Проблема человека и цивилизации в рассказе Бунина «Господин из Сан-Франциско»: сочинение

Сочинение: Проблема человека и цивилизации в рассказе Бунина Господин из Сан-Франциско

Рассказ И. А. Бунина «Господин из Сан-Франциско» написан в годы Первой мировой войны, когда целые государства оказались вовлечены в бессмысленную и беспощадную бойню. Судьба отдельного человека стала казаться песчинкой в водовороте истории, даже если этого человека окружали богатство и слава. Впрочем, в рассказе Бунина нет ни слова о войне и ее жертвах. Он описывает лишь обычное путешествие богатых туристов через Атлантический океан на огромном комфортабельном пароходе. Корабль «Атлантида», пытающийся одолеть «мрак, океан и вьюгу » и оказывающийся во власти Дьявола, становится символом современной технократической цивилизации. Не случайно корабль назван так же, как затонувший когда-то мифологический материк. Мотив обреченности «Атлантиды», ее гибели и разрушения, связан в тексте с образом смерти и Апокалипсисом. Возникают образные параллели «капитан — языческий идол», «пассажиры — идолопоклонники», «отель — храм». Современная эпоха изображается Буниным как господство нового «язычества»: люди одержимы пустыми и суетными страстями и пороками. Занятия и распорядок дня пассажиров корабля «Атлантида» автор описывает с гневной иронией: «…жизнь на нем протекала весьма размеренно: вставали рано… накинув фланелевые пижамы, пили кофе, шоколад, какао; затем садились в ванны, делали гимнастику, возбуждая аппетит и хорошее самочувствие, совершали дневные туалеты и шли к первому завтраку; до одиннадцати часов полагалось бодро гулять по палубам, дыша холодной свежестью океана, или играть в шеффльборд или другие игры для нового возбуждения аппетита…». При этом вокруг корабля бушует страшный океан, вахтенные мерзнут на своих вышках, истопники обливаются грязным потом около исполинских печей, зловещая сирена поминутно завывает с адской мрачностью, напоминая об опасности. О реальности этой опасности напоминает и то, что рассказ Бунина написан через три года после гибели знаменитого «Титаника».

В Неаполе жизнь богатых туристов протекает по заведенному образцу: посещение церквей и музеев, бесконечные обеды и развлечения. Представителей современной цивилизованной Америки не интересуют европейские культурные ценности. Туристы лениво осматривают достопримечательности, морщась при виде лачуг и лохмотьев: им чужды сострадание и любовь к ближнему. Из многих пассажиров «Атлантиды» Бунин выделяет господина из Сан-Франциско, путешествующего с женой и дочерью. Никто из них не назван по имени, что еще больше подчеркивает типичность главного героя и его семьи. Мы видим, что блеск и роскошь жизни не приносят им даже самого обыкновенного человеческого счастья. Смерть, неожиданно постигшая на Капри главу семейства, описана Буниным подчеркнуто физиологически. Здесь нет места упоминаниям о бессмертной душе, потому что в земном существовании героя рассказа не было ничего духовного.

Бунин подчеркивает, что смерть господина из Сан-Франциско вызывает лишь недолгий переполох среди постояльцев роскошной гостиницы. Никто из них не сочувствует вдове и дочери, никто не жалеет умершего. Он был членом их клана, клана богатых и всесильных, но при этом по-человечески оставался для всех чужим. И если бы несчастье случилось с кем-нибудь другим, господин из Сан-Франциско вел бы себя точно так же. Современная цивилизация нивелирует личность, разобщает и ожесточает людей, говорит нам Бунин. Если со стороны богатых мы видим равнодушие, то гостиничные слуги в лице расторопного Луиджи позволяют себе откровенно потешаться над тем, чьи приказы они еще недавно неукоснительно и благоговейно исполняли. Бунин противопоставляет им простых людей — каменщиков, рыбаков, пастухов, которые не утратили связь с природой, сохранили наивную и простую веру в Бога, душевную красоту.

Катер с телом господина из Сан-Франциско покидает Капри. В этом месте рассказа Бунин проводит параллель между современными капиталистами и римским тираном Тиверием: «…человечество навеки запомнило его, и те, что в совокупности своей столь же непонятно и, по существу, столь же жестоко, как и он, властвуют теперь в мире, со всего света съезжаются смотреть на остатки того каменного дома, где жил он на одном из самых крутых подъемов острова». Сравнивая древних и современных «хозяев жизни», Бунин снова напоминает читателю о неизбежности гибели современной цивилизации, убивающей все человеческое в человеке. В заключительной части рассказа писатель показывает путь огромного многоярусного корабля через Атлантику. Также в нижней части корабля до кровавого пота трудятся рабочие, а в бальных залах блистают нарядные женщины, и пара нанятых влюбленных изображает чувства перед пресыщенной толпой. Здесь все страшно, все уродливо, все продается за деньги. Но в самом нижнем трюме стоит тяжелый гроб с телом господина из Сан-Франциско — как воплощение хрупкости человеческой оболочки, эфемерности власти и богатства. Писатель словно вершит суд над бездуховностью цивилизации, убивающей души и господ, и рабов, отбирающей радость существования и полноту чувств.

Читайте также:
Проблема человека и цивилизации в рассказе И.А. Бунина Господин из Сан-Франциско: сочинение

Проблема человека и цивилизации в рассказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»

Иван Алексеевич Бунин – замечательный писатель, создающий в своих произведениях тонкие психологические характеристики, умеющий детально вылепить персонаж или окружающую обстановку.

Его проза имеет несколько отличительных черт. При несложном сюжете поражает богатство мыслей, образов и символики, которые присущи художнику.
В своем повествовании Бунин несуетлив, обстоятелен и лаконичен. И если Чехова называют мастером детали, то Бунина можно назвать мастером символа. Этим искусством превращать незаметную деталь в кричащую характеристику Бунин владел в совершенстве. Кажется, весь окружающий мир вмещается в его небольшие по объёму произведения. Это происходит благодаря образному и четкому слогу писателя, тем типизациям, которые он создаёт в своём произведении.

Рассказ «Господин из Сан-Франциско» не служит исключением, в нем писатель старается ответить на интересующие его вопросы: в чем счастье человека, его предназначение на земле? Также Бунин ставит такую проблему, как взаимодействие человека и окружающей среды.

Рассказ «Господин из Сан-Франциско» (первоначальное название «Смерть на Капри») продолжал традицию Л.Н. Толстого, изображавшего болезнь и смерть как важнейшие события, выявляющие цену личности («Смерть Ивана Ильича»). Наряду с философской линией в рассказе разрабатывалась социальная проблематика, связанная с критическим отношением писателя к бездуховности буржуазного общества, к возвышению технического прогресса в ущерб внутреннему совершенствованию.

По свидетельству жены писателя В.Н. Муромцевой-Буниной, одним из биографических источников мог быть спор, в котором Бунин возражал своему попутчику, утверждая, что если разрезать пароход вертикально, то мы увидим, как одни отдыхают, а другие работают, черные от угля. Однако мышление писателя намного шире: социальное неравенство для него есть лишь следствие гораздо более глубоких и гораздо менее прозрачных причин. При этом все же глубина бунинской прозы во многом достигается и содержательной стороной.

Основное действие рассказа разворачивается на огромном пароходе, знаменитой «Атлантиде». Само название здесь приобретает символическое значение. Атлантида – полулеген-дарный остров к западу от Гибралтара, в результате землетрясения опустившийся на дно океана. Особенно большое значение образ Атлантиды приобретает в финале рассказа, хотя еще в самом начале читателю нетрудно догадаться о том, что ждет главного героя, который так и остается безымянным в конце его пути, как оказалось, его жизненного пути.

Ограниченность сюжетного пространства позволяет сосредоточить внимание на механизме функционирования буржуазной цивилизации. Следует отметить, что эта проблема осмыслялась на протяжении всего творчества, назначение этого «проклятого вопроса» особо понималось писателем.

По Бунину, все люди равны перед великим миром природы. Главная ошибка человека состоит в том, что он живет ложными ценностями. В рассказе звучит мысль о ничтожности могущества человека перед лицом одинакового для всех смертного итога. Оказалось, что все накопленное господином не имеет никакого значения перед тем вечным законом, ко-торому все подчинены без исключения. Смысл жизни ни в наполнении, ни в приобретении денежного богатства, а в чем-то ином, неподдающемся денежной оценке.

В центре произведения образ миллионера, у которого нет имени или его никто не запомнил: «До 58 лет его жизнь была посвящена накоплению. Став миллионером, он хочет получить все удовольствия, которые можно купить за деньги».

Читайте также:
Изображение времени в рассказе Господин из Сан-Франциско: сочинение

Вместе с семьей господин отправляется в путешествие, маршрут которого тщательно продуман, как все в его жизни. Карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, куда в эту пору стекается самое отборное общество, «где одни с азартом придаются автомобильным и парусным гонкам, другие рулетке, третьи тому, что принято называть флиртом, а четвертые – голубям, которые очень красиво взвиваются из над изумрудным газоном, на фоне моря цвета незабудок, и тот час стукаются комочками о землю…».
В данном скрупулезном описании маршрута и планируемых развлечений мыслится не только авторская усмешка, но и голос «вселенского рока», готового покарать бездуховное устройство мира, и людям, живущим при таком укладе, грозит участь погребенной Атлантиды.

Смерть господина воспринимается окружающими как неприятность, которая омрачила приятное время препровождения. Судьба семьи героя никого уже не интересует. Хозяина отеля волнует только получение прибыли, а потому сей инцидент непременно нужно сгладить и постараться поскорее забыть. Таково нравственное падение цивилизации и общества в целом.

Да, богатство американского туриста, словно волшебным ключом, открывало многие двери, но не все. Оно не смогло продлить ему жизнь, оно не оберегло его и после смерти. Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти. Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире. И жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

Проблема взаимоотношений человека и цивилизации раскрывается писателем не только за счет сюжета, но и с помощью аллегорий, ассоциаций, символов. Трюм корабля можно сравнить с преисподней. Командир корабля сравнивается с «языческим идолом». Бушующий океан предвещает о надвигающейся опасности.
Возвращение господина в трюме корабля подчеркивает истинное положение вещей. Прием противопоставления в описании жизни «вещной» и вечной, любовная линия в повествовании о дочери господина – все это вскрывает проблему цивилизации и места человека в ней, которая так и не находит разрешения.

Хозяином земного мира остался Дьявол, следящий с «каменистых ворот двух миров» за деяниями нового человека со старым сердцем. Проблема человека и цивилизации в рас-сказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско» приобретает социально-философское звучание.

ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА И ЦИВИЛИЗАЦИИ В РАССКАЗЕ И.А. БУНИНА «ГОСПОДИН ИЗ САН-ФРАНЦИСКО»

стихотворение бунин проза писатель

Проблему человека и человеческой современной цивилизации И. Бунин поднимает в рассказе «Господин из Сан-Франциско». С самого начала повествования писатель поставил вопрос о месте человека и человечества в мире. Человеку свойственно думать, что это его мир, мир вокруг сотворил он своими руками, однако это не так. Ведь есть еще Дьявол, который смотрит со скал Гибралтара на корабль «Атлантида» и распоряжается его судьбой. И человек и все человечество в лице этого парохода становится ничем иным, кроме как игрушкой в его руках. Вот люди и их жизнь: они заняты самой жизнью, они веселятся, наряжаются, решают свои мелкие житейские проблемы. И вот существует помимо них весь окружающий мир, мир природы, первозданного хаоса.

Образы и персонажи в рассказе глубоко символичны и значимы. И. Бунин не случайно вводит эту символическую глубину и символический подтекст в рассказ, ему важно показать, что господин из Сан-Франциско – это не единичный представитель человеческой нации, это Человек, символ всего человечества, со всем комплексом его чувств и эмоций, он часть современного сообщества людей, часть современной цивилизации. Пароход «Атлантида» – это также символ, символ цивилизации людей, которая развивается, и ее путь развития похож на путешествие по бушующему морю, которое описано в этом рассказе. И образ парохода также приобретает символическое наполнение. Весь мир, созданный руками человека обречен на гибель, как обречен пароход «Атлантида», он недолговечен перед другим, вечным миром. И это не случайно, другой мир живет по законам, исключающим человека и человечество из него самого, а потому таит в себе много загадок и опасностей.

Читайте также:
Сочинение размышление по рассказу И. А. Бунин «Цифры»: сочинение

Проблема человека и человечества решается автором на уровне философского и символического осмысления образов господина из Сан-Франциско и парохода. Рассмотрим внимательнее эти образы.

В финале таинственный Дьявол со скал наблюдает за кораблем, идущим в море, и стережет его, как стережет все человечество. И только в финале становится понятно, как хрупка эта цивилизация, и как она недолговечна. Тема цивилизации человечества входит вместе с названием парохода. «Атлантида» – так называлась высокоразвитая культура, аналогичная высокой и прогрессивной современной культуре. Одновременно «Атлантида» знаменует собой прогресс, в рассказе неоднократно подчеркивается, что это новейший пароход, пароход, который создан для того, чтобы покорять пространства воды и дать человеку огромное преимущество перед стихией. Однако так ли это? Вспомним трагическую судьбу исторической Атлантиды. Она ушла под воду. Так что же ждет эту современную цивилизацию и человечество, которое держится за вещи, созданные своими руками, и которые не вечны по сравнению с другим, вечным миром?

Именно так, через образ-символ Атлантиды передается ощущение обреченности и так же раскрывается тема гибели человечества. «Атлантида» олицетворяет все человечество в целом, как олицетворяет собой Человека господин из Сан-Франциско, занятый своими житейскими делами и целиком погруженный в свое вещное существование.

Вместе с образами Атлантиды и Дьявола входят образы и темы «пира во время чумы», бала среди вьюги, которые приобретают иное значение, всечеловеческое.

Они становятся главнейшими не только в финале, но в контексте всего рассказа. Апокалипсические образы вьюги, Дьявола усиливают и полнее раскрывают ее. Вьюга становится некой мистической стихией, дьявольской силой, атрибутом того ирреального мира, который торжествует над миром людей и современной цивилизацией. В нем все находится в стихийной «гармонии», во всем чувствуется дыхание дьявола: в гуле океана, напоминающем погребальную мессу, в волнах, похожих на траурные серебряные горы.

Вся природа вокруг ощущает присутствие Дьявола и предупреждает эту слепую человеческую цивилизацию о ее грядущем конце. Не случайно звук сирены похож на «тяжкие завывания» и «яростные взвизгивания», а синие огни «вспыхивают» на корабле «с трепетом и сухим треском». Все говорит о том, что корабль с символическим названием «Атлантида» подходит к «воротам двух миров» и к своему крушению. На уровне символом автор говорит и о гибели всей современной цивилизации и человечества. Рассказ «Господин из Сан-Франциско» можно назвать притчей о современной цивилизации и человеке, их настоящей и будущей судьбе.

Поэзия Бунина — “живопись словом”

Школьное сочинение

Как дымкой даль полей закрыв на полчаса,

Прошел внезапный дождь косыми полосами —

И снова глубоко синеют небеса

Над освеженными лесами.

Выдающийся талантливый и своеобразный писатель Иван Алексеевич Бунин родился и сформировался как художник слова “в том плодородном Подстепье”, где, как писал он сам, “образовался богатейший русский язык и откуда вышли чуть ли не все величайшие русские писатели во главе с Тургеневым и Толстым”. Именно Толстой, а также Пушкин и Чехов стали для будущего писателя и поэта главными “богами” в литературе, на творчество которых он равнялся, И все же в художественном стиле Ивана Бунина много нового, оригинального, не похожего на стили других мастеров. Это относится в первую очередь к его поэтическому слову.

В поэзии Бунин использует классические двусложные или трехсложные размеры, но при этом наполняет их таким интонационным богатством живого русского слова, что эти размеры приобретают совершенно неповторимое, новое, “бунинское”, звучание.

Читайте также:
Поэзия и трагедия любви в рассказе: сочинение

Бунин — настоящий художник, чутко воспринимающий и тонко чувствующий красоту окружающего мира во всем богатстве звуков, красок, эмоций. Особенно это проявлялось в поэзии, где глубину восприятия он с величайшим мастерством выливал в мелодичные строки.

Трудно найти другого поэта, который в области красок, звуков и запахов, всего того, как говорил сам Бунин, “чувственного, вещественного, из чего создан мир”, достиг бы такого полного раскрытия тончайших подробностей, деталей, оттенков. Восхищают его описания времен года с неуловимыми бликами света и тени на стыке дня и ночи, на утренних и вечерних зорях, в саду, на деревенской улице, в поле или в лесу. При этом поэт передает не только цвета, но и звуки, и запахи, и ощущения:

Щеглы, их звон, стеклянный, неживой,

И клен над облетевшею листвой,

Уже весь голый, легкий и ветвистый.

. Беру большой зубчатый лист с тугим

пурпурным стеблем, — пусть в моей тетради

останется хоть память вместе с ним

об этом светлом вертограде

с травой, хрустящей белым серебром.

Он словно не пишет, а рисует словами живописные картины. Так, например, в стихотворении “Листопад” создается впечатление, что поэт не просто восхищается красотой золотой осени, а водит кистью художника, запечатлевающего пейзаж на полотне:

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Веселой, пестрою стеной

Стоит над светлою поляной.

Березы желтою резьбой

Блестят в лазури голубой,

Как вышки, елочки темнеют,

А между кленами синеют

То там, то здесь в листве сквозной

Просветы в небо, что оконца.

Лес пахнет дубом и сосной.

За лето высох он от солнца,

И Осень тихою вдовой

Вступает в пестрый терем свой.

Столько красок, тепла и света, столько радости, роскоши и величия в описании этого осеннего леса! Мы словно сами окунаемся в волшебство этого царства природы — такого яркого, многогранного, такого живого! А когда мы попадаем в раннее весеннее утро, скованное легким морозцем, где хрустит тонкий лед, или в грустный осенний сад, наполненный запахом мокрой листвы, или в ночную зимнюю вьюгу, или оказываемся посреди летнего поля, где в “серебряно-матовых отливах ходит молодая рожь”, — то все эти картины окружающего мира превращаются в наши личные переживания, оживая на наших глазах и вызывая лирические воспоминания и мечты.

Живопись словом присуща в полной мере и прозаическим произведениям Бунина. Писатель восхищенно рисует родные места с их хлебными полями, синими черноземами и белой тучной пылью степных дорог, с овражками, заросшими дубняком, с покалеченными ветром лозинами, с березовыми и липовыми аллеями усадеб, с травянистыми рощицами и тихими луговыми речками. Как кисть художника подмечает и отражает на холсте все эти детали, придавая обычным и привычным вещам неповторимую красоту и очарование, так и Бунин мастерским словом передает и одушевляет каждый листочек, каждую травинку, каждый лепесток. Так, например, в рассказе “Золотое дно”, восхищаясь красотой русских лесов и полей, широко используя эпитеты, писатель старается передать читателю представшую перед ним яркую картину, наполненную разнообразием красок, звуков и запахов: “А лес-то. славный лес. Горько и свежо пахнет березами, весело отдается под развесистыми ветвями громыхание бубенчиков, птицы сладко звенят в зеленых чащах. На полянах, густо заросших высокой травой и цветами, просторно стоят столетние березы по две, по три на одном корню. Предвечерний золотистый свет наполняет их тенистые вершины. Внизу, между белыми стволами, он блестит яркими длинными лучами, а по опушке бежит навстречу тарантасу стальными просветами. Просветы эти трепещут, сливаются, становятся все шире. И вот опять мы в поле, опять веет сладким ароматом зацветающей ржи, и пристяжные на бегу хватают пучки сочных стеблей. “

Читайте также:
Психологизм бунинской прозы в рассказе «Чистый понедельник» И. А. Бунина: сочинение

В прозаических произведениях Ивана Бунина мы встречаем множество вдохновенных описаний природы, быта деревни и мелкопоместной усадьбы. При этом пристальное внимание писатель уделяет деталям интерьера, пейзажа. Так, он никогда не ограничивается сообщением о том, что путник прилег отдохнуть под деревом, — обязательно называет и дерево, и птицу, чей голос слышен в ветвях, и травы, и цветы, и животных, которых этот путник видит вокруг. Бунин всегда рисует фон, на котором разворачивается событие или действует персонаж: “Старые глубокие калоши кондуктора были в засохшей грязи, хлястик шинели висел на одной пуговице. Бревенчатый мостик, по которому он шел, лежал косо. Дальше, возле рвов, промытых вешней водой, росли чахлые лозинки. И Кузьма невесело взглянул и на них, и на соломенные крыши по слободской горе, на дымчатые и сиреневые тучи над ними, и на рыжую собаку, грызшую во рву кость. ” (“Деревня”). Причем автор делает акцент даже на самых мелких деталях и особенностях: “На окраине слободы, возле порога глиняной мазанки, стоял высокий старик в опорках. В руке у старика была длинная ореховая палка, и, увидав проходящего, он поспешил притвориться гораздо более старым, чем был, — взял палку в обе руки, поднял плечи, сделал усталое, грустное лицо. Сырой, холодный ветер, дувший с поля, трепал космы его седых волос. ” (“Деревня”). При описании человека такие детали помогают уже с самой первой встречи составить впечатление о персонаже, глубже проникнуть в характер героя, зримо представить его перед собой: “Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде” (“Деревня”).

Бунин — не просто мастер необычайно точных и тонких зарисовок. Он обладал исключительной способностью своим поэтическим словом проникать в самые потаенные уголки человеческой души, вызывая из памяти давно минувшие мгновения, придавая им новое звучание, окрашивая в новые краски, заставляя нас снова и снова переживать волнующие моменты. И тогда, всем своим существом ощущая прелесть жизни и красоту окружающего мира, мы вместе с поэтом готовы воскликнуть:

Проблема человека и цивилизации в рассказе Бунина «Господин из Сан-Франциско»: сочинение

Проблема человека и цивилизации, места человека в мире постепенно становится глобальной проблемой. Наша жизнь стала настолько сложной, что нередко люди просто не могут определиться, не могут понять, зачем они живут, какова цель их существования. В рассказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско» речь идет, в том числе, и об этой проблеме. Писатель старается ответить на интересующие его вопросы: в чем счастье человека, каково его предназначение на земле? Также Бунин в своем рассказе ставит такую проблему, как взаимодействие человека и окружающей среды.

Вообще, проза Бунина имеет несколько отличительных черт. При несложном сюжете поражает богатство мыслей, образов и символики, которые присущи произведениям художника. В своем повествовании Бунин несуетлив, обстоятелен и лаконичен. Кажется, весь окружающий мир вмещается в его небольшие по объёму произведения. Это происходит благодаря образному и четкому слогу писателя, тем типизациям, которые он создаёт в своём произведении.

Со скрытой иронией и сарказмом описывает Бунин главного героя — господина из Сан-Франциско, не удостаивая его даже имени. Сам же Господин полон снобизма и самодовольства. Всю жизнь он стремился к богатству, примером для себя поставив самых богатых людей мира, пытался достичь того же благополучия, что и они. Наконец, ему кажется, что поставленная цель близка и, наконец, пора отдохнуть, пожить в свое удовольствие: «До этого момента он не жил, а существовал». А господину уже пятьдесят восемь лет…

Читайте также:
Живописность и строгость бунинской прозы (по рассказам «Господин из Сан-Франциско», «Солнечный удар»): сочинение

Герой считает себя «хозяином» положения, но сама жизнь опровергает его. Деньги — могущественная сила, но на них невозможно купить счастье, благополучие, уважение, любовь, жизнь. Собираясь путешествовать в Старый Свет, господин из Сан-Франциско тщательно разрабатывает маршрут: «люди, к которым принадлежал он, имели обычай начинать наслаждения жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет. » План, выработанный господином из Сан-Франциско, был весьма обширен: Южная Италия, Ницца, затем Монте-Карло, Рим, Венеция, Париж и даже Япония. Кажется, что у героя все под контролем, все учтено и выверено. Но эту уверенность Господина опровергает погода – стихия неподвластна простому смертному.

Природа, её естественность является силой, противоположной богатству, человеческой самоуверенности, цивилизации. За деньги можно попытаться не замечать ее неудобств, но это не всегда получается. И переезд на Капри становится для всех пассажиров «Атлантиды» страшным испытанием. Утлый пароходик едва справился с той стихией, которая на него обрушилась.

Господин из Сан-Франциско считал, что все вокруг создано лишь для того, чтобы исполнять его желания, герой свято верил в могущество «золотого тельца»: «Он был довольно щедр в пути и потому вполне верил в заботливость всех тех, что кормили и поили его, с утра до вечера служили ему, предупреждая его малейшее желание». Да, богатство американского туриста, словно волшебным ключом, открывало многие двери, но не все. Оно не смогло продлить ему жизнь, оно не оберегло его и после смерти. Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти.

Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире, и жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что он сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

А было ли что запоминать? Тысячи таких господ ежегодно путешествует по стандартным маршрутам, претендуя на исключительность, но они лишь подобия друг друга, мнящие себя хозяевами жизни. А наступает их черед, и они уходят бесследно, не вызывая ни сожаления, ни горечи. В рассказе «Господин из Сан-Франциско» Бунин показал иллюзорность и гибельность такого пути для человека.

Важно отметить и ещё одну антитезу в рассказе. Наряду с природой, господину из Сан-Франциско и ему подобным противопоставляется обслуживающий персонал, который находится на низшей, по мнению господ, ступени развития. Корабль «Атлантида», на верхней палубе которого веселились пассажиры, содержал и ещё один ярус – топки, в которые просолённые от пота тела кидали тонны угля. На этих людей не обращали никакого внимания, их не обслуживали, о них не думали. Бунин показывает, что низшие слои как бы выпадают из жизни, они призваны только ублажать господ. Принято считать, что те, в топках, не живут, а существуют. Но, на самом деле, человеческими «оболочками» являются люди, веселящиеся на верхней палубе.

Таким образом, в характерах, судьбах, мыслях своих героев Бунин раскрывает проблему взаимосвязи человека и окружающего мира – природного, социального, бытового, исторического.

Проблема человека и цивилизации в рассказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»

Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

Иван Алексеевич Бунин – замечательный писатель, создающий в своих произведениях тонкие психологические характеристики, умеющий детально вылепить персонаж или окружающую обстановку.

Его проза имеет несколько отличительных черт. При несложном сюжете поражает богатство мыслей, образов и символики, которые присущи художнику.
В своем повествовании Бунин несуетлив, обстоятелен и лаконичен. И если Чехова называют мастером детали, то Бунина можно назвать мастером символа. Этим искусством превращать незаметную деталь в кричащую характеристику Бунин владел в совершенстве. Кажется, весь окружающий мир вмещается в его небольшие по объёму произведения. Это происходит благодаря образному и четкому слогу писателя, тем типизациям, которые он создаёт в своём произведении.

Читайте также:
Бунинская философия любви (по рассказу «Легкое дыхание»): сочинение

Рассказ «Господин из Сан-Франциско» не служит исключением, в нем писатель старается ответить на интересующие его вопросы: в чем счастье человека, его предназначение на земле? Также Бунин ставит такую проблему, как взаимодействие человека и окружающей среды.

Рассказ «Господин из Сан-Франциско» (первоначальное название «Смерть на Капри») продолжал традицию Л.Н. Толстого, изображавшего болезнь и смерть как важнейшие события, выявляющие цену личности («Смерть Ивана Ильича»). Наряду с философской линией в рассказе разрабатывалась социальная проблематика, связанная с критическим отношением писателя к бездуховности буржуазного общества, к возвышению технического прогресса в ущерб внутреннему совершенствованию.

По свидетельству жены писателя В.Н. Муромцевой-Буниной, одним из биографических источников мог быть спор, в котором Бунин возражал своему попутчику, утверждая, что если разрезать пароход вертикально, то мы увидим, как одни отдыхают, а другие работают, черные от угля. Однако мышление писателя намного шире: социальное неравенство для него есть лишь следствие гораздо более глубоких и гораздо менее прозрачных причин. При этом все же глубина бунинской прозы во многом достигается и содержательной стороной.

Основное действие рассказа разворачивается на огромном пароходе, знаменитой «Атлантиде». Само название здесь приобретает символическое значение. Атлантида – полулеген-дарный остров к западу от Гибралтара, в результате землетрясения опустившийся на дно океана. Особенно большое значение образ Атлантиды приобретает в финале рассказа, хотя еще в самом начале читателю нетрудно догадаться о том, что ждет главного героя, который так и остается безымянным в конце его пути, как оказалось, его жизненного пути.

Ограниченность сюжетного пространства позволяет сосредоточить внимание на механизме функционирования буржуазной цивилизации. Следует отметить, что эта проблема осмыслялась на протяжении всего творчества, назначение этого «проклятого вопроса» особо понималось писателем.

По Бунину, все люди равны перед великим миром природы. Главная ошибка человека состоит в том, что он живет ложными ценностями. В рассказе звучит мысль о ничтожности могущества человека перед лицом одинакового для всех смертного итога. Оказалось, что все накопленное господином не имеет никакого значения перед тем вечным законом, ко-торому все подчинены без исключения. Смысл жизни ни в наполнении, ни в приобретении денежного богатства, а в чем-то ином, неподдающемся денежной оценке.

В центре произведения образ миллионера, у которого нет имени или его никто не запомнил: «До 58 лет его жизнь была посвящена накоплению. Став миллионером, он хочет получить все удовольствия, которые можно купить за деньги».

Вместе с семьей господин отправляется в путешествие, маршрут которого тщательно продуман, как все в его жизни. Карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, куда в эту пору стекается самое отборное общество, «где одни с азартом придаются автомобильным и парусным гонкам, другие рулетке, третьи тому, что принято называть флиртом, а четвертые – голубям, которые очень красиво взвиваются из над изумрудным газоном, на фоне моря цвета незабудок, и тот час стукаются комочками о землю…».
В данном скрупулезном описании маршрута и планируемых развлечений мыслится не только авторская усмешка, но и голос «вселенского рока», готового покарать бездуховное устройство мира, и людям, живущим при таком укладе, грозит участь погребенной Атлантиды.

Смерть господина воспринимается окружающими как неприятность, которая омрачила приятное время препровождения. Судьба семьи героя никого уже не интересует. Хозяина отеля волнует только получение прибыли, а потому сей инцидент непременно нужно сгладить и постараться поскорее забыть. Таково нравственное падение цивилизации и общества в целом.

Да, богатство американского туриста, словно волшебным ключом, открывало многие двери, но не все. Оно не смогло продлить ему жизнь, оно не оберегло его и после смерти. Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти. Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире. И жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

Читайте также:
Размышления над рассказом Бунина «Сны Чанга»: сочинение

Проблема взаимоотношений человека и цивилизации раскрывается писателем не только за счет сюжета, но и с помощью аллегорий, ассоциаций, символов. Трюм корабля можно сравнить с преисподней. Командир корабля сравнивается с «языческим идолом». Бушующий океан предвещает о надвигающейся опасности.
Возвращение господина в трюме корабля подчеркивает истинное положение вещей. Прием противопоставления в описании жизни «вещной» и вечной, любовная линия в повествовании о дочери господина – все это вскрывает проблему цивилизации и места человека в ней, которая так и не находит разрешения.

Хозяином земного мира остался Дьявол, следящий с «каменистых ворот двух миров» за деяниями нового человека со старым сердцем. Проблема человека и цивилизации в рас-сказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско» приобретает социально-философское звучание.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Бунин И.А. / Господин из Сан-Франциско / Проблема человека и цивилизации в рассказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»

Смотрите также по произведению “Господин из Сан-Франциско”:

Сочинение: Проблема человека и цивилизации в рассказе И.А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»

Бунин подробно излагает маршрут предстояще­го путешествия: Южная Италия — Ницца — Монте-Карло — Флоренция — Рим — Венеция — Париж — Севилья — Афи­ны — Палестина — Египет, «даже Япония, — разумеется, уже на обратном пути». «Все пошло сперва прекрасно», но в этой бесстрастной констатации происходящего слышатся «молоточки судьбы».

Удивительно, что «Господин из Сан-Франциско» занима­ет так мало места, всего каких-нибудь сорок страниц. Мне казалось, что это большая вещь, почти книга. Это свидетель­ствует о необычайной сжатости, насыщеннорти «Господина из Сан-Франциско». Редкая вещь в мировой литературе напи­сана с такой экономией художественных средств. Я думаю, если бы Бунин и захотел, то не мог бы сейчас внести в свою по­весть ни малейшего изменения. Стилистически повесть Буни­на представляет собой исключительное достижение.

Противопоставление роскоши верхнего этажа комфорта­бельного океанского парохода «Атлантида» его трюму, этому «девятому кругу» ада, воспринимается как протест против социальной несправедливости. Усиливают это впечатление отдельные образы социально угнетаемых, этих рабов преис­подней, которые несли в этом аду свой непосильный каторж­ный труд.
[sms]

И конечно, Бунин был далек от всякой тенденции, когда писал эти строки; он был только ху­дожником, который видел и не мог не отметить того, что он видел. Поэтому сила социального воздействия рассказа Бу­нина, чуждая всякой нарочитости, сказывается значитель­нее, чем романы, написанные по «социальному заказу». В са­мом начале, говоря о господине из Сан-Франциско, автор так оценивает его жизненный труд: «Он работал не покладая рук, — китайцы, которых он выписывал к себе на работы целыми тысячами, хорошо знали, что это значит. » Эта фра­за стоит целых трактатов об эксплуатации колониального труда.

Огромное значение для понимания рассказа имеет из­бранный Буниным эпиграф из Апокалипсиса: «Горе тебе, Ва­вилон, город крепкий». Даже не смерть, так неожиданно и грубо навалившаяся на господина из Сан-Франциско, ужас­ная и непостижимая, с наличием которой никто не хочет ми- риться, хотя сталкивается с нею на каждом шагу, даже не она овладевает сознанием читателя. Центральным образом повести для меня вдруг стал не господин из Сан-Франциско, смерть которого, неожиданная и в то же время столь естест­венная, является как будто бы основным ядром повести. Вы­рос в моих глазах другой герой повести, мало на страницах ее появляющийся, но в конце концов заслоняющий всех ос­тальных.

Читайте также:
Любовь должна быть трагедией по произведениям И. А. Бунина («Грамматика любви», «Солнечный удар»): сочинение

Это командир корабля. Вспомним его описание. Ка­питан был «рыжий человек, чудовищной величины и грузно­сти, всегда как бы сонный, похожий в своем мундире с широкими золотыми нашивками на огромного идола, очень редко появлявшийся из своих таинственных покоев». На нем держится вся мощь гиганта-корабля, этого «нового Вавило­на, города крепкого». Он — господин его, некий новый иде­ал, в который веруют и те, кто веселятся в его верхнем этаже, и те, кто в «девятом его кругу» осуждены на непосильный труд. В нем воплощена человеческая гордыня, дерзко бро­сившая вызов стихии. Бунина заражает титаническая дер­зость человека. С огромной художественной силой написаны строки, посвященные описанию машинного отделения ко­рабля-гиганта.

«В самом низу, в подводной утробе «Атлантиды», тускло блистали сталью, сипели паром и сочились кипятком и мас­лом тысячепудовые громады котлов и всяческих других ма­шин, той кухни, раскаляемой исподу адскими топками, в ко­торой варилось движение корабля, — клокотали страшные в своей сосредоточенности силы, передававшиеся в самый киль его, в бесконечно длинное подземелье, в туннель, оза­ренный электричеством, где медленно, с подавляющей душу неукоснительностью вращался в своем маслянистом ложе исполинский вал, точно живое чудовище, протянувшееся в этом туннеле».

Бунин противопоставляет друг другу две силы — силу че­ловеческого гения и силу природной стихии. Если первая во­площена в командире, то вторая нашла свое художественное воплощение в описании океана. Это противопоставление двух сил — человеческой дерзости и силы стихии — являет­ся движущей силой всей повести. «Океан, ходивший за сте­нами, был страшен, но о нем не думали, твердо веря во власть над ним командира. » — говорится в начале повести.

И. Бунин дает почувствовать эту другую мощь, всеразру-шающую силу слепой стихии, о которой стараются не ду­мать, но присутствие которой тяготеет над всеми. «Океан с гулом ходил за стеной черными горами, вьюга крепко сви­стала в отяжелевших снастях, пароход весь дрожал, одоле­вая и ее, и эти горы, — точно плугом разваливая на стороны их зыбкие, то и дело вскипавшие и высоко взвивдвшиеся пе­нистыми хвостами громады. »

Сирена то «поминутно взвывала с адской мрачностью и взвизгивала с неистовой злобой», то «стенала в смертной тос­ке, удушаемая туманом», но «немногие слышали сирену — ее заглушали звуки прекрасного струнного оркестра», усла­ждавшего слух обедавших в роскошной мраморной двухсвет­ной зале. Только командир корабля слышал тяжкие завыва­ния и яростные взвизгивания сирены, удушаемой бурей. В его душу невольно западала тревога, ибо он знал, как ни­кто, мощь стихии. В такие минуты успокаивал он себя мыс­лью, что есть еще последнее прибежище, которое и самому ему непонятно по своей таинственности, прибежище, вопло­щенное в образе «бледнолицего Телеграфиста с металличе­ским полуобручем на голове». Когда капитан будет бессилен, когда гигант-корабль будет побежден слепой силой стихии, тогда останется последнее прибежище — послать тревожное и уже лишенное гордыни «SOS1» — спасите наши души!

Но эту последнюю минуту «гибели Вавилона» не хотел показать нам Бунин. Наоборот, он с необычайной художест­венной силой заполнил определение, которое дано Вавилону в Апокалипсисе: «город крепкий». За стенами этого города протекает наша человеческая, слишком человеческая, жизнь, с ее радостями и горестями, с очарованием первой любви, не все ли равно чем пробужденной в юной душе, со страшным призраком смерти, неожиданно, всегда врасплох нас застающей. Но кто-то издали следит за нашим заумным миром, погруженным в океан стихии, и только некоторым нет-нет и послышится голос сирены: «Горе тебе, Вавилон крепкий».

День приезда на Капри стал «знаменательным» в судьбе Г. Он предвкушает изысканный вечер в обществе известной красавицы, но, когда одевается, непроизвольно бормочет: «О, это ужасно!», «не стараясь понять, не думая, что именно ужасно». Он преодолевает себя, ждет в читальне жену, чита­ет газеты — «как вдруг строчки вспыхнули перед ним стек­лянным блеском, шея его напружилась, глаза выпучились, пенсне слетело с носа. Он рванулся вперед, хотел глотнуть воздуха — и дико захрипел; нижняя челюсть его отпала, ос­ветив весь рот золотом пломб, голова завалилась на плечо и замоталась, грудь рубашки выпятилась коробом — и все тело, извиваясь, задирая ковер каблуками, поползло на пол, отчаянно борясь с кем-то».

Читайте также:
«Холодная осень» из цикла «Темные аллеи»: сочинение

Агония Т. обрисована физиоло­гично и бесстрастно. Однако смерть не вписывается в стиль жизни богатого отеля. «Не будь в читальне немца, быстро и ловко сумели бы в гостинице замять это ужасное происшест­вие умчали бы за ноги и за голову господина из Сан-Франциско, куда подальше — и ни единая душа из гостей не узнала бы, что натворил он». Г. «настойчиво борется со смер­тью», но затихает «в самом маленьком, самом плохом, самом холодном и сыром, в конце нижнего коридора» номере. Че­рез четверть часа в отеле все приходит в порядок, но напоми­нанием о смерти «вечер был непоправимо испорчен».

В Рождество Христово тело «мертвого старика, испытав много унижений, много человеческого невнимания», в «длинном ящике из-под содовой английской воды» отправ­ляется по тому же пути, сначала на маленьком пароходике, затем на «том же самом знаменитом корабле» отправляется домой. Но тело теперь скрывается от живых в утробе кораб­ля — в трюме. Возникает видение Дьявола, наблюдающего «корабль, многоярусный, многотрубный, созданный горды­ней Нового Человека со старым сердцем». Г. — один из многих пассажиров большого корабля «Ат­лантида», похожего «на громадный отель со всеми удобства­ми, — с ночным баром, с восточными банями, с собственной газетой».

Океан, уже давно ставший в мировой литературе символом жизни в ее изменчивости, грозности и непредска­зуемости, «был страшен, но о нем не думали»; «на баке поми­нутно взвывала с адской мрачностью и взвизгивала с неисто­вой злобой сирена, но немногие из обедающих слышали сирену — ее заглушали звуки прекрасного струнного оркест­ра». «Сирена» — символ мирового хаоса, « музыка » — спо­койной гармонии. Бунин дает портрет своего героя: «Сухой, невысокий, неладно скроенный, но крепко сшитый . Нечто монгольское было в его желтоватом лице с подстри­женными серебряными усами, золотыми пломбами блестели его крупные зубы, старой слоновой костью — крепкая лысая голова». Важна еще одна, как выяснится впоследствии об­манчивая, деталь: «Смокинг и крахмальное белье очень мо­лодили» Г.

Когда корабль прибыл в Неаполь, Г. вместе с семьей ре­шает сойти с корабля и отправиться на Капри, где, «все уве­ряли», тепло. Автор не указывает, был ли предопределен трагический исход Г. в том случае, если бы он остался на «Атлантиде». Уже во время плавания на маленьком парохо­дике к острову Капри Г. чувствовал «себя так, как и подобало ему, — совсем стариком» и с раздражением думал о цели сво­его путешествия — об Италии.

В конце рассказа Бунин повторно описывает блестящую и легкую жизнь пассажиров корабля, в том числе танец пары нанятых влюбленных: и никто не знал их тайну и ус­талость от притворства, никто не знал о теле Г. «на дне тем­ного трюма, в соседстве с мрачными и знойными недрами корабля, тяжко одолевавшего мрак, океан, вьюгу. ». Этот финал можно трактовать как победу над смертью и в то же время как подчиненность извечному кругу бытия: жизнь — смерть.[/sms]

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: