Человек в пьесе М.Горького На дне: сочинение

5 сочинений по пьесе Горького “На дне”

­ Пример сочинения 1

Гениальнейший русский и советский писатель под псевдонимом Максим Горький создал широкое множество прекрасных, поучительных, учащих нравственности произведений. К числу таких горьковских творений можно отнести пьесу «На дне». По школьной программе она изучается учащимися 10 класса. И неспроста, ведь данное произведение можно назвать максимально глубокомысленным, красивым с точки зрения стилистики языка, но, к огромному сожалению, правдивым и печальным, так как в нем описаны реалии жизни.

Главными героями произведения являются люди, оказавшиеся на социальном дне общества. к их числу относятся бомжи, проститутки, бедняки и другие. Они обитают в ночлежке, которую содержит местный относительно состоятельный человек. Но как получилось так, что все персонажи оказались здесь? Каким образом судьба завернула их так? Это грустно и печально. Ответы на эти вопросы Горький дает в своем произведении четкие и ясные.

У каждого свой путь жизненный.

Мне кажется, что Максим Горький хотел донести к читателю мысль, что несколько пороков могут полностью сломать жизнь человека. Сменить ее полюс с положительного на отрицательный. И тотально. К таким человеческим слабостям и недостаткам, а также порокам относятся алкоголизм, чревоугодие, проституция, лень, отсутствие силы воли и мягкотелость.

Печальный пример Клеща. Но если по правде сказать, то он заслужил такое отношение жизни к себе. Он был злым, жадным и потому оказался в ночлежке. Клещ – это такой тип людей, который извечно чем-то недоволен, портит настроение окружающим, думает лишь о себе. Таких людей должно быть поменьше.

К примеру Настя. Она натура тонкая, душевная. Но живет в грязи и разврате. Ее не уважает никто, даже соседи в обиталище. Девушка занимается выдумкой романтических историй о своем молодом человеке, мечтает о любви, но при этом с нее все смеются. Жизнь ее треплет.

Думаю, что одна из основных идей произведения состоит в том, что человек сам летит на дно и сам сможет подняться, если этого захочет. Это и перспектива, и опасность.

Каждый из обитателей ночлежки губил и губит себя самостоятельно. И тут им ничто извне не сможет оказать помощь.

Великий писатель Максим Горький дает иллюстрированное и словесное объяснение таким гнусным поступков. Надо стремиться к саморазвитию и прийти от саморазрушения к нормальной жизни.

Пример сочинения 2
“Мечта и реальность”

Пьеса «На дне» повествует о судьбах людей, оказавшихся на «дне» жизни. Каждый житель ночлежки имеет свои мечты и желания, которые сталкиваются с жестокой реальностью. Мечта и реальность («На дне») – центральная тема произведения М. Горького.

В ходе повествования читатель узнает о том, к чему стремятся жители ночлежки Костылевых. Бывший актер по прозвищу Актер хочет вернуться к прежней жизни на сцене. Девушка легкого поведения Настя мечтает о чистой и искренней любви. Вор Васька Пепел хочет счастливой жизни вместе с Наташей. Сама Наташа мечтает о необычном жизненном событии, которое полностью изменит ее тяжелое существование. Клещ хочет вернуться к прежней жизни, поэтому усердно работает.

Важное место в системе образов занимает Лука. Появление старика в ночлежке взбудоражило всех ее жителей. Лука поддерживал мечты героев: Актеру он рассказывает о том, что есть лечебница, которая позволит ему излечиться от алкоголизма и вернуться на сцену; он укрепляет веру Насти в то, что она действительно достойна любви и что француз-студент существует; он рассказывает Ваське Пеплу о том, что он сможет обрести счастье с Наташей, если уедет вместе с ней в Сибирь. Помимо этого, Лука говорит умирающей Анне о счастливой загробной жизни, то есть формирует у нее своеобразную мечту.

Максим Горький показывает, как мечты центральных персонажей оказываются разбитыми.

Клещ, который до конца не терял способности все изменить и исправить, понимает, что жизнь «на дне» полностью его затянула. Он уже не считает себя особенным, Клещ – такой же житель ночлежки, как и остальные.

Васька Пепел, мечтающий о счастливой жизни в Сибири, убивает мужа бывшей любовницы, владельца ночлежки Костылева, и оказывается в тюрьме.

Самая же страшная судьба была у Актера, который понял о том, что рассказы Луки о лечебнице – ложь. Герой кончает жизнь самоубийством, так как понимает, что его мечта неосуществима.

Тема мечты и реальности в произведении тесно связана с образом Луки. Герой поддерживает стремления жителей ночлежки, а в некоторых случаях и создает для них новые мечты. Однако Лука, стремившийся использовать ложь во имя спасения, не понимает, что его наставления и советы могут погубить ранимых людей. Лука говорит о том, что Васька Пепел обретет счастье в Сибири, однако там не было никаких условий для существования. Лука говорит Актеру о несуществующей лечебнице, желая замотивировать Актера на изменение своей жизни, но добрые намерения Луки оборачиваются трагедией.

Однако главной причиной столкновения мечты и реальности становится бездействие персонажей. Жители ночлежки готовы только думать о лучшей жизни, постоянно мечтать о чем-то, но совершать конкретные действия для достижения своих целей они не готовы. Лука хотел дать героям надежду на лучшее, осуществление мечты оставалось за человеком. Стремление двигаться дальше оказалось лишь словами, а не действиями. М. Горький в своей пьесе «На дне» продемонстрировал то, что реальность жестока по отношению к мечте, если человек не прикладывает никаких усилий ради ее осуществления.

Пример сочинения 3
“Есть – люди, а есть – и человеки. ” (По пьесе М.Горького “На дне”)
в формате итогового сочинения

Заметным явлением русской литературы начала XX века стала пьеса Горького “На дне”. Чем же объяснялся ее исключительный успех? Сильное впечатление на зрителя произвело сочетание предельно реалистического изображения людей, достигших последней степени убожества, отчаяния и бесправия, с прославлением Человека и его правды. Перед глазами публики впервые предстал невиданный до сих пор мир воров, босяков, шулеров, то есть людей, опустившихся на “дно” жизни. И в нем, как в опрокинутом зеркале, отразился тот мир, откуда были низвергнуты эти люди. Пьеса М.Горького была проникнута протестом против социальных беспорядков капиталистического общества и страстным призывом к справедливой и спокойной жизни. “Свобода во что бы то ни стало — вот ее духовная сущность”, — так определил идею пьесы К. С. Станиславский, поставивший ее на сцене МХАТа.

Читайте также:
Характеристика образа Сатина Константина: сочинение

Мрачный быт костылевской ночлежки изображен Горьким как воплощение социального зла. Судьба обитателей “дна” — грозный обвинительный акт против несправедливого общественного строя. Люди, живущие в этом подвале, похожем на пещеру, — жертвы уродливых и жестоких порядков, при которых человек перестает быть человеком, превратившись в бесправное существо, обреченное влачить жалкое существование. Обитатели “дна” выброшены из нормальной жизни в силу волчьих законов, царящих в обществе. Человек предоставлен самому себе. Если он споткнулся, выбился из колеи, то ему грозит неминуемая нравственная, а нередко и физическая гибель. Неверие в правосудие заставило Сатина самому отомстить негодяю, погубившему его сестру. Эта месть привела его в тюрьму, которая и определила его дальнейшую судьбу. Бубнов вынужден уйти из дома, оставив мастерскую жене и ее любовнику, так как не надеялся на защиту со стороны представителей закона. Конечно, люди, оказавшиеся в костылевской ночлежке, вовсе не идеальны. Они совершают ошибки, делают глупости, но не заслуживают того, чтобы общество выбросило их на “дно” жизни, не оказав никакой поддержки. Васька Пепел, сын вора, родившийся в тюрьме, обречен идти по стопам своего родителя, ибо иной путь для него заказан. Трудолюбие и упорство Клеща, не желающего смириться с участью ночлежника, не помогли ему подняться с жизненного “дна”.

Обратившись к изображению жизни городских низов, драматург затронул актуальную проблему современности: каков выход из создавшегося положения, в чем спасение людей “дна”? По признанию самого Горького, основной вопрос пьесы — что лучше: истина или сострадание? Нужно ли пользоваться ложью, как Лука? Будет ли для обитателей ночлежки целебен пассивно-сострадательный гуманизм утешительной лжи? Носителем ее, жалеющим и утешающим людей, выступает в пьесе странник Лука. Он искренне сочувствует жертвам жизни, униженным и оскорбленным людям, бескорыстно стремится облегчить их страдания, помочь им. Умирающей Анне он обещает после смерти жизнь в раю, где она отдохнет от земных страданий. Пеплу с Наташей старик советует начать новую жизнь в золотой стране Сибири. Актеру рассказывает о бесплатной лечебнице для алкоголиков, адрес которой он забыл, но обязательно вспомнит, давая этим спившемуся человеку надежду на возвращение к прежней жизни.

Позиция Луки — идея сострадания к человеку, идея “возвышенного обмана”, который позволяет человеку нести бремя “низких истин”, встречающихся на его тернистом пути. Лука сам формулирует свою позицию. Обращаясь к Пеплу, он говорит: “. чего тебе правда больно нужна. подумай-ка, правда-то, может, обух для тебя”. Потом он рассуждает о “праведной земле”. Лука не вернув нее, он знает, что ее нет. Он слишком близорук, чтобы увидеть эту землю, которую предвидит Сатин. Лука готов приветствовать всякую идею, если она способна утешить человека, облегчить хоть на минуту его страдания. Он не думает о последствиях лжи, которая рано или поздно раскроется. Стремясь защитить человека, Лука вместе с тем не верит в него, для него все люди ничтожны, слабы, жалки, нуждаются в утешении: “Мне все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха не плоха: все черненькие, все прыгают”.

Таким образом, основная черта идеологии Луки — черта рабства. И здесь Лука перекликается с Костылевым, философия терпения — с философией угнетения, точка зрения раба — с точкой зрения хозяина. Горький вкладывает эту мысль в уста Сатина: “Кто слаб душою и кто живет чужими соками, — тем ложь нужна. Одних она поддерживает, другие прикрываются ею. А кто сам себе хозяин, кто независим и не берет чужого — зачем тому ложь?” Гуманизм Луки основан на пассивном сострадании, которое, принеся минутное облегчение, усугубляет разрыв между мечтой человека о счастье и его реальным безысходным положением. Этого разрыва не смог вынести Актер, узнавший о том, что старик солгал и никакой лечебницы нет, а значит, нет и надежды на будущее. Остается один выход — самоубийство Вместо счастливой жизни в Сибири, которую сулил Пеплу Лука, тот за убийство Костылева попадает на каторгу Значит, утешительная ложь Луки только ухудшает положение отверженных.

Ложь Луки уводит ночлежников в мир иллюзий, который лишает их последних сил для борьбы с общественным злом, социальной несправедливостью, из-за которых и существуют костылевские ночлежки. Антипод Луки Сатин словесно опровергает философию утешительной лжи: “Ложь — религия рабов и хозяев”, “Правда — бог свободного человека”. Он верит в человека, в его способность выдержать правду, какой бы горькой она ни была. “Человек — вот правда”, — утверждает герой. В отличие от Луки Сатин требователен к человеку и считает, что человек все может, раз все зависит от его дел и идей. Он не нуждается в утешении ложью, порожденной жалостью. Жалеть человека — значит унижать его неверием в способность достичь своего счастья, значит искать поддержку во всех видах обмана и лжи, которые заменят недостающую волю к жизни. Под темными и угрюмыми сводами ночлежки, среди жалких, несчастных, бездомных бродяг звучат торжественным гимном слова о Человеке, о его призвании, силе и красоте. “Человек — вот это правда! Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и мозга! Чело-век! Это великолепно! Это звучит. гордо!”

Человек сам творец своей судьбы, в нем сокрыты силы, с помощью которых он способен преодолеть самые жестокие лишения, вероломство судьбы, несправедливость мира, свои ошибки и социальные беды общества. Жалость и сострадание — прекрасные, очень необходимые всем нам качества, но только правдивое, адекватное понимание своих ошибок и возможностей может дать человеку шанс победить злую долю и стать действительно свободным и счастливым.

Пример сочинения 4

Пьеса максима горького «На дне», пожалуй, самое остросоциальное произведение писателя. Пьеса актуальна и для нынешнего общества нашей страны. Главные герои пьесы — это люди, которые сломлены и растоптаны жизнью. Они живу в городской ночлежке, которую писатель сравнивает с пещерой. Вокруг грязь и нищета. А свет, светящий с верху, еще сильнее подчеркивает, что обитатели действительно находятся на «дне».

Читайте также:
О чем может думать человек, стоящий на низшей ступеньке общества: сочинение

Горький в своей пьесе поднимает острые социальные и бытовые проблемы. Жизнь обитателей этой ночлежки полна драматизма и тяжелых испытаний. У людей вынужденных жить в таких ужасных и опасных условиях нет ничего за душой, жизнь будто выкинула их за борт. Что сказывается на их поведении и отношении к окружающим. Они не обращают внимания на проблемы друг друга, не говорят по душам, не выражают сочувствие. Никто уже не обращает внимание на умирающую Анну. Никому не дела до ее страданий, даже ее мужу Клещу. Он ждет ее кончины, так как для него Анна обуза. Никому нет дела что Василиса избивает Наташу. Василиса, замужем за жестоким Костылевым, но является любовницей вор и карманника Пепла. Все знают об этом, и не обращают на это внимания.

Жители ночлежки понимают свое ничтожное и жалкое существование, но не предпринимают никаких действий для этого, чтобы выбраться из него. Они смирились и считают, что не в силах уже что-то изменить. Для них жизнь уже кончена. Единственное чувство, которое остро развито у них к друг другу – это презрение. Каждый считает себя выше и лучше другого.

Помимо социальных в пьесе подняты и философские темы. Жители ночлежки, выброшенные на «дно», поднимают темы о смысле жизни и ее ценностях. Спорят на разные философские темы. Одна из таких тем это, что лучше утешительная ложь или правда реальной жизни. Это вопрос наиболее сильнее всего задел главных персонажей пьесы, и вызвал большой спор среди них. Актер Лука, искренне считает, что утешительная ложь способна хоть немного вылечить и успокоить страдающую и искалеченную душу человека. Он пытается вселить в этих людей веру и надежду. Лука считает, что только доброе отношение способно его изменить.

Сатин, наоборот, считает, что только правда главнее и важнее всего для человека. Он высказывает мнение, что человек не должен никого жалеть. Жалеть – это значит унижать его достоинство. Он считает, что «вымышленная» правда способна погубить человека.

В пьесе нет положительных героев, однако вопросы и проблемы, которые они поднимают в своих разговорах, показывает, что эти люди, несмотря на те ужасные обстоятельства, в которых они оказались, духовно не потеряны для общества. И через столько много времени пьеса остаются актуальной. Она помогает сделать переоценку своих ценностей, посмотреть под другим углом на мир. Через все произведение проходит невидимая нить в призыве изменить этот мир. Сделать каждому, прочитавшему ее маленькую «революцию души и отношения к окружающим людям».

Пример сочинения 5
Роль Луки в пьесе “На дне”

Одним из наиболее влиятельных и интересных персонажей в пьесе является Лука. Роль его в произведении обсуждается уже долгое время разными критиками.
Часть их считает Луку вредным для других действующих лиц. Он успокаивает обитателей ночлежки, ничего для них не делает, все его действия – только слова. Лука лишь дает надежду на выход из их ситуаций, а сам же впоследствии их и покидает.
Другая точка зрения – та, что он дает толчок для людей, и это очень важно для многих из них.

Я придерживаюсь второй точки зрения. Человек сам творец своего счастья и не должен зависеть от кого-то другого.
Так кто же такой Лука? Горький дает ему имя евангелиста, что свидетельствует о хорошем отношении Горького к персонажу. Другая точка зрения критиков – его имя происходит от слова “лукавый”. Рассмотрим его действия в пьесе.

Его появление – завязка пьесы. До этого все жили в ночлежке, ни о чем не задумываясь. У каждого свои мечты, для исполнения которых те ничего не делают. Падшая девушка-проститутка Настя грезит о настоящей “роковой любви”, торговка Квашня гордится мнимой свободой, Васька Пепел упивается мнимой воровской свободой.

Чем больше ночлежники пытаются скрыть от самих себя действительное положение дел, тем с большим наслаждением начинают укорять во лжи окружающих. Каждый старается поддеть другого, унизить.
В такой обстоновке появляется Лука.

Все реагируют на него по-разному, кто-то старается прислушиваться, кому-то безразлично его мнение. Лука же относится ко всем с добротой душевной, любит всех людей, “ни одна блоха н плоха”. Всем дает советы, старается помочь в их ситуациях, утешает каждого сообразно его тайной мечте:
Анне помогает умереть спокойно, избавляет ее от волнений в последние часы, Актеру старается помочь избавиться от пьянства, Пеплу и Наташе предлагает поехать в Сибирь, чтобы обживаться там, Настю убеждает, что настоящая любовь возможна. Верит ей, когда та пытается доказать всем, что она любила.
Лука не идеален, он не готов за правду все отдать. Периодически он врет персонажам, но это для их же блага – он старается дать им толчок к действиям.
Однако это мало кто ценит – все лишь обвиняют его во вранье.

А между тем Лука не может действовать за других людей. Все они должны были действовать сами. Кто во что верит – тот того и придерживается. Актер не поверил в себя, он надеялся только на лечебницу.

В самый важный момент для обитателей ночлежки, когда у многих зародилась вера во что-то лучшее, Лука исчезает.Воодушевленные Лукой люди вступают в конфликт с внешним миром и изменить свое плачевное положение не могут: Актер повесился, Пепел в тюрьме, Наташа пропала, Анна умерла.
Философия ночлежников заключалась в том, что у них отнята надежда на будущее. Лука разрушил этот стереотип. Люди, лишенные теперь своей правды, потерявшие Луку в качестве поддержки, начинают затухать.

Он нужен героям пьесы. Но нужна им и своя вера. Если бы каждый из них верил в свои силы, правда была бы на их стороне. не нужен Лука лишь таким героям, как Сатин и Бубнов – у тех свой взгляд на жизнь, своя вера.

Раздумья о человеке в пьесе М. Горького «На дне»

Пьеса Горького «На дне» носит социально-философский характер. Все произведения Горького наделены сложной нравственной проблематикой. Но в пьесе «На дне» наиболее полно раскрываются философские проблемы, волнующие автора.
В этой пьесе Горький объединил множество теорий, мнений, предположений. Автор сделал своими героями обитателей ночлежки, людей, опустившихся в социальном и нравственном плане на самое «дно». Ведь именно на самой глубине человек способен размышлять о вечных проблемах бытия, потому что в реальной жизни у него нет ничего.
На протяжении всей пьесы герои произведения ведут споры о важных проблемах. Именно в этом обществе рождается спор о Человеке, о смысле его жизни. Конечно же, носителями этой проблемы можно назвать всех персонажей, но особенно хотелось бы выделить троих: Бубнова, Сатина и Луку.
Позиция Бубнова – это скепсис, фатализм. Он жесток, холоден, циничен. Ему не известны такие понятия, как сострадание, милосердие, отзывчивость. Когда умирающая Анна просит обитателей ночлежки вести себя потише, Бубнов отвечает: «шум – смерти не помеха…» Герой считает, что именно в таких условиях, на самом дне жизни обнажается подлинная сущность человека: «…все слиняло, один голый человек остался». Думаю, в этих словах можно увидеть мысль автора о животной сущности человека.
Бубнов внутренне абсолютно смирился со своим социальным положением. Находясь на самом «дне» жизни, герой уже не способен видеть в людях хорошие качества. Он считает, что человеческая натура низка и эгоистична: «Выходит – снаружи как себя ни раскрашивай, все сотрется… все сотрется, да!» Бубнов не хочет и не может выбраться из такого страшного и унизительного социального положения. Он пассивен не только внешне, но и внутренне.
Хрестоматийными противниками в споре о человеке принято считать Луку и Сатина. Странник Лука проповедует идею спасительной лжи. Луку можно назвать гуманным человеком, но к его философии не может быть однозначного отношения. С одной стороны, у Луки нет веры в человека. Он считает всех людей одинаково слабыми, ничтожными, нуждающимися в сострадании и утешении: «Мне – все равно! Я и жуликов уважаю; по-моему, ни одна блоха – не плоха: все черненькие, все – прыгают…» Лука не помогает людям изменить свое социальное положение, он лишь желает примирить их с жизнью.
С другой стороны, Лука очень добр и снисходителен к слабостям и грехам других людей. В каждом человеке он способен разглядеть индивидуальную «изюминку», к каждому у него свой подход. Лука, как хороший психолог, способен внимательно выслушать каждого страждущего, для каждого у него находится доброе слово. Умирающую Анну Лука успокаивает, обещая ей покой на том свете. Насте, жаждущей настоящей любви, говорит, что верит в существование выдуманного ею студента Гастона и его роковую любовь к ней. Актеру Лука рассказывает о бесплатной клинике для алкоголиков.
Герой уверен, что человеку всегда необходимо во что-то верить. Тогда он способен выдержать любые жизненные условия. В доказательство своей теории Лука приводит рассказ о поисках праведной земли. Ученый, разрушив веру одного человека в некую праведную землю, убил его. То есть, по мнению Луки, человек слаб и безволен, если у него нет хотя бы призрачной надежды и цели в жизни.
Лука считает, что человека можно перевоспитать только жалостью и лаской. В подтверждение этому он приводит случай из своей жизни. Как-то на даче герой встретился с беглыми каторжниками: «Хорошие мужики. Не пожалей я их – они бы, может, убили меня… А потом – суд, да тюрьма, да Сибирь… что толку? Тюрьма – добру не научит, и Сибирь не научит… а человек – научит…»
Философии странника Луки противопоставлена позиция Сатина. В знаменитом монологе он утверждает свою правду о человеке. Сатин считает унизительным сострадательный гуманизм Луки: «Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью…» Герой осуждает и утешительную ложь: «Ложь – религия рабов и хозяев…», «Правда – бог свободного человека!»
Сатин говорит о самоценности человеческой личности. Человек – центр мироздания, он – творец, преобразователь жизни. Герой рассуждает о равенстве всех людей, независимо от их социального положения и национальной принадлежности. Но словам Сатина о гордом, вольном, сильном человеке противопоставлена реальность его жизни. Этот герой не был сброшен на «дно». Он сам туда пришел и обосновался там. Сатин сознательно губит себя, совершенно не реализовывая данные ему от природы способности и таланты. Этот человек способен только философствовать и бездействовать.
Интересно то, что оба эти героя тесно связаны между собой. Не случайна и символика их имен. Сатин ассоциируется с Сатаной, а вот Лука – от лукавого, но это также имя и одного из апостолов Христа.
В пьесе нет однозначной правды о человеке. По-своему правы в своих позициях и Лука, и Сатин. С одной стороны, человек должен всегда помнить о своем высоком предназначении. Но мысли о гордом и сильном человеке не отрицают сострадания, понимания, заботы о ближнем. Каждый должен помнить, что сам является «строителем» своей жизни, но при этом нельзя терять человечного отношения к ближнему. Я уверен, что пьесу Горького «На дне» должен прочитать каждый человек. Ведь именно благодаря этому произведению я по-настоящему задумался об истинном предназначении человеческой жизни, ее смысле, целях и задачах.

Читайте также:
Образ бабушки (По повести Горького «Детство»): сочинение

Раздумья о Человеке в пьесе М. Горького «На дне»

Ведущую роль в пьесе М. Горького «На дне» несет идеологический конфликт, глубокое противостояние нравственных, эстетических, общественных, фило­софских взглядов героев. Автор рисует их горячие споры. В связи с этим пьесу «На дне» считают пье­сой-диспутом!

Пьеса «На дне» — социально-философская. В ее ос­нове лежит спор о человеке, о его назначении, поло­жении в обществе и отношении к нему. В нем участву­ют практически все обитатели ночлежки. Внимание Горького сосредоточено не на судьбах отдельных лиц, а на течении жизни всех персонажей в целом. Пока­зывая их жизнь, драматург останавливает внимание на переживаниях, чувствах, мыслях и устремлениях героев, пытается заглянуть на самое дно человеческой души.

Обитатели ночлежки стремятся вырваться из нее на волю, покинуть наконец пресловутое дно жизни. Однако эти люди обнаруживают свое полное бессилие перед запорами костылевской пещеры, что рождает в них абсолютное ощущение безысходности. Нарисо­ванные Горьким босяки давно потеряли себя и смысл жизни. Они ведут пустое существование. Судьба и бес­человечные жизненные условия обездолили их и опустошили нравственно. Горьковские босяки — люди без будущего. Не у каждого из них есть и про­шлое. Им хвастаются только бывший барон, бывший телеграфист, бывший актер провинциального театра, « вор, воров сын».

Взбудораживает жизнь «дна» появление Луки. Именно с его образом связана в пьесе проблема чело­века. Это самый сложный, противоречивый образ в пьесе, который и вызывает главный философский во­прос. М. Горький утверждал: «Основной вопрос, кото­рый я хотел поставить, это что лучше, истина или со­страдание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострада­ние до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?»

Философия Луки сводится к утверждению: «Чело­век все сможет, если ему помочь в это поверить, если его заставить этого захотеть». В роли некоего чародея, навевающего «золотой сон», выступает Лука. Старик глубоко убежден, что человека надо уметь пожалеть, обогреть, обнадежить, выслушать, особенно когда ему тяжело, что нужно нести ему сострадание. Лука считает, что людям страшна и не нужна подлинная правда жизни, так как она слишком сурова и беспо­щадна. Чтобы облегчить положение обездоленных, нужно приукрасить их жизнь красивым словцом, привнести в нее сказку, иллюзию, обман, розовую мечту, подарить надежду. Лука рассказывает разные притчи, которые наглядно и красноречиво иллюстри­руют его философию, доступно говорят босякам о ста­риковской правде. Он ласков с ними, называет их «милый», «голубка», «детынька». Пепел спрашивает Луку: «Зачем ты все врешь?», и тот отвечает: «И что тебе правда больно нужна, подумай-ка? Она, прав­да-то, может, обух для тебя».

Читайте также:
Хозяева: сочинение

Основываясь на этом, таинственный странник уми­рающей Анне рассказывает о счастливой загробной жизни, успокаивает ее рассказами о блаженной ти­шине после смерти, о долгожданном избавлении от всех недугов и бед. Пеплу Лука возвещает о чудесной стране Сибири, вольной и свободной, где он сможет наконец найти себе применение. Актера старик те­шит сказом о бесплатной лечебнице с мраморными полами, где его избавят от пристрастия к алкоголю, после чего он непременно вернется к прежней жизни. Актер и Анна во время первого же разговора прислу­шиваются к Луке. Бывший артист чувствует, что в его душе пробуждается что-то доброе и забытое, он вспо­минает свое имя, свое любимое стихотворение.

Идея Луки — спасай, обманывая. Он щедро сеет слова утешения и надежды. Люди легко доверяются ему, потому что он снисходителен к их слабостям и порокам, терпим к грехам, отзывчив на просьбу о по­мощи, проявляет неподдельный интерес к их давно уже всем безразличной натуре, к их судьбе. Старик умеет выслушать.

Неслучаен такой выбор имени этого героя. Оно многое объясняет в его характере. Лука — означает лукавый, хитрый, себе на уме, скрытный, обманщик, добродушный, шутливый. В имени героя обнаружи­вается связь с Евангелием, с апостолом, также несу­щим миру свое учение. И горьковский Лука — носи­тель мудрости, раздаривающий людям свою правду. Он правдоискатель, много ходил по земле, много уз­нал и увидел. Странник искренне любит людей, от души желает им добра, для него нужен и важен каж­дый человек, и этим он отогревает обитателей ночлежки. Лука проповедует: «Человек добру может нау­чить очень просто».

Драматург не рисует прошлого Луки, но отсутствие паспорта свидетельствует о многих трудностях в его судьбе. Старик имеет большой житейский опыт, он наблюдателен, любит вести поучительные беседы, в которых звучат и нотки покорности («Все, милая тер­пят»), и направляющие суждения («Кто крепко хо­чет — найдет»).

Приход Луки осветил ночлежку внезапным све­том. В жизни обитателей костылевской пещеры поя­вился луч доброты и ласки, внимание и желание по­мочь. Взаимоотношения в ночлежке с приходом Луки стали чуть человечнее, стало пробуждаться забытое, вспомнилось прошлое, в котором у всех были не клич­ки, а настоящие, человеческие имена, окрепла вера в возможность жить лучше, появились первые шаги к возвращению себе человеческого «я».

Позиция Луки весьма спорна и противоречива. Рассуждения о человеке обостряются в ночлежке в Связи с внезапным исчезновением старика. Оценка личности странника ночлежниками неоднозначна. Настя говорит, что «хороший был старичок», Клещ, что «он жалостливый был». Сатин называет Луку « мякишем для беззубых », « пластырем для нарывов ». Его ложь давала ночлежникам силы жить, сопротив­ляться злой доле, надеяться на лучшее. Но она лишь на время принесла успокоение, приглушая тяжелую реальность. Когда Лука исчез, реальная жизнь ужас­нула Актера, и он повесился, а Настя от безысходно­сти впала в отчаяние, Васька же Пепел попал в тюрьму.

Пробужденные в душах героев надежды оказались слишком непрочными и скоро угасли. Им волей-нево­лей пришлось возвращаться к прозаической и суро­вой реальности. Виновником своего тяжелого отрезвления они назвали бесследно исчезнувшего старика. Грезы и сны вдруг развеялись и неизбежно наступило горькое разочарование. Вместо покоя и мира в косты­левской ночлежке разворачиваются драматические события. Лука действительно сумел заронить в сердце каждого босяка искру надежды, подарить ему мечту, но после его ухода всем ночлежникам стало только тя­желее. Они безвольны, слабы и ничего не могут изме­нить в своей участи. Поманил старик, а дороги не по­казал. Ночлежники демонстрируют абсолютную не­готовность что-то предпринимать, чтобы воплотить мечты в жизнь. Надежда, подаренная Лукой не смог­ла найти опоры в характерах босяков.

Лука — идеолог пассивного сознания, которое все­гда отвергал Горький. Такая психология, считал дра­матург, способна только примирить человека с его по­ложением, но она никогда не толкнет его это положе­ние изменить.

Монолог Сатина является живой реакцией на фи­лософию Луки. Сатин является оппонентом Луки в споре о человеке. Это образ сложный, противоречи­вый, неоднозначный Сатин пропагандирует необхо­димость уважения к человеку, а не жалости к нему. Жалость, по Сатину, унижает личность. Он считает, что человека нужно учить пользоваться свободой, ему нужно раскрыть глаза. В основе сатинских слов ле­жит глубокая вера в человека, в его неограниченные возможности и исключительные силы. «Что такое че­ловек? — вопрошает герой. — Это — огромно! Что та­кое правда? Человек — вот правда. Существует толь­ко человек, все остальное — дело его рук и его мозга». Драматург вкладывает в уста Сатина свои собствен­ные сокровенные мысли.

Читайте также:
Мое отношение к творчеству Горького: сочинение

Подлинный гуманизм, по мысли писателя, утвер­ждает высокое назначение человека, гуманизм со­страдательный, призывающий только лишь жалеть его, пассивен и ложен. Проповедники, подобные Луке, неприемлемы для Горького, потому что они примиряют человека с недопустимой действитель­ностью.

Сатин понимает, что Лука лгал не из корысти, а из жалости к людям. Он говорит, что Лука «проквасил» жителей, а на него самого «подействовал. как кисло­та на ржавую монету». Но в своем монологе он все же провозглашает иное отношение к человеку. Утеши­тельная ложь Луки названа им религией рабов и хозя­ев. Сатин высказывает мнение о том, что нужно не примирять человека с действительностью, а заста­вить ее служить человеку. Он говорит о высокой самоценности человеческой личности. Человек, по Сати­ну,— творец, хозяин и преобразователь жизни. «Су­ществует только человек, все же остальное — дело его рук и мозга»,— звучит из его уст. Он смело утвержда­ет равенство людей независимо от их социального по­ложения и национальности. Слова Сатина произнесе­ны в минуту глубокого душевного подъема, и это сви­детельствует о том что не все умерло в его душе, раз герой продолжает размышлять о жизни и о месте че­ловека в ней. Выступление Сатина является главным моментом в развитии споров ночлежников о правде и человеке.

Нельзя не сказать и о Бубнове, провозглашающем правду факта. Позиция Бубнова незатейлива. Он счи­тает, что не следует пытаться что-то изменить в жиз­ни, нужно со всем смириться, все принять как долж­ное, и зло в том числе. По Сатину, человек должен без колебаний плыть по течению. «Люди все живут. как щепки по реке плывут»,— утверждает он. Эта пози­ция неверна. Она подрывает стремление человека к лучшему, лишает его надежды, обессмысливает веру. Носитель такой позиции становится пассивным, жес­токим и бессердечным. Свидетельство этого — слова Бубнова, брошенные умирающей Анне: «Шум смерти не помеха». Сходных с Бубновым воззрений придер­живался, пожалуй, Барон. Он всю жизнь бессмыслен­но плыл по течению (плыл вниз!). В результате из дво­рянина он превратился в босяка. Он и есть пример че­ловека — щепки.

В одном из писем Горький писал «. моя задача — пробуждать в человеке гордость самим собой, гово­рить ему о том, что он в жизни — самое лучшее, самое значительное, самое дорогое, самое святое и что кроме него — нет ничего достойного внимания» Эти слова дают яркое представление об ответе драматурга на главный вопрос пьесы.

Человек в пьесе М.Горького На дне: сочинение

Пьеса «На дне» (1902) является, пожалуй, самой известной драмой М. Горького. Это произведение можно назвать социально-философской драмой, поскольку в ней остро поставлены важнейшие вопросы, касающиеся человеческого существования.

На мой взгляд, главным среди них является вопрос о правде – ее сущности и роли в жизни человека. Недаром на протяжении всей пьесы герои мучительно решают, что для них важнее – реальность или иллюзии, правда или ложь.

Все персонажи драмы – «бывшие люди». Когда-то они вели «нормальный» образ жизни: имели работу, семью, друзей. Но, по разным причинам, эти герои попали на самое «дно» – в ночлежку. Горький подчеркивает, что теперь социальные различия между его персонажами стерты, теперь остались просто люди с их индивидуальным характером и мировоззрением, с их личной точкой зрения на себя и на мир.

Именно с такой позиции каждый их героев высказывает свое мнение относительно сущности человека, его потребностей. Так, Актер, Анна, Наташа, Настя, а также Васька Пепел и Клещ считают, что жить помогает не суровая правда, а иллюзии, пусть и очень далекие от истинного положения дел: «Очень против правды восставал. так и надо! Верно – какая тут правда? И без нее – дышать нечем. »

Именно иллюзии помогают этим героям сохранять веру в лучшее будущее, в чудесные изменения, которые помогут им стать более счастливыми. А в этом все они очень нуждаются, ведь каждый из персонажей утратил что-то очень важное в жизни: Актер – возможность творить на сцене, слесарь Клещ – постоянную работу, молодая женщина Настя – любовь.

Нельзя не заметить, что реальное положение «верующих» находится в ужасающем контрасте с их надеждами. Все вокруг говорит о беспочвенности их веры. Об этом ночлежникам постоянно напоминают и их «неверующие» соседи – циничный Бубнов, Барон и Сатин. Эти герои с удовольствием разоблачают иллюзии страждущих спасения: «Кто слаб душой. и кто живет чужими соками – тем ложь нужна. одних она поддерживает, другие – прикрываются ею. »

Таким образом, с самого начала пьесы размышления о человеке ведутся в русле споров о необходимости правды, о мечтах и реальности. Обостряются и усугубляются эти споры с появлением в ночлежке странника Луки.

Этот герой отличается огромной добротой и любовью к людям, искренним уважением и состраданием к ним: «…а разве можно человека эдак бросать? Он – каков ни есть – а всегда своей цены стоит. » Лука считает, что жизнь человека нужно облегчать, и помочь в этом может доброе слово и надежда, подаренная или вовремя поддержанная. Девиз этого героя: «Во что веришь, то и есть. »

И оказывается, что этот странник с его жизненной философией крайне необходим ночлежникам – они нуждаются в утешении и ободрении для того чтобы продолжать бороться за жизнь или принять свою участь со смирением. Именно Лука помогает Анне смириться с ее убогой жизнью и скорой смертью: «Ничего! Отдохнешь там. Потерпи еще! Все, милая, терпят. всяк по-своему жизнь терпит. » Именно он возрождает в Актере надежду на выздоровление. Именно он поддерживает Настю, проявляя к ней уважение: «Уважьте человеку. не в слове – дело, а – почему слово говорится? – вот в чем дело!»

Читайте также:
Смысл истории трех поколений русской семьи в повести М. Горького Дело Артамоновых: сочинение

И мы видим, что до вынужденного ухода Луки самочувствие ночлежников заметно улучшается: у большинства из них крепнет вера в возможность жить лучше, кое-кто уже делает первые шаги по пути к обретению человеческого достоинства. Лука сумел вдохнуть в людей веру и надежду, согрел их души своим сочувствием. Даже циник Бубнов изменился под его воздействием – в конце пьесы он приглашает соседей разделить с ним трапезу.

Но после ухода странника ночлежники очень быстро вновь утрачивают свою веру, а Актер, не выдержав суровой реальности, даже кончает жизнь самоубийством. Виноват ли в этом Лука? В определенной степени, да. Он не смог увидеть – ночлежники настолько слабы и забиты, что не способны самостоятельно поддерживать веру в лучшее, свою надежду. Однако в их слабости Лука не виноват – он искренне пытался облегчить жизнь своих временных соседей.

Эту искренность чувствует в герое и Сатин: «Старик – не шарлатан! Что такое – правда? Человек – вот правда! Он это понимал. » Этот персонаж убежден (и во многом это мысли самого Горького), что самая главная ценность в жизни – человек, его душа, его чувства, его жизнь. Человек прекрасен, когда свободен в своих проявлениях, когда имеет возможность реализовать себя в полной мере. Тогда он подобен Богу: «Человек…это звучит гордо!»

Именно из гуманистических соображений Сатин утверждает, что человека не нужно унижать ложью, он достоин лишь правды: «Ложь – религия рабов и хозяев. Правда – бог свободного человека!» И в этих его словах звучит громкий призыв к кардинальным социальным переменам в России.

Таким образом, в пьесе Горького «На дне» отчетливо звучат раздумья о человеке. Они проявляются и в размышлениях героев, и в точке зрения самого автора. По мнению писателя, человек – высшая ценность в этом мире. По своей потенциальной силе и мощи он равен Богу. Однако окружающая жизнь уничтожает человека в человеке, превращает его из всесильного гиганта в жалкого лилипута. Кто-то имеет силы бороться с этим воздействием среды, кто-то предпочитает прятаться и закрывать глаза, не замечать своей деградации.

Какая же позиция наиболее правильная? Мне кажется, сам Горький не дает однозначного ответа на этот вопрос. Зато в его голосе отчетливо слышны сострадание и боль за людей, призыв к гуманному отношению к любому, даже самому «маленькому», человеку.

Вильгельм Амадей Гофман по Франц Фюман: сочинение

Встреча. Повести и эссе

Александр Гугнин. Встреча через столетия

Семь известных писателей ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс — повествуют в этой книге о великих предшественниках: Иоганне Вольфганге Гёте, Георге Форстере, Фридрихе Гёльдерлине, Генрихе фон Клейсте, Эрнсте Теодоре Амадее Гофмане, а также о нескольких полузабытых авторах: Каролине фон Гюндероде, Беттине фон Арним, Фридрихе де ла Мотт Фуке. Их произведения помогают современному читателю погрузиться в далекую и сложную эпоху, отстоящую от нас почти на два столетия, встретиться с блестящей плеядой немецких художников и мыслителей, составивших гордость не только своей страны и своего времени, но и мировой художественной культуры.

Представленные здесь произведения — повести, рассказы и эссе о Гёте, Форстере, Гёльдерлине, Клейсте и Гофмане, чьи имена всемирно известны, вряд ли нуждаются в специальных пояснениях. Хотелось бы только, чтобы читатель понял замысел книги: разные по стилю и жанру произведения, собранные вместе, создают новое идейно-эстетическое единство. Настоящая книга дает читателю не только срез немецкой литературы и немецкой истории на одном из интереснейших и богатейших этапов ее развития, но и демонстрирует разнообразие творческих манер, широту эстетического поиска, сходство и различия интересов и замыслов современных литераторов ГДР. Что же заставляет таких остросовременных писателей, как Эрик Нойч, Криста Вольф, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Анна Зегерс и многих других[1] углубиться в историю, еще раз осмыслить национальную литературную традицию? Ведь настоящий писатель не занимается историей из чисто архивного интереса, обращение к прошлому для него всегда продолжение раздумий о современности, о дне сегодняшнем.

Взглянем сначала на проблему самым наивным и в то же время самым естественным образом: заслуживает ли эпоха «Бури и натиска», веймарского классицизма и романтизма в Германии — одна из самых блестящих эпох в развитии мировой духовной культуры — того, чтобы литература ГДР берегла, осваивала и постоянно развивала это свое культурное наследие? Прежде всего, пожалуй, поражает удивительная плеяда блистательных имен, иногда причудливо сосуществующих почти одновременно в небольших географических пределах. В маленьком Веймаре, например, куда Виланд переехал в 1772 году, а Гёте в 1775 году, поселяются Шиллер и Гердер, в 1796 году сюда приезжает Жан-Поль. Совсем рядом находится Иена, где во второй половине 1790-х годов вокруг братьев Августа Вильгельма и Фридриха Шлегелей сформировался Иенский романтический кружок: Новалис, Вильгельм Ваккенродер, Людвиг Тик, близкие им философы Фихте и Шеллинг. На юго-западе Германии (в герцогстве Вюртембергском) в 1792 году встречаются и живут в одной комнате при Тюбингенском университете трое студентов: Гёльдерлин, Шеллинг и Гегель; они вместе высаживают символическое «дерево свободы» в честь Великой французской революции. После многолетних бесприютных скитаний по Германии и за ее пределами Гёльдерлин навсегда остается в Тюбингене, где в начале нового века уже формируется Тюбингенский романтический кружок: Людвиг Уланд, Юстинус Кернер, Густав Шваб, позднее здесь начинают творческий путь Вильгельм Гауф и Эдуард Мёрике. В 1802 году Ахим фон Арним и Клеменс Брентано совершают знаменитую поездку по Рейну, навеявшую замысел «Волшебного рога мальчика», и через несколько лет формируется Гейдельбергская группа романтиков, блистательно разработавшая национальную фольклористику: собрания народных песен, сказки братьев Гримм, издания немецких народных книг, издание и комментирование памятников средневековой народной культуры (таких, например, как «Песнь о нибелунгах» или скандинавские саги). Следует напомнить и о Генрихе фон Клейсте, Адельберте Шамиссо и Берлинском романтическом кружке; Йозефе Эйхендорфе, Вильгельме Мюллере, молодом Гейне — поистине эта великолепная литературная эпоха (нередко называемая условно «эпохой Гёте») не может не привлечь внимания. Она не может не заинтересовать и художников и читателей.

Читайте также:
МОЕ ЛЮБИМОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПЕСНЯ О СОКОЛЕ М.ГОРЬКОГО: сочинение

Однако вне исторического контекста нельзя по-настоящему понять ни творчество отдельного писателя, ни судьбу всего литературного направления. В последние десятилетия XVIII века Европу потрясли события всемирно-исторической важности: во Франции окончательно рухнул многовековой феодальный уклад, что не могло не отозваться громким эхом во всей Европе. Раскаты этого эха гремели и в XIX веке, который, по словам В. И. Ленина, «во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял то, что создали великие французские революционеры буржуазии…»[2] Многочисленные государи раздробленной Германии боялись революционной Франции и предавали ее анафеме. Лишь в отдельных областях левобережного Рейна, куда вступали французские войска (в курфюршестве Майнцком, например, где с 1788 года работал библиотекарем Георг Форстер), были созданы якобинские клубы и вербовались сторонники Французской республики среди лучших представителей интеллигенции и бюргерства.

Анализируя события, настроения и поведение людей в эту сложную историческую эпоху, нельзя забывать, что месяцы тогда порой значили больше, чем годы, а годы были богаче событиями, чем иные десятилетия. Насколько восторженно встретила передовая европейская интеллигенция падение Бастилии 14 июля 1789 года, настолько же смутило, испугало и оттолкнуло многих прогрессивных людей усиление республиканского и плебейского элементов в революции, и особенно якобинская диктатура 1793–1794 гг. Гёте, еще в 1785 году поклонник и почитатель Форстера, в 1792 году более чем сдержанно оценивает революционно-демократические настроения у своего бывшего единомышленника: «Большое возбуждение умов, распространение республиканских умонастроений. Я чувствовал себя неловко в этом обществе»[3]. Георг Форстер, один из немногих в Германии, сумел, не отказываясь от революционно-демократических идеалов, преодолеть характерный для немецкой классической литературы и философии разрыв между мыслью и делом, между прекраснодушной теорией и ежедневной жизненной практикой. Сам Форстер, с горечью узнав об осуждении его революционной деятельности большинством бывших единомышленников в Германии, писал: «…они не могли понять человека, который в подходящее время способен также действовать, и находили меня достойным отвращения за то, что я на деле осуществляю принципы, удостоившиеся их похвалы в моих сочинениях»[4].

Любопытный спор на эту тему происходит в повести Кристы Вольф между Клейстом и известным правоведом и историком Савиньи, будущим профессором и прусским министром. Клейст стремится преодолеть извечный разрыв мысли и действия, философии и общественной практики, особенно характерный для Германии, где на рубеже XVIII–XIX вв. прежде всего развивалась идеалистическая философия при почти полном отсутствии революционных общественных движений. Савиньи утверждает, что такой разрыв не только вполне естествен, он есть благо, ибо позволяет науке, философии развиваться свободно, без оглядки на жизнь — ведь никому и в голову не приходит, что идеальные философские модели могут иметь непосредственное касательство к жизни…

Эта проблема отрыва философской и эстетической мысли от жизни интересует не только Кристу Вольф, но и Эрика Нойча. Писатели рассматривают, как эта дилемма решалась Форстером, Клейстом, Гёте, Гёльдерлином и Жан-Полем. Форстер умер в революционном Париже 12 января 1794 года, оставив по себе память как «лицо великое, достигающее колоссальности в 1791, 1792, 1793 годах», как человек с «необыкновенным тактом понимания жизни и действительности»[5]. [1] Общественные позиции Гёте никогда не были революционными. Выступив в начале 1770-х гг. вместе с Гердером как идеолог «Бури и натиска» («Гёц фон Берлихинген», «Страдания юного Вертера», «Прометей»), молодой Гёте отразил антифеодальные настроения поднимающегося третьего сословия в Германии; при этом он не столько помышлял о непосредственных политических переменах, сколько имел в виду лишь «немецкую литературную революцию»[6], то есть смену литературно-эстетических канонов, вкусов, привычек и представлений, — иначе говоря, он полагал заменить феодально-просветительскую идеологию идеологией бюргерски-просветительской. Пройдя через «эстетическую фазу» «веймарского классицизма» («Герман и Доротея», «Годы учения Вильгельма Мейстера»), Гёте во второй части «Фауста» по-своему обобщил сложнейший исторический опыт эпохи, воздав поэтическую хвалу созидательному труду на благо общества и соединив в одно эстетическое целое утопию и антиутопию, веру в конечное торжество сил добра и реалистическое осознание исторической невозможности торжества этих сил в современных ему условиях.

Укажем лишь несколько произведений, опубликованных в русском переводе: Хермлин С. Скарданелли. В кн.: Концерт для четырех голосов. М., «Искусство», 1972 (радиопьеса о Ф. Гёльдерлине); Пленцдорф У. Новые страдания молодого В. В кн.: Обрести человека. Повести и рассказы писателей ГДР. М., «Прогресс», 1975; Бройн Г. де. Жизнь Жан-Поля Фридриха Рихтера. М., «Прогресс», 1978; Вольф К. Житейские воззрения кота в новом варианте. В кн: Вольф К. Избранное. М., «Художественная литература», 1979.

Ленин В. И. Речь на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию. — См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд., т. 29, с. 342.

Жорес Ж. Социалистическая история Французской революции. Т. IV. Революция и Европа. М., «Прогресс», 1981. (Четвертая глава: Немцы левого берега Рейна), с. 189.

Немецкие демократы XVIII века. Шубарт. Форстер. Зейме. М., 1956, с. 444 (письмо жене из Майнца от 1 января 1793 года).

Герцен А. И. Собр. соч. в 30 т., т. 2. М., 1954, с. 331, с. 333. Напомним и о большом интересе Н. Г. Чернышевского к личности Г. Форстера.

Гёте И. В. Из моей жизни. Поэзия и правда. М., 1969, с. 358.

Встреча. Повести и эссе

Авторы: Криста Вольф , Франц Фюман
Перевод: Нина Сергеевна Литвинец , Элла Владимировна Венгерова , Евгения Александровна Кацева , Нина Николаевна Федорова , Альберт Викторович Карельский , Юрий Иванович Архипов , Михаил Львович Рудницкий , Татьяна Геннадьевна Холодова
Жанр: Историческая проза
Год: 1983

Современные прозаики ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Криста Вольф, Герхард Вольф, Гюнтер де Бройн, Петер Хакс, Эрик Нойч — в последние годы часто обращаются к эпохе «Бури и натиска» и романтизма. Сборник состоит из произведений этих авторов, рассказывающих о Гёте, Гофмане, Клейсте, Фуке и других писателях.

Произведения опубликованы с любезного разрешения правообладателя.

Семь известных писателей ГДР — Анна Зегерс, Франц Фюман, Гюнтер де Бройн, Эрик Нойч, Герхард Вольф, Криста Вольф и Петер Хакс — повествуют в этой книге о великих предшественниках: Иоганне Вольфганге Гёте, Георге Форстере, Фридрихе Гёльдерлине, Генрихе фон Клейсте, Эрнсте Теодоре Амадее Гофмане, а также о нескольких полузабытых авторах: Каролине фон Гюндероде, Беттине фон Арним, Фридрихе де ла Мотт Фуке. Их произведения помогают современному читателю погрузиться в далекую и сложную эпоху, отстоящую от нас почти на два столетия, встретиться с блестящей плеядой немецких художников и мыслителей, составивших гордость не только своей страны и своего времени, но и мировой художественной культуры.

Читайте также:
Идея романа М. Горького «Мать»: сочинение

Встреча. Повести и эссе скачать fb2, epub бесплатно

Действие происходит в 1960–1961 гг. в ГДР. Главная героиня, Рита Зейдель, студентка, работавшая во время каникул на вагоностроительном заводе, лежит в больнице после того, как чуть не попала под маневрирующие на путях вагоны. Впоследствии выясняется, что это была попытка самоубийства. В больничной палате, а затем в санатории она вспоминает свою жизнь и то, что привело её к подобному решению.

Героини этой книги — царевна Колхиды Медея и троянская пророчица Кассандра. Это женщины, дерзнувшие вмешаться в общественную жизнь мужчин. Криста Вольф смело и талантливо реконструирует древнегреческие сюжеты. Все силы Кассандры, наделенной даром предвидения, направлены на то, чтобы остановить разрушение и гибель Трои. Однако попытки убедить сограждан в опасности их поступков — тщетны. Предотвратить военный конфликт, затеянный мужчинами, не под силу женщине. Так было во все времена. Ничего не изменилось и по сей день.

Криста Вольф — немецкая писательница, действительный член Академии искусств, лауреат многих литературных премий, широко известна и признана во всем мире. Большой читательский успех принесли Кристе Вольф ее исторические и мифологические повести. В ее книгах — глубинное родство отдаленных эпох с современностью. Писатель зашифровывает свои мысли и чувства в уникальные поэтические повести-метафоры.

Рассказ из сборника БАРЬЕР. Фантастика-размышления о человеке нового мира.

Криста Вольф — немецкая писательница, действительный член Академии искусств, лауреат литературных премий, широко известна и признана во всем мире.

В романе «Медея. Голоса» Криста Вольф по-новому интерпретирует миф о Медее: страстная и мстительная Медея становится в романе жертвой «мужского общества». Жертвой в борьбе между варварской Колхидой и цивилизованным Коринфом.

Немецкая писательница из ГДР Криста Вольф, лауреат многих литературных наград, в том числе Немецкой книжной премии и Премии Томаса Манна, известна русским читателям своими романами «Размышления о Кристе Т.», «Медея», «Кассандра» и др. Она десять раз приезжала в СССР и с официальными делегациями, и просто в гости к друзьям. Эта книга — ее впечатления о Москве, Киеве, Ленинграде, Риге, размышления об общественной и политической жизни, о судьбах русского и немецкого народа, о литературе и жизни людей в нашей стране. Криста Вольф рассказывает о своих коллегах-литераторах и переводчиках — Ефиме Эткинде, Льве Копелеве, Константине Симонове, Вере Инбер, Альберте Карельском и многих других, с которыми ей довелось встречаться. «И еще я твердо решила: буду учить русский», — написала она после первого приезда в Москву.

Откуда, из какой глубины поднимаются наши воспоминания?

Теплая зелень — это, пожалуй, самый ранний образ в моей памяти, зелень кафельной печи, по верхнему краю которой должен был тянуться рельеф, изображающий цыганский табор, но об этом я знаю только из рассказов матери, никаким напряжением мозга не воссоздать этой картины. А зеленый цвет я запомнил, теплую зелень винной бутылки с приглушенным блеском. Каждый раз, когда я вызываю в памяти образ этой зелени, я ощущаю себя словно плывущим в воздухе под потолком. Я мог видеть цыган, рассказывала матушка, только тогда, когда отец поднимал меня, двухлетнего малыша, на руках.

Учёный Пабло изобретает Чашу, сквозь которую можно увидеть будущее. Один логик заключает с Пабло спор, что он не сделает то, что увидел в Чаше, и, таким образом изменит будущее. Но что он будет делать, если увидит в Чаше себя, спасающего младенца?© pava999

В повести «Однополчане» рассказывается о боевом пути авиационного полка в годы Великой Отечественной войны. Автор повести, сам в прошлом военный летчик, хорошо знает жизнь славных соколов, их нелегкий ратный труд, полный героизма и романтики. Многие страницы повести, посвященные описанию воздушных боев, бомбардировочных ударов по тылам врага, полны драматизма и острой борьбы, читаются с большим интересом. Герои книги — советские патриоты до конца выполняют свой долг перед Родиной, проявляют бесстрашие и высокое летное мастерство. Патриотизм, чувство фронтового товарищества, узы боевой дружбы связывают их в единую семью, объединенную одной волей, одной идеей. Действие повести заканчивается в послевоенный период. Однополчане, овладев лавой современной техникой, надежно охраняют небо нашей Родины от воздушных пиратов. Повесть «Однополчане» печаталась частями. Настоящее издание переработанное и дополненное.

Сын опального боярина по несчастной случайности попал в Венецию и вырос вдали от дома. Но зов родины превозмог заморские соблазны, и Марк вернулся в Московию, чтоб быть свидетелем последних дней Иоанна Грозного, воцарения Феодора, смерти Димитрия…

Один из самых заметных скандинавских писателей Эушен Шульгин — потомок знатного русского рода, хотя его родной язык — норвежский.

Этот динамичный роман даст русскому читателю представление о самой качественной литературе современной Норвегии.

Первая любовь подростка; его война с беспризорниками, которых сам же он и спасает от карательной операции полицейских; открытие мистического Мозга Зингони, который контролирует жизнь постояльцев без их ведома; жизнь в послевоенной Италии норвежской семьи художника русского происхождения — все события изображены с тонкой иронией и в безупречном стиле.

Данный роман является продолжением первой книги писателя «Дорога издалека». Теперь действие развертывается в первые годы после окончания гражданской войны на юго-востоке Туркменистана, когда закладываются основы советского строя на земле древнего Лебаба. Перед нами проходит вереница персонажей, колоритно и точно выписанных, из числа вчерашних рабов эмира, только что вступивших на путь самостоятельной жизни, без гнета и оков. Книга заканчивается торжественным провозглашением Туркменской ССР.

Читатели уже имели возможность познакомиться с одним из романов многотомной эпопеи о Древнем Египте популярнейшего французского писателя Кристиана Жака — «Рамзес. Сын Солнца».

Читайте также:
Сочинение по рассказу Горького Челкаш: сочинение

Второй том этого известного бестселлера последних лет «Храм Миллионов Лет» посвящен первым годам правления Рамзеса. Преодолевая на своем пути множество препятствий, юный фараон стремится сохранить единство страны, упрочить ее силу и благосостояние.

Читайте новую книгу Кристиана Жака!

Основатель хасидизма рабби Исраэль Баал Шем Тов прожил жизнь, полную удивительных, а порой и необъяснимых событий. Рабби Менахем Мендл из Коцка говорил своим хасидам: ”Тот из вас, кто верит всему, что рассказывают о Баал Шем Тове, – простак. А тот, который не верит, что всё это могло с ним случиться, – отступник”.

Начало всякой работы – трудное дело.

Потом, правда, не намного легче, но первые строки, первые страницы требуют долгого предварительного обдумывания, сосредоточенности, а также немалых сомнений в правильности выбранного пути.

За последние годы издано несколько повестей, написанных Верой Морозовой. В них рассказывается о революционном прошлом нашей Родины, о видных деятельницах большевистской партии, которые прошли большой и трудный путь профессиональных революционеров. Это — Розалия Землячка («Рассказы о Землячке»), Клавдия Кирсанова («Клавдичка»), Конкордия Самойлова («Конкордия») и Мария Голубева (Яснева). Повесть о ней «Дом на Монетной» вы держите в своих руках.

Самодержец всея Руси гневался. Генерал свиты Трепов, опытный царедворец, безошибочно определил это по легкому подрагиванию рыжеватых усов, по прищуру глаз.

— Я прочитал ваш доклад, Дмитрий Федорович, — негромко начал царь. — Из вашего доклада видно, что господа социалисты уже устраивают бомбистские лаборатории. И где? В Перми… Этак они вскоре и целые заводы заведут! Кстати, откуда они берут динамит?

— Почтительно замечу, ваше императорское величество, — осторожно сказал Трепов, — на Урале много шахт, а взрывчатка применяется при горных работах…

– видный русский революционер, большевик с 1910 г., активный участник гражданской войны, государственный деятель, дипломат, публицист и писатель. Внебрачный сын священника Ф. Петрова (официальная фамилия Ильин — фамилия матери). После гражданской войны на дипломатической работе: посол (полпред) СССР в Афганистане, Эстонии, Дании, Болгарии. В 1938 г. порвал со сталинским режимом. Умер в Ницце.

Наше время — эпоха господства человека над природой. Паровозы влекут за собой десятки тяжело нагруженных вагонов. Морские суда перевозят на далекие расстояния сотни тысяч тонн товаров. Самолеты с огромной скоростью «перебрасывают» пассажиров.

Так, пользуясь знанием законов природы, удается преодолевать с большой быстротой расстояния и перемещать огромные тяжести.

Но и в далеком прошлом, за тысячи лет до наших дней, техника культурных народов уже достигла больших успехов. Древние вавилоняне и египтяне возводили дворцы, храмы и грандиозные царские усыпальницы-пирамиды, которые сделали бы честь и современной технике.

Край дедушки Мазая — лесистые берега Волги около Костромы, описанные Некрасовым в поэме «Дедушка Мазай и зайцы». Сюда приехал Михаил Михайлович Пришвин в своем доме на колесах, прицепленном к грузовику, и прожил с самой ранней весны до самой поздней осени, наблюдая перемены в природе, изучая жизнь ее обитателей. Так была написана книга «В краю дедушки Мазая», состоящая из рассказов: «Ночевка зайца», «Этажи леса», «Землеройка», «Лисичкин хлеб» и др.

«Воспитание души» — так называется книга, написанная Юрием Либединским незадолго до смерти. Это была последняя работа писателя. Работа, которой он отдал весь жар своего, такого уже больного сердца. «Воспитание души» — не роман, не повесть, не цикл рассказов. Это воспоминания. Писатель как бы освещает волшебным фонарем весь свой жизненный путь, начиная с тех дней, когда он, по его словам, «не дорос еще до подоконника», и кончая торжественной минутой вступления в партию в 1920 году.

Автор этой книги Магомет Амаевич Мамакаев (1910–1973) — известный чеченский поэт и писатель.

Сын крестьянина-горца, он рано лишился отца. Ему довелось перенести все тяготы, связанные с гражданской войной и разрухой. Октябрьская революция, открывшая всем ранее угнетенным народам путь к просвещению и науке, дала возможность и Магомету Мамакаеву учиться в школе, а потом окончить Московский коммунистический университет народов Востока.

С той поры Мамакаева можно было увидеть в самых различных учреждениях республики, на разных должностях. Кипучая натура призывала его туда, где было трудно, где требовались знания, а образованных людей в Чечено-Ингушетии было тогда еще очень мало.

Но на протяжении всей жизни главным делом для Магомета Мамакаева оставалась литература. Им написаны поэмы и стихи, его поэтические сборники известны и за пределами республики.

Книга «Мюрид революции» посвящена жизни и подвигу известного чеченского революционера Асланбека Шерипова, отдавшего жизнь за народное счастье.

2. 039 Эрнст Теодор Вильгельм Амадей Гофман

2.039 Эрнст Теодор Вильгельм (Амадей) Гофман
(1776—1822)

«Не удивительно, что в наше мрачное, злосчастное время, когда человек едва перебивается со дня на день и еще должен этому радоваться, писательство так увлекло меня — мне кажется, будто передо мной открылось чудесное царство, которое рождается из моего внутреннего мира и, обретая плоть, отделяет меня от мира внешнего».

Это горькое признание великого мистика-сказочника Гофмана можно взять эпиграфом к данной книге. Не он первый, не он последний из писателей, кто одновременно жил в двух мирах, в одном влача жалкое существование, а в другом споря с богами за право обладания всем сущим.

Почему-то язык не поворачивается назвать писателя просто по имени, даже если речь идет о годах его младенчества. Эрнст Теодор Вильгельм (Амадей) Гофман родился в семье прусского королевского адвоката Кристофа Людвига Гофмана, 24 января 1776 г. в Кенигсберге (ныне Калининграде).

Когда мальчику шел третий год, родители, надо полагать, по причине пьянства одного и истеричности другой, развелись, оставив на всю жизнь в душе будущего писателя незаживающую рану сиротства.

Отец исчез навсегда, а мать, Иоганна Якоба Дёрффер, оставила мальчика бабушке, где его воспитанием занялся дядя Отто Вильгельм Дёрффер, «сухарь», в котором удивительным образом сочетались юрист и фантаст, прагматик и мистик. Не без его влияния Гофман, рано выказав замечательные способности к музыке (развитые соборным органистом Подбельским) и рисованию, выбрал себе, тем не менее, стезю юриспруденции. Эта расщепленность осталась в нем на всю жизнь: с полей правоведения он то и дело рвался в небеса искусства, взмывал и вновь падал на землю.

Читайте также:
Какое понимание жизни и человека утверждает: сочинение

После окончания Кёнигсбергского университета Гофман семь лет служил в разных мелких должностях в судах Глогува, Берлина, Познани. Попытки писать музыку он не оставлял никогда, но до поры до времени ничего серьезного не получалось, пока Познань не родила в нем композитора. Комическая опера «Шутка, хитрость и месть» на текст Гёте имела успех, но театр вскоре сгорел вместе с единственным экземпляром партитуры оперы.

Гофман впал в депрессию, которую пытался заглушить уже привычным для него пьянством. Когда ему начали являться черти, стало ясно, что Гофман хронический алкоголик. Тем не менее, его даже в этом качестве не отвергла дворянка Мария Михалина Рорер-Трциньская, согласившись выйти за него замуж. Да и родителей прельстил возможный карьерный рост жениха.

Однажды на городском карнавале гостям раздали карикатуры на местных прусских аристократов. Автора легко вычислили — им оказался Гофман. На шутника в столицу был послан донос, и вскоре его, повысив чином, сослали в заштатный Плоцк, где он от нечего делать стал писать эссе и музыку. Первой публикацией в берлинской «Независимой газете» стало «Письмо монаха к своему столичному другу».

В 1804 г. Гофман был переведен в Варшаву в качестве государственного советника прусского верховного суда. Там он проявил себя больше по музыкальной части: его комические оперы не сходили со сцены Варшавского театра, где он выступал также и в качестве дирижера. Композитор заменил свое третье имя Вильгельм на имя Амадей — дань Моцарту. А как художник он расписал фресками концертный зал.

В 1806 г., после Аустерлица в Варшаву вошли победоносные французские войска. Юриста Гофмана (композитор французов не интересовал) обвинили в шпионаже и выкинули из дома вместе с семьей. Жена с маленькой дочкой отправилась к родителям, но по дороге карета опрокинулась, и девочка погибла. У Гофмана после этого стали часто повторяться приступы безумия.

Где-то с полгода Гофман перебивался в Берлине с голода на холод, пока не получил пост театрального капельмейстера в Бамберге. Он съездил в Познань, где буквально вырвал жену из рук ее родителей, разочарованных в зяте. В эти дни писатель создал свою первую новеллу «Кавалер Глюк», а также опубликовал несколько статей о музыке.

В 1813 г. Гофман устроился капельмейстером в дрезденскую частную труппу. Постоянно находясь на зыбкой грани трезвости и опьянения, фантазий и реальности, писатель перенес ее и в свои произведения, которые одно за другим стали выходить из-под его пера.

И чем больше он погружался в расщелину шизофрении, тем ярче становились его литературные создания. Впрочем, тогда и окружающий мир находился в еще большем безумии, чем он. Повесть «Золотой горшок» Гофман создавал под аккомпанемент взрывов пушечных ядер Наполеона и армии союзников.

Как только отгремели пушки, Гофман подготовил свой первый сборник из четырех книг «Фантазии в манере Калло». Виноторговец Кунц дал денег на первые две книги. Гофман стал популярен, но не настолько, чтобы жить на гонорары.

И вновь он окунулся в ненавистные судебные дела и желанное вино, приносящее забвение и бессонницу, ставшую у него хронической. Не спал он — годами. И потратил их не на стоны и проклятия, а на шедевры, которые обогатили мировую литературу больше, чем иная национальная. И хотя ужасы, созданные его воображением, часто приводили в страх его самого, они сегодня только радуют миллионы читателей.

Что еще не менее удивительно: после очередной бессонной ночи Гофман утром являлся на службу и усердно работал, не вызывая у начальства никаких нареканий.

Пребывая в нескончаемом аду «двоедумства», Гофман умудрился создать еще первую немецкую романтическую оперу «Ундина» (там композитор фигурировал под именем Иоганна Крейслера), после которой он бросил музыку и отдался целиком литературе. Вышли в свет роман «Эликсир сатаны», еще две части «Фантазий в манере Калло», волшебные сказки. Скоро исполнится 200 лет самой знаменитой волшебной сказке Гофмана — «Щелкунчик и Мышиный король».

Весной 1818 г. у писателя развилась болезнь спинного мозга. Творческие муки усугубились еще и муками телесными, но вырвать перо из рук писателя уже могла одна только смерть.

В 1819 г. Гофман написал повесть в духе волшебной сказки «Крошка Цахес по прозванию Циннобер», в которой прозрел нынешнее состояние общества, где кумирами становятся не творцы, а твари, покупающие или просто узурпирующие права на всякое творчество.

Был издан четырехтомный цикл рассказов «Серапионовы братья». Последней повестью-сказкой стал «Повелитель блох», где был карикатурно представлен полицай-директор Кампц. Прообразу не понравился образ и он привлек писателя за оскорбление своей личности к суду, но парализованный Гофман уже не мог встать с постели, чтобы явиться туда.

Свой неоконченный роман Гофман назвал «Житейские воззрения кота Мурра» — его кота, последнего, быть может, существа, с которым он находил общий язык.

Жизнь, которую вел Гофман, не могла длиться вечность, она не могла длиться даже одно десятилетие. Восемь лет каторжного литературного труда оборвали его жизнь. 24 июня 1822 г. Гофман умер, оставив жене одни долги.

Похоронили гения на Иерусалимском кладбище Берлина в районе Кройцберг. Под могильной плитой упокоились певец и дирижер, режиссер и декоратор, музыкальный критик и обозреватель, учитель музыки и продавец роялей, искусствовед и художник, юрист и композитор, чиновник и писатель.

Немецкая критика не особо благоволила к Гофману ни при его жизни, ни потом. Но вот в других странах Европы, в Северной Америке и особенно в России он стал любимейшим писателем.

На русский язык Гофмана переводили П. Морозов, С. Брильянт, З. Журавская, К. Бальмонт, В. Соловьев, С. Игнатов, В. Иванов, М. Петровский и др.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: