Брюсов — родоначальник символизма: сочинение

В. Я. Брюсов как основоположник русского символизма. Жизнь и творчество

Урок 13. Русская литература 11 класс. ФГОС. 1 часть

В данный момент вы не можете посмотреть или раздать видеоурок ученикам

Чтобы получить доступ к этому и другим видеоурокам комплекта, вам нужно добавить его в личный кабинет, приобрев в каталоге.

Получите невероятные возможности

Конспект урока “В. Я. Брюсов как основоположник русского символизма. Жизнь и творчество”

Сегодня на уроке мы:

· Поговорим о судьбе и творчестве одной из самых выдающихся личностей Серебряного века русской литературы.

· Узнаем, как создать и возглавить литературное направление.

· Прикоснёмся к загадкам творчества Валерия Яковлевича Брюсова.

В день своего тридцатилетия Валерий Яковлевич Брюсов сказал: «Я хочу жить, чтобы в истории всеобщей литературы обо мне было две строчки. И они будут».

Сказанное сбылось. Брюсов стал вождём и основателем русского символизма, одним из самых значимых литераторов своего времени. Прославился как поэт, переводчик и драматург, автор романов. Помимо этого, Брюсов был историком, литературоведом, теоретиком стихосложения, издателем и критиком, которого начинающие и опытные литераторы боялись, как огня. Остаться на страницах мировой литературы было целью Брюсова, к которой он шёл со всей своей неуёмной энергией и потрясающим упорством.

Родился будущий лидер русских символистов 1 декабря 1873 года в состоятельной московской в семье. Дед Брюсова Кузьма Андреевич Брюсов был крепостным, но сумел выкупить себя из крепостных стать купцом, разбогатев на торговле пробкой. Второй дед поэта Александр Яковлевич Бакулин был поэтом-самоучкой из мещанского сословия. Бакулин писал сказки, басни, повести, пьесы и даже смог издать книжку своих сочинений под названием «Басни провинциала».

Отец поэта Яков Кузьмич Брюсов был не менее интересной личностью. В юности он самостоятельно изучал медицину, читал труды по философии, экономике и биологии, собрал хорошую домашнюю библиотеку. Яков Кузьмич увлекался революционно-демократическими идеями и философией материализма. Сына он воспитывал в рационалистическом духе, прививал интерес к естественным наукам. И домашняя библиотека Брюсовых была несколько специфической.

О своём детском чтении поэт вспоминал: «От сказок, от всякой ”чертовщины”, меня усердно оберегали. Зато об идеях Дарвина и принципах материализма я узнал раньше, чем научился умножать».

Читать Валерий Брюсов начал уже в три года, а к четырём он записывал печатными буквами свои первые произведения. Первым литературным опытом Брюсова была комедия «Лягушка». А первой публикацией считается «Письмо в редакцию», отправленное отцом поэта в детский журнал «Задушевное слово». Юному литератору тогда было всего 10 лет. Первой самостоятельной публикацией Брюсова стала статья о тотализаторе на скачках в журнале «Русский спорт» в 1889 году.

В 1885 году Валерия Брюсова зачислили сразу во второй класс частной классической гимназии Креймана. Во время учёбы Валерий Брюсов издавал рукописный журнал «Начало», а из-за рукописной газеты «Листок пятого класса» юному литератору даже пришлось сменить гимназию. Слишком уж рьяно он обличал гимназические порядки и высмеивал учителей.

Литературные опыты полностью захватили юного поэта. Он бесконечно что-то сочинял, писал прозу и стихи, экспериментируя с различными размерами и формами. По воспоминаниям поэта, у него скапливались «громадные пакеты исписанной бумаги».

В гимназии Поливанова Брюсова захватила новая страсть – математика. Любовь к расчётам и теоремам поэт сохранил на всю жизнь. Интересно, что некоторые критики упрекали Брюсова в том, что в его стихах больше холодного математического расчёта, чем интуитивных мистических озарений. Помимо математики, в эти годы Брюсов увлёкся философией.

Ещё одной его любовью стала поэзия Пушкина, впоследствии Брюсов даже написал несколько исследовательских работ в области пушкинистики. Но самым важным и можно сказать судьбоносным увлечением Брюсова-гимназиста стала поэзия французского декаданса. Поэт признавался: «Знакомство в начале девяностых годов с поэзией Верлена и Малларме, а вскоре и Бодлера, открыло мне новый мир. Под впечатлением их творчества созданы те мои стихи, которые впервые появились в печати».

Перед поступлением в университет Брюсов сделал в дневнике очень любопытную запись: «Талант, даже гений, честно дадут только медленный успех, если дадут его. Это мало! Мне мало. Надо выбрать иное. Найти путеводную звезду в тумане. И я вижу ее: это декадентство. Да! Что ни говорить, ложно ли оно, смешно ли, но оно идёт вперёд, развивается, и будущее будет принадлежать ему, особенно когда оно найдёт достойного вождя. А этим вождём буду Я! Да, Я!»

Брюсов даже написал письмо Полю Верлену. В этом письме он назвал себя основателем русского символизма и определил своё высшее предназначение – распространение символизма в России.

В 1893 году Валерий Брюсов стал студентом историко-филологического факультета Московского университета. Помимо изучения университетской программы Брюсов активно занимался самообразованием, особое внимание уделяя иностранным языкам. Брюсов хотел читать зарубежную литературу в оригинале, а не пропущенной через призму восприятия переводчика. «Если бы мне жить сто жизней, они не насытили бы всей жажды познания, которая сжигает меня», ‒ записано в дневнике поэта. Всего Брюсов выучил около двадцати языков, часть из которых были мёртвыми.

Не забывал Брюсов и о своей главной цели – стать вождём символизма. В 1894 году Брюсов издаёт первый из трёх сборников под названием «Русские символисты». Чтобы придать веса молодому движению символистов, большую часть стихотворений в этих сборниках Брюсов написал сам, опубликовав их под разными псевдонимами.

Известность Валерию Брюсову принёс третий сборник «Русские символисты», где было опубликовано знаменитое одностишие «О закрой свои бледные ноги». Это был первый моностих в русской поэзии почти за сто лет. Критика просто взорвалась от возмущения. Почему одна строчка? К кому она обращена? Что символизируют эти ноги? Появилось множество трактовок. Одни видели в моностихе эротический подтекст, другие – религиозный. Моностих представлялся им криком Иуды, увидевшего ноги распятого Христа.

Философ Владимир Соловьёв съязвил по поводу моностиха: «Для полной ясности следовало бы, пожалуй, прибавить: “ибо иначе простудишься”, но и без этого совет г. Брюсова, обращённый очевидно к особе, страдающей малокровием, есть самое осмысленное произведение всей символической литературы».

Сам же поэт комментировал только форму своего произведения, говоря о том, что идеалом для поэта должен стать один-единственный стих, который способен передать читателю все идеи и настроения, вложенные автором. Брюсов был доволен общественным резонансом. Эпоха символизма в России началась.

В 1895 году был издан первый самостоятельный сборник стихов Валерия Брюсова с вызывающим названием «Шедевры», которое было написано по-французски. Поэт часто использовал в названиях своих поэтических сборников французский язык или латынь.

В сборнике «Шедевры» тоже не обошлось без скандального стихотворения. Им стало «Творчество».

Тень несозданных созданий

Колыхается во сне,

Словно лопасти латаний

На эмалевой стене.

Читайте также:
Анализ стихотворения Брюсова Грядущие гунны: сочинение

Фиолетовые руки

На эмалевой стене

Полусонно чертят звуки

В звонко-звучной тишине.

Стихотворение, как нетрудно догадаться по названию, представляет собой описание творческого процесса в видении поэта-символиста. Вспомним, что поэт-символист – это демиург, создатель миров и исследователь таинственного потустороннего мира. В начале стихотворения мы видим «несозданные создания» ‒ призрак, предчувствие идеи. В финале «созданные создания» покорно ластятся к творцу.

Тайны созданных созданий

С лаской ластятся ко мне,

И трепещет тень латаний

На эмалевой стене.

Творческий процесс начинается с образа теней, которые отбрасывают листья латаний на стену. Потом пространство расширяется – появляются «прозрачные киоски» (садовые беседки), стены тают, и образ фиолетовых теней сменяется образом ночного сада.

Скандальными стали строки четвёртой строфы, где

Всходит месяц обнажённый

При лазоревой луне.

Критики недоумевали, как это месяц может всходить, когда уже на небе есть луна?! Брюсова даже хотели объявить душевнобольным и запереть в лечебницу. Но ведь его стихи не реалистические зарисовки, а откровения символиста-мистика!

В сборнике «Это я» ключевым стало стихотворение «Юному поэту», в котором Брюсов излагает принципы символизма.

Юноша бледный со взором горящим,

Ныне даю я тебе три завета:

Первый прими: не живи настоящим,

Только грядущее — область поэта.

Помни второй: никому не сочувствуй,

Сам же себя полюби беспредельно.

Третий храни: поклоняйся искусству,

Только ему, безраздумно, бесцельно.

Согласно этим трём заветам и жил сам Брюсов. Поэт Владислав Ходасевич вспоминал: «Он любил литературу, только её. Самого себя – тоже только во имя её».

Валерий Брюсов был женат на Иоанне Рунт, которая стала хранительницей его творческого наследия. Брак был заключён по любви, но счастья супругам он не принёс. Светская и литературная жизнь увлекала поэта гораздо больше, чем семейная.

Закончив университет, Брюсов несколько лет проработал в историко-литературном журнале «Русский архив». В краткой автобиографии поэт писал, что четверть века он был автором почти всех периодических изданий, написав бесчисленное множество стихов, статей, романов и пьес.

Поэт стал одним из организаторов издательства «Скорпион», где печатались все видные русские символисты. Был редактором и со-редактором журналов «Новый Путь», «Весы» и «Русская Мысль».

В 1900 году сборник «Третья Стража» открывает второй период творчества Брюсова, который называют зрелым. В лирике поэта вместе с историко-мифологическими образами появляется образ города.

Стальной, кирпичный и стеклянный,

Сетями проволок обвит,

Ты – чарователь неустанный,

Ты – неслабеющий магнит.

Драконом, хищным и бескрылым,

Засев, – ты стережёшь года,

А по твоим железным жилам

Струится газ, бежит вода.

В урбанистической поэзии Брюсова отчётливо звучит тема надвигающихся перемен. Кроме того, поэт обращается к гражданской лирике.

Примером может послужить стихотворение «Каменщик» из сборника «Граду и миру».

– Каменщик, каменщик в фартуке белом,

Что ты там строишь? кому?

– Эй, не мешай нам, мы заняты делом,

Строим мы, строим тюрьму.

– Каменщик, каменщик с верной лопатой,

Кто же в ней будет рыдать?

– Верно, не ты и не твой брат, богатый.

Незачем вам воровать.

– Каменщик, каменщик, долгие ночи

Кто ж проведёт в ней без сна?

– Может быть, сын мой, такой же рабочий

Тем наша доли полна.

– Каменщик, каменщик, вспомнит, пожалуй.

Тех он, кто нёс кирпичи!

– Эй, берегись! под лесами не балуй.

Знаем все сами, молчи!

На прошлом уроке мы говорили о многоликости и противоречивости русского символизма, живым воплощением которого был Брюсов. И поэзия Брюсова так же многолика и противоречива. Поэт постоянно искал новые стихотворные размеры, при этом часто возвращаясь к классической форме стиха. В лирике Брюсова гимн человеку-творцу, призывы к переустройству мира, жизнеутверждающие мотивы сменялись характерными для декаданса настроениями безысходности, отчаяния и стремлением к смерти.

Во время Первой мировой войны Валерий Брюсов был военкором газеты «Русские ведомости». С фронта поэт вернулся жестоко разочарованным и потрясённым страшными картинами войны. Революцию Брюсов принял восторженно. Он сразу же включился в общественную жизнь, руководил Комитетом по регистрации печати. Потом получил должность председателя Президиума Всероссийского союза поэтов, а также стал первым ректором Высшего литературно-художественного института, организованного в 1921 году.

Но неуёмная энергия поэта уже иссякала. Постоянная литературная и общественная работа подтачивала силы. Да и богемный образ жизни долгие годы разрушал здоровье Брюсова. Умер поэт 9 октября 1924 года от пневмонии.

Похоронен император русского символизма на Новодевичьем кладбище Москвы.

О себе Валерий Брюсов так написал в дневнике: «Юность моя – юность гения. Я жил и поступал так, что оправдать моё поведение могут только великие деяния».

Брюсов — родоначальник символизма: сочинение

«СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК»
КАК КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ЭПОХА

7 ЧАСОВ

Брюсов Валерий Яковлевич
(1873 – 1924)

Уроки литературы в 11 классе[1]

УРОК № 19
Тема.
В. Я. Брюсов как основоположник русского символизма. Проблематика и стиль произведений В. Я. Брюсова

Цель: ознакомить учащихся с наиболее важными фактами личной и творческой биографии В. Я. Брюсова; раскрыть значение творчества поэта для русской поэзии; развивать умение анализировать поэтический текст; приобщать к величайшим ценностям духовной культуры; способствовать воспитанию гуманистических и гражданских чувств.
Оборудование: учебник, тексты стихотворений, иллюстративный материал по теме урока.
Тип урока: урок усвоения новых знаний и формирования умений и навыков.
Прогнозируемые результаты: учащиеся знают наиболее важные факты личной и творческой биографии поэта; обосновывают его право называться теоретиком русского символизма; рассказывают о значении творчества В. Я. Брюсова; обозначают ведущие черты его лирики; читают и комментируют стихотворения поэта.

ХОД УРОКА

I. Организационный этап

II. Актуализация опорных знаний

• Что такое «Серебряный век» русской поэзии?
• Как связаны между собой понятия «модернизм», «декаданс» и «Серебряный век»?
• Каковы признаки литературного течения? Зачем писатели объединялись в такие течения?
• Дайте определение символизма. Каковы его признаки?

III. Мотивация учебной деятельности.
Сообщение темы и цели урока

Слово учителя

— Русская литература «Серебряного века» явила блестящее созвездие ярких индивидуальностей. Даже представители одного течения заметно отличались друг от друга не только стилистически, но и по мироощущению, художественным вкусам и манере артистического поведения. По отношению к искусству этой эпохи любые классификации на основе направлений и течений заведомо условны и схематичны. Это стало особенно очевидно к исходу поэтической эпохи, когда на смену суммарному восприятию новой поэзии, преобладавшему в критике 1890-х — начала 1900-х гг., постепенно пришло более конкретное видение её достижений.

«Рыцарь литературы» — так назвал Валерия Яковлевича Брюсова поэт, его младший современник, Сергей Митрофанович Городецкий. В. Я. Брюсову по праву принадлежит одно из ведущих мест в истории русского символизма.

Он — вдохновитель и инициатор первого коллективного выступления «новых» поэтов (сборники «Русские символисты», 1894–1895), один из руководителей издательства «Скорпион» и журнала «Весы», объединявших в 1890-е гг. основные силы символизма, теоретик «нового» направления и активный участник всех внутрисимволистских полемик и дискуссий. Длинный чёрный наглухо застёгнутый сюртук, крахмальный воротничок, по-наполеоновски скрещённые на груди руки — такими скупыми штрихами Брюсов создавал свой образ «кормщика», «полководца и завоевателя русского символизма», «законодателя вкусов», «пророка» и «мага».

Читайте также:
Мне видеть не дано, быть может: сочинение

Русский писатель, поэт-символист и переводчик, автор более 80 книг стихотворений, прозы, критики и переводов. Сила характера, умение подчинять жизнь поставленным целям, способность к повседневной тщательной работе — эти качества были стержневыми в личности Валерия Брюсова.

IV. Работа над темой урока

1. Слушание «Литературных визиток»
о жизни и творчестве В. Я. Брюсова

(Учащиеся составляют тезисы.)

2. Объяснение учителя
(лекция)

— Символизм с самого начала оказался неоднородным течением. Поэтому по внешним признакам принято выделять в русском символизме два основных этапа.
(Обращение к записи на доске.)

Организаторская роль В. Я. Брюсова в русском символизме и вообще в русском модернизме очень значительна. Возглавляемые им «Весы» стали самым тщательным по отбору материала и авторитетным модернистским журналом.

Брюсов оказал влияние советами и критикой на творчество очень многих младших поэтов, почти все они проходят через этап тех или иных подражаний Брюсову. Он пользовался большим авторитетом как среди сверстников-символистов, так и среди литературной молодёжи, имел репутацию строгого безукоризненного «мэтра», творящего поэзию «мага», «жреца» культуры и среди акмеистов и футуристов. Литературовед Михаил Леонович Гаспаров оценивает роль Брюсова в русской модернистской культуре как роль «побеждённого учителя победителей-учеников», повлиявшего на творчество целого поколения.

Журнал «Весы» прекращает выходить в 1909-м; к 1910-му активность русского символизма как движения снижается. В связи с этим Брюсов больше не выступает как деятель литературной борьбы и лидер конкретного направления, занимая более взвешенную, «академическую» позицию. С начала 1910-х гг. он уделяет значительное внимание прозе (роман «Алтарь победы»), критике (работа в журналах «Русская мысль», «Искусство в Южной России»), пушкинистике.

Основные черты
творчества В. Я. Брюсова

В стихотворениях Брюсова перед читателем встают противоположные начала: жизнеутверждающие — любовь, призывы к завоеванию жизни трудом, к борьбе за существование, к созиданию,— и пессимистические (смерть есть блаженство, «сладостная нирвана», поэтому стремление к смерти стоит превыше всего; самоубийство соблазнительно, а безумные оргии суть «сокровенные наслаждения искусственных эдемов»). И главным действующим лицом в поэзии Брюсова является то отважный, мужественный боец, то — отчаявшийся в жизни человек, не видящий иного пути, кроме как пути к смерти.

Настроения Брюсова подчас противоречивы; они без переходов сменяют друг друга. В своей поэзии Брюсов то стремится к новаторству, то вновь уходит к проверенным временем формам классики. Согласно характеристике Андрея Белого, В. Брюсов — «поэт мрамора и бронзы»; в то же время С. А. Венгеров считал Брюсова поэтом «торжественности по преимуществу».

Валерий Брюсов внёс большой вклад в развитие формы стиха, активно использовал неточные рифмы, «вольный стих», разрабатывал «длинные» размеры (12-стопный ямб с внутренними рифмами, знаменитый 7-стопный хорей), использовал чередования строк разного метра (так называемые «строчные логаэды»). Эти эксперименты были плодотворно восприняты младшими поэтами.

Глоссарий-подсказка.
Антоний Марк (80–30 гг. до н. э.) — один из триумвиров, разделивших после Цезаря управление всей Римской империей. Влюблённый в египетскую царицу Клеопатру, Антоний большую часть времени проводил с ней в Азии, пренебрегая государственными делами и интересами.
В морской битве при Акциуме (31 г. до н. э.), в которой решался вопрос о мировом господстве, Антоний последовал за Клеопатрой, обратившейся в бегство со своими кораблями, и бросил на произвол судьбы своё сухопутное войско.

А) Выразительное чтение стихотворения наизусть
заранее подготовленным учащимся

Б) Слушание сообщения
об истории создания стихотворения

В) Аналитическая беседа

• Чем объясняется обращение В. Я. Брюсова к истории? Что ищет — и находит поэт в исторических фактах, явлениях, привлёкших его внимание?
• Что в поведении и участи Антония вызывает восхищение поэта?
• Проанализируйте композицию стихотворения. Как способствует она реализации основного его смысла — утверждению страсти как неодолимой силы?

Г) Обобщение учителя

— К началу 1900-х гг. Брюсов вступил в период творческой зрелости. По многогранности интересов и объёму литературной работы он в это время превосходил соратников по символизму. Складывались два основных тематических потока его лирики. Один из них — обращение к ярким эпизодам мировой истории и мифологическим сюжетам, которые важны поэту как источники аналогий с современностью. При помощи истории и мифологии поэт пытался постичь непреходящие ценности в жизни человечества.

Особенно привлекали его легендарные и исторические образы полководцев, властелинов, великих художников и поэтов. В период расцвета своего таланта Брюсов часто обращался к древним цивилизациям и мифологии в поисках персонажей, которые могли бы служить идеальными образцами героики («Ассаргадон», «Александр Великий», «Антоний» и др.). Эти образы часто играют роль аллегорий: на материале прошлых культурно-исторических эпох Брюсов рассматривал такие проблемы, как страсть и долг, гений и посредственность, отношения сильной личности и толпы.

4. Аналитическая работа с текстом
стихотворения В. Я. Брюсова «Сумерки»

А) Выразительное чтение стихотворения наизусть
заранее подготовленным учащимся

Б) Слушание сообщения
об истории создания стихотворения

В) Аналитическая беседа

• В чём своеобразие нарисованной поэтом картины современного города?
• Выделите стилистические средства, с помощью которых реальные детали переводятся в иной, символический план.
• Выпишите встречающиеся здесь эпитеты. В чём их специфичность? Какова их роль в реализации смысла стихотворения?

Г) Обобщение учителя

— Другой пласт брюсовского творчества связан с образом современного ему города. Брюсов — один из первых в русской литературе поэтов-урбанистов. В отличие от других символистов, он не столько раскрывал отталкивающие стороны городской цивилизации, сколько поэтизировал торжество человеческого разума и воли в борьбе с косной материей. Воодушевление лирического героя передавалось яркими метафорами, насыщавшими городской пейзаж; именно в городе он часто переживал эмоциональный подъём.

5. «Умники и умницы»:
самостоятельная работа в парах
с текстом стихотворения В. Я. Брюсова «Я»

Задание.
Проанализируйте стихотворение «Я», пользуясь предложенными вопросами и подкрепляя свои положения примерами из других стихотворений поэта.

• Сборником «Третья стража» Брюсов вступил в новый зрелый период творчества. Как внешняя форма стихотворения поддерживает впечатление своеобразного отчёта, подведения «предварительных итогов» проделанного пути?

• Какие мифологические имена и исторические реалии использованы в стихотворении? Чем обусловлен их выбор? Какие качества своего мировоззрения лирический герой склонен считать определяющими?

• Истолкуйте финальный стих «И всем богам я посвящаю стих…» Как позиция служения «всем богам» сказывается на отборе тематического материала стихотворения?

Читайте также:
В. Брюсов - поэт серебряного века: сочинение

• Какие историко-литературные ассоциации пробуждает использованный Брюсовым стихотворный размер — шестистопный ямб? В чём ритмическая выразительность последних стихов каждой строфы?

6. «Из секретов литературоведения»:
слушание стихотворения В. Я. Брюсова «Сонет»

(«Отточенный булат — луч рдяного заката!»)
с последующим решением литературоведческой загадки

Задание.

Высочайшей виртуозности достигает в своих сонетах В. Я. Брюсов. В стихе для него не было технических трудностей, которых он бы не смог преодолеть. Послушайте один из сонетов поэта. Подумайте, в чём загадка и уникальность этого текста. Может быть, вам удастся найти в нём сразу три сонета?

Найдите в сонете внутренние рифмы. Какая строка сонета помогает разгадать загадку? Какой смысл имеет пауза в середине каждой строки?

Комментарий.
Сонет В. Я. Брюсова выбран не случайно. Цель этого выбора — удивить виртуозностью формы, показать, до каких высот искусства слова, совершенства художественной формы может подняться человек. Если мысленно «разрезать» этот сонет по вертикали, там, где почти в каждом стихе стоит тире, то получится ещё два сонета — левый и правый, которые сохраняют все особенности строгой сонетной формы: две пары рифм в катренах и французский вариант терцетов. Вкус к технической стороне дела (а сонет был в этом отношении едва ли не самым привлекательным объектом приложения творческих устремлений) с лёгкой руки В. Я. Брюсова становится достоянием не только поэтов-символистов, но и их последователей — акмеистов.

V. Рефлексия.
Подведение итогов урока

Беседа

• Какую роль в формировании символизма сыграл В. Я. Брюсов? Почему многие сторонники «новых течений» в литературе начала века считали его своим учителем?
• В чём особенность понимания В. Я. Брюсовым задач символизма?
• Охарактеризуйте тематическое разнообразие поэзии В. Я. Брюсова.

VI. Домашнее задание

Индивидуальные задания (по вариантам). Подготовить «Литературные визитки» о жизни и творчестве поэтов-символистов
К. Д. Бальмонта (1-й вариант),
Андрея Белого (2-й вариант),
И. Ф. Анненского (3-й вариант) с выразительным чтением стихотворений.

1. Источник: Фефилова Г. Е. Литература. 11 класс. – М.: АСТ. 2016. (вернуться)

2. Проект обложки журнала «Весы» «Весы» – научно-литературный и критико-библиографический ежемесячный журнал, выходивший в Москве с 1904 по 1909 год.
В нем публиковались рецензии, дискуссии и философские и эстетические статьи Андрея Белого, Вячеслава Ивáнова, Константина Бальмóнта, Александра Блока и других поэтов-символистов.
Помимо русских авторов журнал сотрудничал и с иностранными поэтами и художниками. Так по поручению руководителя «Весов» Валерия Брюсова Максимилиан Волошин, долгое время проживавший в Париже, привлек к оформлению журнала художника Одилона Редона.
Брюсов и его московские сподвижники, объединившиеся вокруг «Весов», высоко ценили творчество Редона как одного из выразителей поэтики символизма. Помимо этого рисунка, Редон исполнил для журнала еще 14 виньеток, из которых 13 хранятся в собрании ГМИИ.
Созданная им обложка была воспроизведена в трех выпусках журнала за 1904 год. В четвертом номере были опубликованы статьи о художнике. Московский лист склеен из двух частей. На левой полосе художник воспроизвел, в стилистике модерна, название журнала; в правом нижнем углу помещен знак созвездия Весы. Техника угля позволяет рисовальщику создать мерцающую, таинственную среду, из которой выступает странная полусогнутая фигура. Редон выработал своеобразную эстетику черного тона: в его руках черный пигмент становился некой одухотворенной субстанцией, служившей воплощению самых фантастических образов художника-визионера. «Шевелящийся хаос – это единственная реальность Рэдона», – писал Волошин. (вернуться)

Своеобразие поэзии В. Я. Брюсова

Школьное сочинение

В конце 90-х годов XIX века в русской литературе возникает новое направление — символизм. Основоположником этого направления считается Валерий Брюсов — поэт, прозаик, переводчик и главный теоретик символизма. Его творчество было настолько новым, непривычным, своеобразным, что, хотя и вызывало в свое время различные толки, ни для кого не могло остаться незамеченным. Как писатель-символист, Брюсов в своей поэзии особое внимание уделял символу, “туманной неясности”, полутонам. Даже сама личность поэта является загадкой для современников, что создает некий ореол таинственности и недоступности всего, что бы он ни делал. Его творчество, как и сама его жизнь, отражает противоречивые искания человека, стоящего на рубеже двух веков. О своеобразии его поэтического мира можно судить по тому, как описывает поэт сам процесс творчества:

Тень несозданных созданий

Колыхается во сне,

Словно лопасти латаний

На эмалевой стене.

На эмалевой стене

Полусонно чертят звуки

В звонко-звучной тишине.

“Кто из художников не знает, что в эти моменты в его душе родятся самые фантастические картины, — писал Брюсов. — С целью внушить читателю то же настроение я могу прибегать к самым сильным, к самым неестественным преувеличениям. ” Само понятие символизма поэт определил как “поэзию оттенков” в противоположность прежней “поэзии красок”.

Тематика творчества В. Брюсова широка и многообразна. Здесь мы встречаем и гимн мечте, и одиночество лирического героя в современном городе, и традиционное обращение к античности, и собственное восприятие поэзии, жизни, любви. Но о чем бы ни писал поэт, главным всегда оставалось его стремление “вызвать в душе читателя совершенно особые движения”, которые он называл “настроениями”. В. Брюсов был убежден в том, что именно символизм должен стать “поэзией оттенков”, “выразить тонкие, едва уловимые настроения” и тем самым “как бы загипнотизировать читателя”.

Поэта всегда волновали события современности. В его душе неизгладимый след оставили первая русская революция 1905-1907 годов и Первая мировая война, рост промышленного производства, строительство и расширение городов, словом, все социально-экономические преобразования, происходившие в стране. Одной из основных тем поэзии Брюсова стала урбанистическая тема.

Поэт чувствовал большую тревогу за судьбу и жизнь города. С одной стороны, он был убежден, что этот “коварный змей с волшебным взглядом” притягивает людей, овладевает их душами и убивает, бросая в объятия нищеты и порока. С другой — понимал, что современный “стальной”, “кирпичный”, “стеклянный” город является центром науки, искусства и прогресса:

Горят электричеством луны

На выгнутых длинных стеблях;

Звенят телеграфные струны

В незримых и нежных руках.

Можно сказать, что Валерий Брюсов, обеспокоенный судьбой и жизнью города, считавший, что тот, совмещая все ужасы цивилизации, сам “подымает” над собой “нож, с своим смертельным ядом”, отдавал должное его красоте, величию, верил в торжество разума и добра:

Я люблю большие дома

И узкие улицы города, —

В дни, когда не настала зима,

А осень повеяла холодом.

Пространства люблю площадей,

Стенами кругом огражденные, —

В час, когда еще нет фонарей,

А затеплились звезды смущенные.

Город и камни люблю,

Грохот его и шумы певучие, —

В миг, когда песню глубоко таю,

Но в восторге слышу созвучия,

В душе поэта постоянно жила жажда обновления, ожидания счастливых перемен. Погружаясь в романтические мечты, он создавал в своем воображении яркие экзотические картины, ирреальные, неожиданные образы. Реальная жизнь, к сожалению, не могла дать ему те настроения, которые он мечтал испытать. Поэтому, как признавался сам поэт, он искал эти настроения в творчестве и создавал “поэзию, чуждую жизни”, творил свой собственный мир, устремленный к неземной красоте, вечной любви, высокому искусству:

Читайте также:
Анализ стихотворения Брюсова Конь Блед: сочинение

Создал я в тайных мечтах

Мир идеальной природы, —

Что перед ним этот прах:

Степи, и скалы, и воды!

Именно красоту Брюсов считал источником всего лучшего, источником истинного вдохновения. А единственным божеством для поклонения стихотворца является творчество. Поэтому он не замыкался на переживании мрачных минут настоящего, не оглядывался с тоской на прошлое. Он всеми средствами художественного слова и художественного образа стремился приблизить будущее. Тема будущего, космоса все чаще звучит в его стихотворениях (“Сын Земли”, “Детские упования” и др.). в поисках связующего звена истории, в попытках осмыслить закономерности происходящих процессов, предопределить будущее автор старается установить связь времен: между прошлым и настоящим, настоящим и будущим. И все чаще таким связующим звеном снова оказывается гармонии, красота, единство культуры, людей, природы. Мысли о гармонии, счастье и всеобщем единстве заставляют поэта все чаще обращаться к античному миру, где он находил торжество добра, милосердия, человеколюбия, справедливости—тех жизненных ценностей, которых так не хватало в реальном современном мире.

В традициях античности Брюсов осмысливает всю жизнь. (“Правда вечная кумиров”, “Последний мир”), отдельную личность (“Юлий Цезарь”, “Ассаргадон”), природу. Следуя античной традиции в описании окружающего мира, поэт не просто воспевает природу, ее красоту, естественность и гармоническое совершенство, но и стремится проникнуть в тайный смысл простых, обыденных явлений. Так, весна для Брюсова — символ надежды, мечты, обновления мира:

Что же! Пусть не мед, а горечь тайную

Собрал я в чашу бытия!

Сквозь боль души весну приветствую,

Как прежде, светлой песней я!

“Словно строгий счет мгновений”, проходят облака над землей, а “вечер на лесном пути во всей с иным, далеким, сходен”. Пейзажная лирика Валерия Брюсова отличается ясностью, простотой, образностью. Она и заставляет задуматься о смысле жизни, и позволяет проникнуть в тайны Вселенной, и окутывает небывалым ощущением возвышенного, волшебства, поражает красотой и гармонией:

Волна набегает, узорно

Извивами чертит песок

И снова отходит покорно,

Горсть раковин бросив у ног.

Так же как в описании природы, в описании любовного чувства поэт часто обращается к экзотическим образам, к античным традициям. Подобно художникам далекого прошлого, Брюсов воспевает чувственную любовь, настоящую страсть, пылкие сильные чувства. Хотя при этом в любовной лирике поэта часто звучит мотив обреченности, трагичности:

И ты вошла в неутолимый сад

Для отдыха, для сладостной забавы?

Цветы дрожат, сильнее дышат травы,

Чарует все, все выдыхает яд.

День проскользнет. Глаза твои смежатся.

То будет смерть. — И саваном лиан

Я обовью твой неподвижный стан.

И все же красоту, очарование, прелесть автор стремится видеть абсолютно во всем. “Все семь цветов радуги одинаково прекрасны, — писал он, — и все земные переживания не только счастие, но и печаль, не только восторг, но и боль”. Поэт любил жизнь во всех ее проявлениях, пытался осмыслить, понять, проникнуть в суть всех явлений на земле. Но для своего времени он, его поэзия были не всегда понятны, потому что были необычны, новы. Сам Брюсов осознавал это, потому в предисловии к одной из своих книг писал: “Бедная моя книга. Ты будешь похожа. на безумного певца, который вышел на поле битвы, в дым, под выстрелы, — только с одной арфой. Одни, пробегая, не заметят тебя, другие оттолкнут со словами: “не время!”, третьи проклянут за то, что в руках у тебя не оружие. Не отвечай на эти упреки. Они правы: ты не для сегодняшнего дня. Проходи мимо, чтобы спокойно ждать своего часа”. И поэзия его, книга его жизни дождалась своего часа, прошла через упреки, критику, непонимание. Прошла — для того, чтобы теперь светить людям, очаровывать, покорять, поражать, вдохновлять, волновать сердца. И теперь эта книга по праву заняла свое почетное место на золотой полке русской поэтической классики.

Стремясь постигнуть творчество этого незаурядного человека, нужно прежде всего видеть в нем поэта, о стихотворениях которого А. Блок писал: “Книга совсем тянет, жалит, ласкает, обвивает. долго просижу еще над ней, могу похвастаться и поплясать по комнате, что не всю еще прочел, не разгадал всех страниц, не пронзил сердце всеми запятыми”.

Творчество Валерия Брюсова в контексте символистской поэтики

Баюн О.Б.

Творческое наследие Валерия Брюсова разнообразно и многопланово как в жанровом, так и в стилистическом отношении. Он — автор более чем десяти стихотворных сборников, нескольких романов, а также повестей, рассказов и новелл, драм, эссе, литературных и критических статей. В творчестве Брюсова отразились основные тенденции развития не только русского символизма, но и, шире, всей русской литературы конца XIX — начала XX веков.

Валерий Брюсов родился 1 декабря (13 декабря по новому стилю) 1873 г . в Москве в купеческой семье, где царила атмосфера материализма и атеизма. По свидетельству самого Брюсова, он в восемь лет прочел Добролюбова и Писарева. Обучался в частных гимназиях, окончил историко-филологический факультет Московского университета ( 1899 г .). С детства любимым поэтом Брюсова был Н. Некрасов, позднее — С. Надсон. Однако настоящим откровением для Брюсова стало знакомство с поэзией французских символистов Ш. Бодлера, П. Верлена, С. Малларме. Напряженно искавший собственного неповторимого пути в искусстве и движимый сильнейшим ощущением своей, в общем-то, самим на себя возложенном миссии и гипертрофированным юношеским честолюбием, Брюсов 4 марта 1893 года записывает в дневнике: «Талант, даже гений, честно дадут только медленный успех, если дадут его. Это мало! Мне мало. Надо выбрать иное. Найти путеводную звезду в тумане. И я вижу ее: это декадентство. Да! Что ни говорить, ложно ли оно, смешно ли, но оно идет вперед, развивается, и будущее будет принадлежать ему, особенно когда оно найдет достойного вождя. А этим вождем буду Я! Да, Я!»

И тогда Брюсов (вместе с немногочисленными соратниками, из которых профессиональным литератором был один А. Миропольский) совершает небывалый по своей дерзости эксперимент. Он пытается насадить в России новое литературное направление, символизм, выпуская три сборника под названием «Русские символисты» (1894-1895 гг.), состоявшие большей частью из его собственных, помещенных и под вымышленными именами, стихов, произведений его друзей, поэтов-любителей, а также из многочисленных переводов. Резонанс, вызванный появлением этих сборников, превзошел самые смелые ожидания автора. Парадоксально, но популярности едва заявившего о себе направления немало поспособствовали блестящие иронические рецензии и пародии Вл. Соловьева, который, впрочем, Брюсовым почитался как предтеча русского символизма.

Читайте также:
Образ города в первых произведениях Брюсова: сочинение

Конечно, столь быстрый успех и распространение символистских идей имели основания в самой литературной ситуации того времени. Уже начала складываться новая поэтика, черты которой находят в творчестве так называемых предсимволистов (к ним относят А. Фета, А. Апухтина, А. Голенищева-Кутузова, К. Р., Вл. Соловьева. Иногда к этому списку добавляют имена К. Фофанова, К. Случевского, М. Лохвицкой). Однако эти черты пока сводятся лишь к выражению стремления противостоять «убогому реализму».

Теоретические основания нового искусства были изложены в лекции Д. Мережковского «О причинах упадка и о новых течениях в современной русской литературе» (издана в 1893 г .). Мережковский выделил три особенности, которые должны характеризовать искусство будущего: мистическое содержание, символы, расширение художественной впечатлительности. Под мистическим содержанием понимался художественный идеализм, «возвращение к вечному, никогда не умиравшему». Символы — категория центральная в позднейшей символистской эстетике, разрабатывавшаяся такими выдающимися теоретиками символизма, как Вяч. Иванов и А. Белый (только в «Эмблематике смысла» дается 23 определения символа), — у Мережковского определялась то через сопоставление со словом, ограничивающим мысль, в отличие от символа, выражающего ее безграничную сторону, то через противопоставление его аллегории, которая не «взята из глубины действительности», а «искусственно придумана».

Искусство, по словам Д. Долгополова и И. Роднянской, понималось символистами как интуитивное постижение мирового единства через символические «соответствия» и аналогии, праосновой жизни и искусства считалась музыка. В творчестве символистов господствует лирико-стихотворное начало, основывающееся на вере в близость внутренней жизни поэта к абсолютному и в надреальную или иррационально-магическую силу поэтической речи. Однако не всем этапам развития символизма эти характеристики присущи в одинаковой мере. Так, старшие символисты уделяли большое внимание поэтике «соответствий» (в связи с ориентированностью на французскую литературу) и разработке новых форм и приемов «художественной впечатлительности», тогда как младшие — теории символа и мистическому содержанию, воплощая идею «нового религиозного искусства».

Брюсов предпочитает метафоры и перифразы символам и аллегориям, считая последние вовсе необязательным признаком символистского произведения. После «Русских символистов» он выпускает два сборника стихов: «Chefs d’oeuvre» («Шедевры», 1895 г .) и «Me eum esse» («Это —я», 1896 г .), которыми завершается первый период его творчества. В этих сборниках некоторые современники усматривали «установочность», эпатажность, в полной мере проявившиеся в самом начале творческого пути поэта. Но именно в «Chefs d’oeuvre» и «Me eum esse» уже звучат темы и мотивы, по праву считающиеся открытиями Брюсова.

В первую очередь, это тема города, «страшного мира» (позднее подхваченная Блоком, которому и принадлежит данное определение). Брюсов сочетает описательный стиль со стилем «эстетического преображения, пересоздания вещей», являющимся в символизме одним из путей освобождения от законов реальности. Этой цели служат и экзотизмы, которые играют у Брюсова ту же роль, что стилизация у К. Бальмонта, М. Кузмина и А. Белого. Опять-таки по-новому, нетрадиционно для русской литературы раскрывается в эротических стихотворениях поэта («Поцелуи» (1895), «К моей Миньоне» (1895)) тема любви.

Одно из самых известных стихотворений сборника «Chefs d’oeuvre» — «Ночью» демонстрирует все особенности брюсовского стиля того периода. В нем город описывается через экзотические соответствия, Москва сравнивается с «самкой спящего страуса», раскинувшей крылья и вытянувшей шею («беззвучную, черную Яузу»), метафора разворачивается. Первоначально служившие для сравнения образы ственное участие в спиритических сеансах, вошедших в моду в начале XX века, и до конца своих дней сохранил веру в них. В Брюсове сочеталось тяготение к таинственному и желание научно его объяснить. Эту возможность и предоставлял спиритизм в сочетании с оккультизмом африканской природы обретают самостоятельное значение, превращая московское небо в тропическое, где «ярко сверкают созвездия».

Брюсовские метафоры отличаются импрессионистичностью, то есть для поэта восприятие вещи становится важнее самой вещи, которая тем самым «развеществляется», а слово освобождается от предмета. Стихотворная техника обогащается неточными и усеченными рифмами (например, лес — крест, облако — около). Использование экзотизмов приводит к появлению изысканных, неожиданных рифм.

В начале 900-х годов Брюсов создает ряд прозаических и драматических произведений. Новеллы и футурологическую драму «Земля» он включает в книгу «Земная ось» (1907). В 1905-06 годах пишет свой самый знаменитый роман «Огненный ангел», основанный на материале немецкой истории. Позднейшие романы «Алтарь Победы», «Юпитер поверженный», «Рея Сильвия» (1911-16) посвящены истории Древнего Рима, периоду борьбы язычества и христианства. Именно переходные периоды больше всего интересовали Брюсова, некоторые давно уже были в русской поэтической лексике.

Второй период творчества Брюсова ознаменован выходом нескольких сборников стихов: «Tertia Vigilia» («Третья стража», 1900) «Urbi et Orbi» («Городу и миру), 1903), «Στεφανος» («Венок»), 1906), «Все напевы» (1909).

Начало XX века — время вступления на литературную арену младших символистов, поэтов и писателей, обладавших новым видением жизни и искусства, последователей и проповедников идей Вл. Соловьева. Брюсов, создавший символистскую литературную школу в России, не мог остаться в стороне от этих веяний и пытался понять или хотя бы приблизиться к пониманию того, что владело умами младосимволистов. Однако их мистические устремления были чужды Брюсову. Пресловутый рационализм не позволял ему безоглядно верить во что-либо одно, отдаваясь ему целиком. И все-таки младшее поколение очаровало Брюсова, повлияло на него, что, в частности, сказалось на понимании им искусства.

В трактате «Ключи тайн» Брюсов пишет: «искусство — то, что в других областях мы называем откровением. Создание искусства — это приотворенные двери в вечность», тогда как в более ранней статье «О искусстве» настаивал на том, что оно — только выражение души художника.

Нельзя сказать, будто мистика вовсе не интересовала Брюсова. Он принимал непосредкавшего в истории аналогий с состоянием современного ему мира и пытавшегося через эти аналогии («соответствия») постичь современность.

Действие романа «Огненный ангел» происходит в Германии XVI века, когда там утверждался протестантизм и сторонники Лютера воевали со сторонниками Папы Римского. По первоначальному замыслу исторические события должны были занимать в романе гораздо больше места, чем оказалось в окончательном варианте. В «Огненном ангеле» слышны лишь отголоски религиозных войн, основной акцент перенесен на историю любви.

Главный герой романа ландскнехт Рупрехт после долгих скитаний по Европе и Новому Свету попадает на родину в Германию в надежде увидеть родителей, от которых когда-то сбежал, и похвалиться своими успехами. Однако в гостинице на Дюссельдорфской дороге он встречает женщину, в которую влюбляется и которая изменяет не только намеченный героем путь, но и всю его жизнь.

Рената, так звали эту женщину, ищет графа Генриха фон Оттергейма, в которого якобы воплотился являвшийся ей с детства огненный ангел. На поиски графа отправляется и Рупрехт, и для него это путешествие оказывается следованием и по пути страсти, и по пути познания. Он попадает на шабаш, встречается с автором «Оккультной философии» Агриппой Неттесгеймским, с Фаустом, пытаясь понять себя и окружающий мир. Но роман построен так, что на любой возникающий в нем вопрос дается несколько равноправных вариантов ответа. В конце концов, остается неизвестным, кем же является огненный ангел — действительно ангелом или демоном, кто такая Рената — святая, одержимая или ведьма, и так далее. В этом отразился так называемый «протеизм» Брюсова — стремление к утверждению всех возможных истин о мире.

Читайте также:
Урбанистическая тема в поэзии Брюсова: сочинение

Еще одна символистская черта поэтики романа — рассказанное в нем отражает историю реальных взаимоотношений Брюсова, Нины Петровской и Андрея Белого. И это не просто описание того, что уже произошло. Брюсов сознательно моделировал в жизни ситуации, которые входили в замысел его произведения. Жизнь становилась литературой, а литература — жизнью. Только после прочтения романа Белый, по собственному признанию, понял смысл всего поведения Брюсова и отношения к нему. Много позже Нина Петровская, перейдя в католичество, приняла имя Рената.

Стремление к экспериментаторству было свойственно Брюсову всегда. Жизнь, в том числе и личная, становилась своего рода сценой. На ней разыгрывались спектакли, результаты которых потом «заносились» в произведения. В кружке символистов Брюсов играл роль выразителя темных сил (одна из его поэтических масок — древнескандинавский бог Локи) в противовес светлому богу (Белому).

В поэзии этого периода совершенно отчетливо определяется приоритетная роль темы по отношению к другим техническим средствам стиха; импрессионистичность соседствует с относительной «вещностью» (поэмы «Замкнутые», «Мир»); сочетаются противоречивые тенденции рациональности и чувственности, воли и стремления отдаться во власть стихийных начал. Д. Максимов выделяет два направления, в которых протекает внутренняя жизнь лирического героя Брюсова: «нисхождение» и «восхождение», иначе говоря, самоотдача сумрачным силам «страшного мира» и волевое противостояние, самоутверждение. Последнее преобладает в зрелом творчестве Брюсова, в том числе и в третьем его периоде, в течение которого созданы «Зеркало теней» (1912), «Семь цветов радуги» (1916), «Девятая камена» (1916-17), «Последние мечты» (1917-19).

После революции Брюсов организовал и возглавил Высший литературно-художественный институт. В 1919 году вступил в РКП(б), факт, подчеркивающий его стремление преодолеть замкнутость, присоединиться к новому обществу, в котором, как ему казалось, возможно воплощение героического идеала, долгое время занимавшего воображение поэта. В творчестве происходит поворот к «научной поэзии» (сборники «Дали» (1922), «Mea» (1924)). Идею Рене Гиля о возможности таковой Брюсов поддерживал уже давно. Однако стихи эти были перегружены именами и терминами, а открытия, воспеваемые поэтом, быстро старели.

С «научной» эпопеей Рене Гиля была связана идея Брюсова о создании грандиозного поэтического цикла «Сны человечества», в котором должны бьли воплотиться формы лирики всех времен и народов: австралийских туземцев, египтян, ранних христиан, немецких романтиков, французских символистов и даже жителей легендарной Атлантиды. Этот замысел не был осуществлен в полном объеме, что, однако, не отменяет блестящего стилизаторского таланта Брюсова, написавшего продолжение «Египетских ночей» Пушкина и, кстати, предложившего использовать при публикации собрания его сочинений метод девинации — досоздания черновиков и набросков. Роман «Огненный ангел», стилизованный под автобиографическую повесть XVI века, был воспринят одним немецким коллекционером как настоящий перевод древней рукописи. Этот коллекционер хотел даже купить оригинал.

В творчестве Брюсова соединились разные черты: глубина мысли и стремление к мистификации, научность и интерес к таинственному. Вклад Брюсова в развитие русской поэзии огромен. Он обогатил ее новыми формами и темами, занимался теорией стиха, много переводил (с французского, английского, немецкого, латинского, армянского). Брюсов повлиял на таких непохожих друг на друга поэтов, как Блок, Есенин, Заболоцкий. Его творчество парадоксальным образом отразилось в поэтике футуристов. Изучение брюсовского наследия, часто выходящего за рамки собственно символизма, поможет глубже понять историю русской литературы XX века.

Л-ра: Русский язык и литература в учебных заведениях. – 2003. – № 6. – С. 16-19.

Брюсов — родоначальник символизма: сочинение

Уроки 20–21
Особенности русского символизма
как модернистского течения. Брюсов как
основоположник символизма в русской поэзии

Цели : раскрыть особенности русского символизма; рассмотреть своеобразие звучания сквозных тем поэзии Брюсова; развивать навыки анализа поэтического текста.

. Мне открылась тайна музыки стиха.

I. Проверка домашнего задания (см. домашнее задание предыдущего урока).

II. Лекция учителя.

Модернистскими в литературоведении принято называть прежде всего три литературных течения, заявивших о себе в период с 1890 по 1917 год. Это символизм, акмеизм и футуризм, которые составили основу модернизма как литературного направления.

Символизм – первое и самое крупное из модернистских течений, возникшее в России. Начало теории русского символизма было положено Д. Мережковским, который в 1892 году выступил с лекцией «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы».

В названии лекции, опубликованной в 1893 году, содержалась не только оценка состояния литературы, но и надежда на возрождение, которую автор возлагал на «новые течения».

Уже в марте 1894 года в Москве вышел в свет небольшой сборник стихотворений с программным названием «Русские символисты», потом появились еще два сборника с таким же названием.

Позднее выяснилось, что автором большинства стихотворений в этих сборниках был начинающий поэт Валерий Брюсов, прибегнувший к нескольким разным псевдонимам, чтобы создать впечатление существования целого поэтического течения. Действительно, сборники привлекли новых поэтов, разных по своим дарованиям и творческим устремлениям.

С самого начала своего существования символизм оказался неоднородным течением: в его недрах оформились несколько самостоятельных группировок.

По времени формирования и по особенностям мировоззренческой позиции принято выделять в русском символизме две основные группы поэтов.

Приверженцев первой группы, дебютировавших в 1890-е годы, называют «старшими символистами» (В. Брюсов, К. Бальмонт, Д. Мережковский, З. Гиппиус, Ф. Сологуб и др.). В 1900-е годы в символизм влились новые силы, существенно обновившие облик течения (А. Блок, А. Белый, Вяч. Иванов и др.)

Принятое обозначение «второй волны» символизма – «младосимволизм». «Старших» и «младших» символистов разделял не столько возраст, сколько разница мироощущений и направленность творчества.

Например, Вяч. Иванов старше Брюсова, но проявил себя как символист второго поколения.

Символисты разных поколений не только сотрудничали, но и конфликтовали друг с другом. Например, московская группировка 1890-х годов, сложившаяся вокруг Брюсова, ограничивала свои задачи рамками собственно литературы: главный принцип их эстетики – «искусство для искусства».

Напротив, старшие символисты-петербуржцы с Д. Мережковским и З. Гиппиус во главе отстаивали приоритет религиозно-философских поисков, считали именно себя подлинными символистами, а своих оппонентов – «декадентами».

Читайте также:
Влияние символизма на ранее творчество Брюсова: сочинение

В сознании большинства читателей той поры слова «символизм» и «декадентство» были почти синонимами, а в советскую эпоху термином «декадентство» стали пользоваться как родовым обозначением всех модернистских течений, между тем в сознании новых поэтов эти понятия соотносились не как однородные понятия, а почти как антонимы.

Декадентство, или декаданс (фр. – упадок), – определенное умонастроение, кризисный тип сознания, который выражается в чувстве отчаяния, бессилия, душевной усталости. С ним связаны неприятие окружающего мира, пессимизм, осознание себя носителем высокой, но гибнущей культуры. В декадентских по настроению произведениях часто эстетизируются угасание, разрыв с традиционной моралью, воля к смерти.

В той или иной мере декадентские настроения затронули почти всех символистов. Декадентские мироощущения были свойственны на разных этапах творчества и З. Гиппиус, и К. Бальмонту, и В. Брюсову, и А. Блоку, а наиболее последовательным декадентом был Ф. Сологуб, хотя символистское мировоззрение не сводилось к настроениям упадка и разрушения.

Творчество, по мнению символистов, выше познания. Для Брюсова, например, искусство есть «постижение мира иными, не рассудочными путями». Символисты утверждали, что от художника требуется не только сверхрациональная чуткость, но и тончайшее владение искусством намека: ценность стихотворной речи – в «недосказанности», «утаенности смысла». Главным средством они считали символ.

Символ – центральная эстетическая категория нового течения. Его нельзя воспринимать как простое иносказание, когда говорится одно, а подразумевается нечто другое.

Символисты считали, что символ принципиально противостоит тропам, например, аллегории, которая предполагает однозначное понимание. Символ, напротив, многозначен: он содержит в себе перспективу безграничного развертывания смыслов.

Вот как об этом писал И. Анненский: «Мне вовсе не надо обязательности одного общего понимания. Напротив, я считаю достоинством пьесы, если ее можно понять двумя или более способами или, недопоняв, лишь почувствовать ее и потом доделывать мысленно самому».

«Символ – окно в бесконечность», – утверждал Ф. Сологуб.

Так, например, блоковская «Незнакомка» может быть прочитана как рассказ в стихах о встрече с обворожительной женщиной: предметный план центрального образа воспринимается и помимо содержащихся в нем символических возможностей.

Подготовленный ученик читает отрывок из стихотворения А. Блока наизусть:

И каждый вечер, в час назначенный

(Иль это только снится мне?),

Девичий стан, шелками схваченный,

В туманном движется окне.

Можно «наивно-реалистически» объяснить явление Незнакомки лирическому герою как приход в ресторан запоздалой посетительницы. Но «Незнакомка» – это и авторская тревога о судьбе красоты в мире земной пошлости, и разуверение в возможности чудесного преображения жизни, и мечта о мирах иных, и драматическое постижение нераздельности «грязи» и «чистоты» в этом мире и т. д.

Важно отметить, что невозможно составить какой-либо словарь символических значений. Дело в том, что слово или образ не рождаются символами, но становятся ими в контексте с авторской установкой на недоговоренность.

Еще одна особенность произведений символистов в том, что они порой строятся как поток словесно-музыкальных созвучий и перекличек. Иногда такое стремление к музыкальной гладкописи приобретает гипертрофированный характер.

У К. Бальмонта можно прочитать:

Лебедь уплыл в полумглу,

Вдаль, под луною белея.

Ластятся волны к веслу,

Ластится к влаге лилея.

Поэт-символист не стремился быть общепонятным. Его стихотворение должно было не столько передавать мысли и чувства автора, сколько пробуждать в читателе его собственные.

Символистская лирика будила «шестое чувство» в человеке, обостряла и утончала его восприятие, развивала родственную художническую интуицию.

Для этого символисты стремились максимально использовать ассоциативные возможности слова, обращались к мотивам и образам разных культур, широко пользовались явными и скрытыми цитатами.

Мифология стала для них арсеналом универсальных психологических и философских моделей, удобных для постижения глубинных особенностей человеческого духа и для воплощения современной духовной проблематики.

Символисты не только заимствовали готовые мифологические сюжеты, но и творили собственные мифы. Мифотворчество было присуще, например, творчеству Ф. Сологуба, Вяч. Иванова, А. Белого.

Символизм стремился стать не только универсальным мировоззрением, но и формой жизненного поведения. Такой универсализм проявился во всеохватности творческих поисков художников.

Идеалом личности для символистов мыслился «человек-артист». Не было ни одной сферы литературного творчества, в которую бы символисты не внесли новаторский вклад: они обновили художественную прозу (особенно – Ф. Сологуб и А. Белый), подняли на новый уровень искусство художественного перевода, выступили с оригинальными драматургическими произведениями, активно выступали как литературные критики, теоретики искусства и литературоведы.

Особое внимание в символизме уделялось слову, основным стилем был интенсивно метафорический. Интересно об этом высказывание А. Блока в «Записных книжках»: «Всякое стихотворение – покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся как звезды. Из-за них существует стихотворение».

Символизм обогатил русскую поэтическую культуру множеством открытий. Символисты придали поэтическому слову подвижность и многозначность, научили русскую поэзию открывать в слове дополнительные оттенки и грани смысла.

Поэтому наследие символизма осталось для современной русской культуры подлинной сокровищницей.

III. Работа с учебником.

– Прочитайте статью «Символизм» в учебнике на с. 22–23. Какие принципиальные положения нового течения отразились в программных статьях поэтов-символистов?

IV. Знакомство с творчеством В. Брюсова.

. И снова я с людьми, – затем, что я поэт.

Затем, что молнии сверкали.

1. Слово учителя.

Валерий Яковлевич Брюсов (1873–1924) – одна из крупнейших и основополагающих фигур в русской поэтической культуре начала XX века. Вошел в историю отечественной культуры как организатор и «мэтр» символистского движения.

Вот как об этом рассказывает в очерке «Брюсов» Владислав Ходасевич: «. он основал «Скорпион» и «Весы» и самодержавно в них правил; он вел полемику, заключал союзы, объявлял войны, соединял и разъединял, мирил и ссорил. Управляя многими явными и тайными нитями, чувствовал он себя капитаном некоего литературного корабля и дело свое делал с великой бдительностью. К властвованию, кроме природной склонности, толкало его и сознание ответственности за судьбу судна».

Кроме поэтической деятельности Брюсов вел литературоведческую работу: изучал творчество Тютчева, Баратынского, Пушкина, изучал культуру Возрождения, путешествуя по Италии и Франции. Выступал как критик-полемист, писал новаторские работы по стиховедению и систематизации «тайн» поэтического ремесла.

Был активным участником культурной жизни страны. Действительно, серебряный век русской поэзии невозможно представить без этого универсального дарования.

1. Индивидуальное сообщение учащегося о жизненном пути В. Брюсова на основе материала учебника, с. 118–119.

2. Обратим внимание на сквозные темы лирики поэта. (По ходу работы учащиеся делают записи в тетрадях.)

А) В ранней лирике В. Брюсова необходимо выделить мотив беспредельной мечты, которая уносила поэта, как и большинство символистов, в мир, далекий от «серой» реальности:

Моей мечте люб кругозор пустынь,

Она в степях блуждает вольной серной.

От будней современной жизни поэт-символист «уходит» вместе со своими читателями в далекое прошлое. Николай Гумилев так писал об этом: «По мановению его руки в нашем мире снова расцветают цветы, которые опьяняли взор ассирийских царей, и страсть становится бессмертной, как во времена богини Астарты».

Читайте также:
Что же представляла собой поэзия Брюсова: сочинение

Б) Историческая тема довольно широко раскрыта в поэзии Брюсова. Интересна мысль по этому поводу Павла Антокольского, которая представлена в его статье «Валерий Брюсов»:

«В русской поэзии впервые после Пушкина возникла такая способность к полному перевоплощению современника в образ далекого прошлого.

Каждая новая встреча Брюсова с историей есть вторжение в историю – хозяйское, не терпящее отлагательства и возражений. Он распоряжается в эпохах и странах как режиссер-постановщик. В лучших своих книгах. он переходит на ТЫ с историей и разговаривает запанибрата с любым из своих кумиров:

Неустанное стремленье от судьбы к иной судьбе,

Александр Завоеватель, я – дрожа – молюсь тебе!

Так возникает Александр Македонский.

И тут же рядом – другая судьба, другая эпоха, другой случайный перекресток в средневековой Венеции:

Но вдруг среди позорной вереницы

Угрюмый облик предо мной возник.

– Так иногда с утеса глянут птицы, –

То был суровый, опаленный лик,

Не мертвый лик, но просветленно-страстный,

Без возраста – не мальчик, не старик.

Брюсов воскрешал и безымянных рабов, прикованных к рим ской триреме, подслушивал их скорбные и смутные мечты о свободе. Он воскрешал безымянную женщину, обнаруженную при раскопках Помпеи, которая погибла, отдаваясь возлюбленному».

Брюсов не только смело путешествовал из одной эпохи в другую, но и мастерски пользовался способностью перевоплощения, что также характеризует его как поэта-символиста:

Я – вождь земных царей и царь, Ассаргадон.

Я исчерпал до дна тебя, земная слава!

И вот стою один, величьем упоен,

Я, вождь земных царей и царь – Ассаргадон.

Я жалкий раб царя. С восхода до заката

Среди других рабов свершаю тяжкий труд,

И хлеба кус гнилой – единственная плата

За слезы и за пот, за тысячи минут.

В) Многие произведения поэта теснейшим образом связаны с его представлениями о развитии культуры и ее детища – города. Брюсов признавался:

Я люблю большие дома

И узкие улицы города.

Город и камни люблю,

Грохот его и шумы певучие.

И в другом стихотворении:

Люблю одно: бродить без цели

По шумным улицам, один.

Под вольный грохот экипажей

Мечтать и думать я привык,

В теснине стен я весь на страже;

Да уловлю Господень лик!

– Самостоятельно проследите, как раскрывается урбанистическая тема в творчестве В. Брюсова.

2. Работа по вариантам (дифференциация по уровню сложности).

1-й вариант. Работа с учебником, с. 121–123. Ответ на вопрос 1, с. 161: «Как раскрыта тема города в поэзии В. Брюсова?»

2-й вариант. Самостоятельный анализ текста. Ответ на вопрос 2 (см. задания для самостоятельного анализа текста учебника, с. 162): «Раскройте образное воплощение противоречий города в стихотворении В. Брюсова «Городу».

ГОРОДУ
Дифирамб

Царя властительно над долом,

Огни вонзая в небосклон,

Ты труб фабричных частоколом

Стальной, кирпичный и стеклянный,

Сетями проволок обвит,

Ты – чарователь неустанный,

Ты – неслабеющий магнит.

Драконом, хищным и бескрылым,

Засев, – ты стережешь года,

А по твоим железным жилам

Струится газ, бежит вода.

Твоя безмерная утроба

Веков добычей не сыта, –

В ней неумолчно ропщет Злоба,

В ней грозно стонет Нищета.

Ты, хитроумный, ты, упрямый,

Дворцы из золота воздвиг,

Поставил праздничные храмы

Для женщин, для картин, для книг;

Но сам скликаешь, непокорный,

На штурм своих дворцов – орду

И шлешь вождей на митинг черный:

Безумье, Гордость и Нужду!

И в ночь, когда в хрустальных залах

Хохочет огненный Разврат

И нежно пенится в бокалах

Мгновений сладострастный яд,

Ты гнешь рабов угрюмых спины,

Чтоб, исступленны и легки,

Ковали острые клинки.

Коварный змей с волшебным взглядом!

В порыве ярости слепой

Ты нож, с своим смертельным ядом,

Сам подымаешь над собой.

Противоречия Города воплощены в образах «чарователя неустанного» и хищного дракона. Среди золотых дворцов и праздничных храмов гнутся «рабов угрюмых спины».

Здесь, в городе, живут Злоба, Нищета, огненный Разврат. Для усиления впечатлений читателей от противоречий жизни в городе автор использует оксюморон: «нежно пенится в бокалах. яд», «коварный змей с волшебным взглядом».

Г) Центральный образ в поэзии Брюсова – образ человека.

Прочитайте статью в учебнике на с. 123–124, выделите основные направления в работе по созданию образа человека.

В результате работы на доске и в тетрадях оформляется таблица:

Образ человека в поэзии В. Брюсова

А) Духовные тайны человека,
их постижение

Б) Роль человека в судьбах мира

1. Надежды и мечты

2. Каждодневный труд – «тюрьма земная»

3. «Потребитель» жизни

4. Высокое чувство любви

5. Человек – «природы соглядатай»

Прослушав строки стихотворений, соотнесите их с одним из пунктов данной таблицы.

1. Я исчерпал до дна тебя, земная слава!

И вот стою один, величьем упоен.

2. Город и камни люблю,

Грохот его и шумы певучие, –

В миг, когда песню глубоко таю,

Но в восторге слышу созвучия.

3. Они кричат: за нами право!

Они клянут: ты бунтовщик,

Ты поднял стяг войны кровавой,

На брата брата ты воздвиг!

4. Довольство ваше – радость стада,

Нашедшего клочок травы.

Быть сытым – больше вам не надо,

Есть жвачка – и блаженны вы!

5. Когда порой душа отчаяньем объята,

Над сгорбленной спиной свистит жестокий кнут,

И каждый новый день товарища иль брата

В могилу общую крюками волокут.

6. Как отчий дом, как старый горец горы,

Люблю я землю: тень ее лесов,

И моря ропоты, и звезд узоры,

И странные строенья облаков.

Ответы : 1 – Б1; 2 – А1; 3 – Б2; 4 – Б3; 5 – Б4; 5 – А5.

V. Итоги уроков.

Домашнее задание. Ответить на вопросы (устно):

1) Что отличает модернизм от реализма?

2) Каковы взгляды символистов на развитие русской литературы?

3) Как проявилось творчество В. Брюсова в группе символистов?

Брюсов — родоначальник русского символизма

Одним из родоначальников русского символизма и характерным представителем поэзии «серебряного» века был В. Я. Брюсов (1873- 1924). Сложный в общении, по-своему относящийся ко многим явле­ниям в искусстве В. Брюсов — один из основоположников модерни­стской поэзии в России. В 1894-95-м годах Валерий Яковлевич изда­ет три сборника «Русские символисты», основным автором которых стал сам поэт, представивший образцы «новой поэзии». Это была первая коллективная декларация модернизма в России. По мысли Брюсова, символизм должен стать «поэзией оттенков», выражающей «тонкие, едва уловимые настроения». К концу 90-х годов XIX века В. Брюсов становится одним из наиболее ярких поэтов символист­ской ориентации. В 1900 году вышел поэтический сборник «Третья стража», в котором осмысливается современность через углубление в историю и мифологию. В Поэтическом сборнике «Граду и миру» (1903) отразились впечатления и размышления, вызванные от по­ездки по Италии и Франции, где произошло знакомство В. Брюсова с культурой эпохи Возрождения. Сборник был построен по принципу единого композиционного целого (что стало важным для практики поэтов-символистов вообще), отличался жанрово-тематическим раз­нообразием. А. Блок восторженно отозвался о книге, отметив, что в ней «есть преемничество от Пушкина — и по прямой линии».

Читайте также:
Владимир Набоков русский и американский писатель: сочинение

В лирике В. Я. Брюсова выделяются две ведущие темы: истори­ко-мифологическая и тема города. Поэт-символист воспринимает современный мир как «позорно-мелочный, неправый, некрасивый». Объединяя прошлое, настоящее и будущее, Брюсов пытается найти связующую нить истории. Хрестоматийным стихотворением данной тематики является «Ассаргадон», в котором в качестве лирического героя выбрана сильная, незаурядная личность, ассирийский царь- завоеватель 7 века до н.э. Ассаргадон, а точнее Асархаддон. На сте­не в Сирии сохранились надписи о его сокрушительных победах. Пафос стихотворения — утверждение необыкновенной личности, склонной к гордому уединению, так как «исчерпал до дна тебя, земная слава!» Лирический герой, царь Ассаргадон — полководец, способный с помощью своего ума, силы, энергии влиять на ход ис­тории, на движение времени:

Едва я принял власть, на нас восстал Сидон.

Сидон я ниспроверг и камни бросил в море.

Египту речь моя звучала, как закон,

Элам читал судьбу в моем едином взоре…

Герой «упоен величьем» своих побед, не знает поражений, воен­ных неудач, но одинок:

И вот стою один, величьем упоен…

Характеризуя царя как человека чрезмерно возгордившегося, забывшего о простых людях, мечтающего о подвигах как о детской забаве, поэт раскрывает трагическую сущность сильной личности. Стихотворение написано в форме сонета. В первых двух строфах автор утверждает власть Ассаргадона, описывая его сокрушитель­ные победы над целыми народами, странами, городами. Последние две строфы сонета — неутешительный итог разрушительных похо­дов царя-полководца. Пафос большинства поэтических произведе­ний В.Я. Брюсова на историческую тематику («Ассаргадон», «Анто­ний», «Александр Великий» и др.) — утверждение сильной личности, деяния которой часто приводят не к созиданию и про­грессу, а разрушают саму основу человеческого общежития. Дви­жение истории В. Я. Брюсов представлял как смену культурных эпох, происходящую под воздействием внутреннего разложения старого мира и под натиском нецивилизованных племен, варваров, призванных уничтожить прошлое.

В. Я. Брюсова волнуют высокие темпы развития цивилизации, всеобщая механизация, расцвет городов и в связи с этим утрата че­ловеком нравственных ценностей, моральных ориентиров. Совре­менный город с бурно развивающейся промышленностью, с заменой ручного труда машинным производством вызывает опасения поэта:

Улица была — как буря. Толпы проходили,

Словно их преследовал неотвратимый Рок.

Мчались омнибусы, кебы и автомобили,

Был неисчерпаем яростный людской поток.

«Стальной», «кирпичный», «стеклянный», с «железными жила­ми» город властвует над людьми, являясь средоточением порока: злобы, нищеты, разврата. В поэтическом мире Валерия Брюсова город, совмещая в себе все ужасы цивилизации, сам становится соб­ственным палачом и наносит себе непоправимый вред:

Коварный змей с волшебным взглядом!

В порыве ярости слепой

Ты нож, с своим смертельным ядом,

Сам подымаешь над собой.

Притягивая человека эфемерным величием, масштабностью (Ты — чарователь неустанный, / Ты — не слабеющий магнит…), город является также и центром существующей науки и индустрии:

Горят электричеством луны На выгнутых длинных стеблях;

Звенят телеграфные струны В незримых и нежных руках…

Двойственное отношение поэта к городу заставляет В. Брюсова ис­кать пути выхода из создавшегося положения. И здесь художнику на помощь приходит сильная личность, которая вмешается в процесс ме­ханизации жизни, бросит вызов порочности современной цивилиза­ции, все преодолеет, и жизнь вновь наполнится энергией борьбы, уст­ремится к обновлению, станет способной к изменению мира, вызовет прогресс мировой науки, искусства, индустрии. И в итоге произойдет расцвет цивилизации, которая достигнет небывалых вершин:

Но чуть заслышал я заветный зов трубы,

Едва раскинулись огнистые знамена,

Я — отзыв вам кричу, я — песенник борьбы,

Я вторю грому с небосклона.

Кинжал поэзии! Кровавый молний свет,

Как прежде, пробежал по этой верной стали,

И снова я с людьми, — затем, что я поэт.

Затем, что молнии сверкали.

В брюсовской поэзии урбанистическая тема перекликается с по­иском яркой, сильной личности, способной не только к перерожде­нию и собственному возрождению, но и к изменению современной цивилизации, к преодолению мнимых, пустых взаимоотношений мира с искусством.

В последние годы жизни Брюсов занимается переводами, пишет статьи, посвященные теории стихосложения, изучению творчества Пушкина, русской литературы. В своем творчестве В. Я. Брюсов со­единил строгие заветы классической литературы с поиском новых поэтических средств. О собственном месте в литературе поэт гово­рил следующее: «Я хочу, чтобы в истории всеобщей литературы обо мне было две строчки. И они будут».

Презентация к уроку литературы в 11 классе. В.Я.Брюсов как основоположник символизма.
презентация к уроку по литературе (11 класс) на тему

Презентация к уроку литературы в 11 классе. В.Я.Брюсов как основоположник символизма.

Скачать:

Вложение Размер
bryusov.pptx 1.61 МБ
Предварительный просмотр:

Подписи к слайдам:

Если у вас талант, трудолюбие улучшит его, а если у вас нет таланта, трудолюбие восполнит этот недочет. Джон Рескин БРЮСОВ Валерий Яковлевич

В русской литературе можно назвать двух авторов, которые, не будучи от природы гениальными, сумели за счет трудолюбия достичь в поэзии огромных вершин. В XIX веке таким человеком был Некрасов, в начале XX – наш сегодняшний герой – Валерий Яковлевич Брюсов. Валерий Яковлевич Брюсов

Бальмонт : «Поэт, не преодолевший собственной бездарности». Бунин : «Усидчивый копиист французских модернистов и старых русских поэтов». Чулков : «Поразительное однообразие разнообразия». Белый : «В предрассветном тумане нам рисовались горные вершины. Но когда солнце взошло, перед нами оказался – солидный холм ». Но несмотря на такие нелицеприятные отзывы, все современники признавали титаническую трудоспособность Брюсова в сфере литературного творчества. Современники о поэте

П оэт , прозаик, теоретик литературоведения, переводчик. Родился 1 декабря в Москве в зажиточной купеческой семье. Брюсов вспоминал: “Над столом отца висели портреты Чернышевского и Писарева. Я был воспитан. в принципах материализма и атеизма “. Учился в гимназии известного педагога Л.Поливанова , оказавшего заметное влияние на будущего поэта. Уже в тринадцать лет Брюсов решает стать писателем. Круг интересов гимназиста Брюсова – это литература, история, философия, астрономия. Поступив в 1892 в Московский университет на историческое отделение историко-филологического факультета, он углубленно изучает историю, философию, литературу, искусство, языки. БРЮСОВ Валерий Яковлевич (1873 – 1924 )

В период с 1894 по 1895 год он издал (под псевдонимом Валерий Маслов) три сборника «Русские символисты», куда вошли многие из его собственных стихов. В 1895 году появился на свет первый сборник исключительно брюсовских стихов — « Chefs d’oeuvre » («Шедевры»); нападки печати вызвало уже само название сборника, не соответствовавшее, по мнению критики, содержанию сборника (самовлюблённость была характерна для Брюсова). Литературная деятельность

Окончив в 1899 году университет, Брюсов целиком посвятил себя литературе. Несколько лет он проработал в журнале П. И. Бартенева «Русский архив». Во второй половине 1890-х годов Брюсов сблизился с поэтами-символистами, в частности — с К. Д. Бальмонтом , стал одним из инициаторов и руководителей основанного в 1899 году С. А. Поляковым издательства «Скорпион», объединившего сторонников «нового искусства». Брюсов и символисты

Брюсов беспрестанно ищет новые формы стиха, создаёт экзотические рифмы, необычные образы: Тень несозданных созданий Колыхается во сне Словно лопасти латаний На эмалевой стене. Фиолетовые руки На эмалевой стене Полусонно чертят звуки В звонкозвучной тишине… Кто мог написать эти строки? «Безумец, место которому только в психиатрической больнице», – это было мнение многих современников автора этих строк.

Брюсов никогда не претендовал на роль поэта эпохи, но стремился быть вожаком, наставником организатором литературных обществ. Так, увлекшись французскими символистами, Брюсов за год создает порядка двух тысяч стихотворений, публикует их под десятью вымышленными именами в трех коллективных сборниках «Русских символистов», таким образом утверждая, что на русской почве появилось самобытное символистское направление. Брюсов организовал такие журналы, как «Весы» и «Скорпион», постоянно занимался переводами, преподавал теорию литературы, говоря своим ученикам: «Вы оперу написать можете? Создать стихотворение не легче».

Вот в чем видел Брюсов задачу искусства: « Искусство, может быть, – величайшая сила, которой владеет человечество. В то время как все ломы науки, все топоры общественной жизни не в состоянии разломать дверей и стен, замыкающих нас, – Искусство таит в себе страшный динамит, который сокрушит эти стены , более того – оно есть тот сезам, от которого эти двери растворятся сами » . Именно у символистов была велика вера в искусство, в его верховную роль, преображающее земное бытие. Они ставили искусство выше жизни. Искусство – величайшая сила

Брюсов был экспериментатором в поэзии, стихотворцем-инженером, написал книгу «Наука о стихе», где ввел термин «ДОЛЬНИК», у него встречаются акростихи, примеры гипердактилической: Леший бороду Почесывает , Палку сумрачно Обтесывает . И гипергипердактилической рифмы: Холод, тело тайно Сковывающий , Холод душу Очаровывающий … От луны лучи Притягиваются , К сердцу иглами Притрагиваются . Многим известна его знаменитая монопоэма : О закрой свои бледные ноги

Герои поэзии Брюсова так же сильны и целеустремленны , как и сам автор, оттого Брюсов часто обращается к историческим личностям: Ассаргадон , Клеопатра, Мария Стюарт, Наполеон. Обратимся к стихотворению «Юлий Цезарь»

Они кричат: за нами право! Они клянут: ты бунтовщик, Ты поднял стяг войны кровавой, На брата брата ты воздвиг! Но вы, что сделали вы с Римом, Вы, консулы, и ты, сенат! О вашем гнете нестерпимом И камни улиц говорят! Вы мне твердите о народе, Зовете охранять покой, Когда при вас Милон и Клодий На площадях вступают в бой! Вы мне кричите, что не смею С сенатской волей спорить я, Вы, Рим предавшие Помпею Во власть секиры и копья! Хотя б прикрыли гроб законов Вы лаврами далеких стран! Но что же! Римских легионов Значки – во храмах у парфян! Давно вас ждут в родном Эребе! Вы – выродки былых времен! Довольно споров. Брошен жребий. Плыви, мой конь, чрез Рубикон! «Юлий Цезарь»

Что указывает нам в стихотворении на данную историческую личность? (Знаменитая фраза). Но разве Брюсов выступает здесь как историк? (Нет, он хочет провести параллели с 1905 годом).

Действительно, Брюсов всегда стремился вписать день сегодняшний в исторический контекст, и современность для него связана, прежде всего, с образом города.

На фоне чего здесь показан город? Он губит природу ? ). «Я люблю большие дома» Я люблю большие дома И узкие улицы города, — В дни, когда не настала зима, А осень повеяла холодом. Пространства люблю площадей, Стенами кругом огражденные, — В час, когда еще нет фонарей, А затеплились звезды смущенные. Город и камни люблю, Грохот его и шумы певучие, — В миг, когда песню глубоко таю, Но в восторге слышу созвучия. 1898

Безусловно, Брюсов известен преимущественно как поэт, но немало у него и прозаических произведений, с интересом принятых современниками: Романы «Огненный Ангел» (1908) и «Алтарь Победы» (1912), сборники рассказов и драматических сцен – «Земная ось» (1907), «Ночи и дни» (1913).

После революции Брюсов отдается как раз прозаическому творчеству: создает фантастические повести и романы. Брюсов принимает революцию, активно сотрудничает с новым правительством, не пытается эмигрировать. Из-за этого он лишается старых друзей, обрывает прочные связи и умирает в одиночестве.

Обращаясь к эпиграфу нашего занятия, можно утверждать, что Брюсов явил собой пример того, что гениями не только рождаются, но и становятся. Неслучайно Марина Цветаева говорила, что ей не будет покоя, пока в Москве не установят памятник Брюсову с надписью «Герою труда». Герою труда

Напряженную работу творческой мысли мы видим и в портретах Брюсова.

Закат ударил в окна красные е . Симфония тоски и золота, Огней и звуков слитый хор, Казалась в миг иной расколота: И такт, с певцом вступая в спор, Выстукивал ударом молота Незримый мощный дирижер То вал стучал в углы прибрежные, Ломая скалы, дик и пьян; И всё: заката звуки нежные, Сверканье ветра, и фонтан, Лепечущий рассказы снежные, Крыл гулким стуком Океан! Закат ударил в окна красные И, как по клавишам стуча, Запел свои напевы страстные; А ветер с буйством скрипача Уже мелодии ненастные Готовил, ветвями стуча.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Презентация содержит материал, который поможет учащимся выяснить особенности поэзии Фета и Тютчева.

Данная презентация содержит вопросы для анализа стихотворения “Пророк”, аудиозапись стихотворения.

Презентация поможет учителю проиллюстрировать лекцию по теме “Русская литература конца XIX – начала XX века”. Материал содержит основные тезисы, фотографии.

Презентация содержит текстовой и фотографический материал к уроку литературы по творчеству Е.Замятина .Состоит из слайдов по биографии и слайдов по изучению романа “Мы”.

Презентация содержит материал по биографии и творчеству Б.Лавренева.

Презентация к уроку.

Первый урок по изучению творчества И.С.Тургенева.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: