Евангельский и демонический миры в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Сочинение: Евангельский и демонический миры в романе Булгакова Мастер и Маргарита

Немного найдется в русской литературе романов, которые вызывали бы столько споров, сколько вызвал роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Литературоведы, историки и просто читатели не перестают рассуждать о прототипах его героев, книжных и иных источниках сюжета, о его философской и морально-этической сути. Каждое новое поколение находит в этом произведении что-то свое, созвучное эпохе и собственным представлениям о мире. У каждого из нас есть свои любимые страницы, эпизоды. Кому-то ближе «роман в романе», кому-то — веселая дьяволиада, а кто-то не устает перечитывать любовную историю Мастера и Маргариты. И это понятно: ведь в романе одновременно существует как бы три мира, три пласта повествования — евангельский, земной и демонический. Легенда об Иешуа обрела под булгаковским пером черты неповторимой реальности. История становится современностью, потусторонний мир — действительностью. Мастер пишет роман об Иешуа и Пилате, и действие созданного им романа соединяется с ходом современной московской жизни, где автор заканчивает свою земную жизнь, затравленный гонителями. Мастер уходит в потусторонний мир, чтобы там дождаться часа, когда современный мир обновится и будет нуждаться в его романе, его мыслях. Уходит, чтобы обрести бессмертие и долгожданный покой. Библейские мотивы — извечные общечеловеческие истины. Каждый герой романа, как и каждый человек, находится в поисках истины. Что есть добро и зло? Ложь и правда? Трусость и отвага? Что есть человек?

Особый интерес представляет евангельский мир в романе Мастера. При первом знакомстве с Понтием Пилатом мы узнаем, что у него болит голова, что он ненавидит запах розового масла и любит свою собаку, т.е. ему свойственны обыкновенные человеческие чувства и переживания. Невольно отправив Иешуа на казнь, Понтий Пилат будет тосковать, что он что-то не договорил или чего-то не дослушал. Иешуа считает, что все люди добрые, но некоторых испортили обстоятельства жизни. Люди должны любить и верить, говорит он, без этого все теряет смысл. «Беда в том, что ты слишком замкнут и потерял веру в людей… нельзя же поместить всю свою привязанность в собаку…», — говорит Иешуа Понтию Пилату. Иешуа предчувствует беду, которая случится, но ничего не знает о своей судьбе. У него нет божественного всеведения, он беззащитный и хрупкий человек. Но до последней минуты Иешуа остается добрым по-настоящему: он просит у палача не о смерти для товарища, а о простом человеческом: «Дай попить ему». Параллельно евангельскому миру в романе существует мир демонический. Фантастические образы романа так же реальны, как и земные герои.

Воланд и его свита — дьявольское в человеке. Тайно или явно Воланд связан со всеми героями романа. Воланд — тень героев романа, темное внутри каждого из них. Сила мирской власти Пилата, «творческая одержимость» Мастера, «преступная» любовь Маргариты, мысли и поступки Берлиоза и Бездомного — все это в компетенции дьявола. Воланд и не скрывает, кто он такой. Его облик, повадки, речь — все узнаваемо. Разыгрывая сцену с папиросами, Воланд показывает Иешуа и Берлиозу свой знак — дьявольский треугольник на крышке золотого портсигара. Но Иешуа и Берлиоз и теперь не узнают его.

Если почти сразу становится понятно, кто такой Воланд, то кто такой самозваный переводчик при консультанте, ни в каких переводах не нуждавшемся, — загадка. Для окружающих Воланда он — Фагот, для людей — Коровьев, а в рыцарском «вечном облике » совсем без имени. Объясняя Маргарите, почему нелепо одетый, «клетчатый» Коровьев-Фагот оказался темно-фиолетовым рыцарем, Воланд говорит, что тот когда-то неудачно пошутил на тему света и тьмы и ему пришлось прошутить после этого намного больше, чем он предполагал. «Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл», — заявил Воланд Маргарите. Меняет свой облик и еще один фантастический персонаж — кот Бегемот, которого в Торгсине и писательском ресторане принимают за человека. Он то щеголь и дамский угодник, который говорит пофранцузски и золотит усы, то толстяк в рваной кепке, бесцеремонный и хитрый, а в заключительной сцене это юноша-паж.

В Коровьеве и Бегемоте Булгаков показал не лучшие стороны человеческой натуры. Но мне кажется, что в способности фантастических персонажей к переодеванию и преображению заложена способность человека к внутренним переменам. Ведь Воланд только исполняет желания людей. Дармовых денег желаете? Пожалуйста! Модных тряпок? Берите. Только за все в жизни нужно платить.

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

  • 1. “Рукописи не горят” (По роману М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”)
  • 2. Авторская позиция в романе М.А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Все похожие сочинения (21) ↓

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

Читайте также:
Как формируется драматург: сочинение

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Читайте также:
Фантастический реализм в романе «Мастер и Маргарита»: сочинение

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

«Евангельский и демонический миры в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»»

Немного найдется в русской литературе романов, которые вызывали бы столько споров, сколько вызвал роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Литературоведы, историки и просто читатели не перестают рассуждать о прототипах его героев, книжных и иных источниках сюжета, о его философской и морально-этической сути. Каждое новое поколение находит в этом произведении что-то свое, созвучное эпохе и собственным представлениям о мире. У каждого из нас есть свои любимые страницы, эпизоды. Кому-то ближе «роман в романе», кому-то — веселая дьяволиада, а кто-то не устает перечитывать любовную историю Мастера и Маргариты. И это понятно: ведь в романе одновременно существует как бы три мира, три пласта повествования — евангельский, земной и демонический. Легенда об Иешуа обрела под булгаковским пером черты неповторимой реальности. История становится современностью, потусторонний мир — действительностью. Мастер пишет роман об Иешуа и Пилате, и действие созданного им романа соединяется с ходом современной московской жизни, где автор заканчивает свою земную жизнь, затравленный гонителями. Мастер уходит в потусторонний мир, чтобы там дождаться часа, когда современный мир обновится и будет нуждаться в его романе, его мыслях. Уходит, чтобы обрести бессмертие и долгожданный покой. Библейские мотивы — извечные общечеловеческие истины. Каждый герой романа, как и каждый человек, находится в поисках истины. Что есть добро и зло? Ложь и правда? Трусость и отвага? Что есть человек?

Особый интерес представляет евангельский мир в романе Мастера. При первом знакомстве с Понтием Пилатом мы узнаем, что у него болит голова, что он ненавидит запах розового масла и любит свою собаку, т.е. ему свойственны обыкновенные человеческие чувства и переживания. Невольно отправив Иешуа на казнь, Понтий Пилат будет тосковать, что он что-то не договорил или чего-то не дослушал. Иешуа считает, что все люди добрые, но некоторых испортили обстоятельства жизни. Люди должны любить и верить, говорит он, без этого все теряет смысл. «Беда в том, что ты слишком замкнут и потерял веру в людей… нельзя же поместить всю свою привязанность в собаку…», — говорит Иешуа Понтию Пилату. Иешуа предчувствует беду, которая случится, но ничего не знает о своей судьбе. У него нет божественного всеведения, он беззащитный и хрупкий человек. Но до последней минуты Иешуа остается добрым по-настоящему: он просит у палача не о смерти для товарища, а о простом человеческом: «Дай попить ему». Параллельно евангельскому миру в романе существует мир демонический. Фантастические образы романа так же реальны, как и земные герои.

Читайте также:
Юмор и сатира в пьесах Булгакова: сочинение

Воланд и его свита — дьявольское в человеке. Тайно или явно Воланд связан со всеми героями романа. Воланд — тень героев романа, темное внутри каждого из них. Сила мирской власти Пилата, «творческая одержимость» Мастера, «преступная» любовь Маргариты, мысли и поступки Берлиоза и Бездомного — все это в компетенции дьявола. Воланд и не скрывает, кто он такой. Его облик, повадки, речь — все узнаваемо. Разыгрывая сцену с папиросами, Воланд показывает Иешуа и Берлиозу свой знак — дьявольский треугольник на крышке золотого портсигара. Но Иешуа и Берлиоз и теперь не узнают его.

Если почти сразу становится понятно, кто такой Воланд, то кто такой самозваный переводчик при консультанте, ни в каких переводах не нуждавшемся, — загадка. Для окружающих Воланда он — Фагот, для людей — Коровьев, а в рыцарском «вечном облике » совсем без имени. Объясняя Маргарите, почему нелепо одетый, «клетчатый» Коровьев-Фагот оказался темно-фиолетовым рыцарем, Воланд говорит, что тот когда-то неудачно пошутил на тему света и тьмы и ему пришлось прошутить после этого намного больше, чем он предполагал. «Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл», — заявил Воланд Маргарите. Меняет свой облик и еще один фантастический персонаж — кот Бегемот, которого в Торгсине и писательском ресторане принимают за человека. Он то щеголь и дамский угодник, который говорит пофранцузски и золотит усы, то толстяк в рваной кепке, бесцеремонный и хитрый, а в заключительной сцене это юноша-паж.

В Коровьеве и Бегемоте Булгаков показал не лучшие стороны человеческой натуры. Но мне кажется, что в способности фантастических персонажей к переодеванию и преображению заложена способность человека к внутренним переменам. Ведь Воланд только исполняет желания людей. Дармовых денег желаете? Пожалуйста! Модных тряпок? Берите. Только за все в жизни нужно платить.

Евангельский и демонический миры в романе Булгакова Мастер и Маргарита

Немного найдется в русской литературе романов, которые вызывали бы столько споров, сколько вызвал роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Литературоведы, историки и просто читатели не перестают рассуждать о прототипах его героев, книжных и иных источниках сюжета, о его философской и морально-этической сути. Каждое новое поколение находит в этом произведении что-то свое, созвучное эпохе и собственным представлениям о мире. У каждого из нас есть свои любимые страницы, эпизоды. Кому-то ближе «роман в романе», кому-то — веселая дьяволиада, а кто-то не устает перечитывать любовную историю Мастера и Маргариты. И это понятно: ведь в романе одновременно существует как бы три мира, три пласта повествования — евангельский, земной и демонический. Легенда об Иешуа обрела под булгаковским пером черты неповторимой реальности. История становится современностью, потусторонний мир — действительностью. Мастер пишет роман об Иешуа и Пилате, и действие созданного им романа соединяется с ходом современной московской жизни, где автор заканчивает свою земную жизнь, затравленный гонителями. Мастер уходит в потусторонний мир, чтобы там дождаться часа, когда современный мир обновится и будет нуждаться в его романе, его мыслях. Уходит, чтобы обрести бессмертие и долгожданный покой. Библейские мотивы — извечные общечеловеческие истины. Каждый герой романа, как и каждый человек, находится в поисках истины. Что есть добро и зло? Ложь и правда? Трусость и отвага? Что есть человек?

Особый интерес представляет евангельский мир в романе Мастера. При первом знакомстве с Понтием Пилатом мы узнаем, что у него болит голова, что он ненавидит запах розового масла и любит свою собаку, т.е. ему свойственны обыкновенные человеческие чувства и переживания. Невольно отправив Иешуа на казнь, Понтий Пилат будет тосковать, что он что-то не договорил или чего-то не дослушал. Иешуа считает, что все люди добрые, но некоторых испортили обстоятельства жизни. Люди должны любить и верить, говорит он, без этого все теряет смысл. «Беда в том, что ты слишком замкнут и потерял веру в людей… нельзя же поместить всю свою привязанность в собаку…», — говорит Иешуа Понтию Пилату. Иешуа предчувствует беду, которая случится, но ничего не знает о своей судьбе. У него нет божественного всеведения, он беззащитный и хрупкий человек. Но до последней минуты Иешуа остается добрым по-настоящему: он просит у палача не о смерти для товарища, а о простом человеческом: «Дай попить ему». Параллельно евангельскому миру в романе существует мир демонический. Фантастические образы романа так же реальны, как и земные герои.

Читайте также:
Проблема творчества в романе Мастер и Маргарита Булгакова М.А.: сочинение

Воланд и его свита — дьявольское в человеке. Тайно или явно Воланд связан со всеми героями романа. Воланд — тень героев романа, темное внутри каждого из них. Сила мирской власти Пилата, «творческая одержимость» Мастера, «преступная» любовь Маргариты, мысли и поступки Берлиоза и Бездомного — все это в компетенции дьявола. Воланд и не скрывает, кто он такой. Его облик, повадки, речь — все узнаваемо. Разыгрывая сцену с папиросами, Воланд показывает Иешуа и Берлиозу свой знак — дьявольский треугольник на крышке золотого портсигара. Но Иешуа и Берлиоз и теперь не узнают его.

Если почти сразу становится понятно, кто такой Воланд, то кто такой самозваный переводчик при консультанте, ни в каких переводах не нуждавшемся, — загадка. Для окружающих Воланда он — Фагот, для людей — Коровьев, а в рыцарском «вечном облике » совсем без имени. Объясняя Маргарите, почему нелепо одетый, «клетчатый» Коровьев-Фагот оказался темно-фиолетовым рыцарем, Воланд говорит, что тот когда-то неудачно пошутил на тему света и тьмы и ему пришлось прошутить после этого намного больше, чем он предполагал. «Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл», — заявил Воланд Маргарите. Меняет свой облик и еще один фантастический персонаж — кот Бегемот, которого в Торгсине и писательском ресторане принимают за человека. Он то щеголь и дамский угодник, который говорит пофранцузски и золотит усы, то толстяк в рваной кепке, бесцеремонный и хитрый, а в заключительной сцене это юноша-паж.

В Коровьеве и Бегемоте Булгаков показал не лучшие стороны человеческой натуры. Но мне кажется, что в способности фантастических персонажей к переодеванию и преображению заложена способность человека к внутренним переменам. Ведь Воланд только исполняет желания людей. Дармовых денег желаете? Пожалуйста! Модных тряпок? Берите. Только за все в жизни нужно платить.

Три мира в романе “Мастер и Маргарита”

Построение романа: первый мир – Москва 20-30-х годов; второй мир – Ершалаим; третий мир – мистический, фантастический Воланд и его свита. Мистика в романе как пример противоречий действительности. Анализ “трехмерной” структуры романа “Мастер и Маргарита”.

Рубрика Литература
Вид сочинение
Язык русский
Дата добавления 18.12.2009

Роман «Мастер и Маргарита» – загадка. Каждый человек, который прочитал его, открывает в нем свой смысл. Текст произведения настолько насыщен проблемами, что основную найти очень сложно, я бы даже сказала, невозможно.

Основная сложность в том, что в романе переплетается несколько реальностей: с одной стороны – советский быт Москвы 20-30-х годов, с другой – город Ершалаим, и наконец, – реальность всесильного Воланда.

Первый мир – Москва 20-30-х годов.

Сатана пришел в Москву, чтобы совершить правосудие, вызволить Мастера, его шедевр и Маргариту. Он видит, что Москва превратилась в подобие Великого бала: ее населяют предатели, доносчики, подхалимы, взяточники, валютчики. Булгаков представлял их как в виде отдельных персонажей, так и в виде служащих следующих учреждений: МАССОЛИТа, Театра Варьете и Зрелищной комиссии. Каждый человек имеет пороки, которые Воланд разоблачает. Более тяжкий грех взяли на себя работники МАССЛИТа, называющие себя литераторами и учеными. Эти люди много знают и при этом сознательно уводят людей от поиска истины, делают несчастным гениального Мастера. За это кара настигает Дом Грибоедова, где размещается МАССОЛИТ. Московское население ни во что не хочет верить без доказательств, ни в Бога, ни в дьявола. На мой взгляд, Булгаков надеялся, что когда-нибудь люди осознают тот ужас, который поглощал Россию в течение многих лет, как осознал Иван Бездомный, что стихи его ужасны. Но при жизни Булгакова этого не произошло.

Второй мир – Ершалаим.

С Ершалаимом связано много характерных, присущих именно ему и в то же время объединяющих с Москвой деталей. Это палящее солнце, узкие запутанные улочки, рельефность местности. Особенно удивляет сходство некоторых возвышений: Дом Пашкова в Москве и дворец Пилата, находящийся над крышами городских домов; Лысая гора и Воробьевы горы. Можно обратить внимание еще и на то, что если в Ершалаиме окружается холм с распятым Иешуа, то в Москве с покидающим ее Воландом. Всего три дня описывается из жизни города. Борьба добра со злом не прекращается и не может прекратиться. Главный герой древнего мира Иешуа очень похож на Иисуса. Он тоже простой смертный, который остался непонятым. Ершалаим, придуманный Мастером,- фантастика. Но именно он выглядит в романе самым реальным.

Читайте также:
Влияние Салтыкова-Щедрина на творчество Булгакова: сочинение

Третий мир – мистический, фантастический Воланд и его свита.

Мистика в романе играет вполне реалистическую роль и может служить примером противоречий действительности. Возглавляет потусторонний мир Воланд. Он является дьяволом, сатаной, «князем тьмы», «духом зла и повелителем теней». Нечистая сила в «Мастере и Маргарите» обнажает перед нами людские пороки. Тут и черт Коровьев – спившийся забулдыга. Тут и кот Бегемот, очень похожий на человека и временами сам обращающийся в человека, очень похожего на кота. Тут и хулиган Азазелло с безобразным клыком. Воланд олицетворяет вечность. Он – то вечно существующее зло, которое необходимо для существования добра. В романе изменен традиционный образ сатаны: это уже не безнравственный, злой, вероломный бес-разрушитель. Нечистая сила появляется в Москве с ревизией. Ее интересует, изменились ли горожане внутренне. Наблюдая за публикой в Варьете, «профессор черной магии» склоняется к мысли, что по сути ничего не изменилось. Нечистая сила предстает перед нами как злая человеческая воля, являясь орудием наказания, верша козни с подачи людей. Мне Воланд показался справедливым, объективным, и справедливость его проявилась не только в наказании некоторых героев. Благодаря ему воссоединяются Мастер и Маргарита.

Все герои романа тесно связаны между собой, без существования одних было бы невозможным существование других, как не может быть света без тьмы. Роман «Мастер и Маргарита» рассказывает об ответственности человека за свои поступки. Действия объединены одной идеей – поисками истины и борьбой за нее. Вражда, недоверие, зависть царят в мире во все времена. Этот роман принадлежит к тем произведениям, которые обязательно нужно перечитывать, чтобы глубже понять подтекст, увидеть новые детали, на которые с первого раза мог и не обратить внимания. Это происходит не только потому, что роман затрагивает многие философские проблемы, но и из-за сложной «трехмерной» структуры произведения.

Подобные документы

История создания романа “Мастер и Маргарита”. Идейно–художественный образ сил зла. Воланд и его свита. Диалектическое единство, взаимодополняемость добра и зла. Бал у сатаны – апофеоз романа. Роль и значение “темных сил” заложенных в романе Булгаковым.

реферат [48,1 K], добавлен 06.11.2008

Личность Булгакова. Роман “Мастер и Маргарита”. Главные герои романа: Иешуа и Воланд, свита Воланда, Мастер и Маргарита, Понтий Пилат. Москва 30-х годов. Судьба романа “Мастер и Маргарита”. Наследство потомкам. Рукопись великого произведения.

реферат [36,6 K], добавлен 14.01.2007

История создания романа. Личность Булгакова. История “Мастера и Маргариты”. Четыре слоя реальности. Ершалаим. Воланд и его свита. Образ Воланда и его история. Свита Великого Канцлера. Коровьев-Фагот. Азазелло. Бегемот. Некоторые загадки романа.

реферат [81,0 K], добавлен 17.04.2006

Система образов и сюжетные линии романа “Мастер и Маргарита”. Философия Ноцри, любовная, мистическая и сатирическая линии. Понтий Пилат и Иешуа Га-Ноцри. Воланд и его свита. Идеальный образ жены гения. Понимание писателя и его жизненного предназначения.

презентация [877,3 K], добавлен 19.03.2012

Первая редакция романа Булгакова “Мастер и Маргарита”. “Фантастический роман” и “Князь тьмы”. Человеческий, библейный и космический мир в работе. Видимая и невидимая “натура” миров. Диалектическое взаимодействие и борьба добра и зла в романе Булгакова.

презентация [908,6 K], добавлен 18.02.2013

История создания романа. Связь романа Булгакова с трагедией Гете. Временная и пространственно-смысловая структура романа. Роман в романе. Образ, место и значение Воланда и его свиты в романе “Мастер и Маргарита”.

реферат [44,8 K], добавлен 09.10.2006

История создания романа М. Булгакова “Мастер и Маргарита”; идейный замысел, жанр, персонажи, сюжетно-композиционное своеобразие. Сатирическое изображение советской действительности. Тема возвышающей, трагической любви и творчества в несвободном обществе.

дипломная работа [112,0 K], добавлен 26.03.2012

История создания романа. Идейно-художественная роль сил зла в романе. Историческая и художественная характеристика Воланда и его свиты. Великий бал у сатаны как апофеоз романа.

реферат [37,0 K], добавлен 20.03.2004

Историк, сделавшийся писателем. Творческая история романа Булгакова “Мастер и Маргарита”. Главный прототип Маргариты. Москва как глобальный символ романа. Истинное лицо Воланда. Авторская правка, варианты названий. Символико-семантический аспект романа.

презентация [1,3 M], добавлен 21.04.2014

Общая характеристика романа “Мастер и Маргарита”, анализ краткой истории создания. Знакомство с творческой деятельностью М. Булгакова. Рассмотрение ключевых персонажей романа: Маргарита, Понтий Пилат, Азазелло. Особенности проведения съемок фильма.

презентация [24,7 M], добавлен 19.02.2014

Евангельский и демонический миры в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Роман Булгакова в значительной степени основан на осмыслении и переосмыслении евангельских и библейских идей и сюжетов.

В период написания романа Булгаков изучил не только текст Евангелий, но и многочисленные исторические источники об Иудее начала эры, иврит, неканонические толкования. Автор сознательно отступает от евангельского сюжета, предлагая свое видение библейских мотивов.

Читайте также:
Композиция и система образов в романе «Мастер и Маргарита»: сочинение

Самый спорный с библейской точки зрения образ – это образ Иешуа. С ним связаны центральные мотивы романа: мотив свободы, страданий и смерти, казни, прощения, милосердия. Эти мотивы получают в романе новое, булгаковское воплощение, порой очень далекое от традиционной библейской традиции.

Иешуа буквально означает Спаситель; Га-Ноцри означает “из Назарета”, Назарет – город в Галилее, в котором жил святой Иосиф и где произошло Благовещение Пресвятой Деве Марии о рождении у нее Сына Божия. Сюда же возвратились после своего пребывания в Египте Иисус, Мария и Иосиф. Здесь прошло все детство и отрочество Иисуса. Таким образом, Булгаков глубоко забирается в библейские толкования.

Первое серьезное различие между библейским мотивом Спасителя и булгаковской трактовкой – это то, что Иешуа в романе не заявляет о своем мессианском предназначении, и никак не определяет своей божественной сущности, в то время как библейский Иисус говорит, например в беседе с фарисеями, что он не просто Мессия, а еще и Сын Божий: “Я и Отец – одно”. Но некоторые строки романа, связанные с образом Иешуа, имеют прямую соотнесенность с Библией, например: “…возле того столбом загорелась пыль”. Возможно, это описание рассчитано на ассоциацию с тринадцатой главой Библейской книги под названием “Исход”, где рассказывается о выходе евреев из египетского плена, когда Бог двигался перед ними в виде облачного либо огненного столпа: “Господь же шел перед ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем, и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица народа”. Тогда это место в романе служит единственным указанием на божественную сущность Иешуа.

В романе встречается только один эпизод, напоминающий о совершаемых Иисусом евангельских чудесах. “Что такое истина?” – спрашивает Понтий Пилат у Иешуа. Этот вопрос в другом немного звучании встречается и в Евангелии от Иоанна: “Пилат сказал ему: “Итак, Ты царь?” Иисус отвечал: “Ты говоришь, что я царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине; всякий, кто от истины, слушает голоса моего”. В булгаковском же романе Иешуа на этот вопрос отвечает: “Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова…Но мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет…”. Исцеление Понтия Пилата – единственное исцеление и единственное чудо, совершенное Иешуа. 5[]

У Иисуса были ученики. За Иешуа же следовал лишь один Левий Матвей. Некоторые исследователи считают, что прообразом Левия Матвея стал библейский апостол Матфей, написавший первое Евангелие. До того, как Матфей стал учеником Иисуса, он был мытарем, то есть сборщиком податей, как и Левий Матвей. Известно, что Иисус в сопровождении своих учеников въехал на осле в Иерусалим. А когда в романе Пилат спрашивает Иешуа верно ли то, что он “через Сузские ворота верхом на осле” въехал в город, тот отвечает, что у него “и осла-то никакого нет”. Пришел он в Ершалаим точно через Сузские ворота, но пешком, в сопровождении одного Левия Матвея, и никто ему ничего не кричал, так как никто его тогда в Ершалаиме не знал.

Иешуа лишь немного был знаком с Иудой из Кириафа, предавшим его, а Иуда из Кариота являлся учеником Иисуса. Очевидно. Что Булгакова не так сильно волновали эти отношения, гораздо больше его занимал вопрос отношений Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата.

Во время суда над Иисусом лжесвидетели признавались перед Синедрионом: “…мы слышали, как он говорил: “Я разрушу храм сейрукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный”. Булгаков делает попытку сделать своего героя пророком. Иешуа произносит такую фразу: “Я, игемон, говорил, что рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины…”

Серьезным отличием булгаковского героя от библейского Иисуса Христа является и то, что Иисус не избегает конфликтов. “Суть и тон его речей, – считает С.С.Аверинцев, – исключительны: слушающий должен либо уверовать, либо стать врагом… Отсюда неизбежность трагического конца”. А слова и поступки Иешуа Га-Ноцри совершенно лишены агрессивности. Кредо его жизни заключается в таких словах: “Правду говорить легко и приятно”. Правда для Иешуа состоит в том, что все люди добрые, но есть среди них несчастные. Он проповедует Любовь, а Иисус предстает Мессией, утверждающим Истину.

Следовательно, булгаковский Иешуа – не богочеловек, а человек, временами слабый, даже жалкий, чрезвычайно одинокий, но великий своим духом и всепобеждающей добротой. Он проповедует не все христианские догматы, а лишь идеи добра, значительные для христианства, но не составляющие всего христианского учения. От него нельзя услышать о будущем Царствии Божием, о Спасении грешников, о загробном воздаянии праведным и грешным. Булгаковский Спаситель земной, и ищет добро здесь, на грешной земле. В отличие от евангельского Иисуса, у Иешуа только один ученик, Левий Матвей, поскольку Булгаков полагает, что и одного человека в поколении, воспринявшего некую идею, достаточно, чтобы идея эта жила в веках. Библейские мотивы в образе Иешуа претерпели серьезное преломление.

Читайте также:
Проблематика и сюжетно-тематические особенности романа М. А. Булгакова Мастер и Маргарита: сочинение

Библия существенно повлияла на развитие всей литературы. Христианская вера уже до конца І столетия получила много приверженцев в мире. Во многих европейских странах были основаны христианские общины. Позднее, они были основаны в Малой Азии, Северной Африке, а со временем Христово учение распространилось по всему миру. Библия стала самой популярной книгой и существенно повлияла на развитие мировой литературы. Она переводилась многими языками, а сюжеты из Святого Писания стали основанием многих произведений. Из ветхозаветных героев большой популярностью пользовался царь Соломон. Его мудрость воспета во многих произведениях, а мифическое богатство стало темой произведений многих художников, в том числе и писателя Хагардта, произведения которого в наше время стали особенно популярными. В оригинальных произведениях русских авторов на переднем плане выступает мудрость Библии. Уже первейшие произведения свидетельствуют об осведомленности русичей о Святом Письме. Летописец Нестор, который написал «Повесть временных лет», рядом с целостной картиной исторических событий включил богословские трактаты, жития святых, рассказы, легенды, исторические пересказы, поучения, речи, которые стали не только иллюстрациями к летописи, а и добавили его произведению большей значимости, говорили, что человеческая история священна.

Евангельская линия в романах «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова и «Плаха» Ч. Т. Айтматова Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Суровцева Е. В.

Текст научной работы на тему «Евангельская линия в романах «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова и «Плаха» Ч. Т. Айтматова»

Кандидат филологических наук, сотрудник лаборатории общей и компьютерной лексикологии и лексикографии филологического факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова

ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ЛИНИЯ В РОМАНАХ «МАСТЕР И МАРГАРИТА» М.А.БУЛГАКОВА И «ПЛАХА» Ч.Т.АЙТМАТОВА

В XX веке в России появились произведения, напрямую вводящие евангельские сюжеты в ткань повествования. Одно из таких произведений -«Мастер и Маргарита» М.А.Булгакова (евангельские мотивы в этом романе исследовались в нашем литературоведении и в советское время [7; 8; 10; 26]. Безусловно, в перечисленных работах содержится целый ряд ценных наблюдений, однако в силу цензурных запретов у авторов этих исследований не было возможности постичь сущность христианства и как следствие -сущность романа.). Не менее интересен тот факт, что к подобному же приёму прибегает Ч.Т.Айтматов – писатель, принадлежащий к внехристианской культуре, но обладающий двойственным – западным и восточным -художественным мышлением и пишущий на двух языках – русском и родном киргизском.

В отечественной и зарубежной науке оценка произведения Булгакова весьма неоднозначно – от констатации факта отпадения Булгакова от Христианства [23] прямых обвинений в сатанизме [11; 19; 20; 21; 28; 33] до возвеличивания (хотя надо сказать, что религиозная составляющая романа весьма поверхностно трактуется даже в таких работах). В массовом сознании роман Булгакова предстаёт, кажется, не иначе, как в ореоле «дьяволиады». Такой «разброс» оценок, такое, мы сказали бы, непонимание можно объяснить тем, что «роман был написан для одной аудитории1, а прочтён совсем другой. . Когда произведение впервые было издано, его прочитала

интеллигенция 60-х годов, которая увидела там, как писал Мераб Мамардашвили, “шокирующую свободу слова”, раскованность, проблематику диссидентства, противостояние власти. И в этом контексте “Мастер и Маргарита” вошёл в наши школы, в нашу жизнь, в нашу культуру. В 90-е годы он был прочитан уже новым поколением и осмыслен уже скорее как водевиль со спецэффектами, с полётами на помеле, балом у сатаны. Так он был экранизирован и так вошёл в массовое сознание» [18]. Так что «ситуация с восприятием романа аналогична завозу в Россию картошки при Петре I: продукт замечательный, но из-за того, что никто не знал, что с ним делать и какая его часть съедобна, люди травились и умирали целыми деревнями» [15]. Отрадно отметить появление взвешенных работ, рассматривающих проблему соотношения булгаковского текста и Евангелия [2; 14; 15; 16; 17; 18; 31]. На наш взгляд, Булгаков в этой своей книге предстал как христианский писатель, свидетельствующий о Боге.

В литературоведении уже делалась попытка сопоставить книги Булгакова и Айтматова [13]. Исследовательница полагает, что Айтматов ведёт с Булгаковым диалог в духе традиции назира («ответа»), то есть традиции создания текста на сюжет классического произведения, как правило, поэтического, с обязательным использованием его тропов (размера, рифмы, системы тропов). «Евангельские главы2 булгаковского романа, как и само Евангелие, явились той “канвой”, на которой Айтматов вышил свои оригинальные “узоры”. Кое в чём киргизский писатель предельно близок Булгакову, но кое в чём чрезвычайно отличается от него» [13, 238]. Не оспаривая этого положения, попытаемся ещё раз проанализировать, в чём именно сходство и отличие булгаковского и айтматовского романов, а также рассмотреть произведения с религиозной точки зрения.

Читайте также:
Вера в человека и ее воплощение в одном из произведении русской литературы: сочинение

При чтении «Плахи» бросается в глаза большая точность в передаче известных евангельских деталей по сравнению с «Мастером и Маргаритой». Так, айтматовский Иисус въезжает в Иерусалим «на серой ослице» [1, 65]

тогда как у булгаковского Иешуа нет никакой ослицы, и он входит в город пешком [6, 31]. Айтматовский Иисус имеет много учеников и последователей, Иешуа же предан один Левий Матвей. У Булгакова Иешуа -«человек лет двадцати семи» [6, 24], айтматовскому Иисусу ровно тридцать три года [1, 78]. Айтматовский Иисус – родом из Назарета [1, 79], Иешуа -родом из города Гамалы [6, 26].

Любопытная деталь: в Евангелии от Матфея (глава 27, стих 19) есть упоминание о сне жены Пилата и о её попытке спасти Христа, что нашло своё отражение на страницах «Плахи» [1, 68]. Отметим также, что у Айтматова Пилат произносит фразу, известную также из Евангелия от Матфея (глава 27, стих 24): «Я умываю руки» [1, 69].

Крайне важно то, что айтматовский Иисус – Сын Божий («Мне не от чего отрекаться, правитель, те слова предопределены Отцом Моим, я обязан был донести их людям, исполняя волю Его» [1, 67]), булгаковский Иешуа -безродный бродячий философ («. Я не помню своих родителей. Мне говорили, что мой отец был сириец.» [6, 26]). Айтматов делает акцент не только на земной, но и на Божественной природе Иисуса. В этом отношении очень важна сцена признания маленького Иисуса Богом-Отцом [1, 71 – 73]. Иисус у Айтматова чётко формулирует смысл своей земной жизни и казни: «. во искупление греховности людей, во их прозрение и пробуждение в них божественных начал» [1, 75]. В связи с этим следует отметить близость айтматовской системы персонажей евангельской истории: в их кругу Богоматерь, Бог-Отец, Иосиф.

Анализируя образ Иешуа в «пилатовских главах» «Мастера и Маргариты», этом «Евангелии от Воланда», следует отметить, что Булгаков под именем Иешуа вывел Иисуса, но так, как изображала его атеистическая пропаганда: Иисус не есть Христос, он не Сын Божий и не Бог, он не творил чудес, не воскрешал мёртвых и не спасал души людей. Учение его довольно абстрактно и к реальной жизни абсолютно неприложимо, да и в чём оно

состояло – не слишком понятно, так как Евангелия исторически

Не всё однозначно и в «Плахе». Как и Булгаков, Айтматов вводит в свой роман евангельскую линию не от своего имени, а от имени героя. Видения встречи Иисуса и Пилата возникли в сознании бывшего семинариста Авдия Каллистратова. Поэтому упрёки, предъявляемые иногда автору, в неточной передаче евангельских событий, надо переадресовать именно персонажу, ведь восприятие и передача Евангелия – средство раскрытия характера Авдия (так, слова «. правитель добрый, отпусти меня», произнесённые айтматовским Иисусом [1, 68], невозможно представить себе в устах Христа, зато они уместны в устах булгаковского Иешуа: «А ты бы меня отпустил, игемон. » [6, 36]). Несмотря на всю близость авдиевых видений к евангельскому тексту это сознание законченного атеиста. В разговоре с Координатором Авдий утверждает: «Простите, владыка, но лучше называть вещи своими именами. Вне нашего сознания Бога нет» [1, 37]. А на прямой вопрос Петрухи о существовании Бога бывший семинарист отвечает и вовсе в духе горьковского Луки [12, 33]: «На это трудно ответить, Пётр. Для кого он есть, а для кого его нет. Всё зависит от самого человека. Сколько будут люди жить на свете, столько они будут думать, есть Бог или нет. . Он в наших мыслях и в наших словах.» [1, 44]. В упомянутом уже разговоре с Координатором Авдий принижает Бога до уровня человека, определяя Его как высшую суть человеческого бытия [1, 39]. То есть мировоззрение Авдия антропоцентрично – как справедливо заметил Координатор, «ты мнишь, несчастный, что Бог лишь плод твоего воображения, а потому сам человек почти Бог над Богом» [1, 39]. Что логично для антропоцентричного внерелигиозного сознания, горе-семинарист не понимает смысл происходящего на Голгофе – он собрался спасать Учителя («А потом его осенило, что ещё не поздно спасти Учителя, и он стал стучаться в окна, во все окна, что попадались по пути: “Вставайте,

люди, беда грядёт! Пока ещё есть время, спасём Учителя! Я уведу его в Россию, есть островок заветный на реке нашей, на Оке. “» (82)), так как Распятие представляется ему катастрофой («О, какое крушение мироздания видел он в том, что Христа распяли в тот жаркий день, на той горе на Лысой» [1, 35]). Авдий одержим идеей создания «новой религии» взамен прежних, «устаревших» во главе с «Богом-современником», более отвечающим современному развитию человечества. Однако он в своих рассуждениях сам загоняет себя в тупик – ведь если Бог есть только субъективное представление о Нём, тогда, упрощённо говоря, «сколько голов, столько и богов», каждый может придумать себе своего собственного бога и свои собственные пути постижения его, даже с «чёрного хода», как Гришан, одно из бесовских воплощений, доказывающий, подобно Воланду, немыслимость Бога без зла («.если в романе Мастера излагается философия Толстого, то от себя Воланд излагает философию Блаватской – Рерихов» [16, С. 30]), и никто не сможет оспорить того, что эти представления в чём-то неверны. К сожалению, надо признать, что из семинарии Авдия выгнали за дело, так как он видит лишь внешнюю канву земной истории Христа.

Читайте также:
Бегство Тальберга (анализ эпизода из главы 2 части 1 романа М. А. Булгакова Белая гвардия).: сочинение

Осталось разобраться, как же относятся авторы произведений к текстам, созданным их персонажами. «Мастер и Маргарита» написан с точки зрения православного человека, который несмотря на свои ошибки и заблуждения шёл к Богу [14; 16 и др.]4 и который не мог принять атеистическое богоборчество и «трактовку» Христа. Роман вполне можно трактовать как попытку «методом от противного» доказать существование Бога. Айтматов же – человек по отношению к Православию посторонний. К сожалению, сторонняя точка зрения не гарантировала в данном случае объективности анализа, кажется, он не смог до конца постичь смысл православного вероучения, ведь Православие для него – «тысячелетние неизменные пасхальные концепции, ревностно оберегающие чистоту вероучения от каких бы то ни было, пусть даже благонамеренных

новомыслей» [1, 37]. Церковь Айтматов воспринимает как «сложившуюся веками силу, которая в каждом человеческом деле, охраняя каноны веры, прежде всего соблюдает собственные интересы» [1, 37]. Когда Дунаев пишет о «Плахе», что «перед нами типичный для бездуховного времени интеллигентский отстранённый взгляд на Церковь» [20, 307; см. также: 29], к сожалению, он, кажется, весьма недалёк от истины. Отец Координатор по сути ничего не может ответить на бредни Авдия, хотя православная церковь накопила достаточный опыт дискуссии с подобными заблуждениями -ответы на такие вопросы давали Спаситель, Апостолы, Святые Отцы. Координатор должен всё это знать, как знают священнослужители в реальной жизни. Но тем не менее, кажется, он этого не знает, видимо, потому, что не знает этого сам автор. В результате можно сделать вывод, будто Православие в целом не может ничего противопоставить Авдию – и отсюда можно сделать вывод о том, что выведенный в романе бессильный недалёкий христианин -олицетворение несостоятельности христианства. Тем не менее хотелось бы особо подчеркнуть, что взгляд Айтматова на Православие весьма благожелательный.

«В целом Булгаков всячески подчёркивает отличие романа мастера от Евангелия, спорит с каноническим произведением. Айтматов, напротив, дорожит малейшим сходством своего с повествованием евангелистов, в чём и проявляется наличие в его писательском менталитете восточного пиетета по отношению к канону» [13, 238 – 239]. Вывод исследовательницы относительно Булгакова представляется нам неверным, вывод относительно Айтматова нуждается в оговорке: киргизский писатель действительно довольно близок Евангелию, однако некоторые положения православного вероучения он постиг в недостаточной полной мере.

1 Важно отметить, что духовные родственники Булгакова – белая церковная интеллигенция – смогла прочитать его роман как произведение

христианское. Об этом говорит то, что в ведущем культурно-богословском издании русского зарубежья – парижском журнале «Вестник Русского студенческого христианского движения» – за 25 лет после публикации булгаковского романа появилось пять статей о «Мастере и Маргарите». Все они были положительные (см.: [4; 22; 24; 25; 27]). Кроме того, исключительно положительное предисловие к парижскому изданию романа в 1967 году написал архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской) [3]. Стоит также заметить, что положительной была реакция на роман и православных Анны Ахматовой и Михаила Бахтина [31, 31 и 324].

2 В нашем литературоведении главы об Иешуа обычно называют «евангельскими». Это абсолютно неверно. Во-первых, потому, что это, скорее, антиевангелие, «Евангелие от сатаны» («Только знаете ли, в евангелиях совершенно иначе изложена вся эта легенда, – всё не сводя глаз и всё прищуриваясь, говорил Берлиоз. Инженер улыбнулся. – Обижать изволите, – отозвался он. – Смешно даже говорить о евангелиях, если я вам рассказал. Мне видней. – Так вы бы сами и написали евангелие, -посоветовал неприязненно Иванушка. Неизвестный рассмеялся весело и ответил: – Блестящая мысль! Она мне не приходила в голову. Евангелие от меня, хи-хи. » [5, 54]. Во-вторых, сам Мастер неоднократно говорит о том, что его роман – о Пилате [6, 278]. Иванушку также интересует не Иешуа, а Понтий Пилат [6, 86 – 95 и 115].

Читайте также:
Ершалаимские главы у Булгакова: сочинение

3 Говоря о булгаковском романе, можно более подробно рассмотреть то, как в произведении нашла отражение полемика его автора с толстовским и атеистическим пониманием Христа и христианства в целом, однако в рамках данной статьи мы позволим себе лишь кратко наметить эту тему, так как рассмотрение данного аспекта уведёт нас далеко в сторону от выбранного нами сопоставительного анализа произведений – у Айтматова нет подобных историко-культурных пластов, евангельская тема возникает у киргизского писателя только в связи с проблемами нравственности.

4 Однако на взаимоотношения Булгакова с Христианством высказываются и иные суждения. М.Першин полагает, что к концу жизни Булгаков от Бога всё же отдалялся, не отрицая при этом христианской направленности романа (см.: [17; 18]. Об отпадении Булгакова от Бога говорит и иеромонах Иов (Гумеров) [23]. Ещё одну точку зрения высказывает А.Н.Варламов [9]: по мнению исследователя «Мастери и Маргарита» – книга, безусловно, не сатанистская, но и не христианская, это роман растерявшегося человека, охваченного чувством богооставленности. Отметим, что протоирей Лев Лебедев, обвиняя Булгакова в апологии сатаны, тем не менее оговаривается: «. даже по Булгакову свет сильней тьмы!» [30].

1. Айтматов Ч.Т. Плаха. М., 1987.

2. Акимов В. Нужно ли отдавать нечистой силе Михаиле Булгакова? // Фома. 1996. № 2.

3. Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской). Републикация: Метафизический реализм («Мастер и Маргарита») // Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Избранное. Петрозаводск, 1992.

4. Белый Анат. О «Мастере и Маргарите» // Вестник РХД. № 112 -113. Париж, 1974.

5. Булгаков М.М. Великий Канцлер. Князь тьмы. М., 2000.

6. Булгаков М.М. Мастер и Маргарита. Роман. М., 1988.

7. Бэлза И.Ф. Генеалогия «Мастера и Маргариты» // Контекст – 1978. М., 1978.

8. Бэлза И.Ф.Партитуры Михаила Булгакова // Вопросы литературы. 1991. № 5.

9. Варламов А.Н. Михаил Булгаков. Серия «Жизнь замечательных людей». М., 2008.

Ю.Виноградов И. Духовные искания русской классики. М., 1987.

11.Гаврюшин Н. Литостротон, или Мастер без Маргариты // Сочельник. Саратов, 1992. № 1.

12.Горький М. На дне. Егор Булычёв и другие. Маяковский В. Клоп. Баня. Тренёв К. Любовь Яровая. Серия «Школьная библиотека». М., 1972.

13. Давыдова Т.Т. Диалог Ч.Айтматова с М.Булгаковым и традиция назира // Традиции русской классики XX века и современность. Материалы международной научной конференции, 14 – 15 ноября 2002 года. М., 2002.

14.Дворкин А. Булгаков и Достоевский: некоторые соображения о генезисе образа Иешуа Га-Ноцри из «Мастера и Маргариты» // Альфа и Омега. 2007. № 3 (50).

15. Дерягин Андрей. Опыт прочтения: «Мастер и Маргарита» // http://www . wco.ru/biblio/books/ader1/Main.htm?mos.

16.Диакон Андрей Кураев. «Мастер и Маргарита»: за Христа или против? М., 2005.

17.Диакон Михаил Першин. «Мастер и Маргарита»: господь глазами «очевидца» // Альфа и Омега. 1999. № 4 (22).

18. Диакон Михаил Першин. Опыт прочтения «Мастера и Маргариты». Разговор о романе М.А.Булгакова (14 июля 2004 года) // http://old.foma.ru/litfond/index.php?issue=4&section=54&article=530 (Та же статья перепечатана и на другом сайте, но под другим названием: Подвал на двоих. Диакон Михаил Першин о романе Булгакова «Мастер и Маргарита». Интервью журналу «Фома» // Крутицы^и. http://www . krutitsy . ru/index . php ?mode=art&id=12).

19.Дунаев М.М. О романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». М., 2005.

20.Дунаев М.М. Православие и русская литература. Учебное пособие для студентов духовных академий и семинарий. В 6 частях. Часть 6. М., 2000.

21. Дунаев М.М. Рукописи не горят? (Анализ романа М.Булгакова «Мастер и Маргарита»). Пермь, 1999.

22.Е. М. Три сновидения Ивана // Вестник РХД. № 119. Париж, 1976.

23. Иеромонах Иов (Гумеров). Каково отношение Церкви к творчеству Михаила Булгакова? // Православие^и. http://www.pravoslavie.ru/answers/6761.htm.

24.Ильин В.Н. Мастер и Маргарита [Рецензия] // Вестник РСХД. № 4. Париж, 1967.

25.К. О главном герое романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» // Вестник РХД. № 146. Париж, 1986.

26.Лакшин В.Я. Роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» // Новый мир. 1968. № 6.

27.Лепахин В. Иконное и иконическое в романе «Мастер и Маргарита» // Вестник РХД. № 161. Париж, 1991.

28.Никонов Н. Морфий для народа // Православная беседа. 2001. № 1.

29. Парадоксы романа или парадоксы восприятия? Обсуждаем «Плаху» Чингиза Айтматова // Литературная газета. М., 1986.15 октября. № 42.

30. Протоирей Лев Лебедев. О мастерах и Маргаритах (1989) // Церковные ведомости. http://catacomb.org.ua/modules.php? name=Pages&go=print_page&pid=764.

31.Соколов Б. Булгаков. Энциклопедия. М., 2003.

32. Ткаченко А. Неоконченная книга о. Андрея Кураева. К полемике о романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» (26.04.2005) // http://old.foma.ru/litfond/index.php?issue=4&section=54&article=934.

33. Jovanovic М. М^^ Bulgakova. Beograd, 1975.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: