Чем велик Гогол, как писатель и как человек: сочинение

Человек-эпоха в русской литературе: что рассказать ученикам о Николае Гоголе?

В чем суть?

Николай Гоголь — очень многогранный писатель; внимательный и любопытный, пишущий об окружающей действительности — и все-таки не совсем в духе реализма. У Гоголя всегда есть много мистики, гротеска. И это, скорее всего, благодаря невероятно яркому воображению писателя — или он обладал таким особым видением реальности. Он так видел — и то, что он видел, иногда оказывается сильнее всякого воображения.

«Кто же это назвал Гоголя реалистом? Помню я свои школьные учебники — Гоголь только реалистом в них и был. А что же такого реалистичного? Черт, на котором Вакула летит в Петербург? Черевички, которые царица дарит ему для Оксанки? Солоха, которая сама ведьма? Что же в нем такого реалистичного? Или, может быть, нос, который оторвался и гуляет сам по себе по Петербургу? У Гоголя все построено на великолепном писательском воображении. Он помнит, что еще в детстве делал так: стоит человеку пройти мимо него, а он, мальчиком, домысливает его биографию. Кем этот человек был? В какой семье живет? Куда он идет? Кем он хочет стать? И так рождались фантомы, Гоголевские фантомы — призраки, населяющие художественный мир Гоголя. Все у Гоголя чересчур, невероятно яркое, запоминающееся. Этот мир выглядит удивительным созданием писательского воображения и писательской фантазии». (Б. Ланин).

Итак, Гоголь придумывал, то есть создавал целые миры. По приезде в Петербург он пытается выдумать Петербург — и вдруг после «Петербургских повестей» в этом городе становятся модными депрессия, ночные кошмары и мания величия. В «Ревизоре» он придумал уездный город и типы провинциальных чиновников — и сам удивился, когда в них узнали реальных лиц (знаменитое «всем досталось, а мне больше всех», сказанное императором Николаем I).

«Мертвые души» — это придуманные странствия по России. Убогая и обильная, мечтательная и бессильная, расточительная и скопидомная — в лице представших перед взором Чичикова карикатурных помещиков, — эта Россия была воспринята современниками как настоящая, как последняя правда о ней. Придуманные Гоголем миры воспринимались как реальные, настоящие, более правдивые, чем правда.

Готовясь к разговору с учениками о Гоголе, стоит сделать упор именно на эту уникальную способность Гоголя — придумывать миры, которые затем становятся реальными. Предложите ученикам поставить себя на место писателя, создать собственный вымысел. Например, нарисуйте план квартала, в котором находится ваша школа, и придумайте мифологию мест, которые пометили на плане. За счет чего вымысел становится похож на правду, в каком-то смысле даже более правдив?

Это задание хорошо выполнять, разбив класс на группы и создав виртуальные кабинеты для каждой группы. Для этого воспользуйтесь сервисом «Классная работа» цифровой платформы LECTA: в нем уже есть шаблоны творческих заданий, которые ученикам предстоит заполнить своими наблюдениями.

О личности и жизненном пути

Откуда «вырос» Гоголь? Когда он начал учиться в Нежинском лицее, современной литературой считались Сумароков и Тредиаковский. Когда он ушел из жизни, современной литературой был сам Гоголь. Два «крестных отца» было у Гоголя: Пушкин и Белинский, а вот школьные учителя его были скверными; учитель литературы был настолько безразличным и безграмотным, что один из учеников переписал главу из «Евгения Онегина» и подал ему как свою собственную — а тот и не заметил. Не похвалил, не пристыдил: сдал — и ладно.

Учитель — таким был один из первых псевдонимов Гоголя. Так он подписывал свои первые статьи и стихи. Он предчувствовал свою миссию: стать учителем нации, занять место человека, который подготовит Россию к ее исключительной духовной миссии в мире. Он жаждал кафедры, мечтал о преподавании: начал читать лекции по истории, однако одной только страстью преподавательская деятельность не вершится, здесь требуется и тяжелая рутинная подготовка, и кропотливая работа исследователя. В общем, учительская миссия Гоголю не удалась. А пока не удавалась — он писал, публиковался и постепенно становился новой «звездой» русской литературы.

Гоголь и современники. В какой-то момент Гоголь был представлен своему «литературному отцу», Пушкину — и Пушкин подарил ему сюжет. После этого Пушкин смеялся: «Так тебя может обобрать, что потом хоть кричи». Идеи «Ревизора», «Мертвых душ» — все это подаренные сюжеты, которые сегодня неотделимы от личности Гоголя.

А вот с Белинским Гоголь так и не подружился, хотя и был вхож в круг общения критика. Встречались они редко; Гоголю были больше по сердцу словянофилы: Аксаков, Шевырев — впрочем, Гоголя мало беспокоило, к какому течению относились милые и близкие его сердцу люди. Во многом Белинский создал Гоголя как писателя, когда в своей знаменитой статье предвещал закат Пушкину. Так совпали события, что статья была понята однозначно: грядет завершение эпохи Пушкина, а вот и новый гений, новая звезда русской литературы, Гоголь.

Петербург. Этот город — один из главных героев произведений Гоголя. В свое время писатель мечтал стать чиновником, заняться государственной службой. А где? Конечно, в Санкт-Петербурге! В рассказе «Ночь перед Рождеством» Петербург представляется героям таким, каким его ждал увидеть молодой Гоголь: огромные здания, великолепие богатых особняков, огни, нарядные люди. И вот сам Гоголь отправился туда в экипаже, и по мере приближения пассажиры все ловили отблески Петербургских огней: хоть издалека поймать первый яркий свет этого потрясающего города, с его европейским вкусом и лоском. Гоголь выскакивал так часто, что по дороге успел отморозить уши и нос. Они прибыли в Петербург. А Петербург оказался холодным, неприступным, бесприютным городом — с людьми, говорящими иначе, с должностями, выглядящими недоступными, с дверьми, которые не открываются. И рекомендательные письма, с которыми приехал Гоголь в Петербург, мало помогли ему.

Гоголь, каким мы его не знаем . Каким он был со своими современниками? Воспоминания гласят, что общаться с ним было непросто: характер тяжелый и непредсказуемый. Гоголь относился к себе очень странно: плохо питался, никогда не заботился о том, как он выглядит, очень стеснялся своего выговора, рядом с ним редко видели девушек — да, пожалуй, что и вообще не видели. У Гоголя было много страхов и странностей. Например, он был болезненно мнителен; в какой-то момент решил, что болен смертельной болезнью желудка и что из пищи ему подойдут только спагетти, которые умеют готовить только в Риме. Гоголь вообще любил Рим: он для него был спасительным, ему не хватало в Петербурге солнца. Но, надо сказать, и другим городам Европы он с удовольствием отдавал дань: бывал в Дюссельдорфе, в Париже, в Ницце, радостно путешествовал по Швейцарии, восхищался заснеженными вершинами Альп. Там, вдалеке от дома, он писал свои великие произведения о России — и гордился этим, и говорил, что так он устроен: что чем дальше он, тем лучше ему видится Россия, тем лучше он ее представляет и воспринимает.

Писатель-мистик. Таинственная смерть. Гоголь всегда панически боялся, что его похоронят живым. Он настаивал, что на теле должны появиться явные следы тления — только после этого просил себя похоронить. Стоит ли удивляться, что посмертная его история полна суеверий, слухов, догадок. При переносе захоронения после революции появились слухи о том, что исчезла голова Гоголя из гроба, что, судя по скелету, он двигался в гробу — то есть, его смерть могла быть летаргическим сном. Другой слух был связан с тем, что обшивка гроба была поцарапана изнутри. Русский клиницист В.Ф. Чиж уже после смерти Гоголя написал большую статью, в которой подробно обосновывает наличие у Гоголя серьезной психической болезни религиозной экзальтацией, резкой переменой настроения и непредсказуемым поведением. Но, как известно, посмертно такие диагнозы не ставят.

Все это слухи, а что было на самом деле? После сокрушительной переписки с Белинским Гоголь все еще носит в себе замыслы, он хочет подняться над этой суетой, он ощущает в себе прилив святости. Он побывал в Святой земле, приложился к гробу Господню, почувствовал, какой неправильной была его жизнь, каким холодным человеком он пришел к этому гробу. Он несет в себе совершенно иную весть. Но этой вести не дано было прозвучать. Гоголь ушел из жизни в расцвете своего таланта — фактически, уморив себя голодом.

Читайте также:
Смысл немой сцены в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор»: сочинение

Можно сказать, что талант его был управляем самим человеком, который, возможно, не осознал этого масштаба. Он не понял, кто живет в нем. Он представлял себя учителем, а был он — великим писателем. Он представлял себя учителем нации, а оказалось, что он открывает горизонты воображения человека.

Ещё по теме:

О знаковых произведениях Гоголя

Сжигать рукописи. Каждый школьник знает о печальной судьбе второго тома «Мертвых душ» — но это далеко не единственный случай, когда пришлось предать огню свои творения. Там, в Петербурге, еще в самом начале своего пути писателя, Гоголь отправил в журнал свое стихотворение — и его неожиданно опубликовали. Он так обрадовался, что отдал в печать «Ганца Кюхельгартена», свою поэму в духе немецкого романтизма. А ее так разругали, что пришлось бегать по книжным лавкам и скупать все экземпляры. И сжигать. Запомните: это был первый случай, когда он сжигал свои творения. Еще не раз он будет принимать решение — предать свои творения огню.

«Шинель». Казалось бы, типичная повесть для натуральной школы, открывшей образ «маленького человека». С большой душой, с большим человеческим самомнением, с большой охотой занять совершенно иное место: а в Акакии Акакиевиче ничего этого нет. Да человек ли он вообще? По сути, все, из чего он состоит, это его нелепое спотыкающееся имя и его шинель. А сбросил он эту шинель — и стал настоящим демоном Петербурга. И гоголевская мистика обволакивает город и грохочет над ним как смех ушедшего навсегда бедного писаря. Ведь он же занимает свое место над Петербургом только после смерти — мстя, наказывая, летая над этим странным холодным каменным мешком — будто дьявол в одном из своих неожиданных обличий.

«Ревизор». Еще одно произведение, которое имело огромный резонанс сразу после выхода в свет. Однако сам Гоголь искренне удивился, почему публика смеется над «Ревизором» — вообще-то сатирической пьесой. Как же так, да не рассмешить он хотел, не высмеять. Да и как удивлялся: «Я же всего о шести провинциальных чиновниках рассказал! Что же на меня нападают? Да попробовал бы я рассказать о столичных, о петербуржских. ».

«Мертвые души». Это ключевое произведение в творчестве Гоголя, выношенный годами великий замысел. Роман должен был отражать Дантов Ад: то есть, «Мертвые души» это путешествие Чичикова по аду России той поры; он спускается все ниже и ниже, встречая всех российских демонов — глупость, алчность, жадность. Начинает вое путешествие со сладкоречивого Манилова, а заканчивает у Плюшкина, бесполого, омерзительного и пугающего, помните это программное определение: «прореха на человечестве»? Это путешествие по аристотелевским порокам человека, это погружение в глубины человеческого безмолвия и бездушия. И, наконец, над этим поднимается высокая фигура, на которую в ужасе оглядываются все: «А не Наполеон ли он?»

Первый том романа все сообщество встретило единодушно, в едином порыве восторга. Гоголю рукоплескали, Гоголем восторгались. Он почувствовал, что его приняли — хотя слава и не была его конечной целью. Все ждали продолжения романа — и вдруг Гоголь отправляется к гробу Господню, становится религиозным писателем и мыслителем. Далее он проводит время за границей, будто тянет время, затем обострение болезни — не то физической, не то душевной. Потом, наконец, он объявляет, что второй том почти готов. И вдруг — нелепый сюжет с публикацией «Выбранных мест из переписки с друзьями». Тоненькая брошюрка, которую Гоголь передает Плетневу для публикации, должна быть издана в типографии таким образом, чтобы мало кто ее знал, чтобы она не попала в руки недругам — ну и конечно, слух о ней разносится моментально. Книга встречает невероятно жесткий, острый отклик Белинского: он называет Гоголя поборником невежества, мракобесом, поборником кнута. Они не были близки, они не так часто виделись — но все же упрек от Белинского, человека, который открыл ему дорогу, провозгласил его преемником Пушкина, был для Гоголя весьма ощутимым ударом.

Он ответил на письмо, Белинский продолжил — и сказал, что назвать его рассерженным человеком — это ничто, он не рассержен: он в ярости, он удручен. Прочитать выбранные места из переписки с друзьями, написанные автором «Мертвых душ», «Ревизора», «Шинели» для Белинского было страшным разочарованием. Вероятно, вся эта тяжелая история и послужила толчком к тому, чтобы отправить второй том «Мертвых душ» в огонь.

. впоследствии эта переписка была запрещена: письмо Белинского Гоголю оказалось одной из самых запретных тем для чтения. Это была черная метка, за чтение этого произведения полагалась смертная казнь. Поднял эту черную метку Буташевич-Петрашевский, один из первых крупных русских утопистов: в его кружке оказался провокатор — а одним из завсегдатаев кружка оказался и Достоевский. В числе прочих он был приговорен к смертной казни. Достоевский писал потом, что никогда этого не забудет: его везут на площадь, он отсчитывает последние минуты своей жизни. Осталось семь, пять, одна. На голову ему надевают мешок, стучат барабаны. И в последний момент — каторга вместо смертной казни. За что? За прочтение письма Белинского Гоголю.

«Второй том „Мертвых душ“ — это попытка Гоголя написать все, что после напишут Толстой, Тургенев и Достоевский. Это попытка увидеть то, чего еще нет», — считает Дмитрий Быков. Не читая второго тома, попробуйте пофантазировать — куда двинется Чичиков второй половины XIX века и с кем встретится? Сначала придумайте и зафиксируйте, потом познакомьтесь с содержанием 2 тома через интернет и сравните. Это задание можно выполнять с опорой на учебник УМК Б. Ланина для 7, 8, 9 классов.

Биография Гоголя — талантливого писателя и главного мистика русской литературы

Можно написать несколько томов под названием «Биография Николая Васильевича Гоголя», потому как жизнь его была невероятно многогранна и таинственна. Многие литературоведы называют его не только талантливым писателем и непревзойденным мистиком русской литературы, но и провидцем, потому что большинство произведений этого автора невероятно актуальны до сих пор. Еще А.С. Пушкин подчеркивал, что Гоголь «имел способность угадывать человека и несколькими чертами выставлять его вдруг всего как живого».

История семьи Гоголя

Будущий писатель родился в зажиточной украинской семье. Николай Васильевич Гоголь стал третьим из двенадцати детей. Но так как двое первых мальчиков умерли в младенчестве, для родителей он был словно долгожданный первенец. Незадолго до родов матушка горячо молилась преподобному Николаю Чудотвроцу, а потому, родившегося мальчика было решено назвать Николенькой.

Из девяти родившихся после него детей выжило только четыре сестры: Машенька, Анюта, Лиза и Оля, с которыми Коля был очень дружен. Отчасти под влиянием сестер, отчасти по складу своего мягкого характера, все детство Николай Васильевич провел в «женских» занятиях: очень любил шить, вязать, ткать, вышивать. Кстати, и будучи взрослым он часто, при написании своих произведений, вязал на спицах, а также любил одеваться как франт и некоторые из своих нарядов мастерил сам с большим усердием и удовольствием.

Отец Гоголя

Отец писателя – Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский – долгое время работал в Малороссийском почтовом ведомстве, но в 1805 году вышел в отставку, женился и стал постоянно проживать со своим семейством в имении Васильевка Полтавской губернии. Там, в селе Сорочинцы, весной 1809 года и родился Николай Гоголь. Василий Афанасьевич был образованным, разносторонне развитым человеком, любил веселье, шутки, литературу, сам слыл неплохим поэтом, писателем, а особой его страстью был театр.

Читайте также:
Женские образы в Ревизоре и Мертвых душах Н. В. Гоголя: сочинение

Вместе со своим другом помещиком Трощинским Василий Гоголь-Яновский организовал домашний театр и с увлечением писал для него пьесы, участвовал в постановках. Вероятно поэтическим и писательским талантом Николай Васильевич обязан именно отцу. Что касается двойной фамилии, писатель «избавился за ненадобностью» от второй ее части, когда начал публиковаться и вошел в историю мировой литературы просто «Николем Гоголем».

Мать Гоголя

Матушка писателя – Мария Ивановна, в девичестве Косяровская – по воспоминаниям современников был невероятно красива внешне и слыла завидной невестой. Василий Гоголь-Яновский женился на девушке, когда той едва исполнилось 14 лет. Мария Ивановна всю свою жизнь была очень набожной и домашней, везде и всюду следовала за мужем, даже когда тот выезжал куда-то по хозяйству, то всегда брал с собою супругу. Считается, что свою тягу к мистицизму и потустороннему миру Гоголь унаследовал именно от матери, так как та всегда рассказывала детям множество преданий и легенд о леших, домовых и нечистой силе.

Сверхвпечатлительная натура мальчика буквально впитала в себя все эти рассказы, и он пронес их через всю свою жизнь, отразив позднее в творчестве. Известно также, что уже живя в Петербурге, Гоголь много раз писал матери с просьбой прислать ему новые подробности украинской жизни: какую одежду носили предки, каковы были их обычаи и просил снабдить его новыми притчами и легендами. Мать с радостью делилась с сыном тем, что знала сама или узнавала от местных жителей.

Учеба Гоголя

Первоначальное образование писатель получил дома. Он много читал, с пяти лет пробовал сочинять. Бывало, когда они с отцом выезжали на бричке объехать владения, батюшка задавал сыну тему для сочинений. И мальчик целый день ездил, смотрел на прекрасные украинские пейзажи и сочинял про себя оды родной природе и всему увиденному. Можно смело сказать, что щедрая малороссийская природа и украинский фольклор – вот две вещи, которые сформировали Гоголя-писателя.

Когда Коленьке исполнилось 10 лет, родители отправили его на обучение в Полтаву, сначала он окончил училище, а затем Гимназию высших наук. Первые годы учебы были невероятно тяжелыми для Гоголя: его подготовка оставляла желать лучшего – в отличие от многих сверстников он совсем не знал иностранных языков, был слаб в точных науках, не отличался физическим здоровьем и выносливостью, был достаточно замкнутым.

В те годы будущий писатель на себе познал судьбу тех самых «маленьких людей», которых он позднее так ярко опишет в своих произведениях. И слова Акакия Акакиевича Башмачника из «Шинели»: «Ну, зачем, зачем вы меня обижаете?», он, вероятно, и сам не раз произносил, если не вслух, то мысленно.

Однако, в то же время, Гоголь обладал феноменальной памятью и показывал прекрасные способности в русской словесности. А через несколько лет открылся еще один его яркий талант – талант актера, пародиста и юмориста. У него нашлись товарищи по интересам, вместе с которыми они занимались литературными опытами, готовили и ставили спектакли в гимназическом театре, выпускали свою ученическую газету. Вдруг перед всеми открылся совершенно иной Гоголь – яркий, остроумный, умевший делать точные и невероятно смешные пародии на любого человека, включая учителей. И оставшиеся годы обучения прошли у Гоголя насыщенно и интересно.

Приезд Гоголя в Петербург

Зимой 1828 года, после окончания гимназии, Николай Васильевич решает отправится в Петербург. Биография Гоголя получает новый виток. К тому времени уже скончался его отец (смерть была скоропостижной, для всей семьи это был настоящий удар), сын как мог пытался поправить дела поместья, которые без главы семейства начали расстраиваться, так как мать оказалась совершенно не приспособлена для ведения большого хозяйства. Но в этих делах Гоголь не очень преуспел, оказав самую большую помощь семье тем, что отказался от своей доли наследства, чтобы мать могла эти средства распределить между младшими дочерями.

Возвращаться домой Гоголю совершенно не хотелось и он отправился в столицу, томимый желанием служить Отечеству, сделать для России нечто великое и полезное. Каким образом он может быть полезен государству, он не мог сказать наверняка, но тогда еще точно не связывал это с литературой, думая, что сможет пригодиться на поприще государственной службы.

Эмиль Визель. Нежинская гимназия высших наук. 1830-е. Институт русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук, Санкт-Петербург

Однако, Петербург встретил его совсем недружелюбно. Выяснилось, что скудных сбережений Гоголя совершенно недостаточно, чтобы жить и кормиться в дорогой столице. Служба в Департаменте уделов, куда он смог поступить, оказалась однообразной, нудной, скучной и на редкость формальной из-за чего Гоголь вскоре бросил ее. Он пытался поступить в театр, ведь чувствовал в себе талант и великое желание служить искусству, но так и не прошел ни одного прослушивания.

Говорят, его не брали из-за невыразительного голоса, хотя для многих его одноклассников это было совершенной неожиданностью, ведь они видели Гоголя на сцене и точно знали, что в нем заложен колоссальный актерский талант! Его произведения тех лет либо вообще не хотели печатать, либо не пользовались популярностью. Насмешки литературных критиков больно ранили чувствительное самолюбие будущего классика, он переживал мучительные поиски своего призвания и места в жизни.

Пушкинский круг

Но как бы то ни было Гоголь продолжал писать для петербургских изданий, отдельные произведения все чаще попадали в печать. Одним из редакторов, кто оценил сочинения начинающего автора, был Антон Дельвиг, который в то время возглавлял журнал «Северные цветы». Именно А. Дельвиг познакомил Гоголя с Василием Жуковским и Петром Плетневым, а те, в свою очередь, помогли Николаю Васильевичу устроиться на хорошую должность преподавателя в женском Патриотическом институте, а также рекомендовали его как репетитора в богатые дворянские семьи. Теперь, когда финансовый вопрос был для Гоголя закрыт, он смог всей душой отдаться творчеству и начал писать серию очерков об Украине.

В 1831 году вышла книга Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки», куда вошло четыре рассказа: «Сорочинская ярмарка», ранее опубликованный «Вечер накануне Ивана Купала», «Майская ночь, или Утопленница» и «Пропавшая грамота». Действие книги происходило на родине автора, в Миргородском районе Полтавской губернии. Героями были жители украинской деревни, а в сюжете повседневная жизнь смешивалась с мистическими мотивами, которые были в ходу у селян.

Книга сразу же стала невероятно популярной, ее высоко оценили ведущие литераторы того времени. Евгений Баратынский восхищался легким слогом и веселостью автора. А Александр Пушкин просто пришел в восторг от всех повестей и говорил, что, не было еще в русской литературе подобного писателя, который мог бы так просто и сердечно передать народную речь, озорной юмор и красоту природы.

Петр Геллер. Николай Гоголь и Василий Жуковский у Александра Пушкина в Царском Селе (фрагмент). 1910. Изображение: pouchkin.com

Через год Гоголь отдал в печать вторую часть «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Туда вошли еще четыре повести: «Ночь перед Рождеством», «Страшная месть», «Иван Федорович Шпонька и его тетушка» и «Заколдованное место». Вторая часть была встречена не менее восторженно, чем первая. Гоголь стал «своим» в лучших литературных салонах Петербурга и тесно вошел в так называемый «пушкинский круг». В это время он знакомится с актером Михаилом Щепкиным, писателем Сергеем Тимофеевичем Аксаковым и его сыновьями Константином и Сергеем, публицистом Михаилом Погодиным. Со всеми ними Гоголь сохранит дружбу до конца жизни.

В 1834 году Гоголю предложили должность преподавателя истории при Петербургском университете. Он с воодушевлением принял предложение: днем он читал лекции в университетских аудиториях, а по вечерам изучал историю Украины и писал новые произведения. Так вскоре вышли новые сборники «Арабески» и «Миргород», а также несколько исторических статей. Все произведения горячо принимаются публикой, а именитые мастера литературы в один голос признают, что с каждой новой книгой талант Гоголя все ярче расцветает и проявляется.

Читайте также:
Образ Чичикова в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души: сочинение

Роман «Мертвые души»

По всеобщему признанию, не умаляя достоинства других замечательных произведений Гоголя, комедия «Ревизор» и роман «Мертвые души» являются ключевыми в библиографии писателя. Идею обеих книг подсказал Николаю Васильевичу Александр Пушкин. Реальную историю приписки «мертвых душ» Пушкин слышал от одного помещика во время своей кишиневской ссылки. В 1835 году Гоголь приступил к написанию романа и через некоторое время прочитал Пушкину наброски.

Тот сначала много смеялся, но с каждой новой перевернутой страницей все более мрачнел и хмурился, а в финале произнес: «Боже, как грустна наша Россия!.». Но через некоторое время Гоголь отложил рукопись «Мертвых душ», не завершив ее.

Комедия «Ревизор»

Историю же про господина, который выдал себя за чиновника, Пушкин прислал Гоголю в письме, в ответ на его просьбу поделиться идеей для пьесы. Когда через некоторое время Николай Васильевич прочитал написанную комедию в кругу близких друзей, все единогласно посоветовали Гоголю тут же поставить ее на сцене. Однако это оказалось не так просто сделать – цензура решительно не пропускала пьесу. Понадобилось вмешательство Жуковского, который был близко знаком с императорской семьей. И только личное повеление Николая I помогло тому, что спектакль был поставлен.

Сам император пришел в восторг от комедии, и большинство представителей литературного круга также нашли ее злободневной и талантливой. Но чиновники, коих в Петербурге было немало, купцы и полицейские ополчились против автора, заявляя, что для него «нет ничего святого». К удивлению Гоголя, его безбожно ругали, но при этом на все четыре представления «Ревизора» в Петербурге совершенно невозможно было достать билета – их раскупали мгновенно.

Через несколько недель Михаил Щепкин представил комедию и в Москве. Реакция была приблизительно такой же. Как высказался сам Гоголь: «В «Ревизоре» я собрал всё самое дурное, что было на тот момент в России, чтобы высмеять всё это одним разом».

Зарубежные поездки

После постановки «Ревизора» Гоголь довольно поспешно покинул Россию и отправился в Европу, где прожил следующие 10 лет. Он объяснял свой отъезд тем, что оставил слишком много душевных сил на постановку комедии, и ему требуется время, чтобы восстановиться. Некоторое время он жил в Германии, потом переехал в Швейцарию, а позже в Париж.

Именно во Франции его застигла весть о смерти Александра Сергеевича Пушкина, которую Гоголь переживал невероятно тяжело, а, возможно, так и не смог справится с этой потерей до конца своих дней. Сначала он хотел вернуться в Петербург, однако, потом поменял решение и уехал в Италию. Там в 1841 году Гоголь закончил работу над романом «Мертвые души», после чего вернулся в Россию, поселившись в Москве, у своего друга Михаила Погодина.

Опять-таки роман удалось отдать в печать через преодоление многочисленных цензорских препон, спустя какое-то время. «Мертвые души», также как «Ревизор», вызвали неоднозначные оценки. Кто-то восхищался романом, кто-то называл автора «врагом России, которого нужно сослать в Сибирь».

Сам Гоголь в это время начинает страдать от затяжных депрессий, и в 1842 году снова уезжает за границу. Там он работает над вторым томом «Мертвых душ» (всего по замыслу писателя у романа должно быть три части, и к концу третьей Чичиков должен был в корне переменить свои взгляды на жизнь и преобразиться. Но некоторое время спустя у Гоголя случился кризис, и писатель в порыве отчаяния сжег рукопись.

Последние годы жизни Гоголя

Лишь в 1849 году Николай Васильевич вернулся в Россию. Он по памяти восстановил весь текст второго тома своего романа. Но это далось ему с трудом, так как на писателя снова и снова наваливались приступы нечеловеческой тоски, когда он ничего не мог делать и жить ему совершенно не хотелось. С января 1852 года он принялся рьяно соблюдать все церковные посты и совершенно отказался от еды. Это привело к еще более серьезным проблемам со здоровьем. В ночь с 11 на 12 февраля он сжег несколько своих рукописей, в том числе и второй том «Мертвых душ».

И последующие дни до самой смерти, которая наступила 21 февраля 1852 года, он не только не выходил из дома, но и практически не вставал с постели. Гоголь был похоронен на Даниловском кладбище Москвы, а позднее, в 1931 году, его останки были перенесены на Новодевичье кладбище. Множественные слухи о том, что якобы Николай Васильевич был похоронен в состоянии летаргического сна и на момент захоронения был еще жив, не имеют какой-либо надежных документальных свидетельств и более походят на домыслы.

Личная жизнь Гоголя

Николай Васильевич Гоголь был человеком совершенно не того склада, чтобы обзавестись семьей и потомством. Большую часть жизни он был невероятно аскетичен, так и не приобрел собственного жилья, обитая на съемных квартирах или у друзей, и в целом не предпринимал каких-либо шагов, чтобы устроить личную жизнь. Однако история сохранила имена двух женщин, так или иначе затронувших сердце великого классика.

Александра Смирнова-Россет

Первой был императорская фрейлина Александра Смирнова-Россет. Красивая, смуглая, кареглазая красавица покорила сердца многих видных кавалеров того времени, включая Михаила Лермонтова, Петра Вяземского и Александра Пушкина. Пленился ее чарами и Николай Гоголь. Познакомившись с девушкой через Василия Жуковского, Гоголь завязал с фрейлиной дружескую переписку, которая переросла в весьма нежные отношения. Девушка ясно понимала, что любима писателем и отвечала ему самым искренним расположением.

Но Николай Васильевич даже речи не заводил о каких-то романтических отношениях, то ли из боязни быть отвергнутым красавицей, то ли от того, что не чувствовал острой потребности в таких отношениях. В итоге через некоторое время Александра Россет получила предложение руки и сердца от преуспевающего чиновника МИДа Николая Смирнова и приняла его, сделав, по общему мнению, блестящую партию.

Мария Синельникова

Еще одной женщиной, которая имела сердечную привязанность к писателю, была его кузина Мария Синельникова. Девушку довольно рано выдали замуж, но семейная жизнь у этой супружеской пары совсем не заладилась, и вскоре Мария оставила мужа и вместе с детьми переехала в свое родовое имение под Харьковом. Туда-то однажды и приехал Николай Гоголь вместе с матерью и сестрами.

С первых фраз стало понятно, что Мария в лице писателя обрела родственную душу, они много общались, и женщина даже призналась Гоголю в своих чувствах. Но это случилось за пару лет до его смерти, когда писатель уже полностью погрузился в мистицизм и религию, почти все время постился и в сторону женитьбы даже не помышлял. Мария и Николай Васильевич все время до его кончины вели переписку, писатель отвечал на все ее письма. Мария Синельникова до конца жизни сохранила самые светлые воспоминания о Гоголе.

Николай Васильевич Гоголь

Николай Васильевич Гоголь

Гоголь Николай Васильевич (1809 — 1852) — великий русский писатель.

Происходил из помещичьей семьи среднего достатка: у Гоголей было около 400 душ крепостных и свыше 1000 десятин земли. Предки писателя со стороны отца были потомственными священниками, однако уже дед Афанасий Демьянович оставил духовное поприще и поступил в гетмановскую канцелярию; именно он прибавил к своей фамилии Яновский другую Гоголь, что должно было продемонстрировать происхождение рода от известного в украинской истории 17 в. полковника Евстафия (Остапа) Гоголя (факт этот, впрочем, не находит достаточного подтверждения). Отец, Василий Афанасьевич, служил при Малороссийском почтамте. Мать, Марья Ивановна, происходившая из помещичьей семьи Косяровских, слыла первой красавицей на Полтавщине; замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. В семье, помимо Николая, было еще пятеро детей. Детские годы будущий писатель провел в родном имении Васильевке (другое название Яновщина), наведываясь вместе с родителями в окрестные места Диканьку, принадлежавшую министру внутренних дел В. П. Кочубею, в Обуховку, где жил писатель В. В. Капнист, но особенно часто в Кибинцы, имение бывшего министра, дальнего родственника Гоголя со стороны матери Д. П. Трощинского. С Кибинцами, где была обширная библиотека и домашний театр, связаны ранние художественные впечатления будущего писателя. Другим источником сильных переживаний мальчика служили исторические предания и библейские сюжеты, в частности, рассказываемое матерью пророчество о Страшном суде с напоминанием о неминуемом наказании грешников. С тех пор Гоголь, по выражению исследователя К. В. Мочульского, постоянно жил “под террором загробного воздаяния”. подробнее

Читайте также:
Своеобразие сборника Н.В. Гоголя Вечера на хуторе близ Диканьки: сочинение

Родился в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье помещика. Назвали Николаем в честь чудотворной иконы святого Николая, хранившейся в церкви села Диканька.

У Гоголей было свыше 1000 десятин земли и около 400 душ крепостных. Предки писателя со стороны отца были потомственными священниками, однако уже дед Афанасий Демьянович оставил духовное поприще и поступил в гетмановскую канцелярию; именно он прибавил к своей фамилии Яновский другую — Гоголь, что должно было продемонстрировать происхождение рода от известного в украинской истории 17 в. полковника Евстафия (Остапа) Гоголя (факт этот, впрочем, не находит достаточного подтверждения).

Отец писателя, Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский (1777-1825), служил при Малороссийском почтамте, в 1805 г. уволился с чином коллежского асессора и женился на Марии Ивановне Косяровской (1791-1868), происходившей из помещичьей семьи. По преданию, она была первой красавицей на Полтавщине. Замуж за Василия Афанасьевича она вышла четырнадцати лет. В семье, помимо Николая, было еще пятеро детей.

Детские годы Гоголь провел в имении родителей Васильевке (другое название — Яновщина). Культурным центром края являлись Кибинцы, имение Д. П. Трощинского (1754-1829), дальнего родственника Гоголей, бывшего министра, выбранного в поветовые маршалы (в уездные предводители дворянства); отец Гоголя исполнял у него обязанности секретаря. В Кибинцах находилась большая библиотека, существовал домашний театр, для к-рого отец Гоголь писал комедии, будучи также его актером и дирижером.

В 1818-19 Гоголь вместе с братом Иваном обучался в Полтавском уездном училище, а затем, в 1820-1821, брал уроки у полтавского учителя Гавриила Сорочинского, проживая у него на квартире. В мае 1821 поступил в гимназию высших наук в Нежине. Здесь он занимается живописью, участвует в спектаклях — как художник-декоратор и как актер, причем с особенным успехом исполняет комические роли. Пробует себя и в различных литературных жанрах (пишет элегические стихотворения, трагедии, историческую поэму, повесть). Тогда же пишет сатиру “Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан” (не сохранилась).

Однако мысль о писательстве еще “не всходила на ум” Гоголю, все его устремления связаны со “службой государственной”, он мечтает о юридической карьере. На принятие Гоголем такого решения большое влияние оказал проф. Н. Г. Белоусов, читавший курс естественного права, а также общее усиление в гимназии вольнолюбивых настроений. В 1827 здесь возникло “дело о вольнодумстве”, закончившееся увольнением передовых профессоров, в том числе Белоусова; сочувствовавший ему Гоголь дал на следствии показания в его пользу.

Окончив гимназию в 1828 г., Гоголь в декабре вместе с другим выпускником А. С. Данилевским (1809-1888), едет в Петербург. Испытывая денежные затруднения, безуспешно хлопоча о месте, Гоголь делает первые литературные пробы: в начале 1829 г. появляется стихотворение “Италия”, а весной того же года под псевдонимом “В. Алов” Гоголь печатает “идиллию в картинах” “Ганц Кюхельгартен”. Поэма вызвала резкие и насмешливые отзывы Н. А. Полевого и позднее снисходительно-сочувственный отзыв О. М. Сомова (1830 г.), что усилило тяжелое настроение Гоголя.

В конце 1829 г. ему удается определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 г. служит в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника), под началом известного поэта-идиллика В. И. Панаева. Пребывание в канцеляриях вызвало у Гоголя глубокое разочарование в “службе государственной”, но зато снабдило богатым материалом для будущих произведений, запечатлевших чиновничий быт и функционирование государственной машины.

В этот период выходят в свет “Вечера на хуторе близ Диканьки” (1831-1832). Они вызвали почти всеобщее восхищение.

Верх гоголевской фантастики — “петербургская повесть” “Нос” (1835; опубликована в 1836 г.), чрезвычайно смелый гротеск, предвосхитивший некоторые тенденции искусства ХХ в. Контрастом по отношению к и провинциальному и столичному миру выступала повесть “Тарас Бульба”, запечатлевшая тот момент национального прошлого, когда народ (“казаки”), защищая свою суверенность, действовал цельно, сообща и притом как сила, определяющая характер общеевропейской истории.

Осенью 1835 г. он принимается за написание “Ревизора”, сюжет которого подсказан был Пушкиным; работа продвигалась столь успешно, что 18 января 1836 г. он читает комедию на вечере у Жуковского (в присутствии Пушкина, П. А. Вяземского и других), а в феврале-марте уже занят ее постановкой на сцене Александрийского театра. Премьера пьесы состоялась 19 апреля. 25 мая — премьера в Москве, в Малом театре.

В июне 1836 г. Гоголь уезжает из Петербурга в Германию (в общей сложности он прожил за границей около 12 лет). Конец лета и осень проводит в Швейцарии, где принимается за продолжение “Мертвых душ”. Сюжет был также подсказан Пушкиным. Работа началась еще в 1835 г., до написания “Ревизора”, и сразу же приобрела широкий размах. В Петербурге несколько глав были прочитаны Пушкину, вызвав у него и одобрение и одновременно гнетущее чувство.

В ноябре 1836 г. Гоголь переезжает в Париж, где знакомится с А. Мицкевичем. Затем переезжает в Рим. Здесь в феврале 1837 г., в разгар работы над “Мертвыми душами”, он получает потрясшее его известие о гибели Пушкина. В приступе “невыразимой тоски” и горечи Гоголь ощущает “нынешний труд” как “священное завещание” поэта.

В декабре 1838 года в Рим приехал Жуковский, сопровождавший наследника (Александра II). Гоголь был чрезвычайно образован приездом поэта, показывал ему Рим; рисовал с ним виды.

В сентябре 1839 г. в сопровождении Погодина Гоголь приезжает в Москву и приступает к чтению глав “Мертвых душ” — вначале в доме Аксаковых, потом, после переезда в октябре в Петербург, у Жуковского, у Прокоповича в присутствии своих старых друзей. Всего прочитано 6 глав. Восторг был всеобщий.

В мае 1842 г. “Похождения Чичикова, или Мертвые души” вышли в свет.

После первых, кратких, но весьма похвальных отзывов инициативу перехватили хулители Гоголя, обвинявшие его в карикатурности, фарсе и клевете на действительность. Позднее со статьей, граничившей с доносом, выступил Н.А.Полевой.

Вся эта полемика проходила в отсутствие Гоголя, выехавшего в июне 1842 за границу. Перед отъездом он поручает Прокоповичу издание первого собрания своих сочинений. Лето Гоголь проводит в Германии, в октябре вместе с Н. М. Языковым переезжает в Рим. Работает над 2-м томом “Мертвых душ”, начатым, по-видимому, еще в 1840; много времени отдает подготовке собрания сочинений. “Сочинения Николая Гоголя” в четырех томах вышли в начале 1843 г., так как цензура приостановила на месяц уже отпечатанные два тома.

Трехлетие (1842-1845), последовавшее после отъезда писателя за границу — период напряженной и трудной работы над 2-м томом “Мертвых душ”.

В начале 1845 г. у Гоголя появляются признаки нового душевного кризиса. Писатель едет для отдыха и “восстановления сил” в Париж, но в марте возвращается во Франкфурт. Начинается полоса лечения и консультаций с различными медицинскими знаменитостями, переездов с одного курорта на другой ? то в Галле, то в Берлин, то в Дрезден, то в Карлсбад. В конце июня или в начале июля 1845 г., в состоянии резкого обострения болезни, Гоголь сжигает рукопись 2-го тома. Впоследствии (в “Четырех письмах к разным лицам по поводу “Мертвых душ” — “Выбранные места”) Гоголь объяснил этот шаг тем, что в книге недостаточно ясно были показаны “пути и дороги” к идеалу.

Читайте также:
Проблема II тома «Мертвых душ»: сочинение

Гоголь продолжает работать над 2-м томом, однако, испытывая возрастающие трудности, отвлекается на другие дела: составляет предисловие ко 2-му издания поэмы (опубликовано в 1846 г.) “К читателю от сочинителя”, пишет “Развязку Ревизора” (опубликована 1856), в которой идея “сборного города” в духе теологической традиции (“О граде божием” Блаженного Августина) преломлялась в субъективную плоскость “душевного города” отдельного человека, что выдвигало на первый план требования духовного воспитания и совершенствования каждого.

В 1847 г. в Петербурге были опубликованы “Выбранные места из переписки с друзьями”. Книга выполняла двоякую функцию — и объяснения, почему до сих пор не написан 2-й том, и некоторой его компенсации: Гоголь переходил к изложению своих главных идей — сомнение в действенной, учительской функции художественной литературы, утопическая программа выполнения своего долга всеми “сословиями” и “званиями”, от крестьянина до высших чиновников и царя.

Выход “Выбранных мест” навлек на их автора настоящую критическую бурю. Все эти отклики настигли писателя в дороге: в мае 1847 г. он из Неаполя направился в Париж, затем в Германию. Гоголь не может прийти в себя от полученных “ударов”: “Здоровье мое. потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книги. Дивлюсь, сам, как я еще остался жив”.

Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, усиленно занимаясь чтением русской периодики, новинок беллетристики, исторических и фольклорных книг — “дабы окунуться покрепче в коренной русский дух”. В то же время он готовится к давно задуманному паломничеству к святым местам. В январе 1848 морским путем направляется в Иерусалим. В апреле 1848 после паломничества в Святую землю Гоголь окончательно возвращается в Россию, где большую часть времени проводит в Москве, бывает наездами в Петербурге, а также в родных местах — Малороссии.

В середине октября Гоголь живет в Москве. В 1849-1850, Гоголь читает отдельные главы 2-го тома “Мертвых душ” своим друзьям. Всеобщее одобрение и восторг воодушевляют писателя, который работает теперь с удвоенной энергией. Весною 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь — делает предложение А. М. Виельгорской, но получает отказ.

В октябре 1850 Гоголь приезжает в Одессу. Состояние его улучшается; он деятелен, бодр, весел; охотно сходится с актерами одесской труппы, которым он дает уроки чтения комедийных произв., с Л. С. Пушкиным, с местными литераторами. В марте 1851 г. покидает Одессу и, проведя весну и раннее лето в родных местах, в июне возвращается в Москву. Следует новый круг чтений 2-го тома поэмы; всего было прочитано до 7 глав. В октябре присутствует на “Ревизоре” в Малом театре, с С. В. Шумским в роли Хлестакова, и остается доволен спектаклем; в ноябре читает “Ревизора” группе актеров, в числе слушателей был и И. С. Тургенев.

1 января 1852 г. Гоголь сообщает Арнольди, что 2-й том “совершенно окончен”. Но в последних числах месяца явственно обнаружились признаки нового кризиса, толчком к которому послужила смерть Е. М. Хомяковой, сестры Н. М. Языкова, человека, духовно близкого Гоголю. Его терзает предчувствие близкой смерти, усугубляемое вновь усилившимися сомнениями в благотворности своего писательского поприща и в успехе осуществляемого труда. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает беловую рукопись 2-го тома (сохранилось в неполном виде лишь 5 глав, относящихся к различным черновым редакциям; опубликованы в 1855 г.). 21 февраля утром Гоголь умер в своей последней квартире в доме Талызина в Москве.

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

volklarson

То, что мы видим, зависит от того, куда мы смотрим

Пиратский рундучок

. Вопроса о том, каков был Гоголь как человек, невозможно миновать. Биография писателя всегда важна при изучении его произведений, но в отношении Гоголя дело идет не только об этом. За Гоголем, можно сказать, утвердилась репутация «загадочного человека», часто о нем говорят даже, как «о самом загадочном человеке в русской литературе». При этом всегда вспоминают, что еще в школе товарищи называли его «таинственный Карла».

Мочульский, опираясь на слова самого Гоголя о том, что в нем есть «странная смесь противоречий», пишет, что о Гоголе можно было бы написать две биографии — стоит только распределить материалы о нем на две части: «светлое лицо и темное». Мочульский делает такое заключение: «У нас нет единого Гоголя; следовало бы наконец признать противоречивость натуры Гоголя и оставить попытки примиряющего синтеза».

К этим суждениям о «загадочности» Гоголя надо присоединить и то, что время от времени повторяются попытки доказывать, что Гоголь был душевно больным. Проф. Трошин, после работ Баженова, Чижа, пришел к выводу, что о смерти Гоголя надо сказать так: «Умер душевно здоровый человек при явлениях душевной болезни». Более осторожный проф. В. И. Теребинский решительно отвергает вывод проф. Трошина и убедительно показывает, что нет данных считать, что Гоголь умер «душевно больным».

Различные черты личности Гоголя порождали при жизни его, порождают и доныне мысль, что в Гоголе действительно было что-то странное, если не загадочное. В жизни Гоголя не раз встречались проявления иррациональных движений в его душе — стоит вспомнить всем известный факт, как Гоголь, по приезде в Петербург, вскоре (когда получил деньги от матери для внесения в Опекунский Совет) ни с того ни с сего уехал за границу и в объяснение этого поступка выдумывал потом всякие небылицы (о страстной любви и т. п.). Все это как будто подтверждает, что в личности Гоголя были и неуравновешенность, и необъяснимые скачки в настроениях, мнительность, порой переходившая как будто в настоящие «фобии». А то, как Гоголь сжег готовый к печати второй том «Мертвых душ», только усиливает впечатление какой-то болезненности или, если угодно, «загадочности» в нем. Как произведения Гоголя дают повод к самым неожиданным и фантастическим перетолкованиям их, — так и эти все черты личной «загадочности» Гоголя тоже дают достаточный повод для тех или иных выдумок о нем. Достаточно взять блестяще написанную книгу Мережковского «Гоголь и черт», чтобы почувствовать, что необходимо, наконец, разобраться в личности Гоголя и перестать выдумывать о нем всякие фантазии.

Еще два слова о болезненности Гоголя, причинявшей ему часто жестокие страдания. В упомянутой уже работе проф. Теребинский приходит к выводу, что Гоголь страдал спинной сухоткой, при которой часто возникают желудочно-кишечные заболевания, сопровождающиеся тяжким нервным состоянием, легко переходящим в тоску и ипохондрию. Теребинский добавляет к этому: «Все психические явления, подобные фобии и даже психозу — если они развивались у Гоголя в конце жизни, как раз соответствуют тому, что бывает у больных, страдающих спинной сухоткой». Верно или неверно заключение Теребинского, изучившего весьма внимательно все болезненные явления у Гоголя, одно бесспорно: Гоголь был физически не только слабым, но и больным, откуда и проистекали различные неправильности в его психических реакциях — в его отношениях к людям, в неожиданных перерывах в творчестве и т. д.

Я не имею в виду заниматься здесь биографией Гоголя, — внешние факторы его жизни достаточно изучены и незачем повторять их — моя задача заключается в изучении внутреннего склада его души, в изучении того, как развивалась и зрела его личность. Категорически отвергая попытки подойти к личности Гоголя с приемами психоанализа или психопатологии, мы должны все же признать сложность его натуры; большое богатство души часто обременяло его широтой и многообразием чувств и порывов. Будучи во многом не похожим на других людей, Гоголь как бы охранял свою оригинальность, но без всякой самостилизации. Отсюда надо объяснять многие проявления личности Гоголя, неожиданные для окружающих, ставившие, впрочем, их в тупик.

Читайте также:
Город N: сочинение

Конечно, во всем этом нет ничего загадочного; известная аритмия в развитии психических движений, прямота в следовании тем или иным порывам создавали лишь внешнее впечатление «загадочности». В юные годы душу Гоголя обуревали различные движения, которые он до известной поры таил в себе, производя нередко впечатление закрытого и замкнутого человека. Достаточно, однако, погрузиться в чтение его писем, чтобы убедиться, что никакого замыкания в себе не было у Гоголя.

Гоголь долго не мог найти внешних путей жизни, которые давали бы простор всем его запросам. Среди разных блужданий его особенно показательны его претензии стать ученым, для чего, собственно, не было данных в складе души Гоголя. Знаний у него было достаточно, чтобы претендовать на звание профессора, — это убедительно показал в свое время Венгеров. Гоголь много читал по истории, у него складывались интересные обобщения («крупные мысли», как он говорил); Гоголю показалось, что он может быть ученым и может с успехом работать на ученом поприще. Знакомство с учеными, которые были в то же время литераторами (Плетнев, Погодин, Шевырев) подсказывало Гоголю мысль, что он не хуже и не ниже их. Но неужели Гоголь серьезно предполагал стать ученым?

Правда, в душе его легко возникали грандиозные планы (напр., написать в 8-ми томах историю Малороссии), но они быстро и лопались, как мыльные пузыри. Гоголю, очевидно, не хватало трезвого самосознания, — но тут есть и другое: то, что жило в душе Гоголя, не могло целиком уложиться в литературное творчество. Литература не заполняла никогда целиком его души, хотя он не мог бы никогда отказаться от нее. Душа Гоголя часто металась — и оттого, когда он бросил преподавание в Университете, то как-то грубо и недостойно вспоминал об этом («Я расплевался с Университетом», — писал он), как о чем-то, что не было связано существенно с его личностью. «Неузнанный взошел я на кафедру, — писал он, — неузнанный и покинул ее», но в этих словах нет вовсе горечи: университетский эпизод был случайностью для самого Гоголя. Но это и значит, что Гоголь в данном случае сам не знал, чего он искал, чего хотел.

Собственно ненужная и непонятная поездка за границу, ненужная и непонятная затея стать ученым, дают уже сами по себе материал, чтобы говорить о «странностях» у Гоголя. Но «загадочного» во всем этом нет ничего, как вообще нет ничего загадочного в людях, у которых, при богатстве их души, нет самостилизации, позировки, в силу чего встают из глубины души «иррациональные», т. е. не соответствующие основным направлениям душевной жизни желания и порывы.

Но есть в биографии Гоголя факты, которые все-таки поражают тех, кто знакомится с тем, как Гоголь относился к другим людям. Заметим тут же, что у Гоголя на всю жизнь сохранились подлинные дружеские, можно сказать, нежные отношения к нескольким товарищам (Прокопович, Данилевский). В Петербурге и Москве у него сложились крепкие дружбы с Плетневым, Шевыревым, Аксаковыми, Щепкиным, Погодиным. Нельзя поэтому говорить, как это часто говорят (ссылаясь на С. Т. Аксакова), что Гоголь оставался всегда замкнутым, никого не любил. Ему претило, правда, то обожание, которое ему выказывали все Аксаковы — Гоголь считал их отношение «приторным», не выносил этого. Но ведь это совершенно нормально! А если вспомнить, что необычайная слава, которую принесли ему его рассказы и повести, вызывала интерес к нему со всех сторон, то понятно, что это крайне стесняло, часто просто раздражало его. Гоголь в ранние годы, правда, искал славы, но его слава настолько переросла все его мечты, что она стала его тяготить: он рано стал всероссийской знаменитостью, на обед или ужин, где ожидался Гоголь, стремились попасть различные люди. Гоголь с трудом переносил это, иногда становился прямо невежлив, делал разные непозволительные (с точки зрения светских приличий) вещи — но совсем не потому, что он был чванлив или хотел изображать из себя литературного генерала. Можно сказать, что слава его давила на него, он укрывался от любопытствующих, незнакомых людей, не выходил на вызовы публики в театре, требовавшей «автора».

Часто Гоголь, дав обещание кому-либо из друзей, что он прочтет у них ту или иную свою вещь, уклонялся от этого — и порой в форме действительно неприемлемой. Но по совести говоря, во всем этом нет ничего «странного» или тем более загадочного. Особенно раздражали Гоголя вопросы: «Что новенького подарите вы нам». Гоголь, в творческой работе своей любивший одиночество, много раз пересматривавший и исправлявший то, что он написал, был, можно сказать, болезненно чувствителен ко всякому залезанию в его душу, в его творчество. В творчестве его часто бывали перерывы, мучительные для самого Гоголя, которые потом сменялись приливом творческих сил, — и во всем этом он был застенчив. Его, напр., очень раздражал Погодин, занятый изданием затеянного им журнала, он все требовал от Гоголя, одно имя которого уже гарантировало успех очередной книжки журнала, чтобы Гоголь прислал хотя бы какой-нибудь отрывок. А Гоголь в это время работал над «Мертвыми душами», уходя всей душой в эту работу, и приставания Погодина прямо озлобляли его. В конце концов он отделался присылкой отрывка, известного под названием «Рим», — и уже потом никогда не возвращался к этому отрывку, который мог бы развернуться в большой рассказ.

Часто раздражали Гоголя Аксаковы, любовь и обожание которых к Гоголю были столь сильными, что казались Гоголю, как я указал, приторными, невыносимо сладкими. Аксаков, обиженный на то, что обожание с его стороны Гоголя вызывало у Гоголя желание как-то отдалиться от Аксаковых, ставит даже вопрос, любил ли кого-нибудь Гоголь? Между тем сейчас, имея перед собой пять томов писем Гоголя, мы можем сказать, что он нежно любил своих товарищей Данилевского, Прокоповича, нежно любил мать и сестер, был чрезвычайно привязан к Смирновой, Балабиной (его ученице), семье Вьельгорских. На основании этого можно сказать — что вопрос, поставленный Аксаковым, является мнимым, лишенным всякого основания.

Есть еще один деликатный вопрос, которого мы не можем миновать перед тем, как погрузиться в изучение личности Гоголя, — вопрос о его отношении к женщинам. Существует мнение (решительно отвергаемое д-ром Тарасенковым, лечившим Гоголя в последний год его жизни), что Гоголь «не знал» женщин и страдал, видимо, с детства пороком, который на ученом языке называется автоэротизмом. Никаких данных за это нет, а то, что ему были чужды светские формы «ухаживания» за дамами, не делает его чуждым эротизму. Если остановиться, напр., на письмах Гоголя к Смирновой, то часто возникает мысль (которая одно время и циркулировала среди Аксаковых и московских друзей Гоголя), что он был влюблен в Смирнову. Когда читаете в письме: «Целую ваши прекрасные ручки» — и тому подобные комплименты Смирновой, то, действительно, можно подумать о влюбленности в нее Гоголя. Охотнее всего он переписывался именно со Смирновой, с нею делился своими заветными, скрываемыми от других переживаниями. Но если вспомнить, что Смирнова вообще любила деятелей литературы и умела поддержать живые отношения с разными литераторами (начиная с Пушкина), то нечего удивляться дружбе Гоголя со Смирновой, особенно усилившейся в период расцвета религиозной жизни у Гоголя. Шенрок высказывал мысль на основании рассказов, которые не поддаются нашему анализу за их отсутствием, — что Гоголь делал предложения А. М. Вьельгорской. Возможно, что это и было в действительности, но рассказ Шенрока слишком неопределенен, чтобы на него можно серьезно опираться.

Читайте также:
Многословие и пустословие героев романа «Мертвые души»: сочинение

Но при суждении об «эротической» стороне в личности Гоголя нельзя миновать одного его письма к старому Аксакову относительно его сына Константина. В этом письме Гоголь, отмечая чрезвычайную страстность в суждениях и поведении юного Константина, неожиданно осуждает его девственность! Гоголь дает совет молодому человеку «перебеситься» (все это писано в период уже напряженной религиозной настроенности Гоголя — письмо от 20.XI. 1845 г.), — и это невольно наводит на мысль, что у Гоголя самого были «грехи молодости», которые уже отошли к этому времени от него, но какую-то физиологическую сторону которых он признавал.

Но вопрос об эротической стихии в Гоголе как-то по-другому освещается тем материалом, который касается эротической сферы в его произведениях. Гоголь всюду касается этой темы; мы уже говорили, вслед за Чижевским, что даже в «Шинели» есть моменты эроса, воспламенения души от мечты об «идеале». Эротизм вообще не совпадает с сферой сексуальности — сексуальность есть лишь одно из проявлений эротической силы в человеке. К эротике относится и тот искусственный и малоговорящий уму и сердцу отрывок, который носит название «Женщина», — однако если сопоставить этот отрывок, написанный в стиле (все же односторонне выраженном) платоновского учения, — с тем, что пишет Гоголь в «Выбр. местах» о красоте женщины, то становится ясным, что платонические мотивы не пропали у Гоголя и во второй период.

На темы эроса написана повесть «Невский проспект», где поручику Пирогову, всецело живущему сексуальными переживаниями, противопоставляется художник Пискарев, захваченный совершенно в тонах отрывка «Женщина» своей красавицей. Вообще, платонический оттенок в эротических местах у Гоголя можно найти всюду, — начиная от Вакулы, который любит свою Оксану всем своим существом, цельным и чистым, а не так, как поручик Пирогов, — до Чичикова, который влюбился в губернаторскую дочку, — все это в тонах, которыми насыщен отрывок «Женщина». Гоголь, описывая женщин, высмеивал их пустоту, легкомыслие, болтливость, но что он имел в душе совсем другой идеал женщины, это видно из попытки представить идеал женщины в образе Улиньки (2-й том «Мертвых душ»). Какие-то трудно уловимые, но несомненные тона платонического поклонения женщине можно в обилии найти в письмах Гоголя (особенно к его ученице М. П. Балабиной — в рассуждениях о том, «кому она достанется», отчасти и в письмах к Смирновой). И обратно — в письмах Гоголя нигде не видно тех беспокойных душевных движений, которые связаны с сексуальной сферой. Можно сказать, — эротизм у Гоголя преимущественно духовный, но от этого не менее глубокий и яркий (см.,напр., письмо «О значении женщины в свете» в «Выбр. местах»).

Особо надо отметить психологическую тонкость у Гоголя в описании женских чар. От того, как от смеха Оксаны все задрожало резонансом в душе Вакулы, до зачарованности Фомы Брута красавицей-ведьмой, переход легок. Дело идет именно о «чарах женских», о том, как в мужской натуре эти чары как бы проходят через все слои души и вонзаются в самую глубину человека. Достаточно напомнить о переживаниях Андрия («Тарас Бульба») от первой встречи с красавицей-полячкой в Киеве до его встречи с ней в осажденной казаками крепости. Чары красавицы, мы уже отмечали это, оказались настолько сильными, динамичность эротического (и эстетического одновременно) восхищения Андрия была так велика, что смогла отбросить в сторону весь сложившийся уклад души, опрокинуть все, казалось, прочно жившие в душе идеи и чувства.

В общем, можно без колебаний присоединиться к словам В. Н. Ильина, что Гоголь «был наделен исключительной чуткостью к эротике, к ужасным и погибельным чарам „вечно женственного”». Прав В. Н. Ильин и в указании на тот «диавольский механизм» (до конца разоблаченный Н. Ф. Федоровым), который «связывает эротическую нечистоту с промышленным адом». Неправда в хозяйственной сфере и по Гоголю часто связана с нездоровой эротической возбужденностью (см., напр., обвинение жен чиновников, что из-за них те берут взятки).

Всем сказанным мы хотим лишь расчистить путь к анализу личности Гоголя: до сих пор мы касались лишь внешней стороны в нем, его «эмпирического состава», за которым оставалась закрытой, часто невыраженной его внутренняя жизнь, его личность в глубоком своем составе, в глубоких своих исканиях. В своей внешней стороне Гоголь, конечно, находился в сильной зависимости от среды — семейной, школьной, литературной, — в каждой среде Гоголь быстро перерастал ее и все напряженнее стремился к тому, чтобы «найти себя», осознать, что ему делать, как жить. В этих исканиях, на которые уходило много душевных сил, тратилось немало и физических сил, Гоголь следовал лишь внутренним императивам души. Не потому ли решал Аксаков, что Гоголь никого никогда не любил?

Конечно, суждение Аксакова абсолютно неверно, — но основание, хотя и мнимое (т. е. не оправдывающее того вывода, который делал Аксаков) его суждения заключалось в том, что Гоголь всегда стремился найти свой путь, искал того, что дало бы простор его заветным мыслям и мечтам, хотя бы и в необычной форме. В этой глубокой самостоятельности Гоголя была его сила; более всего Гоголь принадлежал самому себе, своим задачам, своим мечтам, не считаясь с тем, приятно это или неприятно его друзьям, его знакомым. Но именно это и охлаждало часто его отношения к людям и создавало те толки о «странностях» Гоголя как человека, которые так мало связаны с подлинной жизнью его духа.

Как изображает Гоголь абсурдность бездуховного мира и враждебность его искусству в петербургских повестях «Невский проспект» и «Портрет».

Петербург часто становился главным героем произведений русских писателей. Это неудивительно. Долгое время – столица России, один из красивейших городов мира, обладающий уникальной, во многом трагической и завораживающей историей…
Петербургом восхищались, им любовались и пели ему оды. Петербург ненавидели, клеймили и проклинали… Это город контрастов, противоречий, огромных возможностей и роковых ошибок.
Н.В. Гоголь посвятил Петербургу цикл повестей с одноименным названием – «Петербургские повести». Известно, что писатель отрицательно относился к этому городу, видел в ней скорее минусы, чем плюсы. По Гоголю, Петербург – город разрушения, обмана, жестокости и одиночества. Петербург ломает жизни, он безразличен к «маленькому человеку», использует его, а затем выбрасывает, как мусор, отработанный материал.
Рассмотрим две повести из данного цикла – «Портрет» и «Невский проспект». Первая повесть показывает, что за блеском, роскошью, ежеминутным праздником скрывается боль, разочарование, поругание всего самого святого. Невский проспект становится символом лжи, обмана, дьявольской силы, убивающей человека.
Два героя повести противопоставлены друг другу. Художник Пискарев, человек тонко чувствующий, способный увидеть и оценить прекрасное, влюбляется в красивейшую девушку. Ее внешность – образец чистоты, невинности, свежей прелести, образец прекрасного: «… рука ее (создатель, какая чудесная рука!) упала на колени,… и платье под нею, казалось, стало дышать музыкою, и тонкий сиреневый цвет его еще виднее означал яркую белизну этой прекрасной руки».
Но это прелестное создание оказывается…продажной женщиной. Гоголь показывает, что Петербург развращает молодые души, убивает в них человеческое: «Боже! в этих словах выразилась вся низкая, вся презренная жизнь, – жизнь, исполненная пустоты и праздности, верных спутников разврата».
Избранница Пискарева не жаждет спасения, планы которого строил художник. Он мечтал вырвать эту девушку из ее порочной жизни. Пискарев мечтал жениться на ней, вернуть ее к настоящей жизни, которую она заслуживает, и подарить миру ее красоту, чистоту, прелесть души. Но девушку вполне устраивает ее образ жизни, ни о чем другом она и не мечтает.
Осознание этого убивает Пискарева. Вернувшись домой от своей возлюбленной, он умирает, разочарованный и поруганный. Неслучайно встреча с этой девушкой произошла у героя именно на Невском проспекте, где все лживо, порочно, грязно.
Писатель подчеркивает, что никому не было дела до жизни этого талантливого художника, никому не было дела и до его смерти. Жизнь «маленького человека» в Петербурге и ломаного гроша не стоит: «Никто не поплакал над ним; никого не видно было возле его бездушного трупа, кроме обыкновенной фигуры квартального надзирателя и равнодушной мины городового лекаря».
Тему жизни, а вернее, существования в большом городе продолжает повесть «Невский проспект». Несмотря на огромное количество народа, проходящего в любое время по проспекту, все же меж ними не создается ощущения общности, целостности. Единственное, что объединяет их, — место встречи, Невский проспект. Как будто «какой-то демон искрошил весь мир на множество разных кусков и все эти куски без смысла, без толку смешал вместе».
И вот из этой людской мешанины встают перед читателем двое: поручик Пирогов и «молодой человек во фраке и плаще» – Пискарев. Первый хорошо ориентируется в современной ему действительности, он прекрасно знаком с «рулеткой» величественного города. Поручик идет на риск и оказывается в проигрыше, но для него в этом нет ничего необычного, а тем более трагичного. Он без особого труда справляется с охватившим его «гневом и негодованием», причем происходит это не без влияния Невского проспекта: «Прохладный вечер заставил его несколько пройтись по Невскому проспекту; к девяти часам он успокоился. ».
А вот другой персонаж — герой в плаще и фраке — следует примеру своего друга и так же, как он, проигрывает. Однако для него — одинокого и чужого в северной столице — этот проигрыш становится роковым. «Застенчивый, робкий, но в душе своей носивший искры чувства, готовые при случае превратиться в пламя», художник Пискарев доверяет Невскому проспекту всю свою жизнь, в то время как Пирогов, рискуя вроде бы всем, не теряет ничего. Для него это игра, а для Пискарева — жизнь. Тонко чувствующий мир человек не может в один день сделаться черствым и грубым, перестать верить миру, позабыть о разочаровании, которое принес ему знаменитый проспект.
Параллельно ведущийся рассказ о двух героях, противоположных по характеру и судьбе, помогает читателю лучше понять противоречивость самого Невского проспекта. Комичная ситуация, в которую попал поручик Пирогов, противопоставляется трагичности судьбы бедняги Пискарева. Точно так же и комическая пошлость утреннего проспекта сочетается с вечерней, трагической пошлостью, с обманом, ведь «он лжет во всякое время, этот Невский проспект, но более всего тогда, когда ночь сгущенною массою наляжет на него. ».
Таким предстает перед нами Петербург Н.В. Гоголя – город обмана, разврата и разрушения, город жестокий и несправедливый, город-вампир, живущий за счет жизни миллионов несчастных и беззащитных людей…

Читайте также:
Ноздрев и Хлестаков: сравнительная характеристика (По произведениям H. В. Гоголя «Мертвые души» и «Ревизор»): сочинение

Маленький человек в произведениях А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя

Рассмотрим образ маленоького человека, занимающего нижнюю грань в обществе. У него нет прав в обществе. Он находится на грани бедности. Государственный аппарат поглотил его, и жалкое жалование обрекает на вечную нужду. Иногда в нём нарастает протест. Но, он приводит к сильным моральным потрясениям. И человек теряет рассудок, здоровье и может погибнуть.

В петербургских повестях нам встречаются такие персонажи. Истории в жизни маленьких людей происходят в крупном городе — Петербурге.

Рассмотрим скудное существование Акакия Акакиевича в повести «Шинель». Герой находится на нижней ступени по службе в департаменте. У него очень примитивная мечта купить себе новую шинель. И для него потеря шинели, обернулась огромной душевной трагедией. Долгое время он собирал мелкие гроши на её приобретение. И наконец, осуществил свою «мечту»! На работе к нему относились с пренебрежением. Он просит, чтобы его не трогали. После покупки шинели, он почувствовал себя «человеком»! И, как ему кажется, на работе стали лучше относиться. На покупку была затрачена вся премия. Трагический конец его жизни никого не трогает. Никто не замечает, что он умер. На его рабочем месте сидит другой человек. И тоже ничем не приметен. Смена людей низших чинов никого не трогает!

В трагической повести Н. В. Гоголя » Записки сумасшедшего» рассматривается жизнь незначительного чиновника Поприщина. Он ведёт дневник. Его желания и амбиции немного нелепы. Потом, читая мы приходим к выводу, что рассудок у него потерян. И герой вызывает сострадание у читателя. Влюблённый в девушку не своего круга, он задумывается над тем, чем лучше начальник по сравнению с ним. И он испытывает нервное потрясение. Ему морок два года, а семьи нет. Работа — очинка перьев для директора. Он гордиться дворянским происхождением. Сначала его руководитель вызывает в нём восхищение. Из дневника мы начинаем понимать, что наш герой заболел психическим заболеванием. Ему слышится и видится, то что нормальный человек не испытывает. Затем, он перестаёт ходить на работу. И попадает в психиатрическое отделение. Возомнив себя королём Испании, он добрый и разумный управляющий.

Эта проблема рассмотрена в рассказе «Ревизор». Перепутав с крупным чиновником, Хлестаков наслаждается жизнью высших чинов. О его никчёмности герои узнают после отъезда героя. Здесь показано, как важно человеку уметь преподнести себя. Важна оболочка, а не то что внутри. Гоголь смеётся над обществом своего времени.

Гоголь раскрывает недостатки в работе чиновником. Что их работа ничтожна и незаметна. Описание порядков и нравственных отношений между служащими взяты из личного опыта писателя. В произведениях Гоголя «маленькие люди» не оказывают влияние на изменение жизни в обществе. Они «сгорают» мелкой на работе. Их ухода не замечает общество.

Сочинение Маленький человек в Петербургских повестях

Писатель и публицист Дмитрий Быков говорил о Н.В. Гоголе, что он «выдумал всю Украину» и «Петербург придумал Гоголь, а не Достоевский». Сам Федор Михайлович вряд ли стал бы спорить: «все мы вышли из гоголевской шинели». И, действительно, тема мистического Петербурга и мир «униженных и оскорбленных» «бедных людей» впервые появляется в Петербургских повестях Николая Васильевича.

Знаковым и наиболее известным рассказом из этого цикла становится «Шинель». Главный герой повести – Акакий Акакиевич Башмачкин. Имя и отчество героя могут показаться забавными. Но Гоголь повествует о происхождении такого сочетания и дает объяснение, что его иначе звать не могло. И уже в этом невинном начале звучит какая-то безнадежность, появляется жалость к герою. «Ну значит судьба его такая, отец был Акакий, пусть и сын будет», вздыхает матушка младенца. Будто не имя дает ребенку, а предрекает горькую судьбу, передающуюся из поколения в поколение. А на крестинах малыш дико кричит, будто почувствовал, что предстоит ему быть титулярным советником.

Титулярные советники – это самый мелкий «чиновничий народ». Каждый день они ходят на нудную и однообразную работу в департамент, получая крошечное жалованье. Жизнь Акакия Акакиевича не наполнена ничем, кроме механического переписывания бумаг изо дня в день. Молодые чиновники над ним издеваются, придумывая неприятные шутки. А он только и может воскликнуть: «Оставьте меня! Зачем вы меня обижаете»! Эти слова надолго запомнятся одному юноше, недавно поступившему на службу. И быть может, сыграют какую-то важную для него роль. И жизнь Акакия Акакиевича будет прожита не зря.

Последние месяцы жизнь героя озарилась мыслью о пошиве новой шинели. Ведь это было для него важное и дорогое предприятие. Стоит отметить, что шинель для чиновника – это не только теплая одежда, но и форма государственного служащего, показатель статуса. Башмачкину было обидно за старую шинель, которую лишили ее гордого звания и называли капотом. Поэтому новая была делом чести.

Вторая повесть из этого сборника – «Записки сумасшедшего». Ее герой в той же должности, что и Акакий Акакиевич. Возможно, они даже служили в одном департаменте. Этот человек не смирился со своим статусом, ведь он, хоть и мелкий, нищий, но все же дворянин. Поприщин страдает от неравенства и необходимости преклоняться перед старшими по званию. От этих мучительных мыслей он сходит с ума, воображая себя королем испанским.

Читайте также:
Тип делового человека в произведениях Грибоедова и Гоголя: сочинение

Безумие и смерть гоголевских маленьких людей делает их монстрами. Первый, будучи призраком срывает шинели со всех прохожих. Его ведь никто не пожалел. А второй – ждет полного поклонения его императорскому величеству.

  • Автор: Н. В. Гоголь
  • Произведение: Творчество Гоголя
  • Это сочинение списано 70 030 раз

Главный герой повести «Шинель» — Акакий Акакиевич Башмачкин, служащий департамента, занимающий низкий чин титулярного советника. Мечтой всей его жизни является «постройка» новой шинели, а трагедией всей жизни — утрата этой самой шинели, отобранной у него уличными грабителями. «Две любви Акакия Акакиевича: к буквам, которые он механически переписывает, и к новой шинели… устрашающе обозначим душевную стертость личности» (П. Николаев). Да, этот человек ничтожен и смешон, материальная и духовная жизнь его ничтожна и скудна, но не по его же вине. И тогда герой говорит своим сослуживцам: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?», у любого человека такие слова вызовут чувство вины и жалости. Подробно описывая Башмачкина, Гоголь вызывает у читателя сострадание к главному герою, все человеческие контакты которого исключались канцелярскими насмешками, переносимыми им с величайшей покорностью. Смерть Башмачкина обозначила крайнюю, предательскую потерянность «маленького человека» в этом страшном мире: «И Петербург остался без Акакия Акакиевича, как будто бы в нем его никогда и не было. Исчезло и скрылось существо, никем не защищенное, никому не дорогое, ни для кого не интересное, даже не обратившее на себя внимание и естество наблюдателя, не пропускающего посадить на булавку муху и рассмотреть ее в микроскоп…»

Тема «Шинели» — тема человеческого страдания, предопределенного социально. Запрограммированность несчастья Башмачкина — в чиновничьей иерархичности.

«Записки сумасшедшего» — одна из самых поэтических и трагических повестей Н.В. Гоголя. Это дневник: незначительный чиновник Поприщин самодовольно высказывает свои малограмотные, нелепые суждения. Сначала этот «маленький человек» смешен в своих претензиях, но потом читателю становится жалко этого отчаявшегося, потерявшего себя и собственный рассудок человека. Мир петербуржских повестей Гоголя звал к гуманизму и чуткости, разоблачал тиранию и бесчеловечность страшного мира, заговорил о проблемах «маленького человека» и его больших правах на достойную жизнь.

«Петербургские повести». Идейно-тематические и стилевые особенности жанра.

Петербургские повести» Гоголя. Особенности гротескного реализма.

Главная страница | Контакты | Случайная страница Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика
История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика
Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика
Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы
Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Петербургские повести — это общее название ряда повестей, написанных Николаем Васильевичем Гоголем, и название сборника, из них составленного. Объединены общим местом действия — Санкт-Петербургом 1830—1840-х годов.

Петербургские повести составляют как бы особый этап в творчестве Гоголя и историки литературы говорят о втором, «Петербургском», периоде в его литературной деятельности «Петербургские повести» Гоголя – новый шаг в развитии русского реализма. В этот цикл входят повести: “Невский проспект”, “Нос”, “Портрет”, “Коляска”, “Записки сумасшедшего” и “Шинель”. Над циклом писатель работает между 1835 и 1842 годами. Объединены повести по общему месту событий – Петербургу. Петербург, однако, не только место действия, но и своеобразный герой указанных повестей, в которых Гоголь рисует жизнь в её различных проявлениях. Обычно писатели, рассказывая о Петербургской жизни, освещали быт и характеры знати, верхушки столичного общества.

Гоголя привлекали мелкие чиновники, мастеровые (портной Петрович), нищие художники, “маленькие люди”, выбитые из колеи жизни. Вместо дворцов и богатых домов читатель в гоголевских повестях видит городские лачуги, в которых ютится беднота.

Основная задача, которую ставил Гоголь в Петербургских повестях, – создать психологический портрет времени и человека, “с его маленькими радостями, маленькими горестями, словом, всей поэзией его жизни”[2, c.75]. Более глубокому пониманию текста способствуют реалии гоголевской эпохи, на фоне их и разворачиваются события в жизни героев. Имея под собой реальную основу, события у Гоголя связываются с настоящими фактами, географическими названиями и историческими лицами, а сама столица государства является отдельным, очень широко представленным, достоверным образом. В описании Петербурга звучит наравне с объективной оценкой жизни XIX века личностное восприятие автором северной столицы, выражены чувства и ощущения Гоголя, связывавшего свои надежды с этим городом.

Сама столичная публика очень многообразна: от прислуги и лакеев, от темных чухонцев и чиновников самого разного ранга до людей высшего света, также среди персонажей имеются и реальные исторические лица (Екатерина II), литераторы и журналисты (Булгарин Ф.В., Греч Н.И.). Пройдя сам чиновничью службу в одном из департаментов, Гоголь дает весьма достоверную справку о чиновничьих рангах и офицерских чинах. В “Невском проспекте” мы читаем: “… титулярные, надворные и прочие советники… коллежские регистраторы, губернские и коллежские секретари…” Этот список представляет собою деление чиновников по рангам, введенное Петром I в 1722 году, где все чиновники гражданского ведомства делились на 14 классов. В этой же повести мы читаем о повытчике – судебном человеке, следившем за порядком и хранением поступающих бумаг; о камер-юнкерах и камергерах – придворных званиях для лиц, имевших чин 3-4 классов; о квартальных надзирателях, или капитан-исправниках – так эта должность называется в “Шинели” – полицейских чиновниках, в ведении которых находились определенные кварталы города; о столоначальниках, о Главном штабе и Государственном совете – высших органах Российской империи, располагавшихся в Зимнем дворце[21, c.85].

В повести “Нос” наши познания чинов и столичных государственных учреждений углубляются, и мы узнаем о должности обер-полицмейстера, начальника полиции Петербурга, об экзекуторе, столоначальнике, Сенате и Управе благочиния.

Многие факты из жизни Петербурга нашли отражение в произведениях Петербургского цикла и несут в себе авторскую оценку, например, Екатерининский канал, “известный своею чистотою” (речь идет о Екатерининском канале, куда спускались сточные воды, о чистоте его Гоголь говорит иронически)[14, c.165].

Введение в текст повестей примет архитектуры Петербурга делает произведения живыми, яркими, достоверными. Строящаяся церковь, перед которой останавливаются два толстяка, не что иное, как заложенная в 1883 году по проекту А.П. Брюллова лютеранская церковь, отличавшаяся необычной по тем временам архитектурой. Сравнивая рот иного едока с величиною арки Главного штаба, Гоголь имеет в виду здание на Дворцовой площади, построенное по проекту архитектора Росси и поражающее своими размерами.

Печать времени лежит и на рассказанных Гоголем слухах и сплетнях, в частности “вечном анекдоте о коменданте, которому пришли сказать, что подрублен хвост у лошади Фальконетова монумента” (“Шинель”). В данном случае говорится о памятнике Петру I, “Медном всаднике”, работы французского скульптора Фальконе.

Страницы: 1

Похожие материалы:

Гоголь Николай Васильевич(1809-1852). Детство и юность Жизнь Николая Гоголя с первого его момента была устремлена к Богу. Мать его, Мария Ивановна, дала обет перед Диканьским чудотворным образом святителя Николая, если будет унее сын, назвать его Николаем, — и просила священника молиться до т …

Тема «Природа и человек» в произведениях Некрасова Одно из самых известных и любимых детьми некрасовских стихотворений — “Дедушка Мазай и зайцы” (1870). В нем поэтично показывается многообразие жизни природы. активная включенность в нее человека. У современного читателя это произведение в …

Образ женщины в творчестве писателя Трогателен образ женщины, чей внутренний мир наполнен радостным и святым чувством; безобразен Горизонтов со всей своей осмысленностью житейских поступков. Их «чаши жизни» разделены огромной нравственной пропастью. Александра Васильевна вс …

Реальное и фантастическое в петербургских повестях Гоголя

«Реальное и фантастическое в Петербургских повестях Гоголя»

1. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ГОГОЛЯ

2. РЕАЛЬНОЕ И ФАНТАСТИЧЕСКОЕ В «ПЕТЕРБУРГСКИХ ПОВЕСТЯХ»: ПРАКТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

2.1 Особенности «Петербургских повестей» Н. Гоголя

2.2 Реальное и фантастичное в «Петербургских повестях»

Читайте также:
«Рыцарь копейки» в поэме «Мертвые души»: сочинение

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Фантастика это особая форма отображения действительности, логически несовместимая с реальным представлением об окружающем мире. Она распространена в мифологии, фольклоре, искусстве и в особых, гротескных и «сверхъестественных», образах выражает миросозерцание человека.

В литературе фантастика развивалась на базе романтизма, основным принципом которого было изображение исключительного героя, действующего в исключительных обстоятельствах. Это освобождало писателя от каких-либо ограничивающих правил, давало ему свободу в реализации творческих возможностей и способностей. Видимо, это и привлекало Н.В. Гоголя, который активно использовал фантастические элементы не только в романтических, но и в реалистических произведениях.

Актуальность темы курсовой работы заключается в том, что Н. В. Гоголь исключительно самобытный, национальный писатель. Он создал пленительный образ Родины, обращаясь не только к мотивам народных преданий и легенд, но и к фактам действительной жизни. Сочетание романтического, фантастического и реалистического становится важнейшей особенностью произведений Гоголя и не разрушает романтической условности. Описание быта, комические эпизоды, национальные подробности удачно сочетаются с фантастикой, воображением, вымыслом, лирической музыкальностью, свойственной романтизму, с условным лирическим пейзажем, выражающим настроение, эмоциональную насыщенность повествования. Национальный колорит и фантастика, обращение к преданиям, сказкам, народным легендам свидетельствуют о становлении в творчестве Н.В. Гоголя национального, самобытного начала.

По словам русского философа Н. Бердяева, Гоголь является “самой загадочной фигурой в русской литературе”. Не было в России писателя, который вызывал бы столь непримиримые споры, как Гоголь.

Целью курсовой работы является выделить реальное и фантастическое в «Петербургских повестях» Н.В. Гоголя.

Задачи курсовой работы:

— рассмотреть художественный мир Гоголя;

— проанализировать фантастическое и реальное в «Петербургских повестях»;

— выделить особенности и значение фантастики и реализма в «Петербургских повестях» Гоголя.

Объектом курсовой работы является цикл произведений Гоголя «Петербургские повести».

Предметом курсовой работы является особенности реального и фантастического в данных повестях автора.

В работе использовались источники по теории литературы, материалы печатных СМИ, а также собственные разработки автора.

Курсовая работа состоит из трех глав, заключения-вывода и списка используемой литературы.

1. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ГОГОЛЯ

Каждый большой художник это целый мир. Войти в этот мир, ощутить его многогранность и неповторимую красоту значит приблизить себя к познанию бесконечного разнообразия жизни, поставить себя на какую-то более высокую ступень духовного, эстетического развития. Творчество каждого крупного писателя драгоценный кладезь художественного и душевного, можно сказать, «человековедческого» опыта, имеющего громадное значение для поступательного развития общества.

Щедрин называл художественную литературу «сокращенной вселенной»[13, c.49]. Изучая ее, человек обретает крылья, оказывается способным шире, глубже понять историю и тот всегда беспокойный современный мир, в котором он живет. Великое прошлое невидимыми нитями связано с настоящим. В художественном наследии запечатлены история и душа народа. Вот почему оно неиссякаемый источник его духовного и эмоционального обогащения. В этом же состоит реальная ценность и русской классики.

Искусство Гоголя возникло на основании, которое было воздвигнуто до него Пушкиным. В «Борисе Годунове» и «Евгении Онегине», «Медном всаднике» и «Капитанской дочке» писатель совершил величайшие открытия. Поразительное мастерство, с каким Пушкин отразил всю полноту современной ему действительности и проникал в тайники душевного мира своих героев, проницательность, с какой в каждом из них он видел отражение реальных процессов общественной жизни[16, c.10].

По следу, проложенному Пушкиным, шел Гоголь, но шел своим путем. Пушкин раскрыл глубокие противоречия современного общества. Но при всем том мир, художественно осознанный поэтом, исполнен красоты и гармонии, стихия отрицания уравновешена стихией утверждения. Пушкин, по верному слову Аполлона Григорьева, «был чистым, возвышенным и гармоническим эхом всего, все претворяя в красоту и гармонию». Художественный мир Гоголя не столь универсален и всеобъемлющ. Иным было и его восприятие современной жизни. В творчестве Пушкина много света, солнца, радости. Вся его поэзия проникнута несокрушимой силой человеческого духа, она была апофеозом молодости, светлых надежд и веры, она отражала кипение страстей и того «разгула на пиру жизни», о котором восторженно писал Белинский.

В первой половине 19-ого века в России жили и творили многие великие поэты и писатели. Однако в русской литературе принято считать, что с 40-х годов 19-ого века начинается «гоголевский» период русской литературы. Эту формулировку предложил Чернышевский. Он приписывает Гоголю заслугу прочного введения в русскую изящную литературу сатирического — или, как справедливее будет назвать его, критического направления. Ещё одна заслуга — основание новой школы писателей[11, c.83].

Творения Гоголя, обнажавшие социальные пороки царской России, составили одно из важнейших звеньев становления русского критического реализма. Никогда прежде в России взор сатирика не проникал так глубоко в повседневное, в будничную сторону социальной жизни общества.

Гоголевский комизм — это комизм устоявшегося, ежедневного, обретшего силу привычки, комизм мелочной жизни, которому сатирик придал огромный обобщающий смысл. После сатиры классицизма творчество Гоголя явилось одной из вех новой реалистической литературы. Значение Гоголя для русской литературы было огромно. С появлением Гоголя литература обратилась к русской жизни, к русскому народу; стала стремиться к самобытности, народности, из риторической стремилась сделаться естественною, натуральною. Ни в одном русском писателе это стремление не достигло такого успеха, как в Гоголе. Для этого нужно было обратить внимание на толпу, на массу, изображать людей обыкновенных, а неприятные только исключение из общего правила. Это великая заслуга со стороны Гоголя. Этим он совершенно изменил взгляд на само искусство.

Реализм Гоголя, как и Пушкина, был проникнут духом бесстрашного анализа сущности социальных явлений современности. Но своеобразие гоголевского реализма состояло в том, что он совмещал в себе широту осмысления действительности в целом с микроскопически подробным исследованием ее самых потаенных закоулков. Гоголь изображает своих героев во всей конкретности их общественного бытия, во всех мельчайших деталях их бытового уклада, их повседневного существования[20, c.164].

«Зачем же изображать бедность, да бедность, да несовершенство нашей жизни, выкапывая людей из глуши, из отдаленных закоулков государства?»[7, c.539] Эти начальные строки из второго тома «Мертвых душ», может быть, лучше всего раскрывают пафос гоголевского творчества.

Никогда прежде противоречия русской действительности не были так обнажены, как в 3040-х годах. Критическое изображение ее уродств и безобразий становилось главной задачей литературы. И это гениально ощутил Гоголь. Объясняя в четвертом письме «По поводу «Мертвых душ» причины сожжения в 1845 году второго тома поэмы, он заметил, что бессмысленно сейчас «вывести несколько прекрасных характеров, обнаруживающих высокое благородство нашей породы». И далее он пишет: «Нет, бывает время, когда нельзя иначе устремить общество или даже все поколение к прекрасному, пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости»[7, c.595].

Гоголь был убежден, что в условиях современной ему России идеал и красоту жизни можно выразить, прежде всего, через отрицание безобразной действительности. Именно таким было его творчество, в этом заключалось своеобразие его реализма. Влияние Гоголя на русскую литературу было огромно. Не только все молодые таланты бросились на указанный им путь, но и некоторые писатели, уже приобретшие известность, пошли по этому пути, оставив свой прежний.

О своём восхищении Гоголем и о связях с его творчеством говорили Некрасов, Тургенев, Гончаров, Герцен, а в 20-м веке мы наблюдаем влияние Гоголя на Маяковского. Ахматову, Зощенко, Булгакова и др. Чернышевский утверждал, что Пушкин является отцом русской поэзии, а Гоголь — отцом русской прозаической литературы.

Белинский отмечал, что в авторе «Ревизора» и «Мертвых душ» русская литература обрела своего «самого национального писателя». Общенациональное значение Гоголя критик видел в том, что с появлением этого художника наша литература исключительно обратилась к русской действительности. «Может быть, писал он, через это она сделалась более о

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: