Что такое элегия в творчестве Пушкина: сочинение

Томашевский Б.: Пушкин. Книга первая
Глава I. Лицей.
20. Элегическое направление

20

Несмотря на то, что слово «элегия» взято из античной поэтики, в те годы этот род поэзии был новым во всех отношениях. Именно элегия являлась средством выражения чувствований нового человека. Старая элегия имела весьма рационалистический облик и приближалась к дидактическому роду, так как основным ее содержанием были размышления поэта. Подобные элегии писались изредка и в XVIII в. Но к концу века явилась новая элегия, сильно отличавшаяся от традиционной именно отсутствием в ней рационалистического начала. В этой элегии преобладало чувство. Элегия драматизировалась, превратилась в взволнованный монолог поэта, выступавшего уже не в каноническом облике «элегика», определенного в своих чувствованиях строгими правилами поэтики, а в облике своеобразно индивидуальном. Личное начало в элегии значительно усилилось. Элегик являлся героем своих элегий, которые развивали историю его чувств. Поэтому наметилась почти обязательная циклизация элегий. Они превратились в страницы одного романа, отдельные сцены одной драмы. Самое представление об элегии расширилось. Для нового элегика его предшественниками в древности являлись не только Овидий или Проперций, но и Катулл, и Гораций. Однако еще ближе были те новые поэты, которые вывели поэзию из придворного салона, освободили ее от тонкого остроумия в стиле рококо и приблизили к чувству и природе. Вот почему имя Парни так часто встречается у лицейского Пушкина, в сочетании с именами Батюшкова и Нелединского-Мелецкого. 128 Элегии Парни были своего рода типом, определяющим общие свойства жанра. Недаром новейших элегиков Пушкин называл «Наследники Тибулла и Парни».

Своеобразие новой элегии, помимо индивидуализации лирической темы, выражалось и в ряде других особенностей. Для элегиков этой поры характерна тема природы. Герой выводится за пределы города на лоно природы. Пейзажные описания в той или иной мере входят в состав каждой элегии. Вот почему, пока жива была элегия, так высоко ценили лирику Жуковского. Человек раскрывался через описание природы, всегда согласной с его чувствами, всегда отвечающей его настроениям. Это острое восприятие природы вело элегиков и к выбору природы особенно богатой, экзотической, пышной. Экзотизм считается одним из признаков французской предромантической элегии. Но эта особенность европейской элегии почти никак не отразилась на русской элегии, по преимуществу меланхолической, «северной». В качестве образца экзотической элегии можно назвать лишь «Тавриду» Батюшкова, но и в ней Батюшков воспевал Крым заочно. Никаких порывов к экзотике, никаких «туда, туда!» в лицейской лирике Пушкина нет. Поэт верен северной природе, воспетой Жуковским в таких элегических стихотворениях, как «Вечер» и «Славянка».

Элегия, модная в эти годы, не была богата разнообразием тем. Чувство меланхолии господствовало над прочими чувствами. Поэтому и темы были в ограниченном выборе. Разлука с возлюбленной, неразделенная любовь, чувство меланхолической ревности, скорбь об утраченной радости, мрачное уединение и «стенания» на лоне природы в вечерний час, чувство угасающей юности и приближение безвременной смерти, наслаждение в страданиях и печали — вот почти весь замкнутый круг элегических тем «унылого» толка. И Пушкин был ему верен. Уже приводились достаточные примеры подобной разработки элегических настроений. Нельзя отрицать, что в них, помимо всего, было много книжного, модного, не порожденного личным опытом. И однако элегический цикл 1816 г. не прошел в творчестве Пушкина бесследно и обогатил его лирический опыт.

Прежде всего новым для Пушкина явилось то, что он овладел языком чувства. Каково бы ни было содержание внутреннего мира поэта, получавшего свое выражение в унылых элегиях, опыт обрисовки этого мира открывал перед Пушкиным дальнейшие, более широкие возможности. От элегий 1816 г. прямой путь к лирике и лирическим поэмам начала 20-х годов. Когда Кюхельбекер в 1824 г. выступил с красноречивым протестом против элегической поэзии, он справедливо поставил знак равенства между элегиями и романтизмом 20-х годов. Лирика Пушкина южного периода, равно как и поэмы его тех же лет, — прямое продолжение его элегического цикла 1816 г. Мы встретим там не только сходные настроения разочарования, но и те же художественные средства для их обрисовки. Как уже отмечалось, это достигалось, в частности, мотивами природы. Тема «природа и внутренний мир человека» поставлена была Пушкиным именно в период его элегических увлечений.

Тема эта не новая, но для Пушкина существенным был здесь опыт Жуковского и Державина. В своей статье 1842 г. «Речь о критике» Белинский писал: «Жуковский внес в русскую поэзию именно тот самый элемент, которого недоставало поэзии Державина: мечтательная грусть, унылая мелодия, задушевность и сердечность, фантастическая настроенность духа, безвыходно погруженного в самом себе, — вот преобладающий характер поэзии Жуковского, составляющий и ее непобедимую прелесть и ее недостаток, как всякой неполноты и всякой односторонности. Жуковский диаметрально противоположен Державину». В разработке темы «человек и природа» у Державина с Жуковским произошло вольное или невольное соревнование в 1807 г. В феврале 1807 г. в «Вестнике Европы» появилось стихотворение Жуковского «Вечер». Жуковский только начинал свою поэтическую карьеру. В мае того же года Державин, находившийся уже в конце своего творческого пути, пишет «Евгению. Жизнь Званская», соблюдая ту же поэтическую форму, что и в стихотворении Жуковского. Стихи Державина напечатаны на страницах того же «Вестника Европы» в августе 1807 г. В этих двух стихотворениях ярче всего сказалось различие обоих поэтов. Мечтательная созерцательность пронизывает строфы «Вечера»:

Как солнца за горой пленителен закат —
Когда поля в тени, а рощи отдаленны
И в зеркале воды колеблющийся град
Багряным блеском озаренны;

Когда с холмов златых стада бегут к реке,
И рева гул гремит звучнее над водами;
И, сети склав, рыбак на легком челноке
Плывет у брега меж кустами.

В стихах Державина преобладает действенное отношение к природе, жадное любопытство к жизни и ее проявлениям:

Иль, утомясь, идем скирдов, дубов под сень;
На бреге Волхова разводим огнь дымистый;
Глядим, как на воду ложится красный день,
И пьем под небом чай душистый.

Читайте также:
Органчик: сочинение

Забавно! в тьме челнов с сетьми как рыбаки,

Как парусы суда, и лямкой бурлаки
Влекут одним под песнью духом.

У Жуковского человек лишь дополнение к пейзажу. Звуки, достигающие из села, лишь завершают настроение вечера:

Чуть слышно над ручьем колышется тростник;
Глас петела вдали уснувши будит селы;
В траве коростели я слышу дикий крик,
В лесу стенанье Филомелы.

Для Державина человек и человеческая деятельность прежде всего:

Приятно! как вдали сверкает луч с косы,
И эхо за лесом под мглой гамит народа,
Жнецов поющих, жниц полк идет с полосы,
Когда мы едем из похода.

И тот и другой поэт предаются мечтаниям. Жуковский пишет:

Сижу задумавшись; в душе моей мечты;
К протекшим временам лечу воспоминаньем.

О том же говорит и Державин:

Чего в мой дремлющий тогда не входит ум?
Мимолетящи суть все времени мечтаньи.

воспоминания у Державина. Пред ним проходят исторические события, свидетелем которых он был, он размышляет о будущем России, вспоминает о своем славном поэтическом подвиге, а думая о близкой смерти, прежде всего ждет справедливого суда истории.

Ощущение жизни, восторг перед плодами человеческого труда и наслаждение простыми радостями бытия наполняют картины Званской жизни:

Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны,
Что смоль, янтарь, икра, и с голубым пером
— прекрасны!

В лицейские годы Пушкин неоднократно выражал восторг перед поэзией Жуковского; отзывы его о Державине всегда сдержанны. Дельвиг гораздо больше восхищался творениями Державина. И однако конкретные изображения державинской поэзии невольно проникали в стихи Пушкина. Так, в послании к Юдину мы находим следующие строки, навеянные стихами Державина:

Но вот уж полдень. — В светлой зале
Весельем круглый стол накрыт;
Хлеб-соль на чистом покрывале,

И щука в скатерти лежит.

Умение видеть, замечать и передавать виденное в словах было прирожденным даром Пушкина. Это мы наблюдаем каждый раз, когда он пишет о вещах, ему близких, знакомых. Таковы, например, его портретные характеристики «Пирующих студентов», в которых самый склад речи приобретает окраску, соответствующую предмету. Вот портрет Малиновского:

А ты повеса из повес,
На шалости рожденный,

И немедленно за этим меланхолическая характеристика Корсакова (или М. Яковлева):

Приближься, милый наш певец,
Любимый Аполлоном!

Гитары тихим звоном.
Как сладостно в стесненну грудь
..

В своих элегиях 1816 г. Пушкин был сильно стеснен условностью выбранного рода. Описания в этих стихах поневоле носят общий характер, они крайне скупы на подробности, вместо картин мы встречаем в них только те черты, которые гармонируют с настроением. Однако верность виденному сказалась и здесь. Пушкин не только не покушается на модный экзотизм, не упоминая миртов, скал и т. п., но и вообще не вводит ни одной черты, противоречащей осеннему царкосельскому пейзажу. Пожалуй, одни «холмы» являются данью условностям, но и здесь, видимо, перед глазами Пушкина возникали искусственные пригорки парка, а может быть, и Пулковская возвышенность.

(«Я видел смерть; она в молчаньи села»).

Поля, холмы, знакомые дубравы,
Хранители священной тишины!

— конечно, рощи царскосельского парка. Их обнажала осень:

Уж осени холодною рукою
Главы берез и лип обнажены,
Она шумит в дубравах опустелых;
Там день и ночь кружится желтый лист,

И слышится мгновенный ветра свист.

Особенно часто упоминаются волны озера:

Под сумрачным навесом облаков,

Один, один брожу уныл и мрачен.
В вечерний час над озером седым
В тоске, слезах нередко я стенаю;

(«Любовь одна — веселье жизни хладной»).

То же озеро упоминается в послании Горчакову (1817):

В последний раз, быть может, я с тобой,
Задумчиво внимая шум дубравный,

Пройдет немного лет, и эти скупые наброски оживут в памяти Пушкина и сложатся в законченную картину. Именно эти впечатления отразились в стихотворении 1819 г. «Царское Село»: 129

Воспоминание, рисуй передо мной
Волшебные места, где я живу душой,
Леса, где я любил, где чувство развивалось,

И где, взлелеянный природой и мечтой,
Я знал поэзию, веселость и покой.
Веди, веди меня под липовые сени,
Всегда любезные моей свободной лени,
..
Да вновь увижу я ковры густых лугов
И дряхлый пук дерев, и светлую долину,
И злачных берегов знакомую картину,
И в тихом озере, средь блещущих зыбей,

Воспоминание о лицейских годах явится в южный период творчества Пушкина важной темой его лирики. Так, еще в 1821 г. он посвятит несколько стихов в послании Чаадаеву «младенческим летам»:

В те дни, когда, еще не знаемый никем,
Не зная ни забот, ни цели, ни систем,
Я пеньем оглашал приют забав и лени

Тема царкосельских лет пройдет через всё творчество Пушкина до восьмой главы «Евгения Онегина», где получит совершенное свое выражение в начальных стихах:

В те дни, в таинственных долинах,
Весной, при кликах лебединых,
Близ вод, сиявших в тишине,

И эти воспоминания о годах юности соединялись с благодарным обращением к тому, кто был первым руководителем и ценителем поэта:

И ты, глубоко вдохновенный
Всего прекрасного певец,
Ты, идол девственных сердец,

Не ты ль мне руку подавал
И к славе чистой призывал.

Примечания

128 Первое упоминание имени Парни находим в стихотворении «К Батюшкову» 1814 г.; в нем Пушкин самого Батюшкова называет «Парни российский». Такое же сопоставление Батюшкова с Парни находится в «Тени Фонвизина» 1815 г.:

Иль Клейст? Иль сам Анакреон?

В «Городке», говоря об эротических поэмах, Пушкин соединяет в одном стихе три имени: «Вержье, Парни с Грекуром». В таком сочетании Парни, можно думать, фигурирует не как элегик, а как автор стихотворений, по цинизму содержания приближающихся к сказкам Вержье и Грекура. В ином соединении появляется имя Парни в стихотворении «Моему Аристарху» 1815 г.: «Анакреон, Шолье, Парни» (в первой редакции: «Наш друг Лафар, Шолье, Парни»). В стихотворении 1816 г. «Любовь одна — веселье жизни хладной» Пушкин называет элегиков «Наследники Тибулла и Парни». В стихотворении «К Шишкову» соединены «Шолье с Мелецким и Парни». Из переводов из Парни и близких ему подражаний можно назвать только «Эвлегу» 1814 г. и «Добрый совет» 1817 г. Кроме того, имеются отдельные фразеологические заимствования в некоторых стихотворениях. Л. Н. Майков сопоставлял со стихотворениями Парни много лицейских произведений Пушкина, но принужден был при этом сказать про любовные элегии Пушкина, что в них «так часто чувствуется влияние Парни, и в то же время так редко можно указать прямое у него заимствование» (Сочинения Пушкина, изд. императорской Академии Наук, т. I, стр. 351).

Читайте также:
М. Е. Салтыков-Щедрин Художественные особенности: сочинение

129 Так, 1819 г. датировалось это стихотворение в изданиях до 1947 г. на неопровержимых показаниях самого автографа: стихи писаны на листе, вырванном из тетради, заведенной Пушкиным еще в Лицее и заполнявшейся им в Петербурге в 1817—1819 гг. Почерк стихотворения не позволяет отнести его ко времени более позднему. На обороте листа — стихотворение «Там у леска, за ближнею долиной», которое ни один издатель не решился датировать временем позднее 1819 г. Среди стихов «Царского Села» имитация подписи Н. Кошанского, тождественная с такой же имитацией на соседних страницах тетради, и т. д. Академическое издание без всякой мотивировки перенесло стихотворение в 1823 г., вероятно потому, что в черновых строках в неясном контексте встретилось слово «изгнанье».

Что такое элегия в творчестве Пушкина?

В одной статье Е. Евтушенко я прочитала, что каждого поэта можно сравнить с музыкальным инструментом: Михаил Лермонтов — рыдающий рояль, Александр Блок — трагически звучащая скрипка, Сергей Есенин — крестьянская тальянка. Но есть поэт, который олицетворяет собой целый оркестр. Конечно же, целому оркестру подобен Александр Сергеевич Пушкин.

Стихотворение «Безумных лет угасшее веселье. » — одно из первых произведений, созданных поэтом в дни болдинской осени 1830 года, оно определило последующее творчество этого периода.

Пушкин как бы с высоты осматривает свою жизнь. Стихотворение — и подведение итогов, и заявка на будущее. В нем звучит мотив, в той или иной степени уже затрагивавшийся в других стихах: раздумья о цели и смысле существования. Взгляд в «минувшие дни» возвращает нас к концовке шестой главы «Евгения Онегина», где речь идет «о юности легкой», а светлая грусть роднит это стихотворение с произведением «На холмах Грузии».

При публикации «Безумных лет угасшее веселье. » Пушкин дал ему заголовок «Элегия». Как известно, в молодые годы поэт отдал дань этому жанру. Однако именно анализируемое стихотворение стало в нем вершинным. Оно представляет собой монолог, начальные слова которого констатируют внутреннее состояние лирического героя: «мне тяжело». Однако постепенно тема расширяется и превращается в свободное обращение не только к друзьям («о други»), но и — шире — к современникам. Мне кажется, что в этом смысле «Элегию» можно сравнить с более поздним стихотворением «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. » (1836), где в центре будет находиться оценка уже не жизни, а исторического дела поэта.

Стихотворение начинается обращением к прошлому:

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

И здесь же вполне естественное сравнение (ведь речь идет о похмелье!) «печали минувших дней» со старым и сильным вином. Мысль поэта движется от прошлого к настоящему:

Однако эту тоску сегодняшнего дня объясняет уже будущее:

. Сулит мне труд и горе

Грядущего волнующее море.

Один образ, как бы всплывающий в сознании, рождает новый. Образ «волнуемого моря» уже не имеет ничего общего с «унылостью». Он является предчувствием будущей бурной жизни, где найдется место и раздумьям, и страданиям, и творчеству, и любви.

Все стихотворение пронизывает мысль о неизбежности и неотвратимости изменений жизни человека. Поэтому «горести, заботы и треволненья» не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений об ушедшей молодости, ни страха перед будущим. Пока человек жив, он не должен отступать перед трудностями бытия:

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Поэтому ощущение наступающего «горя», «заката печального» освящено идеей «наслаждения», которое даруют человеку сознание, поэтическая гармония, любовь и дружба:

. Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И — может быть — на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной.

В отличие от других элегий (например, «Погасло дневное светило»), в стихотворении «Безумных лет угасшее веселье. » нет указаний на какую-то биографическую ситуацию. Сложный этап жизни оставлен автором «за порогом» стихотворения. Не в анализе какого-либо отдельного момента, а в осознании судьбы человека заключен смысл этого великого стихотворения.

«Элегия» написана пятистопным ямбом — размером, который, в отличие от четырехстопного ямба, обладает большей плавностью, каким-то замедленным течением. Такая форма отвечает требованиям философской, лирики.

Меня стихотворение поразило удивительной гармонией: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада.

«Элегия», написанная в 1830 году, появилась в печати через четыре года. Как же я удивилась, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, т. е. временем, когда пушкинское произведение еще не было издано:

Я жить хочу! Хочу печали

Любви и счастию назло.

Эти строки написал восемнадцатилетний М. Ю. Лермонтов. Конечно, здесь иной поворот темы, иной размер. Однако эти стихи, на мой взгляд, родственны.

Подобно А. С. Пушкину, на смерть которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт так же не сгибается под тяжестью жизни, так же не страшится будущего, как и его великий предшественник:

Что без страданий жизнь поэта?

И что без бури океан?

В строчках проанализированной элегии, на мой взгляд, отражена одна из главных поэтических традиций А. С. Пушкина, которую творчески развили не только Лермонтов, но и вся классическая русская поэзия.

Что сближает роман Замятина “Мы” и роман Салтыкова-Щедрина “История одного города”?

“История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина и роман Замятина “Мы” были написаны в разное время, даже в разных веках. Их жанр также различен: “История одного города” – сатирический роман-хроника, роман “Мы” – антиутопия, роман-предупреждение. Различны герои этих произведений, различен язык, художественные приемы…

Читайте также:
Сатирическая хроника русской жизни: сочинение

Но, несмотря на все отличия, данные романы имеют и общие черты. Мне кажется, что в главном эти произведения схожи: оба они посвящены теме судьбы России и его народа. Салтыков-Щедрин, сатирически изображая историю России, заботится о ее современном положении, о судьбе ее народа. Он, критически выводя портреты российских правителей и русского народа, переживает за судьбу отчизны, всеми силами старается открыть глаза, помочь проанализировать, дать направление развития. Замятин в своем романе, показывая безрадостное настоящее некоего Единого государства, предупреждал своих читателей о возможном ближайшем будущем России.

Анализируя все то, что он видел вокруг, писатель делал устрашающие прогнозы. В обществе будущего все доведено до автоматизма, и люди здесь уже не похожи на людей. Это скорее машины, действующие строго по команде. В основе всего их поведения лежат указания великой Скрижали. Жители Единого государства просыпаются, засыпают, едят, пьют, гуляют только по команде и в строго определенные часы.

Их интимная жизнь происходит только по расписанию и только с человеком, который записан именно на него. Государство старается полностью контролировать жизнь своих горожан. Они обязаны правильно мыслить, правильно чувствовать. Естественно, легко предположить, что любое свободомыслие здесь просто недопустимо. Поэтому неудивительно, что бунт, организованный героями романа, оказывается подавленным, а его участники казненными или сломленными.

Удивительно и страшно, что предсказания Замятина сбылись: террор Сталина, ГУЛАГи, уничтожение генофонда нации. Таким образом, оба данных произведения посвящены судьбе России и ее народа. Описывая прошлое (“История одного города”) и будущее (“Мы”), писатели беспокоятся о настоящем своей отчизны.

На основе анализа истории России и ее настоящего Салтыков-Щедрин и Замятин делают выводу о ее будущем, которые пугают художников. Они стремятся предупредить о грозящей опасности, исправить ситуацию, помочь своей стране и ее народу встать на правильный путь.

Твір на тему: Что сближает роман Замятина “Мы” и роман Салтыкова-Щедрина “История одного города”?

Related posts:

Вопросы и ответы к повести “История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина 1. Что объединяет деятельность всех градоначальников в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина? В “Описи градоначальникам” М. Е. Салтыков-Щедрин показывает, что общее в их деятельности – разорение и притеснение народа.

Приемы сатирического изображения в романе М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” М. Е. Салтыков-Щедрин – один из самых известных литературных сатириков XIX века. Роман “История одного города” является вершиной его художественного творчества. Несмотря на название, за образом города Глупова скрывается целая.

Образы градоначальников города Глупова (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”) На языке – “государство”, а в мыслях – Пирог с казенной начинкой. М. Салтыков-Щедрин В ряду сатирических произведений Салтыкова-Щедрина “Истории одного города” принадлежит особое место. По поводу этого блестящего произведения.

Функции и значение гротеска в изображении города Глупова и его градоначальников в романе М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” Салтыков прибегает только к такому роду карикатуры, который преувеличивает истину как бы посредством увеличительного стекла, но никогда не извращает полностью ее сущность. И. С. Тургенев. Незаменимым и первым средством сатиры.

Анализ романа М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”, план Это произведение является пародией на русский государственный социальный строй, сатирой на крепостничество, самодержавие и бюрократизм. От имени рассказчика выступает архивариус, причем в нескольких лицах. Его задача – описать историю города.

“История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина как сатира на самодержавие Многие считают М. Е. Салтыкова-Щедрина сложным писателем, читают его мало и неохотно. Однако на сегодняшний день он необыкновенно актуален, точен и нужен. Ибо писатель подвергал едкой сатире современную ему действительность.

Глупов и глуповцы (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”) “История одного города” – одно из наиболее оригинальных и совершенных творений великого русского сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина. Город Глупов мы не найдем ни на одной географической карте. И не потому.

Трагические мотивы (о повести “История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина) Изображение народа. Разумеется, отношение Щедрина к народу принципиально отличается от его отношения к миру насилия и угнетения. С глубоким и искренним сожалением пишет он о глуповцах, которые “мечутся из стороны.

Галерея градоначальников (о повести “История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина) В начале “Истории одного города” помещена “Опись градоначальников”. Всего их было двадцать два, и каждому дана характеристика – предельно лаконичная, но, вместе с тем, очень выразительная и смешная. Чего стоит.

Использование приема гротеска в изображении быта глуповцев (по роману Салтыкова-Щедрина “История одного города”) Роман “История одного города” – вершина сатирической прозы Салтыкова-Щедрина. Для описания русской истории в разрезе взаимоотношений народа с властью писатель использует такие приемы, как фантастику, гиперболу, гротеск. Так, с помощью.

Двадцать третий градоначальник города Глупова (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”) Портреты всех городских начальников в романе Салтыкова-Щедрина “История одного города” написаны автором очень лаконично. Каждый из них оставил свой заметный след в “жизнеустройстве” города и по-своему отличился. Нельзя не отметить.

Анализ 5 глав (на выбор) в произведении М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” “История одного города” (1869-1870) Салтыкова-Щедрина – произведение сложное и неоднозначное. Сразу же после его выхода в свет Салтыкова-Щедрина обвиняли в оскорблении русского народа и искажении русской истории. Сам автор утверждал.

Спор о финале (о повести “История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина) Последняя глава книги завершается картиной, которую простодушный летописец описывает с содроганием: “…глуповцев поразило неслыханное зрелище. Север потемнел и покрылся тучами; из этих туч нечто неслось на город: не то ливень.

Пародия как художественный прием в “Истории одного города” М. Салтыкова-Щедрина Объясняя “Историю одного города”, Салтыков-Щедрин утверждал, что это книга о современности. В современности он видел свое место и никогда не считал, что созданные им тексты будут волновать его далеких потомков.

Читайте также:
«Сказка — ложь, да в ней намек...» (по творчеству М. Е. Салтыкова-Щедрина): сочинение

Сатира на русское самодержавие в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина Салтыков-Щедрин, родившийся в помещичьей семье, впитавший в себя патриархальный быт глубинки, тем не менее, выступал с обвинениями в адрес близкой ему среды. Только смелый, образованный и патриотично настроенный человек мог.

Краткое содержание романа М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” Роман (бессмертное произведение) начинается обращением к читателю от последнего архивариуса-летописца. Далее следует рассказ о том, как глуповцы устроились на жительство. Раньше они были головотяпами, так как имели привычку тяпать головами.

Характеристика градоначальника Брудастого (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”) Дементий Варламович Брудастый является восьмым по счету градоначальником, поставленным править злосчастным городом Глуповым. В “Описи градоначальников” дается его краткая, но емкая характеристика: “Назначен был впопыхах и имел в голове некоторое.

Иго безумия в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина История города Глупова – это “история, содержанием которой является беспрерывный испуг”, история, которая сводится к тому, что “градоначальники секут, а обыватели трепещут”. Летопись города Глупова воплощает наиболее темные стороны истории.

Образы градоначальников в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина Одно из самых известных произведений М. Е. Салтыкова-Щедрина – “История одного города”. Несмотря на название, это произведение – не иносказательная историческая хроника, а сатирический роман, в котором воплотилось состояние общества.

Приемы сатирического изображения градоначальников в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина М. Е. Салтыков-Щедрин – признанный мастер сатиры. Именно сатира помогала писателю по-новому осветить исторические события и взглянуть на современность. В романе “История одного города” автору было важно раскрыть суть каждой.

История одного города” как социально-политическая сатира. Краткое изложение текста Повесть М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” представляет собой цикл рассказов, не связанных между собой сюжетом или одними и теми же героями, но объединенных в одно произведение ввиду общей цели.

Своеобразие сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина М. Е Салтыков-Щедрин один из самых известных сатириков 19 века. Писатель проявил себя во многих жанрах литературы, таких как романы, повести, рассказы очерки сказки. Почти все произведения Салтыкова-щедрина имеют сатирическую.

Вопросы и ответы к творчеству М. Е. Салтыкова-Щедрина 1. Каковы основные темы творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина? Через все творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина проходят три основные темы: социальное неравенство в России, нравственно-психологическая деградация дворянства, народ и буржуазная интеллигенция. Эти.

Образ глуповцев в “Истории одного города” В произведении М. Е. Салтыкова-Щедрина описывается история вымышленного города Глупова. Используя эзопов язык, автор показывает нам жизнь русского народа, маскируя его под население несуществующего городка. Писатель высмеивает самые неприглядные стороны.

Значение сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина Он был умен, честен, суров и никогда не замалчивал правды, как бы она ни была прискорбна… М. Горький Мне кажется, без писателя Салтыкова-Щедрина невозможно разобраться в политической жизни второй половины.

Жанровые особенности романа “История одного города”. Краткое изложение текста М. Е. Салтыков-Щедрин занимает в русской литературе особое место. Искусство сатиры требует смелого, бескомпромиссного подвига писателя, решившего посвятить свою жизнь беспощадному развенчанию зла. М. С. Ольминский был уверен: “В наше.

Как приемы эзопова языка реализуются в сказке Салтыкова-Щедрина “Коняга” В сказках Салтыкова-Щедрина очень хорошо раскрыт образ русского народа, который был воплощен в образе Коняги. Коняга – простой люд, крестьяне, которые работают на благо всего государства, которые своим трудом способны.

РОМАН САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА “ГОСПОДА ГОЛОВЛЕВЫ” – СУРОВЫЙ ПРИГОВОР КРЕПОСТНИЧЕСТВУ. Краткое изложение текста Замечательный Роман М. Е. Салтыкова-Щедрина “Господа Головлевы” стоит в ряду лучших произведений русский писателей, таких, как Гоголь, Гончаров, Тургенев, изображавших жизнь дворянства. В романе с огромной обличительной силой раскрыты все.

Образы градоначальников. в “Истории одного города” Сатира – резкое высмеивание политических и социальных пороков. Сатира всегда направлена против общественных недостатков. Идейный ученик Белинского, М. Г. Салтыков-Щедрин успешно воплотил эту идею в жизнь. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин родился.

Тест по творчеству М. Е. Салтыкова-Щедрина 1. Какой главный прием использует М. Е. Салтыков-Щедрин для создания сатирического образа города Глупова? А. Гротеск Б. Сравнение В. Метафора 2. Против чего направлена сатира в “Истории одного города” М.

Что сближает роман Замятина “Мы” и роман Салтыкова-Щедрина “История одного города”?

Сочинение по произведению История одного города Салтыкова-Щедрина (рассуждение)

В своем произведении «История одного города» Салтыков – Щедрин ловко переплетает фантастику с реальностью. Этот шедевр автора многие называют рассказом, что не совсем верно. Скорее его можно именовать юмористическим романом, в котором выставляются на показ все изъяны правящей власти, при чем сделано это в сатирическом жанре.

Сюжет романа развивается в одном городе, в котором друг за другом меняются начальники, но всё это не приносит абсолютно никаких результатов. Ни одному из них не удается хоть как-то стабилизировать и улучшить качество жизни горожан.

В романе описывается не только обстановка этого конкретного города, но и проблемы всей России в целом. Начальство отличается глупостью и каждый из обладающих какой-либо властью, преследует свои собственные цели.

Автор описывает город Глупово каждый раз по новому: иногда у него это столица, иногда небольшой городишко, а иной раз и вовсе большая деревня. В основном произведение посвящено высмеиванию местных градоначальников, которых ставят во главе управления городом, а они, вместо того, чтобы способствовать его развитию и процветанию, медленно, но верно растаскивают его по кускам.

Уделяется также внимание и местному населению. Создаётся такое впечатление, что жителям вообще наплевать, что происходит в их родном городе. Они даже не пытаются изменить что-либо в сложившихся обстоятельствах и не рискуют идти против системы. Народ просто принимает позицию молчаливого наблюдателя и равнодушно следит за привычной уже сменой руководства. Горожане в очередной раз подстраиваются под нового начальника и смотрят, как он разрушает их город, а вместе с ним и их собственную жизнь, при этом ни на что не надеются и смиренно довольствуются тем, что имеют.

Читайте также:
Особенности жанра сказки у М. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Всех неоднократно сменившиеся начальников объединяет особое деспотичное отношение и откровенная тирания народа. К примеру, люди боялись и трепетали от одного только взгляда последнего из градоначальников, Угрюм – Бурчеева и подобно зомби беспрекословно подчинялись и готовы были следовать за ним повсюду. Именно ему пришла в его бестолковую голову идея разрушить город до основания, а затем начать отстраивать его заново. Разрушить то он его разрушил, а вот строительство нового города так и не началось и остались его жители жить на этих развалинах.

В своем романе автор обвиняет в сложившейся ситуации не только власть имущих, но и равнодушный народ. Он не призывает никого к восстанию, а просто даёт понять, что руководителю в одиночку не под силу управлять ни городом, ни страной. Поддержка простых людей ему просто необходима.

2 вариант

М.Е. Салтыков-Щедрин, один из известнейших русских писателей 19 века, всю свою жизнь был защитником правды и свободы, борцом против зла.

«История одного города», написанная в 1869 году, представляет собой сатиру на политику российского самодержавия 18-19 веков, оформленную в виде пародии на летопись. Произведение изображает жизнь города Глупова в уродливо-комическом виде.

Жители города Глупова – головотяпы – с целью наведения порядка в городе сами нашли себе градоначальника. Его правление не привело ни к чему хорошему, а только разорило город. С тех пор в Глупове сменяются градоначальники, один лучше другого. Они ничего не делают для того, чтобы улучшить жизнь горожан, заботятся только о своем благополучии. В «Описи градоначальникам» перед нами проходит галерея правителей, страшных своей жестокостью и тупостью: Органчик, Прыщ, Бородавкин, Негодяев, Перехват-Залихватский и другие. Один из них оказался с фаршированной головой, другой – безмозглым существом, а самый страшный из них – Угрюм-Бурчеев – деспотом и тираном, мечтой идеального мира которого являются казармы военного типа.

Городские жители привыкли к чинопочитанию и раболепию, поэтому не борются за свои права. Они радуются, когда происходит смена правителя, и верят, что новый наведет порядок. Под глуповскими градоначальниками Салтыков-Щедрин иносказательно изобразил русских царей и министров. Автор мастерски использует прием гротеска, употребляет говорящие фамилии, тем самым выражая свое отношение к персонажам.

Задача писателя заключалась в том, чтобы показать неспособность градоначальников к управлению страной, их враждебность народу, идиотизм, потерю всех человеческих свойств. Все эти люди – олицетворение несправедливого строя, основанного на произволе и порабощении народа.

Роман осуждает народную пассивность и долготерпение, в нем содержатся подлинные факты и события русской жизни. Критикуя долготерпение и покорность народа, Щедрин показывает и пробуждение сознания глуповцев: в сцене смерча можно предположить назревание народной революции против самого страшного из правителей – Угрюм-Бурчеева.

Также читают:

Картинка к сочинению По произведению История одного города

Популярные сегодня темы

Грибоедов прославился при помощи замечательного произведения – «Горе от ума». Комедия написана замечательно, поэтому становится ясно, что автор – талантливый человек. Такой человек, не мог прожить простую жизнь

Мне кажется, что любовь, одна из движущих сил в нашем мире. Она двигает скалы ближе друг к другу, соединяет сердца, роняет звезды, для того, чтобы кто-то загадал найти свою любовь, и конечно же, нашел.

Профессия учителя одна из наиболее важных в мире, так как учитель второй после семьи принимает участие в воспитании и социализации детей. А от детей, от молодого поколения будет зависеть будущее нашей страны.

Поэма «Мцыри» была написана в 1839 года, а это на заре его жизненного пути бессмертным писателем, любителем гражданской, философской, духовной тематики Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, который прожил довольно короткую

Милосердие в моем понимании означает «оказание кому-либо бескорыстной помощи и содействия», но на самом деле смысл здесь гораздо глубже – ведь речь также идет и о всепрощении.

Анализ произведения Салтыкова-Щедрина «История одного города»

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением История одного города.
Год написания –1870 г.

История создания – Писатель давно вынашивал идею написать роман о самодержавии. Работа над произведением велась с перерывами, поскольку Салтыков-Щедрин одновременно писал сразу несколько книг.

Тема – Обличение пороков социальной и политической сферы в жизни России, а также раскрытие особенностей взаимоотношения народа и власти при самодержавии.

Композиция – Роман состоит из 16 глав. Особенность заключается в том, что все они написаны якобы разными авторами, и только первая и последняя – самим издателем. Согласно версии писателя, «История одного города» – это лишь издание тетради «Глуповского летописца», случайно найденной в городском архиве.

Жанр – Роман.

Направление – Реализм.

История создания

Замысел романа Салтыков-Щедрин вынашивал довольно долго. Образ вымышленного города Глупова как воплощение самодержавно-помещичьего строя в России впервые возник в очерках писателя в начале 60-х, когда на просторах российской империи переживала свой подъем освободительная борьба простого народа.

В 1867 году писатель опубликовал свой фантастический «Рассказ о губернаторе с фаршированной головой», который позднее лег в основу главы «Органчик». Спустя год Михаил Евграфович приступил к работе над полномасштабным романом, который завершил в 1870 году. При написании книги «История одного города» писатель на некоторое время приостанавливал работу ради сказок и некоторых других произведений.

Первоначально роман имел другое название – «Глуповский Летописец», однако затем автор изменил его на «Историю старого города». Литературный труд был опубликован по частям в журнале «Отечественные записки», в котором Салтыков-Щедрин был главным редактором. В том же 1870 году свет увидела полная версия книги.

После публикации романа на писателя обрушилась волна негодующей критики. Салтыков-Щедрин был обвинен в искажении отечественной истории и оскорблении всего русского народа, интерес к его творчеству заметно пошел на спад. Отображение реалий жизни русского народа и давно назревших проблем в обществе, практически ничем не прикрытая критика самодержавия откровенно пугала, и далеко не все были готовы принять правду в ее истинном свете.

Читайте также:
Своеобразие сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина: сочинение

Посмотрите, что еще у нас есть:

  • для самых рациональных — Краткое содержание «История одного города»
  • для самых компанейских — Главные герои «История одного города»
  • для самых занятых — Читательский дневник «История одного города»
  • для самых крутых — Читать «История одного города» полностью

Название

Название жанра происходит от одноимённого произведения Томаса Мора – «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» (1516 г.), в котором «Утопия» лишь название острова. Впервые же в значении «модель идеального общества» это слово встречается в книге путешествий английского священника Сэмюэла Перчеса «Паломничество» (Pilgrimage, 1613). Там же впервые употребляется и прилагательное «утопический» (utopian). Несмотря на столь позднее укрепление этого термина, первой утопией в истории европейской литературы считается модель идеального общества в диалоге Платона «Государство» (он же впервые использует слово Утопия в значении «место, которого нет» в трактате «Государство» (427–347 гг. до н. э.).

«История одного города» – произведение новаторское, далеко вышедшее за рамки художественной сатиры. Салтыков-Щедрин, как истинный патриот своей страны, не мог оставаться безучастным наблюдателем происходящего в России.

В своем романе он затронул довольно острую тему – обличение несовершенств политического устройства российского государства, при котором угнетенный народ смиренно принимает свое рабское положение и считает это единственно правильным и возможным.

На примере вымышленного города Глупова Салтыков-Щедрин хотел показать, что русский народ попросту не может существовать без жесткого и, порой, откровенного жестокого правителя. В противном же случае он сразу оказывается во власти анархии.

К проблематике романа автор относит и искажение сущности истории, которую государству крайне выгодно преподносить как историю единоличной власти, но не как историю соотечественников. В «Истории одного города» главные герои – градоначальники, и в каждом из них просматриваются узнаваемые черты исторических личностей. В некоторых случаях градоначальники представляют собой собирательные образы государственных мужей, занимавших в свое время высокие посты.

Основная мысль произведения заключается в том, что бессознательное поклонение народа самодержавной власти и нежелание брать на себя ответственность за происходящее в стране являются нерушимой преградой на пути к благосостоянию державы.

Смысл «Истории одного города» заключается не в насмешке над Россией, а в желании автора раскрыть обществу глаза на происходящее в стране и подвигнуть к решительному искоренению пороков в социуме.

Константин Когут

Слово «утопия» традиционно ассоциируется у нас с именами Замятина, Платонова, Булгакова, Хаксли, Оруэлла и др. писателей. На самом деле этих имен куда больше: вспоминаем утопические проекты Вл. Соловьева, Тейяра де Шардена, Н. Федорова и др. Если заглянем глубже, то назовем Платона, Т. Мора, Т. Кампанеллу, У. Морриса и др. Всматриваясь в историю утопии, мы уже по именам видим, что ее происхождение связано с западной культурой. Мир будущего — то сияющий радостью, то обнаруживающий свою кровавую катастрофичность — рождал особую культуру утопии.

Исследованию сущности утопии посвящено множество работ. Назовем только некоторые из них:

  • Батракова С.
    Искусство и утопия: Из истории западной живописи. М., 1990;
  • Морсон Г.
    Границы жанра // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежной литературы. М.: Прогресс, 1991. С. 233—251;
  • Фрейденберг О. М.
    Утопия // Вопросы философии. 1990. № 5;
  • Шацкий Е.
    Утопия и традиция. М., 1990;
  • Шестаков В. П.
    Эсхатология и утопия. М., 1995;
  • Штекли А. Э.
    Утопия и социализм. М., 1993.

Утопические фантазии зачастую граничат с фантастикой. Вопрос об их различии довольно непростой. Считается, что фантастика является частью утопической литературы, а точнее, одним из ее направлений, у первоистока которого стоят фантастические произведения Уэллса.

Еще сложнее соотнести утопию, антиутопию и сатиру. Если утопия конструирует желанный образ будущего мира, то сатира, пользуясь гротеском, пародией и другими приемами, вызывает у читателя смех, который развенчивает этот образ мира, тем самым сближаясь по своей идейной направленности с антиутопией. Говорить об этих различиях сложно еще и потому, что сатира является также самостоятельной художественной системой, глубоко укорененной в творчестве Рабле, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Свифта и др. Как тут быть? Например, романы К. Воннегута можно определить одновременно и как антиутопические, и как сатирические.

Наконец, нам трудно отделить утопию от сказки. Достаточно вспомнить сказочные миры Дж. Толкиена. Утопия и сказка схожи потаенной мечтой о справедливом мироустройстве. Для понимания сущности этой взаимосвязи важно замечание Д. Медриша:

Сказка — веками выработанная жанровая форма, идеально приспособленная для выражения утопических представлений о жизни. Естественно, когда литература обращается к социальной утопии, она оказывается в той или иной мере «сказочной».

Путешествие в Лукоморье. Сказки Пушкина и народная культура. Волгоград, 1992. С. 14.

Отправной точкой в понимании утопии является этимология слова: u-topos — место, которого нет (по некоторым источникам, у слова могла быть древнегреческая приставка εὖ — «благо», а не οὐ — «нет»). И тут мы неизбежно начинаем понимать, что утопия и антиутопия представляют собой целую систему мышления и лишь в меньшей степени могут называться литературными жанрами.

Так, Х. Гюнтер, рассматривая жанровые проблемы утопии и «Чевенгур» А. Платонова, справедливо отметил, что в связи с «пространственным» пониманием утопию можно свести к двум моделям: «город» и «сад». Вспомним знаменитые города: Новый Иерусалим в Апокалипсисе; основанный царем Утопом город Амарот в произведении Т. Мора; город Солнца Т. Кампанеллы; «Новая Атлантида» Ф. Бэкона и др. Сравнивая город и сад, исследователь пишет:

Если в городской утопии в центре внимания находится общественно-государственный, технико-цивилизаторский аспекты жизни, то утопия-сад отводит это место непринужденной семейной жизни в кругу близких и исконной близости человека к природе.

Жанровые проблемы утопии и «Чевенгур» А. Платонова // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежной литературы. М.: Прогресс, 1991. С. 253.

Читайте также:
Сказки для детей изрядного возраста: сочинение

Сад, в свою очередь, близок идиллии.

Roelant Savery «The Paradise»

Получается, что город и сад — это пространственные модели утопии. Но они же могут выступать и как временные фазы, включенные в смену эпох. Тут возможны две временны́х модели. Первая обращена назад (в терминологии М. М. Бахтина называется «исторической инверсией»): есть идеальное состояние мира, который в процессе своего развития приходит к деградации, ухудшению. Золотой век сменяется Серебряным, и чем дальше, тем хуже. Вторая временна́я модель обращена в будущее и основана на идее развития: Золотой век «переносится» в конец истории. Эти модели времени в утопии противоречат романному времени. Мы привыкли, что в романе время линейно, непрерывно, необратимо (вспомните любой роман, например, «Анну Каренину» Л. Толстого). Утопия же дает нам совершенно иную модель времени: в ней время рано или поздно останавливается, история прекращает свое движение — читатель оказывается погружен в «конечный пункт» исторического развития, который и является идеальным будущим.

Утопия находится в глубочайшей взаимосвязи с антиутопией. Трудно найти чистый образец утопии или антиутопии. Их диалектику хорошо ощутил немецкий поэт Ф. Гельдерлин: «Что всегда превращало государство в ад на земле, так это попытка человека сделать его земным раем». Антиутопия разоблачает возможность реализации утопии, зачастую прибегая к описанию ее результатов. В этом плане антиутопия, по замечанию Г. Морсон, является антижанром, т. е. пародирующим другие жанры. Например, роман Е. Замятина «Мы» представляет собой антиутопию, разоблачающую утопию. Исследователь отмечает, что этот роман во многом «развивает мотивы „Записок из подполья“ Достоевского и „Легенды о Великом Инквизиторе“, а „Записки“ и „Легенда“ в свою очередь соотносятся с „Кандидом“ Вольтера. Традиция, следовательно, представляет каждый текст как источник мотивов для позднейших произведений».

Мы уже сказали о том, что утопия — это местоположение без реального места. Но как быть, если мы имеем дело с реальным пространством без реального места? Представить такое довольно сложно.

М. Фуко в работе «Другие пространства. Гетеротопии» говорит о том, что осмысление пространства возможно только с учетом разницы между утопией и гетеротопией, делая особый акцент на том, что именно гетеротопия является «константой для всего человечества».

Сборник ПроектInternational. 2008. № 19. С. 175

Более того, «в мире нет ни одной культуры, которая не создавала бы гетеротопий». Какой же тип пространства таит в себе гетеротопия? Философ объясняет: «Гетеротопия может помещать в одном реальном месте несколько пространств, несколько местоположений, которые сами по себе несовместимы». Т. е. структура «другого пространства» представляет собой сложное полисемантическое образование. В него включается не только определенное пространство, но также и местоположения, или «отношения соседства между точками или элементами». Соприсутствие этих топосов, местоположений, «древовидных и решетчатых структур», зачастую несовместимых, позволяет противопоставить гетеротопию утопии. «Утопия, — пишет М. Фуко, — это местоположение без реального места». В отличие от утопии, гетеротопия представляет собой реальное пространство, демонстрирующее особые отношения с другими местоположениями.

Гетеротопия — это место, которое одновременно является «контрместоположением», реализованной утопией, «где реальные местоположения одновременно и представлены, и опровергнуты, и перевернуты».

В качестве примера М. Фуко приводит зеркало. По его мнению, оно является одновременно и утопией, и гетеротопией. Зеркало — это «утопия, поскольку это место без места. В зеркале я себя вижу там, где меня нет — в несуществующем пространстве, которое виртуально открывается за плоскостью. Но равно это и гетеротопия, поскольку зеркало реально существует и по отношению к месту, которое я занимаю, имеет своего рода возвратный эффект; именно благодаря зеркалу я начинаю воспринимать себя отсутствующим в месте, где я есть, ибо вижу себя там».

Кадр из фильма А. Тарковского «Зеркало»

М. Фуко приводит примеры пространств, которые являются гетеротопиями. Например, кинотеатр: на двумерном экране показываются трехмерные пространства.

Мы уже говорили выше об утопии сада. По мнению Фуко, с позиций нового мышления сад воспринимается скорее как гетеротопия. Сад — это уголок земли, фрагмент пространства, который одновременно вбирает в себя модель мира в его «символическом совершенстве». То есть перед нами одновременно и кусочек мира, и весь мир.

И кинотеатр, и сад являются гетеротопиями пространства. Этот список можно пополнить наиболее интересным примером — гетеротопией кладбища. Кладбище представляет собой гетеротопию, потому что оно связано с совокупностью местоположений в городе, обществе или деревне: ведь у каждого человека на кладбище похоронены родственники. Но если до XVIII века кладбище располагалось в центре города (рядом с церковью, т. е. в сакральном пространстве), то в XIX веке кладбище выносится за его (города) пределы. Отсюда зарождается мысль о «инаковости» мертвых, мертвые словно «заражают» живых, присутствие мертвых где-то поблизости является чем-то ненормальным. Постепенно кладбища вместо сакрального центра города превратились в отдельный самостоятельный «город», где у каждой семьи есть свой уголок земли.

М. Фуко утверждает, что кладбище является не только гетеротопией пространства, но также гетеротопией времени: это место являет собой смерть в ее длительности (здесь тела людей разрушаются и уничтожаются с течением времени). Есть и чистые гетеротопии времени. Например, музеи, библиотеки, архивы, которые накапливают время, сохраняют его.

Таинственен в этом плане образ корабля. Он представляет собой плавающее «место без места». Оно живет само по себе и движется по морю от одного порта к другому.

Простые вещи всегда оказываются куда более сложными. Как, например, и утопия, которую многие привыкли считать литературным жанром, обнаруживает массу вопросов, связанных с ее точным определением и нашей задумчивостью над ее местом в культуре. Прочерчивая зависимость между определением утопии и социальным мышлением, мы наталкиваемся на иные разновидности пространств, получившие название гетеротопий. При внимательном взгляде на оппозицию «утопия vs. гетеротопия» начинаешь видеть в этих двух пространствах нечто схожее, присущее глубинному механизму человеческой культуры.

Читайте также:
Социально-политические мотивы сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Эта короткая заметка, разумеется, в силу своего формата, не претендует на полноту изложения. Мы обозначили лишь самые общие контуры серьезной научной проблемы. Такое изложение должно родить у читателя большое количество вопросов, над которыми важно задуматься. Если так и случилось, то вы сделали еще один шаг к осмысленному чтению литературных произведений.

Композиция

Роман «История одного города» состоит из 16 глав, и все они написаны разными авторами. После первой публикации автором был произведен тщательный анализ произведения, в ходе которого была изменена его композиция. Так, Михаил Евграфович поменял местами некоторые главы, а также добавил приложение «Письмо в редакцию», в котором отреагировал на критику в свой адрес.

Роман начинается со слов самого Салтыкова-Щедина, которому якобы случайно попалась историческая летопись о вымышленном городе Глупове и его жителях.

После небольшого вступления начинается рассказ от лица вымышленного летописца о происхождении глуповцев. Читатель знакомится с историей возникновения государственного строя в Глупове. Племенная вражда, поиск правителя и дальнейшее порабощение граждан занимают в романе целое столетие.

В «Описи градоначальникам» представлена краткая характеристика 22 градоначальников, которые в разное время обладали властью над всеми глуповцами.

В последующих главах дается описание наиболее выдающихся градоначальников – правителей Глупова: Великанова, Баклана, Брудастого, Двоекурова, Негодяева, Грустилова и других.

В финале романа публикуются «Оправдательные документы», которые, по сути, представляют собой назидание другим градоначальникам.

«История одного города» является сатирическим романом. Михаил Евграфович всегда был верным последователем этого жанра, и многие его произведения написаны в духе едкой сатиры. Гротеск, ирония, юмор – роман пестрит этими художественными приемами.

Однако «История одного города» произведение весьма неоднозначное: написано оно в форме летописи, однако все персонажи кажутся фантастическими, а происходящие события больше напоминают бредовый сон, нежели реальность.

Впрочем, фантастика в произведении весьма правдива и реалистична, нереальна лишь внешняя оболочка образов и событий. Именно поэтому роман «История одного города» по своему направлению относится к реализму.

1773. Сочинение Анализ романа История одного города Салтыкова-Щедрина Русский язык

Сочинение — Анализ романа История одного города Салтыкова-Щедрина. Русский язык

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин своим романом высмеял российское правительство и описал все его изъяны в сатирической форме. В романе пишется о городе, который поменял многочисленное количество начальников, но никто из них не смог сделать для города что-то хорошее. Салтыков-Щедрин высветил в своем произведение реальность, переплетенная с фантастикой.

В такой легкой и сатирической форме писатель смог в полной мере выразить свою мысль и задуманную идею. В романе «История одного города» изображена проблема всей России. В городе, в котором постоянно меняются начальники и не могут нормально руководить государством. Все начальники очень глупы и каждый из них преследует свои цели.

Салтыков-Щедрин пишет о городе Глупов то, как о столице то, как о провинциальном маленьком городке, то вообще называет деревней. Автор собрал все слои населения и описал разное время для города. Михаил Евграфович пишет о том, что город стоит на болоте, а в другое время он стоит на семи холмах.

В романе «История одного города» главную часть занимает описание градоначальников, которых присылали управлять городом. Здесь Салтыков-Щедрин тоже подошел с большим преувеличением и сатирической ноткой. Каждый из градоначальников не сделал ничего для того чтобы город процветал, а лишь губили его и растаскивали на бревна. У некоторых начальников в голове было пусто, и в углу стоял лишь органчик, а у других голова пахла фаршем, что ее даже съели.

Но в романе еще описаны и жители этого самого города, которые бездействуют. Они не делают абсолютно ничего для того чтобы изменить ситуацию в своем родном городе и в своей жизни. Народ просто наблюдал за тем как сменяется несметное количество начальников и как они разрушали город и параллельно их жизнь. Жители города лишь подстраиваются под каждого нового начальника и не хотели выбраться из этого круга несправедливости. Можно подумать, что сами жители не хотят для себя хорошего градоначальника, а довольствуются теми, что есть.

Каждый начальник по своему деспотичен к народу, а народ в свою очередь уже смирился со своей участью. Последний градоначальник, который решает разрушить город и возвести его заново. Взгляд Угрюм-Бурчеева наводит ужас на горожан, и они идут вслед за ним безоговорочно. Строительство так и началось, и горожане остались на руинах собственного города.

В своем романе Салтыков-Щедрин смог ярко описать проблемы общества и государства.

Вариант 2

Большинство писателей той или иной эпохи старались передать своё недовольство той или иной ситуации через свои произведения, стараясь как можно лучше донести их до общей массы людей. Кто-то старался выявить проблему, которая присуща только периоду их жизни, кто-то старался передать свои переживания насчёт темы, которая присущая не только их поколению, но и предыдущим. Одним из таких писателей был Салтыков-Щедрин.

Многие его произведения несли в себе просветительский характер, стараясь помочь людям увидеть проблему и предложить пути её решения. Читая такие произведения люди, осознавали то, что происходит вокруг них и пытались хоть что-то сделать, и именно этим и хороши произведения Салтыкова-Щедрина, они давали повод задуматься.

Произведение “История одного города” повествовала читателю об одном городе, в котором жили люди которых можно без преувеличения назвать олицетворением того или иного периода в жизни нашей родины. Город назывался Глупов, а его жители звали себя глуповцы, скорее всего этим Салтыков-Щедрин старался как можно сильнее передать их невежество и ограниченность. Далее по ходу повествования мы видим, что город и его жители являются буквальным олицетворением всего того, что человек хотел бы скрыть в себе и не выпускать. Всех тех пороков, что есть в нём. Город полон людей глупых, которые стараются подчиняться, а не мыслить самим.

Читайте также:
Язык произведений М. Е. Салтыкова – Щедрина: сочинение

В произведениях раскрываются множество проблем, которые были присущи тому или иному периоду. Например, в произведении чётко просматривается проблема чрезмерной коррупционированности чиновничества. Также в произведении мы видим проблему человеческого отторжения от общества, жителям города всё равно на всех кроме себя, они заботятся только о себе любимых, что заставляет задуматься над человеческим безразличием в нашем обществе.

Также в произведении можно увидеть явное комичное превосходство чиновничества над обычным народом, как и было во времена писателя.

Так или иначе, произведение говорит нам о важнейших вещах в человеческой жизни, которых нам нужно придерживаться и следовать им. Салтыков-Щедрин говорит нам, что для человека гораздо важнее вещи духовные, чем материальные ценности. Автор говорит нам придерживаться самих себя и не идти на поводу окружающего мнения, которое, зачастую, может быть ошибочным. Данным обобщённым мнением Салтыков-Щедрин рекомендует руководствоваться на протяжении всей жизни, что он, собственно, и делал.

Также за свои произведения он испытывал давление со стороны власти за его, казалось бы, революционные позывы и оппозиционные темы.

В данном сочинении я проанализировал произведение Салтыкова-Щедрина “История одного города” из чего сделал вывод, что произведение имеет ряд вопросов, над которыми автор размышлял в произведении, и проблематика которых описана выше. Мнение, описанное в сочинении является субъективным и не претендует на истинную верность.

Сочинение по рассказу История одного города

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин писал свое произведение на протяжении нескольких лет, в период с 1869 по 1870 гг. Изначально роман носил название «Глуповский Летописец». Позже он был переименован в «Историю одного города и выпущен частями в журнале «Отечественные записки» и вызвало бурные эмоции у читателей.

Большинство читателей сравнивают написанную книгу с небольшим рассказом, на самом деле это не так. Жанр «Истории одного города» — «Сатирический роман», в котором описана жизнь выдуманного города Глупова, но хронологические события, происходящие в нем, имеют место быть из летописей, найденных писателем.

Действие романа разворачивается в городе Глупове, название которого говорит само за себя. В романе описана жизнь градоначальников, их «великие дела»: взяточничество, наложение дани, взыскание различных податей и многое другое. Салтыков-Щедрин в своем произведении поднял главную проблему – сущность истории Российского государства. Он оценивал прошлое и настоящее России довольно критически, так как считал большинство жителей страны «глуповцами». Что в переводе с языка древнего народа означает «головопяты». За свое невежество и неразумение он их переименовал.

Действие романа начинается с небольших враждующих племен. Устав от постоянной войны между собой они решили выбрать себе человека, который бы руководил делами племен и командовал своим народом. Так появился первый князь на Руси и город Глупов.
Этим он описывал формирование Древней Руси и правление династии Рюриковичей.

Сначала призванный к власти князь возложил часть дел на своего помещика. Но тот оказался вором, правителю пришлось самому принимать жесткие меры. Затем писатель перечисляет большинство правителей российского государства, их вклад в историю и дела, какими он отличились. Начальники менялись один за другим, менялось и их мировоззрение и абсурдность правления, которое указывает автор в своем произведении.

Безумство и ни кому не нужные реформы создавали в стране хаос и беспорядок, люди становились нищими, наступала разруха. А монархи пребывали в постоянном состоянии то пьянства, то войны и до обычного народа им не было никакого дела. Постепенная череда ошибок со стороны власти привела к тяжелым последствиям, о которых с сарказмом и сатирой повествует автор. В конечном итоге, смерть, настигшая последнего правителя Угрюм-Бурчеева, из-за которой обрывается повествование, дает надежду русскому народу на изменение жизни к лучшему.

В романе «История одного города» писатель затронул множество важных для истории России тематик, таких как война, власть, невежество, религия, раболепство и фанатизм. Каждая тема по-своему важна и несет огромный смысл в жизненный устой простого народа.

Главная проблема, описанная в произведении, которую хотел подчеркнуть Салтыков-Щедрин – это бездействие и смирение простого народа по отношению к власти, их согласие с тем, что монархи ущемляют и угнетают их права, ущемляют их. Писатель склоняется к тому, что люди боятся статься без своего правителя. Страх впасть в анархию настолько силен, что ими движет сила, и желание подчинятся своему начальнику.

Суть романа «История одного города» заключается в том, что общество не желает принимать ответственные решения самостоятельно, взвалив все на плечи одного человека, которому не под силу изменить историю страны. Автор хочет показать, что без воли народа, его осознания и стремления к лучшей жизни ничего не изменится. Писатель не призывает к открытому бунту или революции, но он пытается убедить народ в том, что нельзя обладать слепой покорностью, только люди и их воля может повлиять на перемены к лучшему, нельзя бояться власти, а наоборот, обращаться к ней со своими проблемами.

Образец 4

Пожалуй, Салтыков-Щедрин – один из немногих писателей сатирического толка в России XIX века. Да, было много классических авторов, но так, чтобы колко высмеять, представить действительность с другой стороны, то, безусловно, это к Салтыкову-Щедрину. «История одного города» — вершина сатиры на то время. О данном романе и пойдет сейчас речь.

Он в свое время вызвал массу споров и противоречий. Критики порой давали абсолютно противоположные оценки. Некоторые не скрывали свое восхищение перед мастерством автора, другие всячески клеймили, называя русофобом. Чью сторону следует принять?

Скорее сторону первых, поскольку точно известно, что писатель любил свою страну. Он просто в юмористически абсурдном тоне описывал текущую действительность «без купюр». Цензоры чаще всего занимали проправительственные позиции, и им не могло понравиться, что акцент делают на бушевавших тогда коррупции и беззаконии.

Роман имеет интересное построение. В основу легла некая вымышленная летопись города Глупова. Скрупулезно описывается, как сменялись градоначальники и их ментальные, и внешние особенности. Произведение пестрит намеками на разных правителей России. То есть, эти начальники представлялись в образе одного из императоров.

Читайте также:
Тема народа в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Некоторые начальники вовсе были похожи на роботов. Подчеркивается их туголобость. Кто-то непрестанно проводил реформы, только ухудщающие жизнь в городе. У кого-то голова была похожа на фарш и в один прекрасный день ее съели.

Роман содержит общую канву описания в том, что ни один начальник так и не проявил себя, как умный чиновник. Вся их деятельность сводилась к самодурству и самоуправству. Они бесчестно грабили народ, забирая у него последнее. Коррупция и бюрократия достигли невиданных масштабов.

Самое страшное, что произведение имело реальную историческую подоплеку, и типичный Глупов мало отличался от типичной Костромы, например. Потому и так взъелась на него цензура: она прекрасно понимала, что автор пытается донести и над кем он смеется.

Автор не понаслышке знал государственную кухню, ведь он сам долгое время служил чиновником, поэтому образы так правдивы и описывают суровую действительность невероятно точно.

По сути, город Глупов – это собирательный образ любого российского губернского города тех лет. И автор между строк напоминал, что давно уже пора заняться реформами и уничтожить негативные последствия борократизма.

Анализ произведения История одного города (Салтыков-Щедрин)

«История одного города», написанная Салтыковым-Щедриным, это сатирическая пародия на происходящее в государстве.

Жанр

Автор определяет произведение, как сатирический роман. Хотя произведение – весьма неоднозначно, оно написано, как летопись, все герои кажутся за гранью фантастики, а то, что описывает автор, больше похоже на происходящее в бредовом сне.

При этом все происходящее в романе является суровой реальностью, поэтому по направлению можно отнести его к реализму.

О чем произведение?

Произведение рассказывает о небольшом провинциальном городе, жители которого хотели жить долго и счастливо, но в итоге получили совершенно обратный эффект. Оказалось, что отыскать умного правителя не такая простая задача. Поэтому за управление берется один князь, который считает это дело весьма прибыльным занятием, но кроме разрухи и самодержавия в этот город он не принесет абсолютно ничего.

Описание города

Город получил название Глупов, что явно описывает людей, которые его создавали. Это небольшое поселение, если быть точным уезд, даже здания академии нет в нем, но процветает варение меда и пива.

Уезд находится на берегу, так как один из градоначальников постоянно пытается справиться с речкой. А ключевым местом является колокольня, откуда скидывают неугодных граждан.

Главные герои

Главными героями произведения становятся градоначальники, у каждого из которых одна из черт характер присуща одной известной в истории личности. Так один из них ворует и рассказывает об этом, другой отличается любвеобильностью, еще один все время мечтал поменять русло рек и выровнять все улицы.

Некоторые из них являются собирательными образами, которые показывают, какие черты были у всех государственных мужей на протяжении всего времени.

Темы

Ключевой темой произведения является несовершенство существующего на тот момент политического устройства. Народ в таком положении считается полностью угнетенным, он никак не может исправить сложившуюся ситуацию.

Рабское положение – единственная правильная и возможна позиция, в глазах русского народа, обреченного на порабощение.

Салтыков-Щедрин на примере небольшой глубинки старается показать, что народ в целом не может существовать без жесткого правителя, который откровенно порабощает

Проблематика

В центре проблематики – искажение существующей истории, ее преподносят как историю власти в единственном числе, но никак не историю соотечественников и народа в целом.

Главная мысль

Основная мысль заключается в том, что народ готов не осознанно и полностью подчинятся власти, которая является самодержавной, она не готова брать на себя ответственность за народ. Каждый из правителей борется за то, чтобы их благосостояние было важным, они не готовы переживать за народ.

Автор не старается высмеять народ, он хочет открыть им глаза на происходящее в мире. Он побуждает их к поступкам, быть лучше, стремиться исправить существующее положение, а не сидеть сложа руки, ожидая глобальных изменений в лучшую сторону.

Художественные средства

Одним из ключевых художественных средств является то, что фантастический мир полностью переплетается с реальным. Нельзя сказать, что в повествовании много выдуманного.

Фантастический гротеск вплетается автором в суть реального мира, основными приемами является гротеск и гипербола.

Автор намеренно преувеличивает все происходящее в городе, так что становится смешно, но это и позволяет увидеть абсурдность всей ситуации, которая в обычном мире может показаться вполне нормальной.

Благодаря юмористическому уклону произведение находит множество читателей, но далеко не каждый понимает настоящий смысл произведения.

Автор фактически бьет по злободневным вопросам, делает их живыми, но в тоже время абсурдными.

Данное произведение достойно внимания, хотя ситуация в стране поменялась, некоторые проблемы до сих пор остались актуальными. Далеко не каждый в современном мире может так злободневно и актуально высмеять происходящее в обществе, он может подвергнутся насмешкам и критике.

Но автор не побоялся сделать подобное даже в обстановке, в которой жил в то время, поэтому его можно назвать настоящим гением.

Анализ романа История одного города

Популярные сочинения

Сегодня я хочу рассказать о том, как я понимаю такое чувство, как «разлука». Это очень трогательная и актуальная для меня тема, которая задевает меня за живое всегда.

Георгий Григорьевич Нисский родился в доме врача на небольшой железнодорожной станции. Там же прошло все его детство. С ранних лет он любил рисовать, и его работы заметил местный художник Зорин

Пьеса «На дне» была написана М. Горьким в 1902 году. В этот период развиваются капиталистические отношения, что приводит к массовому разорению трудящихся. Тысячи людей остались без средств

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: