Я все-таки горд был за самую милую, за горькую землю, где я родился: сочинение

«Я все-таки горд был за самую милую, за горькую землю, где я родился. »

Скачать сочинение

Давно отгремели залпы Великой Отечественной войны. Но о ней продолжают вспоминать, рассказывать, писать. И вспоминают и рассказывают, естественно, по-разному: по-своему, часто о своем. Что же важно в наши дни знать и помнить о войне? Что из рассказов о войне способно взволновать ум и сердце молодежи? На эти вопросы нам помогут ответить книги В. Быкова, Ю. Бондарева, В. Некрасова, К. Воробьева и других авторов.
В Быков — один из самых читаемых писателей в мире. Его произведения почти все про войну. Писатель показывает нам горькую правду войны глазами рядовых солдат, партизан, мирных жителей. Герои В. Быкова всегда стоят перед проблемой морального выбора. Истоки подвига и предательства раскрывает Быков в повести “Сотников”. Главные герои произведения — партизаны Рыбак и Сотников. В начале произведения эти люди стоят как бы на одной “планке”: одинаково рискуют жизнью, добывая партизанам еду, мужественно борются с немецкими прислужниками, помогают друг другу в трудную минуту. Но, попав в плен к фашистам, эти люди ведут себя совершенно по-разному. Здоровый и сильный Рыбак руководствуется такими принципами: “Своя рубашка ближе к телу. Жить любой ценой!”. Больной и неуклюжий Сотников остается верным своим нравственным принципам в любых ситуациях. Он гордо ведет себя с фашистами, идет на страшные пытки, а потом и на казнь, но не говорит врагам ни слова. Рыбак же под страхом пыток и смерти переходит на сторону захватчиков. В. Быков полностью на стороне Сотникова, он восхищается мужеством и силой духа своего героя. Но и одновременно, на примере Рыбака, Быков показывает, как ужасна война и какие непредсказуемые и страшные вещи делает она с человеком и его душой.
Я хочу написать еще об одном авторе, который тоже очень правдиво показывает нам ужасы войны — это Борис Васильев. В своем романе “В списках не значился” писатель захотел рассказать читателям об истории обороны Брестской крепости. Трагическое и доблестное сопротивление ее защитников — одна из самых ярких и значительных страниц Великой Отечественной войны. К тому же до сих пор нельзя сказать, что нам известны все подробности войны, что мы знаем всех ее героев. С этим связано много легенд и устных рассказов. Экспонаты, хранящиеся в музее обороны крепости, полны важного и не раскрытого до конца смысла и содержания.
Главный герой романа “В списках не значился” — девятнадцатилетний лейтенант Николай Плужников. Он приехал в Брестскую крепость восторженным юношей, полным самых радужных мечтаний о своем будущем и не совсем подготовленным к встрече с войной, которая неожиданно обрушилась на него всей своей тяжестью. В процессе обороны Брестской крепости Плужников станет одним из ее героев, совершит немало подвигов, будет защитником и хозяином крепости до весны 1942 года и удостоится в последние минуты своей жизни воинских почестей даже от врага. “Он упал на спину. Навзничь, широко раскинув руки, подставив солнцу невидящие, широко открытые глаза. Упал свободным и после жизни, смертию смерть поправ”.
По поводу эпизода, изображенного Б. Васильевым в романе “В списках не значился”, ходит легенда. Но разве не была легендарной оборона Брестской крепости? Может показаться, что слишком уж красивы слова Плужникова: “Человека нельзя победить, если он этого не хочет. Убить можно, а победить нельзя”. Но история Великой Отечественной войны знает много еще более красивых слов, восклицаний, призывов, и никто не сомневается в их искренности и реальности.
Приближается День Победы. Отгремели последние залпы войны. Нам, не видевшим ее, очень трудно судить. Но в этот чудесный праздник мы идем поздравлять наших ветеранов, которых с каждым годом становится все меньше и меньше. Видя лица этих людей, слушая их рассказы, мы понимаем, как много зла натворила война. Молодое поколение обязано знать историю войны, ее героев, чтить их память, потому что они жертвовали своей жизнью ради нашего светлого будущего.

3498 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Быков В. / Сотников / «Я все-таки горд был за самую милую, за горькую землю, где я родился. »

Смотрите также по произведению “Сотников”:

Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Читайте также:
Исследование социально нравственных коллизий в творчестве Быкова: сочинение

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: — Господь вас спаси! —
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина –
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

«Мы вас подождем!» — говорили нам пажити.
«Мы вас подождем!» — говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

Это стихотворение известного фронтового поэта и писателя Константина Симонова, написанное в 1941 году, напомнило мне о боевом пути Николая Никитовича Барматина – жителя одного из окраинных районов Москвы.
Именно под Смоленском он, тогда молодой, необстрелянный курсант, вместе со своими товарищами одногодками принял в 41-м первый свой бой. Кадровый офицер и сегодня не бахвалится геройским прошлым, а говорит о том сражении прямо: «Было страшно».
«Нас 20-летних курсантов школы младших командиров, рассказывает он, – с поезда бросили в пекло боя под Смоленском . Сражение с матёрыми фашистами шло на открытой местности – ни окопов, ни траншей, в руках «драгунка» – винтовка трёхлинейка образца конца 19 века, а с той стороны – шквал автоматных и пулемётных очередей, рёв артиллерии, сверху сыпались бомбы. А ещё в качестве психологического оружия фашисты сбрасывали с самолётов пустые дырявые железные бочки, которые, падая, издавали душераздирающий вой! Это был какой-то ад.
Наша авиация прилетала каждый раз только после того, как немцы сбросят на нас бомбы и дым развеется в поле. Покрутившись в пустом небе, тупорылые истребители улетали – мы им смеялись вслед сквозь слёзы. В других воинских частях ситуация складывалась не лучше. А если б всё было более серьезно организовано, мы, может быть, отстояли Смоленск.
С нашей стороны, захлёбываясь, тарахтело несколько полковых пулемётов. Но это положения уже не спасало – несмотря на большие потери, фашист напирал нахрапом. Мы отступали, теряя убитых. На руках несли истекающих кровью раненных товарищей.
Остановились на берегу реки Вопь. Там держали оборону до последнего, пока не попали в окружение.
Начальник штаба сунул мне в руку обрывок карты:
– Выводи остатки взвода из окружения. Идите на восток».
Во взводе Барматина оставалось 18 бойцов. Командир проявил смекалку при переправе через приток Днепра.
По понтонному мосту шла техника, а пехоту не жаловали: «Перебирайтесь вплавь».
Барматин заметил пустую санитарную машину с красным крестом. Шофёр сидел на её ступеньке схватившись за голову руками и чуть ли не плакал. «Заводи!» – крикнул командир. Через полчаса, забинтовав руки, голову облитыми йодом бинтами, бойцы сели в кузов.
– Ну, давай, давай, скорей проезжай! – махнул флажком регулировщик машине с красным крестом.
Дальше шли ночью – днём не высовывались, потому что все вокруг оккупировали немцы. Солдаты были голодными. Поесть просили у деревенских жителей. Но не все их встречали с хлебом-солью – некоторые ругали:
– Драпаете от немцев? Нас бросаете? Ну и катитесь к чёрту!
Во взводе было 6-8 украинцев. Они так затосковали по «хлибу, салу», что упёрлись – и не с места:
– Ни пидем дальше – и всё! На кой бис нам ваша Москва!
Расстреливать их командир не стал – не захотелось марать руки.
Где они сгинули? Может, примкнули к бандеровской банде, может, и сегодня, помахивая костылями, ратуют на майдане за самостийную Украину, кричат: «Геть, москали!»
«В конце сентября, – вспоминает ветеран, – подошли к своим – к Звенигороду. Остатки взвода встретили сотрудники НКВД. Руки не заламывали, не мордовали, как это сейчас принято показывать в кино, но под следствием мы находились целый месяц. Про украинцев-дезертиров мы им ничего не сказали, а в остальном к нам нельзя было придраться, и они нас с миром отвезли на пункт формирования. Оттуда ребят направили в воинское расположение, которое занимало оборонительные рубежи на подступах к столице».
Командир взвода химзащиты 144 дивизии 612 стрелкового полка участвовал в декабрьском контрнаступлении. Немецкая армия в Подмосковье к тому времени, по его воспоминаниям, была уже деморализована. Легко одетым фашистам, поверившим в гитлеровский блицкриг, сломил хребет тридцатиградусный мороз и свежее пополнение Красной армии. Они, замотанные в какое-то тряпьё, в ужасе откатывались всё дальше. Взвод Барматина сражался вплотную с противником за один из населённых пунктов в районе Бородино. Под Гжатском взводного командира контузило взрывом авиабомбы. Отлежавшись пару недель в госпитале, он снова встал в строй.
Закончил войну Николай Никитович в звании капитана, а всего он прослужил в армии полтора десятка лет – с 1939 по 1954 год.
Сегодня о боевом пути ему напоминают орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За оборону Москвы», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией»…

Читайте также:
Активное противостояние злу: сочинение

Сочинение на тему О великой отчественной войне – я все-таки горд был за самую милую за горькую землю где я родился.

Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2015-05-22

“Война есть противное человеческому естеству состояние”, – писал Лев Толстой, и мы можем согласиться с этим, ведь война приносит страх, слезы, кровь. Война – это испытание для человека.
Многие писатели рассказывали о войне, но мне наиболее запомнилась повесть В. Быкова “Сотников”. В повести “Сотников” остро ставится вопрос подлинного и мнимого героизма. Главными героями являются Сотников и Рыбак. Может быть, в обычных условиях они бы и не проявили свою истинную натуру, но во время войны Сотников с честью проходит все испытания, остается верным своей Родине, а Рыбак перед лицом смерти предает Родину, спасая свою жизнь, которая после предательства теряет всякую цену. Он, можно сказать, становится врагом. Перед лицом смерти человек остается таким, каков он есть на самом деле. Здесь проверяется его гражданская стойкость. Идя на выполнение задания, они по-разному реагируют на предстоящую опасность, и кажется, что сильный и сообразительный Рыбак более подготовлен к подвигу, чем хилый, больной Сотников. Но если Рыбак внутренне готов пойти на предательство, то Сотников до последнего дыхания остается верным своей Родине, своему долгу солдата. “Что ж, надо было собрать в себе последние силы, чтобы с достоинством встретить смерть. Иначе зачем тогда жизнь?” На этом примере очень хорошо видно, кто является подлинным солдатом, а кто мнимым. Все, кроме Рыбака, прошли свой смертный путь до конца. Рыбак стал на путь предательства во имя спасения своей жизни. Рыбак не хотел умирать и кое-что выболтал следователю. А Сотников же при пытке терял сознание, но не сказал ничего. Сотников примирился со смертью. Он хотел бы умереть в бою, но это стало для него невозможным. Перед казнью Сотников потребовал следователя и заявил: “Я – партизан, остальные тут ни при чем”. Эти слова были сказаны настоящим солдатом, который верен своей Родине, долгу солдата. Следователь приказал привести Рыбака, и он согласился вступить в полицию. В последние минуты жизни Сотников утратил уверенность в праве требовать от других то же, что от себя. Рыбак для него стал просто старшиной, который как гражданин и человек не добрал чего-то. Сотников не хотел, чтобы о нем плохо думали и разозлился только на исполнявшего обязанности Рыбака. Рыбак извиняется: “Прости, брат”. “Иди ты к черту!” – последовал ответ. В своем падении Рыбак винит и Сотникова, который был болен и ранен, и войну, которая началась, он боится пятой пустой петли, которая была предназначена для него. Он не хочет быть полицаем. Еще вчера ему казалось, что полиция – это его единственное спасение, однако получилось все наоборот.
Сотников был настоящим солдатом, который выстоял перед всеми трудностями, не побоялся смерти и не стал предателем, а Рыбак является мнимым солдатом, ради спасения своей жизни он готов пойти на предательство. Кто честно исполнил долг солдата, не предал Родину, его подвиг, честь и слава навсегда останутся в памяти народа.

Читайте также:
Война с чрезвычайной быстротой образует новые характеры людей и ускоряет процесс жизни…: сочинение

Давно отгремели залпы Великой Отечественной войны. Но о ней продолжают вспоминать, рассказывать, писать. И вспоминают и рассказывают, естественно, по-разному: по-своему, часто о своем. Что же важно в наши дни знать и помнить о войне? Что из рассказов о войне способно взволновать ум и сердце молодежи? На эти вопросы нам помогут ответить книги В. Быкова, Ю. Бондарева, В. Некрасова, К. Воробьева и других авторов.
В Быков – один из самых читаемых писателей в мире. Его произведения почти все про войну. Писатель показывает нам горькую правду войны глазами рядовых солдат, партизан, мирных жителей. Герои В. Быкова всегда стоят перед проблемой морального выбора. Истоки подвига и предательства раскрывает Быков в повести “Сотников”. Главные герои произведения – партизаны Рыбак и Сотников. В начале произведения эти люди стоят как бы на одной “планке”: одинаково рискуют жизнью, добывая партизанам еду, мужественно борются с немецкими прислужниками, помогают друг другу в трудную минуту. Но, попав в плен к фашистам, эти люди ведут себя совершенно по-разному. Здоровый и сильный Рыбак руководствуется такими принципами: “Своя рубашка ближе к телу. Жить любой ценой!”. Больной и неуклюжий Сотников остается верным своим нравственным принципам в любых ситуациях. Он гордо ведет себя с фашистами, идет на страшные пытки, а потом и на казнь, но не говорит врагам ни слова. Рыбак же под страхом пыток и смерти переходит на сторону захватчиков. В. Быков полностью на стороне Сотникова, он восхищается мужеством и силой духа своего героя. Но и одновременно, на примере Рыбака, Быков показывает, как ужасна война и какие непредсказуемые и страшные вещи делает она с человеком и его душой.
Я хочу написать еще об одном авторе, который тоже очень правдиво показывает нам ужасы войны – это Борис Васильев. В своем романе “В списках не значился” писатель захотел рассказать читателям об истории обороны Брестской крепости. Трагическое и доблестное сопротивление ее защитников – одна из самых ярких и значительных страниц Великой Отечественной войны. К тому же до сих пор нельзя сказать, что нам известны все подробности войны, что мы знаем всех ее героев. С этим связано много легенд и устных рассказов. Экспонаты, хранящиеся в музее обороны крепости, полны важного и не раскрытого до конца смысла и содержания.
Главный герой романа “В списках не значился” – девятнадцатилетний лейтенант Николай Плужников. Он приехал в Брестскую крепость восторженным юношей, полным самых радужных мечтаний о своем будущем и не совсем подготовленным к встрече с войной, которая неожиданно обрушилась на него всей своей тяжестью. В процессе обороны Брестской крепости Плужников станет одним из ее героев, совершит немало подвигов, будет защитником и хозяином крепости до весны 1942 года и удостоится в последние минуты своей жизни воинских почестей даже от врага. “Он упал на спину. Навзничь, широко раскинув руки, подставив солнцу невидящие, широко открытые глаза. Упал свободным и после жизни, смертию смерть поправ”.
По поводу эпизода, изображенного Б. Васильевым в романе “В списках не значился”, ходит легенда. Но разве не была легендарной оборона Брестской крепости? Может показаться, что слишком уж красивы слова Плужникова: “Человека нельзя победить, если он этого не хочет. Убить можно, а победить нельзя”. Но история Великой Отечественной войны знает много еще более красивых слов, восклицаний, призывов, и никто не сомневается в их искренности и реальности.
Приближается День Победы. Отгремели последние залпы войны. Нам, не видевшим ее, очень трудно судить. Но в этот чудесный праздник мы идем поздравлять наших ветеранов, которых с каждым годом становится все меньше и меньше. Видя лица этих людей, слушая их рассказы, мы понимаем, как много зла натворила война. Молодое поколение обязано знать историю войны, ее героев, чтить их память, потому что они жертвовали своей жизнью ради нашего светлого будущего.

Читайте также:
Нравственный подвиг в повести В. Быкова Обелиск: сочинение

Анализ стихотворения «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины»

Сегодня мы будем размышлять о стихотворении «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины», написанном Симоновым в самый трудный и трагический для Советского Союза период. Это 1941 год. Почему это время называют трагическим?

С 22 июня 1941 года до самой зимы продолжалось отступление Советской армии от западных рубежей СССР вплоть до столицы его — Москвы. Только под Москвой было остановлено гитлеровское движение в глубь страны. Наша армия несла колоссальные потери. Горели города и сёла, гибли люди, по всем дорогам текли бесконечные потоки беженцев.

Симонову, посланному на западную границу — главное направление удара гитлеровских армий, довелось воочию увидеть трагическое начало войны: с растерянностью, суматохой, неразберихой, испытать горечь отступлений. Он видел наглую силу врага, который не встречал достойного отпора.

Будучи в самой гуще событий, среди тысяч людей, военных и невоенных, он не мог не испытывать горьких чувств, которые в ту трагическую пору разрывали сердце. Мог он не задаваться вопросами: что будет с Родиной? Удастся ли остановить врага? Где взять силы для отпора?

Эти вопросы звучат во многих стихотворениях Симонова 1941 года, и в частности в стихотворении «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины … ». Оно обращено к фронтовому товарищу Симонова — поэту Алексею Суркову, автору знаменитой «Землянки», вместе с которым он прошёл по военным дорогам Смоленщины.

Стихотворение написано в 1941 г., поэтому в нём встречаются слова и выражения, незнакомые современному читателю.

Кринка — расширяющийся книзу удлинённый глиняный горшок для молока.
Верста — русская единица измерения расстояния, чуть больше километра.
Тракт — большая наезженная дорога (большак), соединяющая важные населенные пункты.
Околица — край деревни.
Погост — сельское кладбище, обычно рядом с церковью.

Просёлок — грунтовая дорога между небольшими населёнными пунктами.
Салоп — верхняя женская одежда, широкая длинная накидка с прорезами для рук или с небольшими рукавами.
Плис — хлопчатобумажный бархат. Плисовый — сшитый из плиса.
Пажить — луг, поле, пастбище с густой травой.

Какое впечатление произвело на вас стихотворение? Каким чувством оно проникнуто? С чем связано это чувство?

Стихотворение не оставляет равнодушными и производит на ребят сильное впечатление. Может быть, они впервые проникаются теми переживаниями, которые испытывали их прадеды в горький 1941-й год … Учащиеся говорят о чувстве боли и горечи, которое связано с отступлением, с тем, что бойцы вынуждены были оставлять родную землю на поругание врагу, страшно даже представить, что ожидало беззащитных людей в тылу врага …

Обратим внимание на первые слова стихотворения «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины … «. Что важно для автора? (Увиденные тогда картины нельзя забыть, нельзя никогда этого допустить снова…)

Прочтите строчки, где боль и горечь звучат особенно остро. Какие художественные детали усиливают чувство всеобщего горя?

Кринки, которые выносят проходящим бойцам «усталые женщины», прижимая к груди, как детей; слёзы, вытираемые украдкой; погосты с простыми крестами на околицах деревень, «девичий крик» по мёртвому, старик «весь в белом, как на смерть одетый», седая старуха, напутствующая уходящих воинов.

Почему, кстати, женщины стараются спрятать слёзы?

Они понимают, что красноармейцам и так тяжело, что их гнетёт чувство вины, и стараются поддержать дух мужчин. Однако мужчины замечают женские слёзы.

Какое чувство они вызывают у бойцов? Какие строчки подсказывают нам это?

Слёзы усиливают чувство вины и желание вернуться, отомстить за поруганную землю и страдания людей: за овдовевших женщин, за осиротевших детей, за беспомощных стариков… Для бойцов тракт, по которому они уходят, «слезами измеренный чаще, чем вёрстами», просёлки слиты «со вдовьей слезою», да и «бесконечные злые дожди», сопровождающие их горький путь, можно тоже ассоциировать со слезами — только мужскими — слезами досады и бессилия.

Какие художественные средства помогают нам почувствовать состояние отступающих бойцов? (Метафора «слезами измеренный чаще, чем вёрстами», эпитеты «бесконечные злые дожди», «усталые женщины»).

Почему дожди названы бесконечными злыми? Эти эпитеты передают отношение героя к происходящему: даже дожди кажутся бесконечными и злыми, потому что отступление тянется долгие недели, месяцы, мелькают деревня за деревней, погост за погостом, околица за околицей, где стоят молчаливые женщины, украдкой смахивающие слёзы, дети, старики. Хмурое небо, раскисшие дороги, деревья, опустившие ветви под тяжестью дождя …

Читайте также:
Сороковые роковые... (обзор творчества): сочинение

Сердце сжимается при виде этой картины, и злые слёзы наворачиваются на глаза. Почему чем дальше тянется тракт, чем дальше уходит дорога, тем острее становится чувство родины? С каких строки начинает звучать всё отчётливее?

Чем дальше остаётся оставленная врагу земля, тем больнее сердцу, тем острее понимание её страдания, её ожидания защиты и возвращения воинов, чувство долга перед ней. Со строк: Ты знаешь, наверное, всё-таки Родина Не дом городской, где я празднично жил, А эти просёлки, что дедами пройдены, С простыми крестами их русских могил, — чувство родины звучит всё отчётливее.

Говорить начинают не только люди, но и сама земля. Докажите это. Где голос земли звучит особенно щемяще и трогательно, проникая в сердце русского солдата? Сердце сжимают строки: «Мы вас подождём!» — говорили нам пажити. «Мы вас подождём!» — говорили леса. Ты знаешь, Алёша, ночами мне кажется, Что следом за мной их идут голоса. Почему голоса оставленных во вражеском тылу людей и родной земли идут «следом» за героем, не отпускают его? В самом ли деле говорят леса и пажити?

Конечно, герой слышит всего лишь шелест листвы деревьев и трав, но этот шелест для него говорящий: ведь он связан с родной землёй, это её олицетворение. И голоса людей, пажитей, лесов становятся голосом его совести, голосом народа, голосом исторической памяти, который призывает к исполнению долга воина и гражданина перед Отечеством.

Ещё только начало войны, ещё долгих четыре года до Победы, но уже в эти месяцы герой многое испытал. Чем это можно доказать? Он трижды прощался с жизнью: «Но, трижды поверив, что жизнь уже вся … » И понимает, что на родной земле ему «умереть …завещано».

Почему это не сломило его духа?

Герой знает, что нужен родине, что и от него зависит её будущее, знает, что его возвращения ждёт родная земля, и потому у него нет права на слабость.

Найдите в стихотворении слова-синонимы, которыми поэт называет родную землю. (Великая Русь, Россия, Родина, Русская земля, самая милая, горькая земля.) Что связано у лирического героя с каждым названием? Какие слова вы бы назвали ключевыми? Почему?

Ключевое слово в этом ряду синонимов — Родина: оно вбирает в себя очень важные для всех нас понятия род, народ, природа, родник и вызывает мысль о преемственности поколений, об исторической и генетической памяти; Великая Русь отсылает нас к временам Древней Руси, к нашей тысячелетней истории, Россия — к эпохе Российской империи. Русская земля одновременно звучит и более обобщённо, и более сокровенно. Она родная, наша, политая кровью и потом наших предков.

Какие слова кажутся вам самыми проникновенными? Почему они звучат в финале стихотворения?

А вот слова самая милая, горькая земля исполнены особой любви, проникновенности и силы, потому что в них прочитывается сыновнее отношение автора к этой земле. Милая читаем мы у него и слышим за этим: любимая; читаем горькая и понимаем: многострадальная, политая слезами вдов, сирот, матерей…

Не случайно они употреблены в финале произведения: герой словно по-новому открывает для себя Родину, познаёт её через личный горький опыт войны. Чувство родины становится для него не абстрактным, а глубоко личным, и происходит это на фронтовых дорогах, проходящих через покидаемые сёла и деревни, мимо древних погостов, благодаря встречам с простыми людьми, старухами, которые благословляют бойцов, делятся с ними последним.

Можно их, живых и мёртвых, оставить навсегда под врагом, бросить на произвол судьбы?

Ни за что нельзя, потому что
… за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
3а в Бога не верящих внуков своих.

Чувство родины рождается при виде слёз детей-сирот, матерей, потерявших сынов- защитников, в слезах разорённых деревень; слезами «измерены» километры дорог, пройденных отступающими бойцами:

Слезами измеренный чаще, чем вёрстами,
Шёл тракт, на пригорках скрываясь из глаз:

Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась …

Читайте также:
Человек на войне (По одному из произведений современной литературы — В.В.Быков Сотников): сочинение

Поэтому и меняется от строфы к строфе определение родной земли, начинаясь с традиционного официального Великая Русь, Россия и заканчивая сердечным милая, горькая земля … Вот эту «милую, горькую землю» и нельзя никому отдать, ибо «на ней … умереть завещано». Умереть, защищая и освобождая …

Какое слово чаще других повторяется в стихотворении? (Русский.)

Найдите словосочетания с этим словом. (Русская околица, русские могилы, русские обычаи, Русская земля, русская мать, русская женщина.)

Почему это слово так значимо для поэта?

Оно — воплощение исторической памяти народа, его самого, культуры, обычаев и традиций.

Перечитаем ещё раз две последние строфы:

Нас пули с тобою пока ещё милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я всё-таки горд был за самую милую,
3а горькую землю, где я родился,
3а то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

Каким чувством исполнены эти строфы? Изменилось ли настроение стихотворения по сравнению с его началом? Почему? Что открыли лирическому герою тяжёлые дни отступления?

В этих строфах звучит гордость родной землёй, её народом и историей. Она сменила настроение горечи и боли. Почему рядом со словом горд употреблено наречие всё-таки?

Наречие всё-таки подсказывает нам, что автор (лирический герой), несмотря на боль потерь, отступление, гордится своей землёй, потому что это его земля, потому что на ней живёт его народ, много терпеливый, мужественный, сильный, самоотверженный, милосердный. И этот народ непременно победит. Не может не победить!

В последней строфе возникают образы русской матери и русской женщины. Как они связаны между собой? Какую идею воплощают в себе?

Эти образы становятся символами родной земли, Родины-матери, которая благословляет на подвиг своих сыновей.

«Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…» К. Симонов

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слёзы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: – Господь вас спаси! –
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина –
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала: – Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

«Мы вас подождем!» – говорили нам пажити.
«Мы вас подождем!» – говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.

Дата создания: осень 1941 г.

Анализ стихотворения Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…»

Буквально с первых дней Великой Отечественной войны Константин Симонов в качестве корреспондента газеты «Правда» оказался на фронте и вынужден был отступать почти до самой Москвы вместе с советскими войсками. Его верным спутником был Алексей Сурков, военный корреспондент, с которым поэта связывали теплые дружеские отношения. Именно Суркову принадлежит авторство знаменитого стихотворения «Землянка», которое впоследствии было переложено на музыку и стало одной из первых фронтовых песен. Но в 1941 году ни Симонов, ни Сурков не думали о том, что ждет их впереди, и уж тем более, не мечтали о славе. Они отступали, оставляя врагу на разорение русские города и села, понимая, что местные жители должны их ненавидеть за трусость. Однако все оказалось совсем иначе, и в каждой деревне их провожали со слезами на глазах и с благословением, что произвело на Симонова неизгладимое впечатление.

Читайте также:
Истоки героизма простого человека в годы Великой Отечественной войны: сочинение

Осенью 1941 года поэт написал стихотворение «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…», в котором словно бы ведет неспешную беседу со своим фронтовым товарищем. Ответы Суркова остаются «за кадром», да и они не так уж и нужны в данном случае. Гораздо важнее то, что чувствуют и помнят оба военных корреспондента. Самое яркое впечатление автора связано с тем, как «кринки несли нам усталые женщины, прижав, как детей, от дождя их к груди». Не менее сильно поразил поэта тот факт, что именно в это непростое для страны время обычные люди начинают вспоминать о Боге, само существование которого советская власть отвергала. Однако, благословляя русских солдат, простые сельские женщины искренне верят в то, что их молитвы будут услышаны, и война вскоре закончится, а все мужчины вернутся домой.

Отступая по пыльным, разбитым и грязным сельским дорогам, возле каждой деревни поэт видит погосты – традиционные деревенские кладбища, где покоятся участники многих войн. И у Симонова складывается такое ощущение, что вместе с живыми в это непростое время за спасение страны молятся и мертвые – те, кто отдал свою жизнь за то, чтобы Россия была свободной страной.

Уже в первые месяцы войны, пройдя пыльными дорогами Смоленщины, поэт начинает осознавать, что родина для него – это не уютный мирок столичной квартиры, где он чувствует себя беззаботно и безопасно. Родина – это «проселки, что дедами пройдены, с простыми крестами их русских могил», женские слезы и молитвы, которые оберегают солдат в бою. Симонов видит, как гибнут его товарищи и понимает, что на войне это неизбежно. Но его поражает не столько смерть, сколько вера простых сельских женщин, которые вновь стали солдатками, в то, что их родная земля будет освобождена от врагов. Эта вера формировалась столетиями, и именно она составляет основу русского духа и вызывает у поэта неподдельную гордость за свою страну. Симонов рад тому, что ему довелось родиться именно здесь, и его матерью была русская женщина – такая же, как и сотни других матерей, которых ему довелось повстречать в селах. Обращаясь к Алексею Суркову, поэт не хочет ничего загадывать наперед и не знает, будет ли судьба к нему так благосклонна, что подарит жизнь на этой страшной и беспощадной войне. Однако он видит, с какой надеждой и верой провожают их в бой русские женщины, трижды обнимая по старой доброй традиции, словно бы пытаясь защитить от всех невзгод и напастей. И именно эта вера укрепляет силу духа русских солдат, которые понимают, что, отступая, оставляют свою родину на растерзание врагу.

Пройдет еще совсем немного времени, и советские войска смогут одержать свои первые победы. Однако осень 1941 года – это страх, боль и ужас вчерашних мальчишек, которые столкнулись с войной лицом к лицу. И лишь мудрые русские женщины, все понимающие и тонко чувствующие чужую боль, вселяют в молодых солдат надежду, заставляя их поверить в собственные силы ради того, чтобы не только выжить, но и победить.

За горькую землю, где я родился.

Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения Константина Симонова

Текст: Коржов Дмитрий

Нас пули с тобою

пока еще милуют.

Но, трижды поверив,

что жизнь уже вся,

Я все-таки горд был

За горькую землю,

За то, что на ней

умереть мне завещано,

Что русская мать

нас на свет родила,

Что, в бой провожая нас,

По-русски три раза

Это написано летом сорок первого. Абсолютно советским поэтом. И в то же время (и – в первую очередь!) – русским. Почему так думаю? Ну это, скажем, и по стихам видно, и не только по процитированным. У Константина Симонова многое было не так, как у советских, а именно что как у русских. С самого начала, с рождения: мать – дворянка – княжна Александра Леонидовна Оболенская, отец, Михаил Агафангелович, – полковник, а затем и генерал-майор Генерального штаба Российской империи. В Генштабе служил и отчим поэта – полковник Александр Григорьевич Иванищев.

Читайте также:
Трагедия Федора Ровбы трагедия крестьянина-труженика в период коллективизации (по повести В. Быкова Облава): сочинение

Именно Симонов – тогда, в 1941-м, в этих, посвященных Алексею Суркову, может быть, лучших своих стихах «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины. » обращается к истокам, к традиционным, исконным ценностям, к тому, на чем можно стоять (и выстоять!), – народу, государству, стране. Те самые «Деревни, деревни, деревни с погостами, как будто на них вся Россия сошлась, Как будто за каждою русской околицей, Крестом своих рук ограждая живых, Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся За в бога не верящих внуков своих. »

Само определение «русский», ставшее именем нашего народа, звучит в этом стихотворении с покоряющей настойчивостью, как заклинание, как защитный оберег. 10 раз он его (в разных грамматических формах) повторяет! Весьма условно, конечно, но сравнить можно, пожалуй, лишь с обращением Владимира Путина к Федеральному собранию в марте 2014-го, после присоединения Крыма. Вот уж где это подзабытое в девяностые-нулевые слово звучало в полную мощь! И то сказать, 2014-й для России звучит почти как 1914-й. Ощущение, что новая мировая война на пороге, а то и уже идет.

Война, к слову, время таких людей, как Константин Симонов. Людей особой, имперской закваски. Ведь Симонов, как я уже когда-то писал, по воспитанию и миропониманию был в первую очередь русским офицером. Сильным, дерзким, уверенным в себе и в стране, которой служит. СССР. И – России.

С Мурманском и нашим краем Константин Михайлович связан, пожалуй, больше, чем с каким-либо другим местом нашей Родины, если, понятное дело, забыть о Москве. Здесь он бывал многократно – и до войны, и во время нее, и после. Многое здесь в журналистской работе для него было впервые. Именно здесь впервые – на людях, на публике – прочитал свое культовое, ставшее легендарным стихотворение «Жди меня».

Симонов подробно рассказал об этом в своем дневнике. Все случилось в гостях у артиллеристов на полуострове Рыбачий, в октябре 41-го. Корреспондент «Красной звезды» Симонов и фотокор «Известий» Георгий Зельма приползли на наблюдательный пункт 193-го

дивизиона 104-го артполка (в «воздвигнутую над землей крошечную земляночку с двумя отверстиями – для стереотрубы и бинокля»), если судить по воспоминаниям его командира старшего лейтенанта Скробова, злые и недовольные жизнью.

Все прозаично: корреспонденты замерзли жутко, а у Симонова еще и зубы разболелись – в дневнике он в красках расписал, как двадцатилетняя докторша при свете керосинки мужественно рвала ему захворавший зуб.

Симонов прочел «Жди меня» за обедом, когда гости уже и отогрелись, и чуть-чуть выпили, и зубы Симонова «отпустили». Инициатором читки стал Зельма. Яков Дмитриевич Скробов (он после, между прочим, сделал карьеру – до генерала дослужился), оставил замечательное описание, как все это происходило.

Чуть позже появился и мурманский автограф «Жди меня. ». Десять лет назад, в материале к 90-летию Симонова я отмечал, что автор написал его «по просьбе североморца Л. Добротина». Сейчас удалось установить, кто это такой был.

Личность, я вам доложу, прелюбопытная! Мурманчанин и майор, а потом москвич и полковник, Леонид Васильевич Добротин в момент знакомства с Симоновым был командиром оперативной части особого разведывательного отряда при штабе Северного флота. Он начал воевать с двадцати лет, еще в гражданскую, с 1918 года – в коннице, против Деникина и Мамонтова. Эскадроном командовал у Буденного. До 1926 года воевал на Кавказе, с тамошними абреками.

Только за Великую Отечественную Леонид Добротин награжден семью орденами! С осени 43-го воевал на Балтике, где был начальником штаба 260-й бригады морской пехоты БФ. Вот такой непростой адресат оказался у знаменитого симоновского автографа.

Именно Добротин был одним из организаторов нашей разведывательной работы в Северной Норвегии, инициатором привлечения к этой работе перешедших к нам после оккупации немцами их родной страны норвежцев. О первом таком рейде – группы старшего лейтенанта Георгия Кудрявцева – мы неоднократно рассказывали. Тот поход длился почти месяц, перед самым снятием на мысе Лангбунес разведчики попали в западню, часть из них, включая командира, погибли.

Читайте также:
Мое впечатление от повести В. Быкова Обелиск: сочинение

Симонову удалось встретиться с норвежцами из группы Кудрявцева, о рассказе одного из них (скорее всего Коре Ойена: «Это был, как тут называют, «русский норвежец», молодой парень, лет двадцати шести. Его родным языком был норвежский, но так же как его отец и дед, он жил в России, в Вайда-губе, на крайней северо-западной оконечности Рыбачьего) он убедительно и ярко поведал в дневнике:

«. Переправились на Рыбачий полуостров вдвоем (на самом деле вчетвером – это были Хокон Халвари, братья Миккельсены и Коре Ойен. – Д. К.), с тем чтобы сообщить сюда все полученные за последние две недели сведения о передвижении немецких транспортов, войсковых частей и о базировании немецких самолетов. То, что они по такому бурному морю проплыли в шлюпке на веслах шестьдесят миль и не потонули и добрались, следовало считать чудом. Правда, надо добавить, что они оба были норвежцы, то есть прирожденные моряки.

У меня так и стоит в ушах весь этот его рассказ, со всеми подробностями и мелочами. И его голос, и его совершенно особая манера речи, когда он, сидя в своей старой, просоленной фуфайке, поджав ноги на койке, говорил все это со своим сильнейшим норвежским акцентом, почти после каждой фразы повторяя очень забавно звучавшую в его устах присказку: «Едрит его в корень». »

Как видим, белых пятен, связанных с пребыванием Симонова на нашем Севере, еще в достатке. Ну вот, к примеру, самая известная его мурманская фотография, сделанная в 1941-м в редакции газеты «Полярная правда». Публиковалась она часто, но вот кто на ней – поименно, словно никого и не интересовало. Да, Симонов, да, Раиса Троянкер, – в первом ряду третья слева. А остальные? Я могу назвать еще Константина Тюляпина – на заднем плане слева, в очках. Второй справа, кажется, еще один поэт и журналист Константин Бельхин. И все.

Самое печальное, сейчас найти тех, кто мог бы знать сотрудников «Полярки» военных лет в лицо, гораздо сложнее, чем, скажем, тридцать лет назад, когда я впервые увидел этот снимок. В общем, как говаривал классик, «мы ленивы и не любопытны».

Но вернемся к процитированным мной в самом начале строчкам. Там главное, что «я все-таки горд был». Несмотря, несмотря и несмотря. Звучит сегодня это необычайно остро, избыточно актуально. А вот следующая строчка – та, что стала заголовком этого очерка, и вовсе звучит, как приказ, как команда «В атаку!», как готовность встать за родную землю. Тоже актуально. Еще как! И спустя 70 лет для нас, русских, ничего не меняется.

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.11.2015

Я все-таки горд был за самую милую, за горькую землю, где я родился.

«Я все-таки горд был за самую милую, за горькую землю, где я родился. »

Автор: Быков В.

“Война есть противное человеческому естеству состояние”, — писал Лев Толстой, и мы можем согласиться с этим, ведь война приносит страх, слезы, кровь. Война — это испытание для человека.

Многие писатели рассказывали о войне, но мне наиболее запомнилась повесть В. Быкова “Сотников”. В повести “Сотников” остро ставится вопрос подлинного и мнимого героизма. Главными героями являются Сотников и Рыбак. Может быть, в обычных условиях они бы и не проявили свою истинную натуру, но во время войны Сотников с честью проходит все испытания, остается верным своей Родине, а Рыбак перед лицом смерти предает Родину, спасая свою жизнь, которая после предательства теряет всякую цену. Он, можно сказать, становится врагом. Перед лицом смерти человек остается таким, каков он есть на самом деле. Здесь проверяется его гражданская стойкость. Идя на выполнение задания, они по-разному реагируют на предстоящую опасность, и кажется, что сильный и сообразительный Рыбак более подготовлен к подвигу, чем хилый, больной Сотников. Но если Рыбак внутренне готов пойти на предательство, то Сотников до последнего дыхания остается верным своей Родине, своему долгу солдата. “Что ж, надо было собрать в себе последние силы, чтобы с достоинством встретить смерть. Иначе зачем тогда жизнь?” На этом примере очень хорошо видно, кто является подлинным солдатом, а кто мнимым. Все, кроме Рыбака, прошли свой смертный путь до конца. Рыбак стал на путь предательства во имя спасения своей жизни. Рыбак не хотел умирать и кое-что выболтал следователю. А Сотников же при пытке терял сознание, но не сказал ничего. Сотников примирился со смертью. Он хотел бы умереть в бою, но это стало для него невозможным. Перед казнью Сотников потребовал следователя и заявил: “Я — партизан, остальные тут ни при чем”. Эти слова были сказаны настоящим солдатом, который верен своей Родине, долгу солдата. Следователь приказал привести Рыбака, и он согласился вступить в полицию. В последние минуты жизни Сотников утратил уверенность в праве требовать от других то же, что от себя. Рыбак для него стал просто старшиной, который как гражданин и человек не добрал чего-то. Сотников не хотел, чтобы о нем плохо думали и разозлился только на исполнявшего обязанности Рыбака. Рыбак извиняется: “Прости, брат”. “Иди ты к черту!” — последовал ответ. В своем падении Рыбак винит и Сотникова, который был болен и ранен, и войну, которая началась, он боится пятой пустой петли, которая была предназначена для него. Он не хочет быть полицаем. Еще вчера ему казалось, что полиция — это его единственное спасение, однако получилось все наоборот.

Читайте также:
Мое любимое произведение о Великой Отечественной Войне (по повести В. Быкова В списках не значился): сочинение

Сотников был настоящим солдатом, который выстоял перед всеми трудностями, не побоялся смерти и не стал предателем, а Рыбак является мнимым солдатом, ради спасения своей жизни он готов пойти на предательство. Кто честно исполнил долг солдата, не предал Родину, его подвиг, честь и слава навсегда останутся в памяти народа.

Похожие работы

За всю историю человечества война не увеличивала количество людей, а наоборот сопровождалась большим количеством жертв. Таким образом, война может определяться следующим понятием: совокупность различных жертв.

Произведение проникнуто раздумьями о жизни и смерти, о человеческом долге и гуманизме, которые несовместимы с любым проявлением эгоизма.

После того как французы оставили Москву и двинулись на Запад по Смоленской дороге, начался крах французской армии. Войско таяло на глазах: голод и болезни преследовали его. Но страшнее голода и болезней были партизанские отряды, которые успешно нападали на обозы и даже целые отряды, уничтожая французское войско.

В романе «Война и мир» Толстой показывает эпоху, в которой главными вопросами были ведущие проблемы мировой политики, волновавшие умы просвещенной интеллигенции. Решение этих вопросов дает возможность автору показать искания передовой части дворянства. Одним из представителей этого круга является Андрей Болконский — яркая и своеобразная личность, в которой много необычного.

Проблема нравственного выбора в повести Василия Быкова 8220 Сотников 8221 “Война есть противное человеческому естеству состояние”, — написал великий русский писатель Лев Николаевич Толстой, и мы не можем не согласиться с данным заявлением, потому что война рождает страх; кровь, слезы.

«Я все-таки горд был за самую милую, за горькую землю, где я родился. » Автор: Быков В. Давно отгремели залпы Великой Отечественной войны. Но о ней продолжают вспоминать, рассказывать, писать. И вспоминают и рассказывают, естественно, по-разному: по-своему, часто о своем. Что же важно в наши дни знать и помнить о войне? Что из рассказов о войне способно взволновать ум и сердце молодежи? На эти вопросы нам помогут ответить книги В.

Тема жизни и смерти в романе Л. Н. Толстого «Война и мир» Автор: Толстой Л.Н. Роман Л. Н. Толстого “Война и мир” построен на антитезе. В этом произведении мы наблюдаем сосуществование противоположностей, их борьбу и их сочетание, называемое жизнью. Борьба и сочетание противоположностей берут начало в названии романа и наполняют его вплоть до последних строк эпилога.

Сплоченность народа во время революции – раскрыла важ­нейшие черты русского характера.

“Война есть противное человеческому естеству состояние”, – писал Л.Толстой. и мы вынуждены согласиться с этим утверждением, ведь война приносит страх, кровь, слезы. Война также является и испытанием для человека.

Как роман Толстого “Война и мир” повлиял на мое мировоззрение Автор: Толстой Л.Н. В каждом из нас живет хорошее и плохое.У кого-то хорошего больше , у кого-то плохого. Отчего это зависит? Может быть , от воспитания, может, от судьбы, а может, от самого человека. Во многих этих опросах трудно разобраться.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: