Гоголевский смех сквозь слезы в поэме Мертвые души: сочинение

Сочинение «Смех сквозь слезы в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»»

Сборник идеальных эссе по обществознанию

По признанию самого Николая Васильевича Гоголя единственным положительным героем в комедии «Ревизор» является смех. Автор в своем произведении «решился собрать в одну кучу все дурное в России и за одним разом посмеяться над всем». Действительно, обличая пороки власть имущих людей уездного города, Гоголь создает достаточно печальную картину происходящего в своей пьесе, оттого и смех в комедии звучит «сквозь слезы». Писатель воплощает этот «смех сквозь слезы» в образах самих главных героев, их диалогах и поступках.

Так, Гоголь очень детально описал своих героев, при этом оставив читателям возможность на протяжении всего сюжета дополнять свое представление о действующих лицах при помощи всевозможных комичных ситуаций, в которые попадают последние. Например, молодой чиновник из Петербурга Хлестаков, в диалоге с супругой городничего хвастается тем, что «он с Пушкиным на дружеской ноге» и приписывает себе авторство ряда известных произведений. Хлестаков просто не осознает, какую несусветную глупость он рассказывает окружающим, а те, в свою очередь, подавленные страхом перед предполагаемым ревизором, боятся даже на секунду поставить под сомнение истинность рассказываемых им историй. Или другой пе

Сочинения.Ру

В замечательной комедии «Ревизор» Н. В. Го­голь легко и свободно вводит читателя в мир захолу­стного уездного городка, отдаленного от столицы. Размеренное течение жизни нарушает «неприятное известие» о приезде ревизора. Подобный сюжет не был нов, о таких случаях ходили забавные анекдо­ты. Даже самого Гоголя однажды приняли за тайного ревизора. Этот сюжет дал возможность замечатель­ному сатирику изобразить всю чиновничью Русь.

Автор выстраивает в пьесе различные комичес­кие ситуации, которые помогают разобраться в по­роках чиновничьего сословия. Наиболее подробно в комедии описан городничий, благодаря репликам, авторским ремаркам, вырисовывается образ мошен­ника, взяточника и самодура. С приездом ревизора к этим качествам добавляются убогость мышления, глупость и трусость. К примеру, на сообщение одно­го из подопечных, что от заседателя «слегка припа­хивает водкой», он рекомендует, чтоб тому «посоветовали заедать луком или чесноком».

Основным объектом гоголевской сатиры избра­но российское чиновничество. Автор попытался со­здать образы-символы, олицетворяющие основные пороки этой социальной группы. Каждый из персо­нажей многопланов, но имеет некую преобладающую черту характера, которая позволяет считать его олицетворением конкретного социального зла. Напри­мер, судья Ляпкин-Тяпкин является воплощением безразличного отношения к делу, абсолютного непо­нимания сути своей деятельности. В то же время он далеко не самый отрицательный персонаж, хотя он и берет взятки, как все чиновники, но оправдывает себя тем, что получает не деньгами, а борзыми щен­ками. Он заядлый охотник, слывет в городе вольнодумцем, потому что прочел пять-шесть книг, а это резко выделяет его из чиновничьей среды. Забавно слушать глубокомысленные выводы самого «просве­щенного» человека в городе, который характеризует приезд ревизора тем, что Россия собирается начать войну с Турцией.

Попечителю богоугодных заведений Земляни­ке Сквозник-Дмухановский говорит, чтобы больных привели в порядок, указывая на то, что в больнице курят крепкий табак, ходят без колпаков и вообще больше похожи на кузнецов. Особое место в коме­дии занимает Лука Лукич Хлопов, насмерть перепу­ганный смотритель уездных училищ, со страхом от­носящийся к лицам вышестоящим: «…со мною если кто-нибудь чином вышестоящим заговорит, у меня души нет и язык как в грязи вязнет». На рассуждения городничего о школьных учителях, например, о том, который, войдя на кафедру, обязательно делает жут­кую гримасу, которая может быть неправильно ис­толкована господином ревизором, Хлопов вспоми­нает, как из-за подобного поведения учителя он по­лучил выговор за то, что юношеству внушаются воль­нолюбивые мысли. Не абсурд ли такое умозаключе­ние, говорящее, во-первых, о пустозвонстве чинов­ничьих рассуждений, а во-вторых, об абсолютной ог­раниченности их кругозора. Не менее смешной выг­лядит фигура почтмейстера, который с такой готов­ностью и пониманием воспринимает просьбу город­ничего «немного распечатать и прочитать» каждое письмо, приходящее в почтовую контору. Шпекин без стеснения читает чужие письма, которые находит более интересными, чем «Московские ведомости». Особенно понравившиеся он оставляет у себя, что­бы зачитать наиболее «игривые» места публике.

Читайте также:
Чиновничья и помещичья Россия в изображении Н. В. Гоголя: сочинение

Расширить рамки представления об откровенной глупости героев помогает образ Хлестакова, ко­торый был принят за тайного ревизора. Вдохновен­ная ложь этого персонажа заставляет нас уже не улыбаться, а откровенно хохотать. Забавно слушать о роскошных обедах, доставляемых прямо из Пари­жа, из уст человека, ведущего полуголодное суще­ствование. Завравшись, он выдает себя за извест­ного писателя, называя в качестве своего произве­дения популярный журнал «Московские ведомости». Его ложь заходит так далеко, что он присваивает себе авторство «Юрия Милославского», а на вопрос Ма­рии Антоновны, не господина ли Загоскина это сочи­нение, — отвечает: «Ах, да! Это точно Загоскина, а есть еще другой «Юрий Милославский», так тот уже мой». Но тут возникает парадоксальная ситуация. Бесхитростный человек (без царя в голове), который врет не по плану и потому проговаривается, сам того не желая, обводит вокруг пальца видавших виды чиновников, которые принимают вздор Хлестакова за правду, а его истинное лицо за искусную маску. Нечаянно сорвавшаяся с уст Хлестакова реплика: «Как взбежишь по лестнице к себе на четвертый этаж, скажешь только кухарке: «На, Маврушка, шинель» — принимается слушателями за искусно разыгранную им роль бедного чиновника.

Таким образом, выставляя на всеобщее обозре­ние пороки государственных служащих. Гоголь бичу­ет их своим беспощадным смехом: И комическое здесь еще более ярко оттеняет трагическую картину чиновничьих злоупотреблений.

Гоголевский смех сквозь слезы в поэме Мертвые души

Имеется легендарное высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: хохот через слезы. Гоголевский смех… По какой причине он ни в какое время далеко не случается беззаботным? По какой причине даже если в Сорочинской ярмарке, в одиночестве изо самых ясных и веселых творений Гоголя, конец неоднозначен? Празднество в области случаю женитьбы молоденьких героев заканчивается пляской старух. Мы улавливаем кое-какой диссонанс. Эту удивительную, исключительно гоголевскую характерная черта горестно осклабляться основным подметил В. Г. Белинский, доставляя с дороги в большую литературу грядущему творцу Безжизненных душ. Но к гоголевскому хохоту примешана как до звезды небесной не одна печаль. В нем (у)потреблять и гнев, и ярость, и протест. Это все, объединяясь в единственное система. ant. часть под блистательным пером мастера, организовывает чрезвычайный спектр гоголевской сатиры. Прохиндей совместно с Селифаном и Петрушкой скрываться за горизонт в бричку, и тут уже покатила она по ухабам отечественного бездорожья, и пошла записывать бодягу и дичь по сторонам дороги. В этой стезе пользователь испытает поверенных самых многообразных общественных групп, характерные черты их жизни, испытает всегда сторонки многозначной Руси. В этой стезе он как заведенная машина будет чувствовать хохот Гоголя, стопроцентный поразительной симпатии к Российской федерации и к ее людям. Хохот Гоголя может статься добросердечным и коварным — тем временем возбуждаются необычайные сопоставления и стилистические обороты, тот или другой и оформляют одну из характерных необыкновенностей поэмы Гоголя. Обрисовывая банкет и губернатора, Франт рассказывает о делении госслужащих для гладких и тонких, при всем этом нетолстые чиновники, в черных фраках быть достойным кругом дам, быть в наличии подобны на мух, тот или другой скрыться за горизонт на рафинад. Приходится проговорить и о совсем не очень больших сравнениях, тот или другой как сверкающие бриллианты, рассыпаны в области всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, в частности личико губернаторской дочери водился верно для лишь доставленное яичко; оконечность Феодулии Ивановны Собакевич прогулялся для огурец, а самого Собакевича — больше для тыкву, из которой на Руси осуществляют балалайки. Встретившись с Чичиковым выражение Манилова водился как у кота, у которого чуть-чуть почесывали за ушами. Франт утилизирует и гиперболы, в частности болтая о плюшкинской зубочистке, тот или другой колупали в зубах задолго до нашествия французов. Активизирует хохот и внешность помещиков, обрисовываемых Гоголем. Внешний облик Плюшкина, ошарашивший самого проныру и лицемера Чичикова (тот продолжительно не был способным сообразить, домоправитель ли прежде него или ключница), привычки -рыболова-нищего, разболтавшиеся в душе Плюшкина, — всегда это удивительно смешно и смешно, но… Плюшкин, в действительности горазд потребовать не столько смех, но также отвращение, недовольство протест. Перестает существовать интересной данная поникнувшая личность, тот или другой и личностью-то далеко не назовешь. Как точно произнес ради него Гоголь: прореха для населении земли Да разве курьезен человек, утративший всегда людское: облик, душу, сердце. Накануне нами паук, для которого суть (дела) охватывается в том, для того чтобы в качестве кого не возбраняется быстрее пробежать глазами добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая изо них хлеб, семейную утварь, а потом сгнаивая такое в своих глубоких амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Ненасытный и безнадежный Скупой противен нам не столько в следствии своих высоконравственных качеств. Франт швыряет безапеляционное никак нет Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Так как считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, лежит Отечественное государство. Да какой же это оплот, тот или другой опора? ! Антисоциальность дворянства — безжалостный факт, присутствие тот или другой страшат Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, — нормальное событие с целью российского сообщества половины XIX века. Франт — хлесткий и негодующий обличитель. Таковым он выглядывает для страничках Безжизненных душ. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человечном обществе? На первый взгляд, болтая о Манилове, выступление порицание раз как-то неуместно. Так как накануне нами экий милый, симпатичный в течение абсолютно всех отношениях, деликатный и добросердечный человек. Это еще и весьма организованный помещик, некоторый смотрится просто-напросто научным работником благоверным для фоне Коробочки и Собакевича. Как смешны его детки, наименованные Алкидом и Фемистоклюсом (не надобно упускать из памяти что дело приключается в России). Но Гоголю неудобно и весьма после Манилова, некоторый государственный строй прожекты в храме уединенного раздумывания и почитывая книгу, всякий раз положенную на четырнадцатой странице, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Мечтатель в расслабленности и лености обитает все, что создано его крестьянами, ни о чем же не задумываясь. Антисоциальны и поголовно вредоносны для окружающих некоторые люди гоголевские герои: и Коробочка, дубиноголовая и безголовая накопительница, и Ноздрев, подлец, беспутник и поголовно многознаменательный человек, и Собакевич, взяточник и кулак, тот или другой далеко не расправиться в ладонь. Это все злонамеренные вредители. Тот или другой им дело, данным кровососам, до государственных интересов? Хохот Гоголя — далеко не исключительно гневный, сатирический, обличающий, (у)потреблять хохот жизнерадостный и ласковый. Собственно с ощущением развеселой гордости, елико возможно так выразиться, рассказывает сочинитель о русском народе. Так появляется характер мужика, который, сходственно деятельному муравью, слабит великое писатель земли русское бревно.

Читайте также:
Живые и мертвые души в поэме Николая Гоголя «Мертвые души»: сочинение

Сочинение Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смехЕ Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям. Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя. Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов. Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки -“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, ноЕ Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века. Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь.Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич, живоглот и “кулак”, которому “не разогнуться в ладонь”. Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов? Смех Гоголя – не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах – надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И “как бойкая необгонимая тройка”, несется Русь, “вдохновенная богом”, и “косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.

Читайте также:
Живая Россия в поэме Гоголя «Мертвые души»: сочинение

Смех сквозь слезы в поэме Гоголя “Мертвые души”

Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”.

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смех… Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.

Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям.

Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя.

Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов.

Читайте также:
Образ Хлестакова (по комедии Н. В. Гоголя Ревизор): сочинение

Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки –“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, но… Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века.

Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь.

Читайте также:
Уездный город и его обитатели: сочинение

Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич, живоглот и “кулак”, которому “не разогнуться в ладонь”. Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов?

Смех Гоголя – не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах – надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И “как бойкая необгонимая тройка”, несется Русь, “вдохновенная богом”, и “косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.

Сочинение: Смех сквозь слезы в поэме Гоголя Мертвые души 2

Смех сквозь слезы в поэме Гоголя Мертвые души

Одной из главных особенностей творчества Н. В. Гоголя является юмор. Луначарский назвал Гоголя «царем русского смеха». Отвергая «беспутный» смех, рождающийся «от бездельной пустоты праздного времени», Гоголь признавал лишь смех, «родившийся от любви к человеку». Смех — великое орудие воспитания человека. Гоголь поэтому считал, что смеяться должно не над «кривым носом человека», а над его «кривою душою».

Смех в поэме «Мертвые души» — беспощадное орудие зла. Такой смех, обладавший огромным нравственным потенциалом, Гоголь называл «восторженным». Сам Гоголь, оценивавший главную черту своего таланта, видел ее в способности «озирать всю громаднонесущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы». Белинский писал, что комизм Гоголя является следствием «грустного взгляда на жизнь, что в его смехе много горечи и горести». Вот почему произведения Гоголя — это «сначала смешно, потом грустно».

В «Мертвых душах» смешное по своему характеру трагично, то есть как в жизни: серьезное слилось со смешным, трагическое с комическим, ничтожное с пошлым, великое и прекрасное с обыденным. Это переплетение отразилось в определении Гоголем жанра произведения и его названия: с одной стороны, это поэма, то есть возвышенное восприятие и изображение жизни, с другой стороны — название произведения на уровне фарса, пародии. Все персонажи даются в двух измерениях: сначала мы видим их такими, какими они кажутся самим себе, а потом мы их же видим такими, какими видит их писатель. Характеристика каждого персонажа обязательно дается через определенный круг вещей: Манилов неотделим от беседки с голубыми колоннами и надписью «Храм уединенного размышления»; Коробочка обязательно в окружении множества маленьких пестрядевых мешочков с монетами; Ноздрев с постоянно сбивающейся с одной музыки на другую шарманкой, которую невозможно остановить; Собакевич, напоминающий средней величины медведя в окружении громоздкой мебели, имеющей странное сходство с ним; Чичиков, обладатель тысячи крестьян, в рваном халате и странном колпаке на голове. Поэма начинается с характеристики брички, в которой приехал Чичиков, и читателю уже кое-что становится известно об этом герое. Гоголь придавал большое значение всем этим мелочам быта, считая, что в них отражается характер человека.

Читайте также:
Сатирические образы чиновников в комедии «Ревизор»: сочинение

Все характеристики персонажей сопровождаются авторским комментарием, который обязательно заставляет читателя иронично улыбнуться. Так, Манилов при разговоре о мертвых душах делает такое выражение, «какого, может быть, и не видано было на человеческом лице, разве только у какого-нибудь слишком умного министра да и то в минуту самого головоломного дела». У Коробочки в споре с Чичиковым, говорит Гоголь, неожиданно появляется «поворот мыслей»: вдруг они (мертвые души) «в хозяйстве-то как-нибудь под случай понадобятся». А Собакевич, когда понял, о чем идет речь, спросил Чичикова «очень просто, без малейшего удивления, как бы речь шла о хлебе».

Главы, характеризующие героев, как правило, заканчиваются развернутым авторским комментарием, который снимает серьезность и вносит сатирическую струю. Так, размышляя о характере Ноздрева, которого за жульничество и вранье уже не раз «тузили», однако после этого все с ним встречались «как ни в чем не бывало, и он, как говорится, ничего, и они ничего». Такое странное дело, заканчивает Гоголь, «может только на одной Руси случаться». О Собакевиче он замечает как-то вскользь: «Казалось, в этом теле совсем не было души или она у него была, но вовсе не там, где следует». Характеристику Плюшкина Гоголь заканчивает разговором с воображаемым требовательным и недоверчивым читателем: «И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! Мог так измениться! И похоже это на правду?» И автор горестно отвечает: «Все похоже на правду, все может статься с человеком». Характеристики чиновников и дам города NN более обобщенные. Объектом сатиры здесь становились как бы не личности, а социальные пороки общества. Мы видим просто губернатора, который любит выпивать; прокурора, который постоянно моргает; дам — просто приятных и дам — приятных во всех отношениях. Больше всех от Гоголя-сатирика достается прокурору, который, узнав о назначении нового губернатора, пришел домой и отдал богу душу. Гоголь иронизирует: теперь только и спохватились, что у прокурора была душа, «хотя он по скромности своей никогда ее не показывал».

Помещичий и чиновничий мир населен мерзавцами, пошляками, бездельниками, которых Гоголь выставил на всеобщее осмеяние. Гоголевский «смех сквозь слезы» расширил границы юмора. Смех Гоголя возбуждал отвращение к пороку, он обнажал всю неприглядность полицейско-бюрократического режима, подрывал уважение к нему, наглядно раскрывая его гнилость, несостоятельность, и воспитывал презрение к этому режиму.

Простой человек переставал с почтительной опаской смотреть на сильных мира сего. Смеясь над ними, он начинал сознавать свое моральное превосходство. Некрасов через несколько дней после смерти Гоголя посвятил ему стихотворение, которое очень точно определяет личность Гоголя как писателя:

Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”.

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смех… Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.

Читайте также:
Герои комедии Гоголя Ревизор: сочинение

Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям.

Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя.

Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов.

Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки –“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, но… Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века.

Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь.

Читайте также:
Сатирическая острота комедии «Ревизор»: сочинение

Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич, живоглот и “кулак”, которому “не разогнуться в ладонь”. Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов?

Смех Гоголя – не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах – надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И “как бойкая необгонимая тройка”, несется Русь, “вдохновенная богом”, и “косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.

Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души” Мертвые души Гоголь Н. В

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смехЕ Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В. Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль.

В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры. Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям. Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя. Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов. Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки -“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, ноЕ Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века. Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек.

Читайте также:
Почему герои Н.В. Гоголя кажутся нам «знакомыми незнакомцами»?: сочинение

Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь. Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич,

Гоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”.

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: “смех сквозь слезы”. Гоголевский смех… Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в “Сорочинской ярмарке”, одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух. Мы улавливаем некоторый диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться первым заметил В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.

Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья, и пошла “писать чушь и дичь по сторонам дороги”. В этой дороге читатель увидит представителей самых разных социальных групп, особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси. В этой дороге он все время будет слышать смех Гоголя, полный удивительной любви к России и к ее людям.

Смех Гоголя может быть добрым и лукавым – тогда рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые и составляют одну из характерных особенностей поэмы Гоголя.

Описывая бал и губернатора, Гоголь говорит о делении чиновников на толстых и тонких, причем тонкие чиновники, в черных фраках стоящие вокруг дам, были похожи на мух, которые сели на рафинад. Нельзя не сказать и о совсем небольших сравнениях, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на “только что снесенное яичко”; головка Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича – более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкинской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов.

Читайте также:
Романтика украинских сказок и легенд в творчестве Н. В. Гоголя (По книге Вечера на хуторе близ Диканьки): сочинение

Вызывает смех и внешность помещиков, описываемых Гоголем. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки –“рыболова-нищего”, распустившиеся в душе Плюшкина, – все это удивительно остроумно и смешно, но… Плюшкин, оказывается, способен вызвать не только смех, но и отвращение, возмущение протест. Перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: “прореха на человечестве”! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них хлеб, домашнюю утварь, а потом сгнаивая это в своих бездонных амбарах. Так поступает он и с собственной дочерью. Жадный и страшный Плюшкин отвратителен нам не только из-за своих нравственных качеств. Гоголь бросает решительное “нет” Плюшкину-помещику, Плюшкину-дворянину. Ведь считалось, что на дворянах, на этих самых Плюшкинах, покоится Российское государство. Да какой же это оплот, какая опора?! Антисоциальность дворянства – жестокий факт, существование которого ужасают Гоголя. Плюшкин, как это ни страшно, – типичное явление для русского общества середины XIX века.

Гоголь – резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах “Мертвых душ”. Что осуждает он, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Казалось бы, говоря о Манилове, слово “осуждение” как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки и Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом (не надо забывать, что дело происходит в России). Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который строя прожекты в “храме уединенного размышления” и “почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице”, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь.

Антисоциальны и вообще вредны для окружающих другие гоголевские герои: и Коробочка, “дубиноголовая” и скудоумная накопительница, и Ноздрев, подлец, развратник и вообще “исторический человек”, и Собакевич, живоглот и “кулак”, которому “не разогнуться в ладонь”. Все это злостные вредители. Какое им дело, этим кровососам, до государственных интересов?

Смех Гоголя – не только гневный, сатирический, обличающий, есть смех веселый и ласковый. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и добившись, наконец, ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали Плюшкину мужики. Гоголь говорит об исходящим из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах – надежда и вера в русский народ, руками которого сделана и птица тройка. И “как бойкая необгонимая тройка”, несется Русь, “вдохновенная богом”, и “косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: