Судьба Обломова – это судьба многих дворян середины XIX века: сочинение

Судьба Обломова — закономерность или случайность? (По роману И.С. Гончарова «Обломов»)

В сочинении на тему «Судьба Обломова – закономерность или случайность?» автор приходит к выводу, что судьба персонажа И. А. Гончарова является закономерностью.

Начало работы над романом «Обломов» относится к 1846 году. И. А. Гончаров писал его в течение двенадцати лет. Это немалый срок. Начавшись с одной главы «Сон Обломова», опубликованной в журнале «Современник» в 1848 году, спустя годы произведение превратилось в полноценный роман. Нужно ли говорить, что первоначальный замысел претерпел изменения? Менялся образ главного героя, менялись детали, переписывались целые главы. Гончаров говорил, что в этом романе он «писал свою жизнь и то, что к ней прирастало». В образе главного героя действительно присутствуют автобиографические черты.

Роман стал не только литературным, но и общественным событием. Он появился за два года до отмены крепостного права. Передовые люди восприняли его как выступление против застоя в общественной жизни. В то же время многие тогда опасались, что изменения, происходящие в обществе, коснутся нравственных принципов, уничтожат духовную составляющую человека. Все эти сомнения нашли отражение в романе «Обломов» и в образе главного героя.

Судьба помещика Ильи Ильича Обломова находится в центре изображения. Герой получил хорошее образование, разбирается во многих сферах жизни. Обломов знает толк в музыке, его чувствительная душа откликается на музыкальные звуки. Он любит читать, мог бы даже сам стать хорошим писателем, если бы не был так ленив.

Обломов живет в Петербурге в квартире на Гороховой. На службу он не ходит, разочаровавшись в этом занятии. Большую часть жизни герой проводит лежа на диване в своем любимом халате. Не часто его можно увидеть в гостиных, на балах, вечерах, гуляющим в парке, по проспекту. Обломов не видит толку в том, чем занимаются его ровесники, люди его круга. Он считает, что они так же, как и он, спят. Спят, сидя за картами, спят, сидя в театре, ресторане. Только поведение Обломова более искреннее. Остальные только делают вид, что занимаются какими-то интересными, полезными делами.

Герой дремлет, предается мечтам о будущем. В них он живет в поместье вместе с женой и детьми. Их часто навещают друзья, которые живут поблизости. Они весело и душевно проводят время: поют, танцуют, смеются, беседуют о жизни. Только время идет, а мечты остаются мечтами. Обломов не делает никаких попыток по воплощению их в жизнь. План по внесению изменений в имение, который он годами создавал на диване, он так и не выполнил.

Обломов встретил женщину своей мечты Ольгу Ильинскую. Образ женщины, жены, матери своих детей, который он рисовал в воображении, полностью соответствовал Ольге. Илья Ильич отказался и от этой мечты. Он не сделал предложения Ольге, так как побоялся разочаровать девушку. В результате Обломов женился на простой деревенской женщине, вдове с двумя детьми Агафье Матвеевне Пшеницыной.

Большую роль в понимании характера героя играет глава «Сон Обломова». Не случайно именно с нее началось создание романа. В ней содержится ключ к идее произведения. В главе рассказывается о том, что дорого Обломову, в чем заключаются его жизненные идеалы. В далеком от столицы месте находится место с красивой природой. Тихая жизнь в родительском имении имела простой распорядок дня. Проснувшись, готовили завтрак, потом решали, что приготовить на обед. После обеда все имение погружалось в сон. Жизнь шла неторопливо, без суеты. Все в имении жили счастливо. Здесь не совершали преступлений, люди были здоровыми, трудились в свое удовольствие. Все люди в имении представляли одну большую семью. В таких условиях мог сформироваться только такой характер, как у Обломова.

Находясь в Петербурге, Обломов мечтал о такой жизни. Он был воспитан в патриархальной обстановке. Герой был настоящим барином, за которого все делали крепостные. Он не одевался сам, не готовил пищу, не мог зарабатывать на жизнь. Ему обязательно нужна была прислуга. Обломов – сын своих родителей. Он далек от какой бы то ни было деятельности. Герой ценит покой больше всего на свете. Он наслаждается жизнью как таковой.

Штольц и Ольга пытались изменить Обломова, хотели, чтобы он начал жить другой жизнью. Возможно, в этом была их ошибка. Они хотели лишить Обломова индивидуальности, хотели, чтобы он стал таким, как все. Герой оказался стойким и не поддался их влиянию. Он прожил свою жизнь, плохую или хорошую, правильную или нет, но свою.

Читайте также:
История написания романа Гончарова «Обрыв»: сочинение

И все-таки главная мечта героя стала реальностью. Подобно доктору Фаусту он произнес фразу о том, что достиг прекрасного мгновения в жизни. Обломов решил, что стремиться больше некуда. Он грезил о тихой, спокойной, размеренной жизни в деревне, хотел жить так, как жили его родители. Эта мечта стала реальностью. Правда, такие детали как друзья, песни, развлечения отсутствовали, но жизнь не тревожила Илью Ильича под крылом Агафьи Матвеевны. Герой толстел, дряхлел и умер от удара, не дожив до почтенной старости.

Смерть героя, на мой взгляд, символична. Она означает изменения в жизни поместного дворянства. Крепостное право изжило себя и должно быть уничтожено. Дворяне должны были начать действовать, чтобы жить дальше. Обломов – добрый, душевный, порядочный человек, но этого недостаточно в новых условиях. В этом и заключается закономерность его судьбы.

Образ Обломова вызывает противоречивые чувства. Даже критики высказывают противоречивые оценки жизни героя, но все они сходятся в одном, что Обломов – порождение среды и ее жертва одновременно. Только время показало, что изменились условия жизни, но такие люди, как Обломов, продолжают существовать. Они перекочевывают из одной эпохи в другую, что убеждает в их необходимости. Возможно, они сохраняют душевность, доброту, нравственность, не позволяют человечеству превратиться в рациональных, бездушных существ.

База знаний студента. Реферат, курсовая, контрольная, диплом на заказ

Обломов – типичный представитель поместного дворянства в дореформенной России — Литература и русский язык

Суждены нам благие порывы,

Но свершить ничего не дано.

Роман “Обломов” Гончаров начал писать в 1846 году. В это время Россия была феодально-крепостнической страной. Угнетение крепостных достигло своих пределов. Экономический и политический прогресс развивающихся капиталистических Англии и Франции вынуждал Россию менять свой строй.

Прогрессивные люди России стремились к переменам, но многие боялись, что технический прогресс изменит нравственные принципы, уничтожит духовность человека. Каждая эпоха рождает свой тип людей. Обломов и окружающие его люди герои начала и середины XIX века.

Гончаров, изображая в романе жизнь, взаимоотношения, мысли и чувства Обломова и Агафьи, Штольца и Ольги, показывает нам прошлое, настоящее и будущее Росии.

Судьба Обломова это судьба многих дворян середины XIX века. Илья Ильич Обломов происходит из богатого дворянского рода. Растили его в неге и заботе. В семье был культ еды и ничего неделанья. Они, как и все помещики, жили за счет труда своих крепостных, то есть были иждивенцами. Кто же мог вырасти в таких условиях? Ленивый, самодовольный самодур. Но Обломов не такой. Он вырос честным, умным, добрым. Получил хорошее образование. В начале службы он полон прогрессивных идей и мечтаний. Но в силу мягкости и кротости характера дальше мечтаний у него дело не идет. А получше узнав петербургских приятелей Волкова, Пенкина и Судьбинского, у которых духовные ценности заменяют карьера, светская суета, Обломов, в характере которого есть безволие и лень, и вовсе решает бросить петербургскую жизнь. Лучше лежать на диване, ничего не делать, но не жить в ущерб своему нравственному достоинству. Конечно, можно добиться чинов и оставаться нравственным человеком, но это требует борьбы с самим собой и окружающими. А Обломов ценит покой и не может бороться. Лежит на диване, ест, спит, погружается в апатию. Слуга Обломова Захар, росший в той же среде, что и Обломов, также пассивен и ленив. Жизнь Обломова и Захара это крепостническая жизнь России, которая должна отойти в прошлое.

Другой герой романа друг детства Обломова Андрей Штольц. Штольц с детства привык трудиться, он энергичен, предприимчив и деятелен, но больно уж расчетлив. Даже чувства, настроение и любовь жены раскладывает по полочкам. Как противоположность Обломову, Штольц должен быть прототипом будущего человека России. Но он мало симпатичен. Штольц пытается разбудить Обломова, вернуть к жизни через любовь к Ольге Ильинской. Обломов полюбил Ольгу с “голубиной нежностью”. Ольга, как и Штольц, энергичная, деятельная. Она пытается переделать Обломова, заставляет его ездить в свет, в приказ. Но не такая нужна любовь Обломову, холодная и обременительная. Другое дело Агафья Матвеевна Пшеницына. Добрая, сердечная, мягкая женщина, которая любит Обломова таким, какой он есть. Теплая любовь Агафьи, покой и уют засасывают Обломова, как болото. Он становится жертвой тихого мещанского бытия и постепенно угасает. Обломов осознает это, но не знает, не может и не хочет измениться. Образ Обломова вызывает противоречивые чувства не только у читателей, но и критики высказывают противоположные мнения. Н. А. Добролюбов писал: “сказалось новое слово нашего общественного развития. Слово это “обломовщина”; оно служит ключом к разгадке многих явлений русской жизни”. А. В. Дружинин писал, что обломовщина “в слишком обширном развитии, вещь нестерпимая, но к свободному и умеренному ее проявлению не за что относиться с враждой”. Но они едины в мнении, что Обломов порождение среды и одновременно ее жертва. Жить жизнью Обломова и Штольца в нашу эпоху скучно и противно, хотя и в наше время есть и обломовы, и штольцы.

Читайте также:
Сюжет и композиция романа Обломов: сочинение

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://ilib.ru/

Суждены нам благие порывы, Но свершить ничего не дано. Н. А. Некрасов Роман “Обломов” Гончаров начал писать в 1846 году. В это время Россия была феодально-крепостнической страной. Угнетение крепостных достигло своих предел

Коллекция сочинений: Обломов – типичный представитель поместного дворянства в дореформенной России

Разделы

  • Краткие содержания произведений И. А. Гончарова
  • Характеристики литературных героев произведений И. А. Гончарова
  • Биография И. А. Гончарова
  • Сочинения и анализы произведений И. А. Гончарова
  • Сочинения и анализы на произведение И. А. Гончарова «Обломов»
  • Сочинения и анализы на произведение И. А. Гончарова «Обыкновенная история»

В наличии

  • Рефераты
  • Сочинения
  • Топики

Онлайн видео бесплатно.

Суждены нам благие порывы,
Но свершить ничего не дано.
Н.А.Некрасов

Роман “Обломов” Гончаров начал писать в 1846 году. В это время Россия была феодально-крепостнической страной. Угнетение крепостных достигло своих пределов. Экономический и политический прогресс развивающихся капиталистических Англии и Франции вынуждал Россию менять свой строй. Прогрессивные люди России стремились к переменам, но многие боялись, что технический прогресс изменит нравственные принципы, уничтожит духовность человека.

Каждая эпоха рождает свой тип людей. Обломов и окружающие его люди – герои начала и середины XIX века. Гончаров, изображая в романе жизнь, взаимоотношения, мысли и чувства Обломова и Агафьи, Штольца и Ольги, показывает нам прошлое, настоящее и будущее Росии.

Судьба Обломова – это судьба многих дворян середины XIX века. Илья Ильич Обломов происходит из богатого дворянского рода. Растили его в неге и заботе. В семье был культ еды и ничего неделанья. Они, как и все помещики, жили за счет труда своих крепостных, то есть были иждивенцами. Кто же мог вырасти в таких условиях? Ленивый, самодовольный самодур. Но Обломов не такой. Он вырос честным, умным, добрым. Получил хорошее образование. В начале службы он полон прогрессивных идей и мечтаний. Но в силу мягкости и кротости характера дальше мечтаний у него дело не идет. А получше узнав петербургских приятелей – Волкова, Пенкина и Судьбинского, у которых духовные ценности заменяют карьера, светская суета, Обломов, в характере которого есть безволие и лень, и вовсе решает бросить петербургскую жизнь. Лучше лежать на диване, ничего не делать, но не жить в ущерб своему нравственному достоинству. Конечно, можно добиться чинов и оставаться нравственным человеком, но это требует борьбы с самим собой и окружающими. А Обломов ценит покой и не может бороться. Лежит на диване, ест, спит, погружается в апатию. Слуга Обломова Захар, росший в той же среде, что и Обломов, также пассивен и ленив. Жизнь Обломова и Захара – это крепостническая жизнь России, которая должна отойти в прошлое.

Другой герой романа – друг детства Обломова Андрей Штольц. Штольц с детства привык трудиться, он энергичен, предприимчив и деятелен, но больно уж расчетлив. Даже чувства, настроение и любовь жены раскладывает по полочкам. Как противоположность Обломову, Штольц должен быть прототипом будущего человека России. Но он малосимпатичен. Штольц пытается разбудить Обломова, вернуть к жизни через любовь к Ольге Ильинской. Обломов полюбил Ольгу с “голубиной нежностью”. Ольга, как и Штольц, энергичная, деятельная. Она пытается переделать Обломова, заставляет его ездить в свет, в приказ. Но не такая нужна любовь Обломову, холодная и обременительная. Другое дело – Агафья Матвеевна Пшеницына. Добрая, сердечная, мягкая женщина, которая любит Обломова таким, какой он есть. Теплая любовь Агафьи, покой и уют засасывают Обломова, как болото. Он становится жертвой тихого мещанского бытия и постепенно угасает. Обломов осознает это, но не знает, не может и не хочет измениться.

Читайте также:
Надо ли «торопиться жить»: сочинение

Образ Обломова вызывает противоречивые чувства не только у читателей, но и критики высказывают противоположные мнения. Н.А. Добролюбов писал: “Сказалось новое слово нашего общественного развития. Слово это – “обломовщина”; оно служит ключом к разгадке многих явлений русской жизни”. А.В. Дружинин отмечал, что обломовщина “в слишком обширном развитии, вещь нестерпимая, но к свободному и умеренному ее проявлению не за что относиться с враждой”. Но они едины в мнении, что Обломов – порождение среды и одновременно ее жертва.

Жить жизнью Обломова и Штольца в нашу эпоху скучно и противно, хотя и в наше время есть и Обломовы, и Штольцы.

Сочинение на тему: Обломовщина исторически преходящее или вечное явление русской жизни

Тип работы: Сочинение
Дата добавления: 05.06.2020

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

Если вы хотите научиться сами писать любые сочинения, то на странице “что такое сочинение и как его написать” я подробно написала.

Посмотрите похожие темы сочинений возможно они вам могут быть полезны:

Текст сочинения:

“Обломов” Романа Е. А. Гончарова был издан в 1859 г., в то время, когда отмена крепостного права в стране была крайне актуальной, когда российское общество уже в полной мере осознало вредность существующих порядков. Глубокое знание жизни и точность социального анализа персонажей позволили писателю найти удивительно правильное определение русскому образу жизни того времени – “Обломов”.

Главная задача автора в романе – показать, как человек постепенно умирает в человеке, до сих пор хозяин дома не приспособлен к жизни, не привык ничего делать. Главные качества хорошего, сладкого Ильи Обломова – его лень, апатия, отвращение к любой деятельности. Верный традициям реализма, Илья Гончаров показывает, что эти качества были результатом образования Обломова, они рождаются с уверенностью, что каждое желание будет исполнено, и никаких усилий не требуется. Обломов – дворянин, ему не нужно работать за кусок хлеба – сотни крепостных Сахаров работают на него в усадьбе и полностью обеспечивают его существование. Так что он может лежать на диване целый день не потому, что устал, а потому, что “это было его нормальное состояние”. Он почти расплавился в своем мягком, удобном халате и длинных, широких ботинках, в которые он мастерски вошёл в первый раз, едва ли ноги висели на диване.

В молодости Обломов был “полон желаний, надежд, много ждал от судьбы и от себя, каждый готовился к своеобразному полю, к роли”. Но время шло, и Илья Ильич готовился начать новую жизнь, но он не сделал ни шагу к цели. Он получил хорошее образование в Москве, но его голова “была похожа на библиотеку, состоящую только из рассеянных кусочков знаний”. Когда он поступил на службу, которая до этого представлялась ему как своего рода семейная деятельность, он и представить себе не мог, что жизнь для него тут же разделится на две половинки, одна из которых состоит из работы и скуки, что для него было синонимом, а другая – из мира и умиротворения. Он понял, что “должно быть хотя бы одно землетрясение, чтобы здоровый человек не смог служить”, поэтому вскоре он ушел в отставку, а затем перестал выходить в мир и полностью затворился в космосе. Если и был один труд, признанный Обломовым, то это был только труд души, потому что десятки поколений его предков “уничтожали труд в наказание нашим предкам, но не могли любить, а там, где был случай, всегда от него избавлялись, находили его возможным и правильным”.

В жизни Обломова были моменты, когда он задумывался о причинах, которые привели его к такой жизни, когда он спрашивал себя: “Почему я такой? В заключительной главе “Сон Обломова” автор отвечает на этот вопрос. Он рисует картину жизни землевладельцев провинции и показывает, как ленивая спячка постепенно становится нормальным состоянием человека.

Читайте также:
И. А. Гончаров “Обыкновенная история” Белокурова: сочинение

В своей статье “О чем мечтает Обломов?”. А.А. Добролюбов писал: “Шмель – не глупая, апатичная фигура без стремлений и чувств, а человек, который что-то ищет в жизни и о чем-то думает. Он наделен многими положительными качествами и не глуп. В его суждениях есть печальная истина – тоже следствие русской жизни. К чему стремятся все эти Судбинские, Волкины, Пенковы? Неужели стоит встать с дивана, чтобы почувствовать мелкую суету, которой занимаются его бывшие товарищи?
В духе традиции, созданной русскими писателями, И. А. Гончаров подвергает своего героя величайшему испытанию – испытанию любви. Чувство к Ольге Ильинской, девушке с большими духовными силами, могло бы воскресить Обломов. Но И.А. Гончаров реалист, и он не может показать счастливое завершение романа. “Почему все умерло? Кто проклял тебя, Илья? Что тебя погубило?” – горько пытаясь понять Ольгу. И автор дает ответ на эти вопросы, называя это зло именно – жалостью. И ни один Илья Ильич не был жертвой этого. “Наше имя – легион!” – он говорит Штольцу. И действительно, пораженный “обманом”, его жертвами стали почти все герои романа: и Захар, и Агафия Пшеничная, и Гордость, и Ольга.

Самая большая заслуга И. А. Гончарова состоит в том, что он удивительно точно описал болезнь, поразившую российское общество в середине XIX века, которую Н. А. Добролюбов назвал “неспособностью что-то активно хотеть”, и указал на социальные причины этого явления.

Присылайте задания в любое время дня и ночи в ➔

Официальный сайт Брильёновой Натальи Валерьевны преподавателя кафедры информатики и электроники Екатеринбургского государственного института.

Все авторские права на размещённые материалы сохранены за правообладателями этих материалов. Любое коммерческое и/или иное использование кроме предварительного ознакомления материалов сайта natalibrilenova.ru запрещено. Публикация и распространение размещённых материалов не преследует за собой коммерческой и/или любой другой выгоды.

Сайт предназначен для облегчения образовательного путешествия студентам очникам и заочникам по вопросам обучения . Наталья Брильёнова не предлагает и не оказывает товары и услуги.

«Религиозные и мистические мотивы в романе Гончарова «Обрыв»»

Обострение идейной борьбы в 60-е годы, неприятие романистом материалистических и революционных идей демократов, их трактовки женского вопроса, а также ряд внешних обстоятельств внесли существенные изменения в первоначальный план «Обрыва». Поведение и понятия Волохова приобрели идеологическую подоплеку «новой правды», чуждой уже не только традиционно мыслящей помещице Бережковой и художнику-идеалисту Райскому, но в своей основе и Вере. Встречи-свидания героини с Волоховым перерастают теперь в идейную сшибку двух миропониманий, взаимонеприемлемых формул союза мужчины и женщины (любовь «срочная», чувственная и «вечная», исполненная духовности и долга). Страсть Веры приводит к «падению» и тяжелой драме героини и осмыслена писателем как трагическая ошибка, «обрыв» на пути к подлинному идеалу любви и семьи.

Образ нигилиста Волохова, как показала демократическая критика (статьи «Уличная философия» Салтыкова-Щедрина, «Талантливая бесталанность» Н. В. Шелгунова и др.), был идейным и художественным просчетом романиста. В убедительности Волохов во многом уступал образу Базарова, воссозданному в конце 50-х годов «первооткрывателем» нового типа русской разночинной интеллигенции Тургеневым, автором «Отцов и детей».

Закономерной была и творческая неудача новой после Штольца попытки художника изобразить в лице лесопромышленника Тушина реальный позитивный противовес Волоховым и артистическим обломовцам Райским, нарисовать воистину «цельную фигуру» «нормального человека», не ведающего противоречия «долга и труда», интересов личных и общественных, внутренних и материальных.

В «Обрыве» роль реально-поэтического характера и вместе центра романа уже безраздельно принадлежит женщине – Вере. Это объясняет и ту широту, с которой рассмотрены здесь разнообразные «образы страстей», выдвинутые, по словам писателя, «на первый план». Перед читателем последовательно проходят изображения любви сентиментальной (Наташа и Райский), эгоистически-замкнутой, «мещанской» (Марфенька и Викентьев), условно-светской (Софья Беловодова – граф Милари), старомодно-рыцарственной (Татьяна Марковна Бережкова – Ватутин), артистической, с преобладанием фантазии, воображения над всеми способностями души (Райский – Вера), «почти слепой», бессознательной (Козлов и его жена Ульяна), наконец, «дикой, животной» страсти крепостного мужика Савелия к его жене Марине, «этой крепостной Мессалине», и т. п. Через виды страстей Гончаров прослеживает и передает как бы духовно-нравственную историю человечества, его развитие со времен античности (холодная красавица Софья Беловодова уподоблена древней мраморной статуе) через средневековье и до идеалов настоящего периода, символизируемого высокодуховной (в христианско-евангельском смысле) «любовью-долгом» Веры, этой «ожившей статуи».

Читайте также:
Обломов общечеловеческий тип.: сочинение

В «Обрыве» отражены религиозные настроения Гончарова, противопоставляемые им в качестве «вечной» правды материалистическому учению демократов. «У меня, – свидетельствовал романист, – мечты, желания и молитвы Райского кончаются, как торжественным аккордом в музыке, апофеозом женщин, потом родины России, наконец, Божества и Любви…»

В трех своих романах Гончаров был склонен видеть своеобразную «трилогию», посвященную трем последовательно воспроизведенным эпохам русской жизни. «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв» действительно имеют ряд таких общих тем и мотивов, как «обломовщина» и обломовцы, мотив «необходимости труда… живого дела в борьбе с всероссийским застоем», а также структурно схожих образов положительных героев (Штольц – Тушин, Ольга – Вера) и др. В каждом из романов значительное место занимает любовный сюжет и любовная коллизия. Все же прямого развития проблематики предыдущего произведения в последующем у Гончарова нет; каждое из них посвящено по преимуществу своему кругу вопросов.

26. Первые литературные опыты. Комедия «Свои люди – сочтемся»: особенности изображения купеческого быта, идеи «натуральной школы»

Пьесы Александра Николаевича Островского нередко называют «окном» в купеческий мир творений были купцы всех гильдий, лавочники, приказчики, мелкие чиновники… Островского даже называли «Колумбом Замоскворечья», ведь он, как Колумб, открыл русскому читателю целый мир – мир московского Замоскворечья, «страны» московского купцов.
Многие сюжеты для своих комедий драматург не придумывал, а брал прямо из жизни. Ему пригодился опыт службы в московских судах, где рассматривалась имущественные споры, дела о ложных банкротствах, конфликты из-за наследства. Островский, кажется, просто перенес все это на страницы своих пьес. Одной из таких комедий, взятых из самой гущи купеческой жизни, стала комедия «Банкрот», которую драматург написал в самом конце 40-х годов 19 века. Она была напечатана в журнале «Москвитянин» в 1850 года названием «Свои люди – сочтемся!» и принесла молодому автору заслуженную славу.

В основе сюжета комедии лежит весьма распространенный в прошлом веке в купеческой среде случай мошенничества: богатый купец, Самсон Силыч Большов, занял у других купцов довольно крупную сумму денег, не желая возвращать ее, объявил о своем банкротстве. А все свое имущество он перевел на имя «верного человека» – приказчика Лазаря Подхалюзина, за которого, для большей своей уверенности и спокойствия, отдает замуж дочь Липочку – Олимпиаду Самсоновну. Несостоятельного должника Большова сажают в тюрьму (долговую «яму»), но Самсон Силыч уверен, что дочь и зять внесут за него небольшую сумму денег из полученного имущества и его освободят. Однако, события развиваются совсем не так, как хотелось бы Большову: Липочка и Подхалюзин не заплатили ни копейки, и бедный Большов вынужден отправиться в тюрьму.

Казалось бы, в этом сюжете нет ничего интересного и занимательного: один мошенник обманул другого мошенника.

Но комедия интересна не сложным сюжетом, а той правдой жизни, которая составляет, как мне кажется, основу всех произведений Островского. С какой точностью и реалистичностью нарисованы все персонажи комедии! Возьмем, например, Большова. Это грубый, невежественный человек, настоящий самодур. Он привык всеми командовать и всем распоряжаться. Самсон Силыч приказывает дочери выйти замуж за Подхалюзина, совершенно не считаясь с ее желаниями: «Важное дело! Не плясать же мне по ее дудочке на старости лет. За кого велю, за того и пойдет. Мое детище: хочу с кашей ем, хочу масло пахтаю…» Большов сам начинал с низов, «голицами торговал»; его в детстве щедро награждали «тычками» и «подзатыльниками», но вот накопил денег, стал купцом и уже всех ругает и подгоняет. Конечно, суровая «школа жизни» по-своему воспитала его: он стал грубым, изворотливым, даже сделался мошенником. На в конце пьесы он же вызывает и некоторое сочувствие, ведь его жестоко предала собственная дочь и обманул «свой» человек – Подхалюзин, которому он так доверял!

Подхалюзин является еще большим мошенником, чем Большов. Он сумел не только провести хозяина, но и завоевать расположение Липочки, которая вначале не хотела выходить за него замуж. Это как бы «новый» Большов, еще более циничный и наглый, более соответствует нравам нового времени – времени наживы. Но есть в пьесе еще один персонаж, который неразрывно связан с предыдущими. Это мальчик Тишка. Он пока что еще служит «на побегушках», но уже понемногу, по копеечке, начинает собирать свой капитал, и со временем, очевидно, он станет «новым» Подхалюзиным.

Читайте также:
Почему счастье Ольги Ильинской и Штольца не безоблачно? (по роману И. А. Гончарова Обломов): сочинение

Особенно интересен в комедии, как мне кажется, образ Липочки. Она мечтает о женихе «из благородных» и не хочет выходить замуж за какого-нибудь «купчишку»; ей подавай жениха «не курносого, беспременно чтобы был бы брюнет; ну, понятное дело, чтоб и одет был по-журнальному…»

Она не похожа на купчих прежнего времени; ей хочется к деньгам отца добавить дворянство. Как это напоминает комедию Мольера «Мещанин во дворянстве»! однако хитрый Подхалюзин безособого труда убедил ее, что с деньгами ее отца и с его изворотливостью они смогут зажить даже лучше «благородных». Липочка, как и Подхалюзин, не вызывает у нас ни малейшей симпатии.

Все персонажи пьесы, как главные, так и второстепенные (сваха Устинья Наумовна, ключница Фоминична и другие) изображены сатирически. Островский в начале своего творчества сразу же заявил о себе как писатель-сатирик, продолжатель традиции Д. И. Фонвизина, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя. И последующие творения драматурга лишь укрепили и расширили его славу

Шубина. Библейские образы и мотивы в любовной коллизии в романе И. А. Гончарова .

Шубина С. Н. Библейские образы и мотивы в любовной коллизии в романе И. А. Гончарова «Обломов» // И. А. Гончаров: Материалы Международной конференции, посвященной 185-летию со дня рождения И. А. Гончарова / Сост. М. Б. Жданова и др. Ульяновск: ГУП «Обл. тип. “Печатный двор”», 1998. — С. 173—180.

БИБЛЕЙСКИЕ ОБРАЗЫ И МОТИВЫ
В ЛЮБОВНОЙ КОЛЛИЗИИ
В РОМАНЕ И. А. ГОНЧАРОВА “ОБЛОМОВ”

Установление библейской основы образов, эпизодов, сюжетных ситуаций при изучении романов Гончарова — достаточно прочная традиция в литературоведении. Ее, в частности, мы обнаруживаем в работах Д. Лихачева, Ю. Лощица, В. Недзвецкого, В. Мельника, В. Отрадина, В. Котельникова, Е. Краснощековой, Н. Пруцкова и др. 1

Мы остановимся только на образе рая и мотивах, связанных с ним, учитывая все богатство значений, которое они имеют в Библии и которое приобрели в произведениях мировой культуры и искусства, создав то, что Е. М. Мелетинский определил как “сюжетный архетип” 2 .

Прежде всего отметим, что все свидания, любовные объяснения между героями происходят в саду, роще, парке.

Парк впервые появляется как элемент деревенского пейзажа: “около дачи было озеро, огромный парк” 3 . В парке происходит первое и очень важное объяснение героев после слов о любви, которую Обломов услышал в пении Ольги еще в Петербурге. В парке Ольга дает Обломову понять, что она благосклонно относится к его любви. Решительное объяснение между героями после письма Обломова к Ольге происходит там же. И далее, как отмечает Гончаров, “в ясный день он в парке, в жаркий полдень теряется с ней в роще, между сосен. ” (С. 266). Несостоявшееся грехопадение героев, на котором мы подробнее остановимся позже, также происходит в саду; интересно, что слова сад и парк и данной ситуации смешиваются, не разделяются писателем: “походимте по саду” — “они вошли в парк” (С. 269). Даже одна из последних их встреч в Петербурге произошла в Летнем саду.

Общеизвестно, что библейский образ рая — сад, в котором пребывают Бог и первые люди, есть очень важный момент в истории развития библейского образа рая.

Обратимся к соответствующему месту из Ветхого Завета:

8. И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке; и поместил там человека, которого создал.

9. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.

10. Из Эдема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки.

15. И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду эдемском, чтобы возделывать его и хранить его.

16. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть;

18. И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника соответственного ему.

24. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада эдемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни.

Читайте также:
Идеал героини в романе «Обрыв»: сочинение

Несомненно, что именно к этому источнику в первую очередь обращался Гончаров. Однако только библейской традицией не исчерпывается как семантика образа рая, которую он приобрел за тысячелетия жизни в человеческой культуре, так и оттенки значений этого образа в романе. В частности, в мифах и мифологических представлениях разных этносов, в том числе и славян, мы обнаруживаем богатейшую семантику интересующего нас образа. Рай — блаженное царство “вечной весны, неиссякаемого света и радости”, “блаженного царства вечного лета” 4 , так описывал на основе фольклорных и мифологических текстов представления о рае у славян А. Н. Афанасьев в своем знамени том труде “Поэтические воззрения славян на природу”. В нем указывается, что “рай, лат. paradisus, фр. paradis — всюду служат для обозначения сада, и многие живописные, цветущие местности в немецких и славянских землях получили название рая, парадиза. Словаки и хоружане рассказывают, что рай есть чудесный неувядаемый сад, находящийся во владениях бога света, где праведных ожидает бесконечное наслаждение. ” 5 . Афанасьев также говорит о двойственном характере представления о рае. “Во-первых, — пишет исследователь, — раем называется та счастливая страна минувших веков, в которой обитали первые, еще невинные люди, не зная никаких трудов и горестей, и которую утратили они под влиянием нечистой демонической силы (=зимы); во-вторых, это — будущее царство блаженных, которое явится по кончине вселенной . В этом обновленном царстве, украшенном неувядаемыми цветами, полном неиссякаемого плодородия, боги (по сказанию Эдды) обретут свои золотые столы и вслед за тем водворится общая беспечальная жизнь. Вера в грядущий рай стоит в теснейшей связи с преданием о былом золотом веке, когда люди пользовались невозмутимым счастием, когда реки текли для них млеком и медом, а деревья приносили им плоды, дающие молодость и бессмертие” 6 .

Очень важной и символической деталью в романе является ветка сирени.

“Она молчала, сорвала ветку сирени и нюхала ее, закрыв лицо и нос” (С. 208). Далее, когда Обломов, подняв ее и сохранив, потом показывает Ольге, изобразительная деталь начинает приобретать символический характер.

“Что это у вас? — спросила она.

— Вы видите: сиреневая.

— Это вы давеча сорвали и бросили.” (С. 218).

Окончательно символический характер ветки сирени раскрывается в следующем эпизоде: “Они шли тихо; она слушала рассеянно, мимоходом сорвала ветку сирени и, не глядя на него, подала ему.

— Что это? — спросил он, оторопев.

— Вы видите — ветка.

— Цвет жизни и. ” (С. 234).

Ветка как символ любви обозначена и Обломовым в его знаменитом письме: “Пока между нами любовь появилась в виде легкого, улыбающегося видения, пока она звучала в Casta diva, носилась в запахе сиреневой ветки я не доверял ей” (С. 250), как знак любви в диалоге после прочтения Ольгой письма:

“— Ну, если не хотите сказать, дайте знак какой-нибудь. ветку сирени.

— Сирени. отошли, пропали! — отвечала она. — Вон, видите, какие остались: поблеклые!” (С. 260—261).

Своеобразным завершением развития символического значения данной детали является образ Ольги, созданный влюбленным воображением Обломова: “образ Ольги, во весь рост, с веткой сирени в руках” (С. 237).

На символический характер ветки сирени обращали внимание другие исследователи 7 . В частности, Н. И. Пруцков писал, что в начале романа “музыка и пение, пробуждающаяся природа и ветка сирени были языком их любви” 8 .

“сюжетного архетипа” рая, может быть сопоставлена с мифологическим, библейским образом мирового дерева. Как отмечает словарь “Славянская мифология”, “мировое дерево, древо жизни — в славянской мифологии мировая ось, центр мира и воплощение мироздания в целом” 9 . Огромный материал о мифологическом образе мирового дерева и представлениях, связанных с ним, выявил и проанализировал в своем знаменитом труде “Золотая ветвь” Дж. Фрезер 10 .

Использование ветки в многочисленных славянских календарных и свадебных обрядах также обусловлено представлениями о мировом дереве 11 .

Косвенным доказательством такого предположения может служить иконография Адама и Евы. Они почти всегда изображаются возле дерева (мирового дерева), очень часто с веткой в руках. В частности, они представлены в работах Ян Ван Эйка “Гентский алтарь”, Альбрехта Дюрера “Адам и Ева”, Кранаха Лукаса Старшего “Адам и Ева”, Гуго Ван дер Гуса диптих “Грехопадение” и “Оплакивание Христа”, Тициана “Грехопадение”, на фресках Рафаэля “Адам и Ева”, Мазаччо “Изгнание Адама и Евы из рая”.

Читайте также:
Женские образы в романах И.С.Тургенева Отцы и дети иИ.А.Гончарова Обломов: сочинение

Гораздо сильнее с любовной коллизией романа связан библейский мотив грехопадения. Прежде всего, укажем на уже отмеченную исследователями такую деталь, как параллелизм имен героев 12 “полного” имени Обломова: Ильинская и Илья Ильич. Можно поэтому утверждать, что она “предназначена ему”. Наше предположение подкрепляют следующие слова Ольги о ее любви к Обломову: “. Мне как будто бог послал ее и велел любить” (С. 243). Все это позволяет сделать вывод, что Ольга суждена Обломову самим Богом, как Ева Адаму. В этом контексте весьма многозначно звучат такие слова Обломова об Ольге: “Ольга. Вы. лучше всех женщин, вы первая женщина в мире!” (С. 263).

Огромную роль в развитии мотива грехопадения играет образ змея, сатаны, искусителя. Как известно, змей по-древнееврейски “нахаш”, что связано, как указывает Щедровицкий, с глаголом “нахаш”, означающим “шептать”, “шипеть” 13 . Именно как “сатанинский шепот самолюбия” (С. 218) определяет Обломов свои сомнения по поводу любви Ольги к нему. Ольга как бы слышит соблазняющий ее “таинственный шепот” кого-то, не покоряясь ему (С. 236).

Ольга иногда, раздумывая над Обломовым, чувствовала, как отмечает Гончаров, как “что-то холодное, как змея, вползало в сердце, отрезвляло ее от мечты, и теплый, сказочный мир любви превращался в какой-то осенний день, когда все предметы кажутся в сером цвете” (С. 273).

Образ змея появляется и в ситуации несостоявшегося грехопадения. Оно входит в сюжет дважды. Сначала как ситуация обобщенно-типовая, возможная для любой любовной коллизии. Уже здесь дается проекция на известный библейский рассказ.

“Меня грызет змея: это — совесть. Мы так долго остаемся наедине: я волнуюсь, сердце замирает у меня; ты тоже непокойна. Я боюсь. — с трудом договорил он.

— Ты молода и не знаешь всех опасностей Ольга. Иногда человек не властен в себе; в него вселяется какая-то адская сила, на сердце падает мрак, а в глазах блещут молнии. Ясность ума меркнет: уважение к чистоте, к невинности — все уносит вихрь; человек не помнит себя; на него дышит страсть; он перестает владеть собой — и тогда под ногами открывается бездна” (С. 280—281).

“адская сила”, “на сердце падает мрак”, “уважение к чистоте, к невинности — все уносит вихрь”. Особо отметим последний образ. В славянской мифологии вихрь — “это не чистый, опасный для человека ветер, олицетворение демонов и результат их деятельности. Особенно опасен вихрь для человека. Последствиями встречи с вихрем являются смерть, тяжелые болезни и увечья. Считается, что вихрь — причина психических заболеваний. Человек, “подвеянный вихрем”, повреждается в уме, становится бесноватым или ясновидящим. Сам вихрь и человек, в него попавший, приносит неудачу и несчастье” 14 .

Ситуация несостоявшегося грехопадения как событие конкретное, происходящее между героями, встречается во второй раз в описании их ночного свидания.

“Особенно однажды вечером она впала в это тревожное состояние, в какой-то лунатизм любви, и явилась Обломову в новом свете.

Долго ходили они молча по аллеям рука в руку. Руки у ней влажны и мягки. Они вошли в парк.

Деревья и кусты смешались в мрачную массу; в двух шагах ничего не было видно; только беловатой полосой змеились песчаные дорожки.

Ольга пристально вглядывалась в мрак и жалась к Обломову. Молча блуждали они.

— Мне страшно! — вдруг, вздрогнув, сказала она, когда они почти ощупью пробирались в узкой аллее, между двух черных, непроницаемых стен леса.

— Мне страшно и тебя! — говорила она шепотом. — Но как-то хорошо страшно! Сердце замирает. Дай руку, попробуй, как оно бьется.

А сама вздрагивала и озиралась вокруг.

— Видишь, видишь? — вздрогнув, шептала она, крепко хватая его обеими руками за плечо. — Ты не видишь, мелькает в темноте кто-то?

Она теснее прижалась к нему.

Она сжимала ему руку и по временам близко взглядывала в глаза и долго молчала. Потом начала плакать, сначала тихонько, потом навзрыд. Он растерялся.

— Ради бога, Ольга, скорей домой! — с беспокойством говорил он.

— Ничего, — отвечала она, всхлипывая, — не мешай, дай выплакаться. огонь выйдет слезами, мне легче будет; это все нервы играют. ” (С. 269—270).

Читайте также:
Обломов и другие: сочинение

Характеризуя чувства, переживаемые Ольгой, Гончаров использует весьма знаменательные выражения: “ее грызло и жгло воспоминание”, “ей было стыдно чего-то, и досадно на кого-то”. Особенно важно для нашего анализа следующее место в данном эпизоде: “А в иную минуту казалось ей, что Обломов стал ей милее, ближе, что она чувствует к нему влечение до слез, как будто она вступила с ним со вчерашнего вечера в какое-то таинственное родство” (С. 271). Выражение “влечение до слез” явно соотносится с соответствующим местом из библейской истории о грехопадении. Изгоняя Адама и Еву из Рая, Господь определяет в качестве наказания для Евы: “умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою” (1 М 3:16). Столь же значимым представляется и “таинственное родство” с Обломовым, которое ощутила Ольга. Оно так.

Лощиц, отмечая своеобразие этой любовной коллизии, в частности, также писал, что отношения Обломова и Ольги развиваются в двух планах: прекрасная поэма зарождающейся и расцветающей любви оказывается одновременно и тривиальной историей “соблазна”, орудием которого суждено быть возлюбленной Ильи Ильича” 15 .

Еще одной деталью, которую тоже можно соотнести с библейским образом рая и мотивом грехопадения, является образ-символ яблока.

Дело в том, что он выступает здесь как художественное выражение темы знания, познания: “И он молчал: без чужой помощи мысль и намерение у него не созрело бы и, как спелое яблоко, не упало бы никогда само собой: надо его сорвать” (С. 282). Важно также, что приобретение знания Обломовым есть результат воздействия Ольги на него, что знание, познание постоянно сопровождает героиню, характеризует ее отношение к Обломову. Как известно, в христианской культуре именно яблоко стало впоследствии символом познания и знания 16 .

Но библейская семантика характерна не только для данной коллизии и составляющих ее художественных деталей. В научной литературе уже частично отмечалось наличие ее в образе Обломовки в сновидении героя, в жизни Ильи Ильича на Выборгской стороне, в его плане-мечте. Это доказывает, что данная семантика — не случайное и не локальное образование, а коренное, основополагающее свойство художественного мира романа 17 .

1 Е. “Обломов” И. А. Гончарова. — М., 1970; Котельников В. Кто такой Обломов? К 175-летию со дня рождения Гончарова // Детская литература. 1987. № 7. С. 25—30; Лощиц Ю. М. Пруцков Н. И. Мастерство Гончарова-романиста. — М. — Л., 1962; Отрадин М. В. “Сон Обломова” как художественное целое: Некоторые предварительные замечания // Русская литература. 1992. № 1. С. 3—17; В. И. Реализм И. А. Гончарова. — Владивосток, 1985. С. 119—120; Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы: 3-е изд. — М., 1979.

2 Мелетинский Е. М. 2. С. 9.

3 Гончаров И. А. Обломов. — М., 1982. С. 205. Далее ссылки на текст романа даются в статье с указанием соответствующих страниц.

4 Афанасьев А. И. Поэтические воззрения славян на природу. В 3-х т. Т. 1. — М., 1993. С. 93; Т. 4. С. 71.

5 А. И. Указ. соч. Т. 2. С. 73.

6 Там же. Т. 2. С. 78—79.

7 Ляцкий Е. Гончаров: Жизнь, личность, творчество. Критико-биографический очерк. — СПб., 1912. С. 269—270; А. Ф. Роман И. А. Гончарова “Обломов”. — М., 1963. С. 94—95.

8 Пруцков Н. И. Мастерство Гончарова-романиста. — М. — Л.. 1962. С. 105.

9 Петрухин В. Я. 261.

10 Фрезер Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. 2-е изд. — М., 1983.

11 Соколова Б. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов. — М., 1979.

12 П. Обломов как человек-обломок (к постановке проблемы “Гончаров и Шиллер”) // Русская литература. 1990. № 3. С. 18—33; Орнатская Т. И. “Обломок” ли Илья Ильич Обломов? // Русская литература. 1992. № 1. С. 230.

13 Щедровицкий Д. 92—93.

14 Е. Вихрь // Слявянская мифология: Энциклопедический словарь. — М., 1995. С. 92—93.

15 Лощиц Ю. Указ. соч. С. 180.

16 п.]. Грехопадение // Мифы народов мира: Энциклопедия. В 2-х т. Т. 1. — М., 1992. С. 318—321.

17 И не только данного романа. Уже в “Обыкновенной истории” в уста Петра Ивановича Адуева Гончаров вкладывает весьма знаменательные слова, характеризующие любовные мечтания его племянника: “Мудрено! С Адама и Евы одна и та же история у всех, с маленькими вариантами” (Гончаров И. А. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 1. — М., 1981. С. 91). В “Обрыве” Райский в разговоре с Беловодовой обращается к тому же сюжету из Библии, цитируя слова Бога, обращенные к Адаму и Еве при изгнании их из Рая: “Потом. плодиться, множиться и населять землю” (И. А. Гончаров. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 3. — М., 1981. С. 34).

Читайте также:
Обломов: его сущность, характер и судьба: сочинение

Религиозные и мистические мотивы в романе Гончарова «Обрыв». Традиции любовно-психологического романа

Обострение идейной борьбы в 60-е годы, неприятие романистом материалистических и революционных идей демократов, их трактовки женского вопроса, а также ряд внешних обстоятельств внесли существенные изменения в первоначальный план «Обрыва». Поведение и понятия Волохова приобрели идеологическую подоплеку «новой правды», чуждой уже не только традиционно мыслящей помещице Бережковой и художнику-идеалисту Райскому, но в своей основе и Вере. Встречи-свидания героини с Волоховым перерастают теперь в идейную сшибку двух миропониманий, взаимонеприемлемых формул союза мужчины и женщины (любовь «срочная», чувственная и «вечная», исполненная духовности и долга). Страсть Веры приводит к «падению» и тяжелой драме героини и осмыслена писателем как трагическая ошибка, «обрыв» на пути к подлинному идеалу любви и семьи.

Образ нигилиста Волохова, как показала демократическая критика (статьи «Уличная философия» Салтыкова-Щедрина, «Талантливая бесталанность» Н. В. Шелгунова и др.), был идейным и художественным просчетом романиста. В убедительности Волохов во многом уступал образу Базарова, воссозданному в конце 50-х годов «первооткрывателем» нового типа русской разночинной интеллигенции Тургеневым, автором «Отцов и детей».

Закономерной была и творческая неудача новой после Штольца попытки художника изобразить в лице лесопромышленника Тушина реальный позитивный противовес Волоховым и артистическим обломовцам Райским, нарисовать воистину «цельную фигуру» «нормального человека», не ведающего противоречия «долга и труда», интересов личных и общественных, внутренних и материальных.

В «Обрыве» роль реально-поэтического характера и вместе центра романа уже безраздельно принадлежит женщине – Вере. Это объясняет и ту широту, с которой рассмотрены здесь разнообразные «образы страстей», выдвинутые, по словам писателя, «на первый план». Перед читателем последовательно проходят изображения любви сентиментальной (Наташа и Райский), эгоистически-замкнутой, «мещанской» (Марфенька и Викентьев), условно-светской (Софья Беловодова – граф Милари), старомодно-рыцарственной (Татьяна Марковна Бережкова – Ватутин), артистической, с преобладанием фантазии, воображения над всеми способностями души (Райский – Вера), «почти слепой», бессознательной (Козлов и его жена Ульяна), наконец, «дикой, животной» страсти крепостного мужика Савелия к его жене Марине, «этой крепостной Мессалине», и т. п. Через виды страстей Гончаров прослеживает и передает как бы духовно-нравственную историю человечества, его развитие со времен античности (холодная красавица Софья Беловодова уподоблена древней мраморной статуе) через средневековье и до идеалов настоящего периода, символизируемого высокодуховной (в христианско-евангельском смысле) «любовью-долгом» Веры, этой «ожившей статуи».

В «Обрыве» отражены религиозные настроения Гончарова, противопоставляемые им в качестве «вечной» правды материалистическому учению демократов. «У меня, – свидетельствовал романист, – мечты, желания и молитвы Райского кончаются, как торжественным аккордом в музыке, апофеозом женщин, потом родины России, наконец, Божества и Любви. »

В трех своих романах Гончаров был склонен видеть своеобразную «трилогию», посвященную трем последовательно воспроизведенным эпохам русской жизни. «Обыкновенная история», «Обломов», «Обрыв» действительно имеют ряд таких общих тем и мотивов, как «обломовщина» и обломовцы, мотив «необходимости труда. живого дела в борьбе с всероссийским застоем», а также структурно схожих образов положительных героев (Штольц – Тушин, Ольга – Вера) и др. В каждом из романов значительное место занимает любовный сюжет и любовная коллизия. Все же прямого развития проблематики предыдущего произведения в последующем у Гончарова нет; каждое из них посвящено по преимуществу своему кругу вопросов.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Религиозные и мистические мотивы в романе Гончарова «Обрыв». Традиции любовно-психологического романа

Религиозные и мистические мотивы в романе Гончарова «Обрыв». Традиции любовно-психологического романа

Религиозные и мистические мотивы в романе Гончарова «Обрыв». Традиции любовно-психологического романа

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: