Анализ эпизода «Последние похождения Коровьева и Бегемота» в романе «Мастер и Маргарита»: сочинение

«Анализ эпизода «Последние похождения Коровьева и Бегемота» в романе «Мастер и Маргарита»»

М. Булгаков – удивительный писатель. Проблемы, которые волновали и мучили его,- это старые, как мир, и новые, как завтрашний день, вопросы человека о мире, о счастье, о смысле жизни. В романе “Мастер и Маргарита” главной для художника стала «тема общей человеческой ответственности за судьбу добра, красоты, истины в человеческом мире». Очень важно для автора было показать не столько исторические события, сколько их нравственную составляющую. В этом ,мне кажется, и заключается основной смысл эпизода “Последние похождения Коровьева и Бегемота».

Этот фрагмент логично связан с предшествующей главой, из которой мы узнаем ,что оперативная группа ни на минуту не прекращала работы.. После очередного звонка выяснилось, что квартира на Садовой «опять подала признаки жизни». Опытные сотрудники выехали на задержание опасных преступников. Но в квартире застали только кота. Все попытки поймать его закончились неудачно. Неожиданно начинается пожар. «… Во дворе люди видели, как вместе с дымом из окна пятого этажа вылетели три темных, как показалось, мужских силуэта . »

«Были ли эти силуэты или они только померещились…с точность сказать нельзя». Так начинается следующая 28 глава. Заканчивается она тоже неопределенно. Неизвестно, куда девались «оба негодяя». Кольцевая композиция позволяет передать ощущение таинственности, неясности. Такое построение помогает понять очень важную авторскую мысль . Булгаков стремится художественно утвердить ощущение зыбкости мира, где обыденное и потустороннее неразрывно сплетены, неотделимы друг от друга.

Тему эпизода определить несложно. Она отражена в названии главы: речь пойдет о последних приключениях Коровьева и Бегемота.

Сюжет достаточно прост: помощники Воланда решили еще раз учинить проверку жителям Москвы, посетив магазин, открытый специально для торговли на иностранную валюту.

Главными действующими лицами 28 главы являются Коровьев и Бегемот.. Мы видим их «на Садовой у зеркальных дверей Торгсина». Автор рисует реальные картины из жизни москвичей, приводит подлинные названия, подчеркивая достоверность происходящих событий. А рядом творятся чудеса: кот превращается в человека. Это тоже одна из важных особенностей булгаковского стиля – смешение реального с фантастическим.

Эпизод длится несколько минут. Но за это время целый мир бытовых чудес в достойных сатиры явлениях действительности мастерски подмечает иронический взгляд писателя.

Наши герои стараются попасть в заветную дверь магазина, но им необходимо преодолеть яростное сопротивление недоброжелательного, раздраженного швейцара . Всего несколько деталей в портрете этого второстепенного героя («маленький, костлявый», «лохматые, молью изъеденные сивые брови» )- и перед нами человек, который на своем незначительном посту обладает неограниченной властью.

Весь микроэпизод построен на контрасте. Физически слабый человек «преграждает» путь героям. Очень выразительны глаголы, сопровождающие этот образ: «выпучил» (глаза), «прохрипел». Явно чувствуется авторское отношение. Коровьев же настроен доброжелательно: начинает свой разговор с извинения, голос его «дребезжит». Но «драгоценнейший страж» привык оценивать людей «по одежке». Все, кто не соответствует этому закону, вызывают в нем раздражение и презрение.

После обещаний «гражданина в клетчатом костюме» пожаловаться заведующему , «с ненавистью и сомнением глядя на диковинную парочку, швейцар посторонился…». Это завязка эпизода.

А дальше писатель рисует интерьер «прекрасного магазина». Герои как будто рассматривают живописное полотно: здесь есть и передний план ( «сотни штук ситцу»), и перспектива ( «штабеля коробок с обувью»), и сочность красок. Интерьер подчеркивает порядок, изобилие, внешнее благополучие.

Трудно оторваться от всех этих «прелестей». Но герои наши идут дальше, к гастрономическому и кондитерскому отделам. И там все оказалось великолепным. Но за видимым благополучием скрывается мир зла, ненависти, лицемерия, духовной деградации людей. Это мастерски воссоздает писатель .

Вот перед нами иностранец . Интересна его портретная зарисовка, в которой автор использует цветопись: бритая до синевы голова, сиреневое пальто, рыжие перчатки. Цвет усиливает зрительное впечатление , подчеркивает неестественность, безжизненность образа. Художественные определения («низенький, квадратный»), перифраз («иностранец», «сиреневая спина», «сиреневый джентльмен», сиреневый покупатель», «сиреневый»), выразительный глагол «мычит» углубляют предметность, «вещность» образа.

«Иностранец симпатичный», – приходят к выводу герои. И в этих словах чувствуется горькая авторская ирония.

Далее идут два интересных диалога, построенных на контрасте. В первом разговоре принимает участие иностранец. «Сиреневый» говорит на ломанном русском языке, строго, недовольно, «повелительно мычит». Продавец отвечает заискивающе. В основном используются неполные предложения, причем угодливость продавца усиливают восклицательные предложения.

А ко всем ли такое отношение? Наши герои решили это проверить и отправились к кондитерскому отделу. Продавщица не обращает на них внимания, такие покупатели ей не интересны. Только когда Бегемот стал есть мандарины с прилавка, ее «обуял смертельный ужас». Реплики «краснощекой продавщицы» тоже представляют собой восклицательные предложения. Но в них – полное презрение, неуважение к покупателям.

Крик заставил других продавцов «окаменеть за прилавками», а публику из соседних отделов «повалить на этот крик». А Бегемот продолжал «запланированное представление»: вытащил парочку селедок и проглотил их». Продавцы забыли об этикете и вежливости. Появляется характерная просторечная лексика ( «гад», «гаркнул»). Действие приобретает бессвязно- лихорадочный шумный темп. Это тоже одна из особенностей творческой манеры писателя. Там, где отсутствует внутренняя жизнь человека, кипение суеты становится хаотичным..

Далее следует монолог Коровьева. Это своеобразная пародия на частые для того времени ораторские выступления. Начинает «бывший регент» традиционно с обращения («граждане»). Речь насыщена риторическими вопросами и восклицаниями. Наряду с высокой лексикой ( «граждане», «истомлен голодом и жаждой») употребляются просторечные слова и выражения ( « ась», «починяет примуса», «взял на пробу», «цена три копейки» ) .Интересен синонимический ряд (бедный человек» – горемыка), прием повтора позволяет достичь особой экспрессии в передаче чувств.

А на фоне этой бедности – иностранец в парадном костюме, «от лососины весь распух», «набит валютой». «Оратор» «подпускает дрожи в свой голос, говорит «тонким вибрирующим голосом», использует мимику и жесты. Речь Коровьва вызвала в публике сочувствие. Произошло чудо. Толпа, готовая несколько минут назад разорвать негодяев, дрогнула. Весь гнев обрушивается на иностранца. Олицетворением ярости публики стал «приличнейший тихий старичок. Он набросился на иностранца, который вдруг заговорил на чисто русском языке. Открылась правда, которую раньше никто не замечал. Это кульминация эпизода.

Особую значимость приобретает образ толпы, созданный писателем. Я думаю, Булгаков заставляет читателя обратить внимание на необратимый процесс: человек утрачивает самого себя, идет бессмысленное расщепление, духовная деградация людей. Они превращаются в безликую управляемую толпу. Здесь мы видим одну из наиболее ярких особенностей творческой индивидуальности Булгакова: сатирический взгляд у него органично сочетается с философским осмыслением окружающего мира.

Когда появились «два милицейских шлема», магазин загорелся. Началась паника. «А оба негодяя куда-то девались, а куда – нельзя было понять». Так закончился этот эпизод. В развязке прозвучала одна из основных мыслей романа – мысль о справедливости наказания.

Особо хочется сказать о роли автора в этом фрагменте романа. Мы чувствуем постоянное присутствие писателя. Оно и в прямых высказываниях, и в эмоциональном синтаксисе ( обилие восклицательных по интонации предложений, безличные конструкции, смысловое тире, многочисленные инверсии) , и в точном отборе лексики. Булгаков предлагает нам смотреть на события глазами своих главных героев, отнюдь не положительных. Но они выглядят здесь достойнее, честнее, «человечнее». И начинаешь понимать, как тяжело было автору жить в мире насилия и жестокости, поэтому голос писателя полон внутренней боли.

Эпизод «Последние похождения Коровьева и Бегемота» помогает мне еще лучше понять неповторимый авторский стиль М.Булгакова. Неизбежная трагедийность событий сочетается у него с сокрушающим зло смехом.

Основной же смысл 28 главы романа , мне кажется, заключается не только в изображении мира абсурда , пошлости, ханжества. Важнее автору проследить, что происходит с людьми, с их душами. Сумеют ли они сказать свое «нет» этому абсурдному миру. Булгаков открыл читателю страдающую и недоумевающую душу поколения , показал конфликт между жестокой реальностью и теми нравственными понятиями и законами, которые управляют жизнью человека, по которым он жил и хотел бы жить дальше. Именно эта мысль и прозвучит с особой силой в последующих главах.

Читайте также:
Начало романа Булгакова «Белая гвардия»: сочинение

Анализ эпизода «Последние похождения Коровьева и Бегемота» в романе «Мастер и Маргарита»

М. Булгаков – удивительный писатель. Проблемы, которые волновали и мучили его,- это старые, как мир, и новые, как завтрашний день, вопросы человека о мире, о счастье, о смысле жизни. В романе “Мастер и Маргарита” главной для художника стала «тема общей человеческой ответственности за судьбу добра, красоты, истины в человеческом мире». Очень важно для автора было показать не столько исторические события, сколько их нравственную составляющую. В этом ,мне кажется, и заключается основной смысл эпизода “Последние похождения Коровьева и Бегемота».

Этот фрагмент логично связан с предшествующей главой, из которой мы узнаем ,что оперативная группа ни на минуту не прекращала работы.. После очередного звонка выяснилось, что квартира на Садовой «опять подала признаки жизни». Опытные сотрудники выехали на задержание опасных преступников. Но в квартире застали только кота. Все попытки поймать его закончились неудачно. Неожиданно начинается пожар. «… Во дворе люди видели, как вместе с дымом из окна пятого этажа вылетели три темных, как показалось, мужских силуэта . »

«Были ли эти силуэты или они только померещились…с точность сказать нельзя». Так начинается следующая 28 глава. Заканчивается она тоже неопределенно. Неизвестно, куда девались «оба негодяя». Кольцевая композиция позволяет передать ощущение таинственности, неясности. Такое построение помогает понять очень важную авторскую мысль . Булгаков стремится художественно утвердить ощущение зыбкости мира, где обыденное и потустороннее неразрывно сплетены, неотделимы друг от друга.

Тему эпизода определить несложно. Она отражена в названии главы: речь пойдет о последних приключениях Коровьева и Бегемота.

Сюжет достаточно прост: помощники Воланда решили еще раз учинить проверку жителям Москвы, посетив магазин, открытый специально для торговли на иностранную валюту.

Главными действующими лицами 28 главы являются Коровьев и Бегемот.. Мы видим их «на Садовой у зеркальных дверей Торгсина». Автор рисует реальные картины из жизни москвичей, приводит подлинные названия, подчеркивая достоверность происходящих событий. А рядом творятся чудеса: кот превращается в человека. Это тоже одна из важных особенностей булгаковского стиля – смешение реального с фантастическим.

Эпизод длится несколько минут. Но за это время целый мир бытовых чудес в достойных сатиры явлениях действительности мастерски подмечает иронический взгляд писателя.

Наши герои стараются попасть в заветную дверь магазина, но им необходимо преодолеть яростное сопротивление недоброжелательного, раздраженного швейцара . Всего несколько деталей в портрете этого второстепенного героя («маленький, костлявый», «лохматые, молью изъеденные сивые брови» )- и перед нами человек, который на своем незначительном посту обладает неограниченной властью.

Весь микроэпизод построен на контрасте. Физически слабый человек «преграждает» путь героям. Очень выразительны глаголы, сопровождающие этот образ: «выпучил» (глаза), «прохрипел». Явно чувствуется авторское отношение. Коровьев же настроен доброжелательно: начинает свой разговор с извинения, голос его «дребезжит». Но «драгоценнейший страж» привык оценивать людей «по одежке». Все, кто не соответствует этому закону, вызывают в нем раздражение и презрение.

После обещаний «гражданина в клетчатом костюме» пожаловаться заведующему , «с ненавистью и сомнением глядя на диковинную парочку, швейцар посторонился…». Это завязка эпизода.

А дальше писатель рисует интерьер «прекрасного магазина». Герои как будто рассматривают живописное полотно: здесь есть и передний план ( «сотни штук ситцу»), и перспектива ( «штабеля коробок с обувью»), и сочность красок. Интерьер подчеркивает порядок, изобилие, внешнее благополучие.

Трудно оторваться от всех этих «прелестей». Но герои наши идут дальше, к гастрономическому и кондитерскому отделам. И там все оказалось великолепным. Но за видимым благополучием скрывается мир зла, ненависти, лицемерия, духовной деградации людей. Это мастерски воссоздает писатель .

Вот перед нами иностранец . Интересна его портретная зарисовка, в которой автор использует цветопись: бритая до синевы голова, сиреневое пальто, рыжие перчатки. Цвет усиливает зрительное впечатление , подчеркивает неестественность, безжизненность образа. Художественные определения («низенький, квадратный»), перифраз («иностранец», «сиреневая спина», «сиреневый джентльмен», сиреневый покупатель», «сиреневый»), выразительный глагол «мычит» углубляют предметность, «вещность» образа.

«Иностранец симпатичный», – приходят к выводу герои. И в этих словах чувствуется горькая авторская ирония.

Далее идут два интересных диалога, построенных на контрасте. В первом разговоре принимает участие иностранец. «Сиреневый» говорит на ломанном русском языке, строго, недовольно, «повелительно мычит». Продавец отвечает заискивающе. В основном используются неполные предложения, причем угодливость продавца усиливают восклицательные предложения.

А ко всем ли такое отношение? Наши герои решили это проверить и отправились к кондитерскому отделу. Продавщица не обращает на них внимания, такие покупатели ей не интересны. Только когда Бегемот стал есть мандарины с прилавка, ее «обуял смертельный ужас». Реплики «краснощекой продавщицы» тоже представляют собой восклицательные предложения. Но в них – полное презрение, неуважение к покупателям.

Крик заставил других продавцов «окаменеть за прилавками», а публику из соседних отделов «повалить на этот крик». А Бегемот продолжал «запланированное представление»: вытащил парочку селедок и проглотил их». Продавцы забыли об этикете и вежливости. Появляется характерная просторечная лексика ( «гад», «гаркнул»). Действие приобретает бессвязно- лихорадочный шумный темп. Это тоже одна из особенностей творческой манеры писателя. Там, где отсутствует внутренняя жизнь человека, кипение суеты становится хаотичным..

Далее следует монолог Коровьева. Это своеобразная пародия на частые для того времени ораторские выступления. Начинает «бывший регент» традиционно с обращения («граждане»). Речь насыщена риторическими вопросами и восклицаниями. Наряду с высокой лексикой ( «граждане», «истомлен голодом и жаждой») употребляются просторечные слова и выражения ( « ась», «починяет примуса», «взял на пробу», «цена три копейки» ) .Интересен синонимический ряд (бедный человек» – горемыка), прием повтора позволяет достичь особой экспрессии в передаче чувств.

А на фоне этой бедности – иностранец в парадном костюме, «от лососины весь распух», «набит валютой». «Оратор» «подпускает дрожи в свой голос, говорит «тонким вибрирующим голосом», использует мимику и жесты. Речь Коровьва вызвала в публике сочувствие. Произошло чудо. Толпа, готовая несколько минут назад разорвать негодяев, дрогнула. Весь гнев обрушивается на иностранца. Олицетворением ярости публики стал «приличнейший тихий старичок. Он набросился на иностранца, который вдруг заговорил на чисто русском языке. Открылась правда, которую раньше никто не замечал. Это кульминация эпизода.

Особую значимость приобретает образ толпы, созданный писателем. Я думаю, Булгаков заставляет читателя обратить внимание на необратимый процесс: человек утрачивает самого себя, идет бессмысленное расщепление, духовная деградация людей. Они превращаются в безликую управляемую толпу. Здесь мы видим одну из наиболее ярких особенностей творческой индивидуальности Булгакова: сатирический взгляд у него органично сочетается с философским осмыслением окружающего мира.

Когда появились «два милицейских шлема», магазин загорелся. Началась паника. «А оба негодяя куда-то девались, а куда – нельзя было понять». Так закончился этот эпизод. В развязке прозвучала одна из основных мыслей романа – мысль о справедливости наказания.

Особо хочется сказать о роли автора в этом фрагменте романа. Мы чувствуем постоянное присутствие писателя. Оно и в прямых высказываниях, и в эмоциональном синтаксисе ( обилие восклицательных по интонации предложений, безличные конструкции, смысловое тире, многочисленные инверсии) , и в точном отборе лексики. Булгаков предлагает нам смотреть на события глазами своих главных героев, отнюдь не положительных. Но они выглядят здесь достойнее, честнее, «человечнее». И начинаешь понимать, как тяжело было автору жить в мире насилия и жестокости, поэтому голос писателя полон внутренней боли.

Читайте также:
Мои впечатления после прочтения романа: сочинение

Эпизод «Последние похождения Коровьева и Бегемота» помогает мне еще лучше понять неповторимый авторский стиль М.Булгакова. Неизбежная трагедийность событий сочетается у него с сокрушающим зло смехом.

Основной же смысл 28 главы романа , мне кажется, заключается не только в изображении мира абсурда , пошлости, ханжества. Важнее автору проследить, что происходит с людьми, с их душами. Сумеют ли они сказать свое «нет» этому абсурдному миру. Булгаков открыл читателю страдающую и недоумевающую душу поколения , показал конфликт между жестокой реальностью и теми нравственными понятиями и законами, которые управляют жизнью человека, по которым он жил и хотел бы жить дальше. Именно эта мысль и прозвучит с особой силой в последующих главах.

Осиненко В. А.: Тайны романа “Мастер и Маргарита”
Глава 28. Последние похождения Коровьева и Бегемота

ГЛАВА 28

ПОСЛЕДНИЕ ПОХОЖДЕНИЯ

КОРОВЬЕВА И БЕГЕМОТА

На Смоленской площади к дверям торгсина подошел Коровьев с черным котом. Швейцар его с котом не пускает. Кот превращается в толстяка в рваной кепке, с примусом в руках, в котором валюта. Входят, Коровьев громко хвалит магазин. Видят бритого иностранца в сиреневом пальто, в лайковых перчатках. Коровьев хвалит и иностранца.

– Нет, Фагот, нет, – задумчиво ответил Бегемот. В лице сиреневого джентльмена чего-то не хватает, по-моему.

Коровьев угощает Бегемота мандаринами по тридцать копеек за кило. Объясняет продавщице:

– Душенька. – засипел Коровьев. не при валюте мы сегодня. Но, клянусь вам, в следующий же раз, и уж никак не позже понедельника, отдадим все чистоганом.

Продавщица зовет Павла Иосифовича, тот, увидев во рту Бегемота сельдь, дает команду на вызов милиции. Коровьев держит речь:

– Граждане! – вибрирующим тонким голосом прокричал он, – что же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный человек, – Коровьев подпустил дрожи в свой голос и указал на Бегемота, немедленно скроившего плаксивую физиономию, – бедный человек целый день починяет примуса; он проголодался. а откуда же ему взять валюту. Он истомлен голодом и жаждой! Ему жарко. Ну, взял на пробу горемыка мандарин. И вот они уж свистят, как соловей в лесу, тревожат милицию, отрывают ее от дела. А ему можно? А. кто он такой? А? Откуда он приехал. приглашали мы его, что ли? Конечно. он, видите ли, в парадном сиреневом костюме, от лососины весь распух, он весь набит валютой, а нашему-то, нашему-то?! Горько мне! Горько! Горько, – завыл Коровьев, как шафер на старинной свадьбе.

Тихий старичок срывает с иностранца шляпу и бьет подносом по голове. Иностранец, сидя в кадке с сельдью, зовет милицию на русском языке.

Бегемот льет из примуса бензин, вспыхивает пожар, и они исчезают.

Бегемот и Коровьев появились около грибоедовского дома. Рассуждают о писательских талантах, выращиваемых в этом доме. На входе в ресторан с них потребовала дежурная удостоверения писателей. Объясняют ей, что у Достоевского не было удостоверения, и что он бессмертен.

Арчибальд Арчибальдович дает команду:

– Пропустите, Софья Павловна.

Коровьев записан как Панаев, а Бегемот – Скабичевским.

Арчибальд Арчибальдович. повел гостей к лучшему столику.

– Чем буду потчевать? Балычок имею особенный. у архитекторского съезда оторвал.

– Вы. э. дайте нам вообще закусочку. э. – благожелательно промычал Коровьев, раскидываясь на стуле.

– Понимаю, – закрывая глаза, многозначительно ответил Арчибальд Арчибальдович.

Увидев, как обращается с весьма сомнительными посетителями шеф ресторана, официанты. принялись за дело серьезно. Один уже подносил спичку Бегемоту, вынувшему из кармана окурок и всунувшему его в рот, другой подлетел, звеня зеленым стеклом и выставляя у приборов рюмки. бокалы.

– Филейчиком из рябчика могу угостить, – музыкально мурлыкал Арчибальд Арчибальдович.

Гость в треснувшем пенсне полностью одобрял предложения командира брига.

Арчибальд Арчибальдович, прекрасно понимая, чем закончится посещение Коровьева с Бегемотом, исчезает из ресторана с двумя балыками в руках.

Из внутреннего хода ресторана на веранду стремительно вышли трое мужчин с туго перетянутыми ремнями талиями, в крагах и с револьверами в руках. Передний крикнул.

– Ни с места! – И тотчас все трое открыли стрельбу на веранде, целясь в голову Коровьеву и Бегемоту. Оба, обстреливаемые, сейчас же растаяли в воздухе, а из примуса ударил столб огня прямо в тент. Через несколько секунд. бежали недообедавшие писатели, официанты.

В черновой тетради 3 романа (1929-1931) в главе «Дело было в Грибоедове» имеется сцена с Арчибальдом Арчибаль- довичем, «командиром пиратского брига», упомянуты «английские корветы» и приведен допрос швейцара. Но нет Коровьева и Бегемота в ресторане.

В черновой редакции романа (1932-1934) в главе «С примусом по Москве» в «большом магазине торгсина на углу у Никитских ворот» появился Коровьев с котом. Коровьев обещает продавщице отдать валюту за мандарины «не позднее четырнадцатого». Проглотив кусок селедки, Бегемот держит речь о человеке, «одетом в сиреневое пальто», и произносит: «Горько мне! Горько!» и «ударил кулаком в грудь сиреневого человека». Двух милиционеров устранил Коровьев, а кот устроил пожар керосином из примуса

«Командир черного брига. белозубый пират» предлагает: «Белорыбица мировая, к съезду писателей приготовили», распорядившись о пиве, он исчезает. Кот объявил: «Сейчас в Гнездниковском загорится. Я люблю пожары».

Арест Коровьева и Бегемота делают «четверо людей», стрельбу начал первый в поднявшегося толстяка. Кот и Коровьев исчезают. Загорелся спирт из спиртовки.

Специальные магазины торгсина (торговля с иностранцами) существовали в стране с 1931 г. по февраль 1936 г. Магазины производили у населения скупку золота, платины, драгоценностей, предоставляя взамен возможность купить на специальные боны продукты и промтовары. По этим датам можно установить период времени, в котором произошло посещение Москвы Воландом.

В главе 28 последней редакции романа М. А. Булгаков еще раз показывает способность кота, а уже установлено, что в образе кота автор имел в виду Сталина, превращаться в человека, т. е. быть оборотнем. Эту способность автор имел возможность проверить своим жизненным опытом после 1928 г.

Коровьев обещает продавщице заплатить валютой за съеденные Бегемотом мандарины «не позже понедельника». В 1933 г. после отлета команды Воланда в воскресенье, понедельник был 15 мая. В этот день М. А. Булгакову исполнилось 42 года.

Коровьев обвиняет «иностранца» в магазине: «Он, видите ли, в парадном сиреневом костюме, от лососины весь распух, он весь набит валютой, а нашему-то, нашему-то?!» и почти называет фамилию его «Горько мне! Горько! Горько!» Имеется в виду М. Горький, из Сорренто он поддержал отрицательный отзыв А. Тихонова на роман М. А. Булгакова «Жизнеописание господина де Мольера» в апреле 1933 г.

Бензином из примуса Кот (Сталин) в присутствии Коровьева (Гитлер) поджигает магазин по торговле с иностранцами. Так автор изобразил пожар в рейхстаге Германии 27 февраля 1933 г. В поджоге обвинялись коммунисты. В Лейпциге состоялся процесс: о пожаре рейхстага, над коммунистами. Главный обвиняемый Г. Димитров в декабре 1933 г. был оправдан и в начале 1934 г. появился в Москве. Сталинские открытые судебные процессы появились после процесса в Германии, на них оправданных не было.

соглашение с Германией от 20 августа 1939 г. и договор о ненападении между СССР и Германией, подписанный 23 августа 1939 г. в Москве. После чего последовали нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. и ввод войск СССР в Польшу 17 сентября 1939 г. с присоединением к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии. 28 сентября 1939 г. в Москве был подписан советско-германский «Договор о дружбе и границах».

Читайте также:
Шариков и шариковщина (по повести М. А. Булгакова Собачье сердце): сочинение

Этим событиям предшествовали: в СССР с 10 по 21 марта 1939 г. прошел XVIII съезд ВКП(б), конфликты у реки Халхин-Гол с Японией, советско-английско-французские переговоры.

В Германии – ввод войск в Чехословакию и включение ее в германскую империю 16 марта 1939 г., взятие Мемеля без боев, расторгнуто германо-британское морское соглашение, заключен «Стальной пакт» с Италией.

В Испании установлена монархия Франко. Республиканский режим пал в марте 1939 г.

Коровьев и Бегемот рассуждают о Достоевском с дежурной ресторана. Причем Бегемот даже воскликнул: «Достоевский бессмертен!» М. Горький организовал в конце 1934 г. выпуск романа Ф. Достоевского «Бесы». В январе 1935 г. газета «Правда» напечатала статью Д. Заславского, критикующего М. Горького за либерализм и за издание романа «Бесы». Издание романа было прекращено, автор предисловия к роману П. П. Парадизов арестован и получил 5 лет лишения свободы. Закончился период неприкасаемости М. Горького.

Коровьев записался в ресторанную книгу как Панаев, а Бегемот – Скабичевским.

И. И. Панаев (1812-1862) – писатель и журналист. Совместно с Н. А. Некрасовым издавал журнал «Современник».

А. М. Скабичевский (1838-1910)-литературный критики историк литературы. Сын бедного чиновника, из дворян. Сотрудничал в «Отечественных записках».

Начиная с 1929-1931 гг. М. А. Булгаков, наделив Арчибальда Арчибальдовича званием «командир пиратского брига», постоянно напоминает об этом. Даже черная борода, появившаяся на пирате, не скрывает его государственного значения. Что видно из его ухаживаний за Коровьевым-Фаготом, то есть за Гитлером. Ухаживать за Гитлером, кроме Сталина, в это время мог только А. И. Микоян – нарком внешней и внутренней торговли СССР с 1926 г., нарком снабжения СССР с ноября 1930 г, нарком пищевой промышленности СССР с июля 1934 по январь 1938 г., нарком внешней торговли с ноября 1938 г., заместитель председателя СНК СССР с июля 1937 г, с февраля 1935 г. – член Политбюро.

«Малой Советской Энциклопедии», издание 1930 г., приведены такие сведения о Микояне Анастасе Ивановиче (род. 1895). «Сын рабочего. В партию вступил в 1915. После февральской революции – член Бакинского к-та, затем секретарь Тифлисского к-та. После Октября.. . работал организатором районов в Баку. После падения Сов. власти в 1918 М. руководил Бакинской организацией большевиков, затем был арестован и сидел в Закаспийской тюрьме вместе с 26 бакинскими комиссарами и только случайно не был расстрелян. Сидел до марта 1919 в тюрьме. Освобожденный англичанами по требованию бакинских рабочих стал во главе партийной организации. В мае 1919 при англ, оккупации М. руководил всеобщей забастовкой в Баку. Был арестован со всем стачечным к-том, но бежал из тюрьмы и продолжал работу. Через несколько месяцев снова был арестован и выслан в Грузию, но вскоре нелегально вернулся в Баку. После победы Сов. власти в 1920 М. был членом политбюро ЦК Азербайджанской КП. В 1920-1922 М. – секретарь Нижегород. Губкома. В 1922-1926 – секретарь Сев. -Кавк. Крайкома. С XI съезда входит в состав ЦК ВКП(б), а с 1926 – канд. в члены Политбюро. С 1926 – наркомторг СССР».

В первом томе «МСЭ» (1928) о бакинских комиссарах сообщено: «Летом 1918 Советская власть в Баку, завоеванная в марте 1918, переживала критическое положение. Отсутствие продовольствия. недостаточная помощь из центра. наступление на Баку турецких войск и угроза находившихся в Персии англичан. меньшевики, с. -р. и дашнаки. выставили в Совете требование пригласить в Баку англичан. Расширенное заседание Совета (25 июля). вынесло постановление о приглашении англичан. Советская власть лишилась поддержки. 31 июля Бакинский Совнарком, во главе со Степаном Шаумяном, сложил с себя полномочия, и власть перешла в руки соглашателей. В Баку была установлена «Диктатура Центрокаспия и Временного Исполнит, комитета», объединившая в борьбе с большевиками с. -p., меньшевиков, дашнаков и реакционное офицерство.

Верные Советской власти красные революционные войска погрузились вместе с СНК и др. советскими и партийными учреждениями на 17 пароходов для эвакуации в Астрахань, но были задержаны Центрокаспием. При новой попытке уйти из Баку, пароходы были настигнуты флотом Центрокаспия и обстреляны артиллерийским огнем прибывшего в Баку отряда англичан. Красные войска были разоружены и как неблагонадежные отправлены в Астрахань. Часть же видных работников Бакинской Коммуны, числом свыше 30 человек, была арестована. Арестованные были приговорены к расстрелу. Намерению расстрелять комиссаров помешал приход турок. оставшимся на свободе коммунистам удалось спасти арестованных и посадить их на пароход, чтобы с ними пробраться в Астрахань. Пришлось сесть на последний отходивший пароход «Туркмен». Последний не мог, вследствие отсутствия топлива, идти на Астрахань и пришел в Красноводск, где хозяйничали англичане и Врем. Прав. – комитет Закасп. обл. во главе с с. -р. Фунтиковым. Местные власти, действовавшие совместно с представителем английской военной миссии, капитаном Тиг-Джонсом, арестовали Б. к. и предъявили им обвинение в сдаче Баку туркам. было решено расстрелять комиссаров. В первом часу ночи с 19 на 20 сентября в арестный дом явилась группа лиц и отобрала 26 арестованных. На 207 версте, между станциями «Перевал» и «Ахча-Куйма», арестованные коммунары были. зверски убиты. В 1921 в Туркестане состоялся суд над нек-рыми участниками убийства «26». В 1926 состоялся над главным виновником этого убийства Фунтиковым суд. он был расстрелян».

Становятся понятным названия, которые дает автор, уверенный в выдаче бакинских комиссаров Микояном, Арчибальду Арчибальдовичу как то: «видение в аду», «плыл в Карибском море под его командой бриг под черным гробовым флагом с адамовой головой», «и не гонится за ними корвет», «пират», «флибустьер».

В главе 28 «командир брига. пират. бывший флибустьер. капитан» предлагает Коровьеву (Гитлеру) «Балычок имею особенный. у архитекторского съезда оторвал. Филейчиком из рябчика могу угостить», как лицо руководителя торговлей страны. Кстати имя Арчибальд из Англии.

часть Чехословакии, с 5 миллионами человек и 90% промышленности, Германии.

А. И. Микоян, с ноября 1938 г. нарком внешней торговли СССР, заместитель председателя СНК СССР, аккуратно выполнял поставки товаров в Германию и осуществил в конце 1939 г. закупку корпуса крейсера «Лющев», без механизмов и вооружения. Весной 1940 г. крейсер был доставлен в Ленинград и началось его достраивание с помощью немцев. Но этого М. А. Булгаков мог и не знать, однако, заканчивая главу 28 словами «как капитан, который обязан покинуть горящий бриг последним, стоял спокойный Арчибальд Арчибальдович в летнем пальто на шелковой подкладке, с двумя балыковыми бревнами под мышкой», он предсказал состояние купленного корабля.

О способностях А. И. Микояна в начале 30-х годов народ сложил такую формулу: «Нет мяса, нет масла, нет молока, нет муки, нет мыла, но зато есть Микоян». А во времена правления Брежнева появилось высказывание о А. Микояне: «От Ильича до Ильича – без инфаркта и паралича».

М. А. Булгаков в черновой редакции романа (1932-1934) в главе «Он покидает Москву» даже предполагал прототипом Бегемота сделать А. И. Микояна, о чем свидетельствует подарок Бегемота девице в библиотеке – «ландшафтик, брюки и коробки, как выяснилось по надписям, со шпротами».

Читайте также:
«Швондер и есть самый главный дурак» (по повести М. Булгакова «Собачье сердце»): сочинение

«. трое мужчин с туго перетянутыми ремнями талиями, в крагах и с револьверами в руках» обстреливают Коровьева и Бегемота, но убить их не удается. Так автор представил мнимые заговоры военных в Германии и СССР против Гитлера и Сталина.

Родине, шпионаже и приговорены к расстрелу. Следствие вело НКВД с применением методов физического воздействия, официально разрешенных ЦК ВКП(б) с января 1937 г.

Фантастика в романе Булгакова Мастер и Маргарита

Роман «Мастер и Маргарита» прекрасно вписывается в ряд блестящих сатирических произведений, разоблачающих бюрократизм, мещанство, убогий уровень культуры граждан «первого в мире социалистического государства». В этом ряду и рассказы М.М.Зощенко, и пьесы Маяковского «Клоп» и «Баня», и бессмертная дилогия И.Ильфа и Е.Петрова о жизни и удивительных приключениях великого комбинатора Остапа Бендера. Бытовые главы романа Булгакова стоят где-то рядом с перечисленными произведениями.

Высокий бытийный тон роману задают главы о Иешуа и Понтии Пилате, где ведётся спор о вечном: жизни и смерти, верности и предательстве, чести и трусости. Такой герой как мастер тоже во многом способствует высоте заданного автором тона. Мастер – интеллигент, человек не только высокообразованный, но, главное, внутренне абсолютно свободный. Годы и десятилетия советской пропаганды прошли мимо него, не затронув высокого строя его души, не разучив самостоятельно мыслить и выбирать свой путь в жизни. Писатель не раз в своих письмах и статьях подчёркивал, что считает характерным для своего творчества упорное изображение интеллигентов как лучших людей. Поэтому мастер – любимый герой Булгакова.

Сатирику нелегко жилось в Советском Союзе, да если ещё его любимые герои интеллигенты, ни за что не желающие подстраиваться под пролетариат. Такому сатирику и выжить-то в тридцатые годы прошлого века было, казалось бы, невозможно, а не то чтобы опубликовать свои произведения. И в эти трагические годы на помощь Булгакову приходит фантастика, сначала научная, как в «Собачьем сердце» или «Роковых яйцах», а потом уж и просто какая-то дьяволиада.

События, происходящие в романе «Мастер и Маргарита», часто фантастичны настолько, что мы отказываемся в них верить. Но приглядевшись внимательно, начинаем понимать, что проделки Коровьева и Бегемота вовсе не бессмысленны, они являются лишь продолжением, доведением до гротеска нелепостей окружающей жизни.

Множество чудес и феноменов обнаруживает пристальный взгляд художника в обстановке репрессий тридцатых годов. Примером тому может служить «нехорошая квартира» № 50, из которой один за другим пропадают жильцы. Так что фантастическое перенесение Стёпы Лиходеева в Ялту не столь уж фантастично, это наказание за многочисленные неприглядные его поступки. Вот в чём обвиняют директора Варьете всезнающие Коровьев и Бегемот: «Они, они! – козлиным голосом запел длинный клетчатый, во множественном числе говоря о Стёпе, – вообще они в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя своё положение, ни черта не делают, да и делать ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено. Начальству втирают очки! – Машину зря гоняют казённую! – наябедничал и кот, жуя гриб».1

Призванием сатаны всегда было совращение людей с пути истинного, он должен сеять вокруг себя зло и разрушение. Однако булгаковская нечистая сила почему-то не вызывает у нас неприязни. Что касается Воланда, то этого спокойного, исполненного достоинства мудреца просто невозможно не уважать. Особенно после прочтения главы «Чёрная магия и её разоблачение».

Целый каскад фантастических трюков, проделанных Коровьевым и Бегемотом, нужен был лишь для того, чтобы Воланд понял, изменились ли москвичи «внутренне», то есть действительно ли в первом в мире социалистическом государстве создан и новый тип личности. Уже после первых трюков Воланд делает свои выводы. И выводы эти очень неутешительны: «Ну что же, – задумчиво отозвался тот, – они – люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны, ну что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца…обыкновенные люди…в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…»2. В сердца легкомысленных и алчных людей милосердие лишь «стучится», да и то «иногда».

Дальнейшее представление в Варьете только подтверждает эти горестные размышления Воланда. Трюк с появившимся из ниоткуда парижским модным магазином показывает нам, насколько падки москвичи на материальные блага, как любят они то, что достаётся бесплатно. Когда многие зрительницы уже сказочно преобразились, обменяв свои платья на вечерние парижские туалеты, Фагот объявил, что через минуту магазин закрывается. Тогда-то и проявилась во всей полноте алчность зрителей: «Женщины наскоро, без всякой примерки, хватали туфли. Одна, как буря, ворвалась за занавеску, сбросила там свой костюм и овладела первым, что подвернулось, – шёлковым, в громадных букетах халатом и, кроме того, успела подцепить два футляра духов».3 Ослеплённая жадностью дама даже не подумала, что обмен костюма на халат – сделка не очень выгодная.

Фантастические события в Варьете, а именно денежный дождь, посыпавшийся на зрителей, имели множество последствий. Червонцы, как мы знаем, превратились в этикетки от минеральной воды, а буфетчик Андрей Фокич Соков отправился к иностранному артисту искать правду. Правду он и услышал от Воланда, которого очень возмутили безобразия, творящиеся в буфете: «Я, почтеннейший, проходил вчера мимо вашей стойки и до сих пор не могу забыть ни осетрины, ни брынзы. Драгоценный мой! Брынза не бывает зелёного цвета, это вас кто-то обманул. Ей подобает быть белой. Да, а чай? Ведь это же помои! Я своими глазами видел, как какая-то неопрятная девушка подливала из ведра в ваш громадный самовар сырую воду, а чай между тем продолжали разливать. Нет, милейший, так невозможно!»4

Наделённые необычайной способностью знать прошлое и будущее, слуги Воланда предсказывают скорую смерть буфетчика. Значит, огромные деньги, накопленные Андреем Фокичем (двести сорок тысяч рублей и двести золотых десяток), ему не пригодятся. Для чего же этот человек десятилетиями обманывал, обсчитывал, обвешивал? На что он потратил свою жизнь? Писатель не задаёт этих вопросов, но читатель уже задумался. Его заставили задуматься над обычными, привычными явлениями жизни необычные, фантастические герои Булгакова.

В главе «Полёт» фантастика помогает писателю показать то, о чём он не может сказать прямо. И видим мы это глазами Маргариты. Волшебный крем Азазелло наделил её не только чудной красотой, но и необычным качеством: она стала невидимой. Половая щётка понесла Маргариту-ведьму по воздуху, и мы вместе с героиней увидели роскошную громаду Дома Драматурга и Литератора.
В этом доме жил тот самый критик Латунский, которого Маргарита считала главным виновником всех несчастий мастера. Вместе с Латунским в роскошных квартирах проживали более восьмидесяти членов МАССОЛИТа, и, скорее всего, большинство из них, подобно Латунскому, за почёт и материальные блага заплатили предательством или клеветой. Огромная квартира критика хорошо обставлена, Булгаков обращает наше внимание на рояль, зеркальный шкаф, пышно взбитую двуспальную кровать. У жильцов Дома Драмлита есть домработницы, в подъезде дежурит швейцар в фуражке с золотым галуном, фасад их дома выложен чёрным мрамором. Невольно вспоминается квартирка Мастера, которой он так гордился: «Совершенно отдельная квартирка, и ещё передняя, и в ней раковина с водой, маленькие оконца над самым тротуарчиком». В этой убогой квартирке мастер писал свой роман о вечном: о добре и зле, о чести и предательстве, о власти и праве интеллигенции поправлять и учить власть имущих. А Латунский в своём просторном кабинете сочинял гнусную клевету на роман мастера, которого он, скорее всего, и не читал.

Читайте также:
В образе Най Турса ярко выражено героическое начало: сочинение

Воланд, подобно героям сказок, обладает волшебными вещами. Удивительный глобус, так поразивший Маргариту, показывает, как жесток и безжалостен, полон горя и страданий наш мир. «Маргарита наклонилась к глобусу и увидела, что квадратик земли расширился, многокрасочно расписался и превратился как бы в рельефную карту. А затем она увидела и ленточку реки, и какое-то селение возле неё. Домик, который был размером в горошину, разросся и стал как спичечная коробка. Внезапно и беззвучно крыша этого дома взлетела наверх вместе с клубом чёрного дыма, а стенки рухнули, так что от двухэтажной коробочки ничего не осталось, кроме кучечки, от которой валил чёрный дым. Ещё приблизив свой глаз, Маргарита разглядела маленькую женскую фигурку, лежащую на земле, а возле неё в луже крови разметавшего руки маленького ребёнка».5

Город, в который попали необычные герои Булгакова, наполнен несправедливостью, завистью, злобой. Все эти пороки люди приобрели сами, без помощи сатаны. Напротив, кажется, что его самого поражают человеческие пороки и он не упускает возможности каким-то образом воззвать к людской совести. Убедившись, что москвичи нисколько не превосходят в нравственном плане тех людей, которых он наблюдал тысячелетиями, Воланд больше не интересуется ни Москвой, ни её жителями. Зато неразлучные Коровьев и Бегемот последний день своего пребывания в столице тратят на то, что в буквальном смысле выжигают огнём всё низкое, подлое, что им встречается.

Первой очищению огнём подвергается «нехорошая квартира» № 50 дома 302-бис по Садовой улице. Даже экстравагантное поведение кота Бегемота, пьющего керосин, прыгающего по люстрам и карнизам, не может отвлечь нас от суровой реальности: привычно спланированной и беспощадной операции, которую проводит НКВД. Нечистой силе у Булгакова не присуща жестокость, поэтому стрельба, поднявшаяся в квартире, не принесла никому никакого вреда. Начавшийся следом пожар тоже не причинил серьёзного вреда нападавшим. Вся месть нечистой силы заключалась в том, что в квартире № 50 невероятным образом появился труп осведомителя НКВД барона Майгеля, который сумел проникнуть на бал сатаны и был там убит.

Следующим местом, которое подвергается очищению огнём, является валютный магазин. В главе «Последние похождения Коровьева и Бегемота» совсем мало фантастического, разве только необычайная способность Бегемота поедать шоколадки вместе с фольгой и целиком глотать селёдку. Эта глава сатирическая, основным средством художественной изобразительности здесь является ирония, от которой особенно достаётся «иностранцу» в сиреневом пальто и рыжих лайковых перчатках. Этот «иностранец», скорее всего, является высокопоставленным партийным функционером или крупным государственным чиновником. В «первом в мире государстве рабочих и крестьян» только такие люди могли позволить себе покупать лососину в валютном магазине. Когда покупатели, послушав «политически вредную» речь Фагота, обращают свой гнев не этого гражданина, совершается чудо: «Сиреневый, провалившись в кадку, на чистом русском языке, без признаков какого-либо акцента, вскричал: – Убивают! Милиция! Меня бандиты убивают! – очевидно, вследствие потрясения, внезапно овладев до тех пор неизвестным ему языком».6

Этот магазин для избранных, куда даже не хотели пускать бедно одетых Бегемота и Коровьева, они поджигают, но о пострадавших во время пожара ничего не говорится, скорее всего, их не было. Нечистая сила не стремится жестоко покарать, уничтожить людей. Невольно думается, что этим она сильно отличается от тогдашней власти, жертвами которой оказались сотни тысяч, если не миллионы человек.

Такой же участи, как и валютный магазин, подвергается «Дом Грибоедова», о котором с ядовитой иронией говорит Коровьев: «Приятно думать о том, что под этой крышей скрывается и вызревает целая бездна талантов».7 На самом деле этот дом собрал под своей крышей бездарных и завистливых людей, твёрдо веривших в то, что они писатели. И эту уверенность давала им маленькая книжечка – удостоверение члена МАССОЛИТа. Коровьев и Бегемот называют себя фамилиями известных литераторов XIX века «Панаев» и «Скабичевский», но на скучающую гражданку, которая пропускает в ресторан только по писательским удостоверениям, это не производит никакого впечатления: она плохо знает русскую литературу девятнадцатого века. Зато она твёрдо усвоила, что имеющий удостоверение – писатель, а не имеющий удостоверения писателем быть не может.

«Дом Грибоедова», этот оплот литературной бездарности, загадочным образом загорается, как только необычных посетителей пытаются арестовать. Сжигая рукописи, которые находятся в редакции, нечистая сила восстанавливает справедливость: ничего общего с подлинной литературой опусы поэта Рюхина, новеллиста Поприхина, критика Абабкова, беллетриста Бескудникова, конечно, не имеют. Подлинно же талантливое произведение, роман мастера, нечистая сила чудесным образом воскрешает после сожжения. Именно в этот момент Воланд произносит удивительно мудрую и точную в своей парадоксальности фразу: «Рукописи не горят».

Мы видим, что, попав в Москву, фантастические булгаковские герои поражены царящими вокруг беспорядками. Они часто не могут понять, насколько же глубоко ложь, подхалимство, зависть проникли в мысли и чувства некоторых людей. Алчность «чумы Аннушки» поражает даже дьявола Азазелло, поэтому он пытается вразумить эту женщину, уже составившую себе план продажи не принадлежащей ей золотой подковы с бриллиантами: «Ты, старая ведьма, если когда-нибудь ещё поднимешь чужую вещь, в милицию её сдавай, а за пазуху не прячь!»8 Конечно, апелляция дьявола к милиции здесь выглядит комично, но писатель заставляет нас задуматься об очень серьёзном, о том, каков же на самом деле нравственный уровень советских людей?

Нечистая сила не только карает зло, но и выручает из беды мастера, которому неоткуда было ждать помощи. Затравленный властями, тяжело больной, он оказался буквально выброшенным из жизни. Только в клинике Стравинского мастер встречает гуманное отношение. Но для профессора психиатрии мастер только тяжёлый больной, а клиника – это всё-таки сумасшедший дом, окна которого закрыты решётками, а пациенты лишены самого главного для человека – свободы. Подлинное внимание, сочувствие встречает мастер, оказавшись в компании Воланда и его слуг, куда он чудесным образом был перенесён из клиники. В этой сцене Воланд и его свита выглядят удивительно чуткими, тактичными, доброжелательными.

Сатана и его слуги вынуждены вступиться за мастера, доведённого до крайней степени отчаяния. И как же им ещё поступить, если в обществе, в котором они оказались, всё перевёрнуто с ног на голову: талант становится причиной несчастий и гибели человека, а низость, подхалимство, подлость возводятся в ранг достоинства и приносят их обладателю успех и почёт. В обществе, где некому защитить добрых, порядочных людей от подлецов и предателей, в том обществе, в котором некому отстаивать справедливость, эту функцию берёт на себя нечистая сила. И, в конечном счёте, как ни парадоксально это звучит, Воланд и его свита оказываются в романе единственной силой, способной реально разоблачить и покарать зло.

Характеры фантастических героев получили у Булгакова яркие человеческие черты. И следует сознаться, что с самого начала романа эти герои не вызывают у нас каких-либо негативных чувств. Читая «Мастера и Маргариту», мы проникаемся всё большей и большей симпатией к нечистой силе. В поступках Воланда, Коровьева, Бегемота, Азазелло сквозит что-то благородное, рыцарское. Им приходится делать усилие, чтобы понять мелких и пустых людишек, они никогда не карают невинных, напротив, все их жертвы совершили множество неблаговидных поступков, порой даже преступлений, и их наказание мы воспринимаем с чувством удовлетворения.

Читайте также:
«У времени в плену...»: сочинение

Вера в торжество справедливости смертельно больного, лишённого возможности общения с читателем Булгакова поражает. Но, не видя в реальной жизни никакой силы, способной противостоять как правовой машине сталинских репрессий, так и низости, пошлости многих людей, писатель посылает вершить справедливый суд дьявола. Когда заканчиваешь читать роман, понимаешь, что большинство сцен, связанных с похождениями фантастических героев, смешны только на первый взгляд. На самом деле это безнадёжно грустно, когда, кроме нечистой силы, некому вступиться за справедливость и добро.

Фантастика для Булгакова является не самоцелью, а средством сатирического изображения действительности, средством разоблачения «бесчисленных уродств» быта, бесчеловечных проявлений тоталитарного режима, царящего в стране. Не имея возможности высказать свои мысли прямо, писатель обращается к фантастике, которая, с одной стороны, как бы отдаляет содержание романа от действительности, а с другой стороны, помогает увидеть за невероятными событиями алогичность и жестокую бессмысленность много из того, что происходит в стране в эти годы. Фантастика позволяет сатире Булгакова проникать в совершенно запретные для литературы зоны, она, как увеличительное стекло, наведённое на недостатки общества и человеческие пороки, делает их видимыми для всех, разоблачает их в глазах читателей.

1 М.Булгаков «Мастер и Маргарита», «Театральный роман». Воронеж, 1987. Стр.81
2 Там же. С. 123
3 Там же. С. 128-129
4 Там же. С. 203
5 Там же. С.255
6 Там же. С.347
7 Там же. С.348
8 Там же. С.293

1. Лакшин В. Я. Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». – М.: Высшая школа, 1989
2. Николаев П.А. Михаил Булгаков и его главная книга.// Булгаков М.А. Мастер и Маргарита. М.: Художественная литература, 1988. – С. 3-10
3. Сахаров В. Прекрасное начало. // Булгаков М.А. Багровый остров. Ранняя сатирическая проза. – М.: Художественная литература, 1990. – С. 3-20

Крушение Торгсина в романе МиМ, Ч. 3

В связи с прошествием 11 сентября, еще раз хотел бы обратить внимание на сожжение Торгсина, то есть Центра по торговле с иностранцами, в романе “Мастер и Маргарита” (глава 28 “Последние похождения Коровьева и Бегемота”).

Я уже писал об этой главе, но никого не смутило число совпадений фактов и событий, описанных в главе, с реальными событиями 11 сентября и крахом всемирного центра мировой торговли. Ну и что тут такого? Подумаешь, в автор романа знал про 11 сентября, экая невидаль. Вот Самсон тоже две колонны обрушил на себя, людей погибло почти столько же. И что дальше?

1. Во-первых, о чем сама глава? Основная мысль, это то, что нельзя судить о человеке по одежде.
Можно очень сильно ошибиться.

Во-вторых, глава недвусмысленно отправляет нас к “1001 ночи”, в том числе к истории с Гарун-аль Рашидом и Аладином с его примусом и джинном, то есть волшебной лампой.

“Эта парочка посетителей почему-то не понравилась швейцару-мизантропу.

— У нас только на валюту, — прохрипел он, раздраженно глядя из-под лохматых, как бы молью изъеденных, сивых бровей.

— Дорогой мой, — задребезжал длинный, сверкая глазом из разбитого пенсне, — а откуда вам известно, что у меня ее нет? Вы судите по костюму?

Никогда не делайте этого, драгоценнейший страж! Вы можете ошибиться, и притом весьма крупно. Перечтите еще раз хотя бы историю знаменитого калифа Гарун-аль-Рашида. Но в данном случае, откидывая эту историю временно в сторону, я хочу сказать вам, что я нажалуюсь на вас заведующему и порасскажу ему о вас таких вещей, что не пришлось бы вам покинуть ваш пост между сверкающими зеркальными дверями.

— У меня, может быть, полный примус валюты, — запальчиво встрял в разговор и котообразный толстяк, так и прущий в магазин. Сзади уже напирала и сердилась публика. С ненавистью и сомнением глядя на диковинную парочку, швейцар посторонился, и наши знакомые, Коровьев и Бегемот, очутились в магазине”.

Напомню, что Халиф Гарун-аль-Рашид известен был тем, что переодевался в простую одежду и тусовался по Багдаду, прослушивая, что думает народ. Об этом же некоторые сказки 1001 ночи. Прошу заметить две 11 в этой цифре.

Но это довольно скучно. Гораздо интереснее то, что такое же наблюдение красной нитью проходит через историю Аладдина, в том числе Диснеевского. Вспомните начало этой истории. Принцесса Жасмин переодевается простой женщиной и гуляет по городу, налетает на рыночного торговца и Аладдина, где возникает спор по поводу кусочка хлеба, из-за которого выходит большой спор с привлечением полиции.

Вот аналогичный эпизод в главе романа “Мастер и Маргарита” (там где Бегемот сожрал три мандарина в Торгсине).

“На угол Смоленского из зеркальных дверей вылетел швейцар и залился зловещим свистом. Публика стала окружать негодяев, и тогда в дело вступил Коровьев.

— Граждане! — вибрирующим тонким голосом прокричал он, — что же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный человек, — Коровьев подпустил дрожи в свой голос и указал на Бегемота, немедленно скроившего плаксивую физиономию, — бедный человек целый день починяет примуса; он проголодался. а откуда же ему взять валюту?

Павел Иосифович, обычно сдержанный и спокойный, крикнул на это сурово:

— Ты это брось! — и махнул вдаль уже нетерпеливо. Тогда трели у дверей загремели повеселее.

Но Коровьев, не смущаясь выступлением Павла Иосифовича, продолжал:

— Откуда? — задаю я всем вопрос! Он истомлен голодом и жаждой! Ему жарко. Ну, взял на пробу горемыка мандарин. И вся-то цена этому мандарину три копейки. И вот они уж свистят, как соловьи весной в лесу, тревожат милицию, отрывают ее от дела. А ему можно?”.

Теперь посмотрим начало диснеевской истории “Аладдин” (я даже не буду грузить первоисточником).

“- Слушайте внимательно. Потому что скоро вы узнаете, насколько обманчивой бывает внешность. Особенно в таком месте, как Аграба!”. Дело в том, что в начале фильма принцесса притворяется служанкой, а затем пол фильма Аладдин притворяется принцем. Эта фраза повторяется раз 6 в фильме и в книге.

К Алладину и его примусу с джинном я вернусь чуть позже, а пока, чтобы немножко поднять настроение вернусь в Нью-Йорк. Посмотрим фильм “На Дерибасовской отличная погода, а на Брайтон Бич опять идут дожди”. Это где-то час с начала фильма.

Итак агент КГБ Соколов переодевается в арабского шейха (ловля на живца). По случайному совпадению его напарница из ЦРУ Мэри также притворяется женой Шейха – Фатимой. Это реально незначительное совпадение. Даже упоминать не стоило бы, если бы, Коровьев в рассматриваемой главе не произнес “Кушай, Бегемот”. Дело в том, что после этого продавщица в романе кричит, “да, вы с ума сошли!”, а помощник шейха также не может понять, что случилось с верблюдом. И это тоже ерунда, а не совпадение.

Соколов использует фразу “кушай дорогой, Кароши”, то же самое (“Кароши”) говорит непонятный толстяк перед прилавком Торгсина.

Но вот когда в комедии с Хартьяном шейх неожиданно заговорил по-русски, а в романе “МиМ” в этой же главе толстяк перед прилавком также освоил русский язык в самые короткие сроки, это уже странно. При том, что даже материться умеет.

А где же предложение выпить водочки? В фильме-то про Соколова оно есть. В конце главы Коровьев начинает вопить “Горько мне. Горько!Горько!”.

2. То, что говорит Коровьев довольно неплохо и детально соответствует комедии “Горько 2”, но так я Вас совсем запутаю. Лучше возвращусь к фильму “На Дерибасовской” и т.д., где миссия Соколова – “Ловля на живца”. Это – его главная мысль.

Читайте также:
Мастер: сочинение

Вот как описывает эту операцию Эрнст Хэмингуэй (“кушай, кушай, дорогой, кароши”).

“Старик, легонько придерживая бечеву, левой рукой осторожно отвязал ее от удилища. Теперь она могла незаметно для рыбы скользить у него между пальцами.

«Так далеко от берега, да еще в это время года, рыба, наверно, огромная. Ешь, рыба. Ешь. Ну, ешь же, пожалуйста. Сардины такие свеженькие, а тебе так холодно в воде, на глубине в шестьсот футов, холодно и темно. Поворотись еще разок в темноте, ступай назад и поешь!»

Он почувствовал легкий, осторожный рывок, а затем и более сильный, — видно, одну из сардин оказалось труднее сорвать с крючка. Потом все стихло.

— Ну же, — сказал старик вслух, — поворотись еще разок. Понюхай. Разве они не прелесть? Покушай хорошенько. А за ними, глядишь, настанет черед попробовать тунца! Он ведь твердый, прохладный, прямо объедение. Не стесняйся, рыба. Ешь, прошу”.

Напомню, что рыбу-меч старик все-же поймал.

3. Теперь, продолжая доказывать теорию перевернутого Евангелия, найдем нужное место в Евангелии от Матфея. Еще раз, мы ищем место, в котором подчеркивается следующая мысль.

“— Дорогой мой, — задребезжал длинный, сверкая глазом из разбитого пенсне, — а откуда вам известно, что у меня ее нет? Вы судите по костюму?

Никогда не делайте этого, драгоценнейший страж! Вы можете ошибиться, и притом весьма крупно”. Также прошу обратить внимание на дегустацию мандаринов Бегемотом.

Это, конечно же, глава 7 Евангелия:

“Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные.

По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?

Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые.

Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые.

Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь.

Итак по плодам их узнаете их.

Итак всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне.

А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и ОН УПАЛ, И БЫЛО ПАДЕНИЕ ЕГО ВЕЛИКОЕ”.

4. Теперь посмотрим еще раз на кота-Бегемота. Весь черный, оброс, не женится, ходит с браунингом, из которого стреляет на опережение с криком “Ремиз!”, лучший друг отравителя и убийцы Азазелло (который бросил его в момент неравного боя за стакан коньяку, то есть за звездочку на погонах), оживает попив бензинчику, имеет несколько жизней, носит с собой волшебный примус, который изрыгает огонь то в магазинах, то в ресторанах. На джинна можно посмотреть на фото, или в романе:

“Были ли эти силуэты или они только померещились пораженным страхом жильцам злосчастного дома на Садовой, конечно, с точностью сказать нельзя. Если они были, куда они непосредственно отправились, также не знает никто” (это самое начало главы “Последние похождения. “).

5. Ну, и напоследок, ряд совпадений, про которые я уже писал.

1) Гарун-аль-Рашид подарил французскому королю Белого слона Аббаса. Тот, правда, прожил недолго. Башни-близнецы были известны как “белые слоны”, из-за убыточности и дороговизны.

2) В главе детально описан подрыв башенок и исчезновение золота из подвалов.

“Бегемот, проглотив третий мандарин, сунул лапу в хитрое сооружение из шоколадных плиток, выдернул одну нижнюю, отчего, конечно, все рухнуло, и проглотил ее вместе с золотой оберткой.

Продавцы за рыбным прилавком как окаменели со своими ножами в руках, сиреневый иностранец повернулся к грабителям, и тут же обнаружилось, что Бегемот не прав: у сиреневого не не хватало чего-то в лице, а, наоборот, скорее было лишнее — висящие щеки и бегающие глаза.

Совершенно пожелтев, продавщица тоскливо прокричала на весь магазин:

3) Можете посчитать число селедочных хвостов, торчащих из пасти Бегемота.

4) “Палосич! Палосич!” – совершенно случайно совпадает с корнем “Пал, Вавилон, пал. ” и т.д., из Апокалипсиса. При том, что зданий действительно было 7 (7 холмов), в один миг погибло большое богатство, а в Апокалипсисе речь шла действительно об Америке.

5) Два полицейских шлема действительно вскоре появились, только в самолете и т.д.

Все это и многое другое можете найти в предыдущих очерках про Торгсин.

6. И в качестве бесплатного бонуса. Вот как описана гибель Коровьева и Бегемота в этой же главе.

“Потом уж очевидцы, присутствующие при начале пожара в торгсине на Смоленском, рассказывали, что будто бы оба хулигана взлетели вверх под потолок и там будто бы лопнули оба, как воздушные детские шары. Это, конечно, сомнительно, чтобы дело было именно так, но чего не знаем, того не знаем”.

Совершенно случайно это совпадает с описанием гибели близнецов в фильме “Матрица-перезагрузка”. Как всем известно, фильм прославился тем, что у Нео в паспорте оказалась дата 11 сентября 2001 года.

Единственное, а Коровьев с Бегемотом случайно не близнецы? Посмотрим. Эта сцена практически копирует сцену встречи Алисы с близнецами Труляля и Траляля “задом наперед – совсем наоборот”.

“— Как ваша фамилия?

— Панаев, — вежливо ответил тот. Гражданка записала эту фамилию и подняла вопросительный взор на Бегемота.

— Скабичевский, — пропищал тот, почему-то указывая на свой примус. Софья Павловна записала и это и пододвинула книгу посетителям, чтобы они расписались в ней. Коровьев против Панаева написал “Скабичевский”, а Бегемот против Скабичевского написал “Панаев”. Арчибальд Арчибальдович, совершенно поражая Софью Павловну, обольстительно улыбаясь, повел гостей к лучшему столику в противоположном конце веранды, туда, где лежала самая густая тень, к столику, возле которого весело играло солнце в одном из прорезов трельяжной зелени. Софья же Павловна, моргая от изумления, долго изучала странные записи, сделанные неожиданными посетителями в книге”.

“Задом наперед – совсем наоборот”.

7. Но в чем же здесь ЛОВЛЯ НА ЖИВЦА?

А очень просто. Посмотрите концовку трилогии “Матрица”.

Булгаков. Мастер и маргарита. Глава 28. Последние похождения Коровьева и Бегемота (II)

Но, минуя все эти прелести, Коровьев и Бегемот направились прямо к стыку гастрономического и кондитерского отделений. Здесь было очень просторно, гражданки в платочках и беретиках не напирали на прилавки, как в ситцевом отделении.

Низенький, совершенно квадратный человек, бритый до синевы, в роговых очках, в новенькой шляпе, не измятой и без подтеков на ленте, в сиреневом пальто и лайковых рыжих перчатках, стоял у прилавка и что-то повелительно мычал. Продавец в чистом белом халате и синей шапочке обслуживал сиреневого клиента. Острейшим ножом, очень похожим на нож, украденный Левием Матвеем, он снимал с жирной плачущей розовой лососины ее похожую на змеиную с серебристым отливом шкуру.

— И это отделение великолепно, — торжественно признал Коровьев, — и иностранец симпатичный, — он благожелательно указал пальцем на сиреневую спину.

Читайте также:
Евангельский сюжет в трактовке М. А. Булгакова: сочинение

— Нет, Фагот, нет, — задумчиво ответил Бегемот, — ты, дружочек, ошибаешься. В лице сиреневого джентльмена чего-то не хватает, по-моему.

Сиреневая спина вздрогнула, но, вероятно, случайно, ибо не мог же иностранец понять то, что говорили по-русски Коровьев и его спутник.

— Кароши? — строго спрашивал сиреневый покупатель.

— Мировая, — отвечал продавец, кокетливо ковыряя острием ножа под шкурой.

— Кароши люблю, плохой — нет, — сурово говорил иностранец.

— Как же! — восторженно отвечал продавец.

Тут наши знакомые отошли от иностранца с его лососиной к краю кондитерского прилавка.

— Жарко сегодня, — обратился Коровьев к молоденькой, краснощекой продавщице и не получил от нее никакого ответа на это. — Почем мандарины? — осведомился тогда у нее Коровьев.

— Тридцать копеек кило, — ответила продавщица.

— Все кусается, — вздохнув, заметил Коровьев, — эх, эх. — Он немного еще подумал и пригласил своего спутника: — Кушай, Бегемот.

Толстяк взял свой примус под мышку, овладел верхним мандарином в пирамиде и, тут же со шкурой сожравши его, принялся за второй.

Продавщицу обуял смертельный ужас.

— Вы с ума сошли! — вскричала она, теряя свой румянец, — чек подавайте! Чек! — и она уронила конфетные щипцы.

— Душенька, милочка, красавица, — засипел Коровьев, переваливаясь через прилавок и подмигивая продавщице, — не при валюте мы сегодня. ну что ты поделаешь! Но, клянусь вам, в следующий же раз, и уж никак не позже понедельника, отдадим все чистоганом. Мы здесь недалеко, на Садовой, где пожар.

Бегемот, проглотив третий мандарин, сунул лапу в хитрое сооружение из шоколадных плиток, выдернул одну нижнюю, отчего, конечно, все рухнуло, и проглотил ее вместе с золотой оберткой.

Продавцы за рыбным прилавком как окаменели со своими ножами в руках, сиреневый иностранец повернулся к грабителям, и тут же обнаружилось, что Бегемот не прав: у сиреневого не не хватало чего-то в лице, а, наоборот, скорее было лишнее — висящие щеки и бегающие глаза.

Совершенно пожелтев, продавщица тоскливо прокричала на весь магазин:

Публика из ситцевого отделения повалила на этот крик, а Бегемот отошел от кондитерских соблазнов и запустил лапу в бочку с надписью: “Сельдь керченская отборная”, вытащил парочку селедок и проглотил их, выплюнув хвосты.

— Палосич! — повторился отчаянный крик за прилавком кондитерского, а за рыбным прилавком гаркнул продавец в эспаньолке:

— Ты что же это делаешь, гад?!

Павел Иосифович уже спешил к месту действия. Это был представительный мужчина в белом чистом халате, как хирург, и с карандашом, торчащим из кармана. Павел Иосифович, видимо, был опытным человеком. Увидев во рту у Бегемота хвост третьей селедки, он вмиг оценил положение, все решительно понял и, не вступая ни в какие пререкания с нахалами, махнул вдаль рукой, скомандовав:

На угол Смоленского из зеркальных дверей вылетел швейцар и залился зловещим свистом. Публика стала окружать негодяев, и тогда в дело вступил Коровьев.

— Граждане! — вибрирующим тонким голосом прокричал он, — что же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный человек, — Коровьев подпустил дрожи в свой голос и указал на Бегемота, немедленно скроившего плаксивую физиономию, — бедный человек целый день починяет примуса; он проголодался. а откуда же ему взять валюту?

Павел Иосифович, обычно сдержанный и спокойный, крикнул на это сурово:

— Ты это брось! — и махнул вдаль уже нетерпеливо. Тогда трели у дверей загремели повеселее.

Но Коровьев, не смущаясь выступлением Павла Иосифовича, продолжал:

— Откуда? — задаю я всем вопрос! Он истомлен голодом и жаждой! Ему жарко. Ну, взял на пробу горемыка мандарин. И вся-то цена этому мандарину три копейки. И вот они уж свистят, как соловьи весной в лесу, тревожат милицию, отрывают ее от дела. А ему можно? А? — и тут Коровьев указал на сиреневого толстяка, отчего у того на лице выразилась сильнейшая тревога, — кто он такой? А? Откуда он приехал? Зачем? Скучали мы, что ли, без него? Приглашали мы его, что ли? Конечно, — саркастически кривя рот, во весь голос орал бывший регент, — он, видите ли, в парадном сиреневом костюме, от лососины весь распух, он весь набит валютой, а нашему-то, нашему-то?! Горько мне! Горько! Горько! — завыл Коровьев, как шафер на старинной свадьбе.

Вся эта глупейшая, бестактная и, вероятно, политически вредная вещь заставила гневно содрогаться Павла Иосифовича, но, как это ни странно, по глазам столпившейся публики видно было, что в очень многих людях она вызвала сочувствие! А когда Бегемот, приложив грязный продранный рукав к глазу, воскликнул трагически:

— Спасибо, верный друг, заступился за пострадавшего! — произошло чудо. Приличнейший тихий старичок, одетый бедно, но чистенько, старичок, покупавший три миндальных пирожных в кондитерском отделении, вдруг преобразился. Глаза его сверкнули боевым огнем, он побагровел, швырнул кулечек с пирожными на пол и крикнул:

— Правда! — детским тонким голосом. Затем он выхватил поднос, сбросив с него остатки погубленной Бегемотом шоколадной эйфелевой башни, взмахнул им, левой рукой сорвал с иностранца шляпу, а правой с размаху ударил подносом плашмя иностранца по плешивой голове. Прокатился такой звук, какой бывает, когда с грузовика сбрасывают на землю листовое железо. Толстяк, белея, повалился навзничь и сел в кадку с керченской сельдью, выбив из нее фонтан селедочного рассола. Тут же стряслось и второе чудо. Сиреневый, провалившись в кадку, на чистом русском языке, без признаков какого-либо акцента, вскричал:

— Убивают! Милицию! Меня бандиты убивают! — очевидно, вследствие потрясения, внезапно овладев до тех пор неизвестным ему языком.

Тогда прекратился свист швейцара, и в толпах взволнованных покупателей замелькали, приближаясь, два милицейских шлема. Но коварный Бегемот, как из шайки в бане окатывают лавку, окатил из примуса кондитерский прилавок бензином, и он вспыхнул сам собой. Пламя ударило кверху и побежало вдоль прилавка, пожирая красивые бумажные ленты на корзинках с фруктами. Продавщицы с визгом кинулись бежать из-за прилавка, и лишь только они выскочили из-за него, вспыхнули полотняные шторы на окнах и на полу загорелся бензин. Публика, сразу подняв отчаянный крик, шарахнулась из кондитерского назад, смяв более ненужного Павла Иосифовича, а из-за рыбного гуськом со своими отточенными ножами рысью побежали к дверям черного хода продавцы. Сиреневый гражданин, выдравшись из кадки, весь в селедочной жиже, перевалился через семгу на прилавке и последовал за ними. Зазвенели и посыпались стекла в выходных зеркальных дверях, выдавленные спасающимися людьми, и оба негодяя — и Коровьев, и обжора Бегемот — куда-то девались, а куда — нельзя было понять. Потом уж очевидцы, присутствующие при начале пожара в торгсине на Смоленском, рассказывали, что будто бы оба хулигана взлетели вверх под потолок и там будто бы лопнули оба, как воздушные детские шары. Это, конечно, сомнительно, чтобы дело было именно так, но чего не знаем, того не знаем.

Характеристика и образ Босого в романе Мастер и Маргарита Булгакова сочинение

Никанор Иванович Босой — второстепенный персонаж романа Булгакова «Мастер и Маргарита». Он заведующий столовой, жадный взяточник, подозрительный и недоверчивый. Босой — краснолицый, толстый, мрачный человек, вечно недовольный, не умеющий радоваться жизни, его никогда не видели улыбающимся. Все, что ему интересно, так это вкусно поесть и выпить. Он мог бы весь день есть, только такое занятие ему было по душе.

Читайте также:
Гелла 2: сочинение

Занимая руководящую должность, он умело использовал свое положение в корыстных целях, можно сказать даже — преступных. Никанор Иванович не гнушался брать деньги из кассы, а наказывали за это других людей, на которых он указывал. И никто не мог заподозрить в краже его, такого уважаемого человека, занимающего солидную должность.

Сам он никогда и никому не верил. Друзей не завел, потому, что мог только унижать и оскорблять окружающих. Кто же будет с таким дружить?

Автор олицетворяет в образе Босого типичного представителя среднего класса тогдашней Москвы — плутоватый, алчный мошенник. Несмотря на то что он обеспеченный, ни в чем не нуждается, как председатель жилтоварищества, он не в силах отказаться от соблазна получить кругленькую сумму за «сомнительную квартиру».

У Воланда этот герой не вызывает симпатии. По его указанию Коровьев сообщает в милицию о том, что Босой якобы спекулирует валютой. При обыске у последнего действительно находят доллары. Странное поведение Никанора Ивановича на допросе вызывает подозрение и его оправляют в психиатрическую лечебницу. В виде наказания в ночных кошмарах Босому вновь и вновь приходится участвовать в махинациях с валютой.

Почти всех своих героев автор собирает в одной лечебнице. Положительный ли это герой или отрицательный, случай приводит их к душевнобольным. Кто-то обречен до конца своих дней мучиться в кошмарах, а кому-то даруется освобождение в вечности.

Босой же вынужден каждую ночь погружаться в свои ненавистные сны, потому как вовсе не раскаялся в содеянном. Он лишь еще больше проникся ненавистью к тем, кто является ему в кошмарах, и к артистке, и даже к Пушкину. Таких, как Никанор Иванович, ничто не может изменить. Босой, безусловно, отрицательная личность, но при всем при этом — яркий и характерный персонаж.

Булгаков полагает, что все свои грехи и преступления каждый совершает по собственному велению души, но человек не должен при этом испытывать страха перед возмездием.

Сочинение про Босого

«Мастер и Маргарита» — роман Михаила Афанасьевича Булгакова. Никанор Иванович Босой — один из второстепенных героев этого произведения.

Босой — тучный толстяк, описывается как человек с багровой физиономией, любящий вкусно поесть и хорошо выпить. Он работает заведующим столовой и живет по соседству с Берлиозом, вместе со своей женой Пелагеей Антоновной.

Наш персонаж является очень деловитым человеком, который отличается своей жадностью. У него есть и другие отрицательные черты — лживость, плутовство и авантюризм. Он очень жесток в обращении с окружающими, недоверчив и подозрителен, а также крайне осторожен. Из-за своей жадности, Никанор Иванович согласился на сделку с Коровьевым, по которому должна была сдаваться квартира. Сдача этого помещения была незаконной, так как она имела очень плохую репутацию, однако хорошая сумма взятки смогла переубедить Босого.

Он считал себя очень расчетливым и предусмотрительным. Деньги, полученные от Коровьева он спрятал в вентиляционную шахту. Этот тайник показался ему очень надежным.

Воланд, который плохо относился к нашему герою, поручил Коровьеву донести на него за незаконные валютные спекуляции. Также, деньги, которые были спрятаны в «надежном тайнике» были превращены в иностранную валюту.

Никанор Иванович был арестован и полностью признал свою вину, однако он стал выдавать других жильцов за своих подельников, обвиняя их в получении взяток. Во время следствия он стал вести себя очень странно, за что и был направлен в психиатрическую лечебницу, где уже содержались Иван Бездомный и Мастер.

Затем, в лечебнице, Никанору начинают сниться ужасные кошмары. В них он постоянно участвовал в денежных махинациях, которые были связаны с незаконными валютными спекуляциями.

Все происшествия, произошедшие с героем, были описаны в сатирическом и юмористическом стиле. Автор, раскрывая всю мошенническую сущность Босого, показывал поведение обычного горожанина среднего класса.

Двойственность

Коровьев – образ неоднозначный. Являясь частью свиты Воланда, он посещает москвичей. Свита называет героя странным именем Фагот, для жителей Москвы – он человек с фамилией Коровьев.

В демоническом плане Фагот Коровьев является спутником самого Сатаны. Это «маг, регент, чародей, переводчик или черт его знает кто на самом деле». В мире реальном персонаж – переводчик иностранца, который внезапно появился в Москве. До этого Коровьев, по его словам, был регентом и «запевалой», то есть он был дирижером хора.

Различно и поведение Коровьева в разных мирах. В Москве герой постоянно шутит и вообще выглядит как «шут гороховый». Настоящая сущность героя отражена лишь в финале романа. Здесь Коровьев предстает в виде рыцаря. Он совершенно непохож на того шута, каким предстает в реальном мире. Там высокий и несуразный герой с неприятной и комичной внешностью (например, «усишки, как куриные перья») ходил в узком пиджаке клетчатой раскраски, в таких же штанах. Характеристика Коровьева не была бы полной без описания его внешности и одежды. Он настолько ассоциируется со своим пиджаком, что некоторые его называли «клетчатым».

Воланд объясняет, почему происходит такое перевоплощение героя из «рыцаря» в комичного гаера: таким шутовским обликом Фагот был наказан за неудачную шутку. На самом деле рыцарь имел «мрачный» взгляд и «никогда не улыбающееся лицо».

Характеристика

Коровьев – очень яркая личность. Фагот был «субъектом странным». Внешность и поведение героя позволяли называть его человеком мерзким и наглым.

Коровьев похож на хамелеона, который способен приспосабливаться к нужным условиям. Он может копировать поведение другого человека и «приспосабливаться» к нему.

Несмотря на то что Коровьев в реальном мире выполняет роль шута, он очень умен и мудр. Здесь виден образ настоящий, «рыцарский». Коровьев более всех приближен к Воланду, потому что является исполнительным слугой.

Булгаков. Мастер и маргарита. Глава 28. Последние похождения Коровьева и Бегемота (II)

Но, минуя все эти прелести, Коровьев и Бегемот направились прямо к стыку гастрономического и кондитерского отделений. Здесь было очень просторно, гражданки в платочках и беретиках не напирали на прилавки, как в ситцевом отделении.

Низенький, совершенно квадратный человек, бритый до синевы, в роговых очках, в новенькой шляпе, не измятой и без подтеков на ленте, в сиреневом пальто и лайковых рыжих перчатках, стоял у прилавка и что-то повелительно мычал. Продавец в чистом белом халате и синей шапочке обслуживал сиреневого клиента. Острейшим ножом, очень похожим на нож, украденный Левием Матвеем, он снимал с жирной плачущей розовой лососины ее похожую на змеиную с серебристым отливом шкуру.

— И это отделение великолепно, — торжественно признал Коровьев, — и иностранец симпатичный, — он благожелательно указал пальцем на сиреневую спину.

— Нет, Фагот, нет, — задумчиво ответил Бегемот, — ты, дружочек, ошибаешься. В лице сиреневого джентльмена чего-то не хватает, по-моему.

Сиреневая спина вздрогнула, но, вероятно, случайно, ибо не мог же иностранец понять то, что говорили по-русски Коровьев и его спутник.

— Кароши? — строго спрашивал сиреневый покупатель.

— Мировая, — отвечал продавец, кокетливо ковыряя острием ножа под шкурой.

— Кароши люблю, плохой — нет, — сурово говорил иностранец.

— Как же! — восторженно отвечал продавец.

Тут наши знакомые отошли от иностранца с его лососиной к краю кондитерского прилавка.

— Жарко сегодня, — обратился Коровьев к молоденькой, краснощекой продавщице и не получил от нее никакого ответа на это. — Почем мандарины? — осведомился тогда у нее Коровьев.

Читайте также:
Свита Воланда в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

— Тридцать копеек кило, — ответила продавщица.

— Все кусается, — вздохнув, заметил Коровьев, — эх, эх… — Он немного еще подумал и пригласил своего спутника: — Кушай, Бегемот.

Толстяк взял свой примус под мышку, овладел верхним мандарином в пирамиде и, тут же со шкурой сожравши его, принялся за второй.

Продавщицу обуял смертельный ужас.

— Вы с ума сошли! — вскричала она, теряя свой румянец, — чек подавайте! Чек! — и она уронила конфетные щипцы.

— Душенька, милочка, красавица, — засипел Коровьев, переваливаясь через прилавок и подмигивая продавщице, — не при валюте мы сегодня… ну что ты поделаешь! Но, клянусь вам, в следующий же раз, и уж никак не позже понедельника, отдадим все чистоганом. Мы здесь недалеко, на Садовой, где пожар.

Бегемот, проглотив третий мандарин, сунул лапу в хитрое сооружение из шоколадных плиток, выдернул одну нижнюю, отчего, конечно, все рухнуло, и проглотил ее вместе с золотой оберткой.

Продавцы за рыбным прилавком как окаменели со своими ножами в руках, сиреневый иностранец повернулся к грабителям, и тут же обнаружилось, что Бегемот не прав: у сиреневого не не хватало чего-то в лице, а, наоборот, скорее было лишнее — висящие щеки и бегающие глаза.

Совершенно пожелтев, продавщица тоскливо прокричала на весь магазин:

Публика из ситцевого отделения повалила на этот крик, а Бегемот отошел от кондитерских соблазнов и запустил лапу в бочку с надписью: «Сельдь керченская отборная», вытащил парочку селедок и проглотил их, выплюнув хвосты.

— Палосич! — повторился отчаянный крик за прилавком кондитерского, а за рыбным прилавком гаркнул продавец в эспаньолке:

— Ты что же это делаешь, гад?!

Павел Иосифович уже спешил к месту действия. Это был представительный мужчина в белом чистом халате, как хирург, и с карандашом, торчащим из кармана. Павел Иосифович, видимо, был опытным человеком. Увидев во рту у Бегемота хвост третьей селедки, он вмиг оценил положение, все решительно понял и, не вступая ни в какие пререкания с нахалами, махнул вдаль рукой, скомандовав:

На угол Смоленского из зеркальных дверей вылетел швейцар и залился зловещим свистом. Публика стала окружать негодяев, и тогда в дело вступил Коровьев.

— Граждане! — вибрирующим тонким голосом прокричал он, — что же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный человек, — Коровьев подпустил дрожи в свой голос и указал на Бегемота, немедленно скроившего плаксивую физиономию, — бедный человек целый день починяет примуса; он проголодался… а откуда же ему взять валюту?

Павел Иосифович, обычно сдержанный и спокойный, крикнул на это сурово:

— Ты это брось! — и махнул вдаль уже нетерпеливо. Тогда трели у дверей загремели повеселее.

Но Коровьев, не смущаясь выступлением Павла Иосифовича, продолжал:

— Откуда? — задаю я всем вопрос! Он истомлен голодом и жаждой! Ему жарко. Ну, взял на пробу горемыка мандарин. И вся-то цена этому мандарину три копейки. И вот они уж свистят, как соловьи весной в лесу, тревожат милицию, отрывают ее от дела. А ему можно? А? — и тут Коровьев указал на сиреневого толстяка, отчего у того на лице выразилась сильнейшая тревога, — кто он такой? А? Откуда он приехал? Зачем? Скучали мы, что ли, без него? Приглашали мы его, что ли? Конечно, — саркастически кривя рот, во весь голос орал бывший регент, — он, видите ли, в парадном сиреневом костюме, от лососины весь распух, он весь набит валютой, а нашему-то, нашему-то?! Горько мне! Горько! Горько! — завыл Коровьев, как шафер на старинной свадьбе.

Вся эта глупейшая, бестактная и, вероятно, политически вредная вещь заставила гневно содрогаться Павла Иосифовича, но, как это ни странно, по глазам столпившейся публики видно было, что в очень многих людях она вызвала сочувствие! А когда Бегемот, приложив грязный продранный рукав к глазу, воскликнул трагически:

— Спасибо, верный друг, заступился за пострадавшего! — произошло чудо. Приличнейший тихий старичок, одетый бедно, но чистенько, старичок, покупавший три миндальных пирожных в кондитерском отделении, вдруг преобразился. Глаза его сверкнули боевым огнем, он побагровел, швырнул кулечек с пирожными на пол и крикнул:

— Правда! — детским тонким голосом. Затем он выхватил поднос, сбросив с него остатки погубленной Бегемотом шоколадной эйфелевой башни, взмахнул им, левой рукой сорвал с иностранца шляпу, а правой с размаху ударил подносом плашмя иностранца по плешивой голове. Прокатился такой звук, какой бывает, когда с грузовика сбрасывают на землю листовое железо. Толстяк, белея, повалился навзничь и сел в кадку с керченской сельдью, выбив из нее фонтан селедочного рассола. Тут же стряслось и второе чудо. Сиреневый, провалившись в кадку, на чистом русском языке, без признаков какого-либо акцента, вскричал:

— Убивают! Милицию! Меня бандиты убивают! — очевидно, вследствие потрясения, внезапно овладев до тех пор неизвестным ему языком.

Тогда прекратился свист швейцара, и в толпах взволнованных покупателей замелькали, приближаясь, два милицейских шлема. Но коварный Бегемот, как из шайки в бане окатывают лавку, окатил из примуса кондитерский прилавок бензином, и он вспыхнул сам собой. Пламя ударило кверху и побежало вдоль прилавка, пожирая красивые бумажные ленты на корзинках с фруктами. Продавщицы с визгом кинулись бежать из-за прилавка, и лишь только они выскочили из-за него, вспыхнули полотняные шторы на окнах и на полу загорелся бензин. Публика, сразу подняв отчаянный крик, шарахнулась из кондитерского назад, смяв более ненужного Павла Иосифовича, а из-за рыбного гуськом со своими отточенными ножами рысью побежали к дверям черного хода продавцы. Сиреневый гражданин, выдравшись из кадки, весь в селедочной жиже, перевалился через семгу на прилавке и последовал за ними. Зазвенели и посыпались стекла в выходных зеркальных дверях, выдавленные спасающимися людьми, и оба негодяя — и Коровьев, и обжора Бегемот — куда-то девались, а куда — нельзя было понять. Потом уж очевидцы, присутствующие при начале пожара в торгсине на Смоленском, рассказывали, что будто бы оба хулигана взлетели вверх под потолок и там будто бы лопнули оба, как воздушные детские шары. Это, конечно, сомнительно, чтобы дело было именно так, но чего не знаем, того не знаем.

Действия черта

Фаготу отведена роль исполнителя всех черных делишек, связанных с Воландом. Часто поставленные задачи он выполняет вместе с котом Бегемотом. Их совместные действия поистине разрушительны для общества. Именно они совершают такие запоминающиеся читателям дела, как:

  • поджог дома Грибоедова и Торгсина, где изначально устраивают комичное зрелище;
  • отправка Берлиоза к турникету, где тот поскальзывается на разлитом Аннушкой масле и попадает под трамвай;
  • дача взятки Босому, который был арестован в дальнейшем полицией;
  • отправка Лиходеева в Ялту совместно с шаловливым Азазелло.

Несмотря на все эти проказы, назвать поступки Коровьева плохими нельзя. Многие изречения героя по сей день являются крылатыми фразами. Например, «не судите по костюму» или «весьма крупно ошибиться». Его образ не только не вызывает негативных эмоций, но и становится поучительным.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: