иосиф испытал на себе влияние других близких ему по духу поэтов, среди которых он называл О. Мандельштама, М. Цветаеву, Р. Фроста.

В окружении их поэзии он как бы нащупывает собственные темы, мотивы и символы творчества – вода, движение, время. Как и другие поэты-«метафористы», современники Бродского, он заявлял, что основа его поэзии – разум. Однако, используя «метафорическое мышление», Бродский скорее наблюдал за парадоксами современности и пытался определить свое место в ней. Конечно, такое творчество Бродского не было рассчитано на всех, но он и не добивался широкой известности. Поэт хотел писать так, как ему нравилось и как он понимал свое назначение.

В феврале 1962 года поэт приступил к созданию «Песен счастливой зимы», знаменующих победу «метафизической струи» в его творчестве. В процессе работы над «Песнями» окончательно сложилась поэтика Бродского, вплоть до нового резкого поворота, осуществленного в цикле «Часть речи» (1975-1976). Бродский освоил выразительные средства, адекватные языку английской поэзии, и впервые использовал новые строфические принципы.

Неординарность мышления Бродского, его огромный авторитет среди единомышленников привели к тому, что власти обратили на него внимание и признали его творчество и его поведение опасным. В феврале 1964 года Бродский был арестован и осужден по ложному обвинению в тунеядстве, после чего его на пять лет выслали из Ленинграда на север.

Ссылка в Норенскую стала своеобразной «Болдинской осенью» поэта. Здесь окончательно сформулировалась «неоклассическая» позиция поэта в «Стихах на смерть Т.С. Элиота» (1965).

В сентябре 1965 года в результате вмешательства видных деятелей европейской культуры, вызванного публикацией на Западе записи судебного процесса (сделаны Ф. Вигдоровой), Бродский был досрочно освобожден. 18 месяцев, проведенных поэтом в ссылке, принесли ему мировую известность. В 1965 году в Нью-Йорке вышла книга «Стихотворения и поэмы», составленная Г. Струве, в 1966 году – французское, немецкое и голландское издания. Всего же, не считая многочисленных публикаций в периодике – как в эмигрантской, так и в переводах на другие языки, – на момент отъезда из России у Бродского вышло 8 книг на различных языках, включая сербский, чешский и иврит.

Жизнь, казалось бы, налаживалась. Власти, конечно, держали его под наблюдением, но возможность зарабатывать литературным трудом (поденными переводами) появилась. Уладились (на время) и личные дела. В 1967 году у поэта родился сын Андрей. Однако книга стихотворений «Зимняя почта» под давлением властей так и не увидела свет.

Растущее чувство отчуждения, унижение и отчаяние отражены в стихах, таких как «Речь о пролитом молоке», «Прощайте, мадемуазель Вероника» (1967), «Строфы» (1968), «Конец прекрасной эпохи» (1969), «Осень выгоняет меня из парка» (1970), в поэме о жизни и смерти лучшей части души в дурдоме окружающей действительности – «Горчаков и Горбунов» (1968).

Незадолго до эмиграции в «Заметке о Соловьеве» Бродский написал о том, что «человек, создавший мир в себе и носящий его, рано или поздно становится инородным телом в той среде, где он обитает. И на него начинают действовать все физические законы: сжатия, вытеснения, уничтожения». Подобная судьба настигла самого поэта: 4 июня 1972 года самолет с изгнанным поэтом на борту приземлился в Вене. Накануне отъезда из СССР Бродский написал открытое письмо Брежневу, проникнутое уверенностью в возвращении на родину «во плоти или на бумаге»: «…даже если моему народу не нужно мое тело, душе моя ему еще пригодится».

Читайте также:
Художественный мир Иосифа Бродского: сочинение

Запад встретил Бродского приветливо, дал возможность нормально жить и работать. Приезд поэта был отчасти подготовлен выходом в 1970 году в нью-йоркском издательстве им. Чехова сборника «Остановка в пустыне». За выходом сборника последовало избрание поэта членом Баварской академии изящных искусств.

В июне-июле 1972 года Бродский выступил в Лондоне и Оксфорде. Далее он принял предложение К. Проффера поработать в Мичиганском университете и поселился у Великих озер, в Анн-Арборе. С этого времени и буквально до последних дней жизни Бродский почти двадцать четыре года преподавал в различных американских университетах: Мичиганском, Колумбийском, Нью-йоркском, в Квинс-колледже (Нью-Йорк). В 1980 году он принял постоянную профессорскую должность в престижных «Пяти колледжах» Массачусетса.

Профессорские обязанности надолго стали чуть ли не единственным постоянным заработком. Когда выступавшего перед соотечественниками Бродского не без сочувствия спросили, как он относится к преподаванию, он ответил: «С энтузиазмом, ибо этот вид деятельности дает возможность беседовать исключительно о том, что мне интересно». Свидетелями этих бесед стали не только студенты, но и читатели Бродского.

Эмиграция поэта совпала с началом второго периода его творчества, связанного с освоением опыта английских «метафизиков». В стихотворениях «Я как Улисс», «Рождественский романс», «Июльское интермеццо» и некоторых других он заявил себя как поэт-философ.

Если рассматривать особенности поэзии Бродского этого периода, то обращает на себя внимание необычная композиция его стихов. Вместо строки он использует блок, который включает в себя целую строфу, а иногда и несколько строф. Бродский часто писал стихи, практически состоящие из одного предложения, как, например, он делает это в своем стихотворении «Часть речи». Так же часто он использует циклический принцип построения стихов, добавляя к уже установившимся символам смерти, мира, покоя. Как бы предвидя свою судьбу, он написал «Письма римскому другу», пытаясь создать мир в самом себе.

Поэта много издавали и на русском, и на английском языках. В 1973 году вышел первый английский сборник поэта «Избранные поэмы». В 1977 году издательство «Ардис» опубликовало сборники «Конец прекрасной эпохи. Стихотворения 1963-1971», «Часть речи. Стихотворения 1972-1976» и отдельное издание цикла «В Англии». В 1977 году выходит книга «A Part of Speech», включающая автопереводы Бродского на английский и написанную им по-английски элегию на смерть Роберта Лоуэлла. Одновременно, начиная с середины семидесятых годов, в американской периодике публикуются эссе Бродского на английском языке.

С 1982 по 1987 год «Ардис» выпустил «Римские элегии», книгу любовной лирики «Новые стансы к Августе. Стихи к М.Б. 1962-1982», пьесу «Мрамор», сборник «Урания». В 1986 году Бродский опубликовал том эссе «Меньше чем единица», удостоенный премии Национального совета критиков США. В 1988 году вышел в свет сборник «Урания: избранные поэмы 1965-1985», содержащий, помимо автопереводов, уже несколько стихотворений, в оригинале написанных по-английски. В 1990 году поэт опубликовал сборник «Примечания папоротника» и пьесу «Демократия!». В 1991 году в итальянском переводе вышла книга Бродского о Венеции.

Список наград и почетных титулов не менее внушителен. Бродский стал членом Американской Академии, доктором Йельского университета (1978). В 1979 году книга его итальянских переводов, выполненных Джованни Буттафавой, удостоилась сразу двух литературных премий. В 1981 году он получает на пять лет стипендию «гениев» фонда Макартура.

В 1987 году его ждала самая большая награда – поэту присуждается Нобелевская премия по литературе. На церемонии присуждения он прочитывает свою блистательную нобелевскую лекцию, в которой, в частности, оттачивает концепцию приоритета языка: «Быть может, самое святое, что у нас есть – это наш язык…»

Л. Турбина замечает: «В своей нобелевской речи он провозглашает себя прежде всего человеком частным, приватным, то есть не представляющим никакого – ни государственного, ни общественного – объединения, а только других поэтов, “память о тех, кого эта честь миновала”. К ним он относит Осипа Мандельштама, Марину Цветаеву, Роберта Фроста, Анну Ахматову, Уистана Одена – поэт признается, что их тени смущают его постоянно, не поощряя к красноречию: “Быть лучше их на бумаге невозможно; невозможно быть лучше их в жизни”. Далее он объявляет занятия искусством самой древней и наиболее буквальной формой частного предпринимательства, которое невольно поощряет в человеке ощущение индивидуальности, превращая его из общественного животного в личность. По мнению Бродского, одна из заслуг литературы в том и состоит, что она помогает человеку уточнить время его существования: язык, литература – это всегда “сегодня”. Далее он продолжает свою мысль о превосходстве эстетического над нравственным, указывая, что человек с развитым художественным вкусом никогда не поддастся на ложные политические уловки, “потому что зло – всегда плохой стилист”, независимый от общества. В идеале поэт, по мнению Бродского, абсолютно зависит от языка: “Поэт есть средство существования языка, он – тот, кем язык жив, а стихотворение – колоссальный ускоритель сознания, мышления, мироощущения”».

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

Начиная с 1988 года стихи Бродского возвратились на Родину. В августе 1990 вышли два первых отечественных сборника: «Назидание» и «Осенний крик ястреба». За ними последовало еще два десятка изданий.

В мае 1991 года Бродский занял пост поэта-лауреата США, в июне того же года получил мантию доктора Оксфордского университета. В том же году он стал кавалером ордена Почетного легиона.

Еще в 1980 году Бродский стал гражданином США. Дольше всего жил в Америке поэт в своей нью-йоркской квартире на Мортон-стрит, расположенной в респектабельной части Гринвич-Виллидж.

Последние годы жизни Бродский провел в небольшом городке Саут-Хэдли неподалеку от Нью-Йорка, где читал лекции в местном колледже.

Несмотря на всю горечь, которую он испытал, покинув родину, Бродский считал, что эмиграция дала ему редкую возможность остаться самим собой, погрузиться в стихию родного языка. Вот почему он и создал тот параллельный мир, который может понять не всякий, а только человек, способный к восприятию внутренних законов творчества.

Литература для Бродского – не общение, а одинокое познание, рано или поздно приводящее автора в изгнание. Постепенно писатель, говорил Бродский, приходит к выводу, что он обречен жить в безнадежной изоляции: «На определенном этапе это, точно, чувство некомфортабельное до тех пор, пока вы не осознаете, в чем дело… Человек – существо автономное, и на протяжении всей жизни ваша автономность более увеличивается. Это можно уподобить космическому аппарату: поначалу на него в известной степени воздействует сила притяжения – к дому, к базе, к вашему естественному Байконуру. Но по мере того как человек удаляется в пространство, он начинает подчиняться другим, внешним законам гравитации».

Но в последние годы судьба поэта переменилась. 1 сентября 1990 года в Стокгольме состоялось его бракосочетание с Марией Содзани, а 9 июня 1993 года родилась их дочь, маленькая Анна Мария Александра, названная так в честь Анны Ахматовой, Марии Моисеевны и Александра Ивановича Бродских. Этим двум женщинам – Марии и Анне – Бродский обязан счастьем своего прощального взлета.

В начале девяностых годов Бродский перенес вторую операцию на сердце. Предстояла третья. Однако он продолжал преподавать, писал стихи и прозу.

«Последние произведения преисполнены горестными настроениями поэта-стоика об “итогах” бытия, – пишет Е.М. Петрушанская. – Творчество предстает как главная цель мироздания, преодоление немоты, безмолвия и пустоты. Поэзия как высшее выражение языка есть противостояние “ничто”». По воле Бродского, его последнюю поэтическую книгу «Пейзаж с наводнением» завершает стихотворение со строками:

Меня упрекали во всем, окромя погоды…

…общего, может, небытия броня

ценит попытки ее превращенья в сито

и за отверстие поблагодарит меня.

Поэт умер от сердечного приступа в ночь на 28 января 1996 года.

Читайте также

Александр Пушкин — Александр Блок — Сергей Есенин — Владимир Маяковский — Иосиф Бродский

Александр Пушкин — Александр Блок — Сергей Есенин — Владимир Маяковский — Иосиф Бродский Духовный образ России, быть может, с наибольшей полнотой воплотился в русской поэзии, которая вся представляется нам как одна великая национальная поэма.Начало ее — народные

Иосиф Александрович Бродский [1940–1996]

Иосиф Александрович Бродский [1940–1996] Посвящается Ялте Поэма (1969)Несколько человек, подозреваемых в убийстве, дают показания следователю, которые приводятся в том порядке, в котором они снимались. Вопросов следователя мы не слышим, но реконструируем их по содержанию

3. Лазарь Бродский

3. Лазарь Бродский «Чай – Высоцкого, сахар – Бродского, а Россия – Троцкого!»Распевая эту знаменитую частушку, антисемиты бурных революционных годов имели в виду трех вполне конкретных людей – «чайного короля» Кломпуса Высоцкого, сахарозаводчика Лазаря Бродского и

ИОСИФ АЛЕКСАНДРОВИЧ БРОДСКИЙ

ИОСИФ АЛЕКСАНДРОВИЧ БРОДСКИЙ (1940- 1996)Бродский – самый молодой из лауреатов Нобелевской премии по литературе, первый иностранец, ставший поэтом-лауреатом в США. Он не только семантически, но и биографически воплотил в себе образ «поэта-изгнанника» и «гражданина

Иосиф Александрович Бродский

Иосиф Александрович Бродский Родился 24 мая 1940 года в Ленинграде.Отец, фотокорреспондент, прошел войну, в 1950 году был демобилизован, мать работала бухгалтером. О том, что толкнуло поэта к стихам, сам рассказал в известных беседах с Соломоном Волковым. «Таких импульсов было,

Как Бродский относился к Солженицыну?

Как Бродский относился к Солженицыну? ЛЕВ ОБОРИНПоэт, переводчик, литературный критикПроблеме «Бродский и Солженицын» посвящено много работ, назову в первую очередь статью Льва Лосева «Солженицын и Бродский как соседи», вошедшую в одноименную книгу. Отношение

Иосиф Бродский (1940–1996)

Иосиф Бродский (1940–1996) Иосиф Александрович Бродский родился 24 мая 1940 г. в Ленинграде в семье выпускника геофака ЛГУ, военного фотокорреспондента Александра Ивановича Бродского и его жены, бухгалтера Марии Моисеевны, урожденной Вольперт, и был назван в честь Сталина. В

БРОДСКИЙ Иосиф Александрович (1940—1996), поэт

БРОДСКИЙ Иосиф Александрович (1940—1996), поэт 310 В Рождество все немного волхвы.Начало стихотворения «24 декабря 1971 года»

Читайте также:
Творчество И. Бродского: сочинение

Иосиф БРОДСКИЙ (1940–1996) поэт

Иосиф БРОДСКИЙ (1940–1996) поэт Тюрьма — недостаток пространства, возмещенный избытком времени. * * * Если Евтушенко против колхозов, то я — за. * * * Есть преступления более тяжкие, чем сжигать книги. Одно из них — не читать их. * * * В настоящей трагедии гибнет не герой — гибнет

САВВА БРОДСКИЙ

САВВА БРОДСКИЙ Среди великих образов западной литературы, вошедших в мир людей, — гётевский Фауст, свифтовский Гулливер, шекспировские Джульетта и Ромео и, конечно, Дон-Кихот и Санчо Панса Сервантеса…Дон-Кихот…Мир прозрений, ярких, острых, необычайных своей

БРОДСКИЙ

БРОДСКИЙ Иосиф Александрович Бродский (1940–1996) – русско-американский поэт и литературный критик, лауреат Нобелевской премии по литературе (1987), поэт-лауреат США (1991).* * *• Самая надежная защита против Зла состоит в крайнем индивидуализме, оригинальности мышления,

Поэтический мир иосифа бродского

Иосиф Бродский — один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы (удостоен в 47 лет). Поэт родился и вырос в Ленинграде. Тема Ленинграда занимает значительное место в раннем творчестве поэта Стансы, Стансы городу, Остановка в пустыне. Характерно начало Стансов.

В 1972 году Бродский вынужден уехать в США, где являлся почетным профессором ряда университетов. В США один за другим выходят его поэтические сборники: Стихи и поэмы, Остановка в пустыне, В Англии, Конец прекрасной эпохи… В последние годы жизни Иосиф Бродский все чаще выступал как англоязычный автор. Для раннего поэта характерна динамика: движение, дорога, борьба. Она оказывала очищающее воздействие на читателей. Произведения этого периода сравнительно просты по форме. Граница между ранним и зрелым Бродским приходится на 1965-1968 года. Поэтический мир его как бы застывает, начинают преобладать темы конца, тупика, темноты и одиночества, бессмысленности всякой деятельности.

В этот период темой творчества поэта становятся любовь исмерть. Однако любовной лирики в традиционном смысле у Бродского нет. Любовь оказывается чем-то хрупким, эфемерным, почти нереальным. Любовь часто видится как бы через призму смерти, сама же смерть оказывается весьма конкретна, материальна, близка.

В поэзии Бродского возрождаются философские традиции. Оригинальность философской лирики Бродского проявляется не в рассмотрении той или иной проблемы, не в высказывании той или иной мысли, а в разработке особого стиля, основанного на парадоксальном сочетании крайней рассудочности, стремлении к чуть ли не математической точности выражения с максимально напряженной образностью, в результате чего строгие логические построения становятся частью метафорической конструкции, которая является звеном логического развертывания текста. Оксюмороны, соединения противоположностей вообще характерны для зрелого Бродского. Ломая штампы и привычные сочетания, поэт создает свой неповторимый язык, который не сочетается с общепринятыми стилистическими нормами и на равных правах включает диалектизмы и канцеляризмы, архаизмы и неологизмы, даже вульгаризмы. Бродский многословен. Его стихотворения для русской поэзии непривычно длинны; если Блок считал оптимальным объемом стихотворения 12-16 строк, то у Бродского обычно стихотворения в 100-200 и более строк. Необычно длинна и фраза— 20-30 и более строк, тянущихся из строфы в строфу. Для него важен сам факт говорения, преодолевающего пустоту и немоту, важно, даже если нет никакой надежды на ответ, даже если неизвестно, слышит ли кто-нибудь его слова.

Творчество Бродского метафизично, это микрокосмос, где уживается Бог и черт, вера и атеизм, целомудрие и цинизм. Его поэзия чрезвычайно объемна и — одновременно — разнопланова. Бродский, подобно Ахматовой и Мандельштаму, очень литературный поэт, у него много аллюзий на предшественников. Поэтический мир Бродского, по сути дела, оказывается квадратом, сторонами коего служат: отчаяние, любовь, здравый смысл и ирония.

Бродский был изначально умным поэтом, то есть поэтом, нашедшим удельный вес времени в поэтическом хозяйстве вечности. Оттого он быстро преодолел детскую болезнь определенной части современной ему московско-ленинградской поэзии, так называемое шестидесятничество, основной пафос которого определяется… впрочем, Бродский отдал этому пафосу мимолетную дань, хотя бы в ранних, весьма банальных стихах о памятнике.

В 1965 год Бродский формулирует свое кредо, оставшееся в силе до конца его жизни. В стихотворении Одной поэтессе он писал:

Я заражен нормальным классицизмом.

А вы, мой друг, заражены сарказмом…

Бродский обнаруживает три вида поэзии:

Один певец подготавливает рапорт.

Другой рождает приглушенный ропот.

А третий знает, что он сам лишь рупор.

И он срывает все цветы родства.

Свою деятельность поэт сравнивает со строительством Вавилонской башни — башни слов, которая никогда не будет достроена. В творчестве Бродского мы находим парадоксальное соединение экспериментаторства и традиционности. Этот путь, как показала практика, не ведет к тупику, а находит своих новых приверженцев. Ранняя смерть поэта прервала его жизненный путь, а не путь его поэзии к сердцам все новых и новых поклонников.

Театр поэзии Аллы Демидовой. Иосиф Бродский

Сочинение: Поэтический мир Иосифа Бродского

Иосиф Бродский пятым из русских писателей удосто­ился Нобелевской премии, причем стал одним из самых молодых лауреатов в области литературы. Этому само­бытному поэту, создавшему свой собственный, максималь­но свободный от традиций и авторитетов поэтический мир, как и многим другим талантливым писателям, была уго­тована нелегкая судьба отверженности, непонимания сво­ей Родиной. Подвергавшийся травле и осужденный на пя­тилетнюю ссылку, поэт в 1972 году был вынужден эмигри­ровать в США, где стал почетным профессором ряда уни­верситетов.

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

от женщин, от перепоя.

Быстро миновав в ранней юности период подражания другим поэтам, И. Бродский никогда не был простым орудием рифмованной конъюнктуры, способным менять свое мировоззрение и поэтическое видение в связи с переменами моды и политических ветров. Он очень рано начал создавать свой собственный поэтический мир, со­вершенно не вписывающийся в прокрустово ложе соцре­ализма.

Я памятник воздвиг себе иной!

Тематический диапазон стихотворений Бродского на­чала 60-х годов необыкновенно разнообразен, и многие-из них стали городским фольклором, перекладывались на музыку, исполнялись под гитару, потому что были легко воспринимаемы на слух (“Ни страны, ни погоста. “, “Плы­вет в тоске необъяснимой. “). Но Бродский никогда не останавливался на достигнутом, он постоянно стремился к самосовершенствованию, к движению вперед.

Мимо ристалищ, капищ,

Сердца их полны рассвета.

Занимаясь талантливыми переводами, очень много чи­тая, Бродский все же принадлежал к поколению поэтов, искусственно оторванных от русской поэтической тради­ции, и в то же время явившихся ее продолжателями. Брод­ский никогда не говорил о главном прямо, он искал новые возможности подхода к тексту и читателю. Не называя переживаемые эмоции, поэт помогает нам разобраться в них самим строем речи, приподнятостью лексики и рече­вых оборотов.

Мы снова проживаем у залива,

Когда-нибудь и нас засыплет пепел.

Поэтический мир ранних стихов поэта, которым были свойственны движение и борьба, эмоциональность и раз­думчивость, меняется к концу 60-х годов, потому что ме­няется картина мира в сознании Бродского. Ощущение трагизма бытия служит причиной появления в стихотво­рении поэта мотивов одиночества, темноты, тупика. И это новое миропонимание потребовало от поэта иных средств его отображения. Так в произведениях Бродского появля­ются длинные и сложные синтаксические конструкции, выходящие за границы строк и строф, объемные тексты, за которыми, по словам В. С. Баевского, чувствуется “дыха­ние поэтических легких огромного объема”. Ломая штампы и привычные сочетания, Бродский создает свой непов­торимый, легко узнаваемый язык.

. и при слове “грядущее” из русского языка

памяти, что твой сыр, дырявой.

Интересно понимание Бродским назначения поэта: “То, что мы называем голосом Музы, на самом деле — диктат языка. Писатель — орудие языка”. И именно способ­ность почувствовать подобные языковые течения, потреб­ность говорить, даже не слыша ответного отклика, стрем­ление положить свой ряд кирпичиков в строительство этой Вавилонской башни слов, которая никогда не будет дост­роена, позволили поэту сохранить свою самостоятельность и самобытность, даже будучи оторванным от огромных читательских масс родной страны.

Эти слова мне диктовали не
любовь и не Муза, но потерявший скорость

я отвечал, лежа лицом к стене.

“Как ты жил в эти годы?” – “как буква”г” в “ого”

Ранняя смерть поэта не смогла прервать долгий путь его произведений к сердцам тех соотечественников, кото­рые, так же как и Бродский, не хотели мириться с ограни­чениями и несвободой и верили в то, что “всегда остается возможность выйти из дому на улицу”. [/sms]

Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение


Биография писателя в покрое его языка.
И.Бродский

Иосиф Александрович Бродский

( 24 мая 1940г. – 28 января 1996г.)

В 2015 году мы отмечали 75 лет со дня рождения гениального поэта России, Нобелевского лауреата

1940. 24 мая – в Ленинграде , в клинике профессора Тура на Выборгской стороне родился Иосиф Александрович Бродский.

1955 – в неполные 16 лет, окончил 7 классов и начав 8-й, Бродский бросил школу и поступил учеником фрезеровщика на завод «Арсенал». В течение 5 лет после ухода из школы работал истопником в котельной, матросом на маяке, рабочим в пяти геологических экспедициях. В тоже время он очень много, но хаотично читал – в первую очередь поэзию, философскую и религиозную литературу, начал изучать английский и польский языки.

1959 – знакомится с Евгением Рейном, Анатолием Найманом, Владимиром Уфляндом, Булатом Окуджавой.

1960, 14 февраля – состоялось первое крупное публичное выступление на «турнире поэтов» в ленинградском Дворце культуры им. Горького с участием А.С. Кушнера, Г.Я. Горбовского. Чтение стихотворения «Еврейское кладбище» вызвало скандал.

1961 – Комарово Евгений Рейн знакомит Бродского с Анной Ахматовой. Иосиф становится одним из «ахматовский сирот».

1962 – во время поездки во Псков он знакомится с Н.Я. Мандельштам, а в 1963 году у Ахматовой – с Л.К. Чуковской.

1962 – Бродский встретил молодую художницу Марину (Марианну) Басманову. Первые стихи с посвящением «М.Б.» – «Я обнял эти плечи и взглянул…», «Ни тоски, ни любви, ни печали…», «Загадка ангелу» датируется тем же годом.

1963, 9 ноября – в газете «Вечерний Ленинград» появилась статья «Окололитературный трутень», подписанная Я. Лернером, М. Медведевым и А. Иониным. В статье Бродского клеймили за «паразитический образ жизни».

1964, 13 марта – на втором заседании суда Бродский был приговорен к максимально возможному по указу о тунеядстве наказанию – пяти годам принудительного труда в отдаленной местности. Он бы сослан в Архангельскую область и поселился в деревне Норенская. В интервью С.М. Волкову Бродский назвал это время самым счастливым в своей жизни. В ссылке Бродский изучал английскую поэзию.

Читайте также:
Художественный мир Иосифа Бродского: сочинение

1965 – Бродский по рекомендации К.И. Чуковского и Б.Б. Бахтина был принят в профгруппу писателей при Ленинградском отделении Союза писателей СССР, что позволило в дальнейшим избежать обвинения в тунеядстве.

1965 – большая подборка стихов Бродского и стенограмма суда были опубликованы в альманахе «Воздушные пути – IV » (Нью-Йорк)

1972, 12мая – Бродского вызвали в ОВИР ленинградской милиции и поставили перед выбором: эмиграция или «горячие денечки», т.е. тюрьмы и психбольницы. Поэт выбрал иммиграцию. 4 июня Бродский вылетел из Ленинграда в Вену.

1981 – переехал в Нью-Йорк. Не окончивши даже школы, Бродский работал в общей сложности в шести американских и британский университетах, в том числе в Колумбийском и в Нью-Йоркском.

1986 – написанный по-английски сборник эссе Бродского Less Than One («Меньше единицы») был признан лучшей литературно-критической книгой года в США.

1987 – И.Бродский стал лауреатом Нобелевской премии по литературе, которая была присуждена ему за «всеобъемлющее творчество, насыщенного чистотой мысли и яркостью поэзии». Часть Нобелевской премии Иосиф Александрович выделил на создании ресторана «Русский самовар», ставший одним из центров русской культуры в Нью-Йорке. Бродский являлся также лауреатом стипендии Макартура, Национальной книжной премии и был избран Библиотекой Конгресса поэтом-лауреатом США.

1990-е – в СССР начали печатать книги поэта.

1995 – И.Бродскому было присвоено звание почетного жителя Санкт-Петербурга. Последовали приглашения вернуться на родину. Бродский откладывал приезд: его смущали публичность такого события, чествования, внимание прессы, которыми бы сопровождался его визит. Одним из последних аргументов было: «Лучшая часть меня уже там – мои стихи». Мотив возвращения и невозвращения присутствует в его стихах 1990-х гг.: в стихотворениях «Письмо в оазис» (1991), «Итака» (1993), «Мы жили в городе цвета окаменевшей водки…» (1994), причем в последних двух – так, как будто возвращение действительно случилось.

1990 – Бродский женился на русско-итальянской переводчице Марии Соццани. С их общей дочерью он говорил по-английски.

1996, 28 января – Бродский умер от инфаркта в Нью-Йорке. Похоронен в одном их любимейших городов – Венеции – на кладбище Сан-Микеле.

Иосиф Бродский: больше, чем поэт

24 мая исполнилось бы 80 лет Иосифу Бродскому — лауреату Нобелевской премии по литературе и одному из величайших поэтов XX века. Каким был этот человек со сложной, но невероятной судьбой?

Бродский был выдающимся преподавателем

В это сложно поверить, но лауреат Нобелевской премии Иосиф Бродский не окончил школу: в 15 лет он бросил учебу. Однако это не помешало ему стать выдающимся преподавателем. После переезда в США он получил место на кафедре славянских языков и литературы Мичиганского университета. Поэт стеснялся своего английского и надеялся, что за первый год жизни в Америке сможет подтянуть язык. Но жизнь распорядилась иначе: практически сразу после переезда он начал работать в университете.

В общей сложности Бродский преподавал 24 года и успел поработать в шести высших учебных заведениях, в том числе в знаменитых Пяти колледжах. Но главным местом работы Бродского на протяжении многих лет оставался Маунт-Холиок — престижный колледж для девушек.

Бродский на лекции. Источник: wikimedia.org

Поэт не был похож на обычно преподавателя американских вузов — он мог, например, закурить во время лекции или рассказать анекдот. И очень сердился, если студенты не могли ответить на какой-то простой, по мнению Бродского, вопрос, даже если он не относился к читаемому им курсу русской литературы. А мог, наоборот, сильно расчувствоваться, читая студентам какое-нибудь стихотворение.

По воспоминанию коллег, Бродский всегда пытался дать студентам гораздо больше, чем предписывал учебный план, поэтому часто не успевал на своих лекциях рассказать все, что входило в программу экзамена. В таких случаях он приглашал студентов домой и проводил для них дополнительные занятия.

Мечтал стать летчиком и учился управлять самолетом

В детстве Иосиф Бродский мечтал стать совсем не поэтом или преподавателем, а летчиком. И хотя осуществить эту мечту ему не удалось, он все-таки научился управлять самолетом. «Вообще, летать – это такая моя сверхидея. Когда я приехал в Штаты, я в первые три или четыре месяца даже брал уроки пилотирования. И даже летал – садился и взлетал!», — так вспоминал об этом поэт.

В стихотворении «Осенний крик ястреба» Бродский описал впечатления от этих полетов:

Северозападный ветер его поднимает над
сизой, лиловой, пунцовой, алой
долиной Коннектикута. Он уже
не видит лакомый променад
курицы по двору обветшалой
фермы, суслика на меже.
На воздушном потоке распластанный, одинок,
все, что он видит — гряду покатых
холмов и серебро реки,
вьющейся точно живой клинок,
сталь в зазубринах перекатов,
схожие с бисером городки
Новой Англии.

По признанию профессиональных летчиков, Бродскому, как никому другому, удалось точно передать динамику полета.

Читайте также:
Творчество И. Бродского: сочинение

Предсказал, что получит Нобелевскую премию

За несколько десятилетий до того, как Иосиф Бродский получил Нобелевскую премию по литературе, он то ли в шутку, то ли всерьез предсказал, что будет удостоен этой высокой награды. Вот как об этом вспоминал Лев Лосев, поэт и друг Бродского:

Как-то еще в Ленинграде в гостях у нас, забавляясь рисованием львов и обнаженных дев, Бродский среди рисунков оставил двустишие из тех немногих французских слов, которые знал:

Prix Nobel?
Oui, ma belle.

Вполне отдавая себе отчет в том, как велик элемент случайности в таких делах, Бродский, видимо, всегда полагал, что он может быть отмечен этой высоко престижной наградой.

Поэт узнал о том, что ему присудили Нобелевскую премию, только осенью 1987 года. В это время он гостил в Лондоне у своего друга пианиста Альфреда Бренделя. Поэт отправился пообедать с другим известным писателем Джоном Ле Карре, автором шпионских романов. По воспоминанием Ле Карре, они с Бродским сидели в китайском ресторане, когда их нашла жена Бренделя и сообщила, что вокруг их дома собралось множество журналистов, ведь Иосифу присудили Нобелевскую премию. «Выглядел он совершенно несчастным, – вспоминал Ле Kappe. – Так что я ему сказал: „Иосиф, если не сейчас, то когда же? В какой-то момент можно и порадоваться жизни“».

Мероприятие в Стокгольме носило несколько голливудски-опереточный характер: фраки, ордена и медали (неизвестно, в каких войнах и за какие подвиги выданные), торжественные процессии, танцующие орды студентов в фуражках иных корпораций, хоровое пение, почетный караул, гвардейцы, бойскауты, банкет на 1700 персон. После речи в Академии —салют в честь моей милости в стокгольмском небе. От всего этого чувствуешь себя лгуном, жуликом, узурпатором, подлой, неискренней скотиной…

Нобелевская премия навсегда меняет жизнь Бродского: он начинает много путешествовать по миру. Удивительно, но именно в Швеции ему удавалось найти покой и вдохновение для творчества. Начиная с 1987 года, он каждое лето приезжает в Стокгольм, чтобы провести летние месяца на острове Вермдё: ему очень нравится местная природа, напоминающая о родном Ленинграде.

Был «министром поэзии» и выступил с «Нескромным предложением»

В 1991 году Бродский становится поэтом-лауреатом — официальным поэтом Библиотеки конгресса США, можно сказать кем-то вроде «министра поэзии» при американском президенте. Обычно человек, занимающий эту должность, выполняет самые разные обязанности: консультирует Библиотеку, выступает с лекциями, организует встречи с другими известными литераторами. Но Бродскому этого казалось мало. Он придумал невероятно амбициозный проект, целью которого было сделать из американцев самую читающую нацию.

В октябре 1991 года Бродский произнес в Библиотеке конгресса речь, которая вошла в историю под названием «Нескромное предложение». В этом выступлении он высказал свое главное кредо:

На мой взгляд, книги должны приходить к каждому крыльцу, как электричество, как молоко в Англии, наподобие коммунальных удобств, а цена должна быть минимальной. И в любом случае стихи должны продаваться в аптеках (хотя бы потому, что они скрасят счет, от которого вы в ужасе). И уж конечно, антология американской поэзии должна лежать в тумбочке каждого гостиничного номера рядом с Библией, которая не станет возражать против такой близости, не жалуется же она на соседство телефонного справочника.

Иосиф Бродский стал первым поэтом-лауреатом, который предложил активно распространять поэзию в США. Он был уверен, что поэзия — для всех, и «для парня за рулем мусоровоза. и для водителя автобуса».

Для осуществления своего проекта Бродский выбрал шесть американских поэтов, отобрал их лучшие стихотворения и выпустил сборник, распространением которого занялся вместе со своими студентами. Сначала составленные Бродским сборники бесплатно распространяли в отелях и поездах. Но скоро они начали пользоваться такой популярностью, что компания Ford стала вкладывать в бардачок каждой новой машины томик поэзии, а Lancome дарила их вместе со своим новым ароматом «Poeme».

Очень любил котов

Бродский и кот Миссисипи. Источник: кадр из документального фильма «Бродский не поэт»

Иосиф Бродский обожал котов, разбирался в их психологии и отлично умел с ними ладить. Поэт часто сравнивал себя с котами, называя их своими тотемными животными. Особое расположение к гостю Бродский высказывал тем, что предлагал разбудить для него кота, а телефонны звонок вполне мог закончить, сказав «мяу-мяу».

За всю жизнь у Бродского было несколько питомцев: в Ленинграде у него жила Кошка в Белых Сапожках и кот Самсон, в США — кот по кличке Big Red. Но самым любимым был кот Миссисипи, который на протяжении многих лет был для Бродского практически единственным членом семьи. Когда поэта спрашивали, почему он так назвал кота, Бродский отвечал, что в его имени столько же букв «С», сколько в имени страны, из которой он родом.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: