“Правда” и “злость” в комедии Гоголя «Ревизор»: сочинение

“Правда” и “злость” в комедии Гоголя «Ревизор»: сочинение

Сюжет комедии Ревизор , так же как и сюжет бессмертной поэмы Мертвые души , был подарен Гоголю А. С. Пушкиным. Гоголь давно мечтал написать комедию о России, высмеять недостатки бюрократической системы, которые так хорошо известны каждому русскому человеку. Работа над комедией так увлекла и захватила писателя, что в письме Погодину он написал: Я помешался на комедии . В Ревизоре Гоголь умело сочетает правду и злость , то есть реализм и смелую, беспощадную критику действительности. При помощи смеха, беспощадной сатиры Гоголь обличает такие пороки русской действительности, как чинопочитание, коррупцию, произвол властей, невежество и плохое воспитание.

В Театральном разъезде Гоголь писал, что в современной драме действием движет не любовь, а денежный капитал и электричества чин . Электричества чин и породил ту трагикомическую ситуацию всеобщего страха пред лжеревизором.

В комедии Ревизор представлена целая корпорация разных служебных воров и грабителей , блаженно существующих в уездном городе N.

При описании мира взяточников и казнокрадов Гоголь использовал ряд художественных приемов, которые усиливают характеристики персонажей.

Открыв первую же страницу комедии и узнав, что, например, фамилия частного пристава – Уховертов, а уездного лекаря – Гибнер, мы получаем, в общем-то, уже достаточно полное представление об этих персонажах и об отношении автора к ним. Кроме того, Гоголь дал критические характеристики каждого из главных действующих лиц. Эти характеристики помогают лучше понять суть каждого персонажа. Городничий: Хоть и взяточник, но ведет себя очень солидно , Анна Андреевна: Воспитанная вполовину на романах и альбомах, вполовину на хлопотах в своей кладовой и девичьей , Хлестаков: Без царя в голове. Говорит и действует без всякого соображения , Осип: Слуга, таков, как обыкновенно бывают слуги несколько пожилых лет , Ляпкин-Тяпкин: Человек, прочитавший пять или шесть книг, и потому несколько вольнодумен . Почтмейстер: Простодушный до наивности человек .

Яркие портретные характеристики даны также и в письмах Хлестакова в Петербург своему приятелю. Так, говоря о Землянике, Хлестаков называет попечителя богоугодных заведений совершенной свиньей в ермолке .

Основным литературным приемом, которым пользуется Н. В. Гоголь при комическом изображении чиновника, является гипербола. В качестве примера применения этого приема автором можно назвать и Христиана Ивановича Гибнера, который не в состоянии даже общаться со своими больными по причине полного незнания русского языка, и Аммоса Федоровича с почтмейстером, решивших, что приезд ревизора предвещает грядущую войну. Гиперболична поначалу и сама фабула комедии, но по мере развития сюжетного действия, начиная со сцены рассказа Хлестакова о его петербургской жизни, гипербола сменяется гротеском. Ослепленные страхом за свое будущее чиновники и хватающиеся за Хлестакова, как за соломинку, городское купечество и обыватели не в состоянии оценить всей абсурдности происходящего, и несуразности нагромождаются одна на другую: тут и унтер-офицерша, которая сама себя высекла , и Бобчинский, просящий довести до сведения его императорского величества, что в таком-то городе живет Петр Иванович Бобчинский и т.п.

Кульминация и следующая сразу за ней развязка наступают резко, жестоко. Письмо Хлестакова дает такое простое и даже банальное объяснение, что в этот момент оно выглядит для Городничего, например, гораздо более неправдоподобным, чем все хлестаковские фантазии. Следует сказать пару слов об образе Городничего. По всей видимости, ему придется расплатиться за грехи своего круга в целом. Разумеется, он и сам не ангел, но удар настолько силен, что у Городничего наступает нечто вроде прозрения: Ничего не вижу: вижу какие-то свиные рыла вместо лиц, а больше ничего…

Далее Гоголь применяет прием, ставший таким популярным в наше время: Городничий, ломая принцип так называемой четвертой стены , обращается прямо в зал: Чему смеетесь? Над собой смеетесь . Этой репликой Гоголь показывает, что действие комедии на самом деле выходит далеко за пределы сцены театра, переносится из уездного города на необъятные просторы. Ведь, недаром некоторые литературоведы видели в этой комедии аллегорию на жизнь всей страны. Есть даже легенда о том, что Николай I, посмотрев пьесу, вымолвил: Всем досталось, а больше всех мне!

Немая сцена: как громом пораженные стоят обитатели провинциального городка, погрязшие во взятках, пьянстве, сплетнях. Но вот идет очищающая гроза, которая смоет грязь, накажет порок и наградит добродетель. В этой сцене Гоголь отразил свою веру в справедливость высшей власти, бичуя тем самым, по выражению Некрасова, маленьких воришек для удовольствия больших . Надо сказать, что пафос немой сцены не вяжется с общим духом этой гениальной комедии.

После постановки комедия вызвала шквал критики, так как в ней Гоголь сломал все каноны драматургии. Но главное недовольство критики было обращено на отсутствие положительного героя в комедии. В ответ на это Гоголь напишет в Театральном разъезде : …Мне жаль, что никто не заметил честного лица, бывшего в моей пьесе. Это честное, благородное лицо был – смех .

1.1 История создания пьесы «Женитьба»

Театральные интересы занимали большое место в жизни Н. В. Гоголя. Неудивительно, что первые же попытки писателя от романтической фантастики «Вечеров на хуторе близ Диканьки» обратиться к современной реальной действительности привели его к мысли о создании комедии. Свидетельства об этом восходят к концу 1832 г. (письмо П. А. Плетнева В. А. Жуковскому от 8 декабря 1832 г.). А 20 февраля 1833 г. и сам автор сообщает М. Н. Погодину:

Читайте также:
Роль смеха в комедии Н.В. Гоголя Ревизор: сочинение

«Я не писал тебе: я помешался на комедии. Она, когда я был в Москве, в дороге [Гоголь возвратился в Петербург 30 октября 1832 г.– А. С.], и когда я приехал сюда, не выходила из головы моей, но до сих пор я ничего не написал. Уже и сюжет было на днях начал составляться, уже и заглавие написалось на белой толстой тетради:

«Владимир 3-й степени», и сколько злости! смеху! соли. Но вдруг остановился, увидевши, что перо так и толкается об такие места, которые цензура ни за что не пропустит. А что из того, когда пьеса не будет играться? Драма живет только на сцене. Без нее она как душа без тела. Какой же мастер понесет напоказ народу неоконченное произведение? Мне больше ничего не остается, как выдумать сюжет самый невинный, которым даже квартальный не мог бы обидеться. Но что комедия без правды и злости! Итак, за комедию не могу приняться» См.: Храпченко М.Б. Николай Гоголь: Литературный путь: Величие писателя. – М., 1984. – С. 168 – 169.. Это свидетельство Гоголя говорит о многом. Здесь с большой силой сформулированы передовые идеи театральной эстетики Гоголя и раскрыта идейная направленность его драматургии. «Правда» и «злость», т. е. реализм и смелая, беспощадная критика,– вот идейно-художественный закон комедии. Без этого она не имеет смысла. Комедия Гоголя должна была удовлетворять этим требованиям. Ее критическая направленность выходила далеко за рамки цензурно-допустимого. Задуманная комедия должна была стать ярким образцом критического реализма. Сюжет давал для этого полную возможность: герой любыми средствами добивается награждения орденом, но терпит неудачу из-за происков таких же честолюбцев, как он сам, и сходит с ума, воображая себя Владимиром третьей степени. Гоголь наносил удар по главным порокам бюрократической системы того времени. Написанные части несостоявшейся комедии («Утро делового человека», «Тяжба», «Лакейская», «Отрывок») подтверждают такой характер гоголевского замысла.

В поисках сюжета, на который не мог бы обидеться и квартальный, Гоголь обращается к замыслу комедии на семейно-бытовую тему. В 1833 г. он начинает писать «Женитьбу» (первоначальное заглавие — «Женихи»). Через ряд промежуточных редакций Гоголь лишь в 1841 г. приходит к окончательному варианту комедии, увидевшей свет в 1842 г. В последней редакции пьесы Гоголь не только изменяет те или иные стороны содержания (например, первоначально действие происходило в помещичьей усадьбе и замуж стремилась выйти помещица), но, что важнее, в соответствии с развитием своих эстетических взглядов освобождает комедию от элементов водевиля, от приемов внешнего комизма. «Женитьба» становится социальной комедией из купеческо-чиновничьей жизни. В сюжете о сватовстве различающихся между собой по характеру и положению женихов к купеческой дочке комедиограф осмеивает застойность, примитивность быта изображаемой среды, убожество духовного мира людей этого круга. С большой силой Гоголь показал характерное для этой среды опошление любви и брака, столь поэтически изображенных им в повестях из народной жизни («Вечера на хуторе близ Диканьки»). Гротескно заостряя обрисовку характеров и неожиданную развязку (бегство жениха в последнюю минуту через окно), Гоголь дает своей комедии подзаголовок «Совершенно невероятное событие в двух действиях». Но это только характерное для комического писателя средство подчеркнуть жизненную достоверность своего произведения. Реализм «Женитьбы» противостоял условности тех мелодрам и водевилей, на засилье которых в репертуаре русского театра сетовал Гоголь.

В истории жанра семейно-бытовой комедии «Женитьбе» принадлежит важное место. Великий талант комического писателя позволил Гоголю развить и обогатить традиции русской комедии, уже обращавшейся к купеческому быту. Дальнейшее развитие жанровые особенности такой комедии нашли в драматургии А. Н. Островского. В первой же его комедии «Свои люди — сочтемся» читатель встретился и с купеческой дочкой, мечтающей о «благородном» женихе, и со свахой — непременной участницей брачной сделки.

В первоначальных набросках «Женитьбы» (1833) действие происходило в деревне, в помещичьей среде. Ни Подколесина, ни Кочкарева в раннем тексте не было. Затем действие было перенесено в Петербург и появились петербургские персонажи Подколесин и Кочкарев. В.Г.Белинский так определил сущность окончательной редакции этой комедии: «Женитьба» Гоголя – не грубый фарс, а исполненная истины и художественно воспроизведённая картина нравов петербургского общества средней руки» Белинский В.Г. Полн. собр. соч. в 13 т. – М., 1959. – Т.5, С.333.

Это не столичный Петербург Невского проспекта, Миллионной улицы и Английской набережной, это Петербург провинциальный – Московской части, Песков, Шестилавочной, Мыльных переулков, одноэтажных деревянных домиков с палисадниками.

Комедия построена на парадоксе: всё вертится вокруг женитьбы, но никто не влюблён, в комедии и в помине нет любви. Женитьба – это предприятие, коммерческое дело. Такое отношение к женитьбе знакомо Ивану Фёдоровичу Шпоньке: «…То вдруг снилось ему, что жена вовсе не человек, а какая-то шерстяная материя; что он в Могилёве приходит в лавку к купцу. «Какой прикажете материи? – говорит купец. «Вы возьмите жены, это самая модная материя! Очень добротная! Из неё все теперь шьют себе сюртуки». Купец меряет и режет жену. Иван Фёдорович берёт под мышку, идёт к… портному» Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений: В 14 т. – М., Л., 1939. – Т. 1. – С. 320..

Читайте также:
Образ, характер, характеристика чиновника: сочинение

Вся нелепость женитьбы как сделки, обнажённо показанная во сне Ивана Фёдоровича, стала главной темой комедии Гоголя. Обличая пошлость петербургских мещан, Гоголь-драматург расширял круг социальных наблюдений и зарисовок, сделанных им в украинских и петербургских повестях. Образ мыслей и чувств, сам строй речи персонажей вводит читателя в ограниченный мир столичных существователей, недалеко ушедших в своём развитии от миргородских обывателей. И вместе с тем за образами купеческой дочери Агафьи Тихоновны, её тётки Арины Пантелеймоновны, свахи Фёклы Ивановны, гостинодворца Старикова и четырёх женихов возникает образ Петербурга 30-х годов с мелочными лавочками на Вознесенском проспекте, с пивными погребами, с огородами на Выборгской стороне, с извозчиками, которые за гривенник везут через весь город.

«Женитьба», конечно, выходит далеко за пределы петербургского быта. В этой сатирической комедии, как и в других своих произведениях, Гоголь стремился представить читателю всю Русь, во всех её подробностях.

Особое внимание Гоголя к «Женитьбе» можно объяснить именно тем, что он видел уже в замысле пьесы возможность широкого социального обобщения, – это можно проследить даже по черновым её вариантам. Задумывая «Владимира 3-ей степени» Гоголь пишет, что «в комедии этой будет много «соли и злости». «Злость» эта не испарилась при переходе к «Женихам», а, наоборот, возросла.

Если во «Владимире 3-ей степени», в отколовшихся от него маленьких комедиях, в «Ревизоре» Гоголь был озабочен общественным лицом своих персонажей, то в «Женитьбе», единственной в этом смысле гоголевской комедии, речь идёт о делах личных, об интимном мире людей, об устройстве их собственной судьбы. Чиновники и помещики, купцы и дворяне представлены здесь просто людьми, обнажившими свои самые сокровенные чувства.

Ничего особенно не изменилось из-за того, что действие, которое во «Владимире 3-ей степени» должно было разворачиваться в Петербурге, перенесено в «Женитьбе» в деревню – сатирический накал комедии не ослабел. Галерея деревенских женихов Агафьи Тихоновны – яркая сатира на тогдашнее общество. В основном нарисованные теми же красками, что и в окончательной редакции, все они: и Яичница (звавшийся одно время Горшком), и Онучин (впоследствии Анучин), и Жевакин, и заика Пантелеев (оставшийся потом только в рассказах Фёклы) – все они добровольные рабы пошлости, лишённые даже личных добродетелей.

Каждый раз, когда дело доходит до анализа «Женитьбы», возникают мысли о сатирическом накале, связанном только с обличениями должностных лиц. Эта пьеса ставится, как правило, ниже «Ревизора» и неосуществлённого замысла «Владимира 3-ей степени», потому что там персонажи раскрываются в общественных проявлениях, здесь же – в домашней обстановке. Казалось бы, человек показан Гоголем «на дому», вне его социальных связей, но, тем не менее, он раскрывается как социальная единица – в этом сатирический укол «Женитьбы».

Исключённые из сферы служебных интересов, Подколёсин и другие женихи Агафьи Тихоновны могли показать обычные индивидуальные человеческие черты характера. Но ни на минуту не перестаёт Яичница быть толстым и грубым экзекутором, пугающим подчинённых своим отработанным басом. Ни на секунду не забывает Подколёсин, что он надворный советник, что даже цвет фрака у него не такой, как у титулярной мелюзги.

Сила этой комедии ещё и в том, что Гоголь показал тесную взаимосвязь между личным бытом и общественным бытием, показал, как формируется нравственный облик людей, которые являются опорой самодержавно-бюрократической России.

Сатирический прицел “Женитьбы” ощущается с первых реплик комедии, потому что лежащий дома на диване Подколесин – тот же самый Подколесин, который завтра утром будет принимать подчиненных. В комнате только двое – он и Степан, стоящий около лежащего барина. Не услышать ответов Степана невозможно. И все же Подколесин то и дело переспрашивает слугу: «Что ты говоришь?». И тот, не удивляясь и не раздражаясь, тупо повторяет все сначала.

Подколесин. А у портного был?

Подколесин. …И много уже нашил.

Степан. Да, уж довольно, начал уж петли метать…

Подколесин. Что ты говоришь?

Степан. Говорю, начал уж петли метать.

Диалог продолжается. Еще два-три вопроса-ответа, и снова слугу обрывает брюзгливо-барственное:

«Что ты говоришь?

Степан. Да, фраков у него много висит.

Подколесин. Однако ж, ведь сукно-то на них будет, чай похуже, чем на моем?

Степан. Да, это будет поприглядистее, что на вашем.

Подколесин. Что ты говоришь?

Степан. Говорю: это поприглядистее, что на вашем…» Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений: В 14 т. – М., Л., 1939. – Т. 3. – С. 62.

Зачем, казалось бы, Подколесину, который ни с кем другим, кроме Степана, не проявляет тугоухости, без конца переспрашивать слугу? А затем, что Подколесин именно так ведет себя в должности, изображая, что не понимает объяснений младшего чина.

Все гоголевские комедии, несмотря на разность их содержания, построены по одному творческому плану, выражающему точку зрения писателя на место и значение сатиры в жизни общества. Сатира, считал он, должна вскрывать страшные язвы, среди которых самые опасные – отсутствие у людей обыкновенных, искренних чувств и разрушение чувства долга. В «Женитьбе» нет ни любви, ни чувства долга – эту мысль Гоголь настойчиво подчеркивал. Так, например, в одном из первых вариантов пьесы Фекла, обращаясь к Подколесину, говорила: «Скоро совсем не будешь годиться для супружеского долга». Незначительное, на первый взгляд, изменение претерпевает эта фраза в окончательной редакции: «Скоро совсем не будешь годиться для супружеского дела» Там же. С.85.. Для «дела» Подколесин не будет годиться со временем, а для долга он не годится уже сейчас.

Читайте также:
Расскажите о судьбе «маленького человека» и общее значение этого определения в повести Николая Гоголя «Шинель»: сочинение

Анализ комедии «Ревизор» Гоголя для читательского дневника

Перефразируя крылатые слова Н. В. Гоголя из «Мертвых душ», можно сказать: «Какой русский не знает «Ревизора»! С момента создания эта бессмертная комедия, увы, не потеряла актуальности. Те язвы общественной жизни, что так остро и зло высмеял великий писатель, имеют место и в нынешнее время. Краткое содержание «Ревизора» для читательского дневника позволяет лучше вникнуть в произведение и понять его смысл.

  1. Ключевые характеристики
  2. История создания
  3. Сообщение о надвигающейся проверке
  4. Оплошность персонажей
  5. В доме городничего
  6. Меры предосторожности
  7. Легкие деньги
  8. Раскрытие обмана
  9. Немая сцена
  10. Отзывы читателей

Ключевые характеристики

Работая над пьесой, Гоголь представлял ее, как «общественную комедию», затрагивающую актуальные проблемы жизни общества и государства. Ведь персонажи истории о мнимом ревизоре не частные лица. Они чиновники, представители власти, поэтому события, связанные с ними, захватывают много людей различных сословий. Это делает творение Гоголя подлинно народной комедией. В «Ревизоре» органичным образом переплетаются и юмор, и сатира. Драматург в каких-то эпизодах незлобно подсмеивается над своими героями.

Например, уже с самого начала пьесы автор всю мощь своего сатирического таланта обрушивает на власть имущих, на администрацию городка, где застревает Хлестаков. В то же время образы молодого, легкомысленного героя, жены и дочери городничего Гоголь описывает по большей части с юмором. При всей гротескности «Ревизор» является великим произведением критического реализма, главный принцип которого состоит в том, чтобы показать «типичного героя в типичных обстоятельствах». Используя этот метод, Гоголь:

  • смог поднять животрепещущие вопросы общественной жизни;
  • сумел так узнаваемо показать действительность;
  • продемонстрировал, что зритель безоговорочно верит в реальность происходящего на сцене.

Ощущая порочность существующих порядков, автор и сам понимает необходимость перемен. Это можно четко заметить, изучив краткое содержание «Ревизора» Гоголя для читательского дневника.

История создания

Работа над «Ревизором» началась осенью 1835 года. По легенде сюжет комедии Гоголю подсказал Пушкин. Он рассказал историю про человека, оказавшегося в незнакомом городе, где местные власти по ошибке приняли его за ревизора. Высоко ценивший талант своего молодого приятеля Пушкин не сомневался, что Гоголь сумеет написать остросатирическую, злободневную комедию. Александр Сергеевич всячески подбадривал драматурга, особенно в момент, когда тот хотел бросить начатую работу, и с нетерпением ждал ее завершения.

В начале декабря 1835 года Гоголь закончил пьесу. 18 января 1836 года впервые прочитал ее среди друзей и знакомых на вечере в доме поэта Жуковского. Премьера спектакля состоялась в Петербурге на сцене Александринского театра 1 мая 1836 года. Комедия возмутила и насторожила своей «неблагонадежностью». Над ней нависла угроза запрета. Лишь благодаря усилиям Жуковского и других друзей Гоголя этого не произошло.

Сообщение о надвигающейся проверке

Действие в «Ревизоре» начинается с того, что чиновники мелкого, уездного городка, от которого «хоть три дня скачи, ни до какого государства не доедешь», пребывают в большом волнении. Городничий спешит сообщить новость, что к ним в скором времени должен приехать ревизор. Им есть о чем волноваться, ведь они погрязли в проблемах:

  • коррупции;
  • взяточничестве;
  • казнокрадстве;
  • мошенничестве.

Собравшиеся у городничего строят догадки о причинах свалившейся на них напасти и с тревогой думают о будущих неприятностях.

Чтобы как-то прикрыть следы воровства и махинаций, городничий раздает подчиненным всяческие указания. Например, попечителю «богоугодных» заведений он приказывает сделать уборку в больничных палатах и переодеть пациентов в чистое белье, городскому судье — не сушить над рабочим столом охотничий арапник. Сам герой, желая узнать, нет ли какого-нибудь доноса от жителей города, на почте вскрывает и просматривает исходящие письма. Попутно выясняется, что ради забавы даже почтмейстер читает чужие письма.

Все усилия чиновников направлены на обеспечение видимой благопристойности. Сами распоряжения городничего в связи с приездом ревизора пусты, не содержат ничего дельного. Они нацелены только на одно: соблюдение внешних приличий. Среди всей этой суматохи к чиновникам присоединяются местные помещики Бобчинский и Добчинский, которые рассказывают о незнакомом молодом человеке в трактире. Все решают, что он-то и есть ревизор. Городничий немедленно едет к нему.

Оплошность персонажей

Второе действие комедии переносит читателя в гостиницу, где поселился Хлестаков. Из уст слуги Осипа становится ясно, что его хозяин — никакой не ревизор. Он — мелкая чиновничья сошка, «елистратишка», по выражению подчиненного, то есть коллежский регистратор, низший гражданский чин 14-го класса в Табели о рангах Петра Первого. По пути домой Хлестаков так промотался, что даже за обед заплатить нечем.

Наконец, происходит его встреча с городничим. Оба боятся друг друга. Страх мешает последнему рассуждать здраво.

Хорошо разбирающийся в людях персонаж принимает самого мелкого чиновника за важного человека и невольно признается в своих махинациях.

В свою очередь, боязнь оказаться в тюрьме заставляет Хлестакова:

  • сбивчиво извиняться;
  • оправдываться по поводу долга;
  • жаловаться на хозяина трактира.

Напуганный поведением Хлестакова: странным, неестественным для важного чиновника, городничий предлагает деньги и радуется, что «всучил» собеседнику не 200 рублей, а 400. В дальнейшем он приглашает героя переехать в свой дом. По дороге к городничему они вдвоем «инспектируют» несколько заведений.

В доме городничего

Дома у городничего его жена Анна Андреевна с нетерпением и волнением ждет мужа и гостя. Через Добчинского она получила записку супруга, где тот на полном серьезе рассказывает об устрашающих планах ревизора и просит ее любыми способами умаслить гостя, требует приготовить ему комнату и закупить лучшего вина. Пока хозяин дома и гость едут, жена и дочь городничего спорят, какие платья лучше подойдут для такого важного события.

Читайте также:
Изображение чиновничества в комедии Н. В. Гоголя Ревизор: сочинение

Семейство городничего встречает псевдоревизора с распростертыми объятиями, с широким русским гостеприимством. Откушав прекрасного вкусного обеда, Хлестаков рассказывает байки о своей петербургской жизни. И с хорошенькими актрисами он знаком, и с Пушкиным на дружеской ноге, и сам столько сочинений написал, что даже не помнит их названий. И 35 тысяч курьеров за ним послали с просьбой принять руководство департаментом.

После того как Хлестаков отправляется отдохнуть, чиновники в страхе покидают дом городничего. Ошеломленным возвращается из комнаты «ревизора» и сам Антон Антонович. Его жена, напротив, спокойна, никакого страха не испытывает. Вместе они стремятся разговорить Осипа, узнать побольше о нраве, привычках и общественном положении его хозяина. Уклончивые ответы слуги укрепляет мнение, что Хлестаков — очень важная персона.

Меры предосторожности

Чтобы не дать возможности жалобщикам и доносчикам встретиться с ревизором, городничий возле своего дома выставляет охрану. Чиновники долго обсуждают: что же делать. Наконец, они решаются прибегнуть к испытанному средству — взятке.

Судья Ляпкин-Тяпкин первый входит в комнату Хлестакова. От непреодолимого волнения он роняет деньги. Подняв их, последний просит дать ему в долг. После удачного похода судьи другие чиновники также вручают ему деньги якобы взаймы. От страха и тревоги они выбалтывают свои секреты. У помещика Добчинского внебрачный сын, и он просит Хлестакова помочь узаконить отцовство. Его неизменный спутник Бобчинский хочет, чтобы о нем узнали в Петербурге.

Попечитель богоугодных заведений Земляника открыто кляузничает на своих коллег: почтмейстера, судью, начальника местного училища. Эта сцена очень ярко передает страх, угодливость, низость чиновников и легкомыслие, а затем наглость Хлестакова.

Оставшись один, герой начинает понимать, что его принимают за «государственного человека» и в письме другу — журналисту Тряпичкину описывает свои приключения с тем, чтобы тот высмеял чиновников. При этом он показывает довольно неплохую проницательность. Осип уговаривает Хлестакова поскорее уехать, и тот соглашается. В это время с улицы доносится шум. Пришли купцы с жалобами и прошениями, но их не пускает пристав. Хлестаков распоряжается всех принять.

Легкие деньги

Купцы преподносят вино и сахарную голову. Так же как чиновники, они преподносят взятку на серебряном подносе, якобы давая деньги взаймы. Таким образом, они следуют правилу, принятому в обществе, которое разъедается коррупцией. Это правило хорошо выражено в поговорке: «Не подмажешь — не поедешь».

Давая Хлестакову взятку, купцы надеются, что он защитит от лихоимства городничего, который их бессовестно обманывает и обворовывает. Мнимый ревизор обещает разобраться.

В этой сцене интересно то, что купцы жалуются не на коррупционные порядки, беззаконие, творимое городничим, а лишь на то, что высший чиновник в городе перегибает палку, нарушает правила «игры».

Вслед за купцами к Хлестакову прорываются 2 женщины — слесарша (т.е. жена слесаря) Пошлепкина и унтер-офицерша (т.е. супруга унтер-офицера) Иванова. Первая жалуется, что городничий за взятку освободил от солдатчины сына купчихи Пантелеевой, а вместо него определил в рекруты ее мужа. Вторая — что городничий ее выпорол за драку на базаре, в которой она не участвовала. Хлестаков нетерпеливо выпроваживает обеих просительниц. За ними к псевдоревизору пытаются попасть еще немало народа, но утомленный Хлестаков велит Осипу гнать всех прочь.

Раскрытие обмана

Когда до раскрытия обмана остается всего ничего, Хлестаков начинает неожиданно флиртовать с дочкой городничего. Он признается Марье Антоновне в любви и встает перед ней на колени. Всю эту картину застаёт жена городничего, которая изъявляет гнев. Женщина просит дочь уйти. Хлестаков присматривается к матушке Марьи Антоновны и приходит к выводу, что она также выглядит неплохо. Испытывая восхищение перед её красотой, он снова встает на колени. Персонаж пытается убедить Анну Андреевну в искренности своих чувств и уговаривает выйти за него замуж, не обращая внимания, что у неё уже есть супруг.

Женщина не успевает ответить, как в помещение врывается её дочь. Чтобы избежать неловкой ситуации, герой пытается просить её руки у матери. Тут появляется городничий, который явно взволнован. Он сообщает, что купцы намерены обмануть его, а потому не заслуживают доверия. Анна Андреевна пытается вставить слово и, наконец, сообщает присутствующим, что Хлестаков желает обвенчаться с её дочерью. Муж женщины спешит благословить молодых, явно впечатленный такой новостью.

Заходит Осип, чтобы сказать, что лошади уже поданы. Хлестаков пытается найти удобный предлог, чтобы как можно быстрее уехать. Напоследок он целует руку невесте и обращается к её отцу, чтобы занять денег. После этого он исчезает. Больше его никто не встречает. Семейство городничего искренне полагает, что теперь им светит жизнь в Петербурге. Анна Андреевна воображает, как у неё будет самый красивый и большой дом в столице.

Читайте также:
История жизни Чичикова (по поэме Н. В. Гоголя Мертвые души): сочинение

Антон Антонович получает поздравление. Он обязывает купцов преподнести богатые подарки, т. к. скоро его дочь должна выйти замуж. Чиновники просят его, чтобы после переезда тот не забывал про них. Городничий торжественно клянётся помогать им в меру своих возможностей. Супруга его прерывает, сообщая, что в столице им некогда будет заниматься всеми этими вопросами.

Тут появляется почтальон, держащий в руках распечатанный конверт. Тут и выясняется, что Хлестаков был никаким не ревизором. Поначалу письмо читают чиновники, после чего его передают знакомому журналисту. Тот зачитывает для них все неприятные подробности этого известия.

Немая сцена

Всех охватывает злость, особенно городничего, который боится, что его вставят в какую-нибудь комедию. Он было приказывает «воротить, воротить» обманувшего его Хлестакова. Но это невозможно: ему дали лучших лошадей.

Собравшиеся начинают выяснять, как можно было принять «вертопраха» за ревизора — не иначе бог отнял разум или черт попутал. И виноватыми в этом оказывается неразлучная парочка: Бобчинский и Добчинский. Ведь именно они принесли весть о ревизоре.

Немая сцена имеет символическое значение. В сообщении жандарма о приезде настоящего ревизора звучит мотив возмездия. По убеждению Гоголя, все лжецы, взяточники, казнокрады, мошенники будут наказаны не только в земной, но и в загробной жизни, поэтому-то слова жандарма производят такой эффект, что действующие лица комедии теряют дар речи, столбенеют. Для городничего известие о приезде ревизора, по замечанию драматурга, «больше, чем громовой удар, и положение становится истинно трагическим».

Отзывы читателей

Любимое произведение! Читала в 8 классе «Ревизор» с удовольствием. Несмотря на то что герои достаточно карикатурные, мне кажется, что автор не так уж далек от истины, используя именно эти образы в произведении.

Такое чувство, что большая часть перечисленных персонажей — обманщики и взяточники, помешанные на собственной выгоде. Самыми интересными, по-моему, являются Бобчинский и Добчинский.

Честно говоря, когда начинал читать впервые, с трудом заставлял себя это делать. Повествование казалось скучным. Постепенно после прочтения половины произведения стал появляться интерес. Я всё никак не мог дождаться, когда обнаружится правда. Немая сцена под конец книги — самая интересная.

1.1 История создания пьесы «Женитьба»

Театральные интересы занимали большое место в жизни Н. В. Гоголя. Неудивительно, что первые же попытки писателя от романтической фантастики «Вечеров на хуторе близ Диканьки» обратиться к современной реальной действительности привели его к мысли о создании комедии. Свидетельства об этом восходят к концу 1832 г. (письмо П. А. Плетнева В. А. Жуковскому от 8 декабря 1832 г.). А 20 февраля 1833 г. и сам автор сообщает М. Н. Погодину:

«Я не писал тебе: я помешался на комедии. Она, когда я был в Москве, в дороге [Гоголь возвратился в Петербург 30 октября 1832 г.– А. С.], и когда я приехал сюда, не выходила из головы моей, но до сих пор я ничего не написал. Уже и сюжет было на днях начал составляться, уже и заглавие написалось на белой толстой тетради:

«Владимир 3-й степени», и сколько злости! смеху! соли. Но вдруг остановился, увидевши, что перо так и толкается об такие места, которые цензура ни за что не пропустит. А что из того, когда пьеса не будет играться? Драма живет только на сцене. Без нее она как душа без тела. Какой же мастер понесет напоказ народу неоконченное произведение? Мне больше ничего не остается, как выдумать сюжет самый невинный, которым даже квартальный не мог бы обидеться. Но что комедия без правды и злости! Итак, за комедию не могу приняться» См.: Храпченко М.Б. Николай Гоголь: Литературный путь: Величие писателя. – М., 1984. – С. 168 – 169.. Это свидетельство Гоголя говорит о многом. Здесь с большой силой сформулированы передовые идеи театральной эстетики Гоголя и раскрыта идейная направленность его драматургии. «Правда» и «злость», т. е. реализм и смелая, беспощадная критика,– вот идейно-художественный закон комедии. Без этого она не имеет смысла. Комедия Гоголя должна была удовлетворять этим требованиям. Ее критическая направленность выходила далеко за рамки цензурно-допустимого. Задуманная комедия должна была стать ярким образцом критического реализма. Сюжет давал для этого полную возможность: герой любыми средствами добивается награждения орденом, но терпит неудачу из-за происков таких же честолюбцев, как он сам, и сходит с ума, воображая себя Владимиром третьей степени. Гоголь наносил удар по главным порокам бюрократической системы того времени. Написанные части несостоявшейся комедии («Утро делового человека», «Тяжба», «Лакейская», «Отрывок») подтверждают такой характер гоголевского замысла.

В поисках сюжета, на который не мог бы обидеться и квартальный, Гоголь обращается к замыслу комедии на семейно-бытовую тему. В 1833 г. он начинает писать «Женитьбу» (первоначальное заглавие — «Женихи»). Через ряд промежуточных редакций Гоголь лишь в 1841 г. приходит к окончательному варианту комедии, увидевшей свет в 1842 г. В последней редакции пьесы Гоголь не только изменяет те или иные стороны содержания (например, первоначально действие происходило в помещичьей усадьбе и замуж стремилась выйти помещица), но, что важнее, в соответствии с развитием своих эстетических взглядов освобождает комедию от элементов водевиля, от приемов внешнего комизма. «Женитьба» становится социальной комедией из купеческо-чиновничьей жизни. В сюжете о сватовстве различающихся между собой по характеру и положению женихов к купеческой дочке комедиограф осмеивает застойность, примитивность быта изображаемой среды, убожество духовного мира людей этого круга. С большой силой Гоголь показал характерное для этой среды опошление любви и брака, столь поэтически изображенных им в повестях из народной жизни («Вечера на хуторе близ Диканьки»). Гротескно заостряя обрисовку характеров и неожиданную развязку (бегство жениха в последнюю минуту через окно), Гоголь дает своей комедии подзаголовок «Совершенно невероятное событие в двух действиях». Но это только характерное для комического писателя средство подчеркнуть жизненную достоверность своего произведения. Реализм «Женитьбы» противостоял условности тех мелодрам и водевилей, на засилье которых в репертуаре русского театра сетовал Гоголь.

Читайте также:
Как относится автор к Андрию: сочинение

В истории жанра семейно-бытовой комедии «Женитьбе» принадлежит важное место. Великий талант комического писателя позволил Гоголю развить и обогатить традиции русской комедии, уже обращавшейся к купеческому быту. Дальнейшее развитие жанровые особенности такой комедии нашли в драматургии А. Н. Островского. В первой же его комедии «Свои люди — сочтемся» читатель встретился и с купеческой дочкой, мечтающей о «благородном» женихе, и со свахой — непременной участницей брачной сделки.

В первоначальных набросках «Женитьбы» (1833) действие происходило в деревне, в помещичьей среде. Ни Подколесина, ни Кочкарева в раннем тексте не было. Затем действие было перенесено в Петербург и появились петербургские персонажи Подколесин и Кочкарев. В.Г.Белинский так определил сущность окончательной редакции этой комедии: «Женитьба» Гоголя – не грубый фарс, а исполненная истины и художественно воспроизведённая картина нравов петербургского общества средней руки» Белинский В.Г. Полн. собр. соч. в 13 т. – М., 1959. – Т.5, С.333.

Это не столичный Петербург Невского проспекта, Миллионной улицы и Английской набережной, это Петербург провинциальный – Московской части, Песков, Шестилавочной, Мыльных переулков, одноэтажных деревянных домиков с палисадниками.

Комедия построена на парадоксе: всё вертится вокруг женитьбы, но никто не влюблён, в комедии и в помине нет любви. Женитьба – это предприятие, коммерческое дело. Такое отношение к женитьбе знакомо Ивану Фёдоровичу Шпоньке: «…То вдруг снилось ему, что жена вовсе не человек, а какая-то шерстяная материя; что он в Могилёве приходит в лавку к купцу. «Какой прикажете материи? – говорит купец. «Вы возьмите жены, это самая модная материя! Очень добротная! Из неё все теперь шьют себе сюртуки». Купец меряет и режет жену. Иван Фёдорович берёт под мышку, идёт к… портному» Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений: В 14 т. – М., Л., 1939. – Т. 1. – С. 320..

Вся нелепость женитьбы как сделки, обнажённо показанная во сне Ивана Фёдоровича, стала главной темой комедии Гоголя. Обличая пошлость петербургских мещан, Гоголь-драматург расширял круг социальных наблюдений и зарисовок, сделанных им в украинских и петербургских повестях. Образ мыслей и чувств, сам строй речи персонажей вводит читателя в ограниченный мир столичных существователей, недалеко ушедших в своём развитии от миргородских обывателей. И вместе с тем за образами купеческой дочери Агафьи Тихоновны, её тётки Арины Пантелеймоновны, свахи Фёклы Ивановны, гостинодворца Старикова и четырёх женихов возникает образ Петербурга 30-х годов с мелочными лавочками на Вознесенском проспекте, с пивными погребами, с огородами на Выборгской стороне, с извозчиками, которые за гривенник везут через весь город.

«Женитьба», конечно, выходит далеко за пределы петербургского быта. В этой сатирической комедии, как и в других своих произведениях, Гоголь стремился представить читателю всю Русь, во всех её подробностях.

Особое внимание Гоголя к «Женитьбе» можно объяснить именно тем, что он видел уже в замысле пьесы возможность широкого социального обобщения, – это можно проследить даже по черновым её вариантам. Задумывая «Владимира 3-ей степени» Гоголь пишет, что «в комедии этой будет много «соли и злости». «Злость» эта не испарилась при переходе к «Женихам», а, наоборот, возросла.

Если во «Владимире 3-ей степени», в отколовшихся от него маленьких комедиях, в «Ревизоре» Гоголь был озабочен общественным лицом своих персонажей, то в «Женитьбе», единственной в этом смысле гоголевской комедии, речь идёт о делах личных, об интимном мире людей, об устройстве их собственной судьбы. Чиновники и помещики, купцы и дворяне представлены здесь просто людьми, обнажившими свои самые сокровенные чувства.

Ничего особенно не изменилось из-за того, что действие, которое во «Владимире 3-ей степени» должно было разворачиваться в Петербурге, перенесено в «Женитьбе» в деревню – сатирический накал комедии не ослабел. Галерея деревенских женихов Агафьи Тихоновны – яркая сатира на тогдашнее общество. В основном нарисованные теми же красками, что и в окончательной редакции, все они: и Яичница (звавшийся одно время Горшком), и Онучин (впоследствии Анучин), и Жевакин, и заика Пантелеев (оставшийся потом только в рассказах Фёклы) – все они добровольные рабы пошлости, лишённые даже личных добродетелей.

Каждый раз, когда дело доходит до анализа «Женитьбы», возникают мысли о сатирическом накале, связанном только с обличениями должностных лиц. Эта пьеса ставится, как правило, ниже «Ревизора» и неосуществлённого замысла «Владимира 3-ей степени», потому что там персонажи раскрываются в общественных проявлениях, здесь же – в домашней обстановке. Казалось бы, человек показан Гоголем «на дому», вне его социальных связей, но, тем не менее, он раскрывается как социальная единица – в этом сатирический укол «Женитьбы».

Читайте также:
Разлад «мечты и действительности» в петербургских повестях Николая Гоголя: сочинение

Исключённые из сферы служебных интересов, Подколёсин и другие женихи Агафьи Тихоновны могли показать обычные индивидуальные человеческие черты характера. Но ни на минуту не перестаёт Яичница быть толстым и грубым экзекутором, пугающим подчинённых своим отработанным басом. Ни на секунду не забывает Подколёсин, что он надворный советник, что даже цвет фрака у него не такой, как у титулярной мелюзги.

Сила этой комедии ещё и в том, что Гоголь показал тесную взаимосвязь между личным бытом и общественным бытием, показал, как формируется нравственный облик людей, которые являются опорой самодержавно-бюрократической России.

Сатирический прицел “Женитьбы” ощущается с первых реплик комедии, потому что лежащий дома на диване Подколесин – тот же самый Подколесин, который завтра утром будет принимать подчиненных. В комнате только двое – он и Степан, стоящий около лежащего барина. Не услышать ответов Степана невозможно. И все же Подколесин то и дело переспрашивает слугу: «Что ты говоришь?». И тот, не удивляясь и не раздражаясь, тупо повторяет все сначала.

Подколесин. А у портного был?

Подколесин. …И много уже нашил.

Степан. Да, уж довольно, начал уж петли метать…

Подколесин. Что ты говоришь?

Степан. Говорю, начал уж петли метать.

Диалог продолжается. Еще два-три вопроса-ответа, и снова слугу обрывает брюзгливо-барственное:

«Что ты говоришь?

Степан. Да, фраков у него много висит.

Подколесин. Однако ж, ведь сукно-то на них будет, чай похуже, чем на моем?

Степан. Да, это будет поприглядистее, что на вашем.

Подколесин. Что ты говоришь?

Степан. Говорю: это поприглядистее, что на вашем…» Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений: В 14 т. – М., Л., 1939. – Т. 3. – С. 62.

Зачем, казалось бы, Подколесину, который ни с кем другим, кроме Степана, не проявляет тугоухости, без конца переспрашивать слугу? А затем, что Подколесин именно так ведет себя в должности, изображая, что не понимает объяснений младшего чина.

Все гоголевские комедии, несмотря на разность их содержания, построены по одному творческому плану, выражающему точку зрения писателя на место и значение сатиры в жизни общества. Сатира, считал он, должна вскрывать страшные язвы, среди которых самые опасные – отсутствие у людей обыкновенных, искренних чувств и разрушение чувства долга. В «Женитьбе» нет ни любви, ни чувства долга – эту мысль Гоголь настойчиво подчеркивал. Так, например, в одном из первых вариантов пьесы Фекла, обращаясь к Подколесину, говорила: «Скоро совсем не будешь годиться для супружеского долга». Незначительное, на первый взгляд, изменение претерпевает эта фраза в окончательной редакции: «Скоро совсем не будешь годиться для супружеского дела» Там же. С.85.. Для «дела» Подколесин не будет годиться со временем, а для долга он не годится уже сейчас.

“Творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни”. (В. Белинский о поэме Гоголя “Мертвые души”)

Как много у нас того, что нужно глубоко
Ценить и на что взглянуть озаренными глазами.
Н. В. Гоголь
Русская классическая литература – литература оригинальная, самобытная. Оригинальность ее состоит прежде всего в том, что она ставила и разрешала острые социальные и моральные проблемы, исключительно важные именно для русского общества.
Таким неподражаемо самобытным произведениям русской литературы стала поэма Н. В. Гоголя “Мертвые души”. Своеобразие этого произведения заключалось в попытке соединить грандиозный размах

Нищие духом, они не способны на подлинное проявление творческой энергии.
Угасание человеческого привилегированной среде выражается не только в духовном оскудении, но и в моральной деградации. Выключенные из сферы полезной человеческой деятельности, живущие своими узкими, ограниченными интересами, маниловы, коробочки, собакевичи и Плюшкины выступают носителями отсталости и инерции, неподвижности и творческой немощи.
Один за другим, на мой взгляд, каждый духовно ничтожнее предшествующего, следует в поэме владельцы усадеб. Их чередование страшное эскалация выветривания, огрубления, омертвения человечности, любви к Родине.
Если Манилов несет в себе еще какие-то проблески человечности (“голубое” прекраснодушие, сентиментальную мечтательность, желание “следить какую-нибудь этакую науку”), то коробочка полностью погрязла в тине бытовых мелочей, и все ее интересы сосредоточились на выгодах от продажи изделий собственного хозяйства. А Ноздрев, отчаянный мот и кутила, в сравнении с коробочкой страшный враг, опустошитель и разоритель хозяйства. Собакевич, вероятно, более хорош для крепостных, чем все другие помещики, но лишь из собственной выгоды.

Этот законченный мошенник, человеконенавистник знает, что совершенно разоренные, обнищавшие крестьяне уже не способны приносить доход. В Плюшкине душевное очерствение, так свойственное Коробочке, Ноздреву и Собакевичу, превратилось в форму нравственного и физического вырождения. “А! заплатанной, заплатанной!” – вскрикнул мужик. Было им прибавлено и существительное к слову “заплатанной”, очень удачное, но не употребительное в светском разговоре, а потому мы его пропустим.

Впрочем, можно догадаться, что оно было выражено очень метко, потому что Чичиков, хотя мужик давно уже пропал из виду и много уехали вперед, однако ж все еще усмехался, сидя в бричке. Выражается сильно российский народ. ”
На мой взгляд, в общий идейный замысел поэмы органически входит и образ Чичикова. Сформировавшийся вне дворянской усадьбы, Чичиков развертывает активную деятельность в сфере буржуазно-коммерческого предпринимательства. Стремясь накопить деньги, приобрести капитал, он проявляет бурную энергию.

Читайте также:
Визит Чичикова к одному из помещиков. (По поэме Н. В. Гоголя Мертвые души): сочинение

В отличие от маниловых и коробочек, Чичиков не страдает особой приверженностью к неподвижности и инерции. Настойчиво проявляя громадную изобретательность, он действует в любой обстановке, в условиях.
Ho, конечно, не Чичиков воплощает “ту удалую, полную силы национальность”, о которой писал Белинский и которая противостоит “мертвым душам”. Ta нравственная деградация, которая составляет неотъемлемую особенность обитателей, в полной мере характеризует и Чичикова – героя “нового” склада. Глубокая отчужденность от больших интересов нации, проблем России столь же ясно проявляется в образе Чичикова, как и в образах помещиков.

Недаром этого нового героя русской действительности Гоголь назвал не только “хозяином”, “приобретателем”, но и заклеймил его именем “подлеца”.
He оставляет без внимания Н. В. Гоголь и вопрос о взаимоотношении губернской власти и народа. Это извечный больной вопрос в России. Губернские чиновники мало чем отличаются от уездного чиновничества. Они также живут и действуют тесной корпорацией, охраняющей выгоды и благополучие каждого ее члена. “Они жили между собою в ладу, – пишет Гоголь, – …все было очень семейственно”.

He гражданский долг, не благо государства, а личный интерес, собственное благо были жизненными принципами чиновников. Ярко обрисован образ наглого хапуги – Ивана Антоновича, чиновника “крепостной экспедиции”, в совершенстве знающего приемы получения взяток. Возглавлял эту корпорацию губернатор, “имевший Анну на шее” и ожидавший дальнейших награждений, но человек безличный и пустой, находивший удовольствие в вышивании по тюлю. Полицеймейстер, оказывается, “успел приобресть совершенную народность”.

Правда, Гоголь тут же разъясняет смысл своей иронии: полицеймейстер завоевал популярность среди купцов тем, что прикрывал их темные делишки. Хотя он “и возьмет, – говорили купцы, но зато уж никак тебя не выдаст”. Таковы государственные мужи России.
Размышляя над поэмой, приходишь к выводу: деятельность чиновников и состояние помещичьего класса тесно между собой связаны. Как помещики, так и чиновники не выполняют общественно полезной роли. Напротив, они стали социально вредными корпорациями, они обнаруживают черты антинародности, антигосударственности.

Приговор господствующим в государстве сословиям и выносит сатирическая поэма “Мертвые души”.
Такое изображение действительности было возможно потому, что гоголь ясно ощущал, какие необъятные живые силы кроются в недрах страны, в недрах русского народа. Образом ничтожных, мелочных людей – поместных владетелей, чиновников, приобретателя Чичикова, в поэме ясно противопоставлен образ великой Руси, обладающей богатырской мощью. Здесь, на мой взгляд, как раз и получает свое полное раскрытие основная идея этого “чисто русского, национального произведения”.

Заключается она в отрицании общественного застоя, духовной косности, омертвения во имя прогресса, во имя широкого развития творческих сил народа.
В “Мертвых душах” Гоголь показал то страшное воздействие, которое оказывало на народ зависимость от “хозяев”. Именно в этом плане и нужно рассматривать образы дяди Митяя и дяди Миняя, крепостного слуги Плюшкина – Прошки, девчонки Пелагеи, не умевший различать, “где право, где лево”. Все эти действующие лица поэмы несут на себе печать своего рабского состояния.

Социальная подавленность, приниженность определяют их духовную неразвитость.
Ho отрицательным чертам, выраженным в этих действующих лицах, Гоголь вовсе не придавал всеобщего значения. Народ для него вовсе не сводился к Петрушке и Селифану, дяде Митяю и к дяде Миняю. Писатель необычайно высоко оценивал природную талантливость русского крестьянина, его бойкий, живой ум, острую наблюдательность.
Гоголь набрасывает выразительный портрет беглеца Аба-кума Фырова, жаждущего вольной жизни. “Абакум Фыров! Ты, брат, что? Где, в каких местах шатаешься? Занесло ли тебя на Волгу, и возлюбил ты вольную жизнь, приставши к бурлакам. ”
Мысль о свободе, к которой стремится Абакум Фыров, которая волнует многих русских людей, является естественным и необходимым выводом из эпизодов, рисующих народную Россию. Ho мысль эта была одновременно и итогом изображения поместных хозяев.
Да, неспокойно в крепостническом государстве. Полна скрытой жизни и внутренних сил Русь “с другого боку”, и неизвестно, чем обернется “разгул широкой жизни народной”. Ho не видят этого равнодушные очи помещиков и правителей, занятых своими мелкими интересами, чуждых истинной любви к Родине, отмахивающихся от патриотов советами “искать самим себе средств”. Ну, что ж, Россия найдет средства сдвинуть с места свою бедную, бесприютную жизнь.

Гоголь не знает, какие это будут средства, и вряд ли подразумевает что-либо вроде повсеместного крестьянского восстания и тем более не средства буржуазного преуспевания. Писатель не знал, не видел реальных способов преодоления противоречия между состоянием подавленности страны и взлетом национального гения, расцветом России. Идеал его неясен ему самому. Ho он есть, он выражен в поэме, он ее завершает. “Русь, куда ж несешься ты?

Дай ответ. He дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик, гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть па земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства”.
Мне кажется, что в своем обличении социального зла Гоголь объективно отражал протест широких слоев народа против общественной несправедливости. Именно на этой почве вырастала ого сатира, пригвождавшая к позорному столбу “хозяев жизни”, чиновных правителей, “рыцарей наживы”. Ho своему освещению общественной жизни “Мертвые души” были произведением, имевшим объективно революционный смысл.
Наверно, поэтому поэма читается с таким интересом и с такой болью и в наше трудное время. Взгляд писателя беспощадно проникает в человеческую душу, чтобы сказать нам всю правду о человеке, о России, как бы горька она ни была, чтобы мы ужаснулись, обнаружив в себе Коробочку и Ноздрева, Плюшкина и Чичикова.

Читайте также:
Город в поэме Н. В. Гоголя Мертвые души: сочинение

«Творение чисто русское национальное выхваченное из тайника народной жизни» (В.Белинский о поэме Гоголя «Мертвые души»): сочинение

Сочинения по произведениям :

Сочинения по произведениям авторов:

Сочинение 9 класс. “Мертвые души” “Творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни” (В.Г. Белинский)

Как известно, сюжет «Мертвых душ» был подсказан Гоголю Пушкиным. Сейчас мы должны быть благодарны ему за то, что он подал Гоголю эту идею. Ведь «Мертвые души» – одно из лучших произведений русской классической литературы.
Сюжет книги – покупка Чичиковым мертвых душ – достаточно удобен, поскольку позволяет автору развернуть перед нами широкую картину русской жизни. Мы знакомимся и с бытом помещиков, и с нравами уездного города, и с поведением слуг, и с бюрократической волокитой. Все это – благодаря широко развернутой деятельности Павла Ивановича Чичикова. Гоголь не случайно проводит перед нами целый ряд всех этих маниловых, наздревых, коробочек, собакевичей и плюшкиных. В многочисленных жителях города N, в помещиках, которых посещает Чичиков, собраны все отрицательные, а зачастую и отвратительные черты русского характера. Немаловажно то, что Гоголь выделяет мелкие, очень мелкие черты характеров или подробности жизненного уклада, порой сильно акцентируя на них внимание. Из этих мелочей строится нечто целостное, что мы называем «истинно русским характером».
Вот перед нами образ Манилова, «безобидного» мечтателя, пустозвона, слащавого до отвращения. Вот глупая Коробочка. Вот Собакевич, неуклюжий, угрюмый, во всем ищущий выгоду. Вот хлопотливый Ноздрев, шулер, задира, мошенник и патологический лгун. Галерею этих образов завершает Плюшкин – отвратительное скопище людских пороков, их квинтэссенция. Он жаден до крайней степени, он скуп, глуп, корыстен. Он прогнил изнутри и сам уже напоминает ту ветошь, которую тащит домой. В этих помещиках Гоголь воплотил, выставив на всеобщее обозрение, черты русского характера. Если к этим чертам добавить еще то, что свойственно самому Чичикову, то мы получим малопривлекательный портрет русского человека среднего класса: подлец, взяточник, лишенный всяких моральных устоев, лгун, вор. Продолжать перечисление можно без конца.
Но, во-первых, русский народ – это не только чиновники и помещики, а, во-вторых, и у него есть неоспоримые достоинства, к каковым не в последнюю очередь можно отнести меткость языка и остроумие. Уж когда народ награждает кого-нибудь метким словцом, то это прозвище идет из поколения в поколение, и изжить его невозможно. Гоголь непроста, отмечает эту черту, но и восхищается ей.
Есть в поэме «Мертвые души» много сцен жизни простого люда, которые так живо раскрывают характер. Особенно колоритен Селифан со своими речами, обращенными к лошадям, в частности, к «подлецу чубарому». Пьяный Селифан – олицетворение русского разгулявшегося мужика, и тем он вызывает даже симпатию, в отличие от своего барина, который производит отталкивающее впечатление и в пьяном, и в трезвом виде.
Одно из лучших мест поэмы – размышления Чичикова о жизни простого народа. Он фантазирует, но, в то же время, рассказывает нам о типичных судьбах крепостных крестьян: кто сбежал от хозяина, проворовался (воруют в России все, кто может хоть что-то урвать, от простых мужиков до высокопоставленных лиц); кто умер на тяжелой или опасной работе; кто завел лавочку; кто попал в тюрьму; кто в бурлаки подался. Эту речь автору следовало бы произнести самому. Чичикову не свойственно размышлять на столь глубокие темы. На не наше дело судить об этом. Если автор посчитал нужным вложить в уста отрицательного героя свои мысли, значит, хотел выделить их, подчеркнуть.
Еще одно характерное российское явление, показанное Гоголем, – бюрократизм. Это явление раскрывается и в эпизоде, когда Чичиков оформлял купчую на мертвые души, и в рассказе о темном прошлом главного героя. Взяточничество, кумовство, проволочки. Все это осталось неизменным и теперь, так что кажется, будто Гоголь писал о нашем времени. А дело просто в том, что это свойство русской действительности, и, как видно, не так просто его изжить.
Ярким мелочам, таким, как Куча хлама в доме Плюшкина, или мечты Манилова о «бельведере», или сплетни двух дам города N о материях и платьях, отдает Гоголь свое внимание. Из этих мелочей и вырастает общая картина, о которой говорить можно долго, но лучше один раз прочесть книгу.
И все же, на фоне безрадостной действительности, порожденной деятельностью человека, сама Родина для Гоголя – прекрасна, как «птица тройка». Она вечно несется вдаль («И какой же русский не любит быстрой езды?») Куда она несется, неизвестно, но ей уступают дорогу другие народы и государства. Гоголь написал «Мертвые души» не для того, чтобы обругать, а для того, чтобы образумить. Он, как добрый родитель, из любви к ребенку проявляющий строгость. Поэтому для Гоголя вся эта Русь с ее коробочками, ноздревыми, чичиковыми и плюшхиными остается хоть и несчастной, но «вдохновенной богом» страной.

«Творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни». В. Белинский о поэме Гоголя «Мертвые души»

Скачать сочинение

Роль Белинского в восприятии современным читателем творчества Гоголя вообще и его бессмертной поэмы в частности неоднозначна. С одной стороны, мы ценим наследие великого критика, который по его собственному выражению, “любил Гоголя до самозабвения” и умел тонко чувствовать его поэзию. Но существует и другое мнение, распространенное, главным образом, среди литературоведов и философов русского зарубежья. Эту точку зрения предельно ясно и категорично выразил известный философ послеоктябрьского периода Ильин, говоривший о вине “бескультурного Белинского”, который приклеил Гоголю-художнику “ярлык обличителя”. Действительно, читая статьи Белинского и его письма к Гоголю, мы заметим, что на взгляды критика в значительной мере оказывают влияние его политические убеждения: революционер-демократ, разночинец по происхождению, он пытается увидеть в “Мертвых душах” прежде всего критику крепостного права и желание заклеймить паразитизм помещичьего класса. Художник-обличитель, по Белинскому, создает произведение, “беспощадно одергивающее покров с действительности”, выставляющее на всеобщее обозрение и осмеяние то низкое, что выявил автор в окружающем мире. Неужели именно это “низкое” и удалось “выхватить из тайника народной жизни” Гоголю?
Проследим ход размышлений Ильина: в “Мертвых душах” на первый план выходит проблема пошлости как стихия общественной жизни. Что же, Белинский считает, что пошлость как одна из черт национального характера и есть то “чисто русское, национальное”, что заслуживает внимания в произведении? (То есть не сама, конечно, пошлость, а ее обличение.) Неужели весь смысл главного труда великого художника сводится к борьбе с конкретными пороками социальной действительности? Может показаться: а почему бы и нет? Даже Н. Бердяев писал, что “мещанство — это традиционная русская проблема”.
“. Не было доселе такого “для общественности важного произведения” — так Белинский оценивает с точки зрения социальной значимости общее значение поэмы; это вообще характерно для критиков революционно-демократического лагеря. Мы не будем, объясняя это положение, называть кри- тика “бескультурным”, но склонны все же оставлять за литературой право на приоритет этической идеи над социально-правовой.
Именно поэтому попробуем найти более глубокий смысл гоголевского произведения. “Вовсе не губерния, — писал автор “Мертвых душ”, — и не несколько уродливых помещиков есть предмет поэмы”. Но что же? Тут выясняется, что Белинский вовсе не был так уж неправ, выдвигая на первый план проблему пошлости. Только Белинский посмотрел на нее совершенно под иным углом, нежели автор. Гоголь писал, что “русского человека” его собственная пошлость и ничтожество испугали больше, чем все остальные его пороки. “Явление замечательное! Испуг прекрасный! В ком такое неприятие пошлости, в том, верно, заключено все противоположное пошлости”. Эти слова вплотную приближают к разгадке одного из самых таинственных вопросов, связанных с “Мертвыми душами”. Этот момент стал предметом яростных споров сразу же после выхода первого тома в свет — имеется в виду вопрос о патриотизме Гоголя, об истинном и ложном понимании национальности его творчества. Были и такие “патриоты”, которые обвиняли писателя в ненависти ко всему русскому, таким своеобразным способом поддерживая Белинского с его версией Гоголя-обличителя.
“Творение чисто русское, национальное”, — пишет Белинский, но тут же упрекает автора творения в “излишестве. любви и горячности к своему родному и отечественному”. Великий критик одергивает великого писателя за “некоторые, — к счастью, немногие места”, где, видно, Гоголь “забывает” о своей роли обличителя и слишком восхищается той самой русской жизнью, с которой должен был “сорвать покров”.
Гоголь писал: “Истинная национальность заключается. в самом духе народа. Поэт. может быть тогда национальным. когда чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами”. Это в высшей степени верно и по отношению к Гоголю. Свое призвание он видел в служении России, именно с него начинается, как говорил Бердяев, “учительская литература”. Со времен Гоголя русская литература усваивает тот дух светлого искания правды, который ставит ее с середины XIX в. во главе мировой литературы. Автор “Мертвых душ” считал, что русский характер — “еще расплавленный металл, еще не приобретший окончательной формы”. Возможно, эти слова
Белинский и понял как претензию на роль “всенародного учителя”, который в праве изгонять вредные примеси из “расплавленного металла национальной породы”.
Но Гоголь не был ни нигилистом, ни обличителем. Он был великим русским поэтом. “. Великий талант, гениальный поэт и первый писатель современной России”, — писал Белинский.
Идея “Мертвых душ” намного сложнее и выше того, что видел критик. К сожалению, автору удалось воплотить в жизнь только первую часть, первый том трилогии. “Мертвые души” должны были стать русской “Божественной комедией”, и первый том — книга Чичикова, Плюшкина и других — это книга “Ада”. Гоголь собирался провести своих героев через все три книги, через “Ад” и “Чистилище” — в “Рай”.

Читайте также:
Исследование образа Собакевича: сочинение

14988 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / «Творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни». В. Белинский о поэме Гоголя «Мертвые души»

Смотрите также по произведению “Мертвые души”:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: