Творческий путь Кнута Гамсуна: сочинение

Творческий путь Кнута Гамсуна

В одной норвежской книге о Гамсуне есть его оригинальный портрет. Там изображена березовая роща. И на каждом стволе, в овалах, которые остались на месте засохших и отмерших ветвей, — лицо Гамсуна. Он — часть этой рощи, часть самой природы. В начале творческого пути художник в статье «О неосознанной духовной жизни» («Fra det ubevidste sjaeleliv», 1890) подал новое понимание человеческой психологии. Он заявил, что ее задачей есть не изображения человеческих типов, а воспроизведение предельно индивидуальных ощущений человека, который родившийся не каким-то социальной прослойкой общества, а массой разрозненных и разнородных впечатлений, которые иногда резко противоречат друг другу.

Гамсун утверждал, что создает человеческий характер, который подчиняется внутренним, иногда — физиологическим, импульсам. В поведении его персонажей важную роль сыграют «жалоба костей ног»; при этом он уточнял — «трубчатых костей ног». Не будем думать, что он действительно так выборочно относился к «поведению» тех или других костей: для Гамсуна важным был не только психическое состояние, а и физиологические ощущения, которые вместе руководят расположением духа и даже мыслями и поступками людей. У него в конце XIX ст. появились настолько непривычные персонажи, настолько непривычные типы психологии, что не учитывать его открытий уже не могла литература следующих лет. О Гамсуне его младший современник с Франции А. Жид, который создал новый тип психологического романа XX ст., в предисловии к переводу на французском языке романа Гамсуна «Голод» писал: «Перед «Голодом» я имеешь право думать, что к сегодняшнему дню ничего не было сказано и что человека нужно открывать». «Голод» подал сложную психологию, часто — психологию несознательного. Скрытые потребности, неоднозначные импульсы, странные решения и поступки, которые не всегда можно объяснить строго логически, стали характерными особенностями гамсуновских персонажей.

Начинал он совсем не сенсационно. Родился будущий писатель на севере Норвегии в семье сельского портного. Он вспоминал о радости и заботах своего детства, когда ему, как и многим его ровесникам, приходилось выпасать скот («По сказочной стране»). Здесь и простые заботы крестьянина, и умение видеть прекрасное, любоваться красотой неба, радоваться примитивнейшими ощущениям. Все это потом появится еще не раз в рассказах и романах Гамсуна. Однако первые попытки в начале художественного творчества успеха ему не принесли. В 1877—1878 гг. он выдал первый сборник стихов и первые рассказы. В стихах ощущалось влияние Г. Ибсена, а рассказы заставляли вспомнить повесть Б. Бернсона «Сюньове Сульбаккен». Учиться Гамсуну пришлось в основном на сапожника. Не получив признание на родине как писатель, Гамсун несколько лет провел в Америке, наведываясь иногда в Норвегию. Он работал водителем конки, рабочим в прериях на фермах, но всегда старался держаться близ тех норвежцев, которые интересовались литературой. Мировоззрение Гамсуна ставало все обширнее. Его интересовали и норвежские, и французские прозаики и поэты. В Америке Гамсун лично познакомился с Марком Твеном и учил у него особенно осторожного отношения к слову, ироническому и сатирическому изображению мира и человека. До конца 80-х гг. Гамсун сформировался как оригинальный писатель с собственной эстетичной программой, которая отобразилась в трех докладах 1891г. — «Норвежская литература» («Norsk Literatur»), «Психологическая литература» («Psykologisk Literatur») и «Модная литература» («Mode Literatur»), где он противопоставил свое видение искусства тем законам, что были произведены в 70—80 гг.

В первом докладе Гамсун подверг переоценке норвежскую литературу предыдущего периода, прежде всего «четырех больших» — Б. Бернсона. А. Хелланна, Г. Ибсена и Ю. Ли — последнего меньшей мерой, так как он, по мнению Гамсуна, создавал совершенные в психологическом понимании характеры. Эта литература, как считал Гамсун, развивалась под сильным влиянием В. Гюго и Э. Золя, которая здесь трактовалась как обращение прежде всего к социальным проблем. «Она по своей сути материалистическая, поскольку изображает общество, — писал он, — она больше интересуется обычаями, чем людьми, общественными вопросами, а не душой», изображает «самое общее в человеке», но этим общим есть «душа, которая для наших авторов есть почти неизвестной страной». Гамсун не противоречит необходимости общественного содержания литературного произведения и образа, но он за то, чтобы индивидуальное, неповторимое в оскорблении, его глубинная психология были поставлены на первое место. Меньше всего такого психологизма Гамсун находит у Г. Ибсена, который изображает «простейшую психологию характеров». Они настолько «непоколебимы» у него, что с ними не может случиться ничего случайного — они лишены нюансов. Особое впечатление оказала на него в это время книга Э. Хартмана «Психология бессознательного» (1871), статьи и произведения шведа А. Стриндберга. Из-за Стриндберга он познакомился с работами философа-мистика Е. Сведенборга. Стринберговское восприятие женского характера также справило заметное влияние на женские персонажи Гамсуна.

Примером психологической литературы Гамсуну служила литература Франции 80— 90-х гг., — в частности литература натурализма, который Гамсун воспринимал в основном в связи с руссоитскими мотивами, с восприятием человека как части природы.

В статье «Психологическая литература» Гамсун изложил свою позицию подробнее: «Автор не является частью общего, которым бы он должен быть, если бы он мог быть объективным, автор — неповторимая индивидуальность, субъект, который смотрит только своими глазами, субъект, который ощущает только собственным сердцем, — и самые великие писатели Земли не были бы великими, если бы создавали объективную поэзию, но они в как раз писали прекрасно, страстно, по-своему. Я хочу создавать своих людей, как я ощущаю их, а не как предусматривает позитивизм; я хочу заставлять моего героя смеяться тогда, когда просвещенные люди думают, что он должен плакать».

В итоге у Гамсуна проявляются две сферы существования человека: городская цивилизация, которая губит ее, и природа — основное условие жизни каждой настоящей личности. Новая концепция личности, отображенная в статьях, была впервые воплощена в романе «Голод» («Suit», 1890), который вышел из печати в Дании, где сразу же привлек особое внимание. Норвежцы отнеслись к роману сначала довольно безразлично, только позднее Гамсун стал национальной гордостью страны.

Сам Гамсун называл «Голод» не романом, а серией анализов. Его определение кажется правильнее, поскольку обычного романного сюжета в произведении нет. Гамсун предлагает нам рассказ человека, который получил какое-то образование писателя-начинателя. Произведение частично автобиографическое. Герой, которого автор не называет, оказался в материальном затруднении: у него нет денег на питание, он не может купить себе новой одежды, ему ничем заплатить за квартиру. Цепь унижений нищего интеллигента — вот внешняя сторона этого произведения. Форма произведения — совсем новый тип психологического исследования предельно индивидуальной личности и ее мгновенных импульсов — становится настоящим содержанием книги.

На первых страницах романа Гамсун детально описывает мелочи, которые, кажется, совсем не имеют значения: чем обклеенная стена возле дверей, что герой видит из окна и т.п. Все эти детали передают состояние героя, разнообразие впечатлений, их мгновенность, хаотичность мыслей человека, который, как постепенно становится понятным, систематически голодает.

Своеобразная завязка романа: герою удалось заложить свой жилет, он поел, но выявил, что вместе с жилетом отдал единственный огрызок карандаша, поэтому ему нечем написать задуманную статью, за которую ему бы заплатили 10 крон; он хочет возвратиться к ростовщику и забрать назад свой карандаш, по дороге встречает девушку, хочет привлечь ее внимание самым неординарным образом и называет ее про себя странным именем Илаяли.

Но автор не только изображает странные действия своего героя, а и заставляет его анализировать свое положение и свои поступки. При этом постоянно обращает внимание читателя на то, что это поступки человека, который постоянно голодает. Действительно, создается впечатление, что автор передает «жалобы костей ног» своего героя.

В «Голоде» объединяются, казалось бы, совсем несоединимые вещи: творческое вдохновение и будничные заботы о том, сколько можно получить за свой очередной шедевр, мечты о встрече с Илаяли и раздумья о том, как от голода начинают выпадать волосы. Гамсун пристально следит за своим героем и отмечает, как изменяется его восприятие мира, как прогрессирует его нервозность под влиянием голода, разрушаются представление о честности. Новый этап связан с тем, что голодный герой лишился приюта, он ночует на улице — в лесу или в парке, если его не прогоняет полицейский. Мучения голода искажают сознание героя, бессмысленные реакции и поступки достигают апогея тогда, когда в полузабытье от голода он кусает собственный палец, чтобы хотя бы что-то ощутить во рту. Вкус крови возвращает ему сознание. Человек, который украл чужие деньги, изгнан с квартиры за неуплату, замученный постоянными унижениями, герой, хотя он уже не мальчуган, нанимается на корабль юнгой и отплывает в Англию.

Роман «Голод» сделал Гамсуна одним из первых писателей не только Норвегии, а и Европы. Гамсун нашел своего героя — это полуинтеллигент, который разрывает с цивилизацией, которая разрушает личность. Созданный автором персонаж, немного изменяясь, будет появляться теперь во всех его произведениях.

Самым сложным из них стал Нагель в «Мистериях» («Mysterier», 1892). Если герою «Голода» можно было бы предъявить обвинение в странности, которая часто вызвана предельным истощением, то Нагель странный по своей природе. Человек добрый, который тонко ощущает, способен на сильную любовь (а способность любить становится обязательным свойством героя Гамсуна, как и у романтиков), он безмерно страдает от обывательской ограниченности интересов, грубости, обмана и сплетен, которые властвуют в маленьком городке, куда его закидывает судьба. Покалеченный лживым обществом, Нагель сам живет, будто двойной жизнью: одна, настоящая, — глубоко скрыта, не совсем понятна ему самому, а вторая, внешняя, постоянно приводит в удивление окружающих людей. Еще более странным он кажется из-за того, что сам иногда распространяет о себе небылицы. Хрестоматийной стала история о том, как Нагель приехал в городок с футляром от скрипки, в котором, за его собственными словами, держит грязное белье. Весь городок испытывает удивление с этой химеры. При этом он неоднократно повторяет, что играть на скрипке не умеет. Но как-то ему в руки попадается чужая скрипка. Он настраивает ее, и все присутствующие очарованы его исполнением. Потом он сам разрушает очарование, утверждая, что фальшивил, играл нечетко и т.п. Автор вводит в роман политические дискуссии, где перепадает К. Марксу и всем социалистам, споры о литературе, в которых Нагель показывает себя приверженцем Г. де Мопассана и А. Мюссе, особенно ценит, как и сам Гамсун, Б. Бернсона, но нападает, снова как автор, на Г. Ибсена, который будто бы «не может отличить дешевого резонерства от настоящей мысли», и на Л. Толстого с его, как он считает, «бесстыдной философской болтовней». Некоторые литературоведы утверждают, что Нагель воплотил в себе черты любимого Гамсуном шведского писателя А. Стриндберга.

Суждение Нагеля о литературе и писателях сам Гамсун повторит еще не раз и, особенно — в очерках «В сказочной стране». Лишь любовь к юной Дагни могла бы осчастливить Нагеля, но, помолвленная с другим, девушка колеблется, и любовь героя служит причиной новых страданий, которые, как всегда у него, проявляются поразительно фантастично. Из города, где все для него чужие, он рвется в лес, к морю, но ощущение абсурдности жизни усиливается, доводя Нагеля до самоубийства. Это лишний в мире человек, поскольку его душевная организация тоньше и более сложнее, чем в других.

Следующее сочинение из данной рубрики: Жизненный путь Суворова

Кнут Гамсун: писатель, подаривший свою Нобелевскую премию нацистам

Кнут Гамсун считается непревзойденным психологом и стилистом, повлиявшим на целую плеяду крупнейших авторов ХХ века: Франца Кафку, Германа Гессе, Эрнеста Хемингуэя и других. При этом он вошел в историю как сторонник нацистов, что до сих пор бросает тень на его книги.

В 1920 году Гамсун стал лауреатом Нобелевской премии за роман «Плоды земли». Однако 20 с лишним лет спустя писатель подарил свою Нобелевскую медаль и денежную премию Йозефу Геббельсу в знак уважения. Он начал открыто поддерживать идею оккупации родной Норвегии и лично встретился с Гитлером, которому посоветовал заменить немецкого рейхскомиссара в Норвегии местным уроженцем.

Встреча оказалась провальной: Гитлер был шокирован тем, что писатель позволил себе вмешиваться в его решения, а сам Гамсун был доведен до слез. Это, впрочем, не помешало ему отреагировать на самоубийство Гитлера восторженным некрологом — и именно этот текст, где нацистский лидер описывается как борец за справедливость и великий реформатор, стал последним ударом по репутации Гамсуна.

Кнут Гамсун по прибытии в Норвегию 28 июня 1943 года после визита в Германию / Фотограф Оге Кихле, NTB Scanpix aftenposten.no

Что еще было в жизни Гамсуна, урожденного Кнута Педерсена? В первую очередь бедность — он родился в многодетной семье, толком не получил никакого образования и самостоятельно выучился грамоте. Гамсун долгое время нищенствовал, перебиваясь однократными заказами редакций. В поисках лучшей жизни молодой человек дважды уезжал в США и дважды возвращался домой. Именно эти впечатления и легли в основу полуавтобиографического романа «Голод», прославившего автора, которому не было еще и 30. Восторгавшийся его текстами Максим Горький посвятил Гамсуну целое эссе:

«На земле живут миллионы героев-муравьев, невинно осужденных на смерть, они строят каменные кучи городов, выдумывают и создают мудрые, прекрасные вещи, всячески пытаясь украсить свою трудную жизнь, создают сами для себя мучительные, невыносимые условия социального бытия. Об этом, об этой неразумной и страшной жизни и рассказывает Гамсун своему собеседнику…»

«Голод» остается одним из самых впечатляющих изображений человеческого несчастья. Рассказчик, пожалуй, будет духовно близок многим современным молодым людям — это нищий неудачливый писатель, безнадежно пытающийся куда-нибудь пристроить свои статьи.

«На улицах уже поднялся шум, он манит меня выйти из дому; пустая комната, где половицы стонали от каждого моего шага, походила на трухлявый, отвратительный гроб; здесь не было ни порядочного замка на двери, ни печки; по ночам я обыкновенно клал носки под себя, чтобы они хоть немного высохли к утру».

Поначалу рассказчик старается не унывать, думать о хорошем каждый день и не расстраиваться после каждого отказа — вполне в духе современной селф-хелп-литературы. Гамсун как будто следит за своим героем со скрытой камерой, фиксируя его бесцельные скитания в поисках вдохновения, денег и еды. Вот он преследует незнакомую женщину, выдумывая ей имя, а вот он закладывает собственный жилет, чтобы дать несколько монет бездомному. Писать в полуголодном состоянии у него не получается, купить еды — тоже, поэтому остается только фантазировать о случайных прохожих и страдать от нескончаемого творческого кризиса. Время от времени герою все же удается опубликовать какой-то текст, но заработка его хватает совсем ненадолго.

В результате герой все глубже и глубже скатывается в натуралистически описываемое безумие: на каком-то этапе он готов отрезать и съесть собственный палец. Прокормиться ему мешают в основном собственные нравственные принципы — он то разрабатывает дикие планы отъема денег у прохожих, то стесняется попросить их у людей, которые с большой вероятностью помогли бы, узнав об его положении.

«Перст Божий коснулся нервов моих и потихоньку, едва заметно, тронул их нити. А потом Господь вынул перст свой, и вот на нем обрывки нитей и комочки моих нервов. И осталась зияющая дыра от перста его, перста Божия, и рана в моем мозгу. Но, коснувшись меня перстом десницы своей, Господь покинул меня и не трогал более, и не было мне никакого зла. Он отпустил меня с миром, отпустил с открытой раной».

Когда публикация «Голода» сделала Гамсуна знаменитостью, он тут же начал отыгрываться на признанных литературных авторитетах — прежде всего на уже пожилом Генрике Ибсене, которого Гамсун публично раскритиковал на своей лекции в присутствии других скандинавских культурных деятелей. По словам биографов, молодой автор пытался таким образом заслужить себе скандальную славу, но Ибсен мудро промолчал — свои соображения на тему конфликта стареющих и молодых творцов он позже выразил в пьесе «Строитель Сольнес».

Спустя два года Гамсун написал «Мистерии», историю загадочного молодого человека в конфликте с мещанским обществом. Юхан Нагель — эксцентричный художник, любитель необъяснимых и оригинальных поступков. Прибыв в маленький незнакомый городок, герой быстро начинает раздражать местное население: редко соблюдает приличия, ввязывается в стычки и громко делится крамольными мыслями:

«По моему мнению, сударыня, самый великий не тот, кто вызывает наибольшее общественное брожение, хотя теперь, как и в прежние времена, такой человек голосит громче всех. Но внутреннее чувство подсказывает мне: самый великий тот, кто придает нашему существованию наибольший смысл, кто оставляет наиболее ощутимый след. Все дело в масштабах. Если хотите, великий террорист — величайший из людей, так сказать, рычаг, могущий перевернуть миры…»

Некоторые литературоведы и здесь склонны усматривать параллели между автором и героем: во всяком случае, эпатажность Нагеля действительно напоминает любовь самого Гамсуна к провокациям. Привлекает внимание в тексте, кстати, не только противоречивость его героя, но и форма: повествование ведется то от третьего лица, то от лица самого Нагеля, в чьих сбивчивых монологах, смешивающих реальность с фантазиями, предвосхищен излюбленный модернистами прием потока сознания.

Но наиболее полно образ одиночки, противостоящего обществу, был развит еще через два года в небольшом романе «Пан». Главный герой, лейтенант Томас Глан живет в лесной глуши вместе со своим псом Эзопом и совершенно не стремится контактировать с внешним миром. Все меняет внезапная встреча с дочерью местного торговца Мака, юной Эдвардой. Между молодыми людьми быстро вспыхивает роман (разбавленный, впрочем, бесконечными связями с девушками, проходящими через лес мимо Глана), но так же быстро превращается во взаимные подозрения, обвинения и череду провокаций. Параллельно Глан заводит отношения с кроткой замужней Евой, совсем непохожей на взбалмошную Эдварду.

Говоря современным языком, Глан токсичный, эмоционально незрелый 30-летний мужчина. Вместе с тем поражает тонкость и точность, с которой Гамсун отмечает типичные черты такого поведения: сначала разговоры о том, что Глан якобы недостоин своей любимой и хуже ее, потом беспричинная ревность, когда два-три дня без встреч уже дают повод в чем-то обвинять Эдварду, затем публичные сцены, измены и даже селф-харм — приревновав девушку особенно сильно, Глан стреляет себе в ногу из ружья.

«Если б она была со мной, я бы стал хорошим человеком, думаю я. Я вхожу в лес и додумываю свои думы; если б она была со мной, как бы я служил ей, как угождал; и если б она оказалась нехороша ко мне, неблагодарна, требовала бы невозможного, я бы все, все делал для нее и не нарадовался бы, что она моя…»

Долгое время критики принимали прозу Гамсуна прохладно, но зато ее обожали простые читатели. Первым его настоящим бестселлером стала «Виктория» (1898), достаточно традиционная в сравнении с более ранними книгами история любви с трагическим концом. Сын бедного мельника Юханнес делает успешную литературную карьеру, а дочь богача Виктория вынуждена выйти замуж по расчету за равного себе. Роман состоит из эпизодов, описывающих встречи Юханнеса и Виктории на протяжении многих лет: от знакомства в детском возрасте до последнего прощания. Сейчас считается, что именно «Виктория» стала последним великим произведением Гамсуна — несмотря на то что в тексте нет формальных экспериментов или эпатажных героев, он получился поэтичным и искренним.

«О, любовь — это летняя ночь со звездами и ароматом земли. Но почему же она побуждает юношу искать уединенных тропок и лишает покоя старика в его одинокой каморке? Ах, любовь, ты превращаешь человеческое сердце в цветущий сад и грязную свалку, в роскошный и бесстыдный сад, где свалены таинственные и непотребные отбросы».

Биографы Гамсуна склоняются к тому, что известность вместе с финансовым успехом разрушительно повлияли на его личность. С годами у писателя проявляется все более сильное увлечение немецкой культурой — в Германии книги Гамсуна были очень популярны — и вместе с тем ненависть к Великобритании, где к его текстам были равнодушны. В конце жизни Гамсун, оказавший огромное влияние на литературный модернизм, начинает отрицать его и проповедовать консервативные взгляды. Его нобелевский роман «Плоды земли» как раз об уходе от цивилизации и возвращении к патриархальным ценностям, недаром шведские академики охарактеризовали его как «дидактический».

Кнут Гамсун с семьей, Ларвик, 1917 г. / Nasjonalbiblioteket, National Library of Norway

Кнут Гамсун умер в 92 года, ненавидимый многими соотечественниками. За свои взгляды он был осужден и оштрафован — на суде писатель заявлял в свое оправдание, что поддержал немецкую оккупацию в страхе перед оккупацией британской. Характеризовать Гамсуна как романиста-нациста (как его описывает, например, The Guardian) не вполне справедливо — его большая литературная карьера к моменту начала Второй мировой войны была завершена, все свои главные произведения Гамсун написал за десятилетия до увлечения идеалами национал-социализма. Сторонники разделения искусства и творца до сих пор указывают на то, что писатель был уже крайне преклонного возраста и мог не вполне отдавать себе отчет в том, что делает. Проведенная по требованию суда психиатрическая экспертиза также признала Гамсуна нездоровым. Некоторые современные исследователи предполагают, что некролог Гитлера для Гамсуна был всего лишь продолжением череды эпатажных и провокационных поступков.

В литературных кругах до сих пор нет единого мнения о том, стоит ли продолжать читать романы автора, горячо поддержавшего нацистов. В 2005 году обозреватель The New Yorker Джеффри Франк предположил, что грядет своего рода «гамсуновский ренессанс», поскольку в то время его ранние книги активно переводили и переиздавали. Но уже в 2009 году, когда норвежские власти решили отметить 150-летний юбилей писателя, публика отреагировала крайне неоднозначно. Кто-то согласился с необходимостью примириться с прошлым Гамсуна, сосредоточившись на его заслугах перед литературой, а кто-то категорически отказался забывать его проступки. И все же с тех пор в Осло функционирует большой музей, посвященный жизни и творчеству писателя, а его книги были впервые изданы в виде 27-томного собрания сочинений.

Норвежская литература. Особенности творческого пути Кнута Гамсуна. Идейно-художественный анализ “Бенони и Роза”, “Голод”, “Мистерии”.

Начинал он совсем не сенсационно. Родился будущий писатель на севере Норвегии в семье сельского портного. Он вспоминал о радости и заботах своего детства, когда ему, как и многим его ровесникам, приходилось выпасать скот («По сказочной стране»). Все это потом появится еще не раз в рассказах и романах Гамсуна. Однако первые попытки в начале художественного творчества успеха ему не принесли. В 1877—1878 гг. он выдал первый сборник стихов и первые рассказы.

Учиться Гамсуну пришлось в основном на сапожника. Не получив признание на родине как писатель, Гамсун несколько лет провел в Америке, наведываясь иногда в Норвегию. Он работал водителем конки, рабочим в прериях на фермах, но всегда старался держаться близ тех норвежцев, которые интересовались литературой. Мировоззрение Гамсуна ставало все обширнее. Его интересовали и норвежские, и французские прозаики и поэты. В Америке Гамсун лично познакомился с Марком Твеном и учил у него особенно осторожного отношения к слову, ироническому и сатирическому изображению мира и человека. До конца 80-х гг. Гамсун сформировался как оригинальный писатель с собственной эстетичной программой, которая отобразилась в трех докладах 1891г. — «Норвежская литература», «Психологическая литература» и «Модная литература», где он противопоставил свое видение искусства тем законам, что были произведены в 70—80 гг.

В первом докладе Гамсун подверг переоценке норвежскую литературу предыдущего периода, прежде всего «четырех больших» — Б. Бернсона. А. Хелланна, Г. Ибсена и Ю. Ли — последнего меньшей мерой, так как он, по мнению Гамсуна, создавал совершенные в психологическом понимании характеры. Эта литература, как считал Гамсун, развивалась под сильным влиянием В. Гюго и Э. Золя, которая здесь трактовалась как обращение прежде всего к социальным проблем. Гамсун не противоречит необходимости общественного содержания литературного произведения и образа, но он за то, чтобы индивидуальное, неповторимое в оскорблении, его глубинная психология были поставлены на первое место. Меньше всего такого психологизма Гамсун находит у Г. Ибсена, который изображает «простейшую психологию характеров».

В статье «Психологическая литература» Гамсун изложил свою позицию подробнее: «Я хочу создавать своих людей, как я ощущаю их, а не как предусматривает позитивизм; я хочу заставлять моего героя смеяться тогда, когда просвещенные люди думают, что он должен плакать».

В начале творческого пути художник в статье «О неосознанной духовной жизни» (1890) подал новое понимание человеческой психологии. Он заявил, что ее задачей есть не изображения человеческих типов, а воспроизведение предельно индивидуальных ощущений человека. Гамсун утверждал, что создает человеческий характер, который подчиняется внутренним, иногда — физиологическим, импульсам. В поведении его персонажей важную роль сыграют «жалоба костей ног»; при этом он уточнял — «трубчатых костей ног». Для Гамсуна важным был не только психическое состояние, а и физиологические ощущения, которые вместе руководят расположением духа и даже мыслями и поступками людей. У него в конце XIX ст. появились настолько непривычные персонажи, настолько непривычные типы психологии, что не учитывать его открытий уже не могла литература следующих лет.

Собственную концепцию субъективной прозы Г. сформулировал в эссе, озаглавленном «Из подсознательной жизни души» и появившемся в том же году, что и «Голод». Отказываясь от условностей объективной прозы, писатель предлагает изучать «тайные движения души, происходящие в самых отдаленных глубинах подсознания, анализировать неисчислимый хаос впечатлений, через увеличительное стекло рассматривать изысканную жизнь воображения, поток мыслей и чувств»

В итоге у Гамсуна проявляются две сферы существования человека: городская цивилизация, которая губит ее, и природа — основное условие жизни каждой настоящей личности. Новая концепция личности, отображенная в статьях, была впервые воплощена в романе «Голод» (1890), который вышел из печати в Дании, где сразу же привлек особое внимание.

«Голод» немедленно произвел сенсацию и создал Г. репутацию серьезного писателя. В этой повести Г. порывает с традицией обличительного реализма, который тогда преобладал в скандинавской прозе, и отказывается от господствовавшей в то время идеи, согласно которой задачей литературы является улучшение условий человеческого существования. Повесть, по существу, не имеет сюжета и рассказывает о молодом человеке из провинции, который живет в Осло и мечтает стать писателем. Совершенно уверенный в собственной гениальности, он предпочитает страдать от нищеты, чем отказаться от амбиций «Это герой Достоевского, – писал американский критик Альрик Густафсон – Больной душой и телом, испытывающий муки голода, он превращает свою внутреннюю жизнь в сплошную галлюцинацию». Страдает главный герой «Голода» не только от отсутствия пищи, но и от отсутствия социальных контактов, от сексуальной неудовлетворенности, невозможности выразить себя. Своей отчужденностью этот герой предвосхищает антигероя литературы XX в.

Сам Гамсун называл «Голод» не романом, а серией анализов. Его определение кажется правильнее, поскольку обычного романного сюжета в произведении нет. Гамсун предлагает нам рассказ человека, который получил какое-то образование писателя-начинателя. Произведение частично автобиографическое. Герой, которого автор не называет, оказался в материальном затруднении: у него нет денег на питание, он не может купить себе новой одежды, ему ничем заплатить за квартиру. Цепь унижений нищего интеллигента — вот внешняя сторона этого произведения. Форма произведения — совсем новый тип психологического исследования предельно индивидуальной личности и ее мгновенных импульсов — становится настоящим содержанием книги.

На первых страницах романа Гамсун детально описывает мелочи, которые, кажется, совсем не имеют значения: чем обклеенная стена возле дверей, что герой видит из окна и т.п. Все эти детали передают состояние героя, разнообразие впечатлений, их мгновенность, хаотичность мыслей человека, который, как постепенно становится понятным, систематически голодает.

Своеобразная завязка романа: герою удалось заложить свой жилет, он поел, но выявил, что вместе с жилетом отдал единственный огрызок карандаша, поэтому ему нечем написать задуманную статью, за которую ему бы заплатили 10 крон; он хочет возвратиться к ростовщику и забрать назад свой карандаш, по дороге встречает девушку, хочет привлечь ее внимание самым неординарным образом и называет ее про себя странным именем Илаяли.

Но автор не только изображает странные действия своего героя, а и заставляет его анализировать свое положение и свои поступки. При этом постоянно обращает внимание читателя на то, что это поступки человека, который постоянно голодает. Действительно, создается впечатление, что автор передает «жалобы костей ног» своего героя.

В «Голоде» объединяются, казалось бы, совсем несоединимые вещи: творческое вдохновение и будничные заботы о том, сколько можно получить за свой очередной шедевр, мечты о встрече с Илаяли и раздумья о том, как от голода начинают выпадать волосы. Гамсун пристально следит за своим героем и отмечает, как изменяется его восприятие мира, как прогрессирует его нервозность под влиянием голода, разрушаются представление о честности. Новый этап связан с тем, что голодный герой лишился приюта, он ночует на улице — в лесу или в парке, если его не прогоняет полицейский. Мучения голода искажают сознание героя, бессмысленные реакции и поступки достигают апогея тогда, когда в полузабытье от голода он кусает собственный палец, чтобы хотя бы что-то ощутить во рту. Вкус крови возвращает ему сознание. Человек, который украл чужие деньги, изгнан с квартиры за неуплату, замученный постоянными унижениями, герой, хотя он уже не мальчуган, нанимается на корабль юнгой и отплывает в Англию.

Роман «Голод» сделал Гамсуна одним из первых писателей не только Норвегии, а и Европы. Гамсун нашел своего героя — это полуинтеллигент, который разрывает с цивилизацией, которая разрушает личность. Созданный автором персонаж, немного изменяясь, будет появляться теперь во всех его произведениях.

Самым сложным из них стал Нагель в «Мистериях» (1892).

Небольшой норвежский приморский городок, название которого остаётся неизвестным, растревожен появлением эксцентричного чужака, поселившегося на неопределённый срок в местной гостинице и представившегося как Юхан Нильсен Нагель. Его багаж, включающий футляр от скрипки, его жёлтый костюм и он сам, становятся предметом живейшего интереса местных жителей. Нагель не сообщает о себе точной информации, распускает о себе слухи. Заинтригованное общество, скучающее в своей глуши, пристально следит за ним и пытается завлечь в свои ряды. Нагель, со своей стороны, интересуется ими. Объектами его основного интереса являются местная красавица фрекен Хьеллан, в день объявления помолвки которой Нагель прибыл в город, местный юродивый Минутка, и несчастная женщина Марта Гудэ́. Нагель влюбляется в Дагни Хьеллан и преследует её. В первый же день своего пребывания в городке он узнаёт о местном священнике Карлсене, влюблённом в неё и якобы покончившем жизнь самоубийством, зарезавшись в лесу. Отношение Дагни к Нагелю постепенно меняется, но она не может и не хочет разорвать свою помолвку. Отношение Нагеля к Минутке, тайно влюблённом в Дагни, сначала выглядевшее как сострадание, становится всё более сложным. Видения и предчувствия Нагеля заставляют подозревать в нём загадочную и тёмную личность, убийцу Карлсена и виновника несчастий фрекен Гудэ. Отношение к последней Нагеля, также сначала выглядящее как сострадание и желание помочь материально, претерпевает развитие. Когда Дагни окончательно отказывает ему, Нагель начинает просить Марту выйти за него, та соглашается, однако Дагни убеждает её покинуть город. Все эти события происходят на фоне малоинтересной провинциальной светской жизни.

Непрерывно развиваясь, переживания и рефлексии Нагеля вызывают в нём душевную и физическую болезнь. В конце концов, он кончает жизнь самоубийством, бросившись в море. В последней сцене романа, через год после смерти Нагеля, идущие по лесу как две лучшие подруги Марта и Дагни вспоминают Нагеля и обсуждают, как он был прав относительно Минутки.

Если герою «Голода» можно было бы предъявить обвинение в странности, которая часто вызвана предельным истощением, то Нагель странный по своей природе. Человек добрый, который тонко ощущает, способен на сильную любовь (а способность любить становится обязательным свойством героя Гамсуна, как и у романтиков), он безмерно страдает от обывательской ограниченности интересов, грубости, обмана и сплетен, которые властвуют в маленьком городке, куда его закидывает судьба. Покалеченный лживым обществом, Нагель сам живет, будто двойной жизнью: одна, настоящая, — глубоко скрыта, не совсем понятна ему самому, а вторая, внешняя, постоянно приводит в удивление окружающих людей. Еще более странным он кажется из-за того, что сам иногда распространяет о себе небылицы. Хрестоматийной стала история о том, как Нагель приехал в городок с футляром от скрипки, в котором, за его собственными словами, держит грязное белье. При этом он неоднократно повторяет, что играть на скрипке не умеет. Но как-то ему в руки попадается чужая скрипка. Он настраивает ее, и все присутствующие очарованы его исполнением. Потом он сам разрушает очарование, утверждая, что фальшивил, играл нечетко и т.п. Автор вводит в роман политические дискуссии, где перепадает К. Марксу и всем социалистам, споры о литературе, в которых Нагель показывает себя приверженцем Г. де Мопассана и А. Мюссе, особенно ценит, как и сам Гамсун, Б. Бернсона, но нападает, снова как автор, на Г. Ибсена, который будто бы «не может отличить дешевого резонерства от настоящей мысли», и на Л. Толстого с его, как он считает, «бесстыдной философской болтовней». Некоторые литературоведы утверждают, что Нагель воплотил в себе черты любимого Гамсуном шведского писателя А. Стриндберга.

Суждение Нагеля о литературе и писателях сам Гамсун повторит еще не раз и, особенно — в очерках «В сказочной стране». Лишь любовь к юной Дагни могла бы осчастливить Нагеля, но, помолвленная с другим, девушка колеблется, и любовь героя служит причиной новых страданий, которые, как всегда у него, проявляются поразительно фантастично. Из города, где все для него чужие, он рвется в лес, к морю, но ощущение абсурдности жизни усиливается, доводя Нагеля до самоубийства. Это лишний в мире человек, поскольку его душевная организация тоньше и сложнее, чем в других.

«Бенони» и «Роза» (1908).

Романы «Бенони» и «Роза» считаются критиками довольно сухими и не самыми удачными из произведений Гамсуна как раз потому, что все свое внимание в это время он уделял личным делам и прежде всего жене Марии. Тем не менее в романах нашло свое отражение сформировавшееся как раз к этому моменту твердое убеждение в необходимости для современного человека вернуться к патриархальным формам жизненных отношений.

Гамсун в дилогии вновь встречается с персонажами своих ранних произведений, с торговцем Фердинандом Маком, уже знакомым читателям по роману «Пан». Он – типичный представитель старых добрых времен, когда в поселках и городках Норвегии крупные торговцы, матадоры, царили безгранично и обладали властью даже большей, чем представители государства. Гамсун с мягкой иронией, но и с уважением изображает этого умного и циничного человека, но чувствует, что время его уже проходит.

Главный герой первой части дилогии – Бенони Хартвигсен, удачливый и добродушный рыбак, простой человек из народа, не обладающий никакими особыми достоинствами. Ему просто посчастливилось загнать в свой невод огромный косяк сельди, с чего и началось его возвышение. Его успех – дело случая, а в сущности он совершенно бессилен перед Маком, распоряжающимся всем в рыбачьем поселке Сирилунн. Он не опасен для Мака, но без денег Бенони тот уже не может вести дела, и они становятся компаньонами. Бенони не является представителем нового времени, а полностью принимает принципы и устои патриархальной жизни. У него хватает смекалки на то, чтобы Мак его не разорил, но он не настоящий делец. И для него важны внешние признаки богатства – такие, как дом с верандой с цветными стеклами и красивой мебелью.

Жизнь в этом романе Гамсуна словно бы застыла на нарисованной им картине идеальных, как ему кажется, старых времен, но именно в этом и заключен смысл «Бенони»: ведь такая народная жизнь и есть альтернатива бессмысленному существованию его прежних героев.

В «Розе» писатель продолжает развивать историю жизни героев: Бенони женится на Розе, пасторской дочке, однако основное достоинство книги – в веселых картинах местных нравов маленького городка.

Появляется в дилогии и еще один хорошо знакомый нам персонаж – Эдварда, возлюбленная Глана, ныне ставшая баронессой и после смерти мужа вернувшаяся в Сирилунн к отцу вместе с детьми. Автор не испытывает к ней никаких теплых чувств – она сбилась с пути, потеряв самое главное, что было в ее жизни, – любовь Глана, и теперь влачит жалкое существование, поскольку душа ее умерла.

Гамсун писал, что изображение «одних и тех же героев в разное время и при разных обстоятельствах» доставляло ему громадное удовольствие. Так, в «Розе» возникает Мункен Вендт, который впервые упоминается в «Виктории», а затем становится главным героем одноименной стихотворной драмы. Однако писатель допустил вначале досадную ошибку, указав временем действия в романе 1858 год: в этом году любовнику Эдварды Мункену Вендту исполнилось бы сто лет. Поэтому впоследствии в дилогию было внесено исправление – поставлена неопределенная дата «18. ».

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Норвежская литература. Особенности творческого пути Кнута Гамсуна. Идейно-художественный анализ “Бенони и Роза”, “Голод”, “Мистерии”.

Норвежская литература. Особенности творческого пути Кнута Гамсуна. Идейно-художественный анализ “Бенони и Роза”, “Голод”, “Мистерии”.

Норвежская литература. Особенности творческого пути Кнута Гамсуна. Идейно-художественный анализ “Бенони и Роза”, “Голод”, “Мистерии”.

Кнут Гамсун: писатель, подаривший свою Нобелевскую премию нацистам

Как вдохновить Кафку и Хемингуэя, полюбить Гитлера и оказаться на скамье подсудимых.

Кнут Гамсун считается непревзойденным психологом и стилистом, повлиявшим на целую плеяду крупнейших авторов ХХ века: Франца Кафку, Германа Гессе, Эрнеста Хемингуэя и других. При этом он вошел в историю как сторонник нацистов, что до сих пор бросает тень на его книги.

В 1920 году Гамсун стал лауреатом Нобелевской премии за роман «Плоды земли». Однако 20 с лишним лет спустя писатель подарил свою Нобелевскую медаль и денежную премию Йозефу Геббельсу в знак уважения. Он начал открыто поддерживать идею оккупации родной Норвегии и лично встретился с Гитлером, которому посоветовал заменить немецкого рейхскомиссара в Норвегии местным уроженцем.

Встреча оказалась провальной: Гитлер был шокирован тем, что писатель позволил себе вмешиваться в его решения, а сам Гамсун был доведен до слез. Это, впрочем, не помешало ему отреагировать на самоубийство Гитлера восторженным некрологом — и именно этот текст, где нацистский лидер описывается как борец за справедливость и великий реформатор, стал последним ударом по репутации Гамсуна.


Кнут Гамсун по прибытии в Норвегию 28 июня 1943 года после визита в Германию / Фотограф Оге Кихле, NTB Scanpix aftenposten.no

Что еще было в жизни Гамсуна, урожденного Кнута Педерсена? В первую очередь бедность — он родился в многодетной семье, толком не получил никакого образования и самостоятельно выучился грамоте. Гамсун долгое время нищенствовал, перебиваясь однократными заказами редакций. В поисках лучшей жизни молодой человек дважды уезжал в США и дважды возвращался домой. Именно эти впечатления и легли в основу полуавтобиографического романа «Голод», прославившего автора, которому не было еще и 30. Восторгавшийся его текстами Максим Горький посвятил Гамсуну целое эссе:

«На земле живут миллионы героев-муравьев, невинно осужденных на смерть, они строят каменные кучи городов, выдумывают и создают мудрые, прекрасные вещи, всячески пытаясь украсить свою трудную жизнь, создают сами для себя мучительные, невыносимые условия социального бытия. Об этом, об этой неразумной и страшной жизни и рассказывает Гамсун своему собеседнику…»


Кнут Гамсун в молодости / digitaltmuseum.no

«Голод» остается одним из самых впечатляющих изображений человеческого несчастья. Рассказчик, пожалуй, будет духовно близок многим современным молодым людям — это нищий неудачливый писатель, безнадежно пытающийся куда-нибудь пристроить свои статьи.

«На улицах уже поднялся шум, он манит меня выйти из дому; пустая комната, где половицы стонали от каждого моего шага, походила на трухлявый, отвратительный гроб; здесь не было ни порядочного замка на двери, ни печки; по ночам я обыкновенно клал носки под себя, чтобы они хоть немного высохли к утру».

Поначалу рассказчик старается не унывать, думать о хорошем каждый день и не расстраиваться после каждого отказа — вполне в духе современной селф-хелп-литературы. Гамсун как будто следит за своим героем со скрытой камерой, фиксируя его бесцельные скитания в поисках вдохновения, денег и еды. Вот он преследует незнакомую женщину, выдумывая ей имя, а вот он закладывает собственный жилет, чтобы дать несколько монет бездомному. Писать в полуголодном состоянии у него не получается, купить еды — тоже, поэтому остается только фантазировать о случайных прохожих и страдать от нескончаемого творческого кризиса. Время от времени герою все же удается опубликовать какой-то текст, но заработка его хватает совсем ненадолго.

В результате герой все глубже и глубже скатывается в натуралистически описываемое безумие: на каком-то этапе он готов отрезать и съесть собственный палец. Прокормиться ему мешают в основном собственные нравственные принципы — он то разрабатывает дикие планы отъема денег у прохожих, то стесняется попросить их у людей, которые с большой вероятностью помогли бы, узнав об его положении.

«Перст Божий коснулся нервов моих и потихоньку, едва заметно, тронул их нити. А потом Господь вынул перст свой, и вот на нем обрывки нитей и комочки моих нервов. И осталась зияющая дыра от перста его, перста Божия, и рана в моем мозгу. Но, коснувшись меня перстом десницы своей, Господь покинул меня и не трогал более, и не было мне никакого зла. Он отпустил меня с миром, отпустил с открытой раной».

Когда публикация «Голода» сделала Гамсуна знаменитостью, он тут же начал отыгрываться на признанных литературных авторитетах — прежде всего на уже пожилом Генрике Ибсене, которого Гамсун публично раскритиковал на своей лекции в присутствии других скандинавских культурных деятелей. По словам биографов, молодой автор пытался таким образом заслужить себе скандальную славу, но Ибсен мудро промолчал — свои соображения на тему конфликта стареющих и молодых творцов он позже выразил в пьесе «Строитель Сольнес».

Спустя два года Гамсун написал «Мистерии», историю загадочного молодого человека в конфликте с мещанским обществом. Юхан Нагель — эксцентричный художник, любитель необъяснимых и оригинальных поступков. Прибыв в маленький незнакомый городок, герой быстро начинает раздражать местное население: редко соблюдает приличия, ввязывается в стычки и громко делится крамольными мыслями:

«По моему мнению, сударыня, самый великий не тот, кто вызывает наибольшее общественное брожение, хотя теперь, как и в прежние времена, такой человек голосит громче всех. Но внутреннее чувство подсказывает мне: самый великий тот, кто придает нашему существованию наибольший смысл, кто оставляет наиболее ощутимый след. Все дело в масштабах. Если хотите, великий террорист — величайший из людей, так сказать, рычаг, могущий перевернуть миры…»

Некоторые литературоведы и здесь склонны усматривать параллели между автором и героем: во всяком случае, эпатажность Нагеля действительно напоминает любовь самого Гамсуна к провокациям. Привлекает внимание в тексте, кстати, не только противоречивость его героя, но и форма: повествование ведется то от третьего лица, то от лица самого Нагеля, в чьих сбивчивых монологах, смешивающих реальность с фантазиями, предвосхищен излюбленный модернистами прием потока сознания.

Но наиболее полно образ одиночки, противостоящего обществу, был развит еще через два года в небольшом романе «Пан». Главный герой, лейтенант Томас Глан живет в лесной глуши вместе со своим псом Эзопом и совершенно не стремится контактировать с внешним миром. Все меняет внезапная встреча с дочерью местного торговца Мака, юной Эдвардой. Между молодыми людьми быстро вспыхивает роман (разбавленный, впрочем, бесконечными связями с девушками, проходящими через лес мимо Глана), но так же быстро превращается во взаимные подозрения, обвинения и череду провокаций. Параллельно Глан заводит отношения с кроткой замужней Евой, совсем непохожей на взбалмошную Эдварду.

Говоря современным языком, Глан токсичный, эмоционально незрелый 30-летний мужчина. Вместе с тем поражает тонкость и точность, с которой Гамсун отмечает типичные черты такого поведения: сначала разговоры о том, что Глан якобы недостоин своей любимой и хуже ее, потом беспричинная ревность, когда два-три дня без встреч уже дают повод в чем-то обвинять Эдварду, затем публичные сцены, измены и даже селф-харм — приревновав девушку особенно сильно, Глан стреляет себе в ногу из ружья.

«Если б она была со мной, я бы стал хорошим человеком, думаю я. Я вхожу в лес и додумываю свои думы; если б она была со мной, как бы я служил ей, как угождал; и если б она оказалась нехороша ко мне, неблагодарна, требовала бы невозможного, я бы все, все делал для нее и не нарадовался бы, что она моя…»

Долгое время критики принимали прозу Гамсуна прохладно, но зато ее обожали простые читатели. Первым его настоящим бестселлером стала «Виктория» (1898), достаточно традиционная в сравнении с более ранними книгами история любви с трагическим концом. Сын бедного мельника Юханнес делает успешную литературную карьеру, а дочь богача Виктория вынуждена выйти замуж по расчету за равного себе. Роман состоит из эпизодов, описывающих встречи Юханнеса и Виктории на протяжении многих лет: от знакомства в детском возрасте до последнего прощания. Сейчас считается, что именно «Виктория» стала последним великим произведением Гамсуна — несмотря на то что в тексте нет формальных экспериментов или эпатажных героев, он получился поэтичным и искренним.

«О, любовь — это летняя ночь со звездами и ароматом земли. Но почему же она побуждает юношу искать уединенных тропок и лишает покоя старика в его одинокой каморке? Ах, любовь, ты превращаешь человеческое сердце в цветущий сад и грязную свалку, в роскошный и бесстыдный сад, где свалены таинственные и непотребные отбросы».

Биографы Гамсуна склоняются к тому, что известность вместе с финансовым успехом разрушительно повлияли на его личность. С годами у писателя проявляется все более сильное увлечение немецкой культурой — в Германии книги Гамсуна были очень популярны — и вместе с тем ненависть к Великобритании, где к его текстам были равнодушны. В конце жизни Гамсун, оказавший огромное влияние на литературный модернизм, начинает отрицать его и проповедовать консервативные взгляды. Его нобелевский роман «Плоды земли» как раз об уходе от цивилизации и возвращении к патриархальным ценностям, недаром шведские академики охарактеризовали его как «дидактический».


Кнут Гамсун с семьей, Ларвик, 1917 г. / Nasjonalbiblioteket, National Library of Norway

Кнут Гамсун умер в 92 года, ненавидимый многими соотечественниками. За свои взгляды он был осужден и оштрафован — на суде писатель заявлял в свое оправдание, что поддержал немецкую оккупацию в страхе перед оккупацией британской. Характеризовать Гамсуна как романиста-нациста (как его описывает, например, The Guardian) не вполне справедливо — его большая литературная карьера к моменту начала Второй мировой войны была завершена, все свои главные произведения Гамсун написал за десятилетия до увлечения идеалами национал-социализма. Сторонники разделения искусства и творца до сих пор указывают на то, что писатель был уже крайне преклонного возраста и мог не вполне отдавать себе отчет в том, что делает. Проведенная по требованию суда психиатрическая экспертиза также признала Гамсуна нездоровым. Некоторые современные исследователи предполагают, что некролог Гитлера для Гамсуна был всего лишь продолжением череды эпатажных и провокационных поступков.

В литературных кругах до сих пор нет единого мнения о том, стоит ли продолжать читать романы автора, горячо поддержавшего нацистов. В 2005 году обозреватель The New Yorker Джеффри Франк предположил, что грядет своего рода «гамсуновский ренессанс», поскольку в то время его ранние книги активно переводили и переиздавали. Но уже в 2009 году, когда норвежские власти решили отметить 150-летний юбилей писателя, публика отреагировала крайне неоднозначно. Кто-то согласился с необходимостью примириться с прошлым Гамсуна, сосредоточившись на его заслугах перед литературой, а кто-то категорически отказался забывать его проступки. И все же с тех пор в Осло функционирует большой музей, посвященный жизни и творчеству писателя, а его книги были впервые изданы в виде 27-томного собрания сочинений.

2199,Кнут Гамсун краткая биография — изучаем основательно

Гамсун Кнут – известный норвежский писатель-импрессионист, драматург, поэт, публицист и литературный критик. В 1920 году стал лауреатом Нобелевской премии за книгу «Соки земли».

Краткая биография

Кнут Га́мсун (норв. Knut Hamsun, настоящее имя Кнуд Пе́дерсен (норв. Knud Pedersen); 1859 — 1952) — норвежский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1920 год.

В современной литературе я не вижу никого, равного ему по оригинальности творчества

Максим Горький, 1928 год

Юность (14 лет)

Гамсун родился 4 августа 1859 года в приходе Веге в долине Гудбрандсдален. Он был четвёртым ребёнком в семье деревенского портного Петера Педерсена. Жил в бедности, с девяти лет работал в конторе у своего дяди, затем начались годы странствий (с 1873 года), в течение которых он сменил множество занятий. Писать начал с 17 лет. Первая книга «Загадочный человек. Нурланнская любовная история» (норв. Den Gaadefulde. En kjærlighedshistorie fra Nordland) появилась в 1877 году. В молодости много путешествовал, побывав, в частности, в США. После 1888 года обосновался в Копенгагене. В 1890 году у Гамсуна выходит новаторский психологический роман «Голод» (норв. Sult), принёсший ему славу.

В 1890-е годы и особенно в 1900-е Гамсун был одним из самых популярных в мире писателей и драматургов модернизма, неоднократно переводился и был очень известен в России.

Первое издание романа «Голод» 1890

В 1898 году Гамсун женится на Берглиот Бех — этот брак продлился восемь лет. В 1909 году он женится во второй раз, на актрисе Мари Андерсен. Мари после свадьбы оставила карьеру и оставалась с Гамсуном до конца его жизни. В 1918 году супруги покупают усадьбу Нёрхольм, в которой Гамсун проведёт остаток жизни.

В 1920 году Гамсуну присуждается Нобелевская премия по литературе за монументальный труд «Соки земли» (норв. Markens Grøde). В 1943 году Гамсун передал свою медаль нобелевского лауреата министру пропаганды Третьего Рейха Геббельсу.

О своем творчестве Гамсун писал так: «Как современный психолог, я должен осветить и исследовать душу. Я должен исследовать её вдоль и поперек, со всех точек зрения, проникнуть в самые тайные глубины».

Ницше выступает также против буржуазии, выступает из таких же мотивов, что и Гамсун, за её сонность, за её «христианское» сочувствие пролетариату. Гамсуновский идеал, идеал деспота, воплощается у него в преступную фигуру Чезаре Борджиа, в ренессансовские натуры, с их невинным цинизмом и холодной логикой убийства

— Юринец В. А.. Значение Плеханова для марксовой социологии искусства (1927)

После прихода Гитлера к власти в Германии и во время Второй мировой войны Гамсун, ранее систематически проповедовавший немецкую культуру и выступавший против англосаксонской, встал на сторону нацистов и поддерживал Видкуна Квислинга. Однако, видя все жестокости и преступления коллаборационистского режима Квислинга, писатель разочаровался в нём. Во время своего визита в Германию в 1943 году Гамсун, встретившись с Гитлером, потребовал от него избавить Норвегию от Квислинга и Тербовена, чем привёл фюрера в ярость. После смерти Гитлера Гамсун написал некролог, в котором назвал нацистского лидера «борцом за права народов», хотя близкие отговаривали его от этого шага.

Гамсун в 1939 году.

После окончания войны Гамсун был отдан под суд. Он избежал тюремного заключения благодаря преклонному возрасту, однако был оштрафован по гражданскому иску. Позднее он описал судебный процесс в рассказе «По заросшим тропам». Сын писателя Арильд служил военным корреспондентом в специальном пропагандистском взводе, в 1943 г. вошедшем в специальный пропагандистский полк СС «Курт Эггерс».

После войны Гамсун некоторое время жил в доме для престарелых, а в 1950 году вернулся в Нёрхольм.

Писатель умер 19 февраля 1952 года. Полное собрание его сочинений вышло в свет через два года после его смерти.

Кнут Гамсун (1859—1952)

Имя Гамсуна останется навсегда вместе с именами всех тех художников прошедших и грядущих веков,
которые возносят в бесконечную высь ценность человеческой личности, всемо­гущую силу красоты
и прелесть существования и доказывают нам, что «сильна, как смерть, любовь»
и что ничтожны и презренны все усилия окутать ее цепями условности.

Гамсуна часто упрекали в различных грехах, и как писателя и как человека,— нередко справедливо. Но грехи — дело обычное, житейское («Кто не грешен, пусть первый бросит камень»), со временем они теряют остроту. А талант не забывается, его творения остаются людям. Гамсун был талантлив необычайно. Куприн писал о романе «Пан»:

«Роман написан так, как пишет гений: не справляясь о родах и видах литературы, не думая о границах дозволенного, приличного, принятого и привычного, без малейшей мысли об авторитетах предше­ственников и требованиях критиков. Оттого-то этот роман так и напо­минает аромат дикого, невиданного цветка, распустившегося в саду неожиданно, влажным весенним утром».

Путь Гамсуна к писательской славе был непрост. Кнут Педерсен — таково его настоящее имя — родился в семье деревенского портного, занимавшегося также сельским хозяйством, и был седьмым ребенком в семье. Названием хутора Гамсунн на севере Норвегии, где жила семья, он подписывал свои ранние произведения. Случайно при публикации одной из газетных статей выпала буква. Получившаяся фамилия понравилась, и под ней Кнут Педерсен вошел в большую литературу.

Детство Гамсуна сложилось нерадостным. Семья не могла прокормить детей, и 9-летнего Кнута отдали в дом родного дяди, священника, человека грубого и жестокого. В зимние месяцы мальчик посещал сельскую школу. Лишь болезнь дядюшки положила конец этой жизни впроголодь, с попреками и побоями, и в 14 лет он отправился искать свою судьбу, работал помощником приказчика в лавке, торговцем- коробейником, учетчиком на строительстве, лесорубом.

Тяга к творчеству пробудилась рано. В 17 лет Гамсун опубликовал несколько стихотворений, а год спустя — поэму «Свидание» и повесть «Загадочный человек», рассчитанные на простонародье. Книги имели успех, и Гамсун решил посвятить себя литературе. Пользуясь материальной поддержкой одного богатого купца, заинтересовавшегося одаренным молодым человеком, новоявленный писатель с только что созданной любовной повестью из сельской жизни, получившей название «Фрида», отправился в Копенгаген — тогдашний центр духовной жизни Скандинавии. Он был полон радужных надежд, однако они не оправдались, и пришлось вернуться в Норвегию.

Постепенно Гамсун впал в хроническую нищету и в 1882 году, нанявшись кочегаром на океанский пароход, уехал в Америку, где жил его брат. Там Гамсун вел полубродячую жизнь, работал батраком на ферме, свиноводом, конторщиком, приказчиком, но со временем смог устроиться секретарем у одного норвежского писателя. Это сближение с интеллигентными кругами эмиграции позволило Гамсуну заметно пополнить образование и повысить культуру, он даже стал выступать с лекциями. Однако тяготы борьбы за существование подорвали силы, у него открылось горловое кровотечение. Потребовалось вернуться в Норвегию.

Все время Гамсун продолжал сочинять, но нужда не отступала, и в 1886 году снова пришлось эмигрировать в Америку. Там он работал на фермах и сотрудничал в норвежских изданиях. Очерки «Духовная жизнь Америки», опубликованные по возвращении в Скандинавию, вызвали интерес, их заметили Брандес и Бьёрнсон, а издание в Копенгагене автобиографического романа «Голод» принесло 30-летнему Гамсуну редкий литературный успех. Правительство Норвегии назначило ему ежегодную писательскую стипендию.

Новые для мировой литературы темы отчужденности человека от общества и алогизма человеческого поведения, начатые Гамсуном в «Голоде», были продолжены в романах «Мистерии» (1892), «Пан» (1894), «Виктория» (1898). Вместе с тем главенствующее место в них заняла тема любви. Как певец любви Гамсун занимает в мировой лите­ратуре одно из самых почетных мест. Словами героя «Виктории» Гамсун так воспевает любовь:

«Любовь — это первое слово, произнесенное Богом, первая мысль, осенившая его. Когда он произнес: „Да будет свет!» — появилась любовь. И все, что он сотворил, было так прекрасно, что он ничего не хотел переделывать. И любовь стала первоисточником мира и его вла­стелином; но все пути ее покрыты цветами и кровью, цветами и кровью».

Ощущение дисгармоничности бытия, таинственности жизни, непо­стижимости человеческой личности пронизывают ранние сочинения Гамсуна. Это и было то новое, что он принес в литературу. Однако потребовалось создать и новые принципы изображения жизненных ситуаций. Решая эти задачи, Гамсун одним из первых ввел в повество­вание метод подтекста, когда художественная ткань произведения держится на недосказанности, затянута пеленой загадочности. Здесь он по-своему продолжил и развил линию Достоевского, задолго до дру­гих понявшего, что реалистические методы познания сути людских характеров и тех отношений, в которые они вступают, имеют свои пре­делы, поставленные иррациональными началами в натуре человека.

Значительна в творчестве Гамсуна и тема единства природы и чело­века. Особенно отчетливо она проявляется в романе «Пан». Герой романа лейтенант Глан живет в лесу в обществе охотничьего пса и пол­ную свободу, истинное счастье ощущает лишь там. В мире цивилиза­ции он не чувствует душевного покоя.

Своеобразие тем и художественного метода Гамсуна придали его произведениям необычность, возбудили всеобщее внимание. Статья о Гамсуне есть у югослава Андрича. Восторженный очерк о знаменитом предшественнике оставил датчанин Иенсен: «Гамсун сделался поэтом, потому что был им рожден… Он во всем маг и волшебник». Особым успехом Гамсун пользовался в России. Интерес к ранним романам Гам­суна проявлял взыскательный Бунин. Куприн писал:

«Гамсун не создаст школы. Он слишком оригинален, и подражатели его всегда будут смешны. Он пишет так же, как говорит, как думает, как мечтает, как поет птица, как растет дерево. Все его отступления, сказ­ки, сны, восторги, бред, которые были бы нелепы и тяжелы у другого, составляют его тонкую и пышную прелесть. И самый язык его неподра­жаем — этот небрежный, интимный, с грубоватым юмором, непри­нужденный и несколько растрепанный разговорный язык, которым он как будто рассказывает свои повести один на один, самому близкому человеку и за которым так и чувствуется живой жест, презрительный блеск глаз и нежная улыбка».

Менее интересны произведения Гамсуна на социальные темы. Пер­выми в этом списке были памфлетно-критические романы «Редактор Люнге» (1892) и «Новые всходы» (1893). Далее последовала драмати­ческая социальная трилогия «У врат царства» (1895), «Игра жизни» (1896) и «Вечерняя заря» (1898). Писал он пьесы и в дальнейшем, однако присущая им драматургическая рыхлость не позволяет поста­вить их в один ряд с его прозой.

В социальных вопросах Гамсун стоял на почвеннических позициях. Ему не казались приемлемыми современные формы общественного развития и технического прогресса, все более проникающие в Норве­гию. Хранителем духовного здоровья народа Гамсун считал крестьян­ство с его патриархальными традициями, органической связью с зем­лей, родной почвой (отсюда и термин «почвенники»). Он с недоверием относился к городской цивилизации, отвергал ориентацию на проле­тариат.

Наиболее полно эти взгляды выразились в романе «Соки земли» (1917), за который Гамсун и получил премию Нооеля. К этому времени он оставил город и перебрался с семьей (у него была дочь от первого брака, а также два сына и две дочери — от второго) на постоянное жительство в сельскую местность, сначала в родные места, а потом на юг Норвегии. «Соки земли» — роман о том, как человек покоряет природу, добивается плодородия на прежде заросших лесом землях, трудом создает богатство. Герой романа Исаак под конец обретает величественность, наподобие библейских патриархов, и превращается в своего рода символ, олицетворяющий исконную силу и кре­пость крестьянства.

Позже Гамсун написал еще немало романов. Его творческая мощь не слабела, но все больше проявлялась узость исторического мышле­ния. Почвенничество наложило на его взгляды печать реакционности. Он питал устойчивую, вынесенную из впечатлений молодости, непри­язнь к США, а также к Англии, олицетворяющим в его глазах негатив­ные стороны современного развития. Это отрицание сочеталось со столь же давней симпатией к Германии — стране, представлявшейся ему хранительницей порядка и дисциплины. В 1935 году Гамсун всту­пил в фашистскую Норвежскую партию «Национальное сплочение», а когда в апреле 1940 года гитлеровцы напали на Норвегию, он высту­пил с «Обращением к норвежскому народу» и призвал не оказывать сопротивления. Позже он встречался с Гитлером и Геббельсом.

Соотечественники ответили бывшему любимцу тем, что стали воз­вращать его книги. Каждый день почтальон приносил в дом Гамсуна груду бандеролей и посылок. Затем их стали привозить грузовиком. Это было катастрофой. После освобождения Норвегии Гамсуна, его жену и сыновей предали суду, но суд ограничился штрафом. После чего власти прекратили преследование писателя, и он вернулся к своим занятиям. Последней его книгой стала автобиографическая «По зарос­шим тропам», где описаны тяжелые годы, проведенные в ожидании суда. В ней писатель, переживший глубокую трагедию раскаяния, признавал свою вину.

Умер Гамсун на 93-м году жизни. Норвежский народ не замедлил великодушно простить своего блудного сына — был начат и к столет­нему юбилею закончен выпуск нового обширного собрания его сочине­ний, постоянно издаются и отдельные его произведения. В сознании читателей он остался художником, воспевшим красоту и силу любви, писателем, с глубочайшей проницательностью изобразившим слож­ность человеческой жизни и добившимся огромной эмоциональной выразительности при большой скупости и сдержанности художествен­ных средств.

Статья из книги А. Илюковича «Согласно завещанию»

Детство и юность

4 августа 1859 года в семье сельского портного Петера Педерсена родился четвертый ребенок. Детство мальчика, которому родители дали имя Кнут, прошло в бедности и лишениях. Несколько лет он, подобно Золушке и Крошечке-Хаврошечке, жил в семье обеспеченных, но суровых родственников, только в роли мачехи выступал алчный дядя.

Кнут Гамсун в детстве / Википедия

Будущий нобелевский лауреат мог бы сказать о себе цитатой Александра Твардовского:

«Перед кем лишь мне, парнишке, не случалось спину гнуть».

Хотя на подростковом фото Кнут одет в респектабельный костюм, до того как стать профессиональным литератором, юноше довелось поработать пастухом и помощником продавца в сельской лавке, бродячим торговцем и кондуктором на конке, деревенским учителем и помощником шерифа.

Первое произведение

В 1878 году он дорабатывает свое первое произведение – роман «Бьергер», где пишет о жизни простых людей в деревне.
Подкопив сбережений, Кнут отправляет в Христианию, где ему удается передать свои произведения известному норвежскому автору Б. Бьенсону. Ознакомившись с его произведениями, он признается Кнуту о его творческом таланте, который нужно развивать.

Творческий путь Кнута Гамсуна: сочинение

Реферат на тему:
Кнут Гамсун

Кнутом Гамсун – один из крупнейших писателей Норвегии, утонченный художник, гениальный поэт. К тому же имя Гамсуна вызывает у людей противоречивые чувства: одно лишь упоминание грозит превратить самую обычную беседу в жесткую дискуссию. Почему? Да потому что мы до сих пор не знаем, как к нему относиться. Как политика или писателя ? Как к патриоту или коллаборациониста? Даже решение норвежского общества, которое осудило Гамсуна за коллаборационизм, не заставит нас сказать, что Кнут Гамсун – фашист. Что такое фашизм Гамсуна? Это: стойкая неприязнь к английскому цивилизации плюс отвращение к технократического процесса, который кардинально изменил образ городской жизни в начале двадцатого века.
Гамсун создал сотни тончайших и живых психологических портретов – вряд ли в истории мировой литературы можно найти автора, который бы отличался настолько разнообразным фейерверком героев. Но произведения Гамсуна – это не просто “сухие” истории о жизни людей, ведь в то же время (если не в первую очередь) это еще и поэзия, воспевание природы, ее обожания. Его произведения дышат природой.
Гамсун с легкостью играет с читателем, воздействуя на его сознание и чувства, вызывая самые разнообразные эмоции и мысли. При этом язык для писателя остается не более чем средством, она не пытается его украсить, порой, даже наоборот – проч раз намеренно добавляет грубоватые и “неотесанные” фразы: таким образом, Гамсун практически издевается из писателей, которых так беспокоит вичурність их произведений (о литературном кризис (в мире и в Норвегии) Гамсун говорит еще в начале своего творчества, где критикует модные в те времена стилистические захвата и отсутствие личностных портретов).
Кнут Гамсун (1859 – 1952, действительное фамилия Педерсен) прожил долгую жизнь, более семидесяти лет длились его литературная карьера. Мировую известность Гамсуну принес роман “Голод”, впервые опубликован полностью в 1889 г. “Голод” – во многом автобиографическое произведение, который рассказывает о жизни и страдания молодого интеллигента в Христиании, что тщетно пытается себя прокормить посредством публикации своих статей в периодических изданиях. Гамсун в необычной манере передал сложные психические состояния героя, его настроения, переходы от отчаяния, гнева, тяжелой озлобленности к своеобразной эйфории – оманному подъема сил. Читатель “Голода” вынужден выполнять роль, отведенную главному герою: он вместе с ним переживает и надеется, страдает от недоедания и сходит с ума, безнадежно мечется в поисках из стороны в сторону, и, будучи уже в критическом состоянии, в бреду называет имя мифической девушки Ілаяли, что только и способно вынуть его из небытия.
Художественные особенности “Голода” проявляли типологическая родство Гамсуна с поэтикой произведений Достоевского. Более того, автор любит часто и много говорить о русской литературе вообще. Так, в “Мистериях”, Гамсун устами своего главного героя предлагает собеседникам сравнить три наиболее значимые, по его мнению, исторические фигуры, среди которых оказываются Лев Николаевич Толстой и Иисус Христос. В “Путешествии по сказочной стране” Гамсун, рассекая просторы необъятной России, неоднократно возвращается к теме “великой русской восьмерки”: именно такое число российских писателей он для себя выделяет. Достоевский занимает здесь особое место, поскольку Гамсун всегда признавал значение и роль великого русского писателя для собственного художественного развития. “Достоевский – единственный художник, у которого я кое-чему научился, он – крупнейший среди российских гигантов”, – писал он своей жене Марии Андерсен.
Более того, и в самой России любили Гамсуна как ни в одной другой стране мира: уже в 1910 году в издательстве “Общество А.Ф.Маркс” выходит полное собрание сочинений писателя в пяти томах. И это происходит задолго до того, как писатель создаст еще ряд шедевров, получит Нобелевскую премию. Мнение российских читателей совпадала с позицией ряда российских классиков. По поводу популярность Гамсуна в России и Украине. И. Куприн в 1908 году пишет: “И если теперь имя Гамсуна действительно на устах у всех образованных российских читателей, то это явление приятно заметить, как рост художественного понимания и повышения вкуса”.
Русские классики любили Гамсуна трепетно, глубоко и осмысленно. А.П.Чехов называл роман “Господин” “чудесным и удивительным”. Для А. А. Блока Кнут Гамсун “утонченный поэт железных, северных ночей, северных мероприятий, звенят колокольчиков, проникший в тайны природы”. А. М. Горький называл его “величайшим художником, равного которому нет ни в одной стране”.
Лучше из сказанного о великого норвежского писателя принадлежит тому же Куприну: “Он пишет так же, как говорит, как думает, как мечтает, как летит птица, как растет дерево. Все его выступления, сказки, сны, увлечения, бред, что были бы бессмысленны и тяжелые в другой, составляют его тонкую и пышную прелесть. И сама речь его исключительный – этот небрежный, интимный, с грубоватым юмором, непринужденный и немного растрепанная разговорная речь, которой он будто бы рассказывает свои повести, один на один, близкому человеку и за который так себя и чувствует живой жест, презрительный блеск глаз и нежная улыбка”.
Творчество Гамсуна удобно рассматривать, підрозділяючи на периоды: здесь четко определяется ранний этап, богатый “городскими” романами, произведениями, которые изобилуют психологизмом и человеческими отношениями, любовными историями. Темы, волнующие писателя в конце XIX века, запечатленные в романах “Голод”, “Виктория”, “Мистерии” и принесшие мировую известность Гамсуну, по неизвестным причинам никогда больше его не привлекут. Специалисты, конечно же, скажут, что, мол, Гамсун бросает эти темы через личностную революцию, которая произошла с ним, он стал ненавидеть жизнь, не злюбити те технократические процессы, происходившие на рубеже веков, все четче и четче стал испытывать стойкую неприязнь к английской цивилизации. Однако, это не полный ответ на вопрос. Почему произошла эта революция? Потому что он побывал в Америке и возненавидел ее? Возможно.
Как и герой романа “Голод”, сам Кнут Гамсун, розпачившись пробить себе дорогу на родине, подобно тысячам других норвежцев, садится на корабль и отправляется искать счастья в Америку. Там он берется за любую черную работу, голодает, доводит себя до нервного и физического истощения. Он вынужден вернуться в Норвегию. Здесь ему удается поместить несколько статей в газеты, но этого недостаточно, чтобы выжить, и Гамсун второй раз едет в США, батрачит, работает трамвайным кондуктором в Чикаго, выступает несколько раз с лекциями по литературе. Весной 1988 года Гамсун снова возвращается в Скандинавию, где в одном из копенгагенских журналов печатает первые главы романа “Голод”. Так после многих лет упорной борьбы с бедностью и голодом он с помощью того же “Голода” и большой самообразовательной работы становится профессиональным писателем.
Гамсун – самоучка, единственная образование – это сельская школа, которая научила его грамоте. Во многих своих произведениях Гамсун выражает мнения, что является, собственно говоря, его апологией, оправданием на пользу самообразования: он ненавидит школу и университеты, считая их полезными, а наоборот, вредными для человека. Всем своим жизнью Гамсун как бы пытается доказать свою правоту. Действительно, зрелые романы поражают читателя широким кругозором автора (впрочем, ранние вторы не так уж и значительно отстают в этом плане): они свидетельствуют о хорошую осведомленность в истории, культуре, философии, религии и т.п.
Появились в 1892 году “Мистерии” обозначили новую фазу развития писателя.
Художественная архитектоника “Мистерий”, самый принцип изображения жизненной ситуации, положенный в основу повествования, был отмечен новизной и оригинальностью. Вся поэтика романа, система отношений его героев основываются на недосказанности. Если Бьернсон или Ибсен в своих реалистических произведениях стремились предельно ясно и исчерпывающе выявить суть человеческого характера и те отношения, в которые люди вступают, то Гамсун набрасывает на все, что происходит, покров тайны. Действие в его романе – драматическое, напряженное, строящееся на крайне острых психологических конфликтах и столкновениях – затянуто пеленой загадочности, нерозгаданості. Истинные первопричины поступков действующих лиц, и особенно главного героя Юхана Нильсена Нагеля (он же Симонсен), скрытые под поверхностью событий. Действие романа происходит и разворачивается в небольшом норвежском городке, куда в один прекрасный день из ниоткуда прибывает упомянутый главный герой. Никаких причин (хотя не раз подчеркивается, что они существуют), никакого или становление развития героев – все они (то есть жители городка) предстают перед читателем уже давным-давно “готовыми” (или “отточенными”).
Наконец, произведение “Пан” (1894) дает нам более отчетливое представление о том, в каком направлении будет двигаться писатель дальнейшем. В этом романе, занятом высокой поэзией, Гамсун подошел к человеку прежде всего как к невіддільної части природы. Главный герой, лейтенант Глан, что живет в лесу, способен почувствовать истинную свободу и полноту счастья только там, наедине с неугасаемым днем северного лета, вслушиваясь в неспешное дыхание природы, что ткет вечную нить бытия. В цивилизованном мире он чувствует себя неуютно и неловко. И все-таки он периодически наведывается в ближайшее людное местечко, где и возникает любовь к Эдварде, дочери местного купца Мака.
К истории Едварди и ее отца Гамсун вернулся в романах “Бенони” и “Роза”, написанных спустя десяток лет, в 1908 году. Словно не в силах расстаться с впечатлениями молодости, Гамсун в этих сюжетно связанных друг с другом романах вернулся к персонажей своего более раннего произведения (впоследствии подобное произошло не раз).
Есть и другой период, более ранний. Тогда Гамсун, еще будучи подростком, написал роман “Бергер” (“Бьергер”), что привлекает критиков исключительно с точки зрения вполне обоснованного интереса к эволюции писателя. Уже в этом произведении явно прослеживаются характерные черты писателя, здесь присутствует изображение столь любимой Гамсуном крестьянской жизни, любовь к природе, тема бродяги и путешественника, неприкаяної асоциальной личности. Заметна взаимосвязь с “Викторией” (“Бергер” как бы предполагает ее) – романом о любви, что преподнес мировой авторитет Гамсуна до небес.
Действительно, “Виктория” (1898) – один из самых значительных произведений мировой литературы новейшего времени, посвященных любовной теме. Простой, драматический и емкий сюжет повести, рассказывает о глубокой, долгой и несправдженій любви двух людей, разделенных сословными преградами, имущественными интересами, ложной моралью.
То ли сам Гамсун решил испытать на себе образ скитальца, то просто литературно решил его осмыслить, однако, в двух небольших повестях, “Под осенней звездой” (1906) и “Путешественник, который играет под сурдинку” (1909), появляется что-то новое: писатель сам становится героем своих произведений, говорит от первого лица, бродяжачи по просторах Норвегии, то уходя в леса, то поворачивая в общество, где его непременно ожидает вся разнообразие человеческих отношений и социальных конфликтов. Позднее, в романе “Последняя отрада” (1923) Гамсун завершит литературные эксперименты подобного рода, оправдывая свои шатания обычными человеческими чувствами: когда ему надоедает в общество, он уходит в леса, в землянку; когда же Гамсуну становится скучно в лесу, он бродит в поисках общения, обращая то к лопарям, то в некоторую усадьбу, то в город.
Тайна человеческой закрытости, неспособности людей, что даже любят друг друга, прорваться через эту закрытость, преодолеть силы взаимного отталкивания представлялось Гамсуну очень важной и значительный, и он изобразил ее в романе “Дети века” (1913) и его продолжении – “Местечко Сегельфосс” (1915) – как наиболее характерную особенность человеческих отношений и роковую черту детей новой эпохи.
Гамсун был удостоен Нобелевской премии в 1920 году за роман “Плоды земли” (“Соки земли”, 1917), что вился гимном крестьянской труда, роман, что Горький в письме к норвежского собрата по перу назвал “эпической идиллией”, а сын Туре, художник и писатель “евангелием земли и труда”. Главный герой этого романа-притчи Исаак превращает дикий лесной край в плодородную ниву. В его образе воплощенный идеал норвежского крестьянина-труженика, свободного и независимого, неразрывно связанного с родной землей.
Скептическое отношение Гамсуна к буржуазной цивилизации отразилось в романе “Последний раздел” (1923), действие которого протекает главным образом в санатории, который является уменьшенной, уплотненной подобию общества. Роман писался в сложный исторический период, когда над миром пронесся ураган войны и революций. Дом старого мира дало трещину, и фундамент его был взорван. И хотя рост революционных настроений в Скандинавии и на родине Гамсуна не был настолько интенсивный, как в остальной Европе, будущее капиталистического общества рисовалось писателю довольно мрачным. Он завершил роман апокаліпсичною картиной пожара санатория “Торахус”, что сопровождалось гибелью всех его жителей. Вечной и неизменный было только жизнь, земные заботы и труда.
Время, однако, делала свое: история, общественные отношения, человеческая психология не стояли на месте – они менялись, и этих изменений не мог не замечать Гамсун. Менялись и норвежское село, и городка, что лежали в шхер, – все становилось другим, чем в ту пору, когда женщины вели свои бесконечные разговоры в колодца. Гамсун попытался уловить вид того, что меняет историю и называется прогрессом; он стал в лицо предприимчивого, энергичного, предприимчивого Августа – мастера на все руки, главного героя трилогии, состоящая из романов “Скитальцы” (“Бурлаки”, 1927), “Август” (1930) и “А жизнь продолжается” (“А жизнь идет”, 1933).
Произведения эти очень разнообразны: несмотря на подчеркнутую реалистичность повествования, сочность и художественную простоту изображения бытового фона, в том числе и мелких житейских подробностях, пластичность действующих лиц, в нем четко просматривается склонность Гамсуна к символической универсализации ситуаций и характеров. Объединение частей трилогии образом Августа – бурлаки, что исколесили весь мир (если верить словам самого Августа), личностью авантюристского состав – превращает весь произведение в философско-мошеннический роман, действие которого частично происходит в Полине, типичном приморском норвежском городке, и частично в Сегельфоссе. Август, периодически заворачивая после своих кругосветных путешествий в эти небольшие норвежские поселения, каждый раз пытается изменить и привнести что-то новое в “затхлую” и невыносимую, по его мнению, жизнь этих городков. Какие только идеи не возникают в его голове: от открытия банка, почты до основания рыбной фабрики; некоторые из них даже очень симпатичные и по своему лирические и прекрасные, как прекрасные привезенные Августом невесть откуда и очаровательные маленькие елки; в Августе кое-что даже получается, но, по большому счету, все, что бы он ни выдумал, не приносит никакой пользы инертной существованию норвежских поселений. Он продолжают жить так, как жили раньше. Да и какая может быть польза от банка елок в этих глухих местах? Но. Как только Август в очередную раз оставляют Полен, его жители начинают понимать, кто такой Август и какая от него польза, да и попросту начинают скучать: им становится ясно, что Август – это не просто человек, это биение сердца самой жизни, самого человеческого существования.
Романом “Замкнутый круг” (1936) фактически завершилась творческая деятельность Гамсуна. Что такое “Замкнутый круг”? Это тот же “Голод”, только наоборот; “Замкнутый круг” даже звучит по-норвежски похоже (Slutted и Sult). Представьте себе человека, который страдает не от голода или нищеты, а, напротив, – от обеспеченной жизни и светлого будущего. Это и есть главный герой романа. Он не переносит роскоши, жить в условиях которой ему не раз предлагает судьба: он сначала бессмысленно потратит деньги, а потом будет коротать свое существование в долг, – так ему больше нравится; он терпеть не может нормальных “человеческих” условий проживания, – ему подавай или землянку вагон; ему не нравится оседлость, – он страдает от длительного пребывания на том самом месте, его стихия – бродяжничество и блуждания.
До последних своих дней Гамсун сохранял удивительную ясность ума, почему лучшим доказательством служит написана им в 1949 году в возрасте 90 лет книга “На заросших тропинках”, что критики называли ” – прежнему живой, сжатой и яркой”. Это произведение носит напівпубліцистичний характер, в нем Гамсун описывает события, что произошли с ним в течение тех нескольких послевоенных лет, когда в Норвегии шел знаменитый процесс осуждения коллаборационизма.
Если бы Нобелевскую премию по литературе могли бы присуждать неоднократно тому самому автору, то, я убежден, Гамсуну она бы добралась еще несколько раз. По крайней мере, за роман “Женщины у колодца”. Нет, я вовсе не считаю, что это произведение является лучшим в писателя. В действительности они все в него абсолютно равноценны; просто так получилось, что я читал его романы именно в такой последовательности, где “Женщины у колодца” были одним из последних произведений. И если бы была другая последовательность, то, уверен, что я в такой же способ отзывался бы о “Голод”, и о трилогию об Августа, и о “Соки земли”, и о “Мистерии”, и о “Господина”, и о “Замкнутый круг”.

1. Андрейченко В.М. Скандинавская литература. – М., 1994.
2. Литературная энциклопедия. – М., 2000.

Творческий путь Кнута Гамсуна: сочинение

В норвежской литературе Кнуту Гамсуну отведено место такое же почетное, какое в русской словесности занимает только А. С. Пушкин. Но в отличие от русского поэта норвежский классик и Нобелевский лауреат был, по существу, писателем-самоучкой, добившимся литературной славы благодаря упорному труду и завидному терпению. В самом деле, невозможно не преклоняться перед писателем, поднявшимся буквально со “дна” жизни и ставшим гордостью норвежской литературы.

Кнут Гамсун родился в Ломе, в Гудбрансдаленской долине, сельскохозяйственном районе Центральной Норвегии. Его отец, Педер Педерсен, был деревенским портным. Когда Кнуту было три года, семья переехала в Хамарой, расположенный приблизительно в 180 километрах к северу от полярного круга. Здесь родители арендовали Гамсунд, небольшую ферму, принадлежавшую Хансу Олсену, дяде Ганса по материнской линии. Вскоре семья попала в долговую кабалу к Олсену и девятилетний Кнут вынужден был работать на своего дядю, сурового набожного человека, не прощавшего малейшей оплошности.

Пятнадцатилетним подростком Гамсун, не выдержав его издевательств, убежал из дома и начал самостоятельную жизнь. Сначала он был подмастерьем у сапожника и одновременно учился в школе. Затем, сбежав от своего наставника, поступил юнгой на корабль. Не один год молодой Кнут провел в скитаниях, испытал немало приключений: он был бродячим торговцем, работал кучером на конке, кочегаром, зарабатывал гроши за мелкие газетные статьи. А самой “высокой” должностью Педерсена была должность писца у деревенского констебля. Тогда он и начал писать свои первые рассказы. Писал юноша тайно, боясь критических отзывов и колкостей. Но возможно, такая выдержка и помогла созреванию таланта начинающего писателя, не торопившегося заявить о себе в полный голос. Существует легенда, переданная неким профессором Р. Андерсоном, будто бы Гамсун, написав множество стихотворений, отправился с ними в Христианию (ныне Осло). Там он представился королю Оскару, который якобы поощрил юное дарование 20 кронами. Однако эту легенду гневно опроверг сам Гамсун, обозвав самозванного биографа “старым шутом”.

Успел Кнут поработать и каменщиком. Позже он говорил: “Таскать булыжники и мостить улицы — совсем неплохое занятие, по крайней мере честное. Но руки грубеют от работы и невозможно держать перо”. Свое перо Кнут держал все увереннее, и даже в 1877 г., набравшись смелости, разыскал знаменитого норвежского драматурга Бьернсона и вручил ему свою первую повесть “Фрида”. Признанный мэтр открыл рукопись и с неудовольствием наткнулся на фразу: “Юноша плакал”. Снова перелистал повесть и, пробормотав “Ах, юноша все еще плачет!”, посоветовал трепещущему Гамсуну пойти в актеры.

Впрочем, Бьернсон все же оказал молодому человеку кое-какую услугу. Он дал ему рекомендательное письмо к своему другу, капитану Моэстуэ, отплывавшему в Америку. В 1877 г. начинающий писатель отправился в Новый Свет на океанском пароходе в качестве кочегара. В городе Эльрое, где жил его брат, Педерсен прожил два с половиной года, пока не научился сносно говорить по-английски. Из Эльроя он направился на Запад, а оттуда в Миннеаполис. Как когда-то в Христиании, так и в Америке Кнут не единожды голодал, это состояние он, не жалея черных красок, опишет позже в романе “Голод”. Перебравшись в Чикаго, “норвежский путешественник” некоторое время работал кондуктором конки. Пришлось ему трудиться и в Техасе работником паровой молотилки.

В конце концов, устав от прелестей американской жизни, Кнут Педерсен, с трудом достав деньги на билет, возвратился в Норвегию. Какое-то время он жил на мелкие заработки, которые приносили статьи и фельетоны, а в 1886 г. снова уехал в Америку в качестве фельетониста газеты “Verdensgaang”. Одновременно Кнут работал над серией острых сатирических очерков под названием “Духовная жизнь Америки”. В Копенгагене, куда забросила его судьба после Америки, Гамсун долго искал издателя для своей первой очерковой книги, но заинтересовать хоть кого-то ему так и не удалось.

Голодные дни и месяцы исподволь подтачивали здоровье тридцатилетнего Кнута, но они же дали ему и тему психологического романа “Голод”. Главу из рукописи этого романа Кнут показал редактору еженедельной копенгагенской газеты “Ny Jord” Эдварду Брандесу. На Брандеса произвели одинаково сильное впечатление как изнуренный вид автора, так и отрывок из рукописи. Главы были приняты, а молодой автор, взявший псевдоним Гамсун (по имени деревушки, где провел детство), получил небольшой гонорар. Опубликованный фрагмент романа “Голод” вызвал настоящую сенсацию. Весь литературный Копенгаген был в недоумении: кто этот Гамсун? где он живет? Когда стало известно, что литератор живет на рынке, прозябая в нищете, началось настоящее паломничество к “огромному верзиле, но бескровному и тощему, как скелет”. С этого дня, словно в сказке, жизнь Гамсуна засияла лучами славы и благополучия. Вчерашний “бродяга” мгновенно стал знаменитым и самым желанным гостем в богатых гостиных. Тут же нашелся и издатель, опубликовавший “Духовную жизнь Америки”. Еще больший успех ожидал Гамсуна на родине, в Норвегии. В 1890 г. роман “Голод” вышел отдельной книгой, и с тех пор писатель стал издавать по одному, а то и по два романа в год.

Гамсун редко писал о том, чего сам не пережил. Но-если какая из его книг и является от начала до конца автобиографической, то это именно “Голод”. В ней воспроизводятся события каждого дня героя, молодого человека из провинции, который живет в Осло и мечтает стать писателем. Уверенный в собственной гениальности, он предпочитает нищенствовать, чем отказаться от своих амбиций. Герой Гамсуна страдает не только из-за голода, но и от отсутствия общения, сексуальной неудовлетворенности, невозможности выразить себя. В жанре психологической прозы “Голод” стал классикой мировой литературы.

В дальнейшем творчестве Гамсуна появилась еще одна тема — тема любви, о которой он писал искренне и немного печально. Любовь, описанная Гамсуном, естественна как сама природа, а богатство чувств героев превосходит всякое воображение. Любовь — главное “действующее лицо” таких шедевров как “Пан”, “Виктория”, “Мистерии”, “Сумасброд”. Да и в последующих романах и рассказах она окрашивает многие поступки и движения души героев.

Во всех произведениях писателя, в том числе и его путевых очерках, явственно ощущается оригинальная и самобытная личность. Человек для Гамсуна всегда был странником, проходящим по чужим дорогам. Единственное, за что он должен благодарить судьбу, так это за сам факт своего существования. Ибо жизнь сама по себе милость и щедрая награда за все наши печали и невзгоды. Об этом повествуют многие романы писателя, в частности “Дети века” и “Город Сегелфосс”.

В то же время в этих романах отразилось новое отношение писателя к устоявшимся ценностям. В его произведениях все чаще стали звучать аполитичные настроения, сопровождавшиеся протестом против “духа торгашества”. События Первой мировой войны усугубили отчуждение писателя от общества. Этими настроениями проникнут роман “Соки земли”, который был издан в 1917 г. В нем с большой любовью рассказывается о жизни норвежских крестьян Исака и Ингер, сохранивших свою вековую привязанность к земле и верность патриархальным традициям. Именно “за такое монументальное произведение, как “Соки земли”, Гамсун в 1920 г. был удостоен Нобелевской премии по литературе.

Год спустя после выхода “Соков земли” Гамсун приобрел имение Нерхольд в Южной Норвегии, где, в основном, занимался сельским хозяйством. За четыре года он опубликовал два романа: “Женщины у колодца” — повествование о вымирании маленькой приморской деревушки, зараженной ложными, по мнению автора, ценностями современного мира; и “Последняя глава” — мрачный рассказ о сельском санатории.

Переживая депрессию, связанную с неблагожелательными отзывами на свои книги, Гамсун некоторое время даже лечился методом психоанализа. И все же в эти годы он напишет трилогию из книг “Бродяги”, “Август” и “А жизнь идет”, в которых снова возвратится к теме социальной отверженности. А последний роман писателя “Кольцо смыкается” был издан в 1936 г. В нем описывается бесцельная жизнь человека, надеждам которого не суждено осуществиться, но который, тем не менее, остается, по словам Гамсуна, “Властелином в своем роде”.

Личная жизнь писателя всегда была насыщенной. В 1898 г. он женился на Берглют Бех, от брака с которой у него родилась дочь. Через восемь лет супруги развелись, а в 1908 г. Гамсун женился на актрисе Марии Андерсен, которая была моложе его на 22 года. У них родилось две дочери и двое сыновей. С Марией писатель прожил до самой своей кончины, последовавшей 19 февраля 1952 г.
Популярность Гамсуна при жизни была огромной. Он получал множество писем со всего мира, к нему стремились попасть десятки журналистов разных стран. Но писатель был практически недоступен для прессы, не раз отказывая журналистам предоставить хотя бы некоторые сведения о себе.

Так, одному из литературоведов на просьбу написать краткую автобиографию для каталога изданий Гамсун ответил: “Прошу Вас, напишите биографию сами. Начните ее 4-м августа 1860 г., когда я родился, и продолжайте ее многими прекрасными словами далее до настоящего года. Ибо что я должен, собственно, сказать? Я думаю, что люди смертельно устали от всяких биографий авторов всего мира. А нас так много!”

Гамсун был прав в одном — писателей действительно много. Однако сам он стал единственным и неповторимым. Время унесло все наносное и случайное в жизни и творчестве Кнута Гамсуна, но остались написанные им прекрасные страницы о красоте любви, тоске одиночества и неисповедимых путях судьбы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: