Цикл очерков Фрегат Паллада: сочинение

Фрегат «Паллада»» И.А.Гончарова

«Фрегат «Паллада»» Ивана Александровича Гончарова представляет собой блестящий образец русской прозы, в котором в полной мере раскрывается мастерство автора – художника, психолога, бытописателя.

Иван Александрович Гончаров — один из крупнейших мастеров русской реалистической прозы. Белинский называл его талант «сильным, замечательным», указывал на «необыкновенное мастерство» Гончарова в обрисовке характеров, на его «чистый, правильный, легкий, свободный, льющийся» язык. Добролюбов видел в романах Гончарова отражение русской жизни, отчеканенное «с беспощадной строгостью и правильностью. новое слово нашего общественного развития, произнесенное ясно и твердо, без отчаяния и без ребяческих надежд, но с полным сознанием истины».[8]

В октябре 1852 года в жизни Гончарова случилось важное событие: он стал участником кругосветного путешествия на парусном военном корабле — фрегате «Паллада» — в качестве секретаря начальника экспедиции вице-адмирала Путятина. Она была снаряжена для инспекции русских владений в Северной Америке — Аляски, принадлежавшей в ту пору России, а также для установления политических и торговых отношений с Японией. Экспедиция продолжалась почти два с половиной года, по ее итогам Гончаров публикует цикл путевых очерков «Фрегат Паллада» (1855—1857) — своеобразный «дневник писателя». Книга стала знаменитой благодаря как своим литературным достоинствам, так и богатому фактическому материалу, собранному писателем. Гончаровым для рассказа о плавании была принята эпистолярная форма. В письмах сообщается непринужденно, живо о путевых впечатлениях, о мыслях, возникших в дороге. Повествование о виденном перемежается с отступлениями, вызванными то ли внезапной ассоциацией, то ли раздумьем, воспоминанием. И лишь вчитываясь в эти письма, анализируя их содержание, можно уяснить, насколько присуща произведению глубокая внутренняя последовательность, художественное единство. В работах исследователей литературного творчества И. А. Гончарова уделяется пристальное внимание путешествию писателя и его путевым очеркам. К “Фрегату Паллада” обращались также историки, для которых важны, в частности, разделы о пребывании. “Паллады” в японском порту Нагасаки. О географическом значении путевых очерков Гончарова содержательно написал известный географ С. Д. Муравейский. Таким образом, книга анализировалась в разных аспектах.

Пожалуй, наименее освещенным остается вопрос о значении и месте произведения Гончарова в развитии литературы путешествий. Эта тема, подобно многим другим, касающимся общих проблем литературы путешествий нового и новейшего времени, по сути еще ожидает своего исследования. Скажем в этой связи лишь о некоторых характерных чертах содержания и стиля “Фрегата Паллада”, на которые обращает наше внимание сам автор. Восприятие увиденного им впервые – многопланово, сложно, иногда противоречиво. И вот это обостренное, сложное восприятие он стремится передать своему читателю. Вновь и вновь раздумывает он о том, что и как писать путешественнику.

Обратимся к “письмам” о первых месяцах путешествия. В них подробнее всего говорится об Англии. Гончаров пробыл в этой стране сравнительно долго – около двух месяцев. “Паллада” задержалась в Портсмуте на ремонте, а писатель проехал из Портсмута в Лондон. Что осматривать в Лондоне, о чем написать в путевых записках? “Мне хотелось путешествовать не официально, не приехать и “осматривать”, а жить и смотреть на все, не насилуя наблюдательности, не задавая себе утомительных уроков, осматривать ежедневно с гидом в руках, по стольку-то улиц, музеев, зданий, церквей. От такого путешествия остается в голове хаос улиц, памятников, да и то не надолго. Вообще большая ошибка – стараться собирать впечатления; соберешь чего не надо, а что надо, то ускользнет. Если путешествуешь не для специальной цели, нужно, чтобы впечатления нежданно и незванно сами собирались в душу, а к кому они так не ходят, тот лучше не путешествуй!»[9]

Далее писатель размышляет о том, что надо “хоть немного слить свою жизнь с жизнью народа, который хочешь узнать. “[10], и о том еще, сколь многое требуется от самого путешественника: “Пожалуй, без приготовления да еще без воображения, без наблюдательности, без идеи путешествие, конечно, только забава”. [11]

Гончаров вводит нас не только в будни дальнего плавания, в жизнь портов Атлантики и одной из крупнейших европейских столиц, он в какой-то мере вводит и в свой внутренний творческий мир, в размышления о жанре, о целях путевых записок, в свое понимание литературы путешествий. В этом смысле начальные главы книги – ключ к раскрытию ее дальнейшего замысла. Высказанные Гончаровым суждения столь же существенны и для уяснения исторических связей его произведения с дальнейшим развитием литературы путешествий. В этом смысле начальные главы книги – ключ к раскрытию ее дальнейшего замысла. Высказанные Гончаровым суждения столь же существенны и для уяснения исторических связей

его произведения с дальнейшим развитием литературы путешествий. Писатель стремится осмыслить вопросы, важные для судеб путешествий как литературного жанра, для страноведческих задач этого жанра в эпоху, когда части света быстро сближаются между собою”. Естественно, что подобным вопросам предстояло становиться все более актуальными по мере того, как росла многообразная информация о странах, народах, морях и океанах Земли.

В своих путевых записках Гончаров не стремится к внешней систематизации, сообщению общих сведений о странах и народах, почерпнутых из разного рода печатных источников. Он видит свою задачу, прежде всего в рассказе о собственном восприятии посещенных земель, о встречах с людьми, населяющими эти земли. Он пишет о том, что в путешествии все врезается в память непосредственней, ярче, острее: “Долго не изгладятся в памяти те впечатления, которые кладет на человека новое место. На эти случаи, кажется, есть особые глаза и уши, зорче и острее обыкновенных, или как будто человек не только глазами и ушами, но легкими и порами вбирает в себя впечатления, напитывается ими, как воздухом”.[12] Но, конечно, не одно только волнующее ощущение пути обостряет зоркость автора “Фрегата Паллада”. Большому писателю-реалисту восприятию всех “нежданных” впечатлений, всего увиденного помогают предварительная подготовка и наблюдательность, фантазия и общий угол зрения, наконец, позиция писателя (как пишет Гончаров,- “идея”). Характерный пример – заметки об Англии, о Лондоне.

“Удовольствуйтесь беглыми заметками не о стране, не о силах и богатстве ее, не о жителях, не о их нравах, а о том только, что мелькнуло у меня в глазах”[13],- предуведомляет читателя Гончаров. Но не станем толковать такие предуведомления слишком буквально: ведь в тех же заметках об Англии читатель найдет многое и о нравах англичан, и об общем облике лондонской жизни. И пронизаны эти заметки стремлением обрисовать типическое. Улицы и площади Лондона: “Вот Regentstreet, Oxfordstreet, Trafalgarplace – не живые ли это черты чужой физиономии, на которой движется современная жизнь, и не звучит ли в именах память прошедшего, повествуя на каждом шагу, как слагалась эта жизнь. Что в этой жизни схожего и что несхожего с нашей. ” [14]

Сатирически заостренно обрисован в заметках о Лондоне образ английского дельца. В путешествии этот образ не раз еще возникнет перед писателем: “. я видел его в Англии – на улице, за прилавком магазина, в законодательной палате, на бирже. “, “Я видел его на песках Африки, следящего за работой негров, на плантациях Индии и Китая. ” Гончаров пишет и о британских колонизаторах в Азии, в Африке. На страницах его произведения найдем такие, например, записи: “Я шел по горе; под портиками, между фестонами виноградной зелени, мелькал тот же образ; холодным и строгим взглядом следил он, как толпы смуглых жителей юга добывали, обливаясь потом, драгоценный сок своей почвы, как катили бочки к берегу и усылали вдаль, получая за это от повелителей право есть хлеб своей земли”. [15]

Читайте также:
Образ Захара и его роль в раскрытии характера главного героя романа Гончарова «Обломов»: сочинение

А в заметках об Англии, о Лондоне, писатель делится с нами и такими раздумьями: “Законы против воров многи и строги, а Лондон считается, между прочим, образцовой школой мошенничества. Везде рогатки, машинки для проверки совестей, как сказано выше: вот какие двигатели поддерживают добродетель в обществе, а кассы в банках и купеческих конторах делаются частенько добычей воров. Филантропия возведена в степень общественной обязанности, а от бедности гибнут не только отдельные лица, семейства, но целые страны под английским управлением”.[16]

Гончарову в его взглядах на мир были свойственны и проницательность большого художника-реалиста, и черты, отражающие ограниченность его социальных воззрений. Для истории литературы путешествий наиболее важно в “Фрегате Паллада” то, что связывает эту книгу с прогрессивными линиями развития этой литературы в дальнейшем. Сила реалистического видения писателя определила непреходящее значение книги, правдивость и выразительность содержащихся в ней описаний. Со страниц очерков перед нами возникают остров Мадейра и острова Зеленого Мыса, Южная Африка и остров Ява, Сингапур и Гонконг, острова Бонин, Нагасаки и Шанхай, Ликейские (Рюкю) и Филиппинские острова, побережье Кореи. В завершение описан обратный путь писателя от дальневосточного побережья России через Якутск до Иркутска.

Сам термин “описание” не вполне подходит, пожалуй, к манере рассказчика, к его мысленной беседе с друзьями – теми, кому адресованы письма с пути. В этой непринужденной беседе всегда ощущается присутствие моря, корабля, посещенных земель. Вновь и вновь возникает в ней удивительное ощущение, которое именуется ныне “эффектом присутствия”.

“Что за зелень там, в этой куче деревьев? чем засеяны поля? каковы домы. Скорей, скорей на берег!” Это из главы “Ликейские острова”, весьма характерной по стилю. Начинается она первыми впечатлениями об островах, явившихся взору с палубы корабля в “бледных очертаниях”, словно первоначальный эскиз художника. Далее – о береге, который представился вдруг “как уже оконченная полная картина”. Далее – самые разнообразные эпизоды, встречи, пейзажи. И в конце главы: “Но довольно Ликейских островов и о Ликейских островах, довольно и для меня, и для вас. Если хотите знать подробнее долготу, широту места, пространство, число островов, не поленитесь сами взглянуть на карту, а о нравах жителей, об обычаях, о произведениях, об истории – прочтите у Бичи, у Бельчера. Помните условие: я пишу только письма к вам о том, что вижу сам и что переживаю изо дня в день”.

Однако читатель, закончив главу, отчетливо представляет и жителей островов, и пейзажи, и отличительные приметы времени – середины прошлого века на островах Рюкю. А о том, что ждет жителей этих островов в будущем, Гончаров говорит в словах, напоминающих позднейшие сатирические высказывания Марка Твена: “Но все готово: у одних дверей стоит религия с крестом и лучами света и кротко ждет пробуждения младенцев; у других – “люди Соединенных Штатов” с бумажными и шерстяными тканями, ружьями, пушками и прочими орудиями новейшей цивилизации. ” [17]

Возникает во “Фрегате Паллада” и еще один образ, обрисовка которого столь же своеобразна. Путешественник, всматриваясь в океан, приглашает и нас познакомиться с ним поближе. “Я уже от поэтов знал, что он “безбрежен, мрачен, беспределен, неизмерим и неукротим”, а учитель географии сказал некогда, что он просто Атлантический. Теперь я жадно вглядывался в его физиономию, как вглядываются в человека, которого знали по портрету”,[18] – эти строки из рассказа о первом знакомстве с Атлантикой.

Эстетическое восприятие Гончарова реалистично. Он стремится передать читателю все многообразие своих впечатлений об океанской стихии без искусственной романтизации, столь же чуждой ему, как и сухая рассудочность. Эти впечатления принадлежат человеку, впервые очутившемуся на корабле, пассажиру, которому поначалу приходится нелегко. Бурные волны и качка не радуют пассажира: “Может быть, оно и поэзия, если смотреть с берега, но быть героем этого представления, которым природа время от времени угощает плавателя, право незанимательно. Сами посудите, что тут хорошего?”[19] Но писателю предстоит еще привыкать к свежему ветру, узнавать океан все ближе, в разном виде, на разных широтах.

Вот как напишет он о “синем море”: “Море. Здесь я в первый раз понял, что значит “синее” море, а до сих пор я знал об этом только от поэтов. Синий цвет там, у нас на севере,- праздничный наряд моря. Там есть у него другие цвета, в Балтийском, например, желтый, в других морях зеленый, так называемый аквамаринный. Вот, наконец, я вижу и синее море, какого вы не видали никогда. Это не слегка окрашенная вода, а густая яхонтовая масса, одинаково синяя на солнце и в тени. Не устанешь любоваться, глядя на роскошное сияние красок на необозримом окружающем нас поле вод”.[20]

Многие страницы “Фрегата Паллада” посвящены изображению прекрасных картин в тропиках. Но там же, в плавании по тропическим водам, Гончаров сделает и такую запись: “Ну, что море, что небо? какие краски там? – слышу я ваши вопросы. Как всходит и заходит заря? как сияют ночи? Все прекрасно – не правда ли?” – Хорошо, только ничего особенного: так же, как и у нас в хороший летний день. Вы хмуритесь? А позвольте спросить: разве есть что-нибудь не прекрасное в природе? Отыщите в сердце искру любви к ней, подавленную гранитными городами, сном при свете солнечном и беготней в сумраке и при свете ламп, раздуйте ее и тогда попробуйте выкинуть из картины какую-нибудь некрасивую местность”. В рассказе о тропиках автор припомнит и чащу соснового леса, и луг, и Финский залив, и другие образы родной природы. Эти образы сохраняют для него все свое обаяние и здесь: “. нужды нет, что рядом с ними теснятся теперь в душу такие праздничные и поразительные явления”.

Море и земли чужие,

Облик народов земных –

Все предо мной, как живые,

В чудных рассказах твоих…”

Эти строки о путевых очерках Гончарова принадлежат А.Майкову. В числе современников писателя, высоко оценивших его произведение, были Д.И.Писарев и Н.А. Добролюбов. Современные исследователи творчества И. А. Гончарова сделали многое для уяснения отличительных черт содержания и стиля “Фрегата Паллада”, страноведческого значения этой книги, ее связей с литературой путешествий предшествующих веков. Следует сказать, что понимание всех этих вопросов в обширной литературе о Гончарове неоднозначно. Д. И. Писарев указывал, например, вскоре после выхода в свет “Фрегата Паллада”, что на эту книгу “должно смотреть не как на путешествие, но как на чисто художественное произведение”. В очерках Гончарова “. мало научных данных, в них нет новых исследований, нет даже подробного описания земель и городов, которые видел Гончаров; вместо этого читатель находит ряд картин, набросанных смелою кистью, поражающих своей свежестью, законченностью и оригинальностью”.

Читайте также:
Сюжет и композиция романа Обломов: сочинение

Современный исследователь творчества Гончарова А. П. Рыбасов в содержательной книге о жизни и творческом пути этого большого писателя высказывает мнение о справедливости такой оценки.[21] Несколько иначе отзывается об очерках путешествия на фрегате “Паллада” известный советский географ С. Д. Муравейский: “Закончив чтение “Фрегата Паллада”, читатель, несомненно, должен был прийти к выводу, что перед ним не только прекрасное художественное произведение, но и замечательное географическое сочинение”.[22] Обширная статья С. Д. Муравейского и его комментарии к “Фрегату Паллада” интересны общим подходом к исследованию этой классической книги с позиций географа, стремящегося определить ее страноведческое значение. Приведем еще мнение С. Машинского, под общей редакцией которого вышло в свет в 70-х годах XX века шеститомное собрание сочинений Гончарова:

“Не преследуя никаких специально научных целей и не увлекаясь поверхностной экзотикой, до которой так падок, по словам автора, “записной турист”, Гончаров свободно и деловито ведет свое повествование. Его книга содержала в себе весьма обширный информационный материал – исторический, этнографический, географический. В глазах современников “Фрегат Паллада” имел прежде всего познавательное значение, расширяя кругозор читателей, сообщая им массу интересных и полезных сведений. Но главное достоинство очерков Гончарова состояло в том, что он лично услышал, увидел, пережил. Он предстал в книге человеком очень пытливым, наблюдательным и, кроме того, умеющим необыкновенно интересно и увлекательно рассказывать”.[23]

Конечно, произведение Гончарова неправомерно рассматривать как научное описание. Об этом писал и сам Гончаров. Но он же пояснил на склоне лет, почему им вновь переиздана эта книга: “Путешествия в дальние концы мира имеют вообще привилегию держаться долее других книг. Всякое из них оставляет надолго неизгладимый след или колею, как колесо, пока дорога не поторопится до того, что все колеи сольются в один общий широкий путь…»[24]

Книга И.А.Гончарова – “путешествие” и она же – выдающееся художественное произведение. Это классический образец художественной литературы путешествий, имеющей важное страноведческое значение и в этом смысле тесно связанной с географией, что делает его еще более ценным для читателей.

Проблема автора в произведении И.А. Гончарова “Фрегат “Паллада””

Изучение форм авторского присутствия в книге И.А. Гончарова “Фрегат “Паллада””. Показано, что Гончаров выступает как “активный творец”, который формирует не только свой взгляд, но и взгляд читателя. Такой творец классифицируется как вторичный автор.

Рубрика Литература
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 30.01.2020
Размер файла 20,4 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Проблема автора в произведении И.А. Гончарова «Фрегат “Паллада”»

Омский государственный педагогический университет

Данная статья является попыткой изучения форм авторского присутствия в книге. Взаимоотношения автора с героем, автора с читателем, героя с читателем – это ключевые моменты, на которые необходимо обратить внимание, поскольку они помогают рассмотреть произведение И.А. Гончарова с разных позиций. Опираясь на методологию М.М.Бахтина, мы предполагаем, что Гончаров выступает как «активный творец», который формирует не только свой взгляд, но и взгляд читателя. Герой-рассказчик воплощает в себе больше типического, нежели индивидуального. Такой творец уже классифицируется как вторичный автор.

Ключевые слова: автор, читатель, категория «событие», повествователь, рассказчик.

V.V. Masson. The problem of the author in the work of I.A. Goncharov “Frigate “Pallada””

This article is an attempt to study the forms of the author’s presence in the book. The relationshipsbetween author and character, author and reader, characterand reader are the key points that must be consideredbecause of their importance in analysis of I. A. Goncharov’s work. Based on the methodology of M. M. Bakhtin, we assume that Goncharovacts as an “active creator”, which presents not only author’s opinion, but also forms the opinion of the reader. The character-narrator embodies more typical than individual. Such creator is already classified as a secondary author.

Key words: author, reader, the category of event, storyteller, narrator.

Триада автор-герой-читатель не раз обращала на себя внимание критиков. Взаимоотношения автора с героем, автора с читателем, героя с читателем – это ключевые моменты, на которые необходимо обратить внимание, поскольку они помогают рассмотреть произведение И.А. Гончарова с разных позиций, организующих смысловое единство этого текста. автор произведение гончаров книга

По мнению М.М. Бахтина, читатель приближается к пониманию произведения тогда, когда начинает рассматривать само произведение как событие. «Автор занимает ответственную позицию в событии бытия, имеет дело с моментами этого события, а потому и произведение его есть тоже момент события» [1,165]. В современной теории литературы категория «событие» трактуется по-разному, ее можно определить как многоаспектную. Во-первых, событие рассматривается как единица сюжета, нарративно-событийного плана. Событийность при этом понимается как специфический способ художественного воссоздания действительности в ее движении, развитии (действительность как процесс). Во-вторых, в теории Бахтина художественное событие трактуется как способ существования литературного произведения, как осуществление коммуникационного акта: автор – текст (в тексте актуализируется диалогическое взаимодействие автора и героя) – читатель. «Событие бытия», воплощенное на материале литературного произведения (язык) и претворенное через форму, Бахтин называет «эстетическим объектом».

В нашей работе категория события используется в обоих значениях. Читая «Фрегат “Паллада”», мы становимся участниками именно того события, которое предлагает нам писатель и которое включает в себя авторскую оценку, позицию, точку зрения, выраженную в организации повествования. Бахтин определяет литературное произведение как единство «события рассказа» и «события рассказывания». С первых страниц произведения Гончаров вводит нас в мир путешествующего человека, конкретно рисуя каждую деталь, описывая каждый момент жизни нашего героя: будь то воспоминание о сборах в путешествие, предощущение новых открытий или же страх перед неизведанным. И читатель невольно становится соучастником, входит в «со-бытие» повествования, оказывается невидимым собеседником. Постоянные обращения к читателю (хотя мы понимаем, что перед нами собрание писем, адресованных к определенным лицам), риторические вопросы, стирают грань между конкретным адресатом и читателем. В какой-то момент наступает погружение в мир произведения. Сделано это не случайно. Поскольку перед нами произведение переизданное и структурированное согласно логике и воле автора, то мы понимаем, что одной из задач писателя было не возвыситься над читателем, а погрузить его в мир текста, поставить на одну ступень с самим собой.

Говоря о проблеме автора в произведении, Бахтин отмечает: «Сознание героя, его чувство и желание мира – предметная эмоционально-волевая установка – со всех сторон, как кольцом, охвачены завершающим сознанием автора о нем и его мире; самовысказывания героя охвачены и проникнуты высказываниями о герое автора» [1,14]. Таким образом, следуя этой логике, мы приходим к выводу, что Гончаров, с самого начала все зная о путешествии, намеренно изменял некоторые факты. Так, во вступлении «От Кронштадта до мыса Лизарда» мы читаем: «Во все время плавания я ни разу не почувствовал ни малейшей дурноты и возбуждал зависть даже в моряках» [2,19]. Однако известный биограф-гончаровед А.Г. Цейтлин иначе отзывался о начале путешествия: «Путешествие сразу оказалось для Гончарова мучительным – он начал страдать невралгией, его нервировал постоянный шум и т. д. Измученный Гончаров возымел даже желание вернуться назад сухопутной дорогой, но, к счастью, скоро отменил свое намерение» [3, 119].

Читайте также:
Судьба Обломова - это судьба многих дворян середины XIX века: сочинение

Кроме того, среди исследований творчества Гончарова особое место занимает труд «Путешествие вокруг света И. Обломова» Б.М. Энгельгардта, в котором особо подчеркивается несоответствие событий реального плавания и описывающихся в тексте. Правда, объясняет литературовед это особой художественной задачей текста, который: «уже в самом начале был задуман Гончаровым как продолжение романа “Обломов”» [4,17]. Таким образом, бесспорно одно: Гончаров преследовал свою цель, интерпретируя факты и события путешествия. Он создал особый образ рассказчика.

На наш взгляд, Гончаров выступает как «активный творец», который формирует не только свой взгляд, но и взгляд читателя. Перед нами произведение, которое ведется от первого лица, читатель может проследить присутствие автора в произведении, например, в начале: «Наконец 7 октября фрегат “Паллада” снялся с якоря. С этим началась для меня жизнь, в которой каждое движение, каждый шаг, каждое впечатление были не похожи ни на какие прежние. Я сидел в кают-компании. » [2, 19], повествование постоянно прерывается наблюдениями Гончарова-повествователя обращениями к собеседнику. Кроме того, стоит отметить, что обращения и тон повествования в тексте зависят от адресата. Письма к семье Майковых отличаются особым «лиризмом», стройностью слога, дневниковые записи (например, о Японии) – строгостью, логичностью, установкой на объективное повествование. «Позицию автора по отношению к изображенному миру мы всегда можем определить по тому, как изображена наружность, дает ли он цельный трансгредиентный образ ее, насколько живы, существенны и упорны границы, насколько тесно герой вплетается в окружающий мир, насколько полно, искренне и эмоционально напряженно разрешение и завершение, насколько спокойно и пластично действие, насколько живы души героев (или это только дурные потуги духа своими силами обратить себя в душу). Только при соблюдении всех этих условий эстетический мир устойчив и довлеет себе, совпадает с самим собою в нашем активном художественном видении его» [1,166]. Таким образом, перед нами предстает особый герой. Как же его правильно классифицировать? Автор? Повествователь? Рассказчик? Представляется, что это связано с особенностями произведения, опирающегося на документальную основу. В данном произведении, образующемся на границах художественного / нехудожественного, вымышленного / невымышленного, нельзя говорить только о художественности и о вымышленном рассказчике, поскольку сам Гончаров ставит перед собой не только изобразительные задачи. В повествовании писатель выходит на общечеловеческий уровень, в связи с которым необходимо обратиться к понятию философской прозы, обоснованному в работах А.Э. Еремеева, Е.А. Акелькиной, Э.И. Коптевой [5, 6, 7]. Это понятие более удачно, поскольку позволяет соединить индивидуальное и обобщенное (общечеловеческое), приводя к постижению человеческого опыта, формированию целостного взгляда на мир, что характерно для философско-художественных форм.

Обратимся к Бахтину, ученый предлагал вычленять три значения слова «автор»: «биографический автор – первичный автор – вторичный автор». Под термином «биографический автор» понимался исторически реальный писатель, наделенный конкретной биографией и «внеположенный» литературному произведению. «Первичный автор» (иначе «автор-творец») – субъект эстетической активности. Он, становясь активным в форме и занимая позицию «вне содержания как познавательно-этической направленности», имеет возможность «извне оформлять, объединять и завершать событие» [8, 58]. Охватывая предметы и события реального мира, автор-творец превращает фрагмент жизни в материал художественного произведения, который затем реализуется в виде определенной формы, то есть, охватывая мир, автор-творец оформляет его. Литературный герой тоже становится предметом авторского «охвата» и оформления. Исходя из этого, Бахтин говорит об отношении «напряженной вненаходимости автора всем моментам героя, пространственной, временной, ценностной и смысловой вненаходимости, позволяющей собрать всего героя, собрать его жизнь и восполнить до целого теми моментами, которые ему самому недоступны» [1, 15]. Таким образом, Гончаров-творец создает перед нами свою концепцию плавания – то есть СОбытия, казалось бы, у героя есть имя, он наделен определенными чертами характера, он соответствует определенному положению в обществе (помощник-писарь), но на самом деле герой воплощает в себе больше типического, нежели индивидуального. И такой творец уже классифицируется по-другому. Это так называемый вторичный автор.

Под «вторичным автором» Бахтин предлагает понимать образ автора, созданный автором первичным. Первичный автор не может быть образом, поскольку ускользает от любого образного представления. Это субъект эстетической деятельности. Таким образом, в тексте Гончарова оказываются связанными все три автора: Реальный (биографический) – это сам Гончаров, Первичный автор – Я обитатель «своей покойной комнаты, которую оставлял только в случае крайней надобности и всегда с сожалением, перешел на зыбкое лоно морей» [2, 8].

Вторичный автор – или, по терминологии В. Шмида [9, 312], абстрактный автор – элемент художественного мира произведения. Иногда его называют «концепированным автором», имея в виду точку зрения автора как субъекта видения, эмоционально-оценочной деятельности. Концепированный автор присутствует на протяжении всего текста: воплощается при помощи «соотнесенности всех отрывков текста, образующих данное произведение, с субъектами речи – теми, кому приписан текст (формально-субъектная организация), и субъектами сознания – теми, чье сознание выражено в тексте (содержательно-субъектная организация)» [10, 120]. Такой автор предстает перед нами на протяжении всего текста, например, в главе о Японии: «Пустить или не пустить – легко сказать! Пустить – когда им было так тихо, покойно, хорошо – и спать, и есть. Не пустить. а как гости сами пойдут. Да так, что губернатор не успеет прислать и позволения?» – и далее: «Но что же делать им? И пустить нельзя, и не пустить мудрено» [11, 47]. Размышления автора или все же точка зрения героя-путешественника, от лица которого ведется повествование, или точка зрения японцев предстает перед нами в данном отрывке. Происходит дистанцирование рассказчика от события. На наш взгляд, это своеобразное совмещение точек зрения повествования, при котором читателю самому приходится отвечать на ряд поставленных вопросов, обобщать и формировать свою позицию, взгляды на происходящее. Проблема повествования тесно связана с жанрово-стилевыми особенностями текста. Введение разных жанровых традиций, позволяет автору все время переключать «регистры» восприятия: от бытовой истории до мифа, от частного события до символа «путешествие» (духовный поиск человечества).

В тексте все оказывается соразмерно мысли писателя, мы сопереживаем пути героя, осмысливаем причины поведения, тех или иных поступков, формируем свою читательскую установку. За время долгого путешествия рассказчик внутренне меняется: накапливается опыт путешественника, наблюдателя, к тому же данный текст многократно редактировался в течение многих лет после путешествия (последняя редакция спустя двадцать лет), и на последних страницах текста перед нами предстает человек, переживший своего рассказчика. Подобная дистанция автора позволяет ему увидеть путешествие с позиции будущего. Проблема автора-героя-читателя нацеливает нас на раскрытие определенных взаимосвязей между этими понятиями. Попытка данного анализа является лишь шагом к осмыслению проблемы повествования в целом.

Читайте также:
Человеческие типы в романе Ивана Гончарова «Обломов»: сочинение

1. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества / М. М. Бахтин; сост. С. Г. Бочаров. – М.: Искусство, 1979. – 424 с.

2. Гончаров, И. А. Собрание сочинений: в 6 т. Том II / И. А. Гончаров; под ред. К.И. Тюнькина. – М.: Правда, 1972. – 352с.

3. Цейтлин, А. Г. И. А. Гончаров / А. Г. Цейтлин. – М.: Изд-во АН СССР, 1950. – 491 с.

4. Энгельгардт, Б. М. «Путешествие вокруг света И. Обломова»: Главы из неизданной монографии / Б. М. Энгельгардт; вступ. ст. и публ. Т. И. Орнатской // И. А. Гончаров. Новые материалы и исследования. – М.: ИМЛИ РАН; Наследие, 2000. – С. 15-73.

5. Еремеев, А. Э. Русская философская проза (1820-1830) / А. Э. Еремеев. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 1989. – 192 с.

6. Коптева, Э. И. Истоки русской философской прозы в литературе конца XVIII – начала XIX вв.: монография / Э. И. Коптева. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2012. – 340 с.

7. Акелькина, Е. А. В поисках цельности духа, Бога и вечности. Пути развития русской философской прозы конца XIX века / Е. А. Акелькина. – Омск: ОГУ, 1998. – 222 с.

8. Бахтин, М. М. Вопросы литературы и эстетики / М. М. Бахтин // Исследования разных лет. – М.: Художественная литература, 1975. – 504 с.

9. Шмид, В. Нарратология / В. Шмид. – М.: Языки славянской культуры, 2003. – 312 с. – (Studia philologica).

10. Корман, Б. О. Избранные труды по теории и истории литературы / Б. О. Корман; предисл. и составл. В. И. Чулкова. – Ижевск: Изд-во Удмуртского ун-та, 1992. – 236 с.

11. Гончаров, И. А. Собр. соч.: в 6 т. Том III / И. А. Гончаров; под ред. К. И. Тюнькина. – М.: Правда, 1972. – 464 с.

1. Bakhtin M.M. Estetikaslovesnogotvorchestva[The Aesthetics of Verbal Art]. Мoscow, Iskusstvo, 1979.424p.

1. Goncharov I.A. Collected Works: Volume II.Мoscow,Pravda, 1972.352 p.

2. Tseytlin A.G. I.A. Goncharov. Moscow, AN SSSR, 1950, 491 p.

3. Engel’gardt B. M. «Puteshestvievokrugsveta I. Oblomova»: Glavyizneizdannoymonografii [“Journey around the world of I. Oblomov”: Chapters from an unpublished monograph].Мoscow, IMLI RAN; Nasledie, 2000.P. 15-73.

4. Eremeev A. E. Russkayafilosofskayaproza (1820-1830) [The Russian philosophical prose (1820-1830)].Tomsk, TomskUniversityPubl., 1989.192 p.

5. Kopteva E. I. Istokirusskoyfilosofskoyprozy v literature kontsa XVIII – nachala XIX vv.Monograph [The origins of the Russian philosophical prose in the literature of the late XVIII – early XIX centuries]. Omsk,OmskStatePedagogicalUniverstityPubl., 2012.340p.

6. Akel’kina E.A. V poiskakhtsel’nostidukha, Bogaivechnosti. Putirazvitiyarusskoyfilosofskoyprozykontsa XIX veka [In search of wholeness of spirit, God and eternity. Russian ways of philosophical prose development in the late nineteenth century]. Omsk: OGU, 1998.222p.

7. Bakhtin M.M. “Questions of literature and aesthetics”. Issledovaniyaraznykh let. Moscow,Khudozhestvennayaliteratura, 1975.504p.

8. Shmid V. Narratologiya [Narratology].Moscow,YazykiSlavyanskoyKul’tury Publ., 2003. 312p.

9. Korman B.O. Izbrannyetrudypoteoriiiistoriiliteratury [Selected papers on the theory and history of literature].Izhevsk: UdmurtskiUniversity Publ., 1992. 236p.

10. Goncharov I.A. Collected Works: Volume III.Мoscow, Pravda, 1972, 464 p.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Детство и семья Гончарова. Образование, годы обучения в Московском университете. Служба молодого Ивана Александровича, начало литературной деятельности. Кругосветное путешествие и фрегат “Паллада”. Расцвет его творчества. Последние годы жизни писателя.

презентация [543,5 K], добавлен 18.11.2013

Развитие образа героя-иностранца в произведении И.А. Гончарова “Фрегат “Паллада””. Антитеза образов туземца и иностранца как средство создания персонажа в романе И.А. Гончарова “Обломов”. Расширение литературного кругозора учащихся на уроках литературы.

дипломная работа [127,3 K], добавлен 23.07.2017

Детство Ивана Гончарова, первоначальное образование. Молитвенное благоговение перед именем Пушкина. Обучение в Московском университете. Путешествие писателя на фрегате “Паллада”. Служба в качестве цензора. Начало и расцвет творчества Гончарова.

презентация [552,3 K], добавлен 06.01.2012

Происхождение и детство писателя И.А. Гончарова, люди, его окружавшие. Обучение в Московском университете. Служба в Петербурге, начало творческого пути. Кругосветное плавание на фрегате “Паллада”. Обстоятельства создания романов “Обломов”, “Обрыв”.

презентация [2,5 M], добавлен 03.11.2011

Симбирск в XIX веке. Крестный отец, “отставной моряк”, Николай Николаевич Трегубов. Кругосветное плавание на фрегате “Паллада”. История написания романа “Обломов”. Портрет Гончарова работы Крамского. Литературно-мемориальный музей писателя в Ульяновске.

презентация [2,5 M], добавлен 15.12.2011

Основные подходы к анализу романа “Обыкновенная история” в средней школе. Изучение романа “Обломов” как центрального произведения И.А. Гончарова. Рекомендации по изучению романа И.А. Гончарова “Обрыв” в связи с его сложностью и неоднозначностью.

конспект урока [48,5 K], добавлен 25.07.2012

Творческая деятельность И.А. Гончарова, его знакомство с И.С. Тургеневым. Взаимоотношения писателей и причины возникновения конфликта между ними. Содержание “Необыкновенной истории” И.А. Гончарова, посвященной теме плагиата и творческого заимствования.

курсовая работа [37,4 K], добавлен 18.01.2014

Гончаров. Фрегат «Паллада» – отзыв на книгу о путешествии по трем океанам

“Фрегат “Паллада” Гончарова – это одна из самых интересных книг очерков о путешествиях по заморским краям, изданных на русском языке . Книга написана на основе путевых заметок и писем во время экспедиции на судне “Паллада” в 52-55 годах XIX века и полностью опубликована в 1858 году. За время своего путешествия писатель Иван Александрович Гончаров в качестве секретаря главы морской экспедиции посещает огромное количество стран и подробно описывает их, а также делится впечатлениями о плавании и рассказывает про свои будни на военном парусном корабле. Мы сами тоже очень любим путешествовать, поэтому особенно интересно было узнать, что это такое – настоящее плавание по океанам на паруснике. Я на одном дыхании прочитала эту увлекательную книгу Гончарова о путешествии вокруг Европы, Африки и Азии и предлагаю вам свой отзыв о “Фрегате Паллада”.

Фрегат Паллада

“Фрегат “Паллада” – это документальная автобиографическая книга очерков Ивана Александровича Гончарова, написанная им в жанре путешествия. На русском языке такого жанра еще не было, можно только упомянуть “Письма русского путешественника” Карамзина. Так что на вопрос “ Кто был первым тревел-блогером на Руси?” есть один ответ: мой земляк Иван Гончаров. Если кто не помнит: тот самый, что «Обломова» написал. Карамзин, кстати, тоже был родом из Симбирска. Из чего вообще можно сделать вывод о том, что нам, ульяновским, свойственно путешествовать и делиться своим впечатлениями.

  • Место действия: Лондон, Мадейра, Острова Зеленого мыса, ЮАР, Ява, Сингапур, Гонконг, Нагасаки (Япония), Шанхай (Китай), Филиппины, Россия.
  • Формат путешествия: плавание на трехмачтовом парусном судне (фрегат).

Фрегат “Паллада”. Из Википедии

Путешествие Гончарова на фрегате было впечатляющим: три океана и около десяти стран за два года! Он начал с визита в Лондон, а затем высадился на острова Атлантического океана – Мадейру и Зеленого мыса, а далее фрегат “Паллада” обогнув Африку (а как Гончаров описал свое знакомство с Южной Африкой!), побывал в Индонезии, Сингапуре, на Филиппинах, в Гонконге и Шанхае и Японии. А затем на поезде через всю Россию писатель вернулся домой, в родной Симбирск.

Читайте также:
Основная композиция романа “Обыкновенная история” и его значение: сочинение

Задачей этой поездки были переговоры с японцами, которые затруднились и потому потребовалось даже два визита в Нагасаки. Однако миссия в итоге была успешной, в связи с чем все главные участники экспедиции по возвращению получили значительное повышение, в том числе и ее руководитель, вице-адмирал Путятин. В своих очерках Гончаров однако весьма скуп по поводу переговоров с японцами, кроме описания собственно факта затруднений. Все же сие было государственной тайной. А вот приключения и описания стран у него на высоте!

Команда “Паллады”: Гончаров сидит, пятый слева. Фото из Википедии

Завершающий этап путешествия писатель преодолел на поезде, побывав в нескольких сибирских городах, в том числе в Иркутске и Якутске, и завершив поездку в Симбирске.

По возвращении домой он посылал свои путевые очерки в разные журналы, а через пять лет после путешествия книга была опубликована целиком. На ее станицах, кроме непосредственно описания стран, Гончаров задаётся теми же вопросами, что и современные тревел-бло геры:

  • Как писать, чтобы увлечь читателя путешествием и не напрягать его своей персоной чрезмерно?
  • Как увидеть страну и ее достопримечательности не только в качестве туриста, а понять и прочувствовать настоящую жизнь? Но и не впадать в крайность, подражая местным, а всегда оставаясь собой?
  • Зачем вообще нужны путешествия и почему люди забывают об уехавшем? А когда провожают, ревут, предполагая, что человек уезжает в никуда, зря, и не вернётся уже, ведь там нет жизни?

Рисунок Гончарова. Из Википедии

Читал ли кто из вас Гончарова, «Фрегат Паллада»? Если нет, то я очень рекомендую, хотя эта книга о путешествиях состоит из увесистых двух томов. Я лично особенно люблю этого человека и не только потому, что мы земляки, но и потому, что он написал один из моих любимых русских романов — “Обрыв”.

Кстати, некоторые свои впечатления о путешествии на паруснике Гончаров также поместил и в свой самый знаменитый роман “Обломов”. В одном из черновиков герой должен был поехать в большую поездку, и только возможность увидеть мир могла встряхнуть его от апатии. Однако в окончательной версии романа Гончаров оставил только то, что Обломов получает паспорт и… так никуда и не едет.

Мы же, хоть и опытные путешественники (побывали на острове Пасхи и даже совершили кругосветку), пока еще не видели многих стран, где на “Палладе” побывал Иван Александрович Гончаров. Можем похвастаться только коротким визитом в Гонконг. Однако у нас все еще впереди! Зато читать было чрезвычайно интересно! И наверняка еще увлекательнее будет перечитать эту книгу после визитов в те страны, где был Гончаров.

Маршрут плавания Ивана Гончарова на Фрегате “Паллада”. Из Википедии

Урок литературы в 10-м классе. По страницам “Фрегата “Паллады” И.А. Гончарова

Разделы: Литература

Цель урока: продолжить знакомство с творчеством И.А. Гончарова, расширить представления о личности писателя; дать общее представление о книге, проследить, как воплотились в данной книге особенности жанра (путевые очерки); поработать над анализом стиля писателя.

Данный урок проведен в профильном (филологическом) классе, где программа по литературе несколько расширена и введены произведения для обзорного рассмотрения. Предшествующим данному уроку был урок по теме “История поколения в “Обыкновенной истории” Ивана Гончарова.

Это вглядыванье, вдумыванье в чужую жизнь, в жизнь ли целого народа, или одного человека, отдельно, дает наблюдателю такой общечеловеческий и частный урок, какого ни в каких книгах не отыщешь.

I. Урок начинается диалогом, который ведут 10-классники:

В один из дней позднего августа 1852 года по всем гостиным – у Майковых, у Никитенко, у Панаевых, у Языковых – разлетелось вдруг поразившее всех известие:

– Мсьё де Лень…нет! Вы можете себе представить? Наш мсьё де Лень отправляется на военном фрегате в кругоземное плавание к берегам Японии и Китая.

– Как! Тот самый толстяк, который, бывало, оставлял кабинет и покойный диван только в случае крайней надобности и всегда с сожалением?!

– Этот избалованный городским комфортом немолодой чиновник с больной печенью и ревматизмом, бегущий от окна, из которого дует, с трудом засыпающий, если муха жужжит или мышонок скребется, боящийся дороги с ухабами, и поздних ужинов, и сырой погоды, и слишком жаркого солнца?!

– Этот добродушный ленивец Иван Александрович Гончаров пускается невесть с чего на зыбкое лоно морей, где холод, и ветры, и штормы, и бури, и тропическая жара, и непереносимая качка?!

– Такое известие казалось несбыточным, невероятным.

– Тем не менее все было именно так.

Ученик (в образе Гончарова, читает по книге): “ Боже мой! Я смогу побывать в Китае, Японии, в Индии, переплыву океан, ступлю ногой на острова, где гуляет в первобытной простоте дикарь, посмотрю на неведомые мне чудеса природы, неведомые города и обычаи чужого мне человека. Всё вокруг станет кипеть движением, красками, звуками, волновать, бодрить. Я хоть на время забуду скучную физиономии петербургского общества, а жизнь моя не станет тягостным праздным отражением мелких надоевших явлений… Да ведь мечтал же я издавна, ещё с детства, о кругоземном путешествии: выехать, скажем, а правого берега Волги, ехать, всё ехать прямо и вдруг вернуться назад, в Симбирск, уже с левого берега…

– Ах, куда это вы, милый Иван Александрович? Для чего? Зачем? Там вам и глаз не сомкнуть от шума и грохота. Поезжайте уж лучше в Париж, в Италию, в Лондон! Одумайтесь!

Гончаров: Нет, нет. Не могу–с! Хочу в Бразилию, хочу туда, где солнце из камня высекает жизнь, где рыщет лев, пресмыкается змей, где страшно и обаятельно жить, где глаза не устанут смотреть , а сердце взволнованно биться… Вот куда я хочу отсюда, сударыня, а не в Париж или Лондон.

II. Выступление ученика. История путешествия, история экспедиции.

В конце 1852 г. Из Петербурга в кругосветное плавание отправился военный парусный корабль – фрегат “Паллада”. Начальнику экспедиции на “Палладе” нужен был секретарь – человек, “который бы хорошо писал по-русски, литератор” (“Литературное наследство”, № 22-24, стр.344). Этим секретарем стал И.А. Гончаров, уже известный в то время писатель, автор ряда литературных произведений, в т.ч. романа “Обыкновенная история”. Согласно официальной версии, фрегат должен был посетить русские владения в Америке (принадлежавшую в то время России Аляску и острова у ее берегов). Однако подлинной задачей экспедиции было установление связей с далекой Японией, в то время отсталым феодальным государством, не имевшим почти никаких отношений со странами Европы и Америки. Японские власти препятствовали проникновению европейцев в их страну. В нач. XIX века русский посланник Н.П. Резанов в течение ряда лет вел переговоры с японским правительством о торговом договоре, но эти переговоры ни к чему не привели.

Начальником русской экспедиции в Японию на “Палладе” был назначен Е.В. Путятин, моряк, дипломат, государственный деятель, активный проводник политики царизма в Азии. Командовал “Палладой” И.С. Унковский, выдающийся командир русского парусного флота, ученик замечательного флотоводца и ученого, одного из первооткрывателей Актарктиды – адмирала М.П. Лазарева. В путешествии участвовали видные моряки, ученые: А.А. Халезов(дед), К.Н. Посьет,, Д.С. Честной. Кроме “Паллады”, в состав экспедиции входили шхуна “Восток” под командованием В.А. Римского – Корсакова и транспортное судно “Князь Меншиков” под командованием И.В. Фуругельма.

Читайте также:
Идеал героини в романе «Обрыв»: сочинение

“Паллада” достигла берегов Японии в августе 1853г. Переговоры о торговом договоре, которые вел Путятин, продолжались до января 1854г. В январе 1854г., в связи с Крымской войной, так и не добившись заключения договора, экспедиция покинула Японию. После этого “Паллада” побывала на островах Лю-чу (Ликейских), в Маниле на Филиппинах и затем отправилась к берегам Сибири. Здесь, в устье реки Амур, летом 1854г. и закончилось плавание фрегата. Гончарову, чтобы добраться до Петербурга, пришлось проделать длинный и трудный путь на лошадях через Сибирь.

III. Учитель объявляют цели урока и отмечает, что данный урок не ставит цель текстуального изучения данного произведения Гончарова.

IV. Выступление ученика. Представление книги И. Гончарова “Фрегат “Паллада”.

Гончаров, еще готовясь к кругосветному плаванию, хорошо понимал, что от него по возвращении будут ждать рассказа о таком незаурядном по тем временам событии: “Предстоит объехать весь мир и рассказать об этом”.

Очерки “Фрегат “Паллада” представляют собой творческий документ, важный для характеристики идейно-политических взглядов Гончарова. Несмотря на то, что в этих очерках ощутимо сказалась противоречивость его мировоззрения, основная и непреходящая ценность их заключается прежде всего в правдивом отражении в них фактов и процессов объективной действительности. Создавая книгу очерков, Гончаров не собирался дать “систематическое описание путешествия”. Он не освещает многие стороны экспедиции. В очерках почти не отражена героика тяжелого морского похода. Нет подробного и последовательного описания плавания. Не рассказывает он и о Путятине (начальнике русской экспедиции), необузданном самодуре, создавшем тяжелую атмосферу на корабле.

Это художественное произведение, в котором наблюдения и впечатления писателя-путешественника художественно преображены и осмыслены под определенным углом зрения.

Цель, “искомый результат путешествия”, по мнению Гончарова,– сравнение своего и чужого. “Это вглядыванье, вдумыванье в чужую жизнь, в жизнь ли целого народа, или одного человека, отдельно, дает наблюдателю такой общечеловеческий и частный урок, какого ни в каких книгах не отыщешь”.

“Фрегат “Паллада” проникнут глубокой любовью Гончарова к своей стране, к русскому народу. “История плавания…корабля, этого маленького русского мира, с четырьмястами обитателей, носившегося два года по океанам, своеобразная жизнь плавателей, черты морского быта – все это также само способно привлекать и удерживать симпатии читателей”,– говорил Гончаров в предисловии к очеркам.

“Очерки путешествия” И.Гончарова представляли собой решительный разрыв как с сентиментальной традицией “Писем русского путешественника” Н. Карамзина, так и с традициями романтических описаний, созданных Бенедиктовым и Марлинским. “Очерки путешествия” Гончарова окончательно утвердили в русской литературе ту реалистическую тенденцию путевого очерка, которая была начата “Путешествием в Арзрум” Пушкина. “Фрегат “Паллада” сыграл значительную роль в развитии художественного творчества самого И.А. Гончарова и прежде всего в его работе над романом “Обломов”. Гончаров предполагал написать главу “Путешествие Обломова”. Этот замысел не был реализован (как мы знаем, Илья Ильич так и не тронулся за границу). Из своего путешествия писатель возвратился умудренным богатейшим опытом, и это не могло не отразиться в его дальнейшем творчестве.

V. Особенности жанра “Фрегата “Паллады”.

– Что представляет собой книга Гончарова с точки зрения жанра? (путевые заметки).

– Что составляет основу путевых заметок? (Путевые заметки – одна из разновидностей путевого очерка – жанра художественной публицистики).

СОСТАВЛЯЮЩЕЕ ПУТЕВЫХ ЗАМЕТОК:

– Какой тип речи присутствует в путевых заметках? (все типы речи)

– И последняя особенность произведений рассматриваемого нами жанра – субъективность в изложении, ярко выраженная позиция автора.

VI. Анализ эпизодов.

– Когда впервые и благодаря кому Иван Гончаров проявил интерес к путешествиям, к экзотическим странам? (в детстве, благодаря Николаю Николаевичу Трегубову).

– Итак, для Гончарова имевшаяся страсть к путешествию открыла совершенно новый мир, мир жизни военного фрегата, мир морского странствия. И это для него всё было впервые, всё в первый раз.

И Гончаров показывает психологическое состояние новичка, впервые попавшего на судно.

Ученик выразительно читает эпизод из главы “От Кронштадта до мыса Лизарда” (со слов “Я с первого шага на корабль стал осматриваться” до слов “Я с недоумением глядел вокруг себя и на свои сложенные в кучу вещи”). (Фрагмент отпечатан и лежит перед учениками).

– Какие чувства обуревают новичка, человека, впервые попавшего на корабль и впервые вышедшего в море? (настороженность, испуг, любопытство)

Учитель: Мир корабля – удивительный мир, ни на что не похожий. Корабль живёт своей уникальной жизнью, где все подчинено… чему? (ребят предлагается предугадать) – СВИСТКУ!

Ученик: пересказ эпизода из той же главы. “Свистать всех наверх!”

Учитель: Гончаров – тонкий наблюдатель, пытливый путешественник, человек, активно и жадно познающий новый мир. Он находит поэзию во всем, в том числе и в описании парусника.

Ученик выразительно читает отрывок из главы “От Кронштадта до Лизарда” (описание парусника), (фрагмент лежит перед учениками).

Беседа с классом:

– Каково эмоциональное настроение данного отрывка?

– В этом описании Гончаров больше секретарь, которому должно составить отчет о кругосветке, или поэт? Аргументируйте свою точку зрения. (Обилие художественных средств выразительности).

– Использование каких тропов позволяет автору так эмоционально и ярко описать парусник? (обилие в данном эпизоде примеров метафоры, олицетворения, ярких сравнений и эпитетов).

Учитель: Да, одна из особенностей путевых заметок – красочное описание природы. И в этом Иван Гончаров достигает художественных высот.

Ученик выразительно читает отрывок из главы “Плавание в Атлантических тропиках” (описание тропического неба).

– Каким настроением проникнуто это описание?

– Каковы художественные особенности синтаксиса? (риторические вопросы, риторические восклицания; обилие рядов однородных членов, бессоюзие).

Учитель: Как мы уже успели заметить, Гончаров умеет сочетать художественные описания с публицистическими зарисовками. Обратимся к главе “Сингапур”.

– Каким увидел мир Гончаров? Что привлекает его внимание? Что ему любопытно? (описание внешности, еда, занятия, торговые лавки, социальное расслоение и т.д.)

Учитель: Через 20 лет после кругосветного путешествия, в 1874 году, И.А. Гончаров напишет очерк “Через 20 лет”. В нем автор повествует о себе, о судьбе фрегата “Паллада”.

Учение кратко рассказывает о судьбе фрегата.

– Каким увидел дальневосточный край путешественник из далекого Петербурга? Кто из известных нам людей, чья судьба связана с освоением Приамурья, упоминается в очерке? Рассказ о Николае Муравьеве (Амурском).

VII. Обобщение.

Сегодня мы совершили кратковременное путешествие по страницам удивительной и познавательной книги Ивана Гончарова “Фрегат “Паллада”, попытались увидеть незнакомые нам места глазами русского путешественника, расширили представление о Гончарове–прозаике и публицисте, расширили свои географические познания о мире.

Анализ романа «Обыкновенная история» (И. А. Гончаров)

Середина и конец девятнадцатого века стали периодом рассвета русской прозы. Именно тогда творили величайшие русские писатели, чьи произведения обогатили не только отечественную, но и всю мировую литературу.

Читайте также:
Роль любовной интриги в романе И.А. Гончарова “Обломов”: сочинение

Одним из таких колоссов был Иван Гончаров. И хоть его творческое наследие гораздо скромнее наследия Толстого, Достоевского или Чехова, этого писателя ни в коем случае нельзя недооценивать. Одним из самых известных произведений Гончарова, прославивших его на всю Россию, стал роман «Обыкновенная история», разбор которого предлагает Вам Многомудрый Литрекон.

История создания

История написания романа «Обыкновенная история» вмещает в себя интересные факты:

  1. «Обыкновенная история» стала первой книгой в так называемой трилогии «Три О», в которую вошли «Обломов» и «Обрыв». Она также стала литературным дебютом писателя и предвестницей новой школы в отечественной литературе. Именно после успеха произведения Гончарова Белинский предрек возникновение «натуральной школы», звездой которой стал Н.В. Гоголь.
  2. Работа над романом началась в 1844 году и заняла сравнительно мало времени по меркам самого Гончарова, всего два года. Однако даже так писатель проявил невероятную скрупулёзность, постоянно редактируя роман даже накануне издания (он был опубликован в «Современнике»).
  3. Изначально автор передал произведение знаменитому поэту Н.М. Языкову. Но тот, прочитав пару страниц, не был впечатлен произведением и забросил его на долгое время, так и не передав в печать. Потом он отдал ее поэту и редактору Н.А. Некрасову, а тот уже понял, что перед ним совершенно новаторская, редкая по красоте вещь. Столь же восторженно роман «Обыкновенная история» встретил В.Г. Белинский.

Направление и жанр

«Обыкновенная история» являет собой яркий пример реалистического направления в литературе. Автор стремится достоверно отобразить окружающую действительность в своём произведении. Персонажи и диалоги прописаны максимально реалистично, а атмосфера дополняется многочисленными деталями. Читатель может поверить в то, что описанные в романе события могли произойти на самом деле. Так знаменитый критик Белинский описал свое отношение к героям «Обыкновенной истории»:

«Нет, не переведутся никогда такие характеры…С течением времени они будут изменяться, но сущность их всегда будет та же самая…»

Жанровую принадлежность «Обыкновенной истории» можно определить, как роман. Повествование охватывает длительный промежуток времени, в сюжете задействовано большое количество персонажей, а объем романа более, чем солидный.

Смысл названия

В своих произведениях Гончаров стремился отобразить тенденции, которые господствовали в русском обществе на момент создания романа. Название романа «Обыкновенная история» подчёркивает повсеместность и типичность описанных событий, чтобы подчеркнуть их опасность и значимость.

Кроме того, автор взывает к памяти читателя: разве он не помнит, каким был в юности, какие мечты утратил с течением времени? История Александра — это вечная история о том, как романтичная молодость уступает место практической зрелости, где нужно не только писать стихи возлюбленной, но и обеспечивать ее.

Суть: о чём роман?

Молодой дворянин – Александр Адуев, почти всю жизнь проживший в провинции, отправляется в Петербург к своему дяде Петру Адуеву, чтобы поступить на государственную службу. Так герой говорит родственникам, но на самом деле он хочет пробиться в литературную среду и стать великим поэтом. Между молодым романтиком Александром и старым циником Петром сразу же возникают разногласия, ведь дядя не планирует содержать племянника, пока он витает в облаках.

Столичная жизнь сильно разочаровывает Александра. Он испытывает отвращение к своей работе, переживает неудачу в писательской карьере, и даже на любовном фронте Адуев-младший терпит поражение.

Александр покидает Петербург и возвращается домой. Однако, проведя в своём имении совсем немного времени, он понимает, что провинциальная жизнь уже совсем не привлекает его, а потому Адуев решает вернуться в столицу.

Спустя много лет перед нами предстаёт новый Александр Адуев – циничный карьерист, которого не волнует ничего, кроме денег и повышения. Старый Адуев восхищается своим племянником, который поднялся выше, чем сам Пётр мог мечтать. Однако теперь старик понял, что упустил в своей жизни в погоне за деньгами. Его жена при смерти, и теперь им остались жалкие крохи времени, оставшиеся после «карьеры».

Главные герои и их характеристика

Система образов в романе «Обыкновенная история» воплощена Многомудрым Литреконом в таблице:

главные герои романа «обыкновенная история» характеристика
александр адуев молодой дворянин. симпатичный и чувствительный молодой человек, выросший в глухой провинции, окружённый заботой и достатком. мама воспитала его в тепличных условиях, а сам саша вырос робким, мечтательным и нежным мальчиком. в начале романа он мечтал о любви, государственной службе на благо страны и народа и карьере писателя, однако потерпел поражение во всех своих начинаниях. будучи неспособным отказаться от столичной жизни, александр поддаётся растлевающему влиянию большого города и к концу романа становится одним из тех, кого всегда осуждал – циником и карьеристом.
пётр адуев дядя александра. в начале романа предстаёт перед нами циничным, деловым и бездуховным человеком. он умен, проницателен и расчетлив. свою семью он обеспечивает хорошо, но в жизни всего добился сам и шел к повышениям с нуля. такая жизнь сделала его черствым скептиком — рациональным и далеким от семьи. он пророчит наивному александру провал во всех его начинаниях, однако даже помогает племяннику, отправляя его книгу знакомому писателю от своего имени. к концу романа, однако, несколько преображается и отказывается от карьеры, чтобы помочь своей больной жене – елизавете. однако от своих взглядов не отрекается, восхищаясь свои племянником, ставшим его более успешной копией.
надежда любецкая восемнадцатилетняя дворянка: кокетливая, смешливая, капризная. ее настроение меняется ежечасно. ничем не примечательная девушка, в которую, однако, без памяти влюбляется неразборчивый александр. после длительных ухаживаний главный герой намеревается сделать ей предложение. но ветреная надежда влюбляется в графа новинского, и отношения с адуевым заканчиваются.
анна адуева мать александра. добрая и заботливая женщина, окружившая сына любовью, воспитавшая в нём искреннего и отзывчивого человека. очень возвышенная и поэтичная, мягкая и нежная женщина, привыкшая к мечтаниям и праздности.
елизавета адуева молодая жена петра адуева. ласковая и умная женщина, живущая несчастным браком с циничным и холодным мужем. испытывает симпатию к доброте и наивности александра и тяжело переживает его духовное падение.

Тематика романа «Обыкновенная история» многогранна и интересна даже для сегодняшнего читателя, привыкшего к литературному изобилию:

  1. Становление личности – основная тема романа. Гончаров показал тот путь, который прошёл человек от мечтательного юноши до расчётливого карьериста. Становление личности, по мнению Гончарова, может быть не только со знаком «плюс», но и со знаком «минус». Под влиянием неудач Александр изменил самому себе.
  2. Любовь – на протяжении всего произведения юный Адуев неоднократно влюбляется. Однако все его любовные начинания обречены на провал. Потому что, по мнению Гончарова, в столичном обществе Российской империи, погрязшем в цинизме и инфантилизме, нет места по-настоящему глубоким чувствам. Иронично, однако, то, что настоящую любовь в романе демонстрирует именно циничный Пётр Адуев.
  3. Семья – в столичном обществе, изображённом в романе, нет места настоящей семье. Елизавета несчастна в браке, а Александр в итоге женится по расчёту. С другой стороны, живущая в провинции мама Адуева по-настоящему ценит семью и любит своего сына. Город в очередной раз противопоставляется деревне и терпит поражение в системе ценностей Гончарова.
  4. Отцы и дети – бесконечные споры юного Александра и видавшего виды Петра символизируют собой столкновение двух поколений, попытку буйной молодости сломать уклад, сформированный старшими. Однако в итоге «отцы» одерживают победу, и «дети» вынуждены идти по их стопам.
  5. Творчество – попытки Александра стать писателям терпят поражение не только из-за его неопытности, но и от отсутствия воли, чтобы пытаться снова и снова. По мнению писателя, искусство – это долгий и кропотливый труд, к которому нельзя подходить легкомысленно.
  6. Воспитание – детство оказывает огромное влияние на жизнь человека. Именно то воспитание, которое дала Александру мать, сделало его романтиком и идеалистом, который в итоге не смог сопротивляться растлевающему влиянию общества.
Читайте также:
Обломов: его сущность, характер и судьба: сочинение

Проблемы

Проблематика романа «Обыкновенная история» не менее интересна. Если Вы хотите ее дополнить, то попросите Многомудрого Литрекона в комментариях.

  • Карьеризм – Гончаров испытывает нескрываемое отвращение к карьеристам, лишённым совести и принципов, ограниченных лишь поиском собственной выгоды. В то же время писатель понимает, что зачастую именно такой подход к жизни помогает человеку выжить и добиться успеха. Но какова цена такого успеха? Об этом заставляет задуматься произведение.
  • Равнодушие – общество, изображённое Гончаровым, абсолютно безразлично к страданиям людей. Все его члены стремятся лишь к собственному благополучию, а желания других не играют никакой роли. Так живет столица, погрязшая в суете. Это пропагандирует и дядя, который не поддерживает, а высмеивает племянника.
  • Мещанство – в лице Петра, а потом и Александра Адуевых Гончаров представляет нам целую касту людей – мещан. В его понимании это мелочные и жалкие люди, с головой ушедшие в быт и работу и позабывшие о каком-либо духовном развитии. Они бесцельно проживают свою жизнь среди тысяч таких же мещан.
  • Юношеский максимализм – писатель симпатизирует юному Александру, его идеализму и горячности, но в то же время показывает, что эти качества не приносят ничего, кроме боли и разочарования. Автор призывает читателей соблюдать баланс между душевностью и здоровым цинизмом.
  • Городская и деревенская жизнь – Гончаров жёстко противопоставляет город и деревню. Город – обитель порока, в которой нет места по-настоящему хорошему человеку, однако в то же время город крайне притягателен и мало кто способен отказаться от городской суеты. Деревня же в его глазах представлена как идеальная утопия, в которой нет места волнению и страданиям, однако мало какой человек, жаждущий жизни, останется в этом застывшем раю. Писатель вырисовывает две крайности и предлагает читателям самим сделать выбор.

Смысл

Гончаров изобразил дворянское общество Российской империи, насквозь пропитанное цинизмом и мелочностью. Он показал, как оно на корню губит всё доброе и светлое в человеке, извращая его душу и превращая его в часть серой массы. Главная мысль романа «Обыкновенная история» заключается в необходимости сопротивляться растлевающему влиянию города и сохранять себя для близких людей, которые в тебе нуждаются.

Писатель демонстрирует нам две крайности в лице Петра и Александра. Он одинаково отрицает обе, призывая нас жить в реальном мире, здраво смотреть на вещи, но в то же время оставаться людьми, способными мечтать и мыслить. Такова основная идея романа «Обыкновенная история».

Критика

Роман Гончарова был восторженно встречен читающей публикой.

Виссарион Белинский очень хвалил роман за хорошо прописанные женские образы. Однако Белинскому особенно пришёлся по душе образ Петра Аудева, которого он считал лучшим персонажем романа.

Другой известный критик – Дружинин, поставил «Обыкновенную историю» на один уровень с «Евгением Онегиным», за его точное изображение дворянского общества и красивые пейзажи.

Также критики высоко оценили художественное своеобразие романа «Обыкновенная история»:

«Дарование г-на Гончарова — дарование самобытное: он идет своим путем, не подражая никому, ни даже Гоголю, а это не безделица в наше время…» (критик под псевдонимом «В. М.», «Ведомости Санкт-петербургской городской полиции», 8 марта 1847 г., №54)

Однако некоторые рецензенты заметили догматизм автора и его чрезмерное стремление навязать основную мысль:

«…Роман хорош. В молодом авторе есть наблюдательность, много ума; идея кажется нам немного запоздалою, книжною, но проведена ловко. Впрочем, особенное желание автора сохранить свою идею и растолковать ее как можно подробнее придало роману какой-то особенный догматизм и сухость, даже растянуло его. Этого недостатка не выкупает и легкий, почти летучий слог г-на Гончарова. Автор верит действительности, изображает людей как они есть. Петербургские женщины вышли очень удачны…» (анонимный автор под псевдонимом «Н. Н.», «Санкт-Петербургские ведомости», 13 апреля 1847, № 81)

Особенности творчества Гончарова заключаются в его наблюдательности и умении точно передать атмосферу общества и эпохи:

…От наблюдательности г-на Гончарова не ускользает ни одно малейшее движение Евсея, Аграфены, дворника, его жены, ямщика, лодочников. Эти черты наблюдательности тем больше вас поражают, что рядом с ними в то же время главное действие продолжается само собою, идет своим путем; они только перебегают по сцене действия как легкие, неуловимые огоньки, или, лучше, как разнородные, разнохарактерные голоса в толпе. Это разнообразит картины романа и делает эффект их на читателя разностороннее…» (неизвестный автор, рецензия в журнале «Отечественные записки», 1848 г, №3)

Отражение русской действительности в романе И. А. Гончарова “Обломов”

Школьное сочинение

  • 1. Испытание любовью в романе И. А. Гончарова “Обломов”
  • 2. Прием антитезы в романе И. А. Гончарова “Обломов”

Правдивость, глубина, жизненность характеров и проблем, актуальность поставленных вопросов — характерные черты творчества Ивана Александровича Гончарова — особенно ярко раскрылись в романе “Обломов”.

В центре внимания писателя всегда были судьбы его родины. Сам он так отзывался о своем творчестве: “То с грустью, то с радостью, смотря по обстоятельствам, наблюдаю благоприятный или неблагоприятный ход народной жизни”. Исторической эпохой, взрастившей творчество этого писателя, были 40-60-е годы XIX века, время глубокого кризиса феодально-крепостнического строя, период ликвидации крепостного права и подъема демократического движения в России.

Первый роман Гончарова — “Обыкновенная история” (1847) — принес ему громкую известность и всеобщее признание.

С большой силой художественного обобщения Гончаров показал крушение старого, патриархального уклада жизни. “Обыкновенная история ” — первая часть трилогии Гончарова, запечатлевшей жизнь русского общества на разных стадиях его развития. В 1859 году вышел роман “Обломов”, справедливо считающийся вершиной творчества писателя, а еще через десять лет была напечатана третья часть трилогии — роман “Обрыв”.

У главного героя “вершинного” романа — Обломова — ярко проявляются черты “естественного человека”, удивительным образом сохранившиеся в середине XIX века. Придерживаясь идеологии природной жизни, герой существует согласно собственным принципам, собственному пониманию цельного и гармоничного человека: он решительно отвергает суету, тщеславие, карьеризм, погоню за выгодной женитьбой и богатством. “Нет, — восклицает он, — это не жизнь, а искажение нормы, идеала жизни, какой указала природа целью человека”. Но по своей наивности он не задумывается над тем, что все это возможно для него — барина, так как у него есть “Захар и еще триста Захаров”, обеспечивающих ему такое беззаботное существование. Илья Ильич радуется своей неподвижности и независимости, не отдавая себе отчета в том, что сам является частью ненавистного ему мира. Лишь иногда прозрение озаряет его, и тогда он с гнетущим беспокойством начинает задумываться над своей жизнью и над причинами, которые погубили все то доброе, что было в нем заложено: “Кто-то будто украл и закопал в собственной его душе принесенные ему в дар миром и жизнью сокровища. Какой-то тайный враг наложил на него тяжелую руку в начале пути и далеко отбросил от прямого человеческого назначения. ” Ответ на мучивший героя вопрос приходит в “Сне Обломова”, где Гончаров рисует картину патриархально-крепостнической утопии, главным содержанием которой являются “сон, вечная тишина, вялая жизнь и отсутствие движения”. Таким образом, тем врагом, который погубил все 1 доброе в Илье Ильиче, явился сам способ его жизни, все то, что впоследствии приобрело определение — обломовщина.

Читайте также:
Сочинение по роману Обломов Кто нужен России Обломов: сочинение

В образе Обломова критик Н.А. Добролюбов увидел отражение русского национального характера, назвал его “коренным типом” русской жизни, а литературовед Д. Н. Овсянико-Куликовский характеризовал свойства Обломова как “черту национального психического склада”. Исследователь А. Г. Цейтлин считал, что герой романа соединяет в себе черты национально-исторические, рожденные и обусловленные конкретной крепостнической эпохой русской жизни, и свойства общечеловеческие, по-своему проявляющиеся в соответствующих социально-исторических ситуациях различных стран. А сам автор подчеркивал, что его герой воплощает “элементарные свойства русского человека “. Таков, например, слуга Захар, которого отличают постоянное брюзжание и строптивость, упрямство, неповоротливость, косность и неряшливость, неопрятность и преклонение перед барством, но прежде всего — лень. Вот отчего он уподоблен своему барину. “Обломовская” жизнь Захара закончилась таким же драматическим финалом, как и судьба его барина: он стал нищим, подобно тому, как нищим духовно и нравственно стал под конец жизни и сам Обломов. Крепостнический уклад жизни сформировал их обоих, лишил уважения к труду, воспитал безделье и праздность. В одном из откликов на роман верно говорилось о том, что Захар и Обломов “выросли на одной и той же почве, пропитались одними и теми же соками”.

Таким образом, в Обломове воплотились черты характера, порожденного русской патриархальной помещичьей жизнью. Этот образ — крупнейшее мировое обобщение, он является воплощением жизненного застоя, неподвижности, беспробудной человеческой лени.

Обломовское начало живет не только в Захаре, но и в гостях героя, и в быте вдовы Пшеницыной. Оно распространилось по деревням и селам крепостнической России, укоренилось в ее столице, оно проявляется не только в поведении бар, но и в косности чиновников, крепостных крестьян, людей интеллигентных профессий.

Типичность созданного образа подтверждается еще и тем, что у главного героя романа “Обломов” было несколько реальных прототипов. В своих воспоминаниях “На родине” Гончаров рассказывал о трех из них: Козыреве, не вылезавшем из халата, никуда не выезжавшем из имения и не желавшем знать о своих доходах; Гастурине, отличавшемся теми же свойствами; о Якубове, своем крестном, весь день лежавшем в постели, где его и заставали гости. Кроме того, в беседе с издателем М.О. Вольфом Гончаров и в себе признал черты своего героя. “Обломов — это я . я рисовал Обломова с себя”, — говорил он. Но если вся страна будет состоять из одних “обломовых”, чьи духовные порывы уничтожила лень, то впереди ее ждут разруха, пошлость и нищета. Такие перспективы, конечно, не могут радовать, и это заставляет автора искать “положительные начала русской жизни”.

Друг главного героя, Андрей Штольц, олицетворяет еще одну сторону русской действительности. В его характере преобладают воспитанная с детства привычка к труду, самостоятельность, воля к достижению цели, бесстрашие перед трудностями. Он кипит жаждой знаний, жаждой деятельности, жаждой живого общения. В его характере удивительным образом переплелись унаследованные от отца-бюргера деловитость и аккуратность, унаследованные от матери высокая духовность и тонкая душевность. Идеалом для него является осмысленный труд, который он определяет как “образ, содержание, стихию и цель жизни”. Хорошо усвоив уроки отца, быт обломовского дома и княжеского замка, Штольц научился удобно и практично устраиваться в жизни. Этот герой “нового века” по-своему симпатичен автору. Писатель дает ему “наполненную, волнующую жизнь, в которой цвела неувядаемая весна”, дарит ему семейное счастье с Ольгой Ильинской. Штольц выходит победителем из всех жизненных ситуаций, обретает комфорт, изобилие, благоденствие среди картин и цветов в крымском доме, но почему-то Гончаров не показывает нам своего героя в “деле”, не изображает его общественного служения. Сохраняя верность жизненной правде, Гончаров отмечает, что практичность, холодный расчет часто получают у него перевес над трепетностью чувства — ум Штольца преобладает над его сердцем.

Главное качество Штольца — непримиримое отношение к обломовщине в любых ее проявлениях. Он же нашел и само это слово “обломовщина”. Но, к сожалению, иногда в нем самом проглядывает то, что можно было бы назвать “отсветом обломовщины”. Кипучая деятельность Штольца направлена на узкопрактические цели, лишена интереса к реальности, в нем нет тяги к деятельности на благо общества, к искусству. “Мы не Титаны с тобой, — говорит он Ольге, — мы не пойдем, с Манфредами и Фаустами, на дерзкую борьбу с мятежными вопросами, не примем их вызова, склоним головы и смиренно переживем трудную минуту. ” Успокоение для себя он находит в тихой и комфортной семейной жизни. И потому вовсе не он положительный герой романа.

Многие критики усматривали в этом образе типическое, находили его “живым человеком”, но большинство из них соглашались с Н.А. Добролюбовым, считавшим, что “Штольц не дорос еще до идеала общественного русского деятеля”.

По-настоящему положительным героем, а точнее, героиней, является Ольга Ильинская. Это живое лицо, также непосредственно взятое писателем из жизни. Воспоминания современников Гончарова и исследование О.М. Чеменной называют в качестве прототипа Ольги Екатерину Майкову, которой был увлечен писатель и которая была самым близким ему человеком в 50-е годы. Образ Ольги Ильинской — образ красивой, молодой и энергичной женщины, обладающей необыкновенной простотой и естественностью, женщины, которую влечет к значительным делам и борьбе, имеющим общечеловеческий смысл, — воплотил лучшие свойства передовой русской женщины 50-х годов. Это образ тонко чувствующего, духовно одаренного человека, обладающего гармонией ума, воли и сердца. Именно такие как Ольга способны выступить на “трудный и тернистый, исполненный лишений и невзгод” путь и в любом забытом уголке сохранить заветы своей молодости.

Продолжатель реалистических традиций Пушкина и Гоголя, Гончаров прежде всего ценил в литературе объективность и глубину изображения жизни. Он исходил из убеждения, что “действительность, какая бы она ни была, нуждается в эпически спокойном изображении”. Именно поэтому он выбрал для своего творчества жанр романа, как жанр, наиболее полно отвечающий этим требованиям. Все картины и образы, созданные писателем в романе “Обломов”, — удивительно яркие, полные, содержащие в себе характерные черты общества и людей его времени. Этому роману, а также его героям, суждено не просто оставаться понятными и современными для читателей всех поколений и времен. Они прочно вошли в саму нашу жизнь, их имена стали нарицательными, а слово “обломовщина” даже вошло в “Толковый словарь живого великорусского языка” В. И. Даля.

Читайте также:
Авторская позиция в романе Обломов: сочинение

Анализ романа Обыкновенная история Гончарова сочинение

Гончаров написал огромное количество разных произведений. И одно из них называется «Обыкновенная история». Здесь автор представляет два совершенно разных характера двух героев.

Саша живет в деревне и ему больше всего на свете хочется вырваться в город, где он может воплотить в жизнь огромное количество своих идей. И каждая его мысль является положительной динамикой для человечества. Но для начала ему нужно закончить университет, куда он недавно поступил. Когда парень приезжает в Санкт-Петербург, то город встречает его совсем не так, как этого хотелось парню. И парень теперь начал понимать, что для того чтобы воплотить в жизнь все его мечты нужно немного постараться. Перед Сашей встает огромное количество проблем и испытаний, которые ему нужно пройти и никто ему не сможет в этом помочь.

Если в деревне все друг друга знают и всегда при встрече не только поздороваются, но еще и спросят про здоровье. То здесь совсем другая жизнь. Здесь у каждого человека имеются свои проблемы, которые они торопятся решить и им совсем неважно что делает другой человек и какие у него проблемы. Если не получается добиться своей цели, то люди начинают идти по головам других. Дома ему нравилась природа, которой он постоянно любовался, прогуливаясь по улице. То здесь даже и посмотреть не на что. Здесь везде стоят большие дома, и природы практически нет.

Кроме этого здесь живет его дядя и Саша решил заглянуть к нему и надеялся, что они будут рады его видеть. Но все получается совсем по-другому. Как только они увидели парня, то у них сразу же появились дела, которые нужно решать прямо сейчас и не часом позже. Его не пускают даже на порог дома. Но при этом обещает, что когда он решит все свои дела, то обязательно с ним созвониться и встретиться, а также поможет обустроиться в городе.

В свободное от работы время Саша любит сочинять и записывать в блокнот стихи. И когда он показывает их дяде, то вместо радости он встречается с равнодушием. Немного погодя дядя устраивает его на работу переписчиком документов.

Постепенно парень становится уже не тем, каким был раньше. Его любимая Софья подарила ему талисман, который будет защищать его от всего плохого. Но вместо того чтобы беречь его, парень просто выкидывает его на улицу.

Дядя совсем не ценит любовь и равнодушен к своим родным и близким людям. А вот у Саши все это было, но когда он приехал в город жить, то постепенно это все потерялось, и он превратился в другого человека.

Вариант 2

В произведении Гончарова “Обыкновенная история” рассказывается история, которая, что понятно по названию, должна быть знакома всем. Таких историй десятки, если не сотни, скорее всего, поэтому автор и назвал так своё произведении. Но даже несмотря на якобы на обыкновенность и бытовую не уникальность данной истории, которая описывается в произведении, можно с уверенностью сказать, что история весьма и весьма захватывающая внимание своего читателя, так как в ней разыгрываются весьма нешуточные страсти, которые сопряжены с личными переживаниями героев, что также придаёт произведению читабельности.

В произведении описывается поистине одна из самых распространённых историй. Деревня, в ней есть мать и сын. Мать весьма бережёт своего сына, так как он у неё единственный родной человек, который её ещё не покинул. Сын же характер, весьма окрылённый молодой человек, старающийся верить в настоящую любовь, любящий чувственные разговоры, настоящий джентльмен. Ну и, конечно же, по всем законам жанра он влюблен в жительницу деревни, дочь их соседей. Однако, как бы всё лучезарно не было, сын решает отправиться учиться в Петербург, после чего он собирает вещи и отъезжает, предварительно попрощавшись со всеми своими близкими, и на последний день влюбленные дают друг другу обещания не охладеть.

В данном эпизоде произведения автор показывает первую часть своей обыкновенной истории. Он говорит об искренней, чистой любви, любви к своей матери, любви к дому родному, и конечно любви к возлюбленной. Говорит о его тяге к новым свершениям, о его новаторских идеях, и в тоже время о том, что есть множество нюансов, из-за которых молодой человек не может добиться того, чего желает. Всё это описывает Гончаров в этом эпизоде.

Следующим же эпизодом служит Петербург и пребывание в нём молодого человека. Там он встречает своего дядю, который по нравам и темпераменту намного холоднее своего племенника, и который решает подделать племянника под себя, что у него отлично получается. После некоторых манипуляций с характером молодого человека, он становится в точности таким же чёрствым и бездушным человеком, прямо как его дядя. И в этом эпизоде Гончаров показывают ещё одну важную идею в произведении – влиянии окружающего нас мнения.

Гончаров тем самым показал, что даже какой то простой угрюмый человек может затушить пламя в таком горячем, даже пылающим огнём, сердце. Молодой человек, разочаровавшись во всём, холодеет к миру, становясь более сдержанным, и в тоже время без эмоциональным. Поддавшись внешнему влиянию, он становится настолько обезображен окружающем миром, что холодеет даже к своей матери, к ближайшему своему человеку, перестаёт мечтать, и становиться обычнейшим человеком, без мечт и надежд, и именно это Гончаров и считает обыкновенной историей, обыкновенной историей гибели личности, и становления человека.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ романа Обыкновенная история

Популярные сегодня темы

Сегодня приходится часто слышать о споре «отцов» и «детей». Каждая из сторон уверена, что знает, как правильно распорядиться жизнью: старшие – благодаря опыту прожитых лет, молодые – благодаря энергии

Одними из главных героев данного произведения являются Евгений Онегин и Владимир Ленский. Что же это за герои и почему они обычно противопоставлены как «лёд и пламень», «вода и камень»? Рассмотрим в таблице

Отзывчивость – это одна из самых важных и нужных черт характера человека. Ведь как мы все знаем, если мы будем делать добро другим, оно обязательно вернется и к нам. Всю суть этого понятие можно определить, как помощь нуждающимся.

Дорогой водитель! Я так рада, что мы всем автобусом едем отдыхать на море. Это намного лучше, чем сидеть в школе на уроках. Но вот мы едем и учимся. И так здорово, что вы включаете хорошую музыку

В разных литературных произведениях есть множество героев, с помощью которых автор выстраивает сюжет, но при этом сами эти герои не очень запоминаются из-за своего редкого появления.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: