Гоголь и Украина: сочинение

Сочинение: Гоголь н. в. – Прекрасный образ украины в произведениях и. в. гоголя

К работе надловестями “Вечеров на хуторе. ” Гоголь приступил вскоре после приезда в Петербург. Окончив Нежинскую гимназию высших наук, он приехал в столицу, мечтая “сделать жизнь свою нужною для блага государства”. Им владела пылкая мечта: принести пользу человечеству, поступить на службу, которая могла бы дать “просторный круг действий”. Но Петербург неласково встретил молодого провинциала. Гоголь в течение долгого времени не мог найти службы и вынужден был влачить бедственное существование. Наконец он получил место в одном из столичных департаментов, его обязанности напоминали безотрадные занятия Акакия Акакиевича Башмачкина, описанные впоследствии в повести “Шинель”.
Знакомство с Пушкиным и его друзьями помогло Гоголю найти свою дорогу – обратиться к занятиям литературой, написать “Вечера на хуторе близ Диканьки”. Общение с Пушкиным во многом помогло начинающему писателю завершить свое чудесное, свежее и благоуханное произведение о жизни народа.
В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” Гоголь обращает свои взоры к милой его сердцу солнечной Украине. В жизни ее народа, в ее песнях и сказках видит он подлинную поэзию и воссоздает ее в своих повестях. Интерес к народной жизни, возникший под влкянием патриотического подъема в Отечественную войну 1812 года, подсказал Гоголю путь к “Вечерам на хуторе. “.
Гоголь прекрасно знал жизнь и народное творчество Украины. Впечатления украинской деревни окружали его с самого детства. Отец писателя был автором комедий, в которых широко использовался украинский фольклор и изображались быт и нравы украинской деревни. Видел Гоголь в детские годы и вертепы (кукольные театры) с их представлениями, полными задорного украинского юмора. Его сверстники по Нежинской гимназии рассказывали, что Гоголь в праздничные дни отправлялся в предместье Нежина, к своим знакомым крестьянам, бывал завсегдата ем на крестьянских свадьбах. Интерес будущего писателя к Украине отразился и в многочисленных записях фольклора, которые он заносил в “Книгу всякой всячины”, заведенную им в гимназии.
В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” Гоголь создал глубоко лирический, прекрасный образ Украины, проникнутый любовью к ее народу. Этот образ раскрывается писателем и в пленительных поэтических пейзажах, и в описании национального характера народа, его свободолюбия, храбрости, юмора, лихого веселья. Украина в книге Гоголя впервые предстала во всей чудесной красоте, яркости и вместе с тем нежности своей природы, с ее вольнолюбивым и мужественным народом.
По определению В. Г. Белинского, “Вечера на хуторе близ Диканьки” – это “поэтические очерки Малороссии, очерки, полные жизни и очарования. Все, что может иметь природа прекрасного, сельская жизнь простолюдинов обольстительного, все, что народ может иметь оригинально- -го, типического, – все это радужными цветами блестит в этих первых поэтических грезах Гоголя”.
Первая же повесть “Вечеров”, “Сорочинская ярмарка”, начинается описанием солнечного, знойного, охватывающего сладостным томлением летнего дня на Украине. Здесь все радостно и ослепительно ярко: и неизмеримый океан неба, и дрожащий в нем жаворонок, и зажженные солнцем листья, и статные подсолнечники в пестрых огородах. Этот чудесный пейзаж как бы предваряет и подготавливает картины народной жизни, рассказ о любви красивых и чистых сердцем Грицько и Параски. Их любовь торжествует наперекор злой и завистливой мачехе, глупости Соло-пия Черевика, корысти и недоброжелательству, которые стоят на дороге их светлого чувства, пытаются помешать его торжеству.
Это безыскусное, здоровое начало показано и в облике самой Параски с ее “круглым личиком, с черными бровями, ровными дугами поднявшимися над светлыми карими глазами, с беспечно улыбавшимися розовыми губками”. Сколько теплоты и сердечного сочувствия в этом описании молоденькой крестьянской девушки, первый раз попавшей на ярмарку да еще встрегившейся там со своим суженым! Но в этой сцене нет ничего искусственного, сентиментального: красавица охотно лущит подсолнечник, она с удовольствием лотолкалась бы между полотняными палатками торговцев, продающих ленты, серьги и другие привлекательные товары.
Сколько жизненных, реальных красок в описании ярмарки, сколько юмора, веселого лукавства в рассказе о встрече Солопия Черевика с Грицько Голопупенко, легко заслужившим полное доверие Солопия, большого любителя варенухи. Эти сценки, разговоры словно выхвачены из жизни и обладают всеми оттенками живой разговорной речи, тем неуловимым юмором, который присущ народу.
Одним из тех, кто особенно глубоко понял тесную связь творчества Гоголя с народом, был А. И. Герцен: “Не будучи по происхождению, подобно Кольцову, из народа, он, Гоголь, принадлежал к народу – по своим вкусам и по складу своего ума”.
В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” раскрывается жизнь народа в ее различных проявлгниях: здесь показаны быт и картинки современной Гоголю Украины, и народные предания, и события далекого прошлого.

Читайте также:
Похождения Чичикова: сочинение

Гоголь и Украина: сочинение

К работе над повестями “Вечеров на хуторе. ” Гоголь приступил вскоре после приезда в Петербург. Окончив Нежинскую гимназию высших наук, он приехал в столицу, мечтая “сделать жизнь свою нужною для блага государства”. Им владела пылкая мечта: принести пользу человечеству, поступить на службу, которая могла бы дать “просторный круг действий”. Но Петербург неласково встретил молодого провинциала. Гоголь в течение долгого времени не мог найти службы и вынужден был влачить бедственное существование. Наконец он получил место в одном из столичных департаментов, его обязанности напоминали безотрадные занятия Акакия Акакиевича Башмачкина, описанные впоследствии в повести “Шинель”.

Знакомство с Пушкиным и его друзьями помогло Гоголю найти свою дорогу — обратиться к занятиям литературой, написать “Вечера на хуторе близ Диканьки”. Общение с Пушкиным во многом помогло начинающему писателю завершить свое чудесное, свежее и благоуханное произведение о жизни народа.

В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” Гоголь обращает свои взоры к милой его сердцу солнечной Украине. В жизни ее народа, в ее песнях и сказках видит он подлинную поэзию и воссоздает ее в своих повестях. Интерес к народной жизни, возникший под влиянием патриотического подъема в Отечественную войну 1812 года, подсказал Гоголю путь к “Вечерам на хуторе. “.

Гоголь прекрасно знал жизнь и народное творчество Украины. Впечатления украинской деревни окружали его с самого детства. Отец писателя был автором комедий, в которых широко использовался украинский фольклор и изображались быт и нравы украинской деревни. Видел Гоголь в детские годы и вертепы (кукольные театры) с их представлениями, полными задорного украинского юмора. Его сверстники по Нежинской гимназии рассказывали, что Гоголь в праздничные дни отправлялся в предместье Нежина, к своим знакомым крестьянам, бывал завсегдатаем на крестьянских свадьбах. Интерес будущего писателя к Украине отразился и в многочисленных записях фольклора, которые он заносил в “Книгу всякой всячины”, заведенную им в гимназии.

В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” Гоголь создал глубоко лирический, прекрасный образ Украины, проникнутый любовью к ее народу. Этот образ раскрывается писателем и в пленительных поэтических пейзажах, и в описании национального характера народа, его свободолюбия, храбрости, юмора, лихого веселья. Украина в книге Гоголя впервые предстала во всей чудесной красоте, яркости и вместе с тем нежности своей природы, с ее вольнолюбивым и мужественным народом.

По определению В. Г. Белинского, “Вечера на хуторе близ Диканьки” — это “поэтические очерки Малороссии, очерки, полные жизни и очарования. Все, что может иметь природа прекрасного, сельская жизнь простолюдинов обольстительного, все, что народ может иметь оригинально- -го, типического, — все это радужными цветами блестит в этих первых поэтических грезах Гоголя”.

Первая же повесть “Вечеров”, “Сорочинская ярмарка”, начинается описанием солнечного, знойного, охватывающего сладостным томлением летнего дня на Украине. Здесь все радостно и ослепительно ярко: и неизмеримый океан неба, и дрожащий в нем жаворонок, и зажженные солнцем листья, и статные подсолнечники в пестрых огородах. Этот чудесный пейзаж как бы предваряет и подготавливает картины народной жизни, рассказ о любви красивых и чистых сердцем Грицько и Параски. Их любовь торжествует наперекор злой и завистливой мачехе, глупости Солопия Черевика, корысти и недоброжелательству, которые стоят на дороге их светлого чувства, пытаются помешать его торжеству.

Это безыскусное, здоровое начало показано и в облике самой Параски с ее “круглым личиком, с черными бровями, ровными дугами поднявшимися над светлыми карими глазами, с беспечно улыбавшимися розовыми губками”. Сколько теплоты и сердечного сочувствия в этом описании молоденькой крестьянской девушки, первый раз попавшей на ярмарку да еще встретившейся там со своим суженым! Но в этой сцене нет ничего искусственного, сентиментального: красавица охотно лущит подсолнечник, она с удовольствием потолкалась бы между полотняными палатками торговцев, продающих ленты, серьги и другие привлекательные товары.

Читайте также:
Город N: сочинение

Сколько жизненных, реальных красок в описании ярмарки, сколько юмора, веселого лукавства в рассказе о встрече Солопия Черевика с Грицько Голопупенко, легко заслужившим полное доверие Солопия, большого любителя варенухи. Эти сценки, разговоры словно выхвачены из жизни и обладают всеми оттенками живой разговорной речи, тем неуловимым юмором, который присущ народу.

Одним из тех, кто особенно глубоко понял тесную связь творчества Гоголя с народом, был А. И. Герцен: “Не будучи по происхождению, подобно Кольцову, из народа, он, Гоголь, принадлежал к народу — по своим вкусам и по складу своего ума”.

В “Вечерах на хуторе близ Диканьки” раскрывается жизнь народа в ее различных проявлениях: здесь показаны быт и картинки современной Гоголю Украины, и народные предания, и события далекого прошлого.

Сочинение на тему: Прекрасный образ Украины в произведениях Н.В.Гоголя

_________________________________________________________________________________________________
Сочинение.
Прекрасный образ Украины в произведениях Н.В.Гоголя

К работе надловестями «Вечеров на хуторе…» Гоголь приступил вскоре после приезда в Петербург. Окончив Нежинскую гимназию высших наук, он приехал в столицу, мечтая «сделать жизнь свою нужною для блага государства». Им владела пылкая мечта: принести пользу человечеству, поступить на службу, которая могла бы дать «просторный круг действий». Но Петербург неласково встретил молодого провинциала. Гоголь в течение долгого времени не мог найти службы и вынужден был влачить бедственное существование. Наконец он получил место в одном из столичных департаментов, его обязанности напоминали безотрадные занятия Акакия Акакиевича Башмачкина, описанные впоследствии в повести «Шинель». Знакомство с Пушкиным и его друзьями помогло Гоголю найти свою дорогу — обратиться к занятиям литературой, написать «Вечера на хуторе близ Диканьки». Общение с Пушкиным во многом помогло начинающему писателю завершить свое чудесное, свежее и благоуханное произведение о жизни народа. В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Гоголь обращает свои взоры к милой его сердцу солнечной Украине. В жизни ее народа, в ее песнях и сказках видит он подлинную поэзию и воссоздает ее в своих повестях. Интерес к народной жизни, возникший под влкянием патриотического подъема в Отечественную войну 1812 года, подсказал Гоголю путь к «Вечерам на хуторе…». Гоголь прекрасно знал жизнь и народное творчество Украины. Впечатления украинской деревни окружали его с самого детства. Отец писателя был автором комедий, в которых широко использовался украинский фольклор и изображались быт и нравы украинской деревни. Видел Гоголь в детские годы и вертепы (кукольные театры) с их представлениями, полными задорного украинского юмора. Его сверстники по Нежинской гимназии рассказывали, что Гоголь в праздничные дни отправлялся в предместье Нежина, к своим знакомым крестьянам, бывал завсегдата ем на крестьянских свадьбах. Интерес будущего писателя к Украине отразился и в многочисленных записях фольклора, которые он заносил в «Книгу всякой всячины», заведенную им в гимназии. В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» Гоголь создал глубоко лирический, прекрасный образ Украины, проникнутый любовью к ее народу. Этот образ раскрывается писателем и в пленительных поэтических пейзажах, и в описании национального характера народа, его свободолюбия, храбрости, юмора, лихого веселья. Украина в книге Гоголя впервые предстала во всей чудесной красоте, яркости и вместе с тем нежности своей природы, с ее вольнолюбивым и мужественным народом. По определению В. Г. Белинского, «Вечера на хуторе близ Диканьки» — это «поэтические очерки Малороссии, очерки, полные жизни и очарования. Все, что может иметь природа прекрасного, сельская жизнь простолюдинов обольстительного, все, что народ может иметь оригинально- -го, типического, — все это радужными цветами блестит в этих первых поэтических грезах Гоголя». Первая же повесть «Вечеров», «Сорочинская ярмарка», начинается описанием солнечного, знойного, охватывающего сладостным томлением летнего дня на Украине. Здесь все радостно и ослепительно ярко: и неизмеримый океан неба, и дрожащий в нем жаворонок, и зажженные солнцем листья, и статные подсолнечники в пестрых огородах. Этот чудесный пейзаж как бы предваряет и подготавливает картины народной жизни, рассказ о любви красивых и чистых сердцем Грицько и Параски. Их любовь торжествует наперекор злой и завистливой мачехе, глупости Соло-пия Черевика, корысти и недоброжелательству, которые стоят на дороге их светлого чувства, пытаются помешать его торжеству. Это безыскусное, здоровое начало показано и в облике самой Параски с ее «круглым личиком, с черными бровями, ровными дугами поднявшимися над светлыми карими глазами, с беспечно улыбавшимися розовыми губками». Сколько теплоты и сердечного сочувствия в этом описании молоденькой крестьянской девушки, первый раз попавшей на ярмарку да еще встрегившейся там со своим суженым! Но в этой сцене нет ничего искусственного, сентиментального: красавица охотно лущит подсолнечник, она с удовольствием лотолкалась бы между полотняными палатками торговцев, продающих ленты, серьги и другие привлекательные товары. Сколько жизненных, реальных красок в описании ярмарки, сколько юмора, веселого лукавства в рассказе о встрече Солопия Черевика с Грицько Голопупенко, легко заслужившим полное доверие Солопия, большого любителя варенухи. Эти сценки, разговоры словно выхвачены из жизни и обладают всеми оттенками живой разговорной речи, тем неуловимым юмором, который присущ народу. Одним из тех, кто особенно глубоко понял тесную связь творчества Гоголя с народом, был А. И. Герцен: «Не будучи по происхождению, подобно Кольцову, из народа, он, Гоголь, принадлежал к народу — по своим вкусам и по складу своего ума».
В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» раскрывается жизнь народа в ее различных проявлгниях: здесь показаны быт и картинки современной Гоголю Украины, и народные предания, и события далекого прошлого.
.

Читайте также:
Служебная деятельность Чичикова: сочинение

Такой вот Гоголь-Моголь. Русско-украинский

Ответ украинскому националисту.

С трепетом душевным вычитал я на днях из Интернета – Украина, похоже, тоже отмечает «вместе со всем прогрессивным человечеством» двухсотлетие со дня рождения Н.В. Гоголя. И хотя из сайта никак нельзя было понять – сочли ли украинцы, наконец, Николая Васильевича своим писателем, или это просто неуклюжий политес в адрес гения, прогресс налицо. Колоссальный прогресс для каждого, кто когда-либо вдыхал запахи киевской «незалежности».
Лет пятнадцать назад, на заре самостийности, я был буквально шокирован разговором с одной украинской интеллигенткой. Она сообщила мне, что, во-первых, пора кацапам перестать вести летоисчисление от киевской Руси и начинать свою историю по-настоящему – с деревушки Юрия Долгорукого по имени Москва. Во-вторых, она обещала яростно бороться с засоренным москалями русско-украинским говором, с так называемым «суржиком», на котором говорит восточная, южная, да и почти вся центральная Украина, т.е., считай, большинство братского нам народа.
В качестве вопиющих фактов наглого проникновения русского языка в родной украинский, дама назвала два примера.
– Мы вот говорим «янтарь», а по-украински нужно «бурштин», – сказала она. – Говорим «посольство», а нужно «амбасада».
Кабы моя собеседница была киевской обывательницей. Так нет же, она – член союза писателей Украины, переводчица. Насчет «бурштина» я отшутился: мол, не знаю, чем немецкий «boernstein» – «горящий камень» лучше латышского «дзинтарса»-янтаря, название которого мы сперли у прибалтов (вместе с самой Прибалтикой, увы). А что насчет «посольства», так это слово со славянским корнем «слать», кажется, ближе к нам обоим, чем латинская «амбасада». Но друг друга мы не поняли и расстались на повышенных тонах. Я назвал её взгляды фашистскими, она обозвала меня каким-то нехорошим словом на западном диалекте, который я не понимаю. Впрочем, на наши отношения это никак не повлияло, потому что Галка – родственница моей жены и вообще замечательный человек. В быту.
Хотя мои предки тоже корнями с Украины, сам я на ихней мове не балакаю. Но всё украинское – и народ, и борщ – обожаю. Любовь к Украине сидит в каждом русском на генетическом уровне. Любовь к «Вечерам на хуторе близь Диканьки», к Тарасу Бульбе и Сидору Артемьевичу Ковпаку, к златоглавому Киеву и по-западному строгому Львову. Вообще, говорить о любви к Украине нормальному русскому человеку как-то …неприлично, что ли. Это всё равно что объясняться в любовных чувствах к родной сестре. Потому-то в России и вызывает такую бешеную реакцию любое проявление русофобии со стороны украинцев.
То, что антирусизм – явление временное, и ежу понятно. Только недалеким дядькам за океаном и кое-кому в Европе может показаться реальным оторвать Украину от России, порвать все эти миллионы ниточек, которые связывают семьи по обе стороны государственной границы. (Даже само это слово «государственная граница» и сейчас не вызывает ничего, кроме усмешек – и там, и здесь).
Если и случится разрыв, рваться на части придется самой Украине. На две, а скорее, на три части. На «русскоговорящий» промышленный Юго-Восток, который, если и не войдет в состав России, то будет в реальности её протекторатом, на Запад, который станет европейским захолустьем, и на Центр – карликовое государство размером в треть Древней Руси.
Поразившую меня некогда ненависть киевского бомонда к проклятой Кацапии, в общем-то, несложно объяснить. И русским ведь тяжело жить без царственного величия СССР. А каково быть интеллигентом в странном государстве, у которого фактически нет ничего полностью своего – нет единого народа (этнически он наполовину принадлежит к соседнему народу), нет своей уникальной истории, (это история целого ряда соседних стран), нет своего довлеющего языка, да и своей уникальной культуры. Наконец, самоиндефикация этого народа – тоже большой-большой вопрос. Язык живущего через границу украинца мне легче понять, чем архангельского помора. Так почему я должен считать украинцев чужим народом, а поморов – своим? Потому что это дедушка Сталин так прописал в своем классификаторе? (Забыв, правда, упомянуть, что тогда, выходит, и грузинского народа нет, а есть полтора десятка кавказских народностей, живущих в Грузии).
Вернемся к Николаю Васильевичу Гоголю. Компьютер за считанные минуты позволяет сделать то, на что раньше бы ушла неделя. Я просканировал гоголевские произведения на предмет узнать, часто ли в них встречаются слова «Украина», «украинский». Результат поразителен: только в «Тарасе Бульбе» Гоголь говорит об «Украйне», причем, недвусмысленно понимая это слово, как часть территории, занятой русской нацией. А прилагательное «украинский» есть лишь в одной из повестей – «Майской ночи». И всё! Нет «украинского народа» у Гоголя, хоть тресни. Хотя понятно, что практически все гоголевские произведения дышат Украиной, пропитаны ею, да и сам он стопроцентный хохол, начиная с фамилии.
Вывод прост: Гоголь, который прекрасно знал историю, даже преподавал этот предмет, «в упор» не видел Украины как чего-то отдельного от российской истории. Сошлюсь на найденные доктором филологических наук В.Воропаевым строки Гоголя из письма русской мемуаристке, фрейлине императрицы А.О.Смирновой: «Скажу вам одно слово насчёт того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, — явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве». В записной книжке Гоголя 1846 — 1851 годов находим следующее его замечание: «Обнять обе половины русского народа, северную и южную, сокровище их духа и характера». Эта мысль, возможно, является программой какого-то неизвестного сочинения, где писатель намеревался обрисовать, охватить в целом жизнь русского народа.» (Сайт «Я – antiorang». В.Воропаев. Гоголь и Украина.)
Чудно! Как-то будучи в Вене, я всё время допытывался у австрияков: «А язык у вас другой, чем у немцев? Хоть чуть-чуть другой?» «Нет, – отвечали мне, – тот же самый великий немецкий язык». И, представьте себе: им, во многом не схожими с немцами, ославянившимися за многовековую историю Священной Римской империи, вовсе не стыдно признать, что у Германии, которая буквально подтерлась Австрией в 1934 году, один язык с ними. А Киеву, который практически не расставался с нами ни на день с 1654 года, дюже зазорно признавать неизбежную половинчатость своей культуры. Для них Гоголь – предатель-москаль, потому что имел глупость писать на русском языке. (Другого-то языка, литературного украинского, просто не было!) И благо, если бы у Украины имелись свои Пушкины, Гоголи, Лермонтовы, Блоки, Толстые, Достоевские, Чеховы, Бунины. Так нет же ничего, или почти ничего!
И тут нам снова придется потревожить тень Иосифа Виссарионовича. Мастак он был по придумыванию легенд. Но если мы, русские, как-то легко согласились с мыслью, что самолет всё же придумали братья Райт, а чудо Можайского с паровым двигателем даже теоретически не было способно оторваться от земли, то Украина, похоже, так и живет в области сладких мифов. Один из этих мифов называется «Великая украинская литература», которую я изучал в Ростовском университете, наряду с русской. Боже, какой это был скучный предмет! (Моя жена, изучавшая его же, но уже как основной, в Киевском пединституте, вполне с этим согласна). Все эти Котляревские, Гулак-Артемовские, Квитка-Основьяненко, Панасы Мирные, Украинки, Коцюбинские, Сосюры… И вовсе не потому, что они плохи сами по себе. Очень даже неплохие писатели. Но до уровня столпов литературы Российской империи явно не дотягивают. Не потому, что в Украине туго с талантами. Просто те, кто дотянулся до вершин, тут же стали писать на русском и называться по-другому – великими русскими писателями, великими советскими писателями. Как Николай Гоголь, как Михаил Булгаков.
Но вообще-то это дико – не признавать родным гения литературы только потому, что он писал на государственном языке империи. Ведь признаем же мы русским писателем Владимира Набокова, даже не всегда осознавая, что читаем его вещи в обратном переводе с английского.
…Поздним вечером я вышел из венской гостиницы, чтобы купить сигарет. Возвращаться в номер не хотелось. Мне было хорошо в этой стране, хотя она дважды воевала в прошлом веке против моей родины. От нечего делать я подсветил спичкой медную табличку на подъезде большого дома, который у нас бы назвали «сталинкой», и вздрогнул: большинство фамилий жильцов дома были явно славянских корней. Не русских, конечно, а чешских или сербских. Так вот почему мне так хорошо дышать венским воздухом! Как же я забыл об истории Австрии? Да они же только снаружи немцы, а внутри свои, славяне. Но утром, на экскурсии в Хофбургском дворце, заслышав русскую речь, в ответ на приветствие – «Свои!» – я получил сокрушительное: «То же мне, нашел «своих»!». И, действительно, какой же я «свой» для наших «новых русских»? А вот с любимыми хохлами мне делить нечего. Абсолютно нечего. Даже наш газ и их трубы.
Пройдет лет двадцать, может быть, полвека, и глобализм окончательно подомнет под собой планету Земля. Любой разговор о границах станет бессмысленным. И украинец, и русский, приехав в Москву или Киев, даже думать перестанут о том, что находятся на территории другого государства. Так же, как не думали мы об этом еще двадцать лет назад.
Так чего же нам сегодня резать по живому?
Евгений Касьяненко.
г. Ростов-на-Дону

Читайте также:
Изображение внутреннего мира человека в одном из произведений русской литературы XIX века. (Н.В.Гоголь Ревизор): сочинение

Роль украинских мотивов в произведениях Гоголя Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Чун Ен Хо

Украинская тема в гоголевском творчестве оказалась обусловлена двумя факторами: с одной стороны, малороссийским происхождением, глубоким знанием народной жизни (быта, нравов, обычаев, фольклора), с другой влиянием модного в ту эпоху романтизма, одним из постулатов которого была народность, понимавшаяся в том числе как этнографизм. Но Гоголь не только отказывался делать выбор между «великороссийской» и «малороссийской» национальными традициями, но и негативно оценивал «этнографизм». Можно сказать, Гоголь был чисто русский писатель.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Чун Ен Хо

THE ROLE OF UKRAINIAN MOTIVES IN THE WORKS OF N. GOGOL

The Ukrainian theme in Gogol ‘ s creativity was conditioned by the two factors: on the one hand, by the Little Russian origin, a deep knowledge of the national life (living, morals, customs, folklore), on the other hand, by the influence of romanticism, which was trendy in that era, and one of the postulates of which was nationality, understood as ethnographism as well. But Gogol not only refused to make a choice between the «Great Russian» and the «Little Russian» national traditions, but also negatively assessed «ethnographism». We can say, Gogol was a purely Russian writer.

Текст научной работы на тему «Роль украинских мотивов в произведениях Гоголя»

РОЛЬ УКРАИНСКИХ мотивов В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ГОГОЛЯ

THE ROLE OF UKRAINIAN MOTIVES IN THE WORKS OF N. GOGOL

Гоголь, Украина, мотив.

Украинская тема в гоголевском творчестве оказалась обусловлена двумя факторами: с одной стороны, малороссийским происхождением, глубоким знанием народной жизни (быта, нравов, обычаев, фольклора), с другой – влиянием модного в ту эпоху романтизма, одним из постулатов которого была народность, понимавшаяся в том числе как этнографизм. Но Гоголь не только отказывался делать выбор между «великороссийской» и «малороссийской» национальными традициями, но и негативно оценивал «этнографизм». Можно сказать, Гоголь был чисто русский писатель.

Читайте также:
«Мертвые души» Гоголя — горький упрек современной России но не безнадежный: сочинение

Гоголь писал по-русски, объяснялось это, в частности, отсутствием украинского литературного языка. Однако важно подчеркнуть, что, в отличие, например, от Т. Шевченко, Гоголь не ощущал по этому поводу никакого дискомфорта – не пытался создать такой язык и не стремился отделить украинскую литературу от русской [Барабаш, 2011]. Напротив, известно довольно резкое высказывание Гоголя о национальной ограниченности Шевченко, дошедшее до нас в передаче Г. Данилевского [Данилевский 1901, с. 92-100]. Некоторые исследователи, сомневаясь в правдивости этого мемуариста, считают сообщенную им информацию недостоверной. Но сравнивая пути двух писателей, выросших на Украине и принадлежавших к одному поколению (Гоголь был всего на несколько лет старше Шевченко), мы должны сделать вывод, что в аспекте культурной идентичности они шли разными путями. Для Гоголя вопрос о выборе между «великороссийской» и «малороссийской» ветвями культуры был неактуален – он стремился к культурной интеграции. Характерна

Gogol, Ukraina, motive.

The Ukrainian theme in Gogol’s creativity was conditioned by the two factors: on the one hand, by the Little Russian origin, a deep knowledge ofthe national life (living, morals, customs, folklore), on the other hand, by the influence of romanticism, which was trendy in that era, and one ofthe postulates ofwhich was nationality, understood as ethnographism as well. But Gogol not only refused to make a choice between the «Great Russian» and the «Little Russian» national traditions, but also negatively assessed «ethnographism». We can say, Gogol was a purely Russian writer.

мысль, зафиксированная в гоголевской записной книжке 1846-1851 гг.: «Обнять обе половины русского народа, северн и южн , сокровище их духа и характера» (II, 3871).

Такая «объединительная» позиция очевидна в письме Гоголя к А. Смирновой-Россет 24 декабря 1844 г., где он прямо отвечает на вопрос о национально-культурной идентификации:

Скажу вам одно слово насчет того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими2. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал пре-

Читайте также:
Расскажите о судьбе «маленького человека» и общее значение этого определения в повести Николая Гоголя «Шинель»: сочинение

1 Гоголевские тексты цитируются в круглых скобках по: [Гоголь, 1937-1952] с указанием тома (римской цифрой) и страницы.

2 Гоголь подразумевает переданные ему в письме суждения Ф. Тютчева и Ф. Толстого. По словам А. Смирновой-Россет, они «говорили, что ваша вся душа хохлацкая вылилась в “Тарасе Бульбе”, где с такой любовью вы выставили Тараса, Андрия и Остапа», между тем как в «Мертвых душах» русские представ-

лены «в отвратительном виде»; что над русскими Гоголь смеется иначе, чем над малороссиянами, у которых в гоголевском изображении «даже и смешные стороны имеют что-то наивно-приятное» [Переписка. 1988, с. 124].

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

При всем «бытовизме» гоголевских фабул, при многочисленности деталей, свидетельствующих о тонком знании повседневной малороссийской жизни, рисуемая Гоголем в «украинских» произведениях среда предстает не как обыденная и привычная, а как «карнавально»-экзотичная; основу гоголевского стиля составляют сказочная фантастика, гротеск, романтическая гиперболизация. Все ситуации в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» в той или иной степени экстраординарны – Малороссия под пером Гоголя предстает миром столь же «домашним» и знакомым, сколь странным и необычным; автор смотрит на него в одно и то же время как «свой» и как «чужой». В такой «межкультурной» позиции находится и рассказчик «Вечеров. ». Рудый Панько, речь которого обращена не к украинцам, а к столичной публике: «. в Петербурге вашем не сыщете такого» (I, 106). Осознавая необычность того, о чем рассказывает, он дает «этнографические» пояснения – в частности, приводит небольшой украинско-русский словарь с комментариями (I, 107-109, 197-199).

Характерно, что «Вечера. », высоко оцененные критиками, вместе с тем вызвали нарекания в «неправдивости» изображения малороссийской жизни, отступлении от бытовой достоверности. Например, Н. Полевой усмотрел в первой части этой книги лишь имитацию народности, заявив, что в ней доминирует стремление Гоголя «подделаться под малоруссизм»; и в дальнейшем неоднократно вспыхивала полемика по вопросу о том, достоверно или недостоверно рисует Гоголь быт и нравы украинцев (см.: [Дмитриева 2010, с. 118-119]). Чрезмерное «доверие» читателей к гоголевскому образу Украины вызывает иронию у культурной публики – характерно замечание известного филолога второй половины XIX в. A.A. Потебни: «Разве не было людей, которые весьма серьезно представляли себе Малороссию по повестям Гоголя» [Потебня 1989, с. 264]. И сегодня многие отно-

Читайте также:
Образ главного героя в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба»: сочинение

сятся к Гоголю как к «бытописателю», полагая, будто его сюжеты этнографически вполне достоверны и представляя малороссийских крестьян конца XVIII – начала XIX вв. по «Сорочинской ярмарке» и «Майской ночи», а запорожских казаков – по «Тарасу Бульбе».

В заключение отметим, рационально-культурная «принадлежность» стала в постсоветский период предметом бесплодных споров и спекуляций. Приведем характерное (для Украины) суждение: «Гоголь никогда не был русским писателем. Он – русскоязычный писатель из Малороссии»5. Впрочем, если говорить об украинском населении в целом, мнения на этот счет расходятся: согласно результатам проводившегося в 2009 г. (год 200-летнего юбилея Гоголя) опроса, 38,9 % украинцев считают, что он «и русский, и украинский писатель одновременно»,

29.8 % респондентов полагают, что Гоголь украинский писатель, русским писателем его сочли

22.9 % опрошенных; еще 6,1 % затруднились с ответом, 1,4 % отказались отвечать на вопрос6.

Разумеется, с практической точки зрения обсуждение подобных проблем бессмысленно и не может дать никаких научных результатов. Биографическая и творческая связь Гоголя с Украиной общеизвестна, дополнительные доказательства не требуются. Вместе с тем надо учитывать, что его повышенное внимание к народной, национальной культуре, в атмосфере которой Гоголь вырос и которую знал с детства, было, как ни парадоксально это звучит, обусловлено западным, европейским фактором. Романтизм, в рамках которого формировалась эстетическая система писателя, акцентировал национально-культурную специфику; этот романтический «этнографизм» ярко проявился в гоголевском творчестве. Можно сказать, Гоголь был чисто русский писатель, а не малоросс.

1. Барабаш Ю. «Своего языка не знает. », или

Почему Гоголь писал по-русски? // Вопросы

литературы. 2011. № 1. С. 36-58.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Николай Гоголь о русском единстве, Украине и украинцах

«Надобно вам знать, милостивый государь, что я имею обыкновение затыкать на ночь уши с того проклятого случая, когда в одной русской корчме залез мне в левое ухо таракан. В русских избах проклятые кацапы везде поразводили тараканов. Как я после узнал, они едят даже щи с тараканами!»

Читайте также:
Как писать сочинение по повести «Тарас Бульба»: сочинение

Опираясь на эту цитату, свидомые исследователи творчества Николая Васильевича Гоголя «доказывают», что он тут показывает превосходство украинской культуры над русской!

Стёб Гоголя над украинским дурачком, не любящим «кацапов»

О чём говорит эта цитата? Приведённая реплика принадлежит комическому герою рассказа «Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка», в котором Гоголь вывел тип украинского дурачка, который сам себе кажется хитрецом.

Чтобы это понять, достаточно просто дочитать цитату до конца. В ней наглядно виден весь «ум» героя, насмехающегося над «русскими щами с тараканами»:

«Невозможно описать, что происходило со мною: в ухе так и щекочет, так и щекочет. ну, хоть на стену! Мне помогла уже в наших местах простая старуха. И чем бы вы думали? просто зашёптыванием. Что вы скажете, милостивый государь, о лекарях? Я думаю, что они просто морочат и дурачат нас. Иная старуха в двадцать раз лучше знает всех этих лекарей».

И добавим, что плохой слух в связи с тараканом был выдуман Шпонькой для того, чтобы увести разговор с нежелательной для него темы о тётушкином наследстве.

Украинские казаки – русские

Для Гоголя не существовало украинского народа, отдельного от русского, хотя он и отлично осознавал особенности малороссийского племени. Более того, его первый сборник рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки», заслуживший восторженный отклик А.С. Пушкина, как раз был поэтизацией и романтизацией именно украинского сельского быта.

Но при этом Гоголь осознавал, что Украина не вправе претендовать на какое-то отдельное от России политическое бытие. Малорусы – ветвь русского народа, и только благодаря этой принадлежности в них есть что-то хорошее. Это хорошо выражено у Гоголя в повести «Тарас Бульба». Кстати, казаки там везде называют себя русскими, и это исторически верно: в эпоху Богдана Хмельницкого понятия «русский» и «украинский» не противопоставлялись, а дополняли друг друга.

«Когда очнулся Тарас Бульба от удара и глянул на Днестр, уже козаки были на челнах и гребли вёслами; пули сыпались на них сверху, но не доставали. И вспыхнули радостные очи у старого атамана.

— Прощайте, товарищи! – кричал он им сверху. – Вспоминайте меня и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погуляйте! Что, взяли, чёртовы ляхи? Думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побоялся козак? Постойте же, придёт время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымается из Русской земли свой Царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему.

А уже огонь подымался над костром, захватывал его ноги и разостлался пламенем по дереву… Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу?!»

Кадр из фильма “Тарас Бульба”

Великороссию Гоголь ценил выше

Гоголь прекрасно осознавал также, что главные положительные свойства русского народа связаны с чертами его основного, великорусского племени. У него постоянно сквозит восхищение именно великорусами.

«Выражается сильно российский народ! … Произнесённое метко – всё равно, что писанное: не вырубливается топором. А уж куды бывает метко всё то, что вышло из глубины Руси, где нет ни немецких, ни чухонских, ни всяких иных племён, а всё сам-самородок, живой и бойкий русский ум».

Это относится именно к великоруссам.

Ну и следующий пассаж, тоже из «Мёртвых душ», написанный Гоголем в Италии, явно относится прежде всего к Великороссии, но он равно применим также и к Малороссии:

«Русь! Вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далёка вижу тебя: бедно, разбросанно, неприютно в тебе; не развеселят, не испугают взоров дерзкие дива природы, венчанные дерзкими дивами искусства… Открыто-пустынно и ровно всё в тебе: как точки, как значки, неприметно торчат среди равнин невысокие твои города, ничто не обольстит и не очарует взора. Но какая же непостижимая, тайная сила влечёт к тебе? …Что пророчит сей необъятный простор? Здесь, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему? … У, какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь!»

Читайте также:
Трагедия маленького человека в повести Н.В.Гоголя Шинель: сочинение

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Н.В. Гоголь как историк Украины

Доклад на международной конференции «Гоголь як пророк слова»
(26 марта 2009 года, Киевский национальный университет
им. Т.Г. Шевченко)

Гоголь – великий сын своего народа. Великий сын великого народа. Меня спросят: какого? Украинского? Русского?

Чтобы правильно ответить на этот вопрос, требуется, прежде всего, обратиться к трудам самого писателя. Гоголь не слишком известен как историк, хотя этому поприщу он посвятил изрядную часть своей юности. Его исследования, дошедшие до нас, отличаются особой глубиной проникновения в предмет, оригинальностью и ярко выраженным интересом к действиям Промысла Божиего в истории.

Еще двадцатилетним Гоголь замыслил грандиозный труд, посвященный родной стороне. О нем он говорил друзьям так: «Историю Малороссии я пишу всю, от начала до конца. Она будет или в шести малых, или в четырех больших томах». В нескольких периодических изданиях в 1834 году Гоголь дал «Объявление об издании “Истории Малороссии”», где просил присылать различные материалы: записки, летописи, песни и т.д. В своем труде, работа над которым продолжалась уже пять лет, Гоголь, по его словам, хотел «представить обстоятельно, каким образом отделилась эта часть России; как образовался в ней этот воинственный народ, козаки, означенный совершенною оригинальностью характера и подвигов; как он три века с оружием в руках добывал права свои и упорно отстоял свою религию… как мало-помалу вся страна получила новые, взамен прежних, права и наконец совершенно слилась с Россиею».

Не менее глубоко Гоголь изучал историю средних веков, причем судьбу Украины писатель неизменно осмысляет в контексте мировой истории. Частично мы можем познать замысел автора по его опубликованной работе «О средних веках».

Порабощение Европы арабо-мусульманской культурой на излете средневековья открывало Гоголю миссию России как последнего оплота истинной веры – Православия. Именно поэтому писатель считал важнейшим событием истории Украины ее воссоединение с Россией, ведь украинский народ «уже в начале имел одну главную цель – воевать с неверными и сохранять чистоту религии своей». Защита и укрепление православной цивилизации – вот главная задача славянских народов, которую они могут осуществлять, по мысли Гоголя, только в нерушимом единстве.

Скептики могут проворчать, что Гоголь, может, и неплохой писатель, но историограф доморощенный, несерьезный, а его труды не представляют научной ценности. Посмотрим, однако же, на факты.

В 1831–1835 годах Гоголь – преподаватель истории в Патриотическом институте благородных девиц, одном из лучших вузов своего времени, который, к тому же, находился под покровительством императрицы. В 1834 году его историческими исследованиями заинтересовался сам министр народного просвещения граф С.С. Уваров; он ознакомился с гоголевским «Планом преподавания всеобщей истории» и заказал несколько статей на историческую тему, которые, очевидно, должны были стать проверкой для писателя. Результатом этих тестов и трудов стало то, что вместо кафедры всеобщей истории в Киевском университете святого Владимира (куда Гоголь стремился вслед за своим другом М.А. Максимовичем и где его уже готовы были принять) он получил место профессора кафедры средних веков в Санкт-Петербургском – столичном! – университете.

Первая лекция, по отзывам слушателей, была блестящей. Студент Иваницкий с восторгом вспоминает: «Не знаю, прошло ли и пять минут, как Гоголь овладел совершенно вниманием слушателей. Невозможно было спокойно следить за его мыслью, которая летела и преломлялась, как молния, освещая беспрестанно картину за картиной в этом мраке средневековой истории». Высоко отзывались о гоголевском курсе и Пушкин с Жуковским, которые присутствовали на одной из лекций.

И пусть в дальнейшем курс не вызывал столь бурного восторга, да и Гоголь к нему потихоньку охладевал, но ведь это так понятно! Гоголь был всецело занят подготовкой и изданием своих сочинений: он уже сделал выбор в пользу художественного творчества. Не зря его исторические сочинения попрекали за «слишком горячий», жгучий слог. Но «что за история, если она скучна!» – восклицает Гоголь. И берется за «Тараса Бульбу».

Читайте также:
Помещики и чиновники в изображении Н. В. Гоголя: сочинение

Гоголь полагал, что для понимания истории порой важнее не документы и летописи, а народное творчество. О малороссийских песнях он говорит так: «Историк не должен искать в них показания дня и числа битвы или точного объяснения места, верной реляции; в этом отношении немногие песни помогут ему. Но когда он захочет узнать верный быт, стихии характера, все изгибы и оттенки чувств, волнений, страданий, веселий изображаемого народа, когда захочет выпытать дух минувшего века, общий характер всего целого и порознь каждого частного, тогда он будет удовлетворен вполне: история народа разоблачится перед ним в ясном величии».

Да и сам Гоголь точнее и полнее отразил историю Украины в своих художественных произведениях, в первую очередь в повести «Тарас Бульба». В этом эпическом полотне и была явлена давняя мысль Гоголя о том, как украинский народ «три века с оружием в руках добывал права свои и упорно отстоял свою религию».

Два Тарасовых сына, Остап и Андрий, как бы прообразуют собой саму Украину, раздираемую на части. Один, верный отеческим заветам, бьется за них даже до смерти; другой, увлеченный коварными ляхами, становится предателем своего народа. Но Гоголь оптимистично смотрит в будущее: «Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая пересилила бы русскую силу!». Тарасово дело должно победить. Так считает Гоголь.

Гоголь писал свои произведения на русском языке и считал необходимым хранить верность «языку Пушкина». Своему земляку известному слависту Бодянскому он говорил: «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски… надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен». Однако украинская разговорная стихия органично вошла в ткань гоголевских произведений как местный колорит и как сочный полновесный голос в общей полифонии.

В «Выбранных местах из переписки с друзьями» Гоголь отмечал: «Сам необыкновенный язык наш есть еще тайна. В нем все тоны и оттенки, все переходы звуков от самых твердых до самых нежных и мягких; он беспределен и может, живой, как жизнь, обогащаться ежеминутно, почерпая, с одной стороны, высокие слова из языка церковно-библейского, а с другой стороны – выбирая на выбор меткие названия из бесчисленных своих наречий…». Самому Гоголю это мастерски удавалось. Малороссийское наречие он изящно вплетал в общую ткань своего живого, яркого, сочного русского языка. Из него так и брызжет полнокровная радость бытия, жизнеутверждающая легкость, всепобеждающий оптимизм.

Гоголь воспевал Украину на русском языке. Так кем он себя считал? Украинцем? Русским?

В своем письме 1844 года к А.О. Смирновой Гоголь так ответил на это вопрос: «На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, – явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве».

Не будем делить Гоголя, не будем разрывать его на части. Если Пушкин – это «наше всё», то Гоголь – это всё наше. Родное, украинское, русское, православное.

В одной из молитв, написанных Гоголем, он говорит: «Господи, спаси и помилуй бедных людей Твоих. Не дай лукавому возвеселиться и овладеть нами. Не дай врагу поглумиться над нами и мрачному производить беспорядки и неустройства, возмутить стройность, знаменующую присутствие Твое с нами. Господи, яви святое чудо Твое, устрой, устрой!».

Дай Бог, чтобы эта молитва Гоголя была услышана.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: