Творчество И. Бродского: сочинение

Творчество И. Бродского

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

Иосиф Александрович Бродский – яркий представитель русской поэзии 20 века. Он родился в Ленинграде и с детства впитал в себя культуру этого города: книги, музеи, памятные места, само местоположение города, его дух. Его главным учителем на пути к поэзии стала Анна Ахматова, которая умело сочетала в себе и пушкинские традиции, и достижения Серебряного века. Под ее влиянием сформировалась этика и манера поэзии Бродского.

Раннему взрослению и человека, и поэта способствовало раннее начало самостоятельной трудовой жизни. С пятнадцати лет Бродскому пришлось пойти работать на завод. Также ему довелось поработать и в морге, принимать участие в геологических экспедициях. Это явилось важным жизненным уроком для Бродского: он обрел жизненную смелость, независимость в поступках.

В 1964 году поэта заключают в тюрьму за «тунеядство», высылают из Ленинграда. А в 1972 году он иммигрирует в США. Но еще до отъезда из России, до того, как он стал эмигрантом «внешним», Бродский сделался «внутренним», эстетическим эмигрантом. Он не принимал советскую власть, ее политику, и не мог писать «на заказ». Его ограничивали в свободе выбора тем, навязывали советскую идеологию, и это повлияло на отъезд поэта.

Первые годы после отъезда Бродский называл лучшими в жизни. Ведь в СССР его не печатали, а к читателю было легче прийти окольным путем, то есть через иностранные журналы и газеты. К тому же, прекрасное знание английского языка позволило ему стать двуязычным литератором. Бродский был как посланник русской культуры на Западе. Он очень активно продвигал, развивал русскую литературу.
В 1988 году в Нью-Йорке вышла антология русской поэзии 19 века, в которой Бродский выступил составителем, написал также предисловие и вводные заметки об авторах. Он устраивал и участвовал в крупнейших поэтических фестивалях, публиковал эссе о Достоевском, Ахматовой, Цветаевой, Мандельштаме, занимался литературно-педагогической работой, то есть читал лекции о русской литературе. К концу 70 годов он становится профессором и читает курсы в Мичиганском, Колумбийском, Нью-Йоркском университетах.

В 1987 году Бродский получает Нобелевскую премию, его эссе «Меньше, чем единица» признают лучшей литературно-критической книгой в США, а в 1992 году ему присваивают звание поэта-лауреата.

Поэзия Бродского своеобразна и оригинальна. Истоки этого в соединении античной литературы, русской классической и «новой» с англоязычной поэзией. Это проявилось уже в стихах 50-60 годов – в «Пилигримах», «Рождественском романсе» и др. Здесь мы видим сочетание противоречивых понятий: религиозность и богоборчество, традиционное и авангардное, ирония по отношению к лирическому герою.

В 1960-ых годах он пишет уже произведения более большой формы: поэмы-мистерии «Шествие», поэму «Зофья». Но мы знаем Бродского не только как поэта, но и как писателя-эссеиста. Он пишет «Предисловие к «Котловану» Платонова», «Поэт и проза», «О Достоевском», «Нобелевская лекция».
Эти размышления содержат блестящий и содержательный анализ сложнейших фактов литературы, требующих осторожного подхода. В них поэт также формулирует свои творческие принципы и убеждения. Он отстаивает свою мысль о поэзии как высшей ступени развития литературы, о языке как главной движущей силе поэзии.
Хотелось бы особо выделить эссе «Об одном стихотворении», в котором анализируется стихотворение М.Цветаевой «Новогодний». Здесь представлен полный анализ этого стихотворения, выполненный Бродским: он считает, что здесь язык текста диктует приемы и методы построения. Поэт не навязывает стандартных методик, а идет вслед за автором, раскрывая смысл произведения.

Нужно сказать, что Бродский меняется в своем творчестве, он эволюционировал, двигался к синтезу поэзии и прозы. Поэт отказался от чистого поэтического стиля, отошел от силлабо-тонических метров, отдавая предпочтение полиметрии, разнотопности и переносам:

Долго светает. Голый, холодный мрамор

Бедер новой Сусанны сопровождаем при

Погружении под воду стрекотом кинокамер.

Новым значением Бродский наделяет и рифму. Чаще всего он использует составную рифму, и в этой «составности» на последнем месте оказывается предлог, союз или частица:

…Видимо, никому из

Нас не сделаться памятником…

Здесь предлог не играет роли дополнительного ритмического сигнала, а это приводит к тому, что самое поэтическое место строки становится незаметным, более приземленным.
Еще одна особенность рифмы: иногда поэт использует несовпадающие рифмообразующие гласные ударного, то есть консолансы. Мы видим заимствования из новой английской поэзии (по-старому – в сторону, на палубе – голуби и т.д.). Главной особенностью поэзии Бродского является его литературность, даже философичность. Он жизнь сравнивает с фразой, и сравнений такого характера у поэта довольно много:

Как тридцать третья буква,

Я пячусь всю жизнь вперед.

Все выше снизу взрывы темноты,

Подобны восклицательному знаку.

Вообще, я считаю, что в основе поэзии Бродского лежит стремление к свободе. Все его творчество можно рассмотреть как призыв к свободе, обращенный к литературе:

Сорвись все звезды с небосвода,

Все же не оставлена свобода,

Чья дочь – словесность.

Она, пока есть в горке влага,

Не без приюта. Скрипи перо, черней, бумага!

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Творчество И. Бродского: сочинение

Иосиф Александрович Бродский – яркий представитель русской поэзии 20 века. Он родился в Ленинграде и с детства впитал в себя культуру этого города: книги, музеи, памятные места, само местоположение города, его дух. Его главным учителем на пути к поэзии стала Анна Ахматова, которая умело сочетала в себе и пушкинские традиции, и достижения Серебряного века. Под ее влиянием сформировалась этика и манера поэзии Бродского.

Читайте также:
Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

Раннему взрослению и человека, и поэта способствовало раннее начало самостоятельной трудовой жизни. С пятнадцати лет Бродскому пришлось пойти работать на завод. Также ему довелось поработать и в морге, принимать участие в геологических экспедициях. Это явилось важным жизненным уроком для Бродского: он обрел жизненную смелость, независимость в поступках.

В 1964 году поэта заключают в тюрьму за «тунеядство», высылают из Ленинграда. А в 1972 году он иммигрирует в США. Но еще до отъезда из России, до того, как он стал эмигрантом «внешним», Бродский сделался «внутренним», эстетическим эмигрантом. Он не принимал советскую власть, ее политику, и не мог писать «на заказ». Его ограничивали в свободе выбора тем, навязывали советскую идеологию, и это повлияло на отъезд поэта.

Первые годы после отъезда Бродский называл лучшими в жизни. Ведь в СССР его не печатали, а к читателю было легче прийти окольным путем, то есть через иностранные журналы и газеты. К тому же, прекрасное знание английского языка позволило ему стать двуязычным литератором. Бродский был как посланник русской культуры на Западе. Он очень активно продвигал, развивал русскую литературу.

В 1988 году в Нью-Йорке вышла антология русской поэзии 19 века, в которой Бродский выступил составителем, написал также предисловие и вводные заметки об авторах. Он устраивал и участвовал в крупнейших поэтических фестивалях, публиковал эссе о Достоевском, Ахматовой, Цветаевой, Мандельштаме, занимался литературно-педагогической работой, то есть читал лекции о русской литературе. К концу 70 годов он становится профессором и читает курсы в Мичиганском, Колумбийском, Нью-Йоркском университетах.

В 1987 году Бродский получает Нобелевскую премию, его эссе «Меньше, чем единица» признают лучшей литературно-критической книгой в США, а в 1992 году ему присваивают звание поэта-лауреата.

Поэзия Бродского своеобразна и оригинальна. Истоки этого в соединении античной литературы, русской классической и «новой» с англоязычной поэзией. Это проявилось уже в стихах 50-60 годов – в «Пилигримах», «Рождественском романсе» и др. Здесь мы видим сочетание противоречивых понятий: религиозность и богоборчество, традиционное и авангардное, ирония по отношению к лирическому герою.

В 1960-ых годах он пишет уже произведения более большой формы: поэмы-мистерии «Шествие», поэму «Зофья». Но мы знаем Бродского не только как поэта, но и как писателя-эссеиста. Он пишет «Предисловие к «Котловану» Платонова», «Поэт и проза», «О Достоевском», «Нобелевская лекция».

Эти размышления содержат блестящий и содержательный анализ сложнейших фактов литературы, требующих осторожного подхода. В них поэт также формулирует свои творческие принципы и убеждения. Он отстаивает свою мысль о поэзии как высшей ступени развития литературы, о языке как главной движущей силе поэзии.

Хотелось бы особо выделить эссе «Об одном стихотворении», в котором анализируется стихотворение М.Цветаевой «Новогодний». Здесь представлен полный анализ этого стихотворения, выполненный Бродским: он считает, что здесь язык текста диктует приемы и методы построения. Поэт не навязывает стандартных методик, а идет вслед за автором, раскрывая смысл произведения.

Нужно сказать, что Бродский меняется в своем творчестве, он эволюционировал, двигался к синтезу поэзии и прозы. Поэт отказался от чистого поэтического стиля, отошел от силлабо-тонических метров, отдавая предпочтение полиметрии, разнотопности и переносам:

Долго светает. Голый, холодный мрамор

Бедер новой Сусанны сопровождаем при

Погружении под воду стрекотом кинокамер.

Новым значением Бродский наделяет и рифму. Чаще всего он использует составную рифму, и в этой «составности» на последнем месте оказывается предлог, союз или частица:

…Видимо, никому из

Нас не сделаться памятником…

Здесь предлог не играет роли дополнительного ритмического сигнала, а это приводит к тому, что самое поэтическое место строки становится незаметным, более приземленным.

Еще одна особенность рифмы: иногда поэт использует несовпадающие рифмообразующие гласные ударного, то есть консолансы. Мы видим заимствования из новой английской поэзии (по-старому – в сторону, на палубе – голуби и т.д.). Главной особенностью поэзии Бродского является его литературность, даже философичность. Он жизнь сравнивает с фразой, и сравнений такого характера у поэта довольно много:

Как тридцать третья буква,

Я пячусь всю жизнь вперед.

Все выше снизу взрывы темноты,

Подобны восклицательному знаку.

Вообще, я считаю, что в основе поэзии Бродского лежит стремление к свободе. Все его творчество можно рассмотреть как призыв к свободе, обращенный к литературе:

Сорвись все звезды с небосвода,

Все же не оставлена свобода,

Чья дочь – словесность.

Она, пока есть в горке влага,

Не без приюта. Скрипи перо, черней, бумага!

«Эссе о творчестве Иосифа Бродского»

Иосиф Александрович Бродский родился в семье ленинградских журналистов. До 15 лет он учился в школе, а потом работал, изменив ряд профессий, в геологических экспедициях в Якутии и Казахстане, на Белом море и Тянь-Шане, был фрезеровщиком, геофизиком, санитаром, кочегаром. “Я изменял работу, – говорил он, – так как можно больше хотел знать о жизни и людях”. В 1963 году Бродский освободился из последнего места работы и начал жить литературной работой: поэзией и переводами. Того же года в газете “Вечерний Ленинград” вышел фельетон “Окололитературный трутень”, в котором Бродскому предъявляли обвинение в безделье. А в июле 1964 года состоялся суд над Бродским. Поэта высылают на 5 лет в глухое село в Архангельской области. Тем не менее за освобождение поэта хлопотали Ахматова, Твардовский, Чуковский, Шостакович, Вигдорова, Сартр и другие деятели литературы и искусства. Благодаря этому заступничеству Бродский был освобожден. Он возвращается в город на Неве.

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

Произведения Бродского не публикуют. Тем не менее его стихи становятся известными благодаря “самиздату”, их заучивали, выполняли под гитару. На Западе же выходят два его сборника: “Стихи и поэмы” (1965) и “Остановка в пустыне” (1970). В 1972 году поэта принудили оставить родину.

Бродский поселился в США, излагал русскую литературу в американских университетах и колледжах, писал как на русском, так и на английском. В период эмиграции выдаются его поэтические сборники: “В Англии” (1977), “Конец прекрасной эпохи” (1977), “Части речи” (1977), “Римские элегии” (1982), “Новые стансы к Августе” (1983), “Урания” (1987).

В октябре 1987 года Шведская академия объявила Иосифа Бродского лауреатом Нобелевской премии по литературе. В 1996 году земной путь поэта оборвался.
Творчество Иосифа Бродского иногда разделяют на два периода. Стихи раннего этапа, который завершается в середине 60-х годах, более простые по форме, мелодичные, светлые и просветляющие. Яркими примерами раннего Бродского есть такие поэзии, как “Пилигримы”, “Рождественский романс”, “Стансы”, “Песня”. У позднего Бродского преобладают мотивы одиночества, пустоты, конца, абсурдности, усиливается философское и религиозное звучания, усложняется синтаксис. Подтверждением этого есть его поэзии “Сретение”, “Насмерть другу”, “Келомякки”, “Развивая Платона”, циклы “Части речи” и “Кентавры”.

Во всех поэтических произведениях Бродский виртуозно владеет языковыми средствами, в его стихах сталкивается архаика и арго, политическая и техническая лексика, “высокий штиль” и уличные просторечие. Для его поэзии характерные парадоксы, контрасты, объединение традиционного и экспериментального. По словам Бродского, он воспользовался советом своего друга Евгения Рейна: свести к минимуму использования прилагательных, делая акцент на именинниках. В своих стихах Бродский ориентировался как на русскую, так и на англоязычную традицию. Показательно, что в своей Нобелевской лекции поэт назвал своими учителями Мандельштама, Цветаеву и Ахматову, а также Роберта Фроста и Вистана Одена. Дальнейшее знакомство учеников с творчеством Бродского целесообразно сосредоточить на тех приемах его художественного стиля, которые оказываются созвучными с поэтикой постмодернизма (учитывая отсутствие украинских переводов, цитированные образцы будут подаваться языком оригинала).

В творчестве Бродского есть ведущие сквозные мотивы, расположения духа, приемы. Так, начиная из стиха “Пилигримы” (1959), он изображает движение в просторы среди хаоса предметов. В этом же произведении он применил прием перечня предметов, которые проходят перед взглядом наблюдателя:

Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больных базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы
идут по земле пилигримы.

Этот постмодернистский прием встречается в Большой элегии Джону Донную”, “Столетней войне”, в поэзиях “Пришла зима…” и “Исаак и Авраам”. Бродский своими “гиперперечнями” создает настоящий постмодернистский коллаж, воссоздает мозаичность мира:

Уснуло все. Спят крепко стопы книг.
Спят реки слов, покрыты льдом забвенья.
Спят речи все, со всею правдой в них.
Их цепы спят. Чутьчуть звенят их звенья.
Все крепко спят: святые, дьявол, Бог.
Их слуги злые, их друзья, их дети.

Одним из главных в поэзии Бродского есть мотив слияния индивидуальной судьбы и естественного простора света. Он не впервые зазвучал в его стихе “Сад”:
Нет, уезжать! Пускай куда-нибудь
Меня влекут громадные вагоны.
Мой дальний путь и твой высокий путь
Теперь они тождественно огромны.
Прощай, мой сад.

В стихах Бродского ощутима установка на одновременное воспроизведение бытия космоса, истории, человеческого духа, мира вещей. Встречается в поэзии Бродского и постмодернистский пастиш. Яркий пример – шестой сонет из цикла “Двадцать сонетов к Марии Стюарт”, в котором для выражения безжалостного взгляда на человека, мир, любовь резко трансформируется текст пушкинского шедевра “Я вас любил…”:

От постмодернистского сознания у Бродского присутствуют также ирония и самоирония, смесь высокого и низкого, трагического и фарсового, насыщенность поэтических текстов образами предыдущих историко-литературных эпох и культурными реалиями. Все эти и другие признаки постмодернистской лирики есть, например, в его произведении “Речь в пролитом молоке”:

Я сижу на стуле в большой квартире.
Ниагара клокочет в пустом сортире.
Я себя ощущаю мишенью в тире,
Вздрагиваю при малейшем стуке.
Я закрыл парадное на засов, но
Ночь в меня целит рогами Овна,
словно Амур из лука, словно
Сталин в XVII съезд из “тулки”.

Сочинение на тему «Темы и образы лирики одного из современных отечественных поэтов (по творчеству И. Бродского)»

Один из самых молодых нобелевских лауреатов (47 лет) в области литературы, Иосиф Бродский, пожалуй, наиболее знаменитый русский поэт последних десятилетий.

Его творчество, известное во всем мире и переведенное на многие языки, пользуется большой популярностью. Анна Ахматова сыграла большую роль в развитии таланта поэта и называла его своим преемником.

Поэт родился и вырос в Ленинграде. Неудивительно поэтому, что тема родного города занимала большое место в думах и творчестве И. Бродского: «Стансы», «Стансы городу», «Остановка в пустыне».

«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров Я приду умирать».

Эти строки говорят сами за себя, однозначно определяя исток и предел, «альфу и омегу» Бродского. Творчество поэта динамично: мотивы движения, дороги, борьбы выходят на передний план. Это не случайно, ведь «движение» поэта направлено на душевное очищение читателя. Для произведений Бродского характерны простота и естественность форм, отточенность выражений, ясность мышления.

И в зрелом творчестве поэта, в произведениях, написанных в эмиграции, время от времени, на новом уровне возникает «ленинградская тема».

«Я родился и вырос в балтийских болотах, подле серых цинковых волн, всегда набегавших по две».

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

И отсюда — все рифмы, отсюда тот блеклый голос, льющийся между ними, как мокрый волос…

К особенностям стиля поэта можно отнести: вольное, полное фантазии и игры, обращение с поэтическими размерами, разрывы в текстах, ироническое и неожиданное ударение на словах, как будто не несущих основной смысловой нагрузки.

«В ковчег птенец не возвратившись, доказует то, что вся вера есть не более, чем почта в один конец».

Подобного рода приемы помогают автору по-новому истолковать извечные идеалы, взглянуть на них с точки зрения личного опыта. Одной из интимных тем творчества Бродского является тема христианства. Библия и, особенно, важнейшая ее часть — Евангелие входят в жизнь поэта, определяя весь строй его мыслей. Библейские и евангельские сюжеты часто звучат в его стихах: жертвоприношение Авраама, Сретение и особенно Вифлеем, Рождество:

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

«В Рождество все немного волхвы. Возле булочной — слякоть и давка.

Из-за банки турецкой халвы Производят осаду прилавка…»

Не менее важной и интересной темой творчества Бродского являются философские размышления о смысле жизни, о добре и зле, о Родине, о судьбе великих людей («На смерть Жукова»), об искусстве. Вот его размышления об искусстве:

«Классический балет есть замок красоты, чьи нежные жильцы от прозы дней суровой пиликающей ямой оркестровой отделены. И задраны мосты».

Бродский уверен, что «замок красоты» всегда будет отделен от житейских, низменных забот, но не просто отделен, а поставлен выше их. Для поэта искусство — это духовное наслаждение. И даже оказавшись в чужой стране, настоящий художник не потеряет своего дара. Чему сам и был ярким примером. Поэт размышляет и о проблеме свободы личности с помощью метафоричного использования образа облаков:

«О, облака Балтики летом! Лучше вас в мире этом я и не видел пока. Может, и в той жизни клубитесь конь или витязь, реже — святой».

В позднем периоде творчества все чаще звучат мотивы конца, безысходности, бессмысленности, одиночества, несбывшихся стремлений и мечтаний:

«Шей бездну мук, Старайся, перебарщивай в усердьи! Но даже мысль о — как его? — бессмертье есть мысль об одиночестве, мой друг».

Все настойчивее мыслями поэта овладевают образы любви и смерти — двух предельных категорий мироздания. Однако одна из них уже отходит в прошлое, тогда как другая близка.

Любовь видится как бы сквозь ореол смерти, тогда как смерть вполне реальна, она где-то недалеко:

«Это абсурд, вранье: череп, скелет, коса. Смерть придет, у нее будут твои глаза».

Появившиеся в лирике поэта темы раскрывают его как личность, характеризуя Бродского как тонкого творца, человека, наделенного богатыми душевными качествами.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Сочинение: Слово как опорный образ поэтики Иосифа Бродского

Имя Иосифа Бродского известно всему современному читающему миру. Его творчество – стихи, пьесы, эссе, литературно-критические работы – является общепризнанным и отмечено в 1987 году Нобелевской премией. Его судьбе позавидовали бы многие – обладающий сразу заметным талантом, он был знаком с множеством великих людей второй половины 20 века. Перенесший арест и принудительную эмиграцию, он не переставал писать, хотя теперь, по прошествии времени, мы видим, как события его жизни изменяли поэтическую концепцию и тематику произведений. Впрочем, таким переменам способствовала в первую очередь сама эпоха, положение в стране – по собственным словам Бродского, это и определило направление его творчества. «… Мы начинали на пустом – точней, на пугающем своей опустошенностью – месте и скорей интуитивно, чем сознательно, мы стремились именно к воссозданию эффекта непрерывности культуры, к восстановлению ее форм и тропов, к наполнению ее немногих уцелевших и часто совершенно скомпрометированных форм нашим собственным, новым или казавшимся нам таковым, современным содержанием». Так поэт отзывался о начале своего пути в Нобелевской лекции.

Впоследствии он действительно преуспел в воссоздании целостности культуры, возможно, благодаря общему пониманию всего, что его окружает. Для него мир был совокупностью рассыпающихся мелочей, которые нужно собрать в гармоничное целое, привести к единому истоку. И лучшим, если не единственным путем к этому Бродский считал литературное творчество. Это не означает, что он ставил литературу на порядок выше других форм искусства; дело в том, что одним из важнейших элементов человеческой жизни для него являлся язык. «Язык и, думается, литература – вещи более древние, неизбежные и долговечные, нежели любая форма общественной организации. Философия государства, его этика, не говоря о его эстетике, – всегда «вчера»; язык, литература – всегда «сегодня» и часто – особенно в случае ортодоксальности той или иной политической системы – даже и завтра». Он неразрывно связан с историей («Все имеющиеся в распоряжении у прозы жанры были и остаются так или иначе пронзены гипнотизирующим присутствием трагедии ХХ века»). В то же время язык определенно выходит за пределы истории: «Искусство вообще – и литература в частности… тем и отличается от жизни, что бежит повторенья,… а основной инструмент истории – клише». Бродский доводит значение Слова до безграничности – сравнивает с «психологией бытия в тупике». Язык буквально пронизывает всё состояние общества – «Первой жертвой разговоров об утопии – желаемой или уже обретенной – прежде всего становится грамматика, ибо язык, не поспевая за такого рода мыслью, задыхается в сослагательном наклонении и начинает тяготеть к вневременным категориям и конструкциям; вследствие чего даже у простых существительных почва уходит из-под ног, и вокруг них возникает ореол условности». Поэт не приемлет тенденции писателей пользоваться языком толпы, улицы, напротив, «народу следует говорить языком литературы». И именно язык оказался основным фактором в определении его позиции – Бродский осознает, что мог бы выбрать в свое время для себя «путь дальнейшей деформации», но отказался, так как «выбор на самом деле был не наш, а выбор культуры – … эстетический, а не нравственный».

Читайте также:
Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

Вообще поэт действительно уделял большое внимание эстетическим моментам в творчестве. Его идеал принципиально исключает все чрезмерное, чрезвычайное, не принимает безумия экстатических состояний. Он наполнен специфической «идеальностью» согласия, гармонии, единства, родства как вечного стремления человека к вечно недостижимому высшему началу в самом себе. В этом смысле Бродский ближе к Пастернаку, умевшему понять и принять в свой мир все отсталые ряды жизни, принципиально отвергавшему наличие противников, врагов. Бродский – поэт, «любящий сложенье», его сердцу милее «согласное гуденье насекомых», чем раздоры «слабых мира этого и сильных» (в стихотворении «Письма римскому другу»). И, опять-таки, главным средством для создания образа вечного Мира становится Слово. Бродский не придумывает новых слов, а «вспоминает» старые. Для его чувств язык значит неизмеримо много – с помощью английского он дает свободу родителям, поселяя их историю в другом языке (эссе «Полторы комнаты»), освобождая и себя самого: «Это как мыть ту посуду – полезно для здоровья». С помощью английского же он сближается с человеком, которому едва ли не поклоняется – Уистаном Оденом. Искусство слова порождает стремление жить в заключенном («Писатель в тюрьме»). Родная речь делает одновременно и тяжелее и легче его разрыв с Советским Союзом:

Слушай, дружина, враги и братие!

Все, что творил я, творил не ради я

славы в эпоху кино и радио,

но ради речи родной, словесности.

За каковое раченье-жречество

чаши лишившись в пиру Отечества,

ныне стою в незнакомой местности.

Нужно заметить, что расставание с русским языком и страной часто переплетается с образом смерти и в то же время смысла жизни. И именно переводя смерть в мир Слова можно уравнять ее со всем сущим, включить в земной круг существования. Своеобразный конец наступает тогда, когда поэт без страха «списывает с натуры форму своего отсутствия», но для Бродского он не несет отрицательного смысла. Это всего лишь часть дани, выплачиваемой Языку. Поставленные в ряд, все слова и образы одинаково сохраняются во времени, и сохраняет их сам поэт «словами прощенья и любви», заполняя тем самым время. Вообще Время также стоит в ряду важнейших образов лирики Бродского, и оно неразрывно связано с явлением языка. И Время, и Язык попеременно, а то и вместе присутствуют почти в любом его стихотворении, тем самым придавая различным стихам вид единого поэтического полотна. Благодаря этому происходит как бы преодоление самого времени, а для Бродского, невзирая на восприятие Времени скорее как позитивной, нежели негативной, ценности его преодоление и утверждение бессмертия поэзии очень важны и значимы. Отсюда напрашивается вывод о способе победы над Временем – и мы находим его, очевидный и тем не менее непривычный, в эссе «Поклониться тени»: «время боготворит язык». Поэт признается, что эта строка Одена натолкнула его на поток мыслей, продолжающийся до самого зрелого возраста. «Ибо «обожествление» – это отношение меньшего к большему. Если время боготворит язык, это означает, что язык больше, или старше, чем время, которое, в свою очередь, старше и больше пространства.… Так что, если время – которое синонимично, нет, даже вбирает в себя божество, – боготворит язык, откуда тогда происходит язык? Ибо дар всегда меньше дарителя». Возможно, в тот момент у Бродского и зародилась характерная, кстати, для постмодернистов мысль о том, что Слово воистину есть Бог. Несомненно, все это доказывает роль Слова во внутреннем мире лирического героя. Скажем, Время, иногда противопоставляемое Языку, тем самым противопоставляется и герою. У Бродского он практически отождествляется с ним самим, и руководя судьбой своего героя с помощью языка, поэт осознает, что с помощью языка же подспудно руководит и своей:

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

… Я слышу Музы лепет.

Я чувствую нутром, как Парка нитку треплет:

мой углекислый вздох пока что в вышних терпят

Мне нечего сказать ни греку, ни варягу.

Зане не знаю я, в какую землю лягу.

Скрипи, скрипи, перо! переводи бумагу.

(«Часть речи», 1975-1976)

Но при этом, разумеется, поэт не властвует над языком, а является скорее лишь его инструментом. Об этом речь далее.

Обозначив для себя одним из основных принципов сохранять традиции, Иосиф Бродский не был ни политически, ни социально, ни поэтически активным творцом. Вследствие особого отношения к миру не как к враждебной среде, Бродский невольно сформировал специфический тип лирического героя. Он, так же как и сам поэт, верен одному лишь Слову, не придавая большого значения переменам времени и пространства. Вот лишь один из характерных примеров:

Я родился и вырос в балтийских болотах, подле

серых цинковых волн, всегда набегавших по две,

и отсюда – все рифмы, отсюда тот блеклый голос,

вьющийся между ними, как мокрый волос,

если вьется вообще.

(«Часть речи (1975 – 1976)»)

Здесь видна одна из отличительных черт лирического героя – полное, едва ли не болезненное отсутствие самолюбия и самоуверенности. Это заметно и в его эссе, одно из которых даже называется «Меньше единицы». Все существо героя так или иначе подчинено вечным и абстрактным категориям, будучи в то же время окруженным и подавленным бытовыми проблемами:

Я сижу у окна. Я помыл посуду.

Я был счастлив здесь, и уже не буду.

(«Я всегда твердил, что судьба – игра.(1971)»)

Но именно эту ношу, намеренно или бессознательно, накладывает на него Бродский – справляться со всеми неудачами путем достижений не физических, но духовных:

Гражданин второсортной эпохи, гордо

признаю я товаром второго сорта

свои лучшие мысли, и дням грядущим

я дарю их как опыт борьбы с удушьем.

(«Я всегда твердил, что судьба – игра.(1971)»)

Он выбрал этот путь для своего героя, а стало быть, для самого себя – ведь Бродский как никто был близок своему alterego, тот служил ему кем-то вроде проводника по миру Слов. Результатом этой связи стало глубокое, но не беспросветное одиночество:

тому, кто не умеет заменить

собой весь мир, обычно остается

крутить щербатый телефонный диск,

как стол на спиритическом сеансе,

покуда призрак не ответит эхом

последним воплям зуммера в ночи.

Моя песня была лишена мотива,

но зато ее хором не спеть. Не диво,

что в награду мне за такие речи

своих ног никто не кладет на плечи.

Я сижу в темноте. И она не хуже

в комнате, чем темнота снаружи.

(«Я всегда твердил, что судьба – игра.(1971)»)

Лирический герой смиряется с этим – уж таково свойство его души, – но не от бессилия, а от сознания всей целесообразности такого одиночества, обусловленного ожиданием чуда (чуда искусства – позже Иосиф Бродский четче сформулирует это). Оно являет собой логичный и безболезненный выход, дорогу дальше, о чем будет сказано ниже.

Путь же вперед Бродский не считает изменой прежним убеждениям, прежним чувствам, хотя эволюция лирического героя на протяжении стихотворения хорошо нами просматривается:

Я писал, что в лампочке – ужас пола.

Что любовь, как акт, лишена глагола.

Что не знал Эвклид, что, сходя на конус,

вещь обретает не ноль, но Хронос.

(«Я всегда твердил, что судьба – игра.(1971)»)

Вот это уже отражение одного из главных жизненных принципов героя – ведь «пространство для меня действительно и меньше, и менее дорого, чем время. Не потому, что оно меньше, а потому, что оно – вещь, тогда как время есть мысль о вещи . Между вещью и мыслью, скажу я, всегда предпочтительнее последнее». А мысль всегда выражается в словах, тем более, что все его произведения объединяет идея о превосходстве языка над временем. Таким образом, лирический герой воплощает собой попытки самого автора с помощью языка овладеть временем. И пусть эти попытки не исполнены страсти, но ведь человеческие действия имеют гораздо меньше ценности, чем присоединение к потоку языка. Именно поэтому позиция отстраненного наблюдателя, так часто принимаемая alterego поэта, является для него оптимальной. Любые попытки творца властвовать над языком ни к чему не приводят, потому что Слово само по себе несет идею всего мира, состоящего из названий, а поэт не в праве навязывать свое понимание реальности. «Нельзя ничего навязывать обществу. Единственное, что необходимо сделать, это создать такие механизмы, которые защищали бы одного человека от другого». И определенно одним из важнейших подобных механизмов является Слово.

Как раз отладкой механизмов или хотя бы размышлениями на эту тему и занимается лирический герой Бродского. Привести мир в состояние гармонии можно всего лишь систематизацией слов и понятий, но как сложно найти подходящее, «гораздо труднее, чем придумать новое»! Отсюда вытекает ярко выраженная конструктивная тенденция его стихов, преимущественно ранних, из которой, в свою очередь, следует определенный принцип построения образной системы. Разумеется, речь идет не об абсолютном законе, а лишь о тенденции, которая достаточно четко прослеживается. Бродский стремится описать как можно больше предметов, соотнеся их, по возможности, с универсальной системой ценностей. Вот и его лирический герой является спокойным, целостным образом летописца, верного только Слову. Поэтому для него не важны субъективные мнения, расхождения с его желаниями, жестокие болезненные потери. При этом его нельзя назвать фаталистом – разве что под судьбой будет пониматься язык. Бродский чувствует, что человек может и должен ковать свою собственную историю не путем борьбы, а путем объединения с обстоятельствами. Ведь каждое из них можно превратить в слово, в каплю среди океана Языка, и вместе с ним занять свое место в канве бытия. Но это не означает полной пассивности, наоборот, его бьющая ключом энергия выражается именно в этой словесной мозаике, эта мозаика и наполняет смыслом его жизнь, жизнь поэта:

Читайте также:
Художественный мир Иосифа Бродского: сочинение

Ведя ту жизнь, которую веду,

я благодарен бывшим белоснежным

листам бумаги, свернутым в дуду.

(«Двадцать сонетов к Марии Стюарт», 1980)

Да и когда же чувствовать полноту существования, как не вмещая в собственной речи все далекие и разъединенные явления жизни. После всех творившихся разрушений Бродский не может не вернуться к воспеванию Жизни, к мотиву вечной благодарности за красоту мироздания:

И пока мне рот не забили глиной,

из него раздаваться будет лишь благодарность.

(«Я входил вместо дикого зверя в клетку…», 1980)

Его не так уж заботит то, что его рот все-таки «забьют глиной», но любая лепта, внесенная в общее состояние языка, мгновенно станет достоянием всего общества – «язык по своей природе ставит то, что в нем достигнуто, в настоящее время». Так, каждый, кто считает себя поэтом, должен стремиться «удлинить перспективу человеческого мироощущения, показать выход, предложить путь человеку, у которого ум зашел за разум – человеку, оказавшемуся в тупике». Единственным средством достижения этого является язык – в нем нет тупиков, так как он находится в непрерывном движении относительно и пространства, и времени («Чтобы уберечь себя от попятного хода, искусство пользуется понятием клише»). В одном из своих эссе, «Катастрофы в воздухе», посвященном литературному анализу, Бродский пишет о Достоевском потрясающие строки: «Во многих отношениях он был первым нашим писателем, доверявшим интуиции языка больше, чем своей собственной… И язык отплатил ему сторицей. Придаточные предложения часто заносили его гораздо дальше, чем то позволили бы ему исходные намерения или интуиция». Тот же путь автор подсказывает и другим поэтам, ведь они – «те, кем он (язык) жив, именно этот закон учит поэта большей праведности, чем любая вера». Только полагаясь на «диктат языка», можно и нужно что-то менять в этом мире: «помимо конкретного зла, подлинная мишень – мироощущение языка, это зло породившего». Слова первыми реагируют на метаморфозы человеческой жизни, а значит, и метаморфозы языка имеют влияние на качество бытия. Бродский открыто заявляет, что литература мешает «ревнителям всеобщего блага» объединить людей в одну толпу и управлять ей, потому что «там, где прошло искусство, где прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого согласия и единодушия – равнодушие и разногласие, на месте решимости к действию – невнимание и брезгливость». По сути, приобщение к культуре Слова, будь то творчество или чтение, представляет собой «бегство от знаменателя, …бегство в сторону необщего выражения лица, в сторону числителя, в сторону личности, в сторону частности». Это бегство и есть выход, предложенный языком, выход в будущее, так как «другого будущего, кроме очерченного искусством, у человека нет». И в этом с ним сложно не согласиться.

Таким образом, если этот путь является самым желаемым для Бродского, то ответственность провожатых падает на поэтов. Конечно, лишь в самом образе Слова заложена глубина, на которую пока не способен проникнуть человеческий разум, спасительная глубина; но Слово не может остаться без выражения, и здесь творец – «средство языка к продолжению своего существования». Бродский, в отличие от многих других, не делает акцента на том, истинным ли поэтом является считающий себя таковым. Ибо «независимо от соображений, по которым он берется за перо, и независимо от эффекта, производимого тем, что выходит из-под его пера, на его аудиторию, сколь бы велика или мала она ни была, – немедленное последствие этого предприятия – ощущение вступления в прямой контакт с языком, точнее – ощущение немедленного впадания в зависимость от оного, от всего, что на нем уже высказано, написано, осуществлено». Это и имел в виду поэт, говоря о власти Слова над Минутой и Местом. Перед этим таинством слияния с языком меркнет любая угроза. Теперь лирический герой становится современником всех времен, странником всех стран, и ради этого он выносит все страдания и даже смертную долю поэта. В этом он видит настоящую свободу, которая значит для него едва ли не меньше, чем сами явления Жизни и Смерти:

Мой Бродский…

Мир, вероятно, спасти не удастся, но отдельного
человека всегда можно.

И. Бродский. Нобелевская лекция.

Удивительная судьба у русского поэта Иосифа Бродского, (1940 – 1996 г.г.) но здесь речь пойдет не об описании судьбы поэта. Об этом написано достаточно, если не сказать – больше.
Хотя без указания на некоторые моменты его биографии – невозможно обойтись.
Я буду говорить о «моем Бродском», то есть о том, как я воспринял его поэзию, так как начало знакомства с его творчеством, пришлось на то время, когда я достиг достаточно зрелого возраста.
Первая небольшая книжка Иосифа Бродского попала мне в руки в 1990 году, и земной жизни поэта оставалось менее шести лет.
Да, так получилось, что произведения, нобелевского лауреата по литературе (пятого по счету русского поэта и писателя, 1987 г.) были напечатаны в Советском Союзе именно в этот год.
До этого у Бродского было опубликовано несколько детских стихов в 60-х годах и несколько стихотворений в журнале «Юность» в конце 80-х, может быть и еще, в каких либо журналах, тоже – несколько.
Книжечка стихов, что я приобрел, имела карманный формат, в альбомном варианте, то есть странички приходилось листать снизу вверх.
Книжка называлась – «Назидание» и кратко, вначале был текст, в котором излагались основные моменты его биографии.
Уверен, сейчас эта книга уже библиографическая редкость, хотя тираж был достаточно большой – 200000 экземпляров.
Именно, с этой небольшой книги началось знакомство с творчеством великого русского поэта двадцатого века нашей страны.
Я прочитал четыре первых стихотворения: «Рождественский романс», в котором, как понятно, описывался до мелких подробностей Ленинград. Но, что поразило – это не привычное описание улиц, скверов, зданий, – вот строфа из стиха:
Плывет в тоске необъяснимой
певец печальный по столице.
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый,
полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необъяснимой.

Читайте также:
Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

После заголовка указано: «Жене Рейну с любовью». Впоследствии, узнал, что это близкий друг Бродского, поэт ленинградский (сейчас преподает в литературном институте).
В конце проставлена точная дата, – 28 декабря 1961 год.
Конечно, мне сразу показался странным пессимистический тон стиха и точно такая ритмика, как будто человек раскачивается в этой самой «тоске необъяснимой». Почему? – ведь через несколько дней самый любимый советский праздник – Новый год!
Ощущается какая-то подмена настоящего праздника, так как стихотворение не новогоднее, а – Рождественское? Да, ведь точно – до революции Рождество Христово праздновали перед новым годом – 25 декабря!
Ах, вот о чем тоскует поэт, ему плохо от этой подмены. Потом, у меня мысль, – боже мой – это же шестьдесят первый год! Какое Рождество Христово, про него давно уж забыли…
Но, шел уже девяностый год и русское православие, казалось окончательно похороненное во время революции, гонениями тридцатых годов, хрущевских притеснений, – неожиданным образом восставало из пепла…
Тогда я стал догадываться, что у меня в руках стихи неординарного поэта.
Следующим стихотворением было помещены его, ставшие знаменитые – «Стансы», – три строфы по восемь строчек. Начиналось – так:
Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать
На Васильевский остров
я приду умирать
Твой фасад темносиний
я впотьмах не найду.
между выцветших линий
на асфальт упаду.

Тоже было странно,- почему про смерть говорит? Дата написания 1962 год, Бродскому – двадцать два года. В его годы Маяковский писал, – « иду красивый – двадцатидвухлетний».
После, когда подробнее узнал биографию, и когда поэта уже не стало – понял: первые две строчки – сбылись точно.
Иосифу Бродскому не пришлось выбирать, – выбрали за него, а вторые строки – нет.
Но, мне почему-то чудиться, что еще не все закончено с этим поэтом, недаром на его надгробной плите, на старинном кладбище Сан-Микеле в Венеции, выбиты эти слова: « Со смертью не все кончается».
Далее, тоже – знаменитое:

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию – спиной.
К любви своей потерянной – лицом.
И грудь – велосипедным колесом.
А ягодицы – к морю полуправд.

Год написания – 1962. Понятно, что перекликается с с пушкинским: « Я памятник воздвиг себе нерукотворный…».
Но, как известно, Пушкин датировал свое стихотворение – 1836 год, авг. 21., то есть за полгода до гибели, как будто подводя итоги творчества.
Текст знаменитого пушкинского стиха найден в рукописях поэта. А почему Иосиф Бродский «замахивается» на такое предсказание? – он только начинал свою творческую деятельность, и написанного очень мало? А напечатанного вообще – нет!
Притом, «постыдное столетие» еще не кончилось, до конца почти сорок лет.
А потом, еще удивительнее, – со своей любовью потерянной – Мариной Басмановой – он, к этому времени только-только познакомился (2 января 1962 г.)…
В этом стихотворении еще четыре строфы, – не буду их комментировать, хотя они достойны подробного разбора.
Но, – удивительно: все сбылось – и «постыдное столетие» и потерянная любовь, и «море полуправд», – именно, двадцатый век подорвал веру миллионов и разрушил все, что создано европейским гуманизмом в восемнадцатом веке, так называемом «веке просвещения».
Две кровопролитнейшие мировые войны (прежним векам такое и не снилось), применение разрушительного атомного оружия, фашизм, коммунизм, тоталитаризм – да и много чего…
Далее, тоже, сейчас знаменитый – «Сонет», в котором я ничего не понял: там речь идет о тюрьме, о «сонме камер», «пенье заключенных», о топоте «надзирателей безгласных» и поэт бредет « с допроса на допрос по коридору».
Ни о каком пребывании в заключении, в кратком объяснении его биографии речи не шло. Только потом, когда вышла достоверная биография Бродского и с появлением интернета, мне стали доступны подробности его судьбы горькой.
Еще юношей он попал он под наблюдение КГБ, которые действовали разными способами: через народную дружину, через газету «Вечерний Ленинград, через ленинградское отделение союза писателей…
В чем причина такой неприязни к поэту? Кратко, можно сделать такой вывод:
Иосиф Бродский становился очень популярным среди ленинградского студенчества и среди молодой интеллигенции.
И это, несмотря, на то, что ни одно его стихотворение не было напечатано (кроме публикации в журнале «Костер» – Баллада о маленьком буксире, такой стих для детей).
Но, не надо забывать – шел краткий период «хрущевской оттепели» и 30 октября 1961 года на 22 съезде КПСС было принято решение о выносе тела Сталина из мавзолея.
Кроме того, тогда часто практиковались выступления начинающих поэтов на различных семинарах. Именно на таких встречах и произошло краткое знакомство Бродского с Рубцовым, которое дальнейшего развития не получило. Но Николай Рубцов сразу выделил Бродского и его неординарность.
Не вдаваясь в подробности, скажу: 13 марта 1964 года Бродский был осужден на пять лет принудительных работ на севере, за тунеядство.
В заключительном слове Бродский просто сказал: « Я не только не тунеядец, а поэт, который прославит свою родину». В этот момент судья, заседатели – загоготали – так пишет его биограф – Л. Лосев.
У меня до сих пор не укладывается в голове такой пассаж, который устроила власть над поэтом. И, что интересно: в то же время, фото Рубцова поместили на доске в сельском совете, как тунеядца.
Два великих поэта, которые создали мировую славу русской поэзии и внесли неоценимый вклад в развитии русской культуры, осуждались как тунеядцы!
Ход судебного заседания сумела застенографировать Фрида Вигдорова и, благодаря этому, стенограмма стала известна на Западе и напечатана во всех значимых печатных изданиях, что создало определенную известность поэту.
В защиту Бродского выступили, кроме его друзей и известные люди: Д.Д. Шостакович, К.И. Чуковский, Г.К. Паустовский, А.Т. Твардовский и другие; помогал скостить срок поэту зав. сектором литературы ЦК партии – И.С. Черноуцан.
Полтора года пробыл Бродский в ссылке, в деревне Норенской, Коношского района, Архангельской области.
Иосифу Бродскому повезло только однажды, – 7 августа 1961 года, в Комарово, Евгений Рейн знакомит Иосифа Бродского с Анной Ахматовой, – знаменитой русской поэтессой, последним
представителем «серебряного века» русской поэзии.
Так, казалось, соединилось несоединимое, начало века встретилось с его концом, и протянулась ниточка, и соединило времена. И не прервалась традиция. И передалась своеобразная эстафета.
Нет, Бродский не стал развивать ахматовскую поэтику. Как мне кажется, Ахматова преподала ему, даже вернее – укрепила Иосифа Бродского в правильности им выбранного пути.
После ссылки Иосифа Бродского прикрепили к секции поэтов – переводчиков, чтобы более не давать повода к подобному.
Биограф Бродского, – Лев Лосев, определяя общественный статус поэта в эти семь лет, что ему оставалось пребывать на родине, пишет: « …ему разрешили жить на свободе и зарабатывать пером на пропитание, но как поэт он официально не существовал».
Почему? Ответ очень простой: Бродский не считал нужным приспосабливаться к требованиям «писать, так как надо», он вообще не понимал, почему он должен что-то выдумывать и поддерживать «линию партии и правительства» или применять «эзопов язык».
Сейчас это кажется аксиомой и даже странно смотреть на поэта, который будет, вообще, что-то – поддерживать. Без свободного поэта – нет свободной поэзии!
Он был знаком с самыми либеральными и известными поэтами, – Евгением Евтушенко, Беллой Ахмадулиной … Они организовывали встречи его с редакцией самого либерального тогда молодежного журнала «Юность», даже с самим А.Т. Твардовским. Все бесполезно…
Все эти встречи ни к чему не привели, просто ему предлагали изменить свою манеру письма и приспосабливаться, чтобы напечататься, а встречу с редакцией журнала «Юность» вообще считал каким-то кошмаром.
Одно слово о том: а сам поэт, очень желал быть напечатанным?
Здесь позиция тоже неоднозначная. Что означает для поэта публикация в газете, журнале?
Это расставание с тем, что ему дорого, это, как пишет Л.Лосев: « Создание стихотворения – всегда катартический опыт, его хочется продлить. Неопубликованные стихи, словно бы не окончены, публикация – расставание навсегда».
Оставим на время биографию поэта, перейдем к стихам и к тому потрясению, которые они вызвали у меня, в том далеком уже 1990 году…
Приведу одну строфу из длинного стихотворения «Речь о пролитом молоке».

Читайте также:
Иосиф Бродский один из самых молодых нобелевских лауреатов в области литературы: сочинение

Равенство, брат, исключает братство.
В этом следует разобраться.
Рабство всегда порождает рабство.
Даже с помощью революций.
Капиталист развел коммунистов.
Коммунисты превратились в министров.
Последние плодят морфинистов.
Почитайте, что пишет Луций.

К этому только добавлю, что стихотворение написано в 1967 году. Это о чем? Это не о нас – сегодняшних? Я о том, что гениальную поэзию следует читать и почему таких поэтов – преследуют.
Но, это не все мои «потрясения» от этого стихотворения.

Как холостяк я грущу о браке.
Не жду, разумеется, чуда в раке.
В семье есть ямы и буераки.
Но супруги – единственный тип владельцев
того, что они создают в усладе.
Им не требуется «не укради».
Иначе все пойдем Христа ради.
Поберегите своих младенцев!
А какие речи сейчас ведутся в нашем обществе? Разумеется, таких поэтов надо гнать…
Ну, кто бы напечатал такие стихи Иосифа Бродского? Гипотетически допускаю, что, как-то, каким-либо образом, это было напечатано в то достославное время, – ну и что? Книжку бы изъяли в один момент, редакцию разогнали (это в лучшем случае).
Поэтому, поэта просто вынудили уехать из страны (кстати, сейчас я понимаю, что, это гуманистический акт со стороны КГБ). Избавились от неудобного, а могло быть и хуже…
Четвертого июня 1972 года Бродский покинул родину навсегда. Он больше не приехал ни разу. Когда умерли родители поэта, в начале 80-х годов, его не пустили на похороны.
После 91- го, он мог поехать, но, не захотел. Об этом можно почитать. Я считаю, что он правильно тогда поступил, – интуиции не подвела Иосифа Бродского.
Поэзия Бродского стала частью русской и мировой культуры. Все чаще и чаще цитируют строчки из стихотворений поэта, а это верный признак настоящего признания и весомости вклада в плоть и кровь культуры.
Вот несколько, только из той, первой моей книжки:

Хлопни оземь хвостом, и в морозной
декабрьской мгле
ты увидишь, опричь своего неприкрытого срама –
полумесяц плывет в запыленном оконном стекле
над крестами Москвы, как лихая победа Ислама.
Ей Богу, если бы поэт, по какому-то необъяснимому случаю, стал монахом, его бы точно «записали» в пророки.
А стихотворение Бродского «На смерть Жукова» (1974год), столько раз изруганное, после его появления у нас в печати, тем не менее, является лучшей поэтической памятью о «маршале победы». Одна строфа из него стоит многих романов.

Читайте также:
Художественный мир Иосифа Бродского: сочинение

К правому делу Жуков десницы
больше уже не приложит в бою.
Спи! У истории русской страницы
хватит для тех, кто в пехотном строю
смело входили в чужие столицы,
но возвращались в страхе в свою.
И в заключении приведу одну строфу из знаменитого стихотворения Иосифа Бродского «Письма к римскому другу».
Что ведь интересно, чем дальше время, когда жил и творил поэт, тем понятнее его стихи, которые в свое время были непонятны. Но, нам-то они не только понятны, но, и – наглядны!
И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники – ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Иосиф Бродский умер у себя в квартире 28 января 1996 года, в Нью-Йорке, США.
В этот день, я почему – то, в своем дневнике, который веду скоро тридцать лет, написал следующее, еще ничего не зная о смерти Поэта: « Истинные интеллигенты говорили народу правду, но были гонимы за эту правду, гонимы и ненавидимы. Умирали в бедности, оклеветанные, кончали жизнь самоубийством, спивались, коих убивали разными способами. Потом, когда эта правда переставала быть опасной – их воздвигали на пьедестал, увенчивали…». А на следующий день радио принесло печальную весть, и я записал в дневнике текст и почему-то поставил время (утро 7 часов 10 мин, до этого, время никогда не ставил, только число и год, позднее, стал ставить время): «Дежурный диктор по радио сказала дежурные слова – « с нами останутся его стихи…». А я не хочу, чтобы с нами оставались только его стихи, я хочу, чтобы он был с нами. Как хорошо было чувствовать, что этот человек живет, пусть не в России, пусть где-то далеко, но живет».
У Бродского есть стихотворение…» и далее я записываю прямо в дневник стихотворение из своей заветной книжечки:
Те, кто не умирают, живут
до шестидесяти, до семидесяти,
бегствуют, строчат мемуары,
путаются в ногах.
Я вглядываюсь в их черты
Пристально, как Миклуха
Маклай в татуировку
приближающихся
дикарей.
Я догадываюсь, о ком это написано. Самому Иосифу Бродскому смерть не грозила, ему грозило – бессмертие…

2 марта – 9 марта 2019 год.
Педин Валерий.

Творчество Иосифа Бродского

Вы будете перенаправлены на Автор24

Сонет – это традиционная поэтическая форма, относящаяся к числу твердых форм. Сонет состоит из 14 строк, которые образуют два четверостишия – катрена и два трехстишия – терцета.

Начало творческой деятельности Иосифа Бродского. Травля поэта

По словам Иосифа Бродского, писать стихотворения он начал с восемнадцатилетнего возраста, но есть несколько произведений, написанных чуть раньше. К раннему периоду творчества поэта относятся «Памятник Пушкину», «Рождественский романс», «От окраины к центру» и другие произведения. На дальнейшее развитие творчества Бродского и на стиль его поэзии большое влияние оказали стихотворения О. Мандельштама, М. Цветаевой, Б. Пастернака, А. Ахматовой. Эти поэты стали для начинающего литератора личным каноном.

С Анной Ахматовой Иосиф Бродский познакомился в 1961 году. Поэтесса никогда не сомневалась в выдающемся таланте начинающего поэта, верила в его успех и всячески поддерживала творчество Иосифа Александровича. При этом стихи Ахматовой самого Бродского не особо впечатляли, но он восхищался масштабом личности поэтессы.

Читайте также:
Судьба поэта: сочинение

В 1958 году Бродский опубликовал стихотворение «Пилигримы», которое сильно насторожило советскую цензуру. Следом вышло стихотворение «Одиночество», где поэт пытается переосмыслить происходящее и найти способ выйти из создавшейся ситуации, когда журналы и газеты закрывали двери перед поэтом.

14 февраля 1960 года состоялось первое выступление Иосифа Бродского на «Турнире поэтов» в Ленинграде. Здесь поэт читал стихотворение «Еврейское кладбище», из-за которого разразился сильный скандал в общественных и литературных кругах. Три годя спустя в газете «Вечерний Ленинград» вышла статья, в которой Бродского критиковали за паразитический образ жизни. в этой статье приводились цитаты из произведений Иосифа Бродского, в частности, из его поэмы «Шествие». При этом, строки поэмы были вырваны из контекста, и это прозвучало как обвинение в любви поэта к чужой родине. С этого момента Иосифа Бродского стали преследовать на всех уровнях.

Готовые работы на аналогичную тему

Позже, в начале 1964 года, в той же газете были опубликованы письма граждан, которые были весьма возмущены и требовали наказать Бродского. В феврале поэт бы арестован за тунеядство, а на следующий день после ареста у Бродского сучился сердечный приступ. Свое состояние и мысли поэт отразил в стихотворениях «Что сказать мне о жизни?» и «Здравствуй, мое старение».

Травля поэта стала для него тяжелым испытанием. А из-за разрыва отношений с любимой женщиной ситуация обострилась. В итоге Иосиф Бродский решил покончить жизнь самоубийством, но попытка оказалась неудачной.

В 1970 году Бродский написал стихотворение «Не выходи из комнаты». В этом произведении он отобразил свои взгляды на то, какое место занимает человек при советской власти.

Травля поэта продолжалась вплоть до мая 1972 года. Тогда Иосифу Бродского предложили выбрать – либо эмиграция, либо психиатрическая лечебница. Поэт уже бывал в психиатрической лечебнице и говорил, что это гораздо страшнее тюрьмы. Поэтому он выбрал эмиграцию. В 1977 году Иосиф Бродский принял американское гражданство.

Перед тем, как уехать из родной страны, Иосиф Бродский пытался остаться в России. Поэт написал письмо самому Л. И. Брежневу, в котором просил его разрешить жить в стране хотя бы в качестве переводчика. Однако его просьба так и осталась неудовлетворенной.

Поэт принимал участие в лондонском Международном поэтическом фестивале. Затем Бродский преподавал историю русской литературы и поэзии в Колумбийском, Мичиганском и Нью-Йоркском университетах. Одновременно он писал эссе на английском языке и занимался переводами стихов Набокова на английский язык.

В 1986 году был опубликован сборник Иосифа Бродского «Меньше единицы». В 1987 году Бродский стал лауреатом Нобелевской премии в области литературы.

В период с 1985 по 1989 годы Иосиф Бродский написал следующие произведения, в которых отразилась вся боль человека, которому не позволили проводить родителей в последний путь:

  • «Представление»
  • «Памяти отца»
  • «Полторы комнаты (эссе).

Во время перестройки в СССР произведения Иосифа Бродского стали активно печататься в литературных газетах и журналах. В 1990 году стали издаваться и книги поэта. Иосиф Бродский неоднократно получал приглашения посетить родину, но не торопился с ответом, так как не хотел публичности и внимания со стороны прессы. В стихотворениях «Письмо в оазис», «Итака» и других он отразил сложность возвращения на родину.

Одно из детских произведений Иосифа Бродского было опубликовано в 1962 году и стало первым стихотворением поэта, напечатанным в СССР. Это произведение – «Баллада о маленьком буксире».

Бродский является одним из крупнейших отечественных поэтов 20 века. Бродский создал особый жанр – жанр «больших стихотворений».

Бродскому принадлежит две пьесы – «Демократия» и «Мрамор», а также несколько десятков эссе, большая часть которых была написана на английском языке, а также несколько сборников стихотворений, среди которых:

  • «Конец прекрасной эпохи»
  • «Остановка в пустыне»
  • «Новые стансы в Августе»
  • «Пейзаж с наводнением»
  • «Часть речи».

Поэма «Горбунов и Горчаков»

В 1965 году Иосиф Бродский начал работать над поэмой «Горбунов и Горчаков». Работа над произведением длилась три года. Поэма полностью состоит из прямой речи – монологов и диалогов, а авторский голос отсутствует. Действие произведения разворачивается в психиатрической клинике. Поэма написана пятистопным ямбом. Произведение состоит из четырнадцати глав, которые четко симметричны. Названия глав представляют сонетоподобный текст.

Как известно, поэт два раза попадал в психиатрическую больницу на обследование. И эта поэма имела для Иосифа Александровича терапевтическое значение, через конфликтующие голоса автор пытается решить проблему собственной внутренне раздвоенности.

Герои произведения олицетворяют два начала, присущих человеку, которые можно сопоставить с полушариями головного мозга. Так, Горчаков олицетворяет собой правое полушарие, которое связано с воображением и интуицией, а Горбунов – левое, ответственное за логическое мышление и речь. Горбунову свойственно развитие философских параллелей, сложных логических построений. А в речи Горчакова часто встречаются восклицательные знаки. Горбунов необходим Горчакову именно из-за того, что он нуждается в даре речи, в его словах.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: