Сатирические образы и роль их в романе Булгакова Мастер и Маргарита: сочинение

Сочинение: Сатирические образы в романе Булгакова Мастер и Маргарита

Сатирические образы в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»

Автор: Булгаков М.А.

Человеческая судьба и сам исторический процесс определяют непрерывный поиск истины, следования высоким идеалам добра и красоты. Их постижение не возможно без терпения, мужества, любви и духовного созидания.

Путь духовного совершенствования человечества- это бесконечное восхождение к истине, движение вперед через сомнение, отрицание отжившего, догматического. Роман М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» говорит об ответственности человека за все добро и зло, которые совершаются на земле, за собственных выбор жизненных путей , ведущих или к истине и свободе, или к рабству, предательству и бесчеловечности.

Он повествует о всепобеждающей силе любви и творчества, возносящейся к высотам истинной человечности.

В «стране победившего социализма» люди , стоящие у власти, делают все, чтобы художник, ученый, мыслитель, инженер- каждый по-своему- перестали чувствовать себя мастерами своего дела. Мешают им видеть смысл и значение своего творчества, сознавать себя исполнителями собственной миссии в обществе, а не какого-то запланированного свыше «социального заказа»

Мастеру не места в этом мире – ни как писателю, ни как мыслителю, ни как человеку, в то время как МАССОЛИТ и ресторан «Дом Грибоедова» переполнены людьми, именующими себя писателями, их женами и иными, еще менее причастными к литературе лицами.

Особый сатирический пласт романа связан как раз с изображением «серой толпы», кружащейся бесовским хороводом в МАССОЛИТе. Перед нами образы- маски. Как и герои «Мертвых душ», – это люди, человеческая суть которых в основном сводиться к какой-нибудь одной «страстишке». Они настолько похожи, что достаточно одного- двух штрихов, что бы отметить их «индивидуальное». Литераторов МАССОЛИТа отличает немногое: один пишет стихи, другой – прозу, один «молодой в стрижке боксом», другой «пожилой с бородой». Всех их объединяет не призвание писателя, а обладание заветным членским билетом МАССОЛИТа, «коричневым, пахнущим дорогой кожей, с золотой широкой каймой».

«Творческий союз » МАССОЛИТ – своеобразная модель общества. Творческий процесс там развивается по «плану»: хочешь написать рассказ или новеллу – получай «полнообъемный творческий отпуск» на две недели; хочешь написать роман или трилогию – бери такой же отпуск, но «до одного года». Можно взять и «однодневную творческую путёвку», видимо, за этот срок можно написать четверостишие или фельетон в газету.

Определенны и лучшие «творческие места»: Ялта, Суук-Су, Боровое. Но в эту дверь – очередь, «не чрезмерная, человек в полтораста».

Будучи членом этой ассоциации, можно решить не только «творческие проблемы, но и квартирные, и дачные, и продовольственные ». Чем выше, нет, не талант, а административный пост, тем быстрее и удачнее решаются все проблемы.

Даже в самой аббревиатуре «МАССОЛИТ» есть что угодно, но не родство с литературой.

Из трех тысяч ста одиннадцати членов на страницы романа попадают от силы десятка два. Среди них поэты – Рюхин и Бездомный, критики Латунский и Лаврович, гонители Мастера. Но ни один из них не занят литературой, да и вообще неизвестно, занимается ли каким-либо творчеством.

«Флибустьер» Арчибальд Арчибальдович, беллетрист Петраков- Суховей, некие Амвросий и Фока известны как завсегдатом грибоедовского ресторана, который славится на всю Москву «качеством своей провизии», но и отпускает ее массолитовцам «по самой сходной, отнюдь не обременительной цене».

Другие же заседают в Правлении. Вот, например, «тайная вечеря» двенадцати апостолов МАССОЛИТа в ожидании своего вождя и учителя Берлиоза.

Все двенадцать как на подбор: беллетрист Бескудников, поэт Двубратский, московская сирота Настасья Лукинишка Непременова, пишущая морские рассказы под псевдонимом «Штурман Жорж», автор популярных скетчей Загривов, новеллист Иероним Поприхин, критик Абабков, сценарист Глухарев, просто Денискин и Квант. Они страдают от духоты : «ни одна свежая струя не проникала в открытые окна». Кроме того, всем досаждала своими соблазнительными запахами ресторанная кухня, и «всем хотелось пить, все нервничали и сердились». Заняты они тем, что распределяют в своем воображении писательские дачи в литературном поселке Перелыгино и обсуждают, кому они могут достаться. Всем ясно, что достанутся дачи «наиболее талантливым», то есть «генералам». По этому поводу «назревает что-то вроде бунта».Дележка материальных благ и привилегии, а также «здоровая и вкусная пища» по дешевке – вот и все, чем заняты умы и сердца «инженеров человеческих душ», наводнивших «Грибоедов» на двух этажах – первом, ресторанном, и втором, кабинетном. Невежественный пролетарский поэт – массолитовец Иван Бездомный по своей дремучести и написал заказанную ему антирелигиозную поэму. Бездомному – поэту Мастер говорит: «Ну, вы, конечно, человек девственный, ведь я не ошибаюсь, вы человек невежественный». «Неузнаваемый Иван» легко соглашается: «Бесспорно». Встреча с вечностью совершенно перерождает незадачливого поэта. После просьбы Мастера «не писать больше » стихов Иван торжественно обещает и клянется в этом. Он расстается со своей литературной профессией с чувством нескрываемого облегчения, даже освобождения. «Хороши ваши стихи?»- спрашивает его Мастер. «Чудовищны!» – вдруг смело и откровенно произнес Иван.

Читайте также:
«Принадлежит вечности»(По роману М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»): сочинение

В глубине души массолитовцы сознают, что никакие они не поэты и не писатели.

Вот поэт Рюхин, «Сашка – бездарность». Бездомный дает характеристику «брату по перу»: он и «первый среди идиотов», и «балбес», и «типичный кулачок по своей психологии», «притом кулачок, тщательно маскирующийся под пролетария», а «вы загляните к нему внутрь – что он там думает, вы ахнете!»

После «посещения дома скорби» Рюхиным овладевает тяжкое горе. «И горе не в том, что слова, брошенные Бездомным в лицо ему, обидные, а в том, что в них заключается правда ».

«Отравленный взрывом неврастении», пролет поэт переносит часть своего озлобленного и унылого настроения на окружающий мир. В поле его зрения случайно попадает памятник Пушкину, и уже Пушкин становится объектом зависти и брюзжания.

Председатель МАССОЛИТа, редактор толстого художественного журнала – Михаил Александрович Берлиоз – человек «начитанный» и «очень хитрый». Берлиозу, с его «громким » именем, положением, умом, познанием, многое дано, но он сознательно подлаживается под уровень презираемых им поэтов- рабочих. В одной связке с Берлиозом оказываются критики Латунский и Лаврович. Это литературные чиновники высокого ранга, «генералы» – так называют их в «Грибоедове» подчиненные и тайные завистники.

Лаврович – «один в шести (имеются в виду комнаты на даче), и столовая дубами обшита». Чтобы получить такую дачу, ее надо выслужить, то есть писать не то, что хочешь, а то, что положено, что велят. Пять окон на восьмом этаже дома Драмлита принадлежат Латунскому. Этим критикам уже «уплачено». Вот почему «что-то на редкость фальшивое и неуверенное чувствовалось буквально в каждой строчке этих статей, несмотря на их грозный и уверенный тон». «Авторы этих статей- замечает Мастер,- говорят не то, что они хотят сказать, и их ярость вызывается именно этим».

И многоученый Берлиоз, и Лаврович, и Латунский, и им подобные не только не препятствуют агрессивному невежеству, а напротив, всемерно ему потакают, искусно, всемерно ему потакают, искусно его используют и направляют. Эти люди, облеченные властью в литературном и журналистском мире, но обделенные нравственностью, циничные и прагматичные, равнодушные ко всему, кроме своей карьеры и приносимых ею дивидендов. Они сознательно служат порочной, преступной идее, подлинный смысл которой они хорошо понимают. Но это только кажется , что берлиозы управляют «жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле».Посол вечности Воланд объясняет самонадеянному Берлиозу и его юному сподвижнику Бездомному : «Для того, чтобы управлять, нужно, как – никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь срок, лет скажем, в тысячу».Автор не скрывает своего торжества: новоявленных «чародеев» и «магов», управляющих общественной и культурной жизнью по своему усмотрению, по своим далеко идущим планам, кажущихся со стороны всесильными и бессмертными, неуязвимыми и неостановимыми, поджидает «адова пасть», от которой нет спасения. Все они, злодеи великие и маленькие, негодяи большого калибра и мелкие жулики, сами того не ведая, уже стоят перед судом истории, судом человеческой природы, совести – и обречены. Всех, всех до одного берлиозов, кичащихся своей дьявольской властью и могуществом, поглотит «стихия черной магии», развязанная ими самими.

Воланд, это воплощение непрерывно длящейся вечности, нерасторжимой взаимосвязи эпох, тысячелетий, торжественно провозглашает, обращаясь не только к мертвому Берлиозу, но и к сотням, тысячам берлиозов живых, власть имущих: «Вы уходите в небытие, а мне радостно бывает из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие».

Миру формализма, бездушной бюрократии, корысти, безнравственных дельцов и карьеристов противостоит у Булгакова мир вечных человеческих ценностей : историческая правда, творческий поиск, совесть. И, прежде всего – любовь.

Читайте также:
Образа Варенухи Ивана Савельевича: сочинение

Сатирические образы в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»

Человеческая судьба и сам исторический процесс определяют непрерывный поиск истины, следования высоким идеалам добра и красоты. Их постижение не возможно без терпения, мужества, любви и духовного созидания.
Путь духовного совершенствования человечества- это бесконечное восхождение к истине, движение вперед через сомнение, отрицание отжившего, догматического. Роман М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» говорит об ответственности человека за все добро и зло, которые совершаются на земле, за собственных выбор жизненных путей , ведущих или к истине и свободе, или к рабству, предательству и бесчеловечности.
Он повествует о всепобеждающей силе любви и творчества, возносящейся к высотам истинной человечности.
В «стране победившего социализма» люди , стоящие у власти, делают все, чтобы художник, ученый, мыслитель, инженер- каждый по-своему- перестали чувствовать себя мастерами своего дела. Мешают им видеть смысл и значение своего творчества, сознавать себя исполнителями собственной миссии в обществе, а не какого-то запланированного свыше «социального заказа»
Мастеру не места в этом мире – ни как писателю, ни как мыслителю, ни как человеку, в то время как МАССОЛИТ и ресторан «Дом Грибоедова» переполнены людьми, именующими себя писателями, их женами и иными, еще менее причастными к литературе лицами.
Особый сатирический пласт романа связан как раз с изображением «серой толпы», кружащейся бесовским хороводом в МАССОЛИТе. Перед нами образы- маски. Как и герои «Мертвых душ», – это люди, человеческая суть которых в основном сводиться к какой-нибудь одной «страстишке». Они настолько похожи, что достаточно одного- двух штрихов, что бы отметить их «индивидуальное». Литераторов МАССОЛИТа отличает немногое: один пишет стихи, другой – прозу, один «молодой в стрижке боксом», другой «пожилой с бородой». Всех их объединяет не призвание писателя, а обладание заветным членским билетом МАССОЛИТа, «коричневым, пахнущим дорогой кожей, с золотой широкой каймой».
«Творческий союз » МАССОЛИТ – своеобразная модель общества. Творческий процесс там развивается по «плану»: хочешь написать рассказ или новеллу – получай «полнообъемный творческий отпуск» на две недели; хочешь написать роман или трилогию – бери такой же отпуск, но «до одного года». Можно взять и «однодневную творческую путёвку», видимо, за этот срок можно написать четверостишие или фельетон в газету.
Определенны и лучшие «творческие места»: Ялта, Суук-Су, Боровое. Но в эту дверь – очередь, «не чрезмерная, человек в полтораста».
Будучи членом этой ассоциации, можно решить не только «творческие проблемы, но и квартирные, и дачные, и продовольственные ». Чем выше, нет, не талант, а административный пост, тем быстрее и удачнее решаются все проблемы.
Даже в самой аббревиатуре «МАССОЛИТ» есть что угодно, но не родство с литературой.
Из трех тысяч ста одиннадцати членов на страницы романа попадают от силы десятка два. Среди них поэты – Рюхин и Бездомный, критики Латунский и Лаврович, гонители Мастера. Но ни один из них не занят литературой, да и вообще неизвестно, занимается ли каким-либо творчеством.
«Флибустьер» Арчибальд Арчибальдович, беллетрист Петраков- Суховей, некие Амвросий и Фока известны как завсегдатом грибоедовского ресторана, который славится на всю Москву «качеством своей провизии», но и отпускает ее массолитовцам «по самой сходной, отнюдь не обременительной цене».
Другие же заседают в Правлении. Вот, например, «тайная вечеря» двенадцати апостолов МАССОЛИТа в ожидании своего вождя и учителя Берлиоза.
Все двенадцать как на подбор: беллетрист Бескудников, поэт Двубратский, московская сирота Настасья Лукинишка Непременова, пишущая морские рассказы под псевдонимом «Штурман Жорж», автор популярных скетчей Загривов, новеллист Иероним Поприхин, критик Абабков, сценарист Глухарев, просто Денискин и Квант. Они страдают от духоты : «ни одна свежая струя не проникала в открытые окна». Кроме того, всем досаждала своими соблазнительными запахами ресторанная кухня, и «всем хотелось пить, все нервничали и сердились». Заняты они тем, что распределяют в своем воображении писательские дачи в литературном поселке Перелыгино и обсуждают, кому они могут достаться. Всем ясно, что достанутся дачи «наиболее талантливым», то есть «генералам». По этому поводу «назревает что-то вроде бунта».Дележка материальных благ и привилегии, а также «здоровая и вкусная пища» по дешевке – вот и все, чем заняты умы и сердца «инженеров человеческих душ», наводнивших «Грибоедов» на двух этажах – первом, ресторанном, и втором, кабинетном. Невежественный пролетарский поэт – массолитовец Иван Бездомный по своей дремучести и написал заказанную ему антирелигиозную поэму. Бездомному – поэту Мастер говорит: «Ну, вы, конечно, человек девственный, ведь я не ошибаюсь, вы человек невежественный». «Неузнаваемый Иван» легко соглашается: «Бесспорно». Встреча с вечностью совершенно перерождает незадачливого поэта. После просьбы Мастера «не писать больше » стихов Иван торжественно обещает и клянется в этом. Он расстается со своей литературной профессией с чувством нескрываемого облегчения, даже освобождения. «Хороши ваши стихи?»- спрашивает его Мастер. «Чудовищны!» – вдруг смело и откровенно произнес Иван.
В глубине души массолитовцы сознают, что никакие они не поэты и не писатели.
Вот поэт Рюхин, «Сашка – бездарность». Бездомный дает характеристику «брату по перу»: он и «первый среди идиотов», и «балбес», и «типичный кулачок по своей психологии», «притом кулачок, тщательно маскирующийся под пролетария», а «вы загляните к нему внутрь – что он там думает, вы ахнете!»
После «посещения дома скорби» Рюхиным овладевает тяжкое горе. «И горе не в том, что слова, брошенные Бездомным в лицо ему, обидные, а в том, что в них заключается правда ».
«Отравленный взрывом неврастении», пролет поэт переносит часть своего озлобленного и унылого настроения на окружающий мир. В поле его зрения случайно попадает памятник Пушкину, и уже Пушкин становится объектом зависти и брюзжания.
Председатель МАССОЛИТа, редактор толстого художественного журнала – Михаил Александрович Берлиоз – человек «начитанный» и «очень хитрый». Берлиозу, с его «громким » именем, положением, умом, познанием, многое дано, но он сознательно подлаживается под уровень презираемых им поэтов- рабочих. В одной связке с Берлиозом оказываются критики Латунский и Лаврович. Это литературные чиновники высокого ранга, «генералы» – так называют их в «Грибоедове» подчиненные и тайные завистники.
Лаврович – «один в шести (имеются в виду комнаты на даче), и столовая дубами обшита». Чтобы получить такую дачу, ее надо выслужить, то есть писать не то, что хочешь, а то, что положено, что велят. Пять окон на восьмом этаже дома Драмлита принадлежат Латунскому. Этим критикам уже «уплачено». Вот почему «что-то на редкость фальшивое и неуверенное чувствовалось буквально в каждой строчке этих статей, несмотря на их грозный и уверенный тон». «Авторы этих статей- замечает Мастер,- говорят не то, что они хотят сказать, и их ярость вызывается именно этим».
И многоученый Берлиоз, и Лаврович, и Латунский, и им подобные не только не препятствуют агрессивному невежеству, а напротив, всемерно ему потакают, искусно, всемерно ему потакают, искусно его используют и направляют. Эти люди, облеченные властью в литературном и журналистском мире, но обделенные нравственностью, циничные и прагматичные, равнодушные ко всему, кроме своей карьеры и приносимых ею дивидендов. Они сознательно служат порочной, преступной идее, подлинный смысл которой они хорошо понимают. Но это только кажется , что берлиозы управляют «жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле».Посол вечности Воланд объясняет самонадеянному Берлиозу и его юному сподвижнику Бездомному : «Для того, чтобы управлять, нужно, как – никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь срок, лет скажем, в тысячу».Автор не скрывает своего торжества: новоявленных «чародеев» и «магов», управляющих общественной и культурной жизнью по своему усмотрению, по своим далеко идущим планам, кажущихся со стороны всесильными и бессмертными, неуязвимыми и неостановимыми, поджидает «адова пасть», от которой нет спасения. Все они, злодеи великие и маленькие, негодяи большого калибра и мелкие жулики, сами того не ведая, уже стоят перед судом истории, судом человеческой природы, совести – и обречены. Всех, всех до одного берлиозов, кичащихся своей дьявольской властью и могуществом, поглотит «стихия черной магии», развязанная ими самими.
Воланд, это воплощение непрерывно длящейся вечности, нерасторжимой взаимосвязи эпох, тысячелетий, торжественно провозглашает, обращаясь не только к мертвому Берлиозу, но и к сотням, тысячам берлиозов живых, власть имущих: «Вы уходите в небытие, а мне радостно бывает из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие».
Миру формализма, бездушной бюрократии, корысти, безнравственных дельцов и карьеристов противостоит у Булгакова мир вечных человеческих ценностей : историческая правда, творческий поиск, совесть. И, прежде всего – любовь.

Читайте также:
Анализ главы 1 части первой из романа Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Сатирические персонажи

«Мастер и Маргарита» зачинался как роман сатирический, о чем говорят частично восстановленные первые редакции и подготовительные материалы к ним. Булгаков-художник изначально стремился построить целостный сатирический облик внутри романной формы. Отсюда объектом его сатиры был не отдельный порок, а «жизнь как целое», порочный мир с коллективной виной. Этот мир представлялся ему символом общества, общественных взаимоотношений, где каждая личная интрига становилась социально-типической, рассматривалась в историческом срезе. Большая сатира требовала для себя и больших художественных пространств, расширения кругозора видения. У Булгакова мы находим собирательное лицо города во множественности своих частных проявлений, вполне конкретную столицу — Москву. Сатирическое дарование писателя предполагало дальнейшее обобщение.

Образ города под телескопическим взором сатирика становился образом России советской.

Формы сатирического, условного в романе унаследовали большую жанровую свободу от древней комедии и сатировской драмы. М. Булгаков вводит почти неограниченное число сатирических персонажей сообразно со сложным романным сюжетосложением, повышает структурное значение массовых сцен с элементами хора. Семейная, личная интрига реально-бытовых эпизодов в романе совершенно не играет самодостаточной роли. Образ типического социального лица, живого общественного целого складывается из множественных человеческих физиономий, характерных, часто гротескных масок. Они принадлежат, за редким исключением, второстепенным персонажам, образующим ту бытовую среду, в которую до некоторой степени погружены герои, но вместе с тем и противопоставлены ей как духовные личности.

Именно распад духовной личности приводит к «эпохе легиона», к стадности, к общественному злу (В.И. Иванов). Сатирические персонажи олицетворяют «стадность», тот же распад личности, только в другом его измерении. Происходит «расчеловечение человека» душевно-телесного, бытового, приватного, природного и социального.

Писатель-сатирик рисует лица персонажей с полным отсутствием в них духовной устремленности. Булгакову важно показать в живой цельности характеров результат утраты человеческой полноценности. В облике каждого персонажа наблюдается «несоответствие», противоречие, карикатурные черты вплоть до гротескной деформации.

Дифференциация булгаковских сатирических персонажей идет в зависимости от реакции на сверхъестествен ное, необычное. У большинства их отсутствует способность признать чудесное, просто по-человечески удивиться этому. М. Булгаков показывает процесс нарастания комического изумления. Он использует, наработанные еще Гоголем, «формулы окаменения» 22. Персонаж в результате сильного потрясения, страха постепенно застывает, на короткое время лицо его приобретает противоестественное выражение. Проследим это на примере Степы Лиходеева. Сначала Лиходеев «вытаращил налитые кровью глаза на неизвестного» (5,77). В свою очередь тот «не дал Степиному изумлению развиться до степени болезненной» (5,78). Затем «Степа побледнел и заморгал глазами» (5,79). (Заметим, что графически Булгаков заключил эту повествовательную ремарку в скобки.) Далее: «Степа открыл рот. [. ] Степа глянул на бумагу и закоченел» (5,80). Изумление часто переходит в апатию, равнодушие: «Буфетчик («нервный» Андрей Фокич Соков. — А. Г.) сидел неподвижно и очень постарел. Темные кольца окружили его глаза, щеки обвисли, и нижняя челюсть отвалилась» (5,203). Булгаков подчеркивает гротескную механистичность, конструирование персонажем мнимого облика: «Римский постарался изобразить на лице улыбку, отчего оно сделалось кислым и злым» (5,117). Изумление сопровождается восклицанием или вопросом. Варенуха «ничего не сумел произнести, кроме житейской и притом совершенно нелепой фразы: «Этого не может быть!» (5,105). Эту же фразу проговорил Берлиоз (5,8). Лиходеев подумал: «Что же это такое?!» (5,80). Бухгалтер Варьете Василий Степанович Ласточкин подумал: «Странно!» (5,189). И только Андрей Фомич обратился по старой привычке: «Господи боже мой!» (5,201).

Читайте также:
Библейкие мотивы в повести Собачье сердце: сочинение

Сложные явления для подобной публики очень быстро уясняются данными предшествующего, очень сомнительного опыта: «Положение финдиректора (Римского. — А.Г.) было очень затруднительно. Требовалось тут же, не сходя с места, изобрести обыкновенные объяснения явлений необыкновенных » (5,106). Автоматизм реакции приводит к самоуспокоению: Никанор Иванович Босой «решил плюнуть [. ] и не мучить себя замысловатым вопросом» (5,99). Варенуха троекратно повторил: «Да нет, чепуха, чепуха, чепуха!» (5,105). Сознание персонажей очень трудно чем-либо поразить. Свита Воланда прибегает к сильнодействующим средствам: сознательное безверие в чудесное опровергается, малые полууловимые преступления наказываются. Рационализм сатирических персонажей разбивается о нелогичность жизни. Фантастическое «врастает в быт», который сам по себе отмечен печатью неподлинности. Противоестественна, фантастична действительность, где властвует правило: «Нет документа, нет и человека» (5,281).

Директор Варьете Лиходеев погряз в пьянстве, разврате и выброшен из квартиры развратителем же Азазелло. Взяточник Босой получает дьявольский подарок, обернувшийся несчастьем ареста: рублевая «пачка сама вползла к нему в портфель» (5,98). Администратор Варенуха превращен в вампира, высокопоставленный чиновник Николай Иванович — в борова. «Умный» дядя Берлиоза

М.А. Поплавский развенчан «по уму» и выгнан. Завистливый и бездарный поэт Рюхин полностью лишен воли «исправить» (5,74) что-нибудь в своей жизни. За чрезмерное любопытство поплатился свободой Тимофей Квасцов. Происходят гибель Берлиоза и барона Майгеля, внутренняя встряска Римского, «смерть» буфетчика Сокова, но мы не испытываем глубоких сострадательных переживаний. Каждый из них ведь во многом сам выбрал свою судьбу.

Человеческий порок укоренен «в моральных правилах, по условиям жизни выработавшихся и принятых в данной среде», явлен «там, где он сам себя не замечает». Система сатирических персонажей дает целую иерархию греховных пороков: ложь, мошенничество, лицемерие, самоуправство, заносчивость, насилие, пьянство, разврат, доносительство, бестолковщина, лукавство и грубая лесть. Трудно перечислить все искушения ко злу, которыми «захвачены» сатирические персонажи романа «Мастер и Маргарита». Коллективная вина среды не отменяет порочности индивидуума, заблудшего и забывшего собственное божественное начало. Человеческая ответственность превыше социальной ответственности и не может быть возложена на среду. Именно в таком отношении к человеку коренное отличие сатиры философской с трагической «подкладкой» от легкой «комедии нравов». Сатирическое у Булгакова обращено к «высокому», глубоко философично. Вместе с тем преимущественно «веселая» сатира в «Мастере и Маргарите» заряжена стихийным, жизнерадостным, лирическим смехом, который одолевает трагизм человеческого существования.

Читайте также:
Анализ эпизода Сцена в Александровской гимназии (по роману М. А. Булгакова Белая гвардия): сочинение

Порочность среды в художественных произведениях обнажается в экстремальной ситуации, когда нарушается заведенный порядок жизни. Сатирики создают в таком случае художественную иллюзию потревоженного социального космоса. Гоголь использовал коллизию с ревизором, Достоевский — ситуацию нашествия бесов, М. Булгаков — злоключения Воланда и его свиты. «Нечистый дух» искушает и проявляет нелепость обыденного, испытывает внутренние человеческие резервы личности. Людям дается свобода выбрать неправедный путь. Испытания, проверки большинство персонажей не проходит. Они переживают все то, что можно назвать комической катастрофой . Душевные потрясения их сопровождаются суматохой , сварой, скандалом, порой затоплением, пожаром. «Малые катастрофы» постепенно сокрушают неизменный порядок вещей стихией вольного динамизма, неуправляемости, ломается то, что неподвластно бюрократическому владычеству. Горящий город — большая трагическая катастрофа в «Мастере и Маргарите» — подготавливается карикатурными, гротескными миникатастрофами.

В романе выделяются фигуры возбудителей общественного беспокойства (из свиты Воланда): Коровьев, Бегемот, Азазелло. В отличие от своего духовного наставника, они обрисованы безжалостно сатирически. Например, фантастический Коровьев-Фагот в “Мастере и Маргарите” выполняет «трудную» дьявольскую работу, вездесущ и деятелен. Облик его складывается в шутовской портрет глумящегося черта. Он создается развязным поведением, провокационными поступками, фальшивым выражением, мимикой лица, особой речевой характеристикой, суетливыми телодвижениями, жестами, изобличающими репликами других персонажей. Коровьев имеет «физиономию, прошу заметить, глумливую» (5,8). Иван Бездомный бросает ему в отчаянии погони: «Ты что же это, глумишься надо мной?» (5,50). Босой называет Коровьева «чертом» (5,156). За неудачный каламбур о свете и тьме «темно-фиолетовому рыцарю» — Коровьеву-Фаготу, по словам Воланда, «пришлось [. ] прошутить («состоять в шутах» 24. — А.Г.) немного больше и дольше, нежели он предполагал» (5,368).

Нельзя не отметить семантику экспрессивных глаголов движения и речи, которыми пользуется Булгаков для создания иллюзии пластичности и слухового восприятия образа Коровьева-Фагота. Появление его внезапно, настораживающе. Удивительно «соткался из [. ] воздуха» (5,8) на Патриарших прудах перед обеспокоенным Берлиозом Коровьев.

Помимо немногочисленных «чистых» глаголов движения — «исчез» (5,9), «ввинтился» (5,51) — поражает пестрота и обилие глаголов речи. Коровьев «заорал» (5,94), «орал» (5,340), «проорал» (5,188), «задушевно воскликнул» (5,94), «сладко предложил» (5,95), «сладко успокоил» (5,244), «шепотом сипел» (5,96), «интимно пожаловался» (5,96), «взревел» (5,98), «заскрипел» (5,242), «игриво трещал» (5,244), «завыл» (5,340). Часто один и тот же глагол несет двоякую семантическую нагрузку, являясь одновременно и глаголом движения и говорения: «ввязался» (5,49), «встрял» (5,50), «оживился» (5,50), «разинул пасть» (5,50), «начал юлить» (5,95), «затрещал» (5,96), «замахал руками» (5,96), «бормотал» (5,253). Наблюдается резкая смена интонационного рисунка голоса, подчеркивающая момент искушения, лукавства; торопливость, судорожность, бесцеремонность движений.

Читайте также:
Влияние Салтыкова-Щедрина на творчество Булгакова: сочинение

В «Мастере и Маргарите» Коровьев не так зловещ и больше весел, среди других его кличек есть одна — «специалист-хормейстер» (5,188). В главе 17 «Беспокойный день» он управляет взбесившимся и крикливым хором.

И в таком положении хоревта или корифея хора Коровьев отчасти восходит к жанровому канону «высокой комедии».

Другие статьи, посвященные анализу романа “Мастер и Маргарита”:

О творчестве М.А. Булгакова и романе “Мастер и Маргарита” читайте также в книге “Еретики” в литературе: Л. Андреев, Е. Замятин, Б. Пильняк, М. Булгаков

САТИРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ И РОЛЬ ИХ В РОМАНЕ БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

САТИРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ. «Мастер и Маргарита» — сложное и многоплановое произведе­ние. Прежде чем начать рассуждения по теме, хочу отметить, что критика неоднократно отмечала «избыточную субъективность» бул­гаковского взгляда на современную ему действительность, что ска­залось в сатирических главах романа. Например, Константин Симо­нов писал: «При чтении «Мастера и Маргариты» людям старших поколений сразу бросается в глаза, что главным полем для сатири­ческих наблюдений Булгакова послужила московская обыватель­ская, в том числе окололитературная и околотеатральная, среда конца 20-х годов, с ее, как тогда говорили, «отрыжками нэпа*.

Напомню, что Симонов одним из первых взялся «расчищать» дорогу для романа Булгакова «Мастер и Маргарита», когда его за­малчивали.

Я считаю, что критика романа довольно огульная, потому что другой Москвы, другой такой среды, на фоне которой можно было бы, как говорится, развернуться с булгаковскими задачами, просто не существовало в природе. И я считаю, что как раз в этом вырази­лась гармоничность взгляда писателя на действительность.

Итак, сатирические образы в романе преобладают. По значимос­ти вреда для общества на первое место можно с уверенностью по­ставить образ Берлиоза, председателя правления одной из крупней­ших московских литературных ассоциаций и редактора толстого журнала. На Патриарших происходит разговор Берлиоза с поэтом Поныревым, также весьма сатирическим типом. Берлиоз заказал поэту для очередной книжки журнала большую антирелигиозную поэму. Поэт Бездомный (псевдоним Ивана) быстренько написал поэму, но она не удовлетворила Берлиоза, потому что «Иисуса очень черными красками» изобразил. И Берлиоз объяснил поэту, как надо переделать поэму. Главной мыслью, по убеждению Бер­лиоза, должна стать мысль о том, что Христа вообще не было.

Перед нами предстают с одной стороны — чиновник от литера­туры, наносящий обществу моральный и нравственный вред, пре­вращающий искусство в заказное и тем калечащий вкус читателя. А с другой — литератор поставлен в такие условия, что вместо оду­хотворенных духовных поисков занимается подтасовкой, искаже­ниями в литературной работе ради корыстных целей. Общество в равной степени страдает от обоих. В ассоциации творились темные дела: материальные блага распределялись не по таланту, а по зна­комству. Дачи получали генералы от литературы и т. д. Досталось и дельцу от театральной жизни Римскому. Этот сатирический герой больше всего на свете боялся ответственности, но появление Волан­да заставило и его испить свою горькую чашу. Воланд такое натво­рил в варьете, что перепутал все их финансовые дела. Сатиричен образ Арчибальда Арчибальдовича, директора писательского ресто­рана, который являлся его вотчиной. Явная сатира ощущается в описании дома Грибоедова, где размещалась ассоциация писателей МАССОЛИТ. Автор как бы намекает, что в доме великого гражда­нина России в настоящее время процветают недостойные люди, и хозяином стал вышеупомянутый Берлиоз. Эти люди даже Дом про­сто называли «Грибоедов», ибо они не знают никаких нравствен­ных рамок, за которые простому человеку выходить стыдно, а пи­сателю подавно. Двери были увешаны табличками типа «Рыбно­дачная секция*. Булгаков изображает и поведение писателей: «Ты где сегодня ужинаешь, Амвросий? — Что за вопрос, конечно здесь, дорогой Фока! Арчибальд Арчибальдович шепнул мне сегодня, что будут порционные судачки и натюрель. Виртуозная штучка!» Это говорит поэт. Ясно, что, кроме изысканной пищи, в литературном доме его ничего не интересует.

Писатель критикует творческих работников, ничего не дающих обществу, а только тянущих из него блага, изображает их циника­ми. И все это происходит в доме Грибоедова, автора знаменитой пьесы «Горе от ума», где он высмеивает паразитизм и безнравствен­ность общества.

Булгаков-сатирик критикует интеллигенцию, которая трудится в разных сферах. Он выводит на чистую воду профессора, подзабыв­шего Гиппократову клятву, и специалиста «по разоблачению цен­ностей».

Читайте также:
Библейские сюжеты в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Не забыты и мелкие мошенники, такие, как буфетчик с «рыб­кой второй свежести» и золотыми десятками в тайниках.

В том, что Мастер в романе Булгакова не смог одержать побе­ду, — серьезное заболевание общества.

Победить такое количество негативных явлений нескольким людям не под силу. И в этом я вижу главный смысл сатирических образов в романе Булгакова «Мастер и Маргарита».

САТИРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ И РОЛЬ ИХ В РОМАНЕ БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

САТИРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ. «Мастер и Маргарита» — сложное и многоплановое произведе­ние. Прежде чем начать рассуждения по теме, хочу отметить, что критика неоднократно отмечала «избыточную субъективность» бул­гаковского взгляда на современную ему действительность, что ска­залось в сатирических главах романа. Например, Константин Симо­нов писал: «При чтении «Мастера и Маргариты» людям старших поколений сразу бросается в глаза, что главным полем для сатири­ческих наблюдений Булгакова послужила московская обыватель­ская, в том числе окололитературная и околотеатральная, среда конца 20-х годов, с ее, как тогда говорили, «отрыжками нэпа*.

Напомню, что Симонов одним из первых взялся «расчищать» дорогу для романа Булгакова «Мастер и Маргарита», когда его за­малчивали.

Я считаю, что критика романа довольно огульная, потому что другой Москвы, другой такой среды, на фоне которой можно было бы, как говорится, развернуться с булгаковскими задачами, просто не существовало в природе. И я считаю, что как раз в этом вырази­лась гармоничность взгляда писателя на действительность.

Итак, сатирические образы в романе преобладают. По значимос­ти вреда для общества на первое место можно с уверенностью по­ставить образ Берлиоза, председателя правления одной из крупней­ших московских литературных ассоциаций и редактора толстого журнала. На Патриарших происходит разговор Берлиоза с поэтом Поныревым, также весьма сатирическим типом. Берлиоз заказал поэту для очередной книжки журнала большую антирелигиозную поэму. Поэт Бездомный (псевдоним Ивана) быстренько написал поэму, но она не удовлетворила Берлиоза, потому что «Иисуса очень черными красками» изобразил. И Берлиоз объяснил поэту, как надо переделать поэму. Главной мыслью, по убеждению Бер­лиоза, должна стать мысль о том, что Христа вообще не было.

Перед нами предстают с одной стороны — чиновник от литера­туры, наносящий обществу моральный и нравственный вред, пре­вращающий искусство в заказное и тем калечащий вкус читателя. А с другой — литератор поставлен в такие условия, что вместо оду­хотворенных духовных поисков занимается подтасовкой, искаже­ниями в литературной работе ради корыстных целей. Общество в равной степени страдает от обоих. В ассоциации творились темные дела: материальные блага распределялись не по таланту, а по зна­комству. Дачи получали генералы от литературы и т. д. Досталось и дельцу от театральной жизни Римскому. Этот сатирический герой больше всего на свете боялся ответственности, но появление Волан­да заставило и его испить свою горькую чашу. Воланд такое натво­рил в варьете, что перепутал все их финансовые дела. Сатиричен образ Арчибальда Арчибальдовича, директора писательского ресто­рана, который являлся его вотчиной. Явная сатира ощущается в описании дома Грибоедова, где размещалась ассоциация писателей МАССОЛИТ. Автор как бы намекает, что в доме великого гражда­нина России в настоящее время процветают недостойные люди, и хозяином стал вышеупомянутый Берлиоз. Эти люди даже Дом про­сто называли «Грибоедов», ибо они не знают никаких нравствен­ных рамок, за которые простому человеку выходить стыдно, а пи­сателю подавно. Двери были увешаны табличками типа «Рыбно­дачная секция*. Булгаков изображает и поведение писателей: «Ты где сегодня ужинаешь, Амвросий? — Что за вопрос, конечно здесь, дорогой Фока! Арчибальд Арчибальдович шепнул мне сегодня, что будут порционные судачки и натюрель. Виртуозная штучка!» Это говорит поэт. Ясно, что, кроме изысканной пищи, в литературном доме его ничего не интересует.

Писатель критикует творческих работников, ничего не дающих обществу, а только тянущих из него блага, изображает их циника­ми. И все это происходит в доме Грибоедова, автора знаменитой пьесы «Горе от ума», где он высмеивает паразитизм и безнравствен­ность общества.

Булгаков-сатирик критикует интеллигенцию, которая трудится в разных сферах. Он выводит на чистую воду профессора, подзабыв­шего Гиппократову клятву, и специалиста «по разоблачению цен­ностей».

Не забыты и мелкие мошенники, такие, как буфетчик с «рыб­кой второй свежести» и золотыми десятками в тайниках.

Читайте также:
Почему так притягателен дом Турбиных? (По роману М.А. Булгакова «Белая гвардия»): сочинение

В том, что Мастер в романе Булгакова не смог одержать побе­ду, — серьезное заболевание общества.

Победить такое количество негативных явлений нескольким людям не под силу. И в этом я вижу главный смысл сатирических образов в романе Булгакова «Мастер и Маргарита».

Сочинение Сатирические мотивы в романе Булгакова Мастер и Маргарита

Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2015-10-29

Сатирические мотивы в романе Булгакова Мастер и Маргарита

«Мастер и Маргарита» – сложное и многоплановое произведение. Прежде чем начать рассуждения по теме, хочу отметить, что критика неоднократно отмечала «избыточную субъективность» булгаковского взгляда на современную ему действительность, что сказалось в сатирических главах романа. Например, Константин Симонов писал: «При чтении «Мастера и Маргариты» людям старших поколений сразу бросается в глаза, что главным полем для сатирических наблюдений Булгакова послужила московская обывательская, в том числе окололитературная и околотеатральная, среда конца 20-х годов, с ее, как тогда говорили, «отрыжками нэпа».

Напомню, что Симонов одним из первых взялся «расчищать» дорогу для романа Булгакова «Мастер и Маргарита», когда его замалчивали.

Я считаю, что критика романа довольно огульная, потому что другой Москвы, другой такой среды, на фоне которой можно было бы, как говорится, развернуться с булгаковскими задачами, просто не существовало в природе. И я считаю, что как раз в этом выразилась гармоничность взгляда писателя на действительность.

Итак, сатирические мотивы в романе преобладают. По значимости вреда для общества на первое место можно с уверенностью поставить образ Берлиоза, председателя правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций и редактора толстого журнала. На Патриарших происходит разговор Берлиоза с поэтом Поныревым, также весьма сатирическим типом. Берлиоз заказал поэту для очередной книжки журнала большую антирелигиозную поэму. Поэт Бездомный (псевдоним Ивана) быстренько написал поэму, но она не удовлетворила Берлиоза, потому что «Иисуса очень черными красками» изобразил. И Берлиоз объяснил поэту, как надо переделать поэму. Главной мыслью, по убеждению Берлиоза, должна стать мысль о том, что Христа вообще не было.

Перед нами предстают с одной стороны – чиновник от литературы, наносящий обществу моральный и нравственный вред, превращающий искусство в заказное и тем калечащий вкус читателя. А с другой – литератор поставлен в такие условия, что вместо одухотворенных духовных поисков занимается подтасовкой, искажениями в литературной работе ради корыстных целей. Общество в равной степени страдает от обоих. В ассоциации творились темные дела: материальные блага распределялись не по таланту, а по знакомству. Дачи получали генералы от литературы и т.д. Досталось и дельцу от театральной жизни Римскому. Этот сатирический герой больше всего на свете боялся ответственности, но появление Воланда заставило и его испить свою горькую чашу. Воланд такое натворил в театре Варьете, что перепутал все их финансовые дела. Сатиричен образ Арчибальда Арчибальдовича, директора писательского ресторана, который являлся его вотчиной. Явная сатира ощущается в описании дома Грибоедова, где размещалась ассоциация писателей МАССОЛИТ. Автор как бы намекает, что в доме великого гражданина России в настоящее время процветают недостойные люди, и хозяином стал вышеупомянутый Берлиоз. Эти люди даже Дом просто называли «Грибоедов», ибо они не знают никаких нравственных рамок, за которые простому человеку выходить стыдно, а писателю подавно. Двери были увешаны табличками типа «Рыбно-дачная секция». Булгаков изображает и поведение писателей: «Ты где сегодня ужинаешь, Амвросий? – Что за вопрос, конечно здесь, дорогой Фока! Арчибальд Арчибальдович шепнул мне сегодня, что будут порционные судачки и натюрель. Виртуозная штучка!» Это говорит поэт. Ясно, что, кроме изысканной пищи, в литературном доме его ничего не интересует.

Писатель критикует творческих работников, ничего не дающих обществу, а только тянущих из него блага, изображает их циниками. И все это происходит в доме Грибоедова, автора знаменитой пьесы «Горе от ума», где он высмеивает паразитизм и безнравственность общества.

Булгаков-сатирик критикует интеллигенцию, которая трудится в разных сферах. Он выводит на чистую воду профессора, подзабывшего Гиппократову клятву, и специалиста «по разоблачению ценностей».

Не забыты и мелкие мошенники, такие, как буфетчик с «рыбкой второй свежести» и золотыми десятками в тайниках.

В том, что Мастер в романе Булгакова не смог одержать победу, – серьезное заболевание общества.

Читайте также:
Композиция и система образов в романе «Мастер и Маргарита»: сочинение

Победить такое количество негативных явлений нескольким людям не под силу. И в этом я вижу главный смысл сатирических образов в романе Булгакова «Мастер и Маргарита».

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

  • 1. “Рукописи не горят” (По роману М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”)
  • 2. Авторская позиция в романе М.А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Все похожие сочинения (21) ↓

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Читайте также:
Тема счастья в романе М А Булгакова «Мастер и Маргарита»: сочинение

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: