Флобер: сочинение

eponim2008

Жизнь замечательных имен

Короткие истории о вещах и о людях, давших им свое имя

Кто такой Гюстав Флобер?

19-й век в области культуры по праву считали веком романа. Роман был для образованных слоев общества тем же, чем сейчас являются сериалы. И развлечением, и учением. У горьковского призыва «Любите книгу – источник знания!» ноги растут как раз из той эпохи, когда романист не только публику развлекал сюжетом, но и впиндюривал ей заодно массу полезных сведений. Виктор Гюго всегда нам будет в этом примером.

Да что там Виктор Гюго! Не он один! 19-й век – век славы французского романа. Именно тогда литература во Франции стала источником приличного заработка для многих, самых разнообразных, писателей и журналистов. В разы вырос круг потребителей литературы, тех, кто мог читать и получал от этого удовольствие. За что следует сказать отдельное спасибо системе государственного образования и промышленной революции. «Производство» романов тоже стало своеобразной отраслью промышленности, производящей развлечение. Но не только. Литература и журналистика формировали национальное сознание и сам французский язык.

И если уж говорить о языке и о стиле, главных успехов в этой области добился Гюстав Флобер (Gustave Flaubert; 1821 — 1880). Его иногда называют творцом современного романа.

«Нормандский ус Флобера» помнят все, кто слушал и полюбил появившуюся в 1975 году пластинку Д.Тухманова «По волне моей памяти». Что правда, то правда, усы у Гюстава Флобера были роскошные. И да, был он уроженцем Нормандии.

Гюстав Флобер родился в «столице» Нормандии, Руане. Его отец был главным врачом местной больницы. Учеба в Королевском колледже Руана заставила мальчика полюбить историю и литературу. Причем, не только французскую. Гюстав читал и Сервантеса, и Шекспира. Здесь же, в колледже, он приобрел верного друга на всю жизнь, будущего поэта Л.Буйе.

Сейчас от Парижа до Руана – два часа на поезде. В начале 19-го века это было тоже не очень далеко, так что Гюстав Флобер отправился продолжать учебу в Париж. В Сорбонне он изучал право. После трех лет учебы он не выдержал экзаменов и распрощался с мыслью о карьере адвоката. Зато загорелся желанием стать литератором.

В 1846 году умер отец. После него семье осталось достаточное состояние, чтобы Гюстав смог возвратиться в имение Круассе неподалеку от Руана, которое принадлежало их семье. Здесь он жил, заботясь о своей матери и занимаясь литературой. Отсюда он, случалось, выезжал в Париж, где встречался со знаменитыми коллегами Э.Золя, Г.Мопассаном, братьями Гонкурами и с И.С.Тургеневым. Кстати, русский писатель оказал на всех перечисленных французских литераторов немалое влияние. А перевода для общения не требовалось. Тургенев прекрасно говорил по-французски.

Жизнь Флобера не особенно богата событиями. Хотя были в ней и путешествия. Например, в недавно ставший французской колонией Тунис и на Ближний Восток. Но все же он запер себя в провинции и полностью сосредоточился на литературе. Над ним не висела необходимость постоянно зарабатывать на жизнь писанием. Поэтому он мог в свое удовольствие оттачивать каждую фразу в поисках «правильного слова» («mot juste»). В уже упомянутой песне с диска «По волне моей памяти», написанной по стихотворению М.Волошина, братья Гонкуры названы «чеканщиками». Пожалуй, это прозвище больше подошло бы к великому перфекционисту Флоберу. Короче говоря, Г.Флобер прославился, как выдающийся стилист.

За всю свою творческую жизнь Флобер выпустил пять книг. Его первый роман «Госпожа Бовари» («Madame Bovary») был опубликован в 1857 году. Выход романа сопровождался скандалом, что привлекло к нему дополнительное внимание.

Главная тема этого произведения – конфликт между придуманной жизнью и жизнью реальной. Героиня романа – совсем не героическая личность. Более того, незабвенный М.С.Паниковский назвал бы госпожу Бовари личностью жалкой и ничтожной. Заурядная мещанка из небольшого городка неподалеку от Руана (так сказать провинция провинции) в поисках приключений и «высокой» (в ее понимании) любви растрачивает деньги своего мужа и в конце концов кончает жизнь самоубийством. При этом она травится мышьяком. Кто знает – не самый эстетичный способ свести счеты с жизнью. Долгое и мучительное умирание, черная блевотина. И это все старательно описал Г.Флобер. Да и вообще сочинение Флобера произвело фурор своим реализмом. До того ни один французский писатель не описывал во всех подробностях, как героиню его романа трахают в карете, кружащейся по городу. Ах, нравственность французской нации была этим ужасно травмирована! Автора и редакторов журнала, в котором роман был опубликован, привлекли к суду за оскорбление общественной морали

Судебный процесс писателем и журналистами был выигран. В 1857 году роман «Мадам Бовари» вышел отдельной книгой. Полностью, без купюр. А критики приклеили к Г.Флоберу ярлычок: реалист. Впрочем, реализм французского писателя имеет мало отношения к критическому реализму, процветшему в дореволюционной России, а уж тем более, к реализму социалистическому, которым лет семьдесят пугали студентов-филологов в Советском Союзе.

Вторая книга Г.Флобера вышла через пять лет. Это был исторический роман «Саламбо» («Salammbô»). Действие происходило в Карфагене после первой Пунической войны. То есть, задолго до нашей эры. Экзотика, однако. Сказались впечатления писателя о поездке в Тунис. Карфаген находился именно в этих краях. Кстати, роман был и остается весьма увлекательным чтивом. В нем много эротики, которую по тем временам можно было считать и порнографией тоже.

Третий роман, «Воспитание чувств» («L’éducation sentimentale») вышел в 1859 году. Это – рассказ о молодом человеке, который живет в тяжелое время очередной французской революции. Юноша был воспитан в духе романтическом, но столкнулся с реальной жизнью. Честно говоря, это – явление, происходящее с каждым поколением молодых мужчин в любое, даже не очень революционное, время. Так что роман может показаться интересным многим мальчикам 1990-х годов. (Тоже бурное время было в современной истории России) И да, в этой истории тоже имеется сексуальная изюминка – любовь молодого человека и взрослой женщины, лет на пятнадцать его старше.

В 1874 году вышла книга, которую Флобер писал едва ли не двадцать лет, «Искушение святого Антония» («La Tentation de Saint-Antoine»). Флобер не столько описывает подвиг святого, сколько широко и щедро, по-брейгелевски, живописует все сущие и мыслимые ереси, религии, философии и грехи. Про грехи писать интересно, да и читать не скучно.

Читать все перечисленные романы до сих пор интересно. Флобер – не скучный писатель. Не Эмиль Золя, который раскочегарил топку своего творческого воображения на полнометражный книжный сериал «Ругон-Маккары» (21 «производственный» роман – не шутка!). По тематике он ближе к Мопассану, книги которого во времена моего отрочества школьникам в библиотеке не выдавали. Разница только в том, что Флобер делал один роман на тему, о которой Мопассан писал десяток небольших рассказов. Так что если кто-то Флобера не читал, можно посоветовать восполнить этот пробел. По крайней мере, затраченного на это времени жалко не будет. И переводы на русский язык хорошие, дающие почувствовать мастерство великого стилиста.

Трудно рассказывать о такой жизни, которой жил Г.Флобер в последние свои годы. Никаких приключений, никаких любовных связей. Правда, поговаривают, что была у него любовь с матушкой Ги де Мопассана. Смерть начала подбираться к друзьям и близким, в 1869 году умер его друг поэт Буйе. Во время франко-прусской войны поместье Круассе оккупировали немцы. Критика к его романам относилась с некоторым подозрением. Неприятие вызывали и сюжеты, и язык его романов. Так что коммерческого успеха издание романов Флоберу не принесло. Да и содержание поместья требовало все больше денег, а доходы не увеличивались.

Читайте также:
Шекспир: сочинение

Флобер умер в своем поместье Круассе 8 мая 1880 года. Его влияние на развитие французского романа к тому времени никто не отрицал. А поскольку французская литература в конце 19-го века была образцовой для всех литераторов просвещенного сообщества, можно без преувеличения сказать: творчество Гюстава Флобера оказало влияние на всю мировую литературу. В том числе и на русскую. Так или иначе, Лев Толстой писал с оглядкой на французов. А «Анна Каренина» — в некотором смысле русский вариант истории госпожи Бовари, дурной бабы которая погналась за так называемой «любовью».

Влияние же французской литературы на литературу советскую еще более сильно и совсем не благотворно. Дело в том, что Союз советских писателей создавали люди, для которых Флобер, Мопассан, Золя были звездами первой величины. И, начав руководить Союзом, они вольно или невольно впихивали бурлящую литературу советских 1920-х годов в уже устоявшуюся и потому скучноватую рамку реализма, сколоченную великими французскими романистами. При этом реализм они разумели совсем не так, как великие французы. Посему рамку эту существенно сузили, обернули кумачом и назвали социалистическим реализмом. А поскольку руководство Союза было единым, и кормежка шла из одних рук, практически никто из литераторов, объявивших себя советскими, сопротивляться давлению не смог. Более талантливые ваяли, как могли, эпопеи про современную жизнь, инкрустируя их в меру своего таланта и нонконформизма жемчужинками и алмазиками. Бесталанные тоже добивались определенных успехов в сочинении по прописям великих. Их издавали массовым тиражом, но читать это варево было сложно. Мазохисты могут почитать Бабаевского, а самоубийцы – М.Бубенова. Некоторые из совписов уже в 1970-е годы воплотили в жизнь то, о чем сплетничали про А.Дюма-отца за сто лет до этого. Огромные «опупеи» вроде «Вечного зова» строчили «литературные рабы». А уж как создавалась многонациональная советская литература – отдельный плач.

Впрочем, Гюстав Флобер в этих «перегибах на местах» нисколько не виноват.

Гений, отшельник, страж французской литературы: что надо знать о Гюставе Флобере

Автор: Инна Дулькина

«В людях, которые нас окружают, надо видеть только темы для книг»: о Гюставе Флобере , одном из главных стражников европейской литературы, рассказывает Инна Дулькина, преподаватель французского языка в Московском городском университете МГПУ.

Когда в 24 года у Флобера случается приступ эпилепсии, отец — хирург, главный врач больницы города Руана — прибегает к кровопусканию. Чтобы усилить отток крови, он решает смочить руку сына в горячей воде, но забывает проверить температуру. Вода оказывается кипятком, и Густав получает глубокие ожоги. С тех пор молодого человека будут постоянно мучить боли. «Моя душа — как моя обожженная рука, — напишет он через несколько лет своей возлюбленной Луизе Коле, — она тоже прошла через пламя, сморщилась и потеряла чувствительность».

Обезображенная рука еще и напоминание о нарушении родительской воли: отец Флобера не желал, чтобы сын становился писателем. Ему была предназначена карьера врача или юриста. Флобер — обойдя все запреты — писателем все-таки станет. Но боль в руке будет напоминать о цене сделанного выбора. И о том, что писательский труд неотделим от страдания. По крайней мере, для Флобера. Он вымарывает до 40 процентов написанного текста, днями ищет нужное слово, неделями пишет одну главу. «Бовари продвигается черепашьим шагом, — жалуется Флобер Луизе Коле. — Уже месяц раздумываю над четырьмя предложениями. Как же мучает меня эта книга! Мне от нее физически больно! Теперь я точно знаю, что такое муки творчества».


Кадр из фильма «Простая душа»

В поисках верного слова

Писательство требует от Флобера колоссального напряжения. Он мог бы работать «легко» — его первый роман «Искушение святого Антония» был написан быстро и без усилий, — но автор намеренно усложняет себе задачу. Во-первых, он отказывается писать о себе. «Искусство не сливной желоб для страстей, не ночной горшок», — заявляет он. А писать о других гораздо тяжелее, особенно если речь идет о самых заурядных личностях, аптекарях и нотариусах, которыми Флобер населяет «Госпожу Бовари». «Как же трудно ясно и просто выражать пошлости! — жалуется писатель, изнывая от работы над романом. — И зачем только я решился писать о провинциальных нравах?»

И все же вжиться в этих скучных персонажей необходимо — и голос их должен звучать узнаваемо. Ведь главная задача Флобера — и это вторая причина, объясняющая, почему писательство доставляет ему столько мук, — написать роман, который был бы так же объемен и бесконечен, как сама жизнь. Хорошо написанная книга, в понимании Флобера, это планета, висящая во вселенной без внешних опор. Это не застывший слепок реальности, не личный дневник автора, не басня на 500 страниц с обязательной моралью в конце. Литература — не школа и не суд. Она не учит и не выносит приговоров. Это нечто живое, то, что с последней точкой выходит из-под власти творца и развивается по своим законам.

Чтобы создать нечто подобное, важно найти «верное» слово. То, которое самым точным образом выразит мысль, превратит ее из химеры в реальность. И поиск того самого слова и занимает писателя ночи напролет, когда он, запершись в кабинете, громко читает вслух историю злоключений Эммы — чтобы проверить, угадал ли с ритмом, нашел ли точное выражение.

«Как же трудно ясно и просто выражать пошлости! — жалуется писатель, изнывая от работы над романом. — И зачем только я решился писать о провинциальных нравах?»


Кадр из фильма «Простая душа»

Флобер-отшельник

Флобер часто пишет по ночам, закутавшись в коричневый халат, напоминающий монашескую мантию, открыв нараспашку окна, под которыми течет Сена. В Нормандии, в местечке Круассе, где находилось его поместье, нередко останавливались корабли, и пассажиры специально выходили на берег, чтобы своими глазами увидеть местную достопримечательность, месье Густава, «огромного галла с густыми свисающими усами, в легкой накидке, держащего руки в карманах широких штанов, стянутых на поясе веревкой. Он, со своей стороны, с лукавой улыбкой наблюдал из окна за проезжающими», — писал журналист Шарль Лапьер, друг Флобера.

Писатель терпеть не мог прогулки, редко выходил в сад. Любая деятельность — кроме творческой — ему была ненавистна. Флобер предпочитал не участвовать в жизни, а наблюдать за ней — тем более из окон его дома открывался прекрасный вид. Справа — заводские трубы, слева — руанские колокольни. Прямо — зеленые пастбища, лес и широкая река со множеством островов. Вдалеке — шпиль руанского собора, куда Эмма Бовари ходила на тайное свидание с любовником.

Все романы Флобер написал в Круассе, а о Сене, белом доме со ставнями и тополях с облетевшей листвой, трепещущих в холодном тумане, вспоминал во время путешествия по Нилу в 1851 году. Флобер не выполнит просьбу Луизы Коле и не переедет к ней в Париж. Он проживет всю жизнь в Круассе вместе с матерью: каждый вечер будет целовать ее на ночь, а, путешествуя по Средиземноморью, напишет ей из Константинополя: «Никогда не полюблю никого, кроме тебя. У тебя не будет соперниц, тебе нечего опасаться». Когда Луиза будет настаивать на встречах, Флобер будет отвечать, что не может оставить мать ни на минуту — так сильно она в нем нуждается. А переписки — ежедневной, продлившейся почти десять лет — с возлюбленной ему вполне достаточно. К тому же от одного из редких свиданий ему остались на память ее домашние туфли. «Для меня любовь не должна стоять на первом плане, ее место в подсобке. В нашей душе живет нечто, что гораздо ближе к свету и солнцу, чем любовь. Любовь как основное блюдо земного существования — нет! Любовь как приправа — да!» — пишет Флобер Луизе.

Читайте также:
Грибоедов: сочинение

«Для меня любовь не должна стоять на первом плане, ее место в подсобке. В нашей душе живет нечто, что гораздо ближе к свету и солнцу, чем любовь. Любовь как основное блюдо земного существования — нет! Любовь как приправа — да!»

Уже в 20 лет он скажет школьному другу, что «в людях, которые нас окружают, надо привыкнуть видеть только темы для книг». По мнению Флобера, чтобы верно изобразить вино, любовь, женщин и славу, художнику не следует быть ни пьяницей, ни любовником, ни мужем, ни солдатом. Чтобы писать жизнь, нужно находиться от нее чуть в отдалении. «Художник — чудовище, — признает Флобер. — В нем есть что-то противоестественное».

В письме к матери Флобер оговаривается, почему женитьба стала бы для него предательством. «Смерть Альфреда не стерла воспоминание о пережитом потрясении», — пишет он. Альфред ле Пуатвен — ближайший друг Флобера. В юности молодые люди испытывали друг к другу сильную привязанность, и свадьба Альфреда стала для Флобера настоящим шоком. Его преждевременная смерть в возрасте 31 года повергла писателя в отчаяние. Когда много лет спустя в его поместье в Круассе придет молодой человек, чей голос и внешность напомнят ему Альфреда, Флобер не сможет сдержать слез. Это будет Ги де Мопассан, племянник Пуатвена, родившийся уже после его кончины. Флобер станет для молодого писателя наставником и другом. «Он взял меня под опеку, — писал Мопассан о Флобере. — Все время пытался сделать для меня что-то доброе, полезное, поделиться своим опытом, знаниями, тридцатью пятью годами труда, учения и художественных восторгов».


Кадр из фильма «Мадам Бовари» (1991)

«Госпожа Бовари»: пропаганда похоти

К моменту встречи Мопассану 23 года, Флоберу — 52. Он уже написал «Госпожу Бовари» и «Воспитание чувств». Первый роман вызвал скандал и судебный процесс, второй не имел большого успеха у публики. 31 января 1857 года Флоберу пришлось явиться в суд: его обвинили в написании книги, «оскорбляющей общественную мораль и религию». Писатель рискует штрафом, его роман, опубликованный к тому времени в журнале Revue de Paris, может быть запрещен к распространению. Прокурор возмущен: Эмма изменяет супругу и не испытывает никакого раскаяния. Автор не осуждает адюльтер. Вместо этого он описывает, как Эмма одним движением вырывает из корсета шнурок, который, как уж, со свистом скользит по ее бедрам. Затем одним жестом сбрасывает с себя одежду и приникает к груди любовника.

Роман не содержит иных описаний физической любви, однако его создателя подозревают в «пропаганде похоти». Обвинение подтверждает: Флоберу удалось добиться своей цели. Его роман — гораздо больше, чем повествование о провинциальных нравах. Это живая картина, каждая деталь которой отражает общее настроение, которое мгновенно передается читателю. Он, так же как и Эмма, ощущает скуку, томление, неудовлетворенность от супружеской жизни, хранит мечты о новом чувственном опыте. «Госпожа Бовари» — эротический текст, в котором нет ни одной сексуальной сцены. Эротика растворена во множестве мелких деталей и ничего не значащих словах.

Недавно стало известно, что в черновиках «Госпожи Бовари» свидания героев описывались гораздо более откровенно. Однако затем Флобер последовательно приглушал тона и размывал краски, добиваясь желаемого эффекта: чувственное присутствует в атмосфере романа, но очертить его контуры не удается даже прокурорам. Флобер был оправдан, а процесс сыграл роль рекламной кампании. «Госпожа Бовари» немедленно стала бестселлером, а никому не известный отшельник из Нормандии — знаменитым писателем.

«Госпожа Бовари» — эротический текст, в котором нет ни одной сексуальной сцены. Эротика растворена во множестве мелких деталей и ничего не значащих словах.


Кадр из фильма «Госпожа Бовари» (2000)

Романы «ни о чем» и молитвенный экстаз: «Саламбо», «Простая душа», «Воспитание чувств»

Благодаря приобретенной известности, Флобер в последующих произведениях мог позволить себе чуть больше, чем другие авторы. Так, в романе «Саламбо» он описывает, как девственница, чьи ноги скованы золотой цепью, мечтает о браке с божеством, а затем исполняет чувственный танец, «не предназначенный ни одному из мужчин». «Это было бесконечное желание, парящее над всеми. Это была сама страсть», — напишет Флобер. «Простая душа» — еще одна история о девственнице, склонной к мистическому восприятию реальности. Флобер утверждает, что ему самому знакомы состояния молитвенного экстаза и жажда абсолюта. «Я осознаю все, о чем пишут Тереза Авильская, Гофман и Эдгар По, — признавался Флобер. — Все это я видел и чувствовал. Я понимаю тех, у кого бывают видения». Испытывает их и «простая душа», служанка Фелисите, которая находит друга в лице говорящего попугая. Женщина, чья потребность в любви не получает удовлетворения, отдает сердце экзотической птице, которая вызывает у нее сильнейшие религиозные переживания.

Неслучившаяся любовь может иметь гораздо большее значение, чем удовлетворенные страсти. Об этом роман Флобера «Воспитание чувств», еще один текст «ни о чем» (мечтаю написать книгу «ни о чем», говорил писатель, приступая к «Госпоже Бовари»), в котором нет ни явного послания, ни четко сформулированной идеи. Еще один текст, рассуждая о котором невозможно однозначно ответить, что хотел сказать автор. Здесь ничего не происходит, а встречи главных героев можно пересчитать по пальцам. «Воспитание чувств» — еще одна книга-картина, которую можно рассматривать часами, не уставая. И которая при каждом возвращении будет выглядеть иначе.

Этот роман — похвала иллюзиям, гимн безответным чувствам, признание ценности человеческих переживаний. Несчастная любовь тоже имеет смысл, ее проживание может сделать жизнь осмысленней, а душу — восприимчивей. «На протяжении многих лет „Воспитание чувств“ трогало меня так же сильно, как это едва ли удавалось двум или трем человеческим существам, — писал Франц Кафка Фелиции в 1912 году. — В каком бы месте я ни открывал эту книгу, я вздрагивал от волнения и ощущал себя духовным сыном автора. Скажи же мне, что ты читаешь по-французски, даже если это неправда. Тогда я смогу отправить тебе новое издание».

Неслучившаяся любовь может иметь гораздо большее значение, чем удовлетворенные страсти. Об этом роман Флобера «Воспитание чувств», еще один текст «ни о чем».


Кадр из фильма «Госпожа Бовари» (2000)

На страже французской литературы

Когда Флобер писал свои романы, он не стремился понравиться ни руанским аптекарям, ни парижским интеллектуалам. Он работал для будущих читателей: его тексты — партитуры, которым каждый исполнитель волен дать собственную интерпретацию. Сегодня невозможно писать по-французски так, как если бы Флобера не было. Затворник из Круассе поднял литературный язык на такую недосягаемую высоту, что, глядя на нее, у современных писателей кружится голова. «Из-за Флобера я начала писать только в 34 года, — признается Мари-Элен Лафон, которая в 2020 году получила литературную премию Ренодо. — Мне казалось, что все уже написано. И лучше, чем у Флобера, у меня все равно не получится». «Флобер причинил мне боль. Мне лично, — жаловался писатель Пьер Фиссон. — Он заставил меня поверить, что, для того чтобы писать, надо отказаться от жизни».

Читайте также:
Шукшин: сочинение

Флобер умер в своем кабинете за работой над новым романом в 1880 году, но у современных авторов, пишущих по-французски, остались к нему вопросы. Над ними довлеет флоберовский миф — история о том, что искусство требует служения и отречения, но жертвы могут быть не напрасными. Изнурительный труд по поиску верного слова может быть благодарным. Задуманное может сбыться, и из слов, выведенных гусиным пером, родится новая планета, где Эмма Бовари все еще нерешительно стоит у порога Руанского собора, а Фредерик Моро подхватывает шаль дамы в соломенной шляпке с розовыми лентами.

Сочинение: Флобер Госпожа Бовари

Французский реализм 19 столетия проходит в своем развитии два этапа. Первый этап – становление и утверждение реализма как ведущего направления в литературе (конец 20-х – 40-е годы) – представлен творчеством Беранже, Мериме, Стендаля, Бальзака.

Второй (50-70-е годы) связан с именем Флобера – наследника реализма стендалевско-бальзаковского типа и предшественника «натуралистического реализма» школы Золя. Первое произведение, отразившее миропонимание и эстетические принципы зрелого Флобера – «Госпожа Бовари» (1856), которому писатель отдал пять лет наряженного, мучительнейшего труда.

Критики единодушно подчеркивали случайность поводов, послуживших Флоберу стимулом к созданию романа. По словам самого Флобера, он начал обдумывать «Госпожу Бовари» совсем в ином плане, чем тот, который получился в окончательной редакции. Сначала, по собственным признаниям писателя, он мыслил сделать свою героиню девственницей, которая живет в провинциальной среде, стареет от огорчения и доходит до крайнего мистицизма в мечтах по воображаемой страсти. Героиня рисовалась ему носительницей мистически взвинченных чувств, человеком, целиком ушедшим в свой внутренний мир. Но Флобер по совету друзей взялся за более реалистический сюжет, основой для которого послужила история Деламара, врача из Ри, известного в семье Флобера. Супружеские несчастья Деламара (неверность жены) занимали любителей сплетен; соблазненная, а затем брошенная любовником , жена Деламара отравилась. Так было положено начало роман «Госпожа Бовари». Французские исследователи считают, что «роман следовал действительности в ее мельчайших проявлениях».

Естественно, самые существенные изменения претерпел главный персонаж. Флобер говорил: я придумаю героиню, женщину, которая встречается чаще других. В романе мы видим Эмму – мечтательную провинциалку, которую окружает совершенно реальная среда. Флобер не зря дал своему роману подзаголовок «провинциальные нравы». Заставив свою героиню жить в мещанской среде, Флобер перенес внимание на ту действительную жизненную основу, которая с необходимостью порождает у героини иллюзии, надежды и желания и приводит ее к катастрофе. Вместо «экспериментирования» над искусственно изолированным от жизни человеческим сознанием, он написал книгу, исполненную необычайной силы проникновения в общественную психологию своего времени. Флобер изобразил среднего героя, такого, которого встречаешь на каждом шагу в ежедневном существовании. Он искал сюжета обыденного и трагического в одно и то же время: ведь только в таком романе он сможет показать свою эпоху, так как специфической ее особенностью была пошлость. То есть Флобер возвращается к проблеме, открытой еще Бальзаком. Показать специфику современности – значит, показать ее пошлость, следовательно типично современный роман должен стать трагедией пошлости.

Сюжет флоберовского романа основан на банальной коллизии: жена, нелюбимый муж, которого она обманывает сначала с одним любовником, затем со вторым, коварный ростовщик, улавливающий в свои сети жертву, чтобы нажиться на чужой беде. Несложное взаимодействие этих фигур приводит к трагической развязке. Разочаровавшись в любовниках, вконец разоренная ростовщиком, убоявшаяся публичного скандала, не смеющая раскрыться в своих преступлениях доверчивому до слепоты мужу, жена-прелюбодейка кончает жизнь самоубийством, отравившись мышьяком. То есть, несмотря на трагический конец, всё это в высшей степени обыкновенно и просто, даже пошло. Но, настаивая на праве художника обращаться к самым пошлым и тривиальным сюжетам, Флобер говорил: «Поэзия, подобно солнцу, заставляет и навозную кучу отливать золотом». Когда редактор упрекнул писателя за скучный, мало поэтический сюжет, Флобер взорвался: «неужели вы думаете, что неприглядная действительность, воспроизведение которой вам так претит, не вызывает у меня такое же отвращение? Как человек, я уклонялся от нее насколько мог. Но как художник я решился на этот раз испытать ее до конца». Именно это и происходит в «Госпоже Бовари». Флобер, как писатель-реалист, раскрывает в Эмме Бовари, героине пошлого адюльтера, личность трагическую, пытавшуюся восстать против ненавистной ей действительности, и в конце концов поглощенную ею. Эмма Бовари оказалось типом и символом современности. Это существо пошлое, необразованное, не умеющее рассуждать, не привлекательное ничем, кроме внешности. Но в ней заложены качества, которые делают ее интересной и типичной -–неприятие действительности, жажда того, чего нет, стремление и неизбежно связанное с ним страдание. Героиня Флобера не привыкла разбираться в своих чувствах, она подчиняется влечениям, не подвергая их критике сознания, она не ведает, что творит. Флобер должен был разбираться во всем этом сам, без помощи героини, понять то, что она сама не могла понять, проникнуть в подсознание. Он хотел проникнуть в логику страстей, которая не похожа на логику мысли. Поэтому Флобер отказывается от драмы. Драма – это исключение, а он должен изобразить правило. Психологически глубоко разработанный образ Эммы Бовари раскрывается в разных планах:

Она – жена Шарля, мать ребенка, любовница Родольфа, клиентка Лере… Только что вышедшая из монастырского пансиона и приехавшая на ферму отца, Эмма хранит в душе усвоенный в пансионе идеал жизни, полной высоких чувств и страстей. Деревня вскоре теряет для нее всякую привлекательность, и она разочаровывается в ней так же, как и в монастыре. Когда на ее горизонте появился Шарль, она приняла «беспокойство, вызываемое новым ее положением» за чудесную страсть. Тотчас после брака эта иллюзия исчезла. Эмма хотела найти в своем муже нечто значительное, сколько-нибудь приближающееся к ее книжному идеалу. Она пела ему меланхолические романсы, но оставалась такой же спокойной, а Шарль не был ни более влюблен, ни более взволнован. Операция калеки убедила Эмму ее в бездарности ее мужа. С любовниками происходит почти то же. Эмма Бовари находит в любовниках то же, что в муже, – все ту же «пошлость брачного сожительства». Родольф скучает во время ее поэтических излияний, Леон – слабый характером, наскучивший слишком большой страстью, практически осторожный человек. Она вскоре перестает любить его, она любит в нем свою любовь, т.е. самое себя. Вместе с тем вся эта «поэзия любви» превращается в самый обычный адюльтер. Эмма вынуждена лгать мужу, придумывать множество мелких уловок, вовлекать в сферу своих обманов других. Она должна трепетать перед соседями. Из любви к роскоши и сентиментальности она делает подарки своим любовникам. В минуты душевного волнения она способна декламировать всем известные стихи. Лаская ребенка, она предавалась «патетическим излияниям, которые всюду, кроме Ионвиля, напоминали бы затворницу из «Собора Парижской Богоматери». Страстная любовь выражается в самых избитых фразах, заимствованных из какого-нибудь затасканного романа.

Однако нелепо не только выражение чувств Эммы, смешны и цель ее стремлений и вкусы. В центре ее желаний – «мальчик красивый», традиционный герой, одетый в черный бархат, окруженный роскошью и могуществом, исполненный всяческих совершенств. Она дарит своим любовникам подарки, украшает комнату какими-то занавесками, требует от Родольфа, чтобы он думал о ней ровно в полночь. Мещанские украшения, красивые курточки или сапожки являются для нее необходимым сопровождением большой страсти, «поэзии жизни», без которой счастье для нее невозможно.

Читайте также:
Маканин: сочинение

Но Эмма не может уйти от обыденного. Пошлость не только окружает ее, она царит даже в ее мечтах. В этом и заключается отличие этого образа от всех предыдущих героев Флобера, которые внутренне были всегда свободны от пошлого.

Объясняя высокие порывы Эммы физиологическими влечениями, Флобер тем самым показал их оборотную сторону и тем самым еще больше усиливал иронию. Неудовлетворенность духовная связана с неудовлетворенностью физической, жажда огромной поэзии превращается в жажду сексуальных наслаждений. Связь с Леоном возбуждает у нее страсть к роскоши, к мягким тканям и вкусной пище. С первых глав романа, через тонко и вдумчиво отобранные детали, Флобер вскрывает драму поэтического чувства. Для сознания, формирующегося в условиях провинциально-мещанского бытия, оказывается затрудненным выход к живому, реальному ощущению того, что объективно прекрасно. Правда, героиня романа, казалось бы, не желает считаться с реальной жизнью, стремясь принять действительность лишь в тех условных формах, которые подсказываются «романами о любви», поэтому и создается возможность двойного существования для Эммы: рядом с мужем и без мужа. Флобер ясно показывает, что причину злосчастий простых и, в сущности, неплохих людей – Шарля и Эммы – следует искать в идиотизме провинциального существования.

Продолжая реалистические традиции Стендаля и Бальзака, Флобер переводит вопрос о «роковом одиночестве» человека на почву подчеркнуто будничной, реальной действительности. Шарль Бовари в результате сумбурного воспитания и совокупности жизненных обстоятельств делается обывателем. Эмма, начитавшись литературы с ее «обольщениями», становится героиней грязных романов. Это всего лишь следствия главной причины, обусловившей жизненную катастрофу Эммы и Шарля. Эта главная, определяющая причина коренится в условиях существования людей. Глубокая безнравственность, нечто постыдное и унизительное заложено в самой природе провинциального существования, при котором высокое, здоровое, человечное притупляется и извращается. Эмма не могла полюбить Шарля, так как не понимала его чувств к себе; она не могла поверить в существование любви у Шарля, так как его любовь не выражалась в выработанных литературой условных формах. Эмма попала в некий заколдованный круг. Она желает внушить себе любовь, а так как в романах любовь сопровождается рядом неизменных признаков «высокой страсти», то Эмма полагает, что достаточно внешних признаков «страсти» (луна, стихи, романсы), чтобы тем самым испытать ее магическое влияние. Она сознательно пытается привить себе поэтическое чувство.

Понимание безнравственности жизненных условий, в которые поставлена Эмма Бовари, не мешает писателю довольно сурово осуждать героиню за ее «сентиментальные причуды», столь чуждые ей как положительной натуре, «положительному духу». Флобер колеблется между симпатией к Эмме – жертве развратившей ее мещанской среды – и чувством сурового осуждения Эммы, как олицетворения фальши, эгоизма и сентиментальных причуд. Искреннее сострадание к героям переплетается с иронией по отношению к ним.

Писатель вводит читателя в самую суть формирования «романтического идеала». Так, в начале романа Эмма полна глухого и неопределенного беспокойства, смутного недовольства жизнью. Она ищет нечто, что могло бы ее противопоставить окружающему. Есть идеальное устремление – идеал воплощается в образе Парижа.

Эмма приобретает план Парижа, и тогда «ее Париж» наполняется названиями улиц и бульваров. Но идеал оставался все еще слишком абстрактным. И тогда на помощь привлекались журналы с подробностями великосветской жизни, и идеал Эммы приобретал конкретные законченные формы. Флобер пишет: « В своих желаниях Эмма смешивала чувственные утехи роскоши с сердечными радостями, изысканность манер с тонкостью чувств…». И даже после бегства Родольфа Эмма не теряет своих иллюзий. Вторично встретив Леона в Руане, «Эмма много распространялась о ничтожестве земных чувств в вечном уединении, где остается погребенным сердце». Леон охотно включается в эту игру, и собеседники состязаются в выражении самой безрадостной меланхолии. Когда же Леон вырывает у Эммы признание в любви, сразу же меняется направление беседы – в высоких фразах уже нет необходимости. В этом отношении показательна сцена в Руанском соборе. Эмма, цепляясь за остатки добродетели, молится, ища спасения у бога. А Леон, который мыслит штампами бульварной литературы, считает такое поведение Эммы всего лишь удачной находкой, придающей пикантность их свиданию.

Таким образом, непрерывно перерождаясь, первоначальный «идеал безрадостного существования» завершается разнузданным, грязным образом жизни. Флобер проник в тайники мещанского поэтического чувства: оно зарождается как противоположность грубой реальной жизни, чтобы кончить низменной и грязной реальностью…

Эмма берет в дом служанкой девочку, пытаясь на великосветский манер сделать из нее камеристку. Эмма пленяет Шарля многочисленными тонкостями: новые бумажные розетки к подсвечникам, новый волан на платье, камин украшает вазами и т.п.

То есть параллельно с мечтами о мире роскоши, страстей и фантастических прихотей, в котором Эмма живет духовно, развертывается реальное существование, которое героиня упорно пытается поднять на уровень мечты. Происходит постоянный подмен мечты суррогатами идеального существования. Эмма последовательно снижает «идеал» до своего уровня, пытаясь «возвысить» повседневную жизнь на уровень мечты, имитируя светское утонченное существование.

В «Госпоже Бовари» Флобер вскрывает на примере судьбы Эммы, Родольфа, Леона различные стороны мещанского «поэтического чувства». Мещанская романтика способна лишь имитировать живую жизнь и живое человеческое чувство, подменять их фетишами материального преуспеяния. Для Эммы чувство любви было неотделимо от его материальной оправы, от роскоши. Глубокое отчаяние охватывает Эмму в конце романа, когда она подводит итоги своим исканиям поэтически одухотворенного, романтически возвышенного существования. Все обращается в прах, все лжет, все обманывает, – говорит она себе.

Роман заканчивается смертью Эммы. Это окончание весьма традиционно. Десятки героинь, брошенных любовником или отчаявшихся в любви, погибали от нервной горячки, от отчаяния, от других болезней, иногда очень подробно, с физиологическими деталями описанных. Но смерть госпожи Бовари оказывается весьма прозаичной. Она умирает не от любви и не от разбитого сердца: поводом к самоубийству становится недостаток денег. Разочаровавшись во втором своем возлюбленном, увидев вокруг себя пугающую пустоту, Эмма умирает не от этого. Причина самоубийства – не сердечная катастрофа и не философская трагедия, а ионвильский ростовщик, угрожающая ей опись имущества и страх перед невыносимым долготерпением Шарля. Она предлагает Леону обокрасть хозяина, она готова отдаться Родольфу после всех унижений и измен, чтобы получить у него две тысячи франков, – она вновь топчется в грязи низких расчетов, из которых хотела вырваться. Чем больше она прилагала усилий, чтобы обрести настоящее чувство и чистую страсть, тем больше погрязала в мерзости обыденного, и на самом дне его нашла свою смерть. Трагедия Эммы в том, что она не может выйти за круг обыденного, она обручена с обыденным. Прозаичность смерти Эммы подчеркивается не только физиологическими деталями, с которыми Флобер описывает действие яда. Главный иронический смысл заключается в том вздоре, который говорят у ее гроба Оме и Бурнисьен, в закуске с выпивкой, новой деревянной ноге Ипполита, позах и лицах ионвильских жителей – весь этот комизм превращается в высокую трагедию. Эмма умирает в объятиях Ионвиля, даже в самой смерти она принадлежит ему…

Автор не спас свою героиню ни от одного из возможных оскорблений. Он не дал ей ни ума, ни образования, ни тонкости вкуса, ни силы духа. И только это неистребимое стремление, жажда непознанного и запретного возвышают Эмму над всеми довольными и счастливыми и резко, категорично и навсегда противопоставляют ее «среде».

Читайте также:
Шекспир У.: сочинение

Разглядеть в обыкновенном адюльтере огромное внутреннее содержание, найти свою героиню в провинциальной мещанке, не смущаясь ни бульварными вкусами, ни ограниченностью ума, оправдать ее только силой стремления и силой иллюзий и вместе с тем показать бесполезность этой трагической борьбы и нелепость «сентиментального» идеала счастья – такова была задача Флобера, эстетическая, нравственная и социальная одновременно. Разрешив эту задачу методами своей глубоко продуманной эстетики, Флобер создал роман, который наложил печать на целую эпоху литературного развития.

В образе Эммы есть широкая философская мысль, но она включена

В содержание образа, она не выступает наружу, как это было в ранних произведениях Флобера. Читателя поражает правда деталей, доходящая до иллюзии, бьющая как удары хлыста, повседневность, от которой захватывает дух. Но эта обыденность, ставшая здесь эстетической категорией, выражает нечто большее. Это не только бедствия Эммы, показанные как частный случай чьей-то частной трагедии. За трагедией прелюбодеяния и пошлости вырастает трагедия любви и тоски, на которую обречена женщина в мире чудовищного мещанства. Эмма не только прелюбодейная жена. Ее судьба – судьба всякого человека, неудовлетворенного этим обществом, мечтающего о красоте и захлебывающегося во лжи и отвращении.

Таким образом, перебирая всю эту грязь и ничтожество, литература нашла сюжеты, драматические именно благодаря своей обыденности и внешней «некрасивости». И действительно, Флобер приложил огромные усилия для того, чтобы облечь правдивое в чеканную форму, поднять «мещанскую драму» на уровень высокого художественного, исторически содержательного обобщения.

1. Реизов Б.Г. «Творчество Флобера», М., 1965

2. Иващенко А.Ф. «Гюстав Флобер. Из истории романтизма во Франции», М., 1955

3. Реизов Б.Г. «Французский исторический роман 19 века», М., 1977

4. «История зарубежной литературы 19 века», М., 1991.

Биография Гюстава Флобера

«Госпожа Бовари», которую во всем мире считают совершенным созданием искусства, привела ее создателя на скамью подсудимых. В 1856 году, после публикации романа в журнале «Ревю де Пари», Гюстав Флобер был обвинен в оскорблении общественной морали и религии и привлечен к судебной ответственности.

«Мой дорогой друг, сообщаю вам, что завтра, 24 января, я буду иметь честь сесть на скамью для мошенников в шестой палате суда исправительной полиции, – писал Флобер доктору Жюлю Клоке. -...Я не рассчитываю на правосудие. Я буду осужден, и наказание, возможно, изберут самое строгое, – славная награда за мои труды. »

А труды, затраченные на «Госпожу Бовари», были титанические. Всю жизнь Флобер стремился в своих произведениях к нечеловеческому совершенству. Во имя литературы он обрек себя на аскетизм и одиночество. Он не искал муз, приносящих вдохновение. Он считал его уловкой для шарлатанов.

«Все вдохновение, – утверждал Флобер, – состоит в том, чтобы ежедневно в один и тот же час садиться за работу». Мать в ужасе писала ему «Горячка фраз иссушила тебе сердце».

Молодой Мопассан подсмотрел однажды, как работает его учитель окутанный клубами дыма, Флобер сидел, устремив напряженный взгляд на рукопись, будто перебирал слова и фразы с настороженностью охотника; затем рука бралась за перо, которое медленно двигалось по бумаге, останавливалось, зачеркивало, вписывало, снова зачеркивало и снова вписывало; лицо багровело, на висках вздувались вены, тело напрягалось, будто старый лев вел отчаянную борьбу с мыслью и словом. Флобер стремился к неземному совершенству. В «Госпоже Бовари» он его достиг.

Гюстав Флобер родился 12 декабря 1821 года в Руане. Отец его был хирургом. Сын после лицея поступил на юридический факультет Парижского университета, но не смог завершить образования. Красивый «голубоглазый галл», как называли Флобера, был настигнут страшным недугом – эпилепсией. С 1844 года, то есть с двадцати трех лет, он поселился в своем имении Круассе близ Руана, чтобы прожить там затворником почти всю жизнь.

Писать Флобер начал очень рано и писал много, чему способствовала его склонность к уединению, но долгое время не решался публиковать свои литературные опыты. Это были рассказы в духе «неистовых романтиков» – с ужасами и кошмарами, повести о «жизни сердца», отмеченные смутными юношескими томлениями, и произведения, исполненные презрения к буржуа-толстосумам. Еще в юности Флобер задумал создать «Лексикон прописных истин», над которым работал всю жизнь, – сборник расхожих клише, развенчивающих образ ненавистного ему буржуазного пошляка («Лексикон» будет опубликован лишь в 1910 году). Даже собратья по перу, которые умудрялись зарабатывать большие деньги, как, например, Золя и Доде, вызывали у него подозрение. Он считал, что художник не имеет права преуспевать.

Гастон Бюсьер. Саламбо. 1907

В шестнадцатилетнем возрасте Флобер писал «О, насколько больше мне нравится чистая поэзия, вопли души, внезапные порывы, а потом глубокие вздохи, душевные голоса, сердечные мысли! Иной раз я готов отдать всю науку болтунов настоящего, прошедшего и будущего. за два стиха Ламартина или Виктора Гюго».

В этом письме заявляет о себе уже тот Флобер, который вскоре объявит искусство высшей формой познания действительности и вместе с тем – убежищем от пошлости жизни и, как сторонник теории «искусства для искусства», призовет художников подняться на самый верх «башни из слоновой кости» и замкнуться в ней. В нем неуживчиво существовали два человека – романтик и реалист. В первом большом произведении – «Воспитание чувств» (1843- 1845) – он надеялся заключить между ними перемирие. Ничего путного из этого не вышло. «Я сплоховал», – констатировал автор. «Флобер мечтал примирить оба полушария своего мозга, – пишет Андре Моруа об этом романе. -. легче было бы написать две книги. » Роман не был опубликован. (Не следует его путать с более поздним произведением Флобера, которое в подлиннике имеет название «Сентиментальное воспитание», а у нас почему-то переведено как «Воспитание чувств».)

Дебютом Флобера в печати стал роман «Госпожа Бовари». Он же сразу стал и самым прославленным французским романом. Флобер работал над ним с 1851 по 1856 год. Для того чтобы произнести свою знаменитую фразу «Госпожа Бовари – это я», Флоберу понадобилось совершить путешествие в манящий его Египет и пережить там разочарование при виде унылых глинобитных хижин, нищеты, ужаснуться душной, меланхолической ночи у восточной куртизанки Рушук-Ха-нем, расстаться со своей страстью к графоманке Луизе Коле, которую он пытался научить писать, но это оказалось трудней, чем обучить курицу летать. Ему пришлось избавиться от иллюзий.

В главной героине романа Эмме Бовари Флобер воплотил свой личный недуг – склонность к грезам о какой-то иной жизни, неистовых страстях, любовных опьянениях. В детстве Эмма прочла сентиментальную книгу «Поль и Виргиния» Вернардена де Сен-Пьера и долго мечтала о бамбуковой хижине, после романов Вальтера Скотта бредила замками с зубчатыми башнями, как сам Флобер мечтал когда-то об очаровательных баядерках и красотах Востока. Эмма жаждала экзотики, а стала жертвой банального сюжета с роковым концом. Она вышла замуж за нормального, доброго, мягкого человека, но он казался ей слишком посредственным, и она стала искать более возвышенных чувств в других объятиях, но «возвышенное» потребовало денег, и снова денег – тайком от мужа взятые кредиты, долговые векселя, страх перед разоблачением, мышьяк, мучительная смерть и вечный грех самоубийцы.

Критики увидели в романе приговор романтизму – и как стилю жизни, и как литературному направлению, хотя сам Флобер, похоже, менее всего думал о каком-то идеологическом наполнении романа.

«Наверное, моя бедная Бовари в это самое мгновение страдает и плачет в двадцати французских селениях одновременно», – заметил автор, подчеркивая типичность этого явления. Пока человек мечтает, – он поэт, когда он начинает презирать реальность и пытается подчинить свою жизнь иллюзиям, он, как Эмма Бовари, попадает в руки какого-нибудь прохвоста Лере. Это и есть, кажется, основная мысль и предостережение, которые Флобер высказал в своем романе.

Читайте также:
Ершов: сочинение

История жизни Гюстава Флобера

Во время суда над Флобером прокурор произнес обвинительную речь, которую можно отнести и к комическому жанру, и к прекрасному критическому анализу художественной выразительности романа «О, я хорошо знаю, что портрет госпожи Бовари после супружеской измены относится к числу блистательных портретов; однако портрет этот прежде всего дышит сладострастием, позы, которые она принимает, будят желание, а красота ее – красота вызывающая. » Защитник вспомнил об уважаемом хирурге Флобере, авторитет которого помог придать солидность его сыну «Высокое имя и возвышенные воспоминания обязывают. Господин Гюстав Флобер – человек серьезного нрава, предрасположенный по природе своей к занятиям важным, к предметам скорее печальным. Он совсем не тот человек, каким хотел его представить товарищ прокурора, надергавший в разных местах книги пятнадцать или двадцать строк, будто бы свидетельствующих о том, что автор тяготеет к сладострастным картинам..» Флобер был оправдан.

С этого времени начинается затворничество Флобера, будто он изжил в «Госпоже Бовари» все живые чувства. Он пишет прощальное письмо своей любовнице Луизе Коле «О, лучше люби искусство, чем меня! Обожай идею. » – и запирается в своем кабинете в Круассе. Вот как описал его охоту на слова и созвучия Франсуа Мориак «В каждом слове смысл целого письма, каждая фраза – провал или триумф. Он не скрывает чисто мистический характер своей концепции искусства «Жизнь я веду суровую, лишенную всякой внешней радости, и единственной поддержкой мне служит постоянное внутреннее бушевание, которое никогда не прекращается, но временами стенает от бессилия. Я люблю свою работу неистовой и извращенной любовью, как аскет власяницу, царапающую ему тело. По временам, когда я чувствую себя опустошенным, когда выражение не дается мне, когда, исписав длинный ряд страниц, убеждаюсь, что не создал ни единой фразы, я бросаюсь на диван и лежу отупелый, увязая в душевной тоске».

Саламбо. Альфонс Муха (1896)

Следующий роман Флобера «Саламбо» увидел свет в 1862 году. В нем он обратился к эпохе борьбы Древнего Рима с Карфагеном, к историческому эпизоду из времен 1-й Пунической войны (III век до н.э.) – восстанию наемных войск в Карфагене. Главные герои Гамилькар (отец великого полководца древности Ганнибала) и его дочь Саламбо.

Перед тем как приступить к работе над романом, основательный Флобер совершил путешествие в Тунис, где в древности располагался Карфаген, перечитал множество исторических изданий – «Всеобщую историю» Полибия, «Жизнь Гамилькара» Корнелия Непота и др. Несмотря на отдаленность событий, роман написан в вызывающей реалистической манере – страшные сцены войны, первобытная жестокость, бесстыдство нравов. На такой реализм не решился бы даже Бальзак. Живописный сюжет «Саламбо» вдохновил Модеста Мусоргского на создание оперы.

Третий роман «Воспитание чувств» (в подлиннике, как было сказано выше – «Сентиментальное воспитание») вышел в 1869 году и явился художественной иллюстрацией к идее Флобера, по которой романист, описывая те или иные события, должен оставаться бесстрастным, что значило по Флоберу – объективным. Вслед за ним и читатель, увы, воспринимает «бесстрастно» историю многолетней платонической любви Фредерика Моро к замужней даме. Флобер всю жизнь боролся со своими романтическими склонностями и в этом романе, похоже, переусердствовал. Ведь он сам писал когда-то Жорж Санд «Надо смеяться и плакать, любить, работать, наслаждаться, страдать – словом, всем существом отзываться, елико возможно, на все».

Осуждая сентиментальность, Флобер сам был сентиментален более чем кто-либо другой, о чем свидетельствует одно его удивительное письмо, написанное в преклонном возрасте «Потребность в нежности я удовлетворяю тем, что после обеда зову Жюли (свою старую служанку) и смотрю на ее платье в черную клетку, какое носила мама. И я вспоминаю эту прекрасную женщину, пока слезы не подступят мне к горлу. Вот таковы мои радости. »

В философской драме «Искушение святого Антония» (1874) Флобер противопоставляет научное познание религиозному чувству, предвосхищая лозунги нового поколения, которое придет в литературу на переломе столетий с убеждением, что «Все боги умерли». «Разумеется, для отказа от Бога у Флобера существовали внешние причины, – оправдывает его Франсуа Мориак, – прежде всего эпоха. атмосфера конца века, когда самые выдающиеся люди уже не довольствовались только отрицанием христианства, а устраивали ему похороны и подводили итог его наследию. Ренан сделал опись наследства для передачи его божеству по имени Наука, убившему христианского Бога, чтобы встать на его место».

Три главных направления в творчестве Флобера отразились в его книге «Три повести» (1877) «Простое сердце» продолжает линию современного романа; «Легенда о святом Юлиане Странноприимце» построена на основе средневекового житийного жанра; «Иродиада» возникла из евангельского сюжета об умерщвлении Иоанна Крестителя.

Последний роман Флобера «Бувар и Пекюше» – о том, как сумбурное изучение всевозможных наук сводит усилия многих веков к карикатурным проявлениям – остался недописанным. В России Флобера узнали благодаря Ивану Тургеневу, с которым его связывала дружба. Русский писатель выделял автора «Госпожи Бовари» из всех французских романистов. Тургенев первый перевел и опубликовал у нас его произведения – «Иродиаду» и «Легенду о святом Юлиане» (1877).

И все же самым знаменитым романом Флобера был и остался «Госпожа Бовари». Жюль де Готье произвел даже термин боваризм для определения тех, кто тщится «вообразить себя иным, нежели он есть в действительности».

Флобер: сочинение

Гюста́в Флобе́р (фр. Gustave Flaubert ) — французский прозаик-реалист, считающийся одним из крупнейших европейских писателей XIX века. Много работал над стилем своих произведений, выдвинув теорию «точного слова» (le mot juste). Наиболее известен как автор романа « Мадам Бовари » (1856).

Родился 12 декабря 1821 года в Руане в мелкой буржуазной семье. Его отец был хирургом в больнице Руана, а мать дочерью врача. Он был младшим ребенком в семье. Кроме Гюстава в семье было двое детей: старшие сестра и брат. Двое других детей не выжили. Детство писатель провёл безрадостно в темной квартире врача.

Писатель учился в Королевском колледже и лицее в Руане, начиная с 1832 года. Там он встретил Эрнеста Шевалье, с которым основал издание «Искусство и прогресс» в 1834 году. В этом издании он впервые напечатал свой первый публичный текст.

В 1836 году он встретил Элизу Шлезингер, которая оказала глубокое влияние на писателя. Его молчаливую страсть он пронес через всю жизнь и отобразил ее в романе «Воспитание чувств».

Юность писателя связана с провинциальными городами Франции, которые он неоднократно описывал в своем творчестве. В 1840 году Флобер поступил на факультет права в Париже. Там он вел богемную жизнь, встречался с многими известными людьми, много писал. Бросил учёбу в 1843 после первого эпилептического удара. В 1844 году писатель поселился на берегу Сены, недалеко от Руана. Образ жизни Флобера характеризовался замкнутостью, стремлением к самоизоляции. Время и силы он старался посвящать литературному творчеству.

В 1846 году умер его отец, а через некоторое время и сестра. Его отец оставил ему солидное наследство, на которое он мог безбедно жить.

Читайте также:
Клюев: сочинение

Флобер вернулся в Париж в 1848 году для участия в Революции. С 1848 по 1852 осуществил путешествие на Восток. Он посетил Египет и Иерусалим, через Константинополь и Италию. Свои впечатления он записывал и использовал в произведениях.

С 1855 года в Париже Флобер посещает многих писателей, таких как братья Гонкуры, Бодлер и встречается с Тургеневым.

В июле 1869 его сильно потрясла смерть друга Луи Буле. Есть сведения, что у Флобера были любовные связи с матерью Ги де Мопассана, именно поэтому у них были дружеские отношения.

Во время оккупации Франции Пруссией Флобер вместе с матерью и племянницей скрывался в Руане. Его мать умерла в 1872 годе и в это время у писателя уже начались проблемы с деньгами. Начинаются проблемы и со здоровьем. Он продает свое имущество, покидает квартиру в Париже. Он публикует одно за другим свои произведения.

Последние годы жизни писателя, омраченные финансовыми проблемами, проблемами со здоровьем и предательством друзей.

Умер Гюстав Флобер 8 мая 1880 года в результате инсульта. На похоронах присутствовало много писателей, среди которых Эмиль Золя, Альфонс Доде, Эдмон Гонкур и др.

Творчество

В 1849 году он завершил первую редакцию «Искушения святого Антония» — философской драмы, над которой впоследствии работал всю жизнь. В мировоззренческом отношении она проникнута идеями разочарования в возможностях познания, что проиллюстрировано столкновением разных религиозных направлений и соответствующих доктрин.

Известность Флоберу принесла публикация в журнале романа « Госпожа Бовари » ( 1856 ), работа над которым началась осенью 1851 года. Свой роман писатель попытался сделать реалистическим и психологичным. Вскоре после неё Флобер и редактор журнала «Ревю де Пари» были привлечены к судебной ответственности за «оскорбление морали». Роман оказался одним из важнейших предвестников литературного натурализма, однако в нём отчётливо выражен скепсис автора по отношению не только к современному обществу, но и к человеку вообще. Как отмечал Б. А. Кузьмин,

в самом творчестве Флобер как бы стыдится проявить своё сочувствие к людям, не стоящим этого сочувствия, и в то же время считает ниже своего достоинства показать свою ненависть к ним. Как равнодействующая этой потенциальной любви и вполне реальной ненависти к людям и возникает флоберовская поза бесстрастия [2] .

Некоторые отмеченные литературоведами формальные особенности романа — очень длинная экспозиция, отсутствие традиционного положительного героя. Перенесение действия в провинцию (при её резко негативном изображении) ставит Флобера в ряд писателей, в творчестве которых антипровинциальная тема была одной из основных.

Оправдательный приговор позволил выпустить роман отдельным изданием ( 1857 ). Подготовительный период работы над романом «Саламбо» потребовал поездки на Восток и в Северную Африку. Так роман появился в 1862 году. Это исторический роман, в котором повествуется о восстании в Карфагене в третьем веке до н.э.

Через два года в сентябре 1864 года Флобер завершил работу над окончательным вариантом романа «Воспитание чувств». Третий роман «Воспитание чувств» ( 1869 ) был насыщен социальными проблемами. В частности, в романе описываются европейские события 1848 года. Также в роман вошли собственные события жизни автора, как например, первая влюбленность. Роман встретили холодно, и было напечатано только несколько сот экземпляров.

В 1877 году публикует в журналах повести «Простое сердце», «Иродиада» и «Легенда о святом Юлиане Милостивом», написанные в перерывах между работой над последним романом «Бувар и Пекюше», оставшимся неоконченным, хотя о его финале мы можем судить по сохранившимся авторским наброскам, достаточно подробным.

С 1877 по 1880 год он занимался редакцией романа «Бувар и Пекюше». Это сатирическое произведение, которое опубликовали после смерти писателя в 1881 году.

Блестящий стилист, тщательно оттачивавший слог своих произведений, Флобер оказал огромное влияние на всю последующую литературу, привёл в неё ряд талантливых авторов, среди которых были Ги де Мопассан и Эдмон Абу.

Сочинения Флобера были хорошо известны в России, о них сочувственно писала русская критика. Его произведения переводил И. С. Тургенев , связанный с Флобером близкой дружбой; М. П. Мусоргский создал оперу по мотивам «Саламбо».

Главные произведения

Гюстав Флобер,современник Шарля Бодлера, занимает ведущую роль в литературе XIX века. Ему приписывали аморальность и восхищались им, а сегодня он один из ведущих писателей. Известность ему принесли романы «Госпожа Бовари» и «Воспитание чувств». Его стиль соединяет в себе и элементы психологизма, и натурализма. Сам он считал себя реалистом.

Работу над романом «Госпожа Бовари» Гюстав Флобер начал в 1851 году и работал пять лет. Роман опубликован в журнале Revue de Paris. Стиль роман похожий на стиль в романах Бальзака. Сюжет романа рассказывает о Шарле Бовари, который закончил обучение в провинциальном лицее. Так, он получает должность врача в небольшом поселении. Он женится на молоденькой девушке, дочери богатого фермера. Но девушка мечтает о красивой жизни, она упрекает мужа у его неспособности обеспечить такую жизнь и заводит себе любовника.

Роман «Саламбо» был опубликован после романа «Госпожа Бовари». Работу над ним Флобер начал в 1857 году. Три месяца он провел в Тунисе изучая исторические источники. Когда он появился в 1862 году его восприняли с большим энтузиазмом. Роман начинается с того, что наемники празднуют победу в войне в садах своего генерала. Разозлившись на отсутствие генерала, и вспоминая свои обиды, они громят его имущество. Саламбо, дочь генерала, приходит чтобы угомонить солдат. Двое предводителей наемников влюбляются в эту девушку. Освобожденный раб советует одному из них завоевать Карфаген, чтобы заполучить девушку.

Работа над романом «Воспитание чувств» началась в сентябре 1864 и закончилась в 1869 году. Он состоит из автобиографических элементов писателя. Роман рассказывает о молодом провинциале, который отправляется на учебу в Париж. Там он познает дружбу, искусство, политику и не может решиться в своих воззрениях между монархией, республикой и империей. В его жизни появляется много женщин, но все они несравнимы с Мари Арну, женой торговца, которая была его первой любовью.

Замысел романа «Бувар и Пекюше» появился в 1872. Автор хотел написать о тщеславии его современников. Позднее он пытался понять саму природу человека. В романе рассказывается, как жаркого летнего дня двое мужчин, Бувар и Пекюше, случайно встречаются и знакомятся. Позднее выясняется, что у них одинаковая профессия (копировальщик), и даже совместные интересы. Если бы они могли, то жили бы за городом. Но, получив наследство, они все-таки покупают ферму и занимаются сельским хозяйством. Позднее выясняется их неспособность к этой работе. Они пробуют себя в области медицины, химии, геологии, политики, но с одним и тем же результатом. Таким образом, они возвращаются к своей профессии копировальщиков.

Сочинение на тему мой чехов 11 класс

Эссе по литературе «мой Чехов»

Я счастливый человек

— Кто же мог стать, на ваш взгляд, главой идеального прави-

тельства, которое вершило бы судьбами человечества?

Аристотель, Данте, Шекспир, Гёте, Толстой?

(Из интервью с французским драматургом Эженом Ионеску)

Одна из многих неразгаданных тайн природы — тайна рождения таланта. Почему на тысячи верст окрест одной какой-либо географической точки на протяжении многих десятилетий, столетий появлялись на свет тысячи и миллионы «обыкновенных» людей и вдруг на творческий небосклон человечества восходит новая яркая звезда? Феномен А.П.Чехова уникален во многих отношениях, без глубокого анализа его жизни непонятен и до сих пор до конца не разгадан.

Читайте также:
Батюшков: сочинение

Впервые я услышала об этом, поистине великом человеке, когда мне было девять лет. Совершенно случайно произошло моё знакомство с его творчеством: на книжной полке нашла старый, запылившийся, с пожелтевшими листами от времени том избранных сочинений, тогда ещё мне не известного писателя… Сразу заинтересовало название одного из рассказов — «Спать хочется». Я была поражена историей о несчастной девочке Варе, которую заставляли по ночам качать колыбель с ребёнком её хозяйки. С тех пор, когда я беру в руки очередное произведение Чехова, то словно на цыпочках вхожу в художественный мир его героев, каждый раз ожидая чуда. Я счастливый человек, потому что с упоением читаю короткие, сатирические рассказы Антона Павловича.

Чеховский юмор улыбчив и безобиден. Но нередко он становится острым, больно жалящим таких персонажей, как полицейский Очумелов, грубый с простонародьем и приклоняющийся перед власть имущими (Хамелеон», 1889 год) или добровольный кляузник, не дающий житья односельчанам («Унтер Пришибеев», 1885 год). А в других же случаях, напротив, юмор делается печально-сочувственным. Примером служит история мальчика, отданного в учение к сапожнику и рассказывающего о своих горестях в письме с нелепым адресом: «На деревню дедушке» («Ванька» , 1886 год) или простодушно-невежественного мужичонки, угодившего в равнодушную судейскую машину («Злоумышленник», 1885 год).

Я счастливый человек, потому что могу восхищаться художественной манерой Чехова — немногословностью («Краткость-сестра таланта», — афористически определил сам писатель). Именно краткости Антон Павлович добивался и в описаниях природы. Тонкими, точными, выразительными деталями создаётся единое настроение: «…было тихо, не жарко и скучно, как бывает в серые пасмурные дни, когда над полем давно уже нависли тучи, ждёшь дождя, а его нет». (Крыжовник», 1898 год).

Чехов был настоящим художником, художником-пейзажистом слова. Рассказы и повести этого писателя, как картины, не поддаются прямолинейному истолкованию, сопротивляются «железному аршину» шаблонных схем. Сопереживание, ощущение своей слитности с автором — это целая поэтическая эпоха в моей жизни.

Особенность произведений Антона Павловича заключается в географической незамкнутости его художественного пространства, которое не ограничено и временными рамками: пересади чеховского героя с лошади в автомобиль – суть конфликта, суть человеческих взаимоотношений не изменится. Как известно, доктор Чехов любил выписывать рецепты. Но Чехов-художник никаких готовых «рецептов» не предлагает и представляет простор для размышлений самим читателям, которых он однажды сравнил с судом присяжных. Именно отвращение писателя ко всякому насилию, деспотичному давлению обернулось в его произведениях величайшей сдержанностью, отказом от подсказок читателю.

Сам автор нередко называл свои творения «странными». «Я хотел соригинальничать, — полушутя, полувсерьёз», — писал он в свойственной только ему манере. Чехов, как всегда «…не вывел ни одного злодея, ни одного ангела… никого не обвинил, никого не оправдал…». Складывается впечатление, что при создании своих произведений Антон Павлович руководствовался библейской мудростью: «Не суди, да не судим будешь». Сам он не осуждал героев, как бы оставляя их на «растерзание суду присяжных».

Я счастливый человек! В очередной раз убеждаюсь, что чувства писателя передаются через его творение читателю. Текст (заимствованно с немецкого texo «тку»)- это ткань. Произведения Чехова вызывают у меня ассоциации с разными яркими, цветными, а также серыми, чёрно-белыми тканями, сквозь которые золотой нитью проходит тонкий чеховский юмор. А почему же они такие разные по цветовой гамме? Потому что каждое произведение Антона Павловича неповторимо в своём художественном своеобразии. Самое главное из них –вера Чехова в то, что жизнь может быть счастливой. Он призывает людей работать над собой для этого: «…чтобы начать жить в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое, покончить с ним, а искупить его можно только страданием, только необычайным, непрерывным трудом» («Вишнёвый сад», 1903 год). Чехову были чужды люди в «футляре», которые не умеют чувствовать, любить, испытывать счастье.

Рассказы Чехова неизменно производят фантастическое впечатление. По-разному удивляют, смешат, трогают, но всегда – с невероятной силой. Хочется по множеству раз перечитывать и наслаждаться изумительной красотой чеховского языка.

Именно своим завораживающим слогом Чехов увлёк меня в необыкновенный мир литературы; его умный смех стал прекрасным источником энергии юношеской мысли. После знакомства с произведениями Антона Павловича у меня открылись глаза на мир — с тех пор я проверяю свои слова и поступки, формирую себя в себе с помощью чеховского слова, чеховского чувства, чеховской мысли. Мой Чехов своими величайшими творениями создавал и продолжает создавать из меня Человека искусства, Человека с большой буквы. И поэтому я счастливый Человек!

Ученица 11 класса Гаймана Анастасия

Антон Павлович Чехов — сочинение

Антон Павлович Чехов родился 17 (29) января 1860 года в Таганроге в семье купца третьей гильдии. Отец и дед его были крепостными села Ольховатка Воронежской губернии. Дед Чехова Егор Михайлович ценой напряженного труда скопил три с половиной тысячи рублей и к 1841 году выкупил всю семью из крепостного состояния. А отец, Павел Егорович, будучи уже свободным человеком, выбился в люди и завел в Таганроге собственное торговое дело, небольшой магазин по торговле «колониальными товарами». Но он больше всего увлекался церковным пением, даже руководил церковным хором, играл на скрипке, неплохо писал красками. До сих пор еще сохранилось несколько икон, которые он написал собственноручно.

Природные способности Павла Чехова передались и его пятерым детям: Александр и Антон стали писателями, Николай — художником и карикатуристом, Мария — педагогом, а Михаил Чехов — артистом мирового уровня (вспомним хотя бы фильм «Сестра его дворецкого», где он блестяще сыграл с Диной Дурбин).

Однако в семейной жизни и особенно в коммерческих делах Павел Чехов был менее удачлив. Вопреки настояниям жены, он отдал сыновей в приходскую Цареконстантиновскую школу, откуда детей вскоре пришлось забрать, поскольку никаких знаний они не приобрели. Правда, Антон не блистал и в гимназии, где восьмилетний курс прошел за десять лет, задерживаясь в третьем и пятом классах по два года. Но дело было не в нерадивости. Ему просто некогда было учиться. Мальчик был страшно занят в церковном хоре и отцовской лавке.

И все же не будь в жизни Чехова церковного хора и спевок — не было бы и его изумительных рассказов «Художество», «Святой ночью», «Студент» и «Архиерей» с удивительной красотой простых верующих душ, с проникновенным знанием церковных служб, древнерусской речи. Да и утомительное сидение в лавке не прошло для Чехова бесследно: оно дало ему, по словам И.А.Бунина, «раннее знание людей, сделало его взрослей, так как лавка отца была клубом таганрогских обывателей, окрестных мужиков и афонских монахов».

В 1876 году Павел Егорович вынужден был признать себя несостоятельным должником и бежать в Москву, куда вскоре перебралась и остальная семья. Антон был вынужден выполнять долговые обязательства отца, продавая оставшиеся вещи, и одновременно зарабатывать на жизнь репетиторством.

Тяжелые впечатления детства и юности найдут позже отражение в рассказах Чехова о детях. Вспомним хотя бы такие его рассказы, как «Ванька», «Спать хочется». Есть у него также своеобразная серия рассказов об учителях — «Человек в футляре», «Крыжовник», «О первой любви».

Ранние литературные опыты Чехова связаны с рукописным юмористическим ученическим журналом «Заика» и письмами к родным, где он проявил себя как профессиональный критик, ярко и образно рассказывая о прочитанном и увиденном.

Однако свое будущее Антон Павлович решил посвятить медицине. В 1879 году, по окончании гимназии, он получил небольшую стипендию и перебрался к семье в Москву, где и поступил на медицинский факультет Московского университета. Однако денег на жизнь не хватало, и Чехов начинает активно сотрудничать в журналах: пишет небольшие рассказы и посылает их в различные издания. В 1880 году в журнале «Стрекоза» появляются первые публикации его юмористических рассказов. Он публикует свои юморески под самыми разными, смешными псевдонимами: Балдастов, Брат моего брата, Человек без селезенки, Антонсон, Антоша Чехонте.

Читайте также:
Перро: сочинение

Литературные заработки Антона часто оказываются единственным подспорьем в семье, где он вскоре становится главой большого клана. Поэтому не все написанные им вещи одинаково равнозначны в художественном отношении. Он пишет разные по жанру произведения: начинает с пародий, от которых переходит к юмористическим очеркам и сценкам.

Печатается Чехов тоже в различных изданиях, где принимают его рассказы, но все же отдает предпочтение журналу «Осколки», где для него был создан специальный отдел под названием «Осколки московской жизни». Некоторые его рассказы тех лет получили очень хорошие отзывы, и среди них — «Анюта», «Аптекарша», «Муж». В 1884 году выходит первый сборник рассказов Антона Павловича Чехова, благосклонно встреченный критикой, — «Сказки Мельпомены», в который вошли шесть рассказов из жизни людей театра.

1884 год оказался необычайно удачным для Чехова. Заканчивая университет, он уже был автором таких великолепных произведений, как «Хирургия», «Хамелеон», «Жалобная книга», «Смерть чиновника», «Толстый и тонкий», которые впоследствии будут считаться программными в его творчестве. Все они выросли из небольших историй, анекдотов, забавных сценок и по своей сути превратились в сатирическое обличение современной Чехову действительности.

Получив диплом врача, Чехов устраивается на работу в Подмосковье и даже пробует писать диссертацию на тему «Врачебное дело в России». Он тщательно изучает материалы по народной медицине, русские летописи. Труд остался незаконченным, но многое дал Чехову-писателю.

В своей литературной деятельности Антон Павлович не забывал о том, что он врач. Доктора становятся главными героями многих его произведений, да и психологию своих персонажей он описывает с чисто медицинской тщательностью. Даже незнакомым с биографией Чехова читателям будет понятно, что писатель, создавший такие произведения, как «Палата № 6», «Случай из практики», «Скучная история», «Припадок», — врач по профессии.

Медицинская практика, несомненно, расширила и жизненный опыт писателя: ведь к нему шли люди не только с разными заболеваниями, но и с разными судьбами. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в чеховских произведениях встречаются люди самых разных характеров и социальных кругов. Правда, критики часто ставили в вину Чехову то обстоятельство, что в своих рассказах он изображает мрачный и неприглядный мир, в котором нет места «живому человеку», как будто этот мир видится глазами больного. Однако писатель по своей натуре был веселым и жизнерадостным человеком. Он был привязан к своей семье, любил сестру и братьев, в его жизни бывали и любовные увлечения.

Антон Павлович с годами и с опытом становился более требовательным к себе. Теперь он не стремится к тому, чтобы сразу опубликовать свое произведение, и подолгу работает над каждым новым рассказом. Постепенно у писателя появляются идеи более крупных произведений, и он начинает писать повести — «Степь», «Мужики», «В овраге», «Моя жизнь».

На исходе 80-х годов Чехов испытывает неудовлетворенность собственными «малыми делами» — медицинской практикой в провинции, строительством школ и библиотек. А после смерти брата он ощущает внутреннюю опустошенность. Ему начинает казаться, что он остановился в своем развитии и не видит никаких дальнейших перспектив. Под впечатлением этих пессимистических настроений Чехов решает отправиться на Сахалин, чтобы в путешествии набраться новых впечатлений.

В апреле 1890 года писатель через Казань, Пермь, Тюмень и Томск отправился к берегам Тихого океана. Уже больной чахоткой, в весеннюю распутицу он проехал на лошадях четыре с половиной тысячи верст и лишь в конце июля прибыл на Сахалин. То, что он увидел по пути на Сахалин и на самом острове, потрясло его. Существование обитающих там людей даже трудно было назвать жизнью. Никогда прежде писателю еще не приходилось встречаться с такой беспросветной нуждой, дикостью и полнейшим произволом властей. Все эти свои впечатления Чехов передал в книгах «Из Сибири» и «Остров Сахалин». После их выхода министерство юстиции командировало в Сибирь ученого-криминалиста Дриля и специалиста по тюрьмам Саломона, которые подтвердили все то, о чем писал Чехов.

Сразу же после поездки на Сахалин Чехов совершает большое заграничное путешествие. Он посещает Европу, а затем отправляется в Гонконг, Сингапур. Возможно, контрастность впечатлений помогла писателю еще глубже прочувствовать проблемы острова Сахалин и России в целом.

Вскоре после поездки, в 1892 году, Чехов перестал заниматься врачебной практикой и купил имение Мелихово под Москвой. Попечитель сельского училища, он на свои средства построил школу, помогал голодающим. Во время эпидемии холеры писатель работал как участковый санитарный врач. Правда, он отказался от любого вознаграждения за этот свой труд, чтобы не связывать себя какими-либо обязательствами. Очевидно, он никак не мог забыть времена своей врачебной практики, когда количество больных в сезон доходило у врача Чехова до тысячи.

Теперь Антон Павлович Чехов уже всероссийски признанный писатель; один за другим выходят сборники его рассказов — «Невинные рассказы», «В сумерках». В 1888 году он становится лауреатом Пушкинской премии, а в 1900 году — почетным академиком. Это звание писатель получил одновременно с Л.Н.Толстым. Правда, вскоре Чехов выходит из академии вместе с В.Г.Короленко в знак протеста, когда туда по распоряжению Николая II отказались принять М.Горького.

Новый этап в творчестве Чехова связан с его занятиями драматургией. Вначале он переделывает некоторые свои рассказы в пьесы, однако они имели не очень большой успех, как это случилось с его пьесой «Иванов». Настоящим провалом стала и постановка первой оригинальной пьесы Чехова «Чайка». Только Московский Художественный театр, оценивший простоту, естественность и внутренний подтекст пьесы, смог воплотить авторскую концепцию. С тех пор «Чайка» стала символом театра, а Чехов — его постоянным автором. Две последующие пьесы — «Дядя Ваня» (переделанная из водевиля «Леший») и «Вишневый сад» (1904 г.) — были восторженно встречены зрителями и критикой. Вскоре они были переведены и на иностранные языки. Бернард Шоу, например, сказал, что после прочтения пьес Чехова ему хотелось уничтожить все им написанное.

В 1901 году Антон Павлович женился на актрисе Московского Художественного театра Ольге Книппер, однако насладиться своим творческим успехом и семейным счастьем ему было не суждено. В связи с обострением туберкулеза состояние его здоровья резко ухудшилось. По совету врачей он отправился на лечение в курортный немецкий городок Баденвейлер. Здесь 2 (15) июля 1904 года Антон Павлович Чехов скоропостижно скончался.

В истории мировой культуры Антон Павлович Чехов остался как мастер короткого рассказа и нового типа пьесы — трагикомедии. Его умение найти точную художественную деталь, талант отражения тончайших душевных переживаний героев снискали ему известность во многих странах мира.

Жизнь и творчество Чехова

Творчество Чехова представляет собой уникальное явление в истории русской литературы, потому что сочетает в себе добрый и грустный юмор, постановку вечных для человечества проблем, мягкую педагогичность и порой ноты трагизма.

Детство и юность А.П. Чехова. Первые шаги в творчестве

Будущий русский писатель и драматург родился в городе Таганроге в январе 1860 года. Его отец занимался купечеством, держал маленькую лавочку, в которой можно было купить все: начиная от продуктов до предметов быта.

Читайте также:
Байрон: сочинение

Семья была многодетной. Позже Чехов признавался, что детство его сложилось трудно: вместе с братьями и сестрами он помогал отцу, поэтому совмещал работу и учебу. На детские игры и шалости времени практически не оставалось.

Антон рано начал писать, его первые рассказы и повести появились, когда Чехов был еще учеником гимназии. Юноша мечтал о литературной славе, поэтому посылал свои повести и рассказы в журналы, однако издатели не спешили их публиковать.

В 1879 году в жизни Чехова происходит важное событие: он поступает на медицинский факультет Московского университета. При этом жизнь будущего врача в Москве складывается непросто: Чехов беден и, чтобы заработать себе на кусок хлеба, начинает искать литературной подработки – пишет короткие юмористические рассказы под псевдонимом «Антоши Чехонте» и многими другими не менее смешными именами. Эти рассказы постепенно начинают пользоваться популярностью. Позже писатель соберет все свои ранние произведения в два сборника, которые назовет «Пестрые рассказы» и «Невинные речи».

Особенности раннего творчества Чехова

Раннее творчество Чехова включает в себя, в основном, юмористические произведения. Это такие рассказы, как «Толстый и тонкий», «Смерть чиновника», «Хамелеон», «Жених» и др.
В этих произведениях автор высмеивает многие человеческие пороки и, в первую очередь, лицемерие, скупость и чинопоклонство. Встретились два гимназических приятеля в рассказе «Толстый и тонкий». Искреннее обрадовались встречи, начали диалог, но в процессе его выяснилось, что толстый занимает чин гораздо выше тонкого, и тонкий, узнав об этом, сразу начинает лебезить перед своим бывшим товарищем. И вся радость их встречи пропадает.

Или другой герой – «Хамелеон», в любой ситуации стремящийся показать себя с лучшей стороны перед начальством и получить от этого выгоду. Сам рассказ «Хамелеон» занимает немногим более одной страницы, вызывает смех, но это смех сквозь слезы, ведь читатели видят в поведении героя отзыв своих недостатков.

Или другой рассказ «Жених».

Особенности творчества Чехова этого периода как раз и заключаются в создании таких произведений, рассказывающих о быте разных людей, высмеивающих их пороки, но заставляющие читателей обращаться к миру собственной души, видя недостатки и своего поведения.

В середине 80-х XIX столетия Чехов (уже ставший к тому времени профессиональным врачом) входит в «большую русскую литературу». Его имя становится известным читателям, а его рассказы начинают пользоваться невероятной популярностью.

Творчество Чехова 90-х гг.

Уже став известным русским писателем, чье произведения публиковались в ведущих литературных журналах того времени, Чехов отправляется в путешествие по России. В 1890 году писатель посещает Сибирь и доезжает даже до острова Сахалин, который в те времена был наиболее известным в империи местом каторги и ссылок.

Итогом его поездок становится книга «Остров Сахалин», вышедшая в свет в 1895 году.

Темы творчества Чехова того периода связаны с исследованием человеческой души, глубинных мотивов психики личности. В этот период писатель публикует самые известные свои произведения рассказы «Крыжовник», «Человек в футляре», О любви», «Ионыч», «Дама с собачкой», «Палата № 6».

Писатель много размышляет о судьбе человека, о значении в жизни людей чувства любви. Например, в рассказе «Дама с собачкой» он описывает состояние, в которое погружаются двое людей, случайно встретившихся на курорте. Гуров и Анна Сергеевна не могут справиться с охватившем их любовным чувством. При этом герои глубоко несчастны, не только потому, что внешние обстоятельства не дают им возможности соединить свои судьбы, но еще и потому, что само чувство их любви – глубоко трагично.

Другой рассказ Чехова того периода, вызывавший споры среди современников, называется «Душечка». Он повествует о судьбе женщины, которая всю жизнь жила для других. Когда-то она растворилась в судьбе своего первого мужа, после смерти которого также отдалась всем интересам второго мужа. Когда же умер и второй ее муж, Душечка нашла себе новый объект любви и заботы.

Причем писатель был настолько деликатен, что не давал поведению героини авторских оценок, предоставляя это право читателям. Одни читатели видели в Душечки героиню, которая, забыв себя, была готова возлюбить «ближнего своего», другие – женщину пустую и глупую, не знающую, чем ей заняться и поэтому отдающую себя всем, кто окажется рядом.

Всего в этот период творчества Чехова писателем было написано около 150 произведений, многие из которых вошли в сокровищницу русской литературы.

Драматические произведения

А.П. Чехов вошел в историю русской культуры еще и как талантливый драматург. Его перу принадлежат многочисленные произведения. Это пьесы «Дядя Ваня», «Чайка», «Вишневый сад», «Три сестры» и многие другие. До сих эти произведения находят свое воплощение в репертуаре ведущих театров во всем мире.

Во многом благодаря творчеству Чехова и многие его талантливым современникам, актерам и режиссерам, удалось родить новый жанр особой психолого-ориентированной русской драматургии.

Главное в пьесах Чехова – это обращение к внутреннему миру его героев. Именно перу писателя принадлежит фраза о том, что люди могут пить на сцене чай, а в это же самое время решается их судьба. В его пьесах мало острых ярких конфликтов, драматических коллизий, сцен убийств и откровенных любовных признаний. Все скрыто, обнажено и реалистично. При этом его герои жизненны и человечны. Сам Чехов писал по этому поводу: «Пусть на сцене все будет так же просто и так же вместе с тем сложно, как в жизни».

Раневская – главная героиня пьесы «Вишневый сад» – ищет в жизни счастья, но нигде не находит его, она стремится к добру, но не хочет приложить усилия для какого-нибудь конкретного доброго дела. Три сестры из другой чеховской пьесы также ищут в жизни другой лучшей доли, они мечтают о жизни в Москве, но сами боятся предпринимать какие-либо действия, чтобы осуществить свою мечту. Другой герой писателя из пьесы «Дядя Ваня» создает для себя кумира из своего родственника, а когда понимает всю ложность своей иллюзии, впадает в глубочайшую депрессию.

Последние годы жизни писателя

В сорокалетнем возрасте Чехов незадолго после своей свадьбы с актрисой театра Ольгой Книппер узнает, что болен смертельной для того времени болезнью – чахоткой. Писатель вынужден изменить место своего проживания – он переезжает в Ялту. Здесь творческий путь Чехова завершается созданием последних пьес и последних рассказов. Наиболее яркое произведение той поры – рассказ «Невеста», повествующий о судьбе молодой девушки из провинции, которая вместо того, чтобы выйти замуж за нелюбимого ею человека, уехала из своего маленького городка, чтобы учиться. Этот рассказ также вызывал разные оценки у современников, однако сам Чехов считал его одним из своих любимых произведений.

В 1904 году писатель отправляется в Германию, чтобы поправить свое здоровье. Здесь его и застает смерть. Тело Чехова было перевезено в России, где он и был похоронен на Новодевичьем кладбище. Уже при советской власти в 1933 году кладбище ликвидируется, и могила переносится в другое место.

Писатель оставил своим современникам и потомкам много замечательных произведений, которые никогда не устареют, потому что они описывают человеческую жизнь со всеми ее взлетами, падениями, достоинствами и недостатками.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: