«Мертвые души» Гоголя — горький упрек современной России но не безнадежный: сочинение

А. И. Герцен о Гоголе

ИЗ ДНЕВНИКОВ, МЕМУАРОВ И СТАТЕЙ

. «Мертвые души» Гоголя — удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный. Там, где взгляд может проникнуть сквозь туман нечистых, навозных испарений, там он видит удалую, полную силы национальность. Портреты его удивительно хороши, жизнь сохранена во всей полноте; не типы отвлеченные, а добрые люди, которых каждый из нас видел сто раз. Грустно в мире Чичикова, так, как грустно нам в самом деле; и там, и тут одно утешение в вере и уповании на будущее. Но веру эту отрицать нельзя, и она не просто романтическое упование ins Blaue*, а имеет реалистическую основу: кровь как-то хорошо обращается у русского в груди.

Толки о «Мертвых душах». Есть слова примирения, есть предчувствия и надежды будущего, полного и торжественного, но это не мешает настоящему отражаться во всей отвратительной действительности. Тут переход от Собакевичей к Плюшкиным, — обдает ужас; вы с каждым шагом вязнете, тонете глубже, лирическое место вдруг оживит, осветит и сейчас заменяется опять картиной, напоминающей еще яснее, в каком рве ада находимся и как Данте хотел бы перестать видеть и слышать, — а смешные слова веселого автора раздаются.

«Мертвые души» — поэма, глубоко выстраданная. «Мертвые души», — это заглавие само носит в себе что-то, наводящее ужас. И иначе он не мог назвать; не ревизские — мертвые души, а все эти Ноздревы, Маниловы и tutti quanti* — вот мертвые души, и мы их встречаем на каждом шагу. Где интересы общие, живые, в которых живут все вокруг нас дышащие мертвые души? Не все ли мы после юности, так или иначе, ведем одну из жизней гоголевских героев? Один остается при маниловской тупой мечтательности, другой буйствует a la Nosdreff, третий — Плюшкин и пр. Один деятельный человек — Чичиков, и тот ограниченный плут. Зачем он не встретил нравственного помещика, добросерда, стародума. Да откуда попался бы в этот омут человек столько абнормальный, и как он мог бы быть типом.

. Не будучи по происхождению, подобно Кольцову, из народа, Гоголь принадлежал к народу по своим вкусам и по складу своего ума. Гоголь совершенно независим от иностранного влияния: он не знал никакой литературы, когда имел уже имя. Он больше сочувствовал народной жизни, чем придворной, что естественно со стороны украинца .

Рассказы, которыми дебютировал Гоголь, составляют ряд картин украинских нравов и видов истинной красоты, полных веселости, грации, движения и любви. Такие повести невозможны в Великороссии за неимением сюжета, оригинала. У нас народные сцены тотчас же принимают мрачный и трагический вид, что угнетает читателя, — я говорю «трагический» только в смысле Лаокоона. Это — трагическое судьбы, перед которым человек падает без борьбы. В этих случаях скорбь превращается в бешеную злобу и отчаяние, а смех — в горькую и злобную иронию. Кто без негодования и стыда способен прочесть замечательную повесть «Антон-Горемыка» или шедевр Тургенева — «Записки охотника»?

По мере того как Гоголь выходил из Украйны и близился к средней России, исчезали наивные и прелестные образы. Нет более полудикого героя вроде «Тараса Бульбы»*; нет более добродушного, патриархального старика, какого Гоголь так хорошо изобразил в «Старосветских помещиках». С московским небом все становится мрачно, пасмурно, враждебно. Он все смеется, — он смеется даже больше, чем прежде, — но другим смехом, и только люди очень черствые или очень простодушные ошиблись в оценке этого смеха. Переходя от своих украинцев и казаков к русским, Гоголь оставляет в стороне народ и сосредоточивается на двух своих самых заклятых врагах: на чиновнике и помещике. Никто никогда до него не читал такого полного патолого-анатомического курса о русском чиновнике. С хохотом на устах он без жалости проникает в самые сокровенные складки нечистой, злобной чиновнической души. Комедия Гоголя «Ревизор», его поэма «Мертвые души» представляют собою ужасную исповедь современной России, напоминающую разоблачения Котошихина в XVII веке**.

Император Николай умирал со смеху, присутствуя на представлениях «Ревизора».

Поэт, в отчаянии, что вызвал только августейший хохот и самодовольный смех чиновников, совершенно тождественных с теми, которых он изобразил, но более ограждаемых цензурою, — счел своей обязанностью разъяснить, что его комедия не только очень смешна, но и очень печальна, что за смехом кроются горячие слезы.

После «Ревизора» Гоголь обратился к поместному дворянству и выставил напоказ этот неизвестный народ, державшийся за кулисами вдали от дорог и больших городов, хоронившийся в глуши своих деревень, — эту Россию дворянчиков, которые, хотя и живут без шума и кажутся совсем ушедшими в заботы о своих землях, но скрывают более глубокое развращение, чем западное. Благодаря Гоголю мы, наконец, увидели их выходящими из своих дворцов и домов без масок, без прикрас, вечно пьяными и обжирающимися; рабы власти без достоинства и тираны без сострадания своих крепостных, высасывающие жизнь и кровь народа с тою же естественностью и наивностью, с какой питается ребенок грудью своей матери.

«Мертвые души» потрясли всю Россию.

Подобное обвинение необходимо было современной России. Это — история болезни, написанная мастерской рукой. Поэзия Гоголя — это крик ужаса и стыда, который испускает человек, унизившийся от пошлой жизни, когда вдруг он замечает в зеркале свое оскотинившееся лицо. Но чтобы такой крик мог раздаться из чьей-либо груди, нужно, чтобы были и здоровые части, и большое стремление к реабилитации. Кто откровенно сознается в своих слабостях и пороках, тот чувствует, что они не составляют сущности его самого, что они еще не окончательно его поглотили, что есть еще в нем кое-что, спасающее от падения и противящееся ему, что он способен еще искупить прошедшее и не только поднять голову, но стать, как в трагедии Байрона, из Сарданапала-обабившегося Сарданапалом-героем .

Автор статьи «Москвитянина» говорит, что Гоголь «спустился, как горнорабочий, в этот глухой мир, где не слышится ни громовых ударов, ни сотрясений, неподвижный и однообразный, в бездонное болото, медленно, но безвозвратно затягивающее все, что есть свежего (это говорит славянофил); он спустился, как горнорабочий, нашедший под землею жилу, еще не початую». Да, Гоголь почуял эту силу, эту нетронутую руду под необработанной землей. Может, он ее и почал бы, но, к несчастию, раньше времени подумал, что достиг дна, и вместо того, чтобы продолжать расчистку, стал искать золото. Что же из этого вышло? Он начал защищать то, что прежде разрушал, оправдывать крепостное право и кончил тем, что бросился к ногам представителя «благоволения и любви».

Читайте также:
Значение монолога Хлестакова в комедии «Ревизор»: сочинение

Пусть славянофилы подумают о падении Гоголя. Они найдут в нем, может, больше логики, чем слабости. От православного смиренномудрия, от самоотречения, переносящего свою индивидуальность на индивидуальность государя, до обожания самодержца один только шаг.

Оставим, однако, идеалистов и гуманистов — мечтателей. Роман и повесть страстно набросились на несравненно более земной, вполне национальный сюжет — на вампира русского общества, чиновника. Повелитель последнего малодушно предал его литературе, предполагая, что она будет касаться только низших рангов. Это новое направление сразу достигло необычайного успеха. Одним из первых его бесстрашных застрельщиков, который, не боясь ни насекомых, ни заразы, начал с заостренным пером преследовать эту дичь вплоть до канцелярий и трактиров, среди попов и городовых, был казак Луганский (псевдоним Даля.) Малоросс по происхождению, он не чувствовал склонности к чиновничеству и, одаренный выдающимся талантом наблюдения, прекрасно знал свою среду и еще лучше народ. Он имел массу случаев узнать народную жизнь. В качестве врача он изъездил всю Россию, потом служил в Оренбурге, на Урале, долгое время работал в министерстве внутренних дел, все видел, все наблюдал и затем рассказывал об этом с лукавством и своеобразием, которые временами были полны большого комизма.

Вскоре после него явился Гоголь, прививший свое направление и даже свою манеру целому поколению. Иностранцу трудно понять огромное впечатление, произведенное у нас на сцене «Ревизором», который потерпел в Париже полное фиаско. У нас же публика своим смехом и рукоплесканиями протестовала против нелепой и тягостной администрации, против воровской полиции, против общего «дурного правления». Большая поэма в прозе «Мертвые души» произвела в России такое же впечатление, какое во Франции вызвала «Свадьба Фигаро». Можно было с ума сойти при виде этого зверинца из дворян и чиновников, которые слоняются в глубочайшем мраке, покупают и продают «мертвые души» крестьян.

Но и у Гоголя можно иногда уловить звук другой струны: в его душе точно два потока. Пока он находится в комнатах начальников департамента, губернаторов, помещиков, пока его герои имеют, по крайней мере, орден св. Анны или чин коллежского ассесора, до тех пор он меланхоличен, неумолим, полон сарказма, который иной раз заставляет смеяться до судорог, а иной — вызывает презрение, граничащее с ненавистью.

Но когда он, наоборот, имеет дело с ямщиками из Малороссии, когда он переносится в мир украинских казаков или шумно танцующих у трактира парубков, когда рисует перед нами бедного старого писаря, умирающего от огорчения, потому что у него украли шинель, тогда Гоголь — совсем иной человек. С тем же талантом, как прежде, он нежен, человечен, полон любви; его ирония больше не ранит и не отравляет; это — трогательная, поэтическая, льющаяся через край душа, и таким остается он до тех пор, пока случайно не встретит на своем пути городничего, судью, их жены или дочери, — тогда все меняется; он срывает с них человеческую личину и с диким и горьким смехом обрекает их на пытку общественного позора.

. Гоголь приподнял одну сторону занавеси и показал нам русское чиновничество во всем безобразии его; но Гоголь невольно примиряет смехом: его огромный комический талант берет верх над негодованием. Сверх того, в колодках русской цензуры он едва мог касаться печальной стороны этого грязного подземелья, в котором куются судьбы бедного русского народа .

Русская литература . зарождается в сатирах князя Кантемира, пускает корни в комедиях Фонвизина и достигает своего завершения в горьком смехе Грибоедова, в беспощадной иронии Гоголя и в духе отрицания новой школы, не знающем ни страха, ни границ.

. В самый год смерти Лермонтова появились «Мертвые души» Гоголя.

Наряду с философскими размышлениями Чаадаева и поэтическим раздумьем Лермонтова произведение Гоголя представляет практический курс изучения России. Это — ряд патологических очерков, взятых с натуры и написанных с огромным и совершенно оригинальным талантом.

Гоголь тут не нападает ни на правительство, ни на высшее общество; он расширяет рамки, ценз и выходит за пределы столиц; предметами его вивисекции служат: человек лесов и полей, волк, мелкий дворянчик; чернильная душа, лиса, провинциальный чиновник и их странные самки. Поэзия Гоголя, его скорбный смех — это не только обвинительный акт против подобного нелепого существования, но и мучительный вопль человека, старающегося спастись прежде, чем его заживо похоронят в этом мире безумцев. Подобный вопль мог вырваться из груди человека лишь при условии, если в нем еще не все больное и сохранилась громадная сила возрождения. Гоголь чувствовал — и многие другие чувствовали с ним — позади мертвых душ души живые .

. Сам Николай, тридцать лет оборонявший Россию от всякого прогресса, от всякого переворота, ограничился только фасадом строя, не порядком, а видом порядка. Ссылая Полежаева, Соколовского за смелые стихи, вымарывая слова «вольность», «гражданственность» в печати, он пропустил сквозь пальцы Белинского, Грановского, Гоголя и, сажая на гауптвахту цензора за пустые намеки, не заметил, что литература с двух сторон быстро неслась в социализм .

Сноски
Сноски к стр. 389
* На небеса.
Сноски к стр. 390
* Все прочие.
Сноски к стр. 391
* «Тарас Бульба», «Старосветские помещики» и некоторые другие повести Гоголя переведены по-французски г. Виардо. На немецком языке есть перевод «Мертвых душ». А. И. Г.
** Русский дипломат времен царя Алексея, отца Петра I; он бежал в Швецию, опасаясь преследований царя, и был казнен в Стокгольме за убийство. А. И. Г.

Читайте также:
Жизнь уездного городка в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор»: сочинение

«Мертвые души» Гоголя — горький упрек современной России но не безнадежный: сочинение

…«Мертвые души» Гоголя – удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный. Там, где взгляд может проникнуть сквозь туман нечистых, навозных испарений, там он видит удалую, полную силы национальность. Портреты его удивительно хороши, жизнь сохранена во всей полноте; не типы отвлеченные, а добрые люди, которых каждый из нас видел сто раз.* Грустно в мире Чичикова, так, как грустно нам в самом деле; и там и тут одно утешение в вере и уповании на будущее. Но веру эту отрицать нельзя, и она не просто романтическое упование ins Blaue,[194] а имеет реалистическую основу: кровь как-то хорошо обращается у русского в груди.

…Толки о «Мертвых душах». Славянофилы и антиславянисты разделились на партии. Славянофилы № 1 говорят, что это – апофеоз Руси, «Илиада» наша, и хвалят, след ; другие бесятся, говорят, что тут анафема Руси, и за то ругают. Обратно тоже раздвоились антиславянисты. Велико достоинство художественного произведения, когда оно может ускользать от всякого одностороннего взгляда. Видеть апофеоз – смешно, видеть одну анафему – несправедливо. Есть слова примирения, есть предчувствия и надежды будущего, полного и торжественного, но это не мешает настоящему отражаться во всей отвратительной действительности. Тут переход от Собакевичей к Плюшкиным – обдает ужас; вы с каждым шагом вязнете, тонете глубже, лирическое место вдруг оживит, осветит и сейчас заменяется опять картиной, напоминающей еще яснее, в каком рве ада находимся и как Данте хотел бы перестать видеть и слышать, – а смешные слова веселого автора раздаются. «Мертвые души» – поэма глубоко выстраданная. «Мертвые души» – это заглавие само носит в себе что-то наводящее ужас. И иначе он не мог назвать; не ревизские – мертвые души, а все эти Ноздревы, Маниловы и tutti quanti[195] – вот мертвые души, и мы их встречаем на каждом шагу. Где интересы общие, живые, в которых живут все вокруг нас дышащие мертвые души? Не все ли мы после юности, так или иначе, ведем одну из жизней гоголевских героев? Один остается при маниловской тупой мечтательности, другой буйствует à la Nosdreff,[196] третий – Плюшкин и проч. Один деятельный человек – Чичиков, и тот ограниченный плут. Зачем он не встретил нравственного помещика добросерда, стародума…Да откуда попался бы в этот омут человек столько абнормальный, и как он мог бы быть типом. Пушкин в «Онегине» представил отрадное человеческое явление во Владимире Ленском, да и расстрелял его, и за дело. Что ему оставалось еще, как не умереть, чтобы остаться благородным, прекрасным явлением? Через десять лет он отучнел бы, стал бы умнее, но все был бы Манилов.

О развитии революционных идей в России. *

…Не будучи по происхождению, подобно Кольцову, из народа, Гоголь принадлежал к народу по своим вкусам и по складу своего ума. Гоголь совершенно независим от иностранного влияния: он не знал никакой литературы, когда имел уже имя. Он больше сочувствовал народной жизни, чем придворной, что естественно со стороны украинца.

Украинец, даже ставши дворянином, никогда так быстро не порывает с народом, как великоросс. Он любит свою родину, свой язык, предания о казачестве и гетманах. Дикая и воинственная, но республиканская и демократическая независимость Украины продержалась целые века до Петра I. Украинцы, беспрестанно мучимые поляками, турками и москалями, втянутые в бесконечную войну с крымскими татарами, никогда не падали. Малая Россия, добровольно присоединившись к Великой, выговорила себе значительные права. Царь Алексей поклялся их соблюдать. Петр I, под предлогом измены Мазепы, оставил одну лишь тень от этих привилегий, а Елизавета и Екатерина ввели в ней крепостное право. Бедная страна протестовала, но как могла она воспротивиться роковой лавине, которая катилась с севера до Черного моря и покрывала все, что носило русское имя, одним и тем же саваном одного и того же леденящего порабощения. Украина претерпевает ту же судьбу, что Новгород и Псков, но гораздо позднее, и одно только столетие крепостной зависимости не могло стереть всего, что было независимого и поэтического у этого славного народа. У него больше индивидуального развития, больше местной окраски, чем у нас; у нас злосчастный мундир безразлично покрывает всю народную жизнь. Люди у нас родятся, чтобы гнуться перед несправедливым роком, и умирают бесследно, оставляя детям продолжать ту же безнадежную жизнь. Наш народ не знает своей истории, тогда как у каждой деревни на Украине есть своя легенда. Русский народ только и помнит, что о Пугачеве да о 1812 годе.

Рассказы, которыми дебютировал Гоголь, составляют ряд картин украинских нравов и видов истинной красоты, полных веселости, грации, движения и любви. Такие повести невозможны в Великороссии за неимением сюжета, оригинала. У нас народные сцены тотчас же принимают мрачный и трагический вид, что угнетает читателя, – я говорю «трагический» только в смысле Лаокоона. Это – трагическое судьбы, перед которым человек падает без борьбы. В этих случаях скорбь превращается в бешеную злобу и отчаяние, а смех – в горькую и злобную иронию. Кто без негодования и стыда способен прочесть замечательную повесть «Антон Горемыка»* или шедевр Тургенева – «Записки охотника»?

По мере того как Гоголь выходил из Украины и близился к средней России, исчезали наивные и прелестные образы. Нет более полудикого героя вроде Тараса Бульбы;[197] нет более добродушного, патриархального старика, какого Гоголь так хорошо изобразил в «Старосветских помещиках». С московским небом все становится мрачно, пасмурно, враждебно. Он все смеется, – он смеется даже больше, чем прежде, – но другим смехом, и только люди очень черствые или очень простодушные ошиблись в оценке этого смеха. Переходя от своих украинцев и казаков к русским, Гоголь оставляет в стороне народ и сосредоточивается на двух своих самых заклятых врагах: на чиновнике и помещике. Никто никогда до него не читал такого полного патолого-анатомического курса о русском чиновнике. С хохотом на устах он без жалости проникает в самые сокровенные складки нечистой, злобной чиновнической души. Комедия Гоголя «Ревизор», его поэма «Мертвые души» представляют собою ужасную исповедь современной России, напоминающую разоблачения Котошихина в XVII веке.[198].

Читайте также:
Смешное и грустное в комедии Н. В. Гоголя Ревизор: сочинение

Император Николай умирал со смеху, присутствуя на представлениях «Ревизора». *

Поэт в отчаянии, что вызвал только августейший хохот и самодовольный смех чиновников, совершенно тождественных с теми, которых он изобразил, но более ограждаемых цензурою, – счел своей обязанностью разъяснить, что его комедия не только очень смешна, но и очень печальна, что за смехом кроются горячие слезы.

После «Ревизора» Гоголь обратился к поместному дворянству и выставил напоказ этот неизвестный народ, державшийся за кулисами вдали от дорог и больших городов, хоронившийся в глуши своих деревень, – эту Россию дворянчиков, которые хотя и живут без шума и кажутся совсем ушедшими в заботы о своих землях, но скрывают более глубокое развращение, чем западное. Благодаря Гоголю мы, наконец, увидели их выходящими из своих дворцов и домов без масок, без прикрас, вечно пьяными и обжирающимися: рабы власти без достоинства и тираны без сострадания своих крепостных, высасывающие жизнь и кровь народа с тою же естественностью и наивностью, с какой питается ребенок грудью своей матери.

«Мертвые души» потрясли всю Россию.

Подобное обвинение необходимо было современной России. Это – история болезни, написанная мастерской рукой. Поэзия Гоголя – это крик ужаса и стыда, который испускает человек, унизившийся от пошлой жизни, когда вдруг он замечает в зеркале свое оскотинившееся лицо. Но чтобы такой крик мог раздаться из чьей-либо груди, нужно, чтобы были и здоровые части и большое стремление к реабилитации. Кто откровенно сознается в своих слабостях и пороках, тот чувствует, что они не составляют сущности его самого, что они еще не окончательно его поглотили, что есть еще в нем кое-что, спасающее от падения и противящееся ему, что он способен еще искупить прошедшее и не только поднять голову, но стать, как в трагедии Байрона, из Сарданапала обабившегося Сарданапалом-героем…

…Великий обвинительный акт, который русская литература составляет против русской жизни, это полное и горячее отречение от наших ошибок, эта исповедь, приходящая в ужас от своего прошлого, эта горькая ирония, заставляющая краснеть перед настоящим, все это – наша надежда, наше спасение, прогрессивный элемент русской натуры.

А каково значение писаний Гоголя, которым славяне так чрезмерно восхищаются? Разве кто-нибудь приподнял выше, чем он, позорный столб, к которому он пригвоздил русскую жизнь?

Автор статьи «Москвитянина»* говорит, что Гоголь «спустился, как горнорабочий, в этот глухой мир, где не слышится ни громовых ударов, ни сотрясений, неподвижный и однообразный, в бездонное болото, медленно, но безвозвратно затягивающее все, что есть свежего (это говорит славянофил); он спустился, как горнорабочий, нашедший под землею жилу, еще не початую». Да, Гоголь почуял эту силу, эту нетронутую руду под необработанной землей. Может, он ее и почал бы, но, к несчастию, раньше времени подумал, что достиг дна, и вместо того, чтобы продолжать расчистку, стал искать золото. Что же из этого вышло? Он начал защищать то, что прежде разрушал, оправдывать крепостное право и кончил тем, что бросился к ногам представителя «благоволения и любви».

Пусть славянофилы подумают о падении Гоголя. Они найдут в нем, может, больше логики, чем слабости. От православного смиренномудрия, от самоотречения, переносящего свою индивидуальность на индивидуальность государя, до обожания самодержца один только шаг.

И что можно сделать для России, находясь на стороне императора? Времена Петра, великого царя, прошли; Петра же, великого человека, нет более в Зимнем дворце, он в нас.

Пора это понять и, бросая, наконец, борьбу, отныне пустую, соединиться во имя России, но также и во имя независимости.

Каждый день может опрокинуть старое социальное здание Европы, увлечь Россию в бурный поток громадной революции. Время ли теперь тянуть семейную ссору и ожидать, чтобы события нас обогнали, потому что мы не приготовили ни советов, ни предложений, которых, может, от нас ожидают?

Да разве у нас нет поля, открытого для примирения?

Социализм, который так решительно, так глубоко разделяет Европу на два враждебных лагеря, не принимается ли он славянофилами так же, как нами? Это мост, на котором мы можем подать друг другу руку.*

О романе из народной жизни в России. *

…Роман и повесть страстно набросились на несравненно более земной, вполне национальный сюжет – на вампира русского общества, чиновника. Повелитель последнего малодушно предал его литературе, предполагая, что она будет касаться только низших рангов. Это новое направление сразу достигло необычайного успеха. Одним из первых его бесстрашных застрельщиков, который, не боясь ни насекомых, ни заразы, начал с заостренным пером преследовать эту дичь вплоть до канцелярий и трактиров, среди попов и городовых, был казак Луганский (псевдоним Даля). Украинец по происхождению, он не чувствовал склонности к чиновничеству и, одаренный выдающимся талантом наблюдения, прекрасно знал свою среду и еще лучше народ. Он имел массу случаев узнать народную жизнь. В качестве врача он изъездил всю Россию, потом служил в Оренбурге, на Урале, долгое время работал в министерстве внутренних дел, все видел, все наблюдал и затем рассказывал об этом с лукавством и своеобразием, которые временами были полны большого комизма.

Вскоре после него явился Гоголь, прививший свое направление и даже свою манеру целому поколению. Иностранцу трудно понять огромное впечатление, произведенное у нас на сцене «Ревизором», который потерпел в Париже полное фиаско. У нас же публика своим смехом и рукоплесканиями протестовала против нелепой и тягостной администрации, против воровской полиции, против общего «дурного правления». Большая поэма в прозе «Мертвые души» произвела в России такое же впечатление, какое во Франции вызвала «Свадьба Фигаро». Можно было с ума сойти при виде этого зверинца из дворян и чиновников, которые слоняются в глубочайшем мраке, покупают и продают «мертвые души» крестьян.

Читайте также:
Историческая борьба украинского народа изображенная в «Тарасе Бульбе»: сочинение

Но и у Гоголя можно иногда уловить звук другой струны: в его душе точно два потока. Пока он находится в комнатах начальников департамента, губернаторов, помещиков, пока его герои имеют по крайней мере орден св. Анны или чин коллежского асессора, до тех пор он меланхоличен, неумолим, полон сарказма, который иной раз заставляет смеяться до судорог, а иной – вызывает презрение, граничащее с ненавистью.

Но когда он, наоборот, имеет дело с ямщиками из Малороссии, когда он переносится в мир украинских казаков или шумно танцующих у трактира парубков, когда рисует перед нами бедного старого писаря, умирающего от огорчения, потому что у него украли шинель, тогда Гоголь – совсем иной человек.* С тем же талантом, как прежде, он нежен, человечен, полон любви; его ирония больше не ранит и не отравляет; это – трогательная, поэтическая, льющаяся через край душа, и таким остается он до тех пор, пока случайно не встретит на своем пути городничего, судью, их жены или дочери, – тогда все меняется; он срывает с них человеческую личину и с диким и горьким смехом обрекает их на пытку общественного позора.

Между тем как все образованное меньшинство возмущалось, узнавая себя в чертах Хлестакова и Ноздрева, между тем как оно все более и более гнушалось среды, в которую оно было заброшено, – издали, снизу послышался другой голос, точно голос утешения. То были простые, порою жалобные ноты, но без всякой иронии, ноты, полные наивной, весенней свежести. Они походили на зеленую травку, пробивающуюся из-под снега, когда его начинает греть весеннее солнце.

В этих нотках не было фальши. Это – не маскарадный костюм аристократической музы, нарядившейся, из кокетства, крестьянкою; то были песни молодого, простого скотопогонщика из Воронежа, который, проезжая верхом по степям со своими стадами, пел от грусти и скуки о жизни народа и собственных страданиях. Он терпел невзгоды от сурового отца, от грубой родни и нежно любил бедную работницу, которая вела в их доме хозяйство и из-за него была удалена.

В песнях Кольцова открывался другой мир – грустный, несчастный, но отнюдь не смешной, а скорее неописуемо трогательный в своей наивной, естественной простоте, в своей смиренной нищете. Россия забытая, Россия бедная, мужицкая – вот кто подавал здесь о себе голос, Россия, сдерживавшая временами иронию Гоголя и делавшая его из палача своим приветливо-участливым гостем.

Наступило, таким образом, время, когда Замарашка вошла в бальный зал. Течение снизу стало брать верх. Цивилизованная Россия начала, наконец, как бог у Беранже, смотреть с любопытством на лежащий внизу мир, который бродил по полям и работал. «Смотрите-ка, ведь они более похожи на людей, чем мы думали!» Это было действительно великое открытие!

Крайне любопытно, что единственная партия, называющая себя преимущественно национальною, а именно московская партия, из которой во время войны сделали своего рода боцмана, ровно ничем не содействовала этому открытию. Правда, панслависты причисляют Гоголя к своим, но это – канонизация Аристотеля. Ни к какой партии Гоголь никогда не принадлежал. Разрешение же загадки кроется в том, что панслависты просто-напросто не знали подлинного народа. Они (употребляя выражение немецкой философии) конструировали себе какой-то русский народ по данным, почерпнутым из Несторовой летописи о традициях других славянских племен, не дав себе труда ознакомиться с тою народностью, какая жила у их ног. Даже поэт-прасол Кольцов никогда не находился среди московских революционеров.

Когда приходит время какой-нибудь идее созреть, ею начинают увлекаться, даже не замечая этого. Один из самых крупных корифеев байроновского направления, после того как он порылся в самой сердцевине мелочного и грубого общества, где все притязавшее на более благородную жизнь должно было заглохнуть от ничтожества жалкого прозябания, – вздумал изобразить по-своему двух бедных крестьян.* Одному из них он, конечно шутки ради, придал характер Гете, другому – характер Шиллера.[199] Но по мере того как Тургенев ближе присматривался к помещичьему дому и чердаку бурмистра, он все сильнее увлекался своим предметом. Шутка все исчезала, и поэт нарисовал нам два разных, серьезных поэтических типа русских крестьян. Неподготовленная к этому публика разразилась рукоплесканиями. Художник выступил со вторым своим рассказом «охотника».* Этот рассказ был превосходен, – так пошло дальше. Тургенев имел свою особую антипатию, он не стал глодать костей, оставленных ему Гоголем, а занялся преследованием другой добычи: помещика, его жены, его кабинета, управляющего и старосты. Никогда еще раньше внутренняя жизнь помещичьего дома не выставлялась в таком виде на всеобщее посмеяние, ненависть и отвращение. При этом нужно заметить, что Тургенев никогда не накладывает густых красок, никогда не применяет слишком сильных выражений. Наоборот, он повествует с большою пластичностью, употребляет всегда лишь изысканный слог, который необычайно усиливает впечатление от этого поэтически написанного обвинительного акта крепостничеству…

Новая фаза русской литературы. *

…Русская литература… зарождается в сатирах князя Кантемира, пускает корни в комедиях Фонвизина и достигает своего завершения в горьком смехе Грибоедова, в беспощадной иронии Гоголя и в духе отрицания новой школы, не знающем ни страха, ни границ… В самый год смерти Лермонтова появились «Мертвые души» Гоголя.*

Наряду с философскими размышлениями Чаадаева и поэтическим раздумьем Лермонтова произведение Гоголя представляет практический курс изучения России. Это – ряд патологических очерков, взятых с натуры и написанных с огромным и совершенно оригинальным талантом.

Гоголь тут не нападает ни на правительство, ни на высшее общество; он расширяет рамки, ценз и выходит за пределы столиц; предметами его вивисекции служат: человек лесов и полей, волк, мелкий дворянчик; чернильная душа, лиса, провинциальный чиновник и их странные самки. Поэзия Гоголя, его скорбный смех – это не только обвинительный акт против подобного нелепого существования, но и мучительный вопль человека, старающегося спастись прежде, чем его заживо похоронят в этом мире безумцев. Подобный вопль мог вырваться из груди человека лишь при условии, если в нем еще не все больное и сохранилась громадная сила возрождения. Гоголь чувствовал – и многие другие чувствовали с ним – позади мертвых душ души живые.

«Мертвые души» Н. В. Гоголя – удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный» (А. И. Герцен) (вариант 2)

«Мертвые души» Н. В. Гоголя – удивительная книга, горький упрек современной Руси, но не безнадежный» (А. И. Герцен)

Читайте также:
Три важнейшие стихии в творчестве Гоголя: сочинение

в своих произведениях наиболее важные черты эпохи, современной писателю, – эпохи кризиса крепостничества. Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» – произведение не только о настоящем и будущем России времен Гоголя, а о судьбе России вообще, о ее месте в мире. Писатель пытается проанализировать жизнь нашей страны в тридцатые годы ХIХ века и делает вывод, что люди, которые несут ответственность за судьбу России, – мертвые души. Это один из смыслов, который вкладывал автор в название поэмы. Также название помогает нам понять одну из характерных черт России – абсурдность. В религиозной традиции душа считается бессмертной, значит, она не может быть мертвой. Гоголь подчеркивает: как абсурдно название поэмы, так абсурдно и устройство жизни в России. Первоначальным замыслом автора было «показать хотя с одного боку всю Русь», но позже замысел поменялся и Гоголь написал про свое произведение: «Вся Русь явится в нем». Воплощению замысла помогает и жанр произведения: поэма раскрывает перед читателем более широкую панораму России того времени. Кроме того, жанр поэмы предполагает сочетание эпического и лирического начал в рамках одного произведения.

Эпическая сторона – это объективная картина, изображающая жизнь помещиков, чиновников, столичной знати, крестьян, а лирическая – голос автора, его позиция и отношение к происходящему. Прежде всего, голос автора проявляется в лирических отступлениях. Гоголь рассуждает о России, о ее настоящем и будущем. И хотя во время чтения произведения создается ощущение, что состояние страны плачевное и ничего изменить нельзя, автор все-таки выражает надежду на будущее Руси. Большую роль в создании мотива надежды играет образ дороги. Гоголь размышляет о российских дорогах и их состоянии в лирических отступлениях. Дорога описывается как чудо и воспринимается как спасение, спасение не только для человека, который пытается забыться, но и для всего человечества, для всей России. По мнению автора, состояние дорог отражает положение в стране. Поэма «Мертвые души» начинается с образа дороги: главный герой приезжает в город, о котором Гоголь пишет, что «мостовая везде была плоховата». Когда Чичиков разговаривает с губернатором, он специально лжет, чтобы втереться в доверие, что «дороги везде бархатные». Дорога становится персонажем в поэме и приобретает особый смысл. Надежды писателя связаны именно с этим образом. Гоголь хочет сказать, что будущее России – в движении и развитии. Также автор сравнивает Русь с птицейтройкой; он не дает ответа, куда она несется, но последняя фраза поэмы заключает надежду на то, что в России есть внутренние силы, которые ведут ее в нужном направлении.

в поэме, не похожи друг на друга, и в то же время в каждом из них выступают отдельные типичные черты русского барина: скупость, праздность и духовная пустота. Наиболее яркими представителями являются Собакевич и Плюшкин. Помещик Собакевич символизирует мрачный крепостной уклад жизни. Он человек циничный и грубый. Все вокруг похоже на него самого: богатая деревня, интерьер и даже дрозд, сидящий в клетке. Но такое состояние поместья говорит о том, что Собакевич заботится только о себе. Собакевич враждебно относится ко всему новому, ему ненавистна сама мысль о «просвещении». Автор постоянно сравнивает его с медведем, а Чичиков называет Собакевича «кулаком». Другой помещик, Плюшкин, является не столько комической фигурой, сколько трагической. В описании его деревни ключевым является слово «запущенность». Его поместье – это образ-символ всей запущенной России. Плюшкин утратил все человеческое, даже пол его Чичиков не сразу смог определить. Гоголь называет Плюшкина «прорехой на человечестве», и становится ясно, что такой человек не может нести ответственность за судьбу России. Все помещики, представленные в поэме, являются мертвыми душами, об этом говорит описание их поместий, внешности, семьи.

населения, отношение к службе как к источнику чинов и богатства, невежество и безразличие к народу. Случайная и нелепая смерть прокурора становится ярким свидетельством бесцельности и пустоты жизни чиновников. Они так же, как и помещики, являются «мертвыми душами». В системе образов поэмы крестьяне не занимают столь уж большого места по сравнению с образами помещиков и чиновников. Автор размышляет о трагической судьбе народа, используя сатиру. Гоголь смеется над примитивностью, неразвитостью и невежеством русских мужиков, но смеется сквозь слезы. Автор видит причину трагической судьбы народа в многовековом рабстве и произволе со стороны высших сословий. Отношение писателя к народу в поэме двойственно. Автор задумывается о живой душе русского народа, верит в его жизненную силу и прекрасное будущее, которое ждет русский народ. Гоголь считает, что крестьяне – это «живые души», в которых заключены природное и нравственное начала, способные возродить Россию. Писатель возлагает на народ надежды. Как кучер Селифан правит бричкой, в которой едет Чичиков, так и весь простой русский народ правит Россией, которую Гоголь сравнивает с птицейтройкой. Иногда голосом Селифана говорит сам автор. Также автор на примере лакея Чичикова Петрушки показывает, что простой мужик, символизирующий весь русский народ, никогда не пропадет. Живые помещики воспринимаются нами как мертвые души, а мертвые крестьяне, о которых идет речь в сцене покупки мертвых душ в доме Собакевича, – как живые люди.

Читайте также:
Тип делового человека произведениях А. С. Грибоедова и Н. В. Гогоя: сочинение

«Мертвые души» Гоголя — горький упрек современной России но не безнадежный: сочинение

Григорий Александрович Гуковский

Книга «Реализм Гоголя» создавалась Г. А. Гуковским в 1946–1949 годах. Работа над нею не была завершена покойным автором. В частности, из задуманной большой главы или даже отдельного тома о «Мертвых душах» написан лишь вводный раздел.

Настоящая книга должна была, по замыслу Г. А. Гуковского, явиться частью его большого, рассчитанного на несколько томов, труда, посвященного развитию реалистического стиля в русской литературе XIX–XX веков. Она продолжает написанные им ранее работы о Пушкине («Пушкин и русские романтики», Саратов, 1946, и «Пушкин и проблемы реалистического стиля», М., Гослитиздат, 1957). За нею должна была последовать работа о Льве Толстом.

Два раздела из настоящей книги были опубликованы в 1948 году в изданиях Ленинградского университета (Вестник Ленинградского университета, 1948, № 3; и Ученые записки ЛГУ, серия филологических наук, вып. 13, 1948).

В процессе редактирования рукописи ее научный аппарат переведен на наиболее авторитетные в наши дни издания.

«Вечера на хуторе близь Диканьки»

К 1830 году в творчестве Пушкина в основном завершился процесс первичного формирования принципов реализма. Реалистический стиль, то есть особый вид мировоззрения в искусстве, особая система творческого восприятия действительности и творческой активности, направленной на действительность, этот стиль, возникший в недрах романтизма, явившийся необходимым историческим преемником романтизма, призванным разрешить присущие ему противоречия, — отдалился идеологически от своего предшественника, самоопределился, выявил свое принципиальное отличие от родившего его романтизма, стал новым качеством искусства. Отныне именно реализм становится исторически активной силой, направляющей литературу по пути прогресса в течение всего XIX столетия.

Впрочем, реализм Пушкина 1820-х годов — это только еще самый первый этап развития реализма XIX века, только этап первого завоевания площадки, на которой суждено будет вслед за тем человечеству, и в частности русскому народу, построить здание реалистического искусства слова. Этот этап еще сохраняет явственные черты своего происхождения — пусть революционного — из глубин проблематики романтизма не только в том смысле, что романтики, романтические переживания и идеи остаются постоянной темой литературных произведений (см. образы Ленского, Онегина и др.), но и в том смысле, что самый метод романтизма сохраняет еще частично свою власть над сознанием даже самого передового и реалистического писателя 1820-х годов в мире, Пушкина. Здесь и неполнота и принципиальная случайность социального обоснования человека, приводящая к непреодоленности образной тавтологии, то есть принципиальной повторяемости черт данного историко-национального типа, не дифференцированного достаточно конкретными социальными условиями его формирования. Здесь и глубочайшее противоречие этой тавтологичности с заданием воплотить конкретно-индивидуальный облик отдельного человека, личности, характера. Здесь и целый ряд сохраненных от романтизма стилистических навыков.

Именно эта тесная, не оборванная еще связь с романтической традицией объясняет и то обстоятельство, что даже сам Пушкин в 20-е годы не ощутил необходимости в отчетливом, в том числе терминологическом, отграничении себя и своего искусства от романтизма, не почувствовал потребности определить свой метод теорией и термином, отличными от романтических. Лишь в 30-х годах, и то спорадически, от случая к случаю, он начал высказывать программные теоретические положения, уже не укладывающиеся в принципы романтизма, впрочем, не стремясь привести их в стройную систему теории и не видя необходимости искать новый термин. Правда, и раньше у него проскальзывают отдельные мысли, так сказать, реалистического порядка, показывающие, что он творил сознательно, отдавая себе отчет в смысле своих творческих исканий.

Правда, по поводу «Бориса Годунова» он говорил об истинном романтизме, отличая его от привычного, традиционного романтизма своих предшественников. Но тем значительнее тот факт, что Пушкин все же не усматривал в своих новаторских поисках 20-х годов полного отрицания традиции романтизма и назвал свои творческие искания хоть и «истинным», а все же — романтизмом.

Связь Пушкина 20-х годов с романтизмом не оборвалась и в 30-е годы, и это вовсе не было проявлением ни традиционализма, ни отсутствия новаторской смелости, ни тем более консервативности любого толка. Дело здесь было в существе самого движения литературы, в существе не только первого этапа реализма, но и последующих за ним этапов его, в существе реализма XIX столетия, так называемого критического реализма, в его основных, стилеобразующих и типических, проявлениях. Достаточно указать на то обстоятельство, что связи с романтизмом, заметные в творчестве Пушкина даже в 30-е годы, еще более ярко выступают в творчестве других, притом самых передовых и великих писателей этого же времени, в свою очередь извлекших свои реалистические концепции искусства из своего же собственного романтического опыта, — в творчестве Гоголя и Лермонтова. И даже сам создатель теоретической системы русского реализма, Белинский, не только начал с романтических концепций, но и не счел необходимым совсем отказаться от них даже в период «Отечественных записок». Поэтому-то мы и встретимся опять и у позднего Лермонтова и у зрелого Гоголя с целой галереей героев-романтиков, — среди которых и Печорин, и Пискарев, и другие, — поэтому-то и сам Белинский почти до конца дней своих писал страстным, «субъективным», напряженным слогом романтического бунтаря. Между тем все это не дает нам права не только приравнивать реализм к романтизму (как это делают некоторые западные ученые, объявляющие, например, Флобера романтиком потому, что Эмма Бовари — романтическая женщина), но и нивелировать различные последовательные этапы развития реализма. Различение есть всегда сопоставление, и наоборот. Устанавливая связи и сближения, устанавливая наличие преемства стиля, мы не можем не видеть существенного отличия русского реализма 1830-х годов, создававшегося общими усилиями и Пушкина, и Лермонтова, и Гоголя, от реализма 1820-х годов, созданного в основном усилием творческого гения Пушкина, и только его.

Это и дает нам право в основном выделить 1830-е годы в качестве особого, условно отделенного от других, смежных, объекта изучения в общем плане изучения истории русского реализма. Разумеется, здесь суть дела заключена не в цифровых гранях десятилетия — от 1831 года до 1840-го; да и вообще грани периодов такого рода не точны, не могут быть датированы вполне определенно. «Сороковые годы» начинаются в истории русской литературы, в истории этапного развития русского реализма не 1 января 1841 года, а несколько позднее, после гибели Лермонтова, после выхода в свет первого тома «Мертвых душ» и издания сочинений Гоголя, начинаются вместе с формированием «натуральной школы», с выходом на литературную арену и созреванием целой плеяды новых литераторов, будущих деятелей литературного процесса: здесь и осознавший свой путь Некрасов, и Достоевский, и Фет, и Тургенев, и Григорович, и Аполлон Григорьев, и многие другие. Сороковые годы освещены и обоснованы как историко-литературное понятие последним, материалистическим, социалистическим, историко-социологическим и революционным, периодом идейного развития Белинского.

Читайте также:
Образы помещиков в поэме Гоголя «Мертвые души»: сочинение

Но ведь и «шестидесятые годы» — это вовсе не просто годы с 1861 до 1870-го, а начинаются они едва ли не с середины «хронологических» 1850-х годов, вместе с выходом на передовую линию огня Чернышевского и Добролюбова. Это значит, что, говоря о «сороковых годах», как и о «шестидесятых годах», в истории литературы, мы имеем фактически в виду не хронологическое обозначение, а определенный историко-литературный, — а за ним и вообще историко-культурный и вообще исторический, — комплекс, определенный и закономерный момент закономерного развития литературы (культуры, общества). Только робостью, или, если угодно, осторожностью, нашей науки, упорным нежеланием «схематизировать», опасением строить гипотезы, самостоятельно и исторически классифицировать материал в терминах своей, литературной, науки, можно объяснить то обстоятельство, что мы принуждены до сих пор пользоваться этими неточными, внутренне бессодержательными и непринципиальными обозначениями периодов нашего литературного процесса — по десятилетиям, и не имеем другой, собственно литературной, терминологии в этом вопросе.

Сатирическое изображение чиновников и градоначальников в комедии Ревизор Гоголя

В «Ревизоре» автор попытался отобразить всю правдивую ситуацию, которая сложилась в то время в большинстве российских городов. Она была связана с тем, что чиновники на местах были коррумпированы, а также, они довольно халатно и безразлично относились к своей работе. Стоит отметить и то, что автору удалось весьма ярко, реалистично и интересно отобразить персонажей. Через их образы, читателю удается сложить картину в одно целое, и понять, что же происходило в те времена, и почему автор решил уделить этому особое внимание. Несмотря на то, что произведение выполнено в довольно сатирическом стиле, автор не отходил от изображения реальности в тех красках, как это было на самом деле.

Сатирическим данное произведение автор решил сделать по той причине, что он считал нужным показать человеческие пороки именно с такой точки зрения. Стоит добавить, что благодаря атмосфере юмора и сатиры, произведение кажется весьма простым и одновременно ярким. Однако, от этого оно не становится более поверхностным, ведь автор наделил его глубоким философским смыслом, который повествует о том, как чиновники начинают относиться к незнакомому человеку, лишь поняв тот факт, что он занимает высокую должность. Для них это было первостепенным с точки зрения своего отношения к нему.

Благодаря весьма острым и ярким образам, которые получились в данной работе, стоит сказать, что видение читателя на мир может кардинальным образом поменяться. Ведь, при помощи осознания той реальности, которую хотел показать автор, невольно можно задаться вопросом, а что же можно было предпринять для того, чтобы повернуть ситуацию в противоположную сторону. Сам автор применял сатирические приемы также и с той целью, что он хотел показать не свое агрессивное отношение к ситуации, а скорее, его волновала дикая несправедливость, которая касалась сразу нескольких факторов. Во-первых, это иррациональное отношение чиновников к людям. Они уважали лишь тех, кто занимал высокие посты, в то время, как о простых людях, чиновники даже не вспоминали. Во-вторых, сама ситуация, о который упомянул писатель, являлась нормой того времени, и она касалась большинства городов. Ведь коррупция царила повсюду, отчего страдала вся инфраструктура страны, так как не достигались реально поставленные цели. И даже, если чиновники на местах покидали свои должности, это не помогало урегулировать ситуацию. В произведении, ревизор должен был произвести проверку за весьма немалый срок, что стало причиной для беспокойства чиновников.

2 вариант

Создавая комедию, Ревизор, Гоголь собрал в ней все пороки, и все отрицательные моменты, происходящие в чиновничьей среде. Он решил показать всю правду, творящуюся в то время в большинстве российских городов на примере небольшого провинциального городка.

Произведение знакомит не только с местными чиновниками, но и с прибывшим из Петербурга Хлестаковым, которого все посчитали за ревизора. В образах чиновников писатель показал повсеместное казнокрадство и взяточничество, плохое отношение к простому народу, злоупотребление своим положением.

Хлестаков не знает, что такое добро и зло, может сделать любую подлость. Может перейти. Высокомерен, может унизить людей. Восхваляет себя и в то же время труслив. Он всегда лжет, а его слушают и угождают ему, и никого не смущает, когда, переврав, он скажет лишнего. Герой руководствуется в своих поступках, только тщеславием.

Глава города – Сквозник-Дмухановский, собрал в себе дурные качества от чиновников того времени. Он хитер и расчетлив. Его волнует лишь то, что само идет к нему в руки. В городе ощущает себя полным хозяином. Для городничего, брать взятки, вполне обыденное явление.

Чиновников города нельзя назвать хорошими и честными людьми. Ляпкин-Тяпкин-судья, который вполне оправдывает себя по фамилии. В судебные дела не заглядывает. Главное занятие для него – это охота. Он открыто берет взятки, несмотря на то, что ставит себя в пример, говоря, что берет себе только щенками. Считает себя очень умным, хотя за всю жизнь прочитал несколько книг. Бюрократическая волокита и взяточничество, все то, что представляет собой суд в городе.

Читайте также:
Сопоставительный анализ повести Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» и ее экранизации: сочинение

Местные помещики Добчинский и Бобчинский – пустозвоны и сплетники, живущие ради того, чтобы каждому рассказывать о чем-либо. Именно они сказали и убедили всех, что приехавший Хлестаков ревизор. Полицейские Свистунов и Держиморда, пристав Уховертов, показывают собой беззаконие, разгул и произвол, творящиеся в городе. Попечитель за богоугодными заведениями Земляника, давно не обращает внимания на больницы, считая, что если выживут больные, то выживут, помрут, то и так умрут. Его главный талант – доносить на всех. Хлестакову он постоянно приносил доносы на своих коллег. Почтмейстер Шпекин, простодушный человек, который видит окружающую действительность, только читая чужие письма. Именно он узнает, Хлестаков не тот, за которого себя выдает.

При описании мира не честных на руку чиновников, Гоголь использовал приемы, в результате которых, ему удалось показать яркие и незабываемые образы. Уже по фамилиям героев, можно иметь представление, кто они такие. Кроме показа сатирического изображения, писатель отметил отрицательные характеристики своих персонажей, помогающие понять их. Угождая Хлестакову всем, чем только можно, чиновники не могут понять всю суть происходящего, и накладывают несуразности друг на друга.

В комедии Гоголя нет положительных персонажей. У всех так называемых «служителей народа» присутствуют общие черты: невежество, повальное взяточничество, пренебрежение к народу и бескультурье.

Также читают:

Картинка к сочинению Сатирическое изображение чиновников в комедии Ревизор

Популярные сегодня темы

Илья Обломов и Андрей Штольц являются ключевыми персонажами романа Гончарова под названием «Обломов». Читатель может подумать, что молодые люди должны сходиться в мировоззрениях

Каждый день совершаются десятки и сотни различных научных открытий. У нас появился интернет, кладезь знаний всех великих личностей в истории. Никогда ещё человечество не было столь умно и могущественно!

Литература является главной основополагающей в жизни человека. То, что она открывает для любого индивидуума, то, чем она наполнена просто немыслимо, ибо знания и культурный опыт прямиком воздействует на читателелей

Николенька Иртеньев ключевой герой рассказа Льва Толстого под названием «Детство». Мальчику недавно исполнилось десять, дворянин по происхождению, он живет в достаточно любящей и заботливой семье

В повести Чехова «Палата №6» читатель встречает второстепенного персонажа по имени Никита.

Сочинение Сатирическое изображение чиновников и градоначальников в комедии Ревизор

Н.В. Гоголь в своем произведении описывает жизнь небольшого провинциального городка, взяв ее примером для того, чтобы показать всю нелицеприятную сторону жизни чиновничества в России тех времен.

Известный литературовед Ю.Манн сказал: «Ревизор» -это море страха». Страха перед потерей должности, перед вышестоящим начальством, перед наказанием за дурно выполняемую работу. Гоголь применил приемы, позволяющие сатирически изобразить всех героев.

Читая произведение, уже по фамилиям можно представить, что за персонаж в данный момент перед вами. Взять того же Хлестакова, вокруг которого, по словам Ю.Манна, как планеты вокруг солнца, крутятся все остальные действующие лица комедии. Солнца, от которого зависит их дальнейшая благополучная жизнь. Хлестаков-фамилия слышится как хлёсткий, хлыст. Так и видится хлыщеватый проныра. Изображен лицемерным, лживым, трусливым.

Городничий Антон Антонович Сквозник-Дмухановский. Двойная фамилия – двойственная личность, взяточник и мошенник. Сам признавался в этом и верил, что благодаря своим «умениям» сможет дослужиться до генерала и лакомиться в Петербурге ряпушкой и корюшкой.

Судья Ляпкин-Тяпкин, фамилия говорит сама за себя. Судебными делами не занимается, а только своей охотой. Берет взятки борзыми щенками и даже ставит себе это в заслугу. Считается самым умным в городе, поскольку прочел несколько книг.

Почтмейстер Шпекин вообще не понимает, что вскрывать чужую почту, «чтобы узнать, что делается в мире», недопустимо.

Добчинский и Бобчинский. Похожие персонажи, изображены болтливыми и чрезмерно любопытными.
Лекарь Гибнер-какой лекарь такая и фамилия.

Полицейские Свистунов и Держиморда. Первый может и «свистнуть» что-то, серебряные ложки, например. Второй занимается рукоприкладством.

Автор показывает нам, как всполошилось и «забулькало» это поросшее житейской трясиной болото, узнав, что грядет ревизия. Вместо того, чтобы наводить порядок в своих ведомствах, они не придумали ничего лучшего, как «подсунуть» проверяющему, с перепугу спутав его с Хлестаковым.

Хлестаков, подыгрывая, с удовольствием принимал эти знаки внимания, расценивая все происходящее не более чем как забавный случай. Чего не скажешь о чиновниках, которые думали, что откупились от проверок и потерпевших в итоге жестокое разочарование, когда выяснилось, что настоящий ревизор еще в пути. Они даже не стали преследовать Хлестакова, чтобы никто не узнал, как их обманули. Несмотря на то, что Хлестаков ничем не лучше этой публики, своим поступком он как бы «отхлестал», «дал им пощечину», «ткнул их носом» в их неблаговидные дела.

Гоголь в «Ревизоре» говорит, что чиновники беспринципны, воруют и берут взятки. Жестоко высмеял их раболепие перед вышестоящими и надменность, даже жестокость к людям, стоящим ниже их по рангу. Автор в свою очередь, хлещет сатирой по этим уродливым проявлениям. Из картины жизни маленького городка вырисовывается общая картина положения дел по стране. Когда пьеса увидела свет, то было много шума. Не понравилась пьеса чиновничьему аппарату, современникам Гоголя. Даже звучали требования запретить ее показ.

Можно провести параллель между двумя произведения Гоголя, ведь и в «Ревизоре» тоже можно увидеть «мертвые души».

Вариант 2

“Ревизор” – знаменитая социально-политическая комедия Н.В.Гоголя. В центре повествования оказываются городничий и чиновники небольшого уездного города, встревоженные внезапной проверкой их ведомостей. С нескрываемой иронией изображает писатель перепуганных бюрократов, которые привыкли к вседозволенности и безнаказанности.

Во главе чиновничьего аппарата уездного городка находится городничий. Сквозник-Дмухановский – постаревший на службе, неглупый человек, начинавший свою карьеру с низких чинов. Антон Антонович – вор и мошенник. Он бессовестно присваивает себе деньги из государственной казны, выделенные на строительство церкви. Не гнушается и поборами с купцов, которых безцеремонно обворовывает. Городничий гордится проницательностью и ловкостью, он признается, что ни подрядчикам, ни купцам не удается его провести. Герой даже сам как-то смог обмануть трех губернаторов. Приезд ревизора становится для Сквозника-Дмухановского “пренеприятным известием”. Герой знает о беспределе и запущенности в подвластном ему городе. Он собирает у чиновников, которым сообщает неожиданную новость. Антону Антоновичу хорошо известно и о запущенности ведомостей. Как бы невзначай, герой намекает чиновникам на их халатность и лень. Он не осуждает бюрократов, считая, что так или иначе за каждым человеком водятся прегрешения.

Читайте также:
Герои комедии Гоголя Ревизор: сочинение

Не менее запоминающимся предстает образ уездного судьи – Амоса Федоровича Ляпкина-Тяпкина. За свою жизнь герой прочитал всего несколько книг, однако это оказывается достаточным, чтобы слыть умнейшим человеком, да еще и вольнодумцем. Также как и другие чиновники, Амос Федорович берет взятки. Но делает он это по-особенному, за свои услуги страстный охотник предпочитает получить борзых щенков. Услужливый и суетливый попечитель богоугодных заведений Земляника оказывается доносчиком и плутом. Герой халатно относится к своим обязанностям: больных не лечат лекарствами, главный врач не понимает и не говорит по-русски. Уездный лекарь Гибнер предпочитает полагаться не на медицину, а на судьбу. Он считает, что если больному суждено выздороветь, то он выздоровеет, Трусливый и малодушный смотритель училищ Хлопов живет в вечном страхе перед какой-нибудь проверкой. А любимым занятием почтмейстера Шпекина является чтение чужих писем. Простодушный наивный чиновник читает чужую переписку из образовательных целей, ему интересно узнавать, что нового есть на свете.

Сатиристическое изображение бюрократов в комедии обличает пороки небольших провинциальных городов по всей Руси: взяточничество, самопроизвол властей, бесправную жизнь обывателей, невежество чиновников, казнокрадство и грубость. В пьесе Гоголя, словно в кривом зеркале, показана безнравственная и пошлая действительность страны в первой половине 19 века.

Сатирическое изображение чиновников и градоначальников в комедии Ревизор

Несколько интересных сочинений

Основным событием, которому посвящены действия, разворачивающиеся в романе-эпопее М.А.Шолохова “Тихий Дон”, является гражданская война. Автор повествует о том, как восприняло и пережило это событие донское казачество

Наверное, всегда, когда слышишь слово «война», то сразу же в мысли приходит большое количество горя и несчастья, ведь огромное количество молодых парней и девушек, а также и взрослые погибли на этой войне и не вернулись домой.

«Герой нашего времени» – самый известный роман русского прозаика и поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Работу над романом писатель начал после оставившей множество впечатлений ссылки на Кавказ.

В современном обществе остается все меньше и меньше людей, которым присуще такое качество, как доброта. Люди стали безразличными и равнодушными к чужим бедам.

Есть люди, для которых подвиг – это каждодневная работа. Это совершенно обычные люди, живущие среди нас.

Сочинение Чиновники в комедии Ревизор (Характеристика и образ)

Комедия «Ревизор» Николая Васильевича Гоголя пропитана множеством скрытых смыслов и идей. Автор без страха описывает чиновников того времени, насмехается над ними. Он вынес все грешные пороки на людское обозрение. Все чиновники, как один похожи друг на друга. Они погрязли во вранье, коррупции, лицемерие. Так же Гоголь всегда теплил в себе каплю веры в то, что когда-нибудь настанет тот день и все чиновники изменятся в лучшую сторону. Их больше не будет волновать собственные интересы, они будут заботиться о простых людях. Верил, что наконец настанет лучшее время для всех людей.

Чиновник по имени Земляника. Он абсолютно эгоистичен ко всем смертным людям. В его ведомстве беспорядок, непонятно что и где лежит, сам он плохой руководитель, но считает что хорошей лестью сможет подняться по карьерной лестнице. Земляника мил со всеми высшими и значимыми людьми, но до простых ему дела нет. Он даже не лечит их, основываясь на то, что « умрёт так умрёт, выздоровеет, так выздоровеет.» Авось, повезёт и хорошо. Чиновник циничен и беспринципен, готов любого бросить и предать ради себя любимого.

Ляпкин-Тяпкин – судья. Он высокомерен, тщеславен и циничен. Считает себя самым умным из всех людей, потому что судья. Однако, на работе всё не пойми как, гуси гуляют по коридорам канцелярии. Нет порядка, везде коррупция и ведь судья считает это нормой. Это не воровство, люди сами дают деньги, а он как понимающий судья оказывает небольшую услугу. Сам он не понимает суть дел, которые ведёт и не помнит куда всё записывает.

Лука Лукьич Холопов — смотритель училищ. Трусливый человек, боится каждого шороха, на работу всё равно. Такие, как Лука прививают молодым незрелым юношам не хорошие качества и порядки. Автор в недоумении, как в храм знаний могли пустить такого без дельца и эгоиста.

Городичный Сквозник-Дмухановский. Этот человек умный и достаточно образованный. В те времена не каждый смог подняться с самых низов, но взятки он брал всю жизнь. Когда обворовал казну, то этот низкий поступок объяснил тем, что жалованье слишком низкое и не хватает на жизнь. Он человек без совести и чести, дерзкий и невоспитанный может с легкостью унизить или оскорбить человек, а ещё хуже — ударить. Он уверен, что чем выше чина дослужишься тем больше будет взятка. Самоуверенный и от части жалкий человек.

Почтмейстер Шпекен Иван Кузьмич. Этот человек искренне любит свою работу, а дело в то м, что он любопытен и достаточно смел, чтобы вскрывать чужие письма и читать их. Он знает все и о всех. Можно даже назвать его опасным человеком.

Хлестоков Иван Александрович. Достаточно молод и вечно не доволен жизнью и существую благодаря денег своего отца. Никак не собирается менять жизнь к лучшему. Смелый и уверенный в себе парень, хороший актёр. Он сумел одурачить весь город, прикинувшись ревизором, а назанимавшись отправился прочь.

Таким образом, чиновники из данной комедии, как один походи друг на друга: циники, авантюристы, взяточники, самолюбивы.

Сочинение Характеристика чиновников в комедии Ревизор

Комедия «Ревизор» (1835 г.) отразила всю уездную чиновничью Россию. Гоголь создал сатирические портреты такой разоблачительной выразительности, что пьеса после первого же представления была запрещена.

Читайте также:
Проблема II тома «Мертвых душ»: сочинение

Узнаваемость пороков городских властей была очевидной. Писателю этого не простили. Из-за начавшейся травли Гоголь вынужден был бежать в Европу и несколько лет жил в Риме.

Все чиновники, так называемые «отцы города» N, начинают поджариваться на углях беспощадной сатиры с первых явлений и, остолбенев в заключительной немой сцене, превращаются в изваяния-символы пороков и преступлений властей предержащих против совести и чести.

Наибольшую силу имеют саморазоблачающие характеристики, вложенные в речь самих персонажей. Так, городничий говорит о том, что взяточничество для него в порядке вещей («так самим богом устроено»!). Беспокоит его только одно: «Не по чину берёшь!» – распекает он одного из подчинённых.

Сам он полностью живёт за счёт купцов и торговцев. Они несут ему в дом всё, что он пожелает: ткани штуками, шали, шубу жене, подношения к именинам. Сквозник-Дмухановский не боится запустить руку и в государственную казну. Выделенные на постройку церкви деньги он украл, а при проверках требует говорить, что виной всему был пожар.

При этом городничий никому из подчинённых не запрещает тоже брать взятки, лишь бы всё было шито-крыто. Поэтому, получив письмо с пренеприятным известием о ревизоре, он собрал чиновничью братию предупредить об угрозе и призвать понадёжней спрятать концы преступлений, ведь у всех рыльце в пушку.

Земляника, попечитель богоугодных заведений, обворовывает больных. Деньги, выделенные на их лечение и содержание, оседают в его кармане. А пациенты ходят грязные, как кузнецы, кормят их одной капустой, лекарств не употребляют, полагаясь на натуру. Поэтому они «выздоравливают, как мухи».

Ни о каких служебных обязанностях в отношении чиновников города N вообще говорить не приходится. Они лишь умеют приспособить своё служебное место для личного интереса и пользы. Почмейстер, например, вскрывает все письма и читает их из любопытства, а некоторые, особенно занимательные, оставляет себе вместо книжного чтения.

Судья – заядлый охотник. Он считает себя честнее других, потому что берёт взятки только борзыми щенками. Но Ляпкин-Тяпкин никогда не заглядывает в прошения и заявления граждан. Бумаги грудой лежат на столе, а в судебном помещении высушиваются шкуры. На видном месте вместо изображения Фемиды висит арапник; во дворе шныряют гусята. Заседатель суда вечно пьян.

При такой судебной власти полицмейстер уезда при всех разбирательствах сам решает, кто прав, а кто виноват. А его подчинённому, околоточному надзирателю, даже разбираться лень: он ставит фонари всем, и правым и виноватым.

Картина чиновничьего произвола и преступного пренебрежения своими обязанностями одновременно смешна (особенно в сценах дачи взяток мнимому ревизору Хлестакову), и в то же время наполнена горькой иронией и злой сатирой. В комедии звучит «смех сквозь слёзы», по определению русского критика В.Г. Белинского.

Вариант 3

С первых страниц произведения Гоголя мы видим, как писатель показал целый мир казнокрадов и людей, занимающихся взятками. При этом им были использованы разнообразные художественные приемы, подчеркивающие всю суть характера чиновников.

В начале комедии перед нами предстает частный пристав Уховертов, уездный лекарь Гибнер. Сами фамилии дают представления об этих людях. Сам сюжет вводит нас в небольшой уездный городок, где жизнь шла своим чередом, если бы не внезапный приезд ревизора. Такой сюжет позволил нам увидеть все пороки местных чиновников, которые направляют все усилия для соблюдения внешней благопристойности. Вместо того, чтобы решать важные задачи, они приступают к наведению порядка. Самым , наверное, главным образом можно считать городничего. Именно он обобщил всех чиновников того времени. В нем удачно сочетались черты мошенника и хитреца. Чувствуя себя полновластным хозяином в городе, он не осуждает взяточничество и воровство. Для него не существует никаких ограничений морали. Так, чтобы положить себе больше денег от торговцев, он празднует именины два раза в год. Сумма, отведенная на воздвижение храма, ушла в его карман. Однако по отношению к Хлестакову он ведет себя как пресмыкающееся, пытаясь дать ему взятку.

Окружение городничего такое же. Возьмем, к примеру, судью Ляпкина –Тяпкина, который дружен с ним. Благодаря тому, что он в своей жизни прочитал несколько книг, считал себя умным, и поэтому мог рассуждать свободно о чем угодно. Земляника даже не пытается помочь больным, а лишь спокойно думает о том, что простой человек или должен выздороветь или умереть. Смотритель уездных училищ Хлопов боится всякого начальства и только дрожит перед ним, боясь сказать хоть слово. Шпекин лишь только на вид кажется простым и милым человеком. На самом деле он любит вскрывать чужие письма, и поэтому знает обо всех все. Помимо этих чиновников писатель показывает нам мелкого служащего Хлестакова, прибывшего из Петербурга, который вначале не соображает, почему его так радушно принимают. Но потом, он так искусно входит в роль ревизора, что даже начинает завираться. Да и ему нравится быть в этом звании. Именно Хлестаков и показал яркий пример чиновничества того времени. Именно такие люди, полные двуличием и малообразованностью, пошлостью и высокомерием служили в эпоху Николая I . И практически среди них не было честного человека, который по праву мог служить государю.

Чиновники в комедии Ревизор

Популярные сочинения

Наверное, каждому интересно, что нас ждет в будущем. Я очень люблю автомобили, поэтому мне интересно, как они будут выглядеть через несколько десятков лет. Автомобили сильно упрощают жизнь человека

Григорий Мелехов – один из главных и характерных героев произведения «Тихий Дон». Судьба его отражает всю драматичность в жизни донского казачества. Множество испытаний пришлось вынести Григорию в поисках своего жизненного пути

За свою жизнь Андерсон написал огромное количество книг и сказок. Самой популярной можно считать сказку Снежная королева. Это произведение состоит из 7 глав. Его называют одним из лучших писателей сказок для детей и взрослых.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: