Герцен в эмиграции: сочинение

А. И. Герцен – эмигрант, журналист, издатель Текст научной статьи по специальности « СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Колесникова Елена Витальевна

В статье рассматривается журналистская, издательская и редакторская деятельность А.И. Герцена в период эмиграции. Инициативы А.И. Герцена , такие как создание Вольной русской типографии , альманаха «Полярная звезда» и газеты «Колокол», имевших большую популярность в России несмотря на цензурный запрет, прежде всего выражали его публичную позицию. Такая позиция могла быть сформирована не только благодаря большей свободе слова, нежели в России, но и, в том числе, в связи с влиянием так называемой «психологии эмигранта».

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Колесникова Елена Витальевна

A. Herzen – immigrant, journalist, publisher

The article analyzes the journalistic, publishing and editorial activities of A. Herzen in the emigration period. Herzen’s initiatives, such as the creation of the Free Russian printing house, the anthology “Polyarnaya zvezda” and the newspaper “Kolokol”. These publications expressed his public stance, which had great popularity in Russia in spite of the prohibition of censorship. This position could be formed not only because of the greater freedom of expression then in Russia, but also due to the influence of so-called “psychology of the emigrant”.

Текст научной работы на тему «А. И. Герцен – эмигрант, журналист, издатель»

МИГРАЦИИ В ИСТОРИИ

Е.В. Колесникова А.И. Герцен – эмигрант, журналист, издатель

В статье рассматривается журналистская, издательская и редакторская деятельность А.И. Герцена в период эмиграции. Инициативы А.И. Герцена, такие как создание Вольной русской типографии, альманаха «Полярная звезда» и газеты «Колокол», имевших большую популярность в России несмотря на цензурный запрет, прежде всего выражали его публичную позицию. Такая позиция могла быть сформирована не только благодаря большей свободе слова, нежели в России, но и, в том числе, в связи с влиянием так называемой «психологии эмигранта».

Ключевые слова: А.И. Герцен, Вольная русская типография, газета «Колокол», альманах «Полярная звезда», русская эмиграция.

Многие историки и исследователи в шутку называют князя Андрея Курбского первым политическим эмигрантом. Его переписка с царем Иваном Грозным по сей день тщательно изучается не только как исторический документ, но и как первый образец публицистики XVI века.

Несмотря на все свои смелые, для того времени и его положения, слова и обвинения, Андрей Курбский не смог никак повлиять на умы и мировоззрение своих соотечественников, как это пытался сделать Александр Иванович Герцен.

Политические взгляды Герцена начали формироваться еще в детстве: учителя приучали его читать книги Шиллера, вольнодум-ские стихи Пушкина и труды участников Французской революции. Неизгладимое впечатление на юного мечтателя произвело восстание декабристов, которое зародило в его голове идеи революции.

Учеба в университете укрепила веру А.И. Герцена в идеалы свободы, революции и социализма. Арест и ссылка не смогли заставить его отречься от своих идей. Вернувшись в Москву, он знакомится с кружком гегельянцев Н.В. Станкевича и В.Г. Белинского. Вместе с Н.П. Огаревым и некоторыми друзьями Станкевича А.И. Герцен примыкает к лагерю западников, в то время как остальные присоединились к славянофилам, что, конечно же, привело к ожесточенным спорам. После смерти отца, И.В. Яковлева, в 1847 г. Герцен навсегда покидает Россию.

© Колесникова Е.В., 2017

Пережив несколько жизненных потрясений, Герцен создает Вольную русскую типографию в 1853 г. для печати запрещенных в России произведений. Уже 21 февраля 1853 г. выходит обращение издателя «Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси». В нем публицист обращался к своим соотечественникам, рассказывал о планах и надеждах, возложенных на его масштабный проект: «Открытая, вольная речь – великое дело; без вольной речи – нет вольного человека. Недаром за нее люди дают жизнь, оставляют отечество, бросают достояние. Скрывается только слабое, боящееся, незрелое. “Молчание – знак согласия”, – оно явно выражает отречение, безнадежность, склонение головы, сознанную безвыходность. Открытое слово – торжественное признание, переход в действие. Время печатать по-русски, кажется нам, пришло. Ошибаемся мы или нет – это покажете вы»1.

Первое время Герцен издавал книги и брошюры о России для иностранцев: «Россия», «Русский народ и социализм», «О развитии революционных идей в России». Но вскоре решает обратиться к русскому читателю и писателю, обещая ему опубликовать любую литературу, которая имеет хоть какое-то отношение к личностной свободе и идеям революции. Он просил присылать все: научные труды, письма, статьи, книги, запрещенные стихи А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А.И. Полежаева и других вольнодумных поэтов, а также запрещенные журналы и альманахи.

Первое издание увидело свет уже в июне 1853 г. Это была брошюра под названием «Юрьев день! Юрьев день!», в которой А.И. Герцен призывал русских дворян освобождать крестьян от гнета крепостного права. В конце июля выходит прокламация «Поляки прощают нас!», а в августе – брошюра «Крещеная собственность». Всего за два года благодаря «Вольной русской типографии» было публиковано пятнадцать листовок и брошюр.

Однако соотечественники журналиста не торопились присылать необходимые ему для работы материалы, поэтому первые три года А.И. Герцен публикует в основном свои работы. В марте 1855 г. «Типография» издает свое первое периодическое издание – литературный и общественно-политический альманах «Полярная звезда», названный в честь альманаха А.А. Бестужева-Марлинского и К.Ф. Рылеева. На обложке новой «Полярной звезды» разместили профили пятерых казненных декабристов. В письме к историку и публицисту Ж. Мишле А.И. Герцен делился своими планами: «Сейчас я начинаю издание русского журнала под названием «Полярная звезда», это было заглавие одного альманаха, редактировавшегося Рылеевым и уничтоженного Николаем. Тучи проходят – звезды остаются. Я хочу выпустить 1-й в день казни Пестеля»2. К сожалению, к назначенной дате (13 июля) А.И. Герцен не успел, и альманах вышел только в августе.

Стоит отметить, что издатель «Звезды» не открывал на нее подписку и не утверждал периодичность, так как всерьез опасался, что альманах не будет иметь большой популярности в России. Герцен планировал выпускать около 3-4 книжек в год, но вскоре стало понятно, что чаще раза в год «Полярная звезда» выходить не будет.

Есин Б.И. История русской журналистики (1703-1917). Вольное русское книгопечатание в Лондоне [Электронный ресурс]. URL: http:// lawbooks.news/istoriya-jurnalistiki_852/volnoe-russkoe-knigopechatanie.html. Герцен А.И. Полное собрание сочинений. Письма 1853-1856 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://az.lib. ru/g/gercen_a_i/text_1856_ pisma.shtml.

Читайте также:
Герцен. Психологические контуры: сочинение

Несмотря на весьма пессимистичное начало работы «Типографии», призыв А.И. Герцена к работе над альманахом не остался без внимания. Сразу после анонсирования нового издания публицист стал получать письма от европейских коллег и революционеров с предложениями о сотрудничестве. Первый номер состоял преимущественно из переводов А.И. Герцена, его собственных публикаций и статьи еще одного русского эмигранта В.А. Энгельсона, который в России был арестован за участие в кружке петрашевцев. Однако уже во втором номере, который вышел в мае 1856 г., появляются первые материалы, присланные из России (письмо и запрещенные стихи). «Вчера пришло ко мне письмо анонимное из Петербурга – которое меня, да и не одного меня, тронуло до слез. Юноши благодарят меня за типографию и за “Полярную звезду”»3.

В апреле того же года к А.И. Герцену приезжает Н.П. Огарев и принимает активное участие в работе «Типографии». В это же время налаживается корреспондентская связь с Россией. Письма и материалы приходят в достаточном количестве, чтобы редакторы могли отбирать наиболее подходящие материалы для публикаций. Не все авторы, присылавшие свои труды, разделяли политические взгляды А.И. Герцена и не все хотели печататься в демократической «Полярной звезде», но тем не менее стремились опубликовать свои либеральные труды, подвергшиеся цензурным запретам на родине. Такие материалы размещались в сборнике «Голоса из России».

Вскоре Герцен понимает, что формат альманаха не позволяет ему оперативно реагировать на происходящие события. Н.П. Огарев предлагает выпустить приложение к «Звезде» – газету «Колокол», сначала ежемесячную, а потом еженедельную. Вскоре популярность газеты так возросла, что она стала самостоятельным изданием.

Бесцензурный «Колокол» быстро снискал расположение у читателей и немедленно попал под запрет в России. Однако издателям все же удавалось с помощью единомышленников поставлять выпуски газеты на родину.

«Колокол» продолжал программу «Полярной звезды». В нем появлялись статьи и литературные произведения, посвященные свободе и независимости, обличение государей и правительства, громкие лозунги, запрещенные к публикации работы других журналистов.

В качестве примера редакторской деятельности А.И. Герцена можно привести несколько публикаций, посвященных Польскому восстанию 1863 г. и положению крестьян после отмены крепостного права.

В статье «Expiation!» (англ. искупление) от 15 января 1863 г. автор И-ръ («Искандер», из псевдонимов А.И. Герцена) писал, что «неужели нет примирения за былое, нет восстановления без искупления кровью? Неужели всякое искупление требует заклания жертв неповинных и чистейших, криво юной и святой? Неужели чаша эта не минует наших братьев в Польше?»4. Автор статьи ис- з Там же кренне сочувствует восставшим и поддерживает их стремление к 4 Польский вопрос // Колок:ол независимости. Такое отношение к восстанию легко объяснимо 1863. № 154. С. 23-31.

политикой газеты и взглядами редакторов – А.И. Герцен и Н.П. Огарев придерживались революционных взглядов, поэтому они положительно отнеслись к борьбе поляков за независимость.

Как и многие другие писатели, А.И. Герцен пытался разобраться в исторических корнях противостояния России и Польши: «Откуда взялось непреодолимое чувство неприязни, которое влекло сначала Польшу на Русь, потом Русь в Польшу»5. Корни эти он видел в противостоянии двух начал: «Русь сохранила общину, развила государство, образовала войско, но не развила вольного человека. Против нее равной своим гнетом стояла Польша, неравная в своей свободе»6. Но главное, что трагически объединяет судьбы России и Польши и одновременно противопоставляет два народа – участие России в разделах Польши.

Как уже было сказано выше, А.И. Герцен всецело поддерживал стремление поляков к независимости. В то время как редакторы в России, например, М.Н. Катков, редактор журнала «Русский вестник», придерживались иной позиции. Деятельность редактора «Русского вестника» по поводу польского вопроса имела большой успех. По мнению неназванного автора журнала «Библиотека для чтения», статьи М.Н. Каткова и его сотрудников носят скорее политический характер, и верную оценку происходящему в Польше там не следует искать, так как его мнение меняется согласно политическим целям Каткова: «В его статьях не для чего искать всесторонней оценки польского вопроса и действительное отношение его . беспрестанно меняются . сообразно той цели, которая непосредственно имеется в виду»7. Например, в одной из статей М.Н. Катков утверждал, что польский вопрос – вопрос двух народностей, но вскоре понял, что такое положение невыгодно и не найдет поддержки. Поэтому изменил свое мнение и стал утверждать, что Польша должна была принять для себя российские порядки.

В освещении крестьянского вопроса можно отметить ту же позицию, которой придерживался А.И. Герцен в освещении польского вопроса. Первая публикация, посвященная крестьянскому вопросу, выходит в марте 1863 г. и называется «Земля и воля». Неуказанный автор обращается к тайной революционной организации «Земля и воля», активно восхищаясь ее деятельностью: «Приветствуем вас, братья, на общем пути! С жадностью будем мы следить каждый шаг ваш, с трепетом ждать от вас вестей, с любовью будем передавать их, бескорыстной любовью людей радующихся развитию стремлений целой своей жизни»8.

Более ничем данная статья не примечательна. Стоит отметить, что участники этой организации вдохновлялись идеями А.И. Герцена и Н.Г. Чернышевского и своей целью ставили подготовку крестьянской революции.

Следующая статья появляется в апрельском выпуске газеты. Это небольшая заметка под названием «Помещики и крестьяне в западных губерниях» из постоянной рубрики «Смесь». В этой небольшой заметке автор обращает внимание на выдержку из газеты «Le Nord» от 24 марта, которая, в свою очередь, заимствована из «Северной почты». В ней говорится, что согласно Имперскому ука-

Кудряшев В.Н. Народники и «Польский вопрос» (40-80-е гг. XIX в.) // Вестник Томского государственного университета. [Электронный ресурс]. URL: http://www.lib.tsu.ru/ mminfo/000063105/his/07/ image/07-127.pdf. Там же.

Журнал «Библиотека для чтения» [Электронный ресурс]. URL: http://books. google.ru/books?id= WzQWAAAAYAAJ&pg= PP11#v=onepage&q&f=false. Земля и воля. Колокол. Март. № 157. 1863. С. 1302.

зу от 23 марта, основанному «на местных причинах, уничтожает все обязательные отношения, существовавшие до сих пор между помещиками и крестьянами.. .»9 и что «помещики обещали наделение крестьян землею даром»10.

Автор иронически отмечает, что данное решение принято, дабы предотвратить восстание крестьян и переманить их на свою сторону. Это решение, по его мнению, должно было быть принято два года назад, но чиновники тянули с принятием решения. «С нетерпением ожидаем известий о подробностях и последствиях указа. Несколько важных вопросов приходят невольно на ум:

Читайте также:
Роман Герцена Кто виноват?: сочинение

1. Что эта мера принята для польских губерний – поздно или не поздно?

2. Что скажет русское крестьянство, которое останется на барщине, или непосредственном оброке и иных обязательных отношениях к помещикам – в наказание за то, эти помещики не начинают никакого восстания? Уж не попросить ли русским крестьянам помещиков взбунтоваться или не взбунтоваться ли им самим?»11.

Из этой цитаты видно, что автор поддерживает идею Положения, но считает действия правительства манипуляцией, которая слишком очевидна и не принесет результатов.

Другая статья «Последние могикане крепостного права» выходит в следующем апрельском выпуске № 161. Это небольшая заметка, автор которой не указан. В ней рассказывается, что некий предводитель дворянства по имени Александр Дмитриевич Тих-менев выдал крестьянам непригодную для хозяйства землю. Когда те пожаловались ему и попросили разрешить ситуацию, помещик сообщил губернатору, что против него замышляется бунт. В ответ губернатор прислал солдат, которых разместили у крестьян.

В итоге крестьяне разорены. Они предпринимают попытку донести информацию о случившемся царю, но «государь, видя везде бунты, не взошел в их дело. Разоривши окончательно крестьян, солдаты отправились обратно, а дело пошло в суд»12. А.Д. Тихменев настаивает, что потерял много денег из-за сложившейся ситуации и отказывается выдавать другую землю крестьянам.

Эти два примера хорошо иллюстрируют позицию А.И. Герцена и его политические взгляды. Будучи в эмиграции, он внимательно изучал европейское свободомыслие и надеялся с помощью него воплотить свои идеи в жизнь. Для журналиста эмиграция была не просто этапом в жизни или любопытным явлением, для него эмиграция была источником вдохновения. Как и для других мечтателей, революционеров, просветителей общества, идейных вдохновителей.

В своих работах А.И. Герцен часто рассуждает о судьбах самих эмигрантов: «сидят эти чужие, эти гости, за джином с горячей водой, с холодной водой и совсем без воды, с горьким портером в кружке и с еще больше горькими словами на губах, поджидая революции, к которой они больше неспособны, и денег от родных, которых никогда не получат. Каких оригиналов, каких чудаков я не нагляделся между ними!»13.

Помещики и крестьяне в западных губерниях. Колокол. Апрель. 1863. № 160. С. 1325.

12 Последние могикане крепостного права. Колокол. Апрель. 1863. № 161. С. 1329.

13 Герцен А.И. Былое и думы. Часть шестая. Англия. [Электронный ресурс]. URL: http://libclub.c0m/G/ GercenAI/GercenAI-93-30. htm.

К своему большому сожалению, публицист видит, что побег из родной страны даже по самой убедительной и весомой причине часто не приносит счастья и не дает второго шанса. Многие знакомые ему эмигранты отказывались от своих революционных идей и утопий, находили работу или же продолжали двигаться дальше из страны в страну в поисках соратников.

Стоит сказать, что революционные идеи А.И. Герцена и его жизнь в эмиграции не остались незамеченными в годы революции. В своих трудах Л.Д. Троцкий писал: «Герцен говорит, что недостаточно признать науку, надо воспитать себя “в науку”. Сам Герцен был одним из вдохновеннейших наших воспитателей “в Европу”. Его коллизии с Европой, его анафемы Европе были только порождением его благородной и нетерпеливой ревности к Европе. Некоторые не по разуму усердные зовут “назад – к Герцену!”. Мы этого не повторим за ними. Вперед – от Герцена! А это значит: воспитание народа – “в Европу”»14.

«. как подло и низко клевещут на Герцена окопавшиеся в рабьей “легальной” печати наши либералы, возвеличивая слабые стороны Герцена и умалчивая о сильных. Не вина Герцена, а беда его, что он не мог видеть революционного народа в самой России в 40-х годах. Когда он увидал его в 60-х – он безбоязненно встал на сторону революционной демократии против либерализма. Он боролся за победу народа над царизмом, а не за сделку либеральной буржуазии с помещичьим царем. Он поднял знамя революции. Чествуя Герцена, мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала – дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями “Народной воли”. Шире стал круг борцов, ближе их связь

писал В.И. Ленин на столетие со дня рождения

Конечно, во многих аспектах революция и революционная эмиграция разочаровали А.И. Герцена. Эмиграция, отрезанная от своей родины, не вызывала интереса на чужбине. Многие, покинувшие свою страну, терялись в новой жизни. Но А.И. Герцен смог устоять перед возникшими трудностями и продолжал работать и реализовывать планы. Как отметил Ф.М. Достоевский: «Герцен не эмигрировал, не полагал начало русской эмиграции; нет, он так уж и родился эмигрантом»16.

Готовые сочинения для варианта №3 из сборника ЕГЭ 2021 Цыбулько И.П

ПОДЕЛИТЬСЯ

6 готовых индивидуальных сочинений для варианта №3 нового сборника ЕГЭ 2021 Цыбулько И.П по русскому языку 36 вариантов, проблема отрицания традиционных жизненных ценностей по тексту по А. И. Герцену и другие.

Готовое сочинение №1

Как влияет на жизнь человека наука? Именно этот вопрос стоит в центре внимания А.И. Герцена.

Размышляя над поставленной проблемой, рассказчик повествует о человеке, которого все называли Химиком. Используя различные детали жизни ученого, он, во-первых, говорит, что тот «был нелюдим, ни с кем не знался. занимался химией, проводил жизнь за микроскопом…». И все потому, что наука играла огромную роль в жизни ученого, заменяя другие радости бытия. Герой, во-вторых, обращает внимание на отношение Химика к противоположному полу: он прожил жизнь, «не любя ни одной женщины». Вот почему «говорил с ужасом о браке…», так как всю свою любовь ученый подарил науке. Оба примера-иллюстрации свидетельствуют о том, что персонаж А.И. Герцена под влиянием науки, которую он боготворил, все свое время уделял только ей, не обращая внимания ни на запросы общества, ни на женщин, никогда не задумывался о браке. В этом, считаю, и состоит позиция автора.

Я согласна с писателем и считаю, что человек, который посвящает жизнь научному познанию, имеет право мир видеть по-другому и жить по-другому.

Таким образом, наука, область человеческой деятельности, оказывает огромное влияние на мысли и образ жизни личности, всецело посвятившей себя научному поиску.

Готовое сочинение №2

Способен ли человек быть самим собой, сосредоточиваясь лишь на одном, — вот проблема, которую ставит в тексте А.И. Герцен. Рассказчик, размышляя над этим вопросом, повествует о Химике, который полностью окунулся в мир науки, не оставляя места ни для чего другого. Герой говорит, что Химик не нуждался в обществе, не любил ни одной женщины, с ужасом говорил о браке. И все потому, что его внимание, время, силы были посвящены научному поиску. Но рассказчик отмечает и то, что Химик «был очень занимателен, чрезвычайно учен, остер и даже любезен». То есть оставался самим собой, когда был в рамках научного поиска.

Читайте также:
Герцен Александр Иванович прозаик, публицист: сочинение

Два примера-иллюстрации, приведенные мной, говорят о том, что человек верен себе лишь в той ситуации, которая комфортна ему. В этом, считаю, и состоит позиция автора.

Я разделяю точку зрения А.И. Герцена. Человек остается самим собой, даже погрузившись в атмосферу научного поиска и отгородившись от суетного мира людей.

Таким образом, личность способна быть сама собой, сосредоточившись лишь на том, чем увлечена.

Готовое сочинение №3

Какое влияние оказывает один человека на выбор жизненного пути другого -вот проблема, которую ставит в тексте А.И. Герцен.

Размышляя над поставленным вопросом, рассказчик, используя прием детализации, последовательно анализирует личность Химика, стремящегося повлиять на его судьбу. Во-первых, нигилист всеми силами пытался уговорить героя начать изучать естественные науки: он дал ему «речь Кювье о геологических переворотах и де Кандолеву растительную органографию» , а также «…предложил свои превосходные собрания, снаряды, гербарии и даже свое руководство». И все для того, чтобы рассказчик начал изучать естествоведение. Во-вторых, благодаря его дальнейшему общению с «ботаником», взгляды главного героя изменились, и он пришел к выводу, что «без естественных наук нет спасения современному человеку». Поэтому герой и изменил свои жизненные планы, отказавшись от литературы и поступив на физико-математическое отделение. Вот оно, влияние одного человека на судьбу другого .

Позицию автора определить несложно: Химик, благодаря своему авторитету, оказал огромное воздействие на выбор жизненного пути рассказчиком.

Я разделяю точку зрения А.И.Герцена: «ботаник», воздействуя на выбор героя-рассказчика, добился того, что тот изменил свои планы, избрав физико-математическое отделение.

Таким образом, авторитетный человек может оказать на другого такое сильное влияние, что тот поменяет свои жизненные цели. Арина

Готовое сочинение №4

Можно ли считать оправданным отрицание традиционных жизненных ценностей? В чём проявляется нигилизм как жизненный принцип? Именно эти вопросы возникают при чтении текста А. И. Герцена.

Раскрывая проблему отрицания традиционных жизненных ценностей, автор ведёт повествование от первого лица. Рассказчик знакомит нас с учёным, получившим прозвище Химик, так как его интересовала только наука, а литературу он считал пустым занятием. Это говорит об ограниченности героя, избравшего себе только научную сферу и не желающего выйти за круг своих интересов. Повзрослев, рассказчик понял на три четверти правоту учёного. Но всё же он считал, что «где-нибудь в душе остаётся монашеская келья и в ней мистическое зерно». Из этого следует, что не всё можно познать и изучить с помощью точной науки. Существуют духовные области, которые не поддаются логическому измерению. Оба примера, дополняя друг друга, подводят нас к мысли об ограниченности научного взгляда на мир, о том, что существуют сферы, пока ещё не познанные и не изученные нами.

Авторская позиция заключается в следующем: отрицание традиционных жизненных ценностей несёт с собой разрушение привычного уклада. Нигилизм как жизненный принцип проявляется в материалистическом научном взгляде. Принимая частично правду Химика, рассказчик не согласен с крайним нигилизмом, отрицающим нравственные нормы и семейные ценности.

Мне близка позиция автора. Действительно, нельзя разрушать то, что является основой жизни. Какими бы ни были передовыми научные открытия, не только они одни составляют сущность жизни человека и его мировоззрения.
В произведении И. С. Тургенева «Отцы и дети» нигилист Базаров смотрит на мир и человека сквозь призму вульгарного материализма. Нравственность человека, по его мнению, зависит от устройства общества. Изучать людей не стоит, все они одинаковые, как деревья в лесу, у всех одна селезёнка. Но полюбив Одинцову и получив отказ, он признаёт, что человек не так прост, как ему казалось раньше.

В заключение хочу подчеркнуть, что нельзя подходить к жизни и человеку с позиций только научного материализма. Одно только отрицание не способно создать гармонию в мире, а ведёт только к разрушению. Нельзя пренебрегать традиционными нравственными ценностями.

Готовое сочинение №5

Я прочитал текст Александра Герцена, известного писателя, издателя, человека с революционными взглядами. В своём тексте он повествует о своем знакомом по прозвищу Химик. Этот человек поражал воображение молодого тогда автора. Особенно сильное впечатление на него производило то, что химик вовсе не интересовался теми вопросами, которые касаются философии и других наук, не связанных непосредственно с естественными. Более того, Химик считал, что в действительности на человека, его поведение и поступки, его склонность к добру или злу оказывают влияние не какие-то душевные особенностями или духовные устремлениям, а исключительно естественные причины. Например, эгоизм, который, по убеждениям этого странного человека, лежит в основе жизни и деятельности любого из нас.

Однако кое-что в его собственной жизни, на мой взгляд, противоречит убеждениям Химика. Я имею в виду любовь этого человека к своей матери. Очень трогательную, как выразился Герцен, ведь объективно мать такому взрослому человеку уже не могла принести практической пользы! Напротив, она требовала заботы и внимания. Следовательно, в чувстве Химика к старушке, его заботе и внимании не было никакого эгоизма — причиной его действий была самая настоящая искренняя любовь!

То есть проблема текста, как мне кажется, заключается в том, что убеждения человека не могут быть абсолютно нигилистическими. Как бы человек ни отрицал все доброе и «бесполезное», он все равно обладает способностью любит бескорыстно, у него все равно может болеть душа, которую он отрицает.

Автор, как мне кажется, находит в рассуждениях Химика очень много истины, но и сам указывает, что это примерно 75%. То есть писатель видит, что последовательный и полный нигилизм невозможен. Мне показалось что убеждения Химика оказали на Герцена, по его собственному мнению, очень сильное влияние и утвердили его в материалистическом понимании мира; он считает, что естественные науки очень важны и являются хорошим противоядием против чего-то мистического.

Мне трудно сказать, согласен ли я с автором, потому что он не объяснил, что он понимает под мистикой. Если суеверия, то я, конечно, согласен: изучение естественных наук, безусловно, предупреждает появление каких-либо суеверий и предрассудков. Понимание четкой связи событий в природе формирует рациональную картину мира, в которой нет места глупостям. Кроме того, естественные науки очень много значат в нашей жизни.

Читайте также:
А.И. Герцен блестящий публицист философ талантливый критик: сочинение

Если же А. Герцен всё-таки имел в виду духовность, нравственность, религиозность, то здесь я не готов согласиться с писателем, ведь хорошее знание естественных наук ни в коей мере не означает отсутствие у человека к любви к ближнему, интереса к философии или литературе и даже не делает специалиста по естественным наукам материалистом. В качестве примера можно назвать известного физика Паскаля, который прославился и как философ, врача Пирогова, который отличался исключительной любовью к людям и стремлением бескорыстно помогать им. Можно упомянуть также Святителя Луку Войно-Ясенецкого, который был замечательным хирургом, а в середине жизни внезапно принял монашество и с этого момента оперировал при иконах и ходил в рясе, не обращая внимания на угрозы представителей советской администрации, а затем отправился за свои убеждения в лагеря. Я думаю, что в своих взглядах надо сохранять разумную последовательность и осмотрительность, тогда они будут более правильными.

Готовое сочинение №6

Есть люди, которые сознательно отвергают привычные истины, противопоставляя отжившим порядкам новые взгляды. Можно ли оправдать такое пренебрежение традициями? Об этом рассуждает русский публицист и писатель А.И. Герцен. В его тексте поднимается проблема отрицания традиционных жизненных ценностей.

Знакомство с Химиком оказало значительное влияние на рассказчика, который изначально занимался литературой и не уделял много внимания естественным наукам. Да, без этих знаний человеку невозможно обойтись, но это не значит, что мы имеем право умалять важность других ценностей. Излишний материализм лишил героя способности наслаждаться жизнью. Он не верил в людей, и рассказчик не может принять подобное проявление эгоизма. Такие личности, как Химик, обречены на одиночество.

Отсутствие семьи – закономерное следствие нигилизма. Рассказчик отмечает, что его приятель всегда «говорил с ужасом о браке» и ни к кому не испытывал особенных чувств. Единственное, на что он был способен, – это «тёплая струйка», заметная в его отношении к матери. В теориях и взглядах этого учёного нет места любви, и такой подход к жизни охлаждает человеческое сердце. Рассказчику сложно понять, как можно отрицать духовное начало. Конкретизируя данную мысль, А.И. Герцен подчёркивает, что в современном мире сложно выжить без естественно-научных знаний, но все же они не способны вытеснить традиционные ценности. Само наше существование более глубоко и многогранно, чем может показаться на первый взгляд.

Итогом размышлений становится такая позиция автора: у крайнего нигилизма нет будущего, потому что он проявляется не только в материалистическом научном взгляде, но и в отрицании важнейших духовных ценностей. Рассказчик признает правоту Химика в «трёх четвертях» всего, что тот утверждал, но не может принять его эгоистические убеждения.

Нельзя не согласиться с мнением писателя. Действительно, если бы люди поставили под сомнение все идеалы и нормы, это привело бы к деградации общества. Ещё И.С. Тургенев в романе «Отцы и дети» подчеркнул несостоятельность идей своего героя. Базаров оказывается бессилен что-либо изменить перед лицом смерти и признает собственное поражение.

Таким образом, отрицание нравственных ценностей – верный шаг к равнодушию и духовному распаду личности.

Сам текст из 3 варианта по которому писались сочинения начинается так:

Об этом человеке носились странные слухи: говорили, что он был нелюдим, ни с кем не знался, вечно сидел один, занимаясь химией, проводил жизнь за микроскопом, читал даже за обедом и ненавидел женское общество. О нём сказано в «Горе от ума»:—Он химик, он ботаник, Князь Фёдор, наш племянник, От женщин бегает и даже от меня. Мои родственники называли его не иначе как Химик, придавая этому слову порицательный смысл и подразумевая, что химия вовсе не может быть занятием порядочного человека. С самого начала нашего знакомства Химик увидел, что я серьёзно занимаюсь, и стал уговаривать, чтоб я бросил «пустые» занятия литературой, а принялся бы за естественные науки.

Кто такой Александр Иванович Герцен? Историческое сочинение и Биография

Александр Иванович Герцен

Один из представителей оппозиционной интеллигенции, писатель и мыслитель, крупнейший деятель общественного движения (1812-1870 гг.). Направление мыслей и деятельности Герцена определили события 14 декабря 1825 г. Как отмечал сам Герцен, «казнь Пестеля и его товарищей окончательно разбудила ребяческий сон души моей». В 1828 г. на Воробьевых горах Герцен и его товарищ Огарев поклялись в вечной дружбе и неизменном решении отдать всю жизнь служению свободе. В Московском университете Герцен познакомился с социалистическим учением Сен-Симона, что повлияло на его мировоззрение. Через год после окончания университета Герцен, Огарев и несколько других лиц были арестованы за участие в студенческой вечеринке, на которой пелась вольнодумная песня и был разбит бюст императора Николая Павловича. Герцену назначили местом ссылки Пермь, а затем Вятку. При деятельном его участии в Вятке была основана первая публичная библиотека. В период ссылки в Новгород Герцен служил советником губернского правления и заведовал делами о злоупотреблениях помещичьей властью, о раскольниках и лицах, состоящих под надзором полиции. Размышления над недостатками российской действительности приводит Герцена к литературному творчеству. Первым произведением стал роман «Кто виноват?». Герцен считал основным злом России крепостное право, что отразилось в его произведениях, в том числе и в рассказе «Сорока-воровка».

С 1847 г. и до конца своей жизни Герцен прожил в эмиграции. Пребывание в Париже избавило его от идеализации Запада, т.к. Европа, по мнению Герцена, погрязла в невылазном болоте мещанства. С другой стороны, европейские революции 1848-1849 гг. заставили Герцена задуматься о том, как Россия может избежать капиталистического развития и революций. Герцен в 50-е гг. предложил теорию крестьянского социализма. Залогом русской социальной революции он считал крестьянскую общину, отсутствие развитой частной собственности крестьян на землю, традиции коллективизма, взаимопомощи, артельности в русском народе. В русской крестьянской общине Герцен видел прообраз ячейки социализма. Герцен выступил не только как теоретик, но и как пропагандист и популяризатор новых идей. В Лондоне совместно с Огаревым он стал издавать революционные издания — альманах «Полярная звезда» (1855-1868 гг.) и газету «Колокол» (1857—1867 гг.), влияние которых на революционное движение в России было огромным. Программа «Колокола» заключала в себе три конкретных положения: 1) освобождение крестьян от помещиков; 2) освобождение слова от цензуры; 3) освобождение податного сословия от побоев. Набрасывая эту программу, Герцен смотрел на нее как на программу-минимум, т.к. общественным идеалом для него был социализм.

Читайте также:
Начало литературной деятельности Герцена: сочинение

После отмены крепостного права и польского восстания 1863 г. влияние Герцена на представителей оппозиционного общественного движения снизилось. Одни отшатнулись от него за радикализм, а молодое поколение считало Герцена слишком умеренным. Характерен спор Герцена с Бакуниным, призывавшим к разрушению государства. Герцен считал: «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри».

Таким образом, Герцен являет собой уникальную фигуру российской истории. Писатель, философ, экономист, издатель, он оказал глубокое влияние на общественную мысль и движение в России. Герцен стал своего рода связующим звеном между первым поколением освободительного движения — декабристами — и оппозиционным движением в пореформенной России. Герцен явился основоположником мощного общественного течения — народничества, особого рода русского крестьянского социализма. Будучи первой фигурой русской эмиграции, Герцен создал Вольную типографию, издававшую альманах «Полярная звезда» и первую русскую революционную газету «Колокол». Гуманист и патриот Герцен искал для России «третий путь», который позволил бы ей освободиться от крепостничества и вместе с тем избежать капитализма и господства буржуазии. Герцен всегда имел твердую гражданскую позицию и заявлял ее, независимо от мнения государства и авторитетных представителей оппозиции. Огромен вклад Герцена и в русскую литературу. Он создает не имеющее аналогов произведение «Былое и думы» — синтез мемуаров, публицистики, литературных портретов, автобиографического романа, исторической хроники, новелл.

А. И. Герцен: краткая биография писателя

Герцен Александр Иванович – писатель, публицист и общественный деятель 19-го века. Широко известен как создатель произведения «Кто виноват?». Но мало кто знает о том, насколько была тяжела и интересна жизнь писателя. Именно о биографии Герцена мы и поговорим в этой статье.

Герцен Александр Иванович: биография

Родился будущий писатель в Москве 25 марта 1812 года в богатой помещичьей семье. Его отцом был Иван Алексеевич Яковлев, матерью – Луиза Гааг, шестнадцатилетняя дочь чиновника, служащего делопроизводителем в Штутгарте. Родители Герцена не были зарегистрированы и позднее также не узаконили брак. В итоге сын получил придуманную отцом фамилию – Герцен, которая была образована от немецкого herz, что переводится как «сын сердца».

Несмотря на свое происхождение, Александр получил на дому дворянское воспитание, которое главным образом основывалось на изучении иностранной литературы. Также он изучил несколько иностранных языков.

Большое действие на Герцена, хотя он был еще совсем ребенком, оказало сообщение о восстании декабристов. В те годы он уже дружил с Огаревым, который разделил с ним эти впечатления. Именно после этого происшествия в умах мальчика зародились мечты о революции в России. Гуляя на Воробьевых горах, он дал клятву сделать все ради свержения царя Николая I.

Университетские годы

Биография Герцена (полная ее версия представлена в литературных энциклопедиях) – это описание жизни человека, который пытался сделать свою страну лучше, но потерпел поражение.

Юный писатель, полный мечтаний о борьбе за свободу, поступает на физико-математический факультет Московского университета, где эти настроения только усилились. В студенческие годы Герцен участвовал в «маловской истории», к счастью, отделался очень легко – просидел вместе с товарищами несколько дней в карцере.

Что касается университетского преподавания, то оно оставляло желать лучшего и давало мало пользы. Лишь некоторые преподаватели знакомили студентов с современными веяниями и немецкой философией. Тем не менее молодежь была настроена весьма решительно и с радостью и надеждой встретила Июльскую революцию. Молодые люди собирались в группы, бурно обсуждали общественные вопросы, изучали историю России, воспевали идеи Сен-Симона и прочих социалистов.

В 1833 году Герцен оканчивает Московский университет, не утратив этих студенческих настроений.

Арест и ссылка

Еще в университете А. И. Герцен вступил в кружок, члены которого, в том числе и писатель, были арестованы в 1834 году. Александра Ивановича отправили в ссылку сначала в Пермь, а затем в Вятку, где его определили на службу в губернскую канцелярию. Здесь он встретился с наследником престола, которому суждено стать Александром II. Герцен был организатором выставки местных произведений и лично провел экскурсию для царской особы. После этих событий, благодаря заступничеству Жуковского, его перевели во Владимир и назначили советником правления.

Только в 1840 году писатель получил возможность вернуться в Москву. Здесь он тут же познакомился с представителями кружка гегельянцев, возглавляемого Белинским и Станкевичем. Однако в полной мере не смог разделить их взгляды. Вскоре вокруг Герцена и Огарева образовался лагерь западников.

Эмиграция

В 1842 году А. И. Герцен был вынужден отправиться в Новгород, где прослужил год, а затем снова вернулся в Москву. Из-за ужесточения цензуры в 1847 году писатель решает уехать за границу навсегда. Однако связь с Родиной не оборвал и продолжил сотрудничество с отечественными изданиями.

К этому времени Герцен придерживался скорее радикально-республиканских взглядов, нежели либеральных. Автор начинает публиковать серию статей в «Отечественных записках», которые имели ярко выраженную антибуржуазную направленность.

Февральскую революцию 1848 года Герцен воспринял с радостью, считая ее исполнением всех своих надежд. Но восстание рабочих, произошедшее в июне того же года и закончившееся кровавым подавлением, потрясло писателя, решившего стать социалистом. После этих событий Герцен сдружился с Прудоном и несколькими другими известными революционными деятелями европейского радикализма.

В 1849 году писатель покидает Францию и перебирается в Швейцарию, а оттуда в Ниццу. Герцен вращается в кругах радикальной эмиграции, которая собралась после поражения европейской революции. В том числе знакомится с Гарибальди. После смерти жены он переезжает в Лондон, где живет на протяжении 10 лет. В эти годы Герцен основывает Вольную русскую типографию, где печатаются запрещенные на Родине книги.

«Колокол»

С 1857 года начинает выпускать газету «Колокол» Александр Герцен. Биография автора свидетельствует о том, что в 1849 году Николай I приказал арестовать все имущество писателя и его матери. Существование типографии и нового издания стало возможным лишь благодаря финансированию банка Ротшильда.

Наибольшую популярность «Колокол» имел в годы, предшествовавшие крестьянскому освобождению. В это время издание постоянно доставлялось в Зимний дворец. Однако после проведения крестьянской реформы влияние газеты постепенно падает, а поддержка польского восстания, произошедшего в 1863 году, сильно подорвала тираж издания.

Читайте также:
Герцен Александр Иванович прозаик, публицист: сочинение

Конфликт дошел до того, что 15 марта 1865 года русское правительство обратилось с настойчивым требованием к Ее величеству Англии. И редакция «Колокола» вместе с Герценом была вынуждена покинуть страну и перебраться в Швейцарию. В 1865-м туда же переезжает Вольная русская типография и сторонники писателя. В том числе и Николай Огарев.

Литературная деятельность

А. И. Герцен начал писательскую деятельность в 30-е годы. Его первая статья, напечатанная в «Телескопе» 1836 года, была подписана именем Искандер. В 1842 были опубликованы «Дневник» и «Речь». Во время пребывания во Владимире Герцен написал «Записки молодого человека», «Еще из записок молодого человека». С 1842 по 1847 годы писатель активно сотрудничал с «Отечественными записками» и «Современником». В этих сочинениях он выступал против формалистов, ученых педантов и квиетизма.

Что касается художественных произведений, то самыми известными и выдающимися являются роман «Кто виноват?» и повесть «Сорока-воровка». Роман имеет большую ценность и, несмотря на скромные размеры, обладает глубоким смыслом. В нем поднимаются такие вопросы, как чувства и счастье в семейных отношениях, положение женщины в современном обществе и отношения ее с мужчиной. Главная мысль произведения заключается в том, что люди, которые основывают свое благополучие только на семейных отношениях, далеки от общественных и общечеловеческих интересов и не могут обеспечить для себя прочное счастье, ведь оно всегда будет зависеть от случайности.

Общественная деятельность и смерть

А. И. Герцен оказывал на умы своих современников огромное влияние. Несмотря на свое пребывание за границей, он умудрялся оставаться в курсе происходящего на Родине и даже влиять на события. Однако гибельным для популярности писателя стало его увлечение восстанием в Польше. Герцен встал на сторону поляков, хотя долго колебался и относился с подозрением к их деятельности. Решающим стало давление Бакурина. Результат не заставил себя ждать, и «Колокол» лишился большей части своих подписчиков.

Умер писатель в Париже, куда приехал по делам, от воспаления легких. Произошло это 9 января 1970 года. Изначально Герцена похоронили там же на кладбище Пер-Лашез, но позднее прах был перевезен в Ниццу.

Личная жизнь

Был влюблен в свою двоюродную сестру Александр Герцен. Краткая биография обычно не содержит подобных сведений, но личная жизнь писателя позволяет составить представление о его личности. Итак, сосланный во Владимир, он тайно женился на своей возлюбленной Наталье Александровне Захарьиной в 1838 году, увезя девушку из столицы. Именно во Владимире, несмотря на ссылку, писатель был наиболее счастлив за всю свою жизнь.

В 1839 году у четы родился ребенок, сын Александр. А еще через 2 года на свет появилась дочь. В 1842-м родился мальчик, умерший через 5 дней, а через год – сын Николай, страдавший от глухоты. Еще в семье родилось две девочки, одна из которых прожила лишь 11 месяцев.

Уже в эмиграции, находясь в Париже, жена писателя влюбилась в друга мужа Георга Гервега. Какое-то время семьи Герцена и Гервега жили вместе, но потом писатель потребовал отъезда друга. Гервег шантажировал его угрозой самоубийства, но в итоге покинул Ниццу. Жена Герцена умерла в 1852 году, через несколько дней после последних родов. Рожденный ею мальчик также вскоре скончался.

В 1857-м Герцен стал жить с Натальей Алексеевной Огаревой (фото которой можно увидеть выше), женой своего друга, которая воспитывала его детей. В 1869-м у них родилась дочь Елизавета, впоследствии покончившая жизнь самоубийством из-за неразделенной любви.

Философские взгляды

Герцен (краткая биография это подтверждает) ассоциируется в первую очередь с революционным движением в России. Однако по своей натуре писать не был агитатором или пропагандистом. Скорее его можно назвать просто человеком очень широких взглядов, хорошо образованным, с пытливым умом и созерцательными наклонностями. Он на протяжении всей своей жизни пытался найти истину. Герцен никогда не был фанатиком каких-либо убеждений и не терпел этого в других. Именно поэтому он так никогда и не принадлежал к какой-то одной партии. В России он считался западником, но, попав в Европу, он осознал, сколько недостатков в той жизни, какую так долго воспевал.

Герцен всегда менял свои представления о чем-либо, если изменялись факторы или появлялись новые нюансы. Никогда не был ничему безоглядно предан.

Послесловие

Мы познакомились с удивительной жизнью, какую прожил Герцен Александр Иванович. Краткая биография может включить лишь некоторые факты из жизни, но, чтобы окончательно понять этого человека, необходимо прочитать его публицистику и художественную литературу. Потомкам же стоит помнить о том, что Герцен всю свою жизнь мечтал только об одном – о благополучии России. Видел он это в свержении царя и оттого был вынужден покинуть милую сердцу Родину.

Герцен в эмиграции

Герцен видел в эмиграции и таких республиканцев, которые вызывали у него искреннее уважение. «Что за мужественное, решительное выражение в лицах, что за стремительная готовность подтвердить делом — слово; сейчас идти на бой, стать под пулю, казнить, быть казненным»,— восхищается он и одновременно сожалеет о них. Он поясняет: «Не думайте, что мне стало их жаль потому, что, может быть. через неделю они погибнут на баррикадах, пропадут на галерах, в депортации, на гильотине или, по новой моде, их, может, перестреляют с связанными руками, загнавши куда-нибудь в угол Карусельской площади или под внешние форты».

Герцену жаль их, потому что он осознал утопизм их стремлений, ограниченность той цели, которую они выдвинули. Свергнуть монархию и утвердить демократическую республику — этого мало. А если к тому же республика со всей энергией примется защищать частную собственность, это будет совсем плохо. «Они отдадут кровь, силы, жизнь и состаревшись увидят, что из их труда ничего не вышло»,— предвидит Герцен. Потому что человечество нуждается не в демократической, а в социалистической республике.

Понимают ли это французские республиканцы, оказавшиеся в эмиграции, имеющие теперь массу времени для осмысления своей деятельности? Понимают ли это эмигранты немецкие, итальянские, венгерские, польские? Какие выводы сделали они из недавних успехов и совсем недавних поражений своих?

«Эмигранты 1849 года не верили еще в продолжительность победы своих врагов, хмель недавних успехов еще не проходил у них, песни ликующего народа и его рукоплескания еще раздавались в их ушах,— вспоминал Герцен в «Былом и думах».— Они твердо верили, что их поражение — минутная неудача, и не перекладывали платья из чемодана в комод».

Читайте также:
А.И. Герцен блестящий публицист философ талантливый критик: сочинение

Герцен раз и навсегда избрал своей целью социализм — и он в эмиграции подчинил свои думы, свою деятельность достижению этой цели. Знакомясь с обстановкой, сложившейся в Западной Европе, он обращает внимание прежде всего на ее революционный потенциал, он изучает те демократические и революционные слои, которые могли бы обеспечить осуществление социалистической мечты Герцена.

Эмигранты из разных стран и с разными программами привлекали внимание Герцена именно потому, что они казались, по общему признанию, той силой, которая уже пыталась преобразовать Европу. Пусть их постигла неудача, но если революция неизбежна, если социализм действительно является тем будущим, которое ожидает Европу и весь мир, то в среде эмигрантов надо искать разгадку прежних неудач и предвестия будущей победы.

Герцен изучал мир эмиграции самым пристальным образом — не ради удовлетворения своей любознательности и не ради отвлеченного научного интереса. Изучить, правильно познать — это значит избежать повторения прежних ошибок и неудач, это значит подготовить успех грядущей революции.

От правильного познания этого пестрого мира зависят судьбы человечества. Именно здесь, в среде эмигрантов, находятся возможные главы революционных правительств, народные предводители, великие полководцы освободительных армий, законодатели и просветители. Это мир возможных титанов демократического движения и социального преобразования. Они где-то здесь, рядом, за столиком кафе, где обмениваются незначительными мнениями заурядные на вид посетители. Ведь «язык дан человеку, чтобы скрывать свои мысли», заявил великий лицемер Талейран. Или они в приличной гостиной дымят сигарами и прихлебывают из бокалов вино. А может быть, прогуливаются по парижским бульварам, вглядываясь в толпы парижан, взвешивая их готовность к выступлению и оценивая шансы на успех нового восстания. Или готовят тайные инструкции своим последователям, которые на местах — в Ломбардии, Венеции, Папской области, Неаполе, в Вене, Польше и на Рейне — собирают силы для решительного натиска против тиранов.

Та эмиграция, которую видел Герцен,— это мир уже разбитых надежд и еще не состоявшихся возможностей. Потерпев поражение, революционеры из Германии, Франции, Италии, Польши, России бежали за границу. Но они не сдались, они строят новые планы, ждут, когда восставшие народы позовут испытанных бойцов.

Здесь оказались самые разные люди — и не только по возрасту, натуре или роли в событиях революционной поры. Они представляют разные сословия, классы и народы, причем не все из этих народов находились к моменту революции на одинаковом уровне социально-политического развития. Они вместе участвовали в одной революции, но цели у них в ряде случаев были различные. Даже те, кто видел цель в достижении социализма, нередко понимали социализм несходным образом.

Социально-политическая пестрота была присуща массам, участвовавшим в революции. Этим и объясняется дробность и пестрота устремлений среди эмигрантов.

Герцен именно потому и воспринимает с такой обостренностью проблему национальной и социально-исторической обусловленности поведения эмигрантов. Он впадает в преувеличения и делит мир эмиграции преимущественно по национальному признаку: есть эмиграция французская — со своими целями, с особенными достоинствами и недостатками; есть эмиграция польская, погруженная в мечты о былом величии Польши в ее «золотом» XVI веке; есть эмиграция немецкая, казавшаяся Герцену воплощением национальных недостатков: грубости, националистической ограниченности и необоснованных притязаний на мировое первенство. Особо выделял он эмиграцию итальянскую, продемонстрировавшую великую самоотверженность и удивительное умение сосредоточенно работать во имя поставленной цели — освобождения Италии от власти австрийцев, пап, неаполитанских Бурбонов, французских оккупантов и сплочения ее в едином государстве.

С горечью и грустью пишет Герцен об эмигрантах, занесенных на чужбину, в дымный, деловой, равнодушный к их проблемам Лондон: «Сидят эти чужие, эти гости, за джином с горячей водой, с холодной водой и совсем без воды, с горьким портером в кружке и с еще больше горькими словами на губах. Каких оригиналов, каких чудаков я не нагляделся между ними! Тут рядом с коммунистом старого толка, ненавидящим всякого собственника во имя общего братства,— старый кар-лист, пристреливавший своих родных братьев во имя любви к отечеству. Там рядом с венгерцем, рассказывающим, как он с пятью гонведами опрокинул эскадрон австрийской кавалерии. немец, дающий уроки музыки, латыни, всех литератур и всех искусств из насущного пива, атеист, космополит, презирающий все нации, кроме Кур-Гессена или Гессен-Касселя, смотря по тому, в котором из Гессенов родился, поляк прежне- * го покроя, католически любящий независимость, и итальянец, полагающий независимость в ненависти к католицизму».

Мир эмиграции поражает пестротой. Не сладкую участь готовит он своим пришельцам. Страшны будни людей, оставшихся без родины и не имеющих «выгодной» профессии. Бедность, переходящая в нищету; скудно оплачиваемый труд; отношение к ним лондонцев — как к людям низшего сорта. Бывший австрийский лейтенант просит: «Если у вас найдутся поношенные панталоны, вы неизреченно меня обяжете». Бывший русский помещик Бахметев собрался на Маркизовы острова, чтобы завести там «колонию на совершенно социальных основаниях»; Европа еще не созрела для социализма, а обитатели далеких островов созрели. Бахметев тоже просит Герцена: взять на сохранение двадцать тысяч франков, а если Бахметев пропадет в океанической дали, то передать эти деньги для дела русского освободительного движения. Бывший участник Бадснского восстания 1849 года Август Виллих, человек симпатичный Герцену, помыкался в эмиграции и, наконец, уехал в Америку, в Нью-Йорк, «где получил от правительства место землемера». Увядают мечты, надежды разбиваются вдребезги, таланты гибнут. Но это, пожалуй, даже не самое страшное. Самое страшное Герцен показывает на примере польской эмиграции, имевшей почтенный возраст — с подавления восстания 1831 года: «Отрезанная от страны, эмиграция осталась на другом берегу и, как дерево без новых соков, вяла, сохла, делалась чужой для родины, не переставая быть чужой для стран, в которых жила».

У эмигрантов есть свои радости, свое горе и понятия о чести, совести, долге, счастье. Здесь есть свои герои и трусы, лучшие и худтпие люди.

Герцен пристально вглядывался в этот мир, в его представителей, в их помыслы. Он как бы взвешивал их души на весах социалистического идеала. Конечно, герои привлекают его внимание прежде всего. Он замечает крупные фигуры в освободительном движении Европы — и еще более укрупняет их, когда рассказывает об их жизни, об их подвигах и тех гонениях, которые обрушились на них.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » Герцен в эмиграции. И в закладках появилось готовое сочинение.

Читайте также:
Роман Герцена Кто виноват?: сочинение

Жизнь и творчество (Герцен А. И.)

Роман «Кто виноват?» и повесть «Сорока-воровка» – лишь часть огромного и разностороннего творческого наследия Александра Ивановича Герцена. В историю России Герцен вошел как яркий многогранный талант: великий писатель- реалист, он также был выдающимся философом, сыграл большую роль в революционном движении и прославился как блестящий публицист, издававший газету «Колокол» и альманах «Полярная Звезда».

Вся сознательная жизнь Герцена была отдана великой цели – борьбе за освобождение русского народа от гнета самодержавия и крепостничества.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что Герцен всегда оставался последовательным врагом насилия и убежденным демократом.

В художественных произведениях Герцена нашла отражение русская жизнь в период после разгрома декабрьского восстания 1825 года. Самодержавие искореняло любые проявления «свободомыслия». В удушающей атмосфере сыска и преследований задыхались и преждевременно погибали яркие та-ланты – Пушкин, Лермонтов, Полежаев, Кольцов, Бестужев- Марлинский, Кюхельбекер, Гоголь, Белинский. Однако народ не был сломлен и духовные силы его не иссякли. Творчество Герцена, как и многих других писателей сороковых годов XIX века, – убедительное свидетельстве жизнестойкости и могучих творческих сил русского народа.

Герцен чувствовал кровную связь с угнетенным народом и на себе испытал многие из тех преследований, которые обрушивались на бесправные низы. «Совершенно чужой в родительском доме, – вспоминал он о своем детстве. – И на каждом шагу оскорбления, да какие, – которые могли бы отправить в сумасшедший дом взрослого». Внебрачный сын родовитого московского барина И. А. Яковлева и Генриетты Луизы Гааг, уроженки Штутгарта, Герцен долгое время оставался на положении «воспитанника»; это лишало его тех прав, которыми обладали законные дворянские отпрыски. С острым вниманием присматривался он к жизни вовсе бесправных крепостных и рано начал размышлять о взаимоотношениях людей в обществе. «Политические мечты занимали меня день и ночь», – вспоминал он о той поре, когда ему было всего четырнадцать лет.

У декабристов, у французских социалистов-утопистов искал Герцен ответ на наболевшие вопросы современной ему общественной жизни. Он сознавал, что она устроена несправедливо и что ее необходимо перестроить. «Мир ждет обновления, – так полагал Герцен, когда в 1833 году делился своими мыслями с Огаревым, дружеские отношения с которым сохранил до конца своей жизни. – Надобно другие основания положить обществам Европы».

Подобные убеждения в царской России того времени приравнивались к государственному преступлению. Менее чем через год последовало суровое наказание.

В июле 1834 года арестовали Огарева по делу «о лицах, певших в Москве пасквильные песни»: жандармские провокаторы начали дело об «оскорблении величества», выискивали и хватали «вольнодумных» молодых людей. У Огарева при аресте отобрали письма Герцена. Прочитав их, жандармы обнаружили еще одного «преступника»: за опасные мысли «признано Необходимым взять под арест и самого Герцена».

При обыске у Герцена изъяли бумаги. Они поступили в следственную комиссию. «Мудрые» следователи решили, что Герцен – «смелый вольнодумец, весьма опасный для общества».

По законам Российской империи политическим преступлением могли считаться не убеждения или записки в личном дневнике, а действия, направленные против существующего порядка. Не считаясь с этим, Герцену поставили в вину соображения, высказанные в письмах к другу, и размышления наедине с собою, оставшиеся в личных бумагах. Решая меру преступления, Герцена продержали в заключении почти пол- года. Наконец комиссия сочла необходимым за подобный «образ мыслей отослать его на службу в какую-либо отдаленную губернию под строгое наблюдение- начальства». Жандармы также не спускали с Герцена глаз; тайные донесения о его поведении регулярно поступали в Петербург во все время пребывания его в ссылке.

Сначала Герцен попал в Пермь, оттуда в Вятку (1835–1837) и, наконец, во Владимир (1838–1839). За годы ссылки он познакомился с такими сторонами русской действительности, о которых ранее не имел представления. Он увидел незамаскированное, наглое взяточничество, казнокрадство и над-ругательство над народом. Особенно отчетливо он уяснил себе роль чиновничества в системе общественных отношений. Чиновники представляли государство. Что бы они ни творили – они оставались почти всегда безнаказанными: вся мощь государства стояла за ними – закон, авторитет императорской власти, церковь, армия, полиция. В руках чиновников сосредоточивалась громадная, практически бесконтрольная сила. И ее-то чиновничество использовало для личного обогащения.

Беззаконие происходило невероятное. «Перед окончанием моей вятской жизни, – вспоминал он в «Былом и думах», крупнейшем своем произведении, – департамент государственных имуществ воровал до такой наглости, что над ним назначили следственную комиссию».

Разумеется, никакая комиссия из чиновников не могла искоренить хищнической природы императорского чиновничества. Рука руку моет. Чиновники ухитрялись создавать поистине фантастические дела: «о перечислении крестьянского мальчика Василья в женский пол» или дело «о потере неизвестно куда дома волостного правления и о изгрызении плана оного мышами».

За комическими формулами подобных дел стояли живые люди. Следствие, проводимое вымогателями, в большинстве случаев тянулось годами и стоило многих унижений, страданий и слез простым людям.

Герцен осознал, что русское чиновничество служит крепостническому государству и что нельзя рассчитывать на восстановление справедливости с помощью отдельных честных чиновников: такие на службе не задерживались.

В 1839 году Герцену разрешили вернуться в Москву. Год спустя он переехал в Петербург, где выходили наиболее известные русские журналы: в ссылке он увлеченно работал над своими художественными замыслами и теперь решил принять активное участие в литературной деятельности. Герцен сбли-зился с передовыми литераторами. Жандармы по-прежнему следили за ним, не обходили его своим вниманием. Его письма перехватывались; в одном из них – в письме к отцу в ноябре 1840 года – вычитали «крамольное» высказывание о столичной полиции: Герцен сообщил о том, что у всех было на устах – будочник ограбил и убил прохожего.

Кара снова обрушилась на Герцена. Его отправили в новую ссылку – на этот раз в Новгород (1841–1842).

Источники:

    Герцен И.А. Кто виноват? Роман. – Сорока-воровка. Повесть. Вступит, ст. и примеч. С. Е. Шаталова. Рис. В. Панова. М., «Дет. лит.», 1977. 270 с. с ил. (Школьная б-ка).

Аннотация:По характеристике В. И. Ленина А. И. Герцен в крепостной России сороковых годов XIX века «сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с величайшими мыслителями своего времени». В эти годы Герценом были написаны замечательные художественные произведения: роман «Кто виноват?» и повесть «Сорока-воровка. »

Читайте также:
Герцен. Психологические контуры: сочинение

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id3472

Alib.ru > Автор книги: герцен. Название: сочинения герцена

Герцен А.И. Сочинения А.И. Герцена: [Полный комплект одиннадцати книг: в десяти томах с приложением сборника посмертных статей].
Полный комплект одиннадцати книг в библиофильских переплетах эпохи. На каждом переплете тиснение золотом названий помещенных в томе сочинений. Первое собрание сочинений. Все тома в полной комплектности, без штампов. / / / Александр Иванович Герцен (1812 — 1870) — русский публицист-революционер, писатель, педагог, философ. Принадлежал к числу крайне левых политиков и критиков монархического устройства в России, выступая за социалистические преобразования, добиваться которых предлагал путем революционных восстаний. С 1847 г. — в эмиграции. В Лондоне основал Вольную русскую типографию для печатания запрещенных изданий и с 1857 года издавал революционную еженедельную газету «Колокол» (1857 — 1867 гг.). Первое собрание сочинений Герцена было издано в Женеве, так как издание в России было невозможно. Почти до конца XIX в. оно было запрещено к ввозу и распространению в России. Согласно высочайшему повелению от 18 февраля 1871 года, сочинения лиц, признанных «изгнанными из отечества, тайно покинувших его или государственных преступников, какого бы вида ни были эти сочинения и в каком бы виде они ни издавались, под собственными ли именами или под какими-либо псевдонимами или знаками», не могли быть допущены к обращению. Книги Герцена уничтожались, с большими трудностями проникая через границу, тиражи сохранялись в небольшом количестве экземпляров. Все сочинения, помещенные в этом собрании, были внесены в каталоги книг, запрещенных для публичных библиотек. Этим объясняется чрезвычайная редкость данного издания, особенно редок полный комплект. О П И С Ь Т О М О В. ТОМ ПЕРВЫЙ: Дневник. – Дилетантизм в науке. – Буддизм в науке. 1875 г., XXIII, 383 с. — ТОМ ВТОРОЙ: Гоффманн. – Речь, сказанная при открытии Вятской Публичной Библиотеки. – Письма об изучении природы. – Рассказы о временах меровингских. – По поводу одной драмы. 1876 г., [4], 338, [1] с. — ТОМ ТРЕТИЙ: Кто виноват? – Москва и Петербург. – Новгород Великий и Владимир на Клязьме. – Сорока-воровка. – Доктор Крупов. – Мимоездом. 1878 г., [6], 368 с. — ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ: Долг прежде всего. – Поврежденный. – Письма из Франции и Италии. 1878 г., [2], 393, [2] с. — ТОМ ПЯТЫЙ: С того берега. – Русский народ и социализм. – Крещеная собственность. – Старый мир и Россия. – Вольное русское книгопечатание в Лондоне. – Юрьев день! Юрьев день! – Поляки прощают нас. – Вольная русская община в Лондоне. – XXIII годовщина польского восстания в Лондоне. – Народный сход в память февральской революции. 1878 г., [8], 351 с. — ТОМ ШЕСТОЙ: Былое и думы, 1812-1838, том первый. 1878 г., [4], 377, [3] с. — ТОМ СЕДЬМОЙ: Былое и думы, 1838-1847, том первый. 1879 г., [4], 381, [2] с. — ТОМ ВОСЬМОЙ: Былое и думы, 1847-1850, том второй, между четвертой и пятой частью, часть пятая. 1879 г., [4], 395, [1] с. — ТОМ ДЕВЯТЫЙ: Былое и думы, 1850-1864, том второй, часть пятая. 1879 г., [4], 427, [1] с. — ТОМ ДЕСЯТЫЙ: Былое и думы, 1867-1868. – Разные статьи. 1879 г., [4], 437, [3] с. — [ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ТОМ]: Сборник посмертных статей Александр

В продаже:

Продавец Описание Состояние Фото Купить по цене
1 BS-Галина
Краснодарский край.
СПб. Издание Ф. Павленкова. 1905г. VI + 649 с. Твердый переплет, Увеличенный формат. Состояние: Имеющиеся страницы – хорошее. Нет первых двух листов. Отсутствуют листы после стр. 624. Оторваны половинки двух листов: стр. 9-10, 11-12.Штамп на стр. 337. фото – фото – фото – фото – фото – фото Купить за 200 руб.
2 BS-BSKerjak
Красноярск.
Спб. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 514 стр. Твердый владельческий переплет с золотым тиснением, увеличенный формат. Состояние: Очень хорошее, выпадение фронтисписа (обрезано поле) Купить за 200 руб.
3 BS-fedot
Санкт-Петербург.
СПб Издание Ф.Павленкова 1905г. твердый переплет, обычный формат. Состояние: удовлетворительное, корешок подклеен,некоторые страницы выпадают Купить за 300 руб.
4 BS-Mickle
Санкт-Петербург.
СПб. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 510стр. Портрет автора. Твердый переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее.Подклеейка перед титулулом.Надписи на авантитуле.Трещина 492 стр.Небольшие потертости обложки. Обложка, илл, титул и пр Купить за 350 руб.
5 BS-Gefest
Санкт-Петербург.
С.-Петербург. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 650 с. Твердый переплет, увеличенный формат. Состояние: хорошее, штамп Купить за 500 руб.
6 BS-Gefest
Санкт-Петербург.
С.-Петербург. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 464с. Твердый переплет с золотым тиснением., увеличенный формат. Состояние: хорошее Купить за 500 руб.
7 BS-Иркут
Иркутск.
С.-Петербургъ. Издание Ф.Павленкова. 1905г. 400 с. Твердый полукожаный переплет., Увеличенный формат. Состояние: Корешок и края крышек переплета потерты,штампы несущ.библиотеки.Страницы-очень хорошее. Фото1 – 2 – 3 – 4 – 5 – 6 – 7 Купить за 600 руб.
8 BS-DMITRY
Омск.
СПб Издание Ф.Павленкова 1905 г. VI + 649 с. Твердый полукожанный переплет времени издания, Слегка увеличенный формат. Состояние: хорошо Купить за 600 руб.
9 BS-Trinity
Санкт-Петербург.
Санкт – Петербург. Издание Ф. Павленкова . 1905г. 495с.портр. владельческий с кожаным корешком переплет, увеличенный формат. Состояние: Хорошей сохранности корешок треснул Купить за 700 руб.
10 BS-Trinity
Санкт-Петербург.
Санкт – Петербург. Издание Ф. Павленкова . 1905г. 495с.портр. владельческий с кожаным корешком переплет, увеличенный формат. Состояние: Хорошей сохранности корешок треснул Купить за 700 руб.
11 BS-fedot
Санкт-Петербург.
СПб Издание Ф.Павленкова 1905г. 460 с. Полукожаный переплет, Увеличенный формат. Состояние: хорошее Купить за 700 руб.
12 BS-DMITRY
Омск.
СПб Издание Ф.Павленкова 1905 г. 590 с. + 464 с. Твердый полукожанный переплет времени издания, Слегка увеличенный формат. Состояние: Отсутствует фрагмент 17 с., в остальном хорошо Купить за 900 руб.
13 BS-DMITRY
Омск.
СПб Издание Ф.Павленкова 1905 г. 460 с. + 400 с. Твердый полукожанный переплет времени издания, Слегка увеличенный формат. Состояние: Отсутствует фрагмент 17 с., в остальном хорошо Купить за 900 руб.
14 BS-Drok-u
Москва.
СПб. Издание Ф. Павленкова 1905г. 460с. Твердый переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее. Имеется штамп фото Купить за 1000 руб.
15 BS-Drok-u
Москва.
СПб. Издание Ф. Павленкова 1905г. 400с. Твердый переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее. Имеется штамп фото Купить за 1000 руб.
16 BS-Drok-u
Москва.
СПб. Издание Ф. Павленкова 1905г. 650с. Твердый переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее. Имеется штамп фото Купить за 1000 руб.
17 BS-Drok-u
Москва.
СПб. Издание Ф. Павленкова 1905г. 590с. Твердый переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее. Имеется штамп фото Купить за 1000 руб.
18 BS-Arhon
Владикавказ.
Спб. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 460 +514с. твердый переплет, увеличенный формат. Состояние: Подробности и фото письмом. Купить за 1000 руб.
19 BS-Trinity
Санкт-Петербург.
Санкт-Петербург, Изд. Ф. Павленкова. 1905г. VII, 590 с., портр владельческий с кожаным корешком и золотым тиснением переплет, Увеличенный формат. Состояние: очень хорошее печати несуществующей организации Купить за 1000 руб.
20 BS-Lawson
Санкт-Петербург.
С.-Петербург. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 464с. Твердый переплет с золотым тиснением., Увеличенный формат. Состояние: Хорошее. Старые штампы, инв.№.. Стерлось золото на корешке.. Обложка – Форзац,Портрет,Титул. Купить за 1000 руб.
21 BS-Trinity
Санкт-Петербург.
Санкт-Петербург, Изд. Ф. Павленкова. 1905г. VI, 649 с., 2 л. Порт владельческий с кожаным корешком и золотым тиснением переплет, Увеличенный формат. Состояние: очень хорошее печати несуществующей организации Купить за 1200 руб.
22 BS-Antikes
Санкт-Петербург.
СПб Издание Ф.Павленкова. 1905г. 495с. Полукожаный переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее, раскол по сгибу внизу корешка, блок расшатан. 1 – 2 – 3 – 4 Купить за 1500 руб.
23 BS-Искатель
Москва.
СПб. Издание Ф. Павленкова. 1905г. 6с.+649с. Твердый переплет, увеличенный формат. Состояние: хорошее, книга в полукожаном переплете эпохи с блинтами и золотым тиснением, обе издательские обложки сохранены под переплетом, тройной тонированный обрез, надрыв корешка. Купить за 1700 руб.
24 BS-Константин
Москва.
Женева-Базель-Лион: Imp. russe A. Troussoff, 1875г. XXIV, 384 с. мягкий переплет, увеличенный формат. Состояние: под достойный переплет, листы в хорошей сохранности, книжный блок в полной комплектности, не обрезан, расходится на 2 части, списанный библ. экземпляр, штамп только на последней стр., обложка в плохой сохранности, отдельно от блока, потрепана, с утратами по краям 01 – 02 – 03 – 04 – 05 – 06 – 07 Купить за 2000 руб.
25 BS-Константин
Москва.
Женева-Базель-Лион: Imp. russe A. Troussoff, 1879г. [4], 440 с. мягкий переплет, увеличенный формат. Состояние: под достойный переплет, листы преимущественно в хорошей сохранности, книжный блок в полной комплектности, не обрезан, частично расходится на тетради, списанный библ. экземпляр, штамп только на последней стр., след от перевязывания бечевкой, обложка в плохой сохранности, отдельно от блока, потрепана, с утратами по краям, последний лист с оглавлением также отдельно и немного потрепан по краям 01 – 02 – 03 – 04 – 05 – 06 – 07 – 08 – 09 – 10 Купить за 2000 руб.
26 BS-komo-antic
Москва.
С-Пб. Изд. Ф. Павленкова. 1905г. 648с. Составной слепой владельческий переплет, Увеличенный формат. Состояние: Близко к хорошему, сильная потетость переплета, печати на титульном листе и на некоторых страницах, владельческие пометы в тексте. Посмотреть – Посмотреть – Посмотреть – Посмотреть Купить за 2000 руб.
27 BS-Antikes
Санкт-Петербург.
СПб Издание Ф.Павленкова. 1905г. 514с. Полукожаный переплет, Увеличенный формат. Состояние: Хорошее, блок слегка расшатан. 1 – 2 – 3 – 4 – 5 Купить за 2000 руб.
28 BS-Albany
Москва.
Geneve-Bale-Leon 1875г. XXIII, 383с. Твердый переплет, формат 21х13,5 см. Состояние: Хорошее. Купить за 4000 руб.
29 BS-domgen
Москва.
СПб. Типография М. Меркушева. 1905 – 1913г. 495 с., 464с., 460с., 400с., 649с. Твердый владельческий переплет., Увеличенный формат. Состояние: Хорошее. Переплеты – Корешки – Титулы – Портреты-1 – 2 – 3 – 4 – Из оглавления-1 – 2 – 3 – 4 – 5 – 6 – 7 – 8 Купить за 5000 руб.
30 BS-Trinity
Санкт-Петербург.
Санкт-Петербург, Издание Ф. Павленкова Книгопечатня Шмидт. 1905г. около 3500с ил В трех владельческих времени издания твердых переплетах, увеличенный формат. Состояние: хорошее-очень хорошее Купить за 7000 руб.
31 BS-Libreria
Москва.
С-Петербург Издание Ф. Павленкова 1905г. 495 с.+590 с.+464 с.+460 с.+400 с.+649 с. Твердый полукожаный переплет эпохи., Обычный формат. Состояние: Хорошее Общий вид – Титульный лист Купить за 7000 руб.
32 BS-Fler_
Москва.
Geneve-Bale-Lyon H. Georg, Libraire-Editeur 1879г. 384 с., 396 с.428 с., 440 с. Владельческий картонаж переплет, Обычный формат. Состояние: Между хорошей и удовлетворительной сохранностью. Купить за 25000 руб.
33 BS-Bookvica
Москва.
СПб. Ф. Павленков 1905г. В четырех полукожаных переплетах эпохи с золотым тиснением по корешкам и верхним крышкам, вытиснены владельческое имя и монограмма., Увеличенный (23х17 см). Состояние: В очень хорошем состоянии. фото – фото2 Купить за 30000 руб.
34 BS-arts-berlin
Германия, Берлин.
Женева. 1875–1879.г. В трех красивых составных переплетах, корешки обновленные с тиснением золотом, крышки старые., 213х146 формат. Состояние: очень хорошее переплеты – корешки – титул – титул – стр. – титул – портрет Купить за 30000 руб.
35 BS-Oleg1
Санкт-Петербург.
С.-Петербург. Издание Ф.Павленкова. 1905г. около 3500с.илл. твердый голубой красивый тисненный переплет,надписись золотом., Обычный формат. Состояние: Хорошее Купить за 35000 руб.
36 BS-Sunduk_knig
Москва.
— СПб.: Изд. Ф. Павленкова 1905г. Твердые полукожанные переплеты времени издания с углами, бинтами и тиснением золотом на корешке, 22,8х16,0 см. Состояние: Очень хорошая сохранность Фото – Фото – Фото – Фото – Фото Купить за 51000 руб.
37 BS-Sunduk_knig
Москва.
— Женева, Базель, Лион: H. Georg, Imp. russe A. Troussoff 1875-1879, 1904г. Полукожаные переплеты времени издания с углами, бинтами, ляссе, торшонированными обрезами и золотым тиснением на корешках, немного увеличенный формат. Состояние: Коллекционный комплект в отличной сохранности и в уникальных переплетах эпохи. Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото – Фото Купить за 250000 руб.
38 BS-Искатель
Москва.
Geneve-Bale-Lyon. H.Georg. 1875-1879г. XXIII,383 c., 338c. + 368, 393 c. + 351, 377 c. + 381, 395 c. + 427, 437 c. Твердый переплет, обычный формат. Состояние: очень хорошее, полукожаные переплеты эпохи, экслибрис Максима Ковалевского (Париж). Купить за 350000 руб.
Читайте также:
Начало литературной деятельности Герцена: сочинение
Лучшие продавцы >>>

Copyright &#169 1999 – 2021, Ведущий и K&#176. Все права защищены.
Вопросы, предложения пишите в книгу

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: