Гранин Даниил Александрович: сочинение

Сочинение ЕГЭ – Проблема утраты милосердия по тексту Д. Гранина

Пример сочинения для ЕГЭ по русскому языку 11 класса по тексту Даниила Гранина на тему: Проблема утраты милосердия по новой демоверсии 2020 года.

Содержание сочинения:

  • Введение
  • Формулировка проблемы
  • Пример-иллюстрация
  • Позиция автора
  • Собственная позиция
  • Вывод
  • Итоговое сочинение ЕГЭ
  • Сочинения по русскому языку

Образец сочинения

Пример 1

Даниил Гранин, русский писатель, поднимает очень важную нравственную проблему исчезновения милосердия в обществе. Он считает, что чувство милосердия «отторгнуто нашей жизнью, а изъять милосердие – значит лишить человека одного из важнейших действенных проявлений нравственности».
Полностью разделяю мнение писателя. Чувство милосердия – это показатель здоровья общества. Только духовный человек может быть милосердным. А что будет представлять собой общество бездуховных, безнравственных людей? Даже страшно представить.
Думается, что прав автор и в том, что милосердие – чувство «врожденное, данное нам вместе с инстинктами, с душой».
Но если человек не использует его, оно потихоньку исчезает. Душа должна трудиться, преодолевая эгоизм, скупость, равнодушие. А это сложно. Истинно милосердных людей, готовых отказаться от чего-то, поделиться, помочь всегда, а не от случая к случаю.
И милосердие воспитывать надо с раннего детства. Причем не только словами, а личным примером. Тогда для человека такое поведение станет привычным укладом его жизни. Хотя новое время скоростей, образа жизни не оставляют порой возможности даже с соседями познакомиться.
Все спешим. Своих забот хватает. Тут некогда проявлять милосердие. Но это все отговорки черствых, равнодушных, себялюбивых людей. Есть ведь и те, кто работает волонтером в хосписах, ходит в больницы, где лечатся больные дети, готовит подарки для пожилых людей в домах престарелых. И делают это от души, не ставя себе это в заслугу. Я считаю, таких людей высоконравственными. Нельзя позволять душе «лениться».

Пример 2

В наше время люди все чаще стали забывать о доброте. Предложенный текст Даниила Александровича Гранина не может оставить равнодушным, так как в нем поднимается такая проблема, как утрата милосердия.
Привлекая внимания читателей к данной проблеме, советский писатель пишет о том, как чувство милосердия, одно из составляющих нравственности, стало забываться людьми. Даже сам термин «милосердие» постепенно стал «устаревшим и непопулярным». Автор приводит в пример изничтожение милосердия во времена раскулачивания. Милосердие стали запрещать, «даже сочувствие невинно арестованным запрещалось.» Эти слова имеют глубокий смысл и демонстрируют, до какого абсурда могут дойти попытки изъятия милосердия. Его последствием, по мнению автора, может быть лишение человека одного из важнейших действенных проявлений нравственности.
Затем, Даниил Гранин приводит пример из детства. Он вспоминает, как его отец всегда подавал нищим медяк и учил его делать также. Отец писателя никогда не рассуждал, притворяется человек или нет, «раз нищий — надо подать.». Это было неким упражнением милосердия, которое, к большому сожалению, «заросло, заглохло, оказалось запущенным» в наши дни.
Автор убеждает нас в справедливости вывода о том, что утрата милосердия опасна, так как милосердие — это одно из важнейших действенных проявлений нравственности человека. Милосердие намеренно уничтожали и вытравляли в непростые периоды истории нашей страны. Оно могло помешать проявлению жестокости и беззакония по отношению к тем, кто по определенным причинам оказывался неугоден существующему режиму. Еще одной причиной утраты милосердия, по мнению автора, является тот факт, что в современном мире оно все чаще не находит практики.
Я согласна с точкой зрения автора. Сейчас люди стали забывать о доброте и милосердии, оно стало тяжелым и неугодным для многих. К большому сожалению, сегодняшние реалии не позволяют с полной уверенностью сказать, что искреннее, бескорыстное милосердие действительно все еще существует. Причиной этому служит множество факторов, но исторический контекст и изменения моральных ценностей человечества являются основными.
Нельзя не вспомнить рассказ А. Солженицына «Матренин двор». Героиня с тяжелой судьбой всю жизнь хранила свет в душе. Она потеряла мужа на войне и детей, болела и жила совершенно одна. Однако, несправедливость жизни и жесткие условия тоталитаризма не смогли затмить и остановить ее милосердие по отношению к окружающим. Это доказывает, что даже такие причины, как непростая ситуация в стране и непростая судьба не остановят по-настоящему светлые и добрые порывы души.
Таким образом, важно несмотря ни на что воспитывать и поддерживать в себе милосердие.

Сочинение ЕГЭ – Проблема утраты милосердия по тексту Д. Гранина

Пример 1

Даниил Гранин, русский писатель, поднимает очень важную нравственную проблему исчезновения милосердия в обществе. Он считает, что чувство милосердия «отторгнуто нашей жизнью, а изъять милосердие – значит лишить человека одного из важнейших действенных проявлений нравственности». Полностью разделяю мнение писателя. Чувство милосердия – это показатель здоровья общества. Только духовный человек может быть милосердным. А что будет представлять собой общество бездуховных, безнравственных людей? Даже страшно представить. Думается, что прав автор и в том, что милосердие – чувство «врожденное, данное нам вместе с инстинктами, с душой». Но если человек не использует его, оно потихоньку исчезает. Душа должна трудиться, преодолевая эгоизм, скупость, равнодушие. А это сложно. Истинно милосердных людей, готовых отказаться от чего-то, поделиться, помочь всегда, а не от случая к случаю. И милосердие воспитывать надо с раннего детства. Причем не только словами, а личным примером. Тогда для человека такое поведение станет привычным укладом его жизни. Хотя новое время скоростей, образа жизни не оставляют порой возможности даже с соседями познакомиться. Все спешим. Своих забот хватает. Тут некогда проявлять милосердие. Но это все отговорки черствых, равнодушных, себялюбивых людей. Есть ведь и те, кто работает волонтером в хосписах, ходит в больницы, где лечатся больные дети, готовит подарки для пожилых людей в домах престарелых. И делают это от души, не ставя себе это в заслугу. Я считаю, таких людей высоконравственными. Нельзя позволять душе «лениться».

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

«Сочинение о милосердии (по статье Д. Гранина)»

Тема статьи Д. Гранина нравственность, а точнее одна из ее составляющих — милосердие. Автор статьи поднимает интересную проблему: является ли чувство милосердия устаревшим? Свои рассуждения писатель начинает с тезиса, что милосердие устарело. Аргументом является то, что даже в словаре слово «Милосердие» отмечено как устаревшее и в подтверждение своей мысли приводит пример, когда в г. Ленинграде была переименована улица Милосердия. Для того чтобы мы понимали как важна эта проблема автор рассказывает о том что милосердие — «древнее необходимое чувство, свойственное всему живому». В конце своих размышлений Д. Гранин приходит к выводу о том, чтобы милосердие не утрачивалось из нашей жизни его необходимо тренировать. Автор убежден: «изьять милосердие — значит лишить человека одного из важнейших проявлений нравственности». Он уверен, что люди способны к состраданию, оно дается нам при рождении вместе с душой и как все нравственные чувства слабеет, если им не пользоваться. Позиция самого Д. Гранина ярко выражена в последнем абзаце: автор убежден, что воспитание чувства милосердия в современном обществе — необходимость. Автор не обличает, не критикует, он обращает наше внимание на то, как дорого чувство милосердия. Такое отношение писателя не случайно, будучи совсем молодым, он прошел великую Отечественную войну и видел много примеров проявления милосердия, спасших жизни людей. Я с интересом прочитал статью Д. Гранина и искренне заинтересовался этой проблемой. Ведь в современном обществе многие люди забыли, что такое милосердие. Я считаю, причиной является то, что с переменной власти, развалом СССР, в годы перестройки много людей было обмануто. В связи с этим народ стал менее доверчивым и более безжалостным, тем самым изжив милосердие в своих сердцах. В дальнейшем это отразилось на воспитании последующего поколения. Но по моему мнению, немало людей склонны к состраданию и проявляют милосердие. Я знаю историю, свидетелем которой был. В детской онкологии, когда маленькой девочке нужна была срочная пересадка костного мозга, врачи долгое время не могли найти донора. После рекламы, опубликованной в СМИ, откликнулся молодой человек, полностью подходивший по всем требованиям, он согласился помочь и отдать часть своего костного мозга. Первый забор стволовых клеток прошел для него тяжело: молодой человек испытывал ужасную боль. Позже оказалось, что взятого количества не хватило и нужно еще, иначе ребенок умрет, но кроме того в этот раз нельзя было применять анестезию из-за риска здоровью. Несмотря на это молодой человек согласился снова отдать часть костного мозга. Благодаря этому девочка выжила и была благополучно выписана домой. Подводя итог, скажу, что статья заставила меня задуматься о нравственности, а точнее об одной из её составляющих — милосердии. Безусловно, в наше время, когда общество почти совсем забыло о взаимопомощи и к чужому горю относится равнодушно, все же остается лучик надежды, что люди поймут, как важно милосердие в нашей жизни

Пример 2

В наше время люди все чаще стали забывать о доброте. Предложенный текст Даниила Александровича Гранина не может оставить равнодушным, так как в нем поднимается такая проблема, как утрата милосердия. Привлекая внимания читателей к данной проблеме, советский писатель пишет о том, как чувство милосердия, одно из составляющих нравственности, стало забываться людьми. Даже сам термин «милосердие» постепенно стал «устаревшим и непопулярным». Автор приводит в пример изничтожение милосердия во времена раскулачивания. Милосердие стали запрещать, «даже сочувствие невинно арестованным запрещалось.» Эти слова имеют глубокий смысл и демонстрируют, до какого абсурда могут дойти попытки изъятия милосердия. Его последствием, по мнению автора, может быть лишение человека одного из важнейших действенных проявлений нравственности. Затем, Даниил Гранин приводит пример из детства. Он вспоминает, как его отец всегда подавал нищим медяк и учил его делать также. Отец писателя никогда не рассуждал, притворяется человек или нет, «раз нищий — надо подать.». Это было неким упражнением милосердия, которое, к большому сожалению, «заросло, заглохло, оказалось запущенным» в наши дни. Автор убеждает нас в справедливости вывода о том, что утрата милосердия опасна, так как милосердие — это одно из важнейших действенных проявлений нравственности человека. Милосердие намеренно уничтожали и вытравляли в непростые периоды истории нашей страны. Оно могло помешать проявлению жестокости и беззакония по отношению к тем, кто по определенным причинам оказывался неугоден существующему режиму. Еще одной причиной утраты милосердия, по мнению автора, является тот факт, что в современном мире оно все чаще не находит практики. Я согласна с точкой зрения автора. Сейчас люди стали забывать о доброте и милосердии, оно стало тяжелым и неугодным для многих. К большому сожалению, сегодняшние реалии не позволяют с полной уверенностью сказать, что искреннее, бескорыстное милосердие действительно все еще существует. Причиной этому служит множество факторов, но исторический контекст и изменения моральных ценностей человечества являются основными. Нельзя не вспомнить рассказ А. Солженицына «Матренин двор». Героиня с тяжелой судьбой всю жизнь хранила свет в душе. Она потеряла мужа на войне и детей, болела и жила совершенно одна. Однако, несправедливость жизни и жесткие условия тоталитаризма не смогли затмить и остановить ее милосердие по отношению к окружающим. Это доказывает, что даже такие причины, как непростая ситуация в стране и непростая судьба не остановят по-настоящему светлые и добрые порывы души. Таким образом, важно несмотря ни на что воспитывать и поддерживать в себе милосердие.

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Сочинение рассуждение на тему милосердие по тексту гранина

Текст ЕГЭ Д. Гранина о милосердии. Примерный круг проблем.

(1)В прошлом году со мной приключилась беда. (2)Шёл я по улице, поскользнулся и упал… (3)Упал неудачно, хуже некуда: сломал переносицу, всё лицо разбил, рука выскочила в плече. (4)Было это примерно в семь часов вечера. (5)В центре города, недалеко от дома, где я живу. (6)С большим трудом поднялся… (7)Лицо залито кровью, рука повисла плетью. (8)3абрёл в ближайший подъезд, пытался унять платком кровь. (9)Куда там — она продолжала хлестать, и я чувствовал, что держусь шоковым состоянием, боль накатывает всё сильнее и надо быстро что-то сделать. (10)И говорить-то не могу — рот разбит. (11)Решил повернуть назад, домой. (12)Я шёл по улице, думаю, не шатаясь. (13)Шёл, держа у лица окровавленный платок, пальто уже блестело от крови. (14)Хорошо помню этот путь — метров примерно триста. (15)Народу на улице было много. (16)Навстречу прошли женщина с девочкой, какая-то парочка, пожилая женщина, мужчина, молодые ребята. (17)Все они вначале с любопытством взглядывали на меня, а потом отводили глаза, отворачивались. (18)Хоть бы кто на этом пути подошёл ко мне, спросил, что со мной, не нужно ли помочь. (19)Я запомнил лица многих людей — видимо, безотчётным вниманием, обострённым ожиданием помощи… (20)Боль путала сознание, но я понимал, что, если лягу сейчас на тротуаре, преспокойно будут перешагивать через меня, обходить. (21)Надо добираться до дома. (22)Позже я раздумывал над этой историей. (23)Могли ли люди принять меня за пьяного? (24)Вроде бы нет, вряд ли я производил такое впечатление. (25)Но даже если бы и принимали за пьяного… (25)Они же видели, что я весь в крови, что-то случилось: упал, ударился. (26)Почему же не помогли, не спросили хотя бы, в чём дело? (27)3начит, стремление пройти мимо, не ввязываться, не тратить времени, сил стало обычным явлением, а «меня это не касается» стало убеждением? (28)Раздумывая, с горечью вспоминал этих людей; поначалу я злился, обвинял, недоумевал, негодовал, а вот потом стал вспоминать самого себя. (29)И нечто подобное отыскивал и в своём поведении. (30)Легко упрекать других, когда находишься в положении бедственном, но обязательно надо вспомнить и самого себя. (31)Не могу сказать, что при мне был точно такой случай, но нечто подобное обнаруживал и в собственном поведении: желание отойти, уклониться, не ввязываться… (32)И, уличив себя, начал понимать, каким привычным стало это стремление, как оно пригрелось, незаметно укоренилось. (33)Раздумывая, я вспоминал и другое. (34)Вспоминал фронтовое время, когда в голодной окопной нашей жизни исключено было, чтобы при виде раненого пройти мимо него. (35)Из твоей части, из другой — было невозможно, чтобы кто-то отвернулся, сделал вид, что не заметил. (36)Помогали, тащили на себе, перевязывали, подвозили… (37)Кое-кто, может, и нарушал этот закон фронтовой жизни, так ведь были и дезертиры, и самострелы. (38)Но не о них речь, мы сейчас говорим о главных жизненных правилах той поры. (39)И после войны это чувство взаимопомощи, взаимообязанности долго оставалось среди нас. (40)Но постепенно оно исчезло. (41)Утратилось настолько, что человек считает возможным пройти мимо упавшего, пострадавшего, лежащего на земле. (42)Мы привыкли делать оговорки, что-де не все люди такие, не все так поступают, но я сейчас не хочу оговариваться. (43)Мне как-то пожаловались новгородские библиотекари: «Вот вы в „Блокадной книге“ пишете, как ленинградцы поднимали упавших от голода, а у нас на днях сотрудница подвернула ногу, упала посреди площади — и все шли мимо, никто не остановился, не поднял её. (44)Как же это так?» (45)Обида и даже упрёк мне звучали в их словах. (46)И в самом деле, что же это с нами происходит? (47)Как мы дошли до этого? (48)Как из нормальной отзывчивости перешли в равнодушие, в бездушие? (49)Как это стало обычным, нормальным? (50)Я уверен, что человек рождается со способностью откликаться на чужую боль. (51)Думаю, что это врождённое, данное нам вместе с инстинктами, с душой. (52)Но если это чувство не употребляется, не упражняется, оно слабеет и атрофируется. (53)Вспомнилось мне, как в детстве отец, когда проходили мимо нищих — а нищих было много в моём детстве, — всегда давал мне медяк и говорил: поди подай. (54)И я, преодолевая страх, — нищенство нередко выглядело страшновато, — подавал. (55)Иногда преодолевал и свою жадность — хотелось приберечь деньги для себя, мы жили довольно бедно. (56)Отец никогда не рассуждал: притворяются или не притворяются эти просители, в самом ли деле они калеки или нет. (57)В это он не вникал: раз нищий — надо подать. (58)И, как теперь я понимаю, это была практика милосердия, то необходимое упражнение в милосердии, без которого это чувство не может жить. (59)Упражняется ли милосердие сегодня в нашей жизни. (60)Есть ли постоянная принуда для этого чувства? (61)Толчок, призыв к нему? (62)Всегда существовали и будут существовать разные возможности для проявления милосердия человеческого, которые нужно использовать. (63)Не только в чрезвычайных, аварийных случаях необходимо проявление милосердия, оно должно находить своих адресатов и в обычной жизни. (64)Пусть не угаснет свет милосердия в сердцах людей! (По Д. Гранину) Даниил Александрович Гранин (1919-2017 гг.) — советский и российский писатель, киносценарист, общественный деятель.
Примерный круг проблем:
1. Почему сегодня люди способны оставить нуждающегося в помощи человека без внимания? К чему приводит нежелание проявлять милосердие? 2. Как относились к нуждающимся в помощи в военное время? 3. В чем принципиальное различие в отношении к нуждающимся в помощи людям в военное и мирное время? 4. Как сохранить милосердие в сердцах людей? 5. Как пробудить милосердие? 6. Когда необходимо проявлять милосердие? Существуют ли возможности для проявления милосердия сегодня? Пример сочинения “Когда необходимо проявлять милосердие”

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Проблема изменений в жизни города. По Д. А. Гранину

Проблема изменений в жизни города. И. П. Цыбулько 2020. Вариант 17.
«На Невском, у Литейного, постоянно толпились одни и те же компании ребят».

Насколько город может меняться с течением времени? Что можно сказать о процессах изменений, протекающих в городе с течением времени? Именно эти вопросы возникают при чтении текста Даниила Александровича Гранина— российского советского писателя.

Раскрывая проблему изменений в жизни города, автор опирается на собственные воспоминания и рассуждения. Он вспоминает, что в Петербурге во времена его детства шла жизнь, не похожая на нынешнюю. Он ещё помнит, как носились мальчишки-газетчики с «Вечерней Красной газетой», а на дачу уезжали в Сестрорецк или Тарховку. Тогда ещё не было ни метро, ни троллейбусов. Всё это говорит о том, что со временем многие черты города уходят в прошлое, утрачиваются прежние черты, приобретаются новые, облик города постепенно изменяется. Рассказчик вспоминает, каким был город в тридцатые годы, в блокадные. Этот Ленинград прошлого кажется ему «трогательным и наивным, расцвеченным колдовским туманом детских воспоминаний». Из этого следует, что облик города меняется, но образ прошедших времён вызывает трогательные чувства. Оба примера, дополняя друг друга, подводят нас к мысли о том, что всё в этой жизни меняется, утрачиваются черты прошлого, которые вызывают ностальгию.
Авторская позиция заключается в следующем: время может изменить город до неузнаваемости. Прошедшая жизнь мало похожа на прежнюю.

Позиция автора мне близка. Действительно, процесс изменений, протекающий в городе, является постоянным и неудержимым.

В романе Булгакова «Мастер и Маргарита» Воланд и его компания фантастическим образом переносятся в Москву тридцатых годов двадцатого века и на сеансе чёрной магии отмечают, как изменился город за тысячу лет: например, появились автомобили. Но больше их интересуют не технические новшества, а те изменения, которые произошли с людьми.

Из этого следует вывод, что как бы ни изменялся город с течением времени, в человеке должны оставаться вечные нравственные ценности: доброта, честность, порядочность.

На Невском, у Литейного, постоянно толпились одни и те же компании ребят. А на углу Садовой и Невского были уже другие компании. Тогда не сидели в кафе, тогда топтались на Невском, гуляли по Невскому, шли «прошвырнуться», встречая знакомых, приятелей. Я пытался вспомнить язык тех лет, и вдруг оказалось, что не такто это просто. Никто толком не записывал те словечки, и песни тех лет, и всякие истории и легенды, которые ходили по городу. В песенном нашем репертуаре отражалось время, ещё взбаламученное, где всё переплелось, соседствовало — романтика Гражданской войны, блатное, пионерское и нэповское: «Юный барабанщик» и «Вот умру я, умру, и не станет меня», «Там вдали, за рекой, догорали огни» и «Кирпичики». Распевали песни из первых звуковых фильмов:
«Златые горы», «Встречный», «Путёвка в жизнь».
Одна Лиговка чего стоила с её жаргоном, её героями. Лиговка — обиталище гоп-компаний. Обводный канал с его барахолками. А первые танцзалы, первые Дворцы культуры — Выборгский, Нарвский. В этом городе шла жизнь, не похожая на нынешнюю. Носились мальчишки-газетчики с «Вечерней Красной газетой», на дачу уезжали в
Сестрорецк или Тарховку. Не было ни метро, ни троллейбусов. Было много деревянных домов, которые в блокаду разбирали на дрова. Нет, это был во многом другой город, черты его утрачены, а жаль, потому что всегда хочется иметь фотографии своей молодой жизни.
Или возьмите мостовую, составленную из деревянных чёрных шашек-торцов. Ими была вымощена Моховая улица, даже Невский проспект. Ну как в музее передать звонко цокающий звук подков по сухой торцовке? Как повторить смолисто-дегтярный запах, что курился в летнюю жару на улицах, выложенных просмолёнными шашками, запах, напоминающий мне лесосеки, где работал отец, смолокурни, добычу живицы? Осенью торцы становились осклизлыми, лошади шли по ним бесшумно.
Одни вещи исчезают вместе со своими названиями, поскольку названия не живут сами по себе, осиротелые.
Другие вещи отдают свои названия. Холодильник был ещё во времена Пушкина — ведёрце со льдом, куда ставили бутылки вина.
И теперь в хороших ресторанах подают такое ведёрце. Но его уже не называют холодильником. Имя это отобрал себе электрический холодильник. Что такое «пресс-папье»? А то ещё — «клякспапйр»? Многие не знают этих слов, пресс- папье не продаются, не употребляются, нет и названия такого. Пресс-папье сейчас ни к чему, ибо чернилами не пишут. Раньше же повсюду имелись пресс-папье: на почте, в конторах, в институтах на всех письменных столах стояли десятки, наверное, даже сотни тысяч простеньких, дешёвых, массивных, дорогих, каменных, художественных, отделанных бронзой; все они полукруглые, снабжённые розовыми, белыми промокашками, ими сушили — промокали написанные бумаги.
У моей мамы были щипцы для завивки волос. Щипцы нагревали на огне, затем накручивали на них волосы. Это было самое распространённое женское оборудование. Такое же, как позднее бигуди. Эти щипцы стали электрощипцами.
А самовар стал электросамоваром, утюг — электроутюгом, лампа перешла от керосиновой к электрической.
Город 30-х годов. 3а ним последовал город войны, блокады, город 40-х годов, тоже чьё-то детство. Недавний
Ленинград уже кажется трогательным и наивным, расцвеченным колдовским туманом детских воспоминаний.
Какими предстанем там мы, взрослые и пожилые? Как подсмотреть будущие воспоминания о Петербурге XXI века?
Его вещах, звуках, домах?
Незаметно, украдкой детская память творит их из наших слов, наших улиц, из нас самих. Они могут выплыть
благодаря какой-нибудь ерунде — песенке, подстаканнику — в пыльной невнятице случайных находок, через десятки лет.
3еркала будущего отразят вещи нашего обихода с праздничной растроганностью.
В музее отживших вещей наш потомок наткнётся на мотоцикл, сверкающий древним никелем, положит руки на рогатый руль. Смутная грусть передастся ему от извечной невозможности понять ушедшее.
Город 30-х годов сохраняется памятью бывших мальчишек и девчонок. В этом заповеднике он акварельно обольстителен. Там всегда сияет жёлтое солнце с толстыми лучами и идут демонстрации. На самом деле этот город не был так хорош, но есть в нём черты узнаваемые, неповторимо пылкие. Воодушевление и зов. С тех пор прошло много лет. Город стал куда красивей, богаче, поздоровел, раздался в плечах. Почему же мы вновь и вновь вглядываемся в его облик, отыскивая в нём прежде всего то, совсем не такое уж благополучное и тем не менее счастливое, прошлое?

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Сочинение ЕГЭ. Почему происходит утрата милосердия? По тексту Д. Гранина

Сочинение ЕГЭ. Почему происходит утрата милосердия? По тексту Д. Гранина

Сочинение ЕГЭ по тексту Д. Гранина. Почему происходит утрата милосердия?

«
К сожалению, наши обильные разговоры о нравственности часто носят слишком общий характер.
» Исходный текст

Почему происходит утрата милосердия? Этот вопрос волнует Д. Гранина, автора предложенного для анализа текста.

Чтобы ответить на данный вопрос, обратимся к размышлениям автора. Д. Гранин пишет о том, что во времена раскулачивания, тяжкие годы массовых репрессий милосердие и любые добрые поступки по отношению к нуждающимся были под запретом. Нельзя было приютить детей сосланных или даже посочувствовать арестованным. «Чувства, подобные милосердию, расценивались как подозрительные, а то и преступные», — вспоминает автор. Такая политика привела к тому, что многие люди полностью утратили чувство милосердия. Оно было искоренено как незаконное, мешающее, опасное чувство. Даже само это слово, милосердие, перестало использоваться. Внешнее влияние на поведение и сознание людей, насильственное истребление милосердных порывов сильно покалечило общество, лишив людей способности сочувствовать.

Продолжая размышлять о том, почему происходит утрата милосердия, автор переключает свое внимание с внешних факторов, влияющих на человека, на поведение самого человека, которое также способно привести к утрате милосердия. Д. Гранин вспоминает своего отца, который в детстве заставлял его подавать милостыню нищим. Автор рассказывает, что ему приходилось преодолевать свой страх, а иногда и свою жадность. Это была «практика милосердия», так отец воспитывал в ребенке важное чувство. Этот эпизод из детства автора заставляет нас понять, что милосердие в человеке поддерживается практикой. Нужно помогать нуждающимся, сочувствовать им, только тогда ты сможешь сохранить искреннее желание делать это.

Эти два примера важны для понимания проблемы: автор показывает, что отсутствие практики милосердных поступков, для которого могут быть как внешние, так и внутренние причины, ведет к утрате чувства милосердия.

Проанализировав текст, я понял позицию автора. Д. Гранин уверен, что утрата милосердия происходит потому, что оно не находит практики. Если человек не помогает нуждающимся, из-за запретов общества или по собственному желанию, со временем он может и вовсе утратить чувство милосердия. Я согласен с мнением автора. Как и любая способность, данная нам природой, способность сочувствовать должна поддерживаться и развиваться.

Для подтверждения своих слов хочу вспомнить героиню романа Достоевского «Преступление и наказание» Соню Мармеладову. Ее милосердие по отношению к Родиону Раскольникову не было внезапным. Это лишь еще один ее милосердный поступок, которому предшествовали многие другие. Соня всегда сочувствовала нуждающимся. Она всегда стремилась помогать своему отцу, пожертвовала собой ради спасения детей, тем самым она поддерживала в себе чувство сострадания, не позволяя ему угаснуть. Таким образом, к утрате милосердия ведет отсутствие в жизни людей милосердных поступков.

Автор сочинения:

Татьяна Городецкая

Сборник идеальных эссе по обществознанию

(1)В прошлом году со мной приключилась беда. (2)Шёл я по улице, поскользнулся и упал… (З)Упал неудачно, хуже некуда: сломал переносицу, всё лицо разбил, рука выскочила в плече. (4)Было это примерно в семь часов вечера. (5)В центре города, недалеко от дома, где я живу.

(б)С большим трудом поднялся… (7)Лицо залито кровью, рука повисла плетью. (8)3абрёл в ближайший подъезд, пытался унять платком кровь. (9)Куда там — она продолжала хлестать, и я чувствовал, что держусь шоковым состоянием, боль накатывает всё сильнее и надо быстро что-то сделать. (10)И говорить-то не могу — рот разбит.

(11) Решил повернуть назад, домой.

(12) Я шёл по улице, думаю, не шатаясь. (13)Шёл, держа у лица окровавленный платок, пальто уже блестело от крови. (14)Хорошо помню этот путь — метров примерно триста. (15)Народу на улице было много. (16)Навстречу прошли женщина с девочкой, какая-то парочка, пожилая женщина, мужчина, молодые ребята. (17)Все они вначале с любопытством взглядывали на меня, а потом отводили глаза, отворачивались. (18)Хоть бы кто на этом пути подошёл ко мне, спросил, что со мной, не нужно ли помочь. (19)Я запомнил лица многих людей — видимо, безотчётным вниманием, обострённым ожиданием помощи…

(20)Боль путала сознание, но я понимал, что, если лягу сейчас на тротуаре, преспокойно будут перешагивать через меня, обходить. (21)Надо добираться до дома.

(22)Позже я раздумывал над этой историей. (23)Могли ли люди принять меня за пьяного? (24)Вроде бы нет, вряд ли я производил такое впечатление. (25)Но даже если бы и принимали за пьяного… (25)Они же видели, что я весь в крови, что- то случилось: упал, ударился. (26)Почему же не помогли, не спросили хотя бы, в чём дело? (27)3начит, стремление пройти мимо, не ввязываться, не тратить времени, сил стало обычным явлением, а «меня это не касается» стало убеждением?

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

(28)Раздумывая, с горечью вспоминал этих людей; поначалу я злился, обвинял, недоумевал, негодовал, а вот потом стал вспоминать самого себя. (29)И нечто подобное отыскивал и в своём поведении. (ЗО)Легко упрекать других, когда находишься в положении бедственном, но обязательно надо вспомнить и самого себя. (31)Не могу сказать, что при мне был точно такой случай, но нечто подобное обнаруживал и в собственном поведении: желание отойти, уклониться, не ввязываться… (32)И, уличив себя, начал понимать, каким привычным стало это стремление, как оно пригрелось, незаметно укоренилось.

(ЗЗ)Раздумывая, я вспоминал и другое. (34)Вспоминал фронтовое время, когда в голодной окопной нашей жизни исключено было, чтобы при виде раненого пройти мимо него. (35)Из твоей части, из другой — было невозможно, чтобы кто-то отвернулся, сделал вид, что не заметил. (Зб)Помогали, тащили на себе, перевязывали, подвозили… (37)Кое-кто, может, и нарушал этот закон фронтовой жизни, так ведь были и дезертиры, и самострелы. (38)Но не о них речь, мы сейчас говорим о главных жизненных правилах той поры.

(39)И после войны это чувство взаимопомощи, взаимообязанности долго оставалось среди нас. (40)Но постепенно оно исчезло. (41)Утратилось настолько, что человек считает возможным пройти мимо упавшего, пострадавшего, лежащего на земле. (42)Мы привыкли делать оговорки, что-де не все люди такие, не все так поступают, но я сейчас не хочу оговариваться. (43)Мне как-то пожаловались новгородские библиотекари: «Вот вы в «Блокадной книге» пишете, как ленинградцы поднимали упавших от голода, а у нас на днях сотрудница подвернула ногу, упала посреди площади — и все шли мимо, никто не остановился, не поднял её. (44)Как же это так?» (45)Обида и даже упрёк мне звучали в их словах.

(46)И в самом деле, что же это с нами происходит? (47)Как мы дошли до этого? (48)Как из нормальной отзывчивости перешли в равнодушие, в бездушие? (49)Как это стало обычным, нормальным?

(50)Я уверен, что человек рождается со способностью откликаться на чужую боль. (51)Думаю, что это врождённое, данное нам вместе с инстинктами, с душой. (52)Но если это чувство не употребляется, не упражняется, оно слабеет и атрофируется.

(бЗ)Вспомнилось мне, как в детстве отец, когда проходили мимо нищих — а нищих было много в моём детстве, — всегда давал мне медяк и говорил: поди подай. (54)И я, преодолевая страх, — нищенство нередко выглядело страшновато, — подавал. (55)Иногда преодолевал и свою жадность — хотелось приберечь деньги для себя, мы жили довольно бедно. (56)Отец никогда не рассуждал: притворяются или не притворяются эти просители, в самом ли деле они калеки или нет. (57)В это он не вникал: раз нищий — надо подать.

(58)И, как теперь я понимаю, это была практика милосердия, то необходимое упражнение в милосердии, без которого это чувство не может жить. (59)Упражняется ли милосердие сегодня в нашей жизни. (60)Есть ли постоянная принуда для этого чувства? (61)Толчок, призыв к нему?

(62)Всегда существовали и будут существовать разные возможности для проявления милосердия человеческого, которые нужно использовать. (63)Не только в чрезвычайных, аварийных случаях необходимо проявление милосердия, оно должно находить своих адресатов и в обычной жизни. (64)Пусть не угаснет свет милосердия в сердцах людей!

* Даниил Александрович Гранин (1919-2017 гг.) — советский и российский писатель, киносценарист, общественный деятель.

Сочинение

  • Сочинение Исходный текст
  • Сочинение
  • Оценка работы
  • Практикум
  • Грамотность
  • Содержание сочинения
  • Речевое оформление

Исходный текст

Когда-то один древний китайский философ сказал, что молодое деревце легко гнётся от ветра и не ломается во время сильной бури. А вот большое дерево, куда более крепкое, не гнётся, но буря его может сломать. И все невзгоды, все бури, каждый прожитый год бережно хранят древесные кольца. Я часто сравниваю себя с таким деревом: внутри меня такие же кольца — мои прожитые годы. Я тоже, как дерево, храню в себе слои отжитого: где-то в самой глубине ясные, чёткие круги детства, а дальше, нарастая и нарастая, откладывалась юность, зрелость, круг за кругом, делая меня крепче, избавляя от слабости, податливости и в то же время делая всё более уязвимым и сухим. Смешное детство! Оно вписалось в мою жизнь далёким неверным маревом, раскрашивая будущее яркими мечтательными мазками. Вот кольцо последнего года войны, последнего боя, последнего марша на танках. А это кривое кольцо очень долгого года несчастной любви, метаний… Каждый новый круг обнимает всё прошлое, расходится вширь; кажется, и жизнь расширяется, захватывая всё новые пространства. Каждый круг будто волна, которая разбегается во все стороны, все дальше от сердцевины, от моей человеческой сути. Только в отличие от дерева отпечатки лет не сохранились с такой чёткостью, годы слились, иные и вовсе стали неразличимы. А потому жизнь дерева кажется мне завидно цельной: каждый год неукоснительно менялась листва, наращивалось новое кольцо ствола — немножко толще, немножко тоньше, — но и корни, и листва делали своё дело, и дело это откладывалось зримым слоем. В дереве не было впустую прожитых лет. Все эти годы, что я шагал по свету, мечтал, воевал, ссорился, кому-то завидовал, ревновал, искал славы, отчаивался, ленился, писал не то, что хотел, — оно неустанно изготавливало из солнца кислород, листву, древесину. Оно тоже страдало (от жары, от жучков, от ранних морозов), но оно никогда не отчаивалось, не совершало ошибки. Кольца моей жизни — рассказ о прошлом. Кольца — это автобиография человека. Я разглядываю этот срез, словно картину, испытывав смутную тоску по своей жизни, далёкой от такой же ясности, от простых и тихих радостей земли. Мне уже невозможно дойти до такого совершенства Как же прожить жизнь, чтобы не жалеть о сделанных ошибках, чтобы сохранить себя, выстоять в невзгодах и испытаниях? (По Д. Гранину)

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Сочинение

Внимание:

В работе полностью сохранены стиль, орфография и пунктуация автора

Жизнь человека можно рассматривать, как срез дерева. Каждый прожитый год оставляет свой след в памяти человека, словно создавая новый, всё более широкий круг ствола.

Д. Гранин в данном отрывке поднимает широкую проблему единства всего сущего на Земле. Автор сравнивает себя с деревом: «Внутри меня такие же кольца — мои прожитые годы». Писателя заинтересовала мысль о том, что жизнь человека сродни жизни дерева, но дерево, в отличие от человека, несмотря на переносимые страдания и трудности, никогда не отчаивается, не ошибается, не сожалеет об упущенных возможностях или совершённых ошибках.

Позиция автора очевидна, и с ней невозможно не согласиться. Он считает, что люди должны учиться стойкости и даже мудрости у безмолвных и незаметных спутников нашей жизни — у деревьев. Если человек может потерять время, упустить недели, месяцы, а иногда и годы, даже не заметив этого, то у дерева нет впустую прожитых лет.

Я полностью разделяю позицию автора. Трудно прожить свою единственную и неповторимую жизнь так, чтобы не совершить ошибок, чтобы не было за что-то стыдно, чтобы не о чем было сожалеть, нечего с горечью вспомнить. Но никогда не поздно сделать попытку изменить себя и свое отношение к жизни. А если попробовать? Попробовать поучиться внутренней силе и стойкости у того, кто сумел прожить свою жизнь так, как следует… У дерева…

Проблема единства человека и природы не нова, к ней обращались многие замечательные русские писатели. Так, в «Войне и мире» Л.Н. Толстого есть две прекрасные сцены, в которых князь Андрей размышляет о себе и своей жизни у старого дуба. Впервые это происходит, когда князем Андреем овладевает ощущение, что жизнь кончена. Но изменяются жизненные обстоятельства, и герой не узнаёт старый дуб: человек и дерево переживают пору обновления.

Другим примером может послужить образ, созданный писателем В. Шишковым в «Угрюм-реке». Жизнь Прохора протекает параллельно с рекой. Герой постоянно возвращается мыслью к реке, вся его жизнь в какой-то степени сравнивается с её течением, которое, обходя трудности и препятствия, не останавливаясь, не отчаиваясь, выполняет своё природное предназначение.

Жизнь человека не слишком отличается от жизни природы. И нужно быть ближе к ней, чтобы твоя собственная жизнь оказалась в результате более правильной.

Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Даниил Александрович Гранин

© Д. А. Гранин, 2017

© ООО «Издательство ACT», 2017

Даниил Гранин (1919–2017) – известный прозаик, публицист, участник Великой Отечественной войны с первых ее дней до победы – от ополченца до командира роты тяжелых танков. Автор более тридцати романов и документальных сочинений, «Блокадной книги» (совместно с Алесем Адамовичем). Лауреат российских и международных литературных премий, в том числе премии «Большая книга», и многих правительственных наград.

В двухтомнике Даниила Гранина представлены его произведения объединенные темой науки, научных изысканий и нравственного поиска, смысла жизни. Во второй том вошел культовый роман начала 60-х «Иду на грозу» и повесть «Зубр» об ученом-биологе Н.В. Тимофееве-Ресовском, чье имя долго было под запретом.

Самое дорогое для меня – дойти до противоречия в характере. Мне интересно добраться до непонимания человека. Если исходить из того, что человек – это тайна. Надо добраться до тайны.

Волшебник прилетел в Москву шестого мая в восемь часов утра. Он первым сбежал по качающемуся трапу на бетонные плиты аэродрома. Взгляды встречающих устремлялись к нему и соскальзывали: никто не находил ничего особенного в этом стройном загорелом парне в модном ворсистом пиджаке.

Он прошел сквозь толпу, оставляя позади поцелуи, смех, цветы, неестественно громкие голоса, какие бывают в первые минуты после приземления, когда еще длится легкая глухота.

Весь его багаж составляла кожаная папка, где между бумаг бренчали мыльница и зубная щетка.

Через тридцать минут такси подвезло его к центру. Утренний людской поток втянул его, понес, крутя у дверей метро, у подземных переходов, у газетных ларьков. Москва спешила на работу, заставляя ускорить шаг.

Над сверкающей стремниной машин плыли высокие, обтянутые голубым стеклом троллейбусы, похожие на аквариумы. На перекрестках бойко торговали цветами. В зеленых бачках вскипала черемуха. Сквозь нарастающий шум остро, по-детски процокал ослик с рекламой цирка. Было без десяти девять, кругом уже не шли, а бежали.

За зеркальным стеклом витрины стояла девушка, держа рулон пестрого ситца.

Казалось, что это манекен, но вдруг девушка наклонилась, и волшебник, улыбаясь, задержался перед витриной и приказал, чтобы она посмотрела на него. Девушка послушно обернулась и, оглядев его, что-то сказала. Губы ее беззвучно зашевелились, а потом она рассмеялась, рот открылся широко, как будто она хотела показать все свои зубы – и не могла: так много их было, маленьких, розоватых, похожих на бусы.

Он пошел дальше, двигаясь странными зигзагами, то замедляя, то убыстряя шаг, сворачивая в солнечные тихие переулки и вновь возвращаясь на центральные бульвары.

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

У Пушкинской площади он задержался перед газетным щитом.

Москва торжественно встречала победителей Олимпиады.

В Кремле состоялся прием участников астрономического конгресса.

Открылась выставка строителей.

Наградили орденом академика Лихова.

Он читал газету с особым аппетитом приезжего, которому все происходящее в Москве вдруг стало доступно: можно было побывать и на выставке, и на конгрессе.

В этот раз его прибытие в Москву пройдет незамеченным. На завтрашние газеты вряд ли стоило рассчитывать. Никто из репортеров не справлялся о нем, а ведь не так уж много волшебников приезжает в Москву. И все же где-то в будущем существовал номер газеты с его фотографией: среди букетов цветов он, улыбающийся, или нет – лучше усталый, чуть смущенный. А внизу интервью: сегодня Москва встречала Олега Тулина; «в беседе с нашим корреспондентом Олег Николаевич рассказал…».

Человеку никогда не будет дано прочесть послезавтрашний номер газеты. Но на то и существуют волшебники – совершенно явственно он видел этот влажный от непросохшего клея газетный лист со своей фотографией на последней странице.

С Каменного моста открывались золоченые купола соборов Кремля. А справа в солнечном дыму стоял высотный дом, чванливый и плоский, красный прибой крыш бился о его подножие. Повсюду, как мачты огромного флота, двигались башенные краны.

Подобно полководцу, он изучающе разглядывал город, который ему предстояло завоевать, который должен будет признать его и который еще не подозревал этого.

Грандиозность желания вызвала у него ироническую улыбку, за ней скрывалось уважение к самому себе.

Он задержался на перекрестке, выбирая направление. Нерешительность не была ему свойственна, скорее то было состояние неустойчивого равновесия, когда достаточно малейшего повода, чтобы сделать выбор.

Ветер толкнул его в бок, и он охотно последовал за ветром. Улица упиралась в парк. По аллеям шествовали процессии детских колясок. В парке еще хранилась утренняя тишина. Кое-где на скамейках сидели студенты. Они зачарованно покачивались над конспектами. У них были отрешенные лица сомнамбул. Неужели и он когда-то всерьез переживал экзамены?

Под полосатым тентом официантка расставляла стулья. Он выбрал столик у перил, над прудом. Официантка протянула ему меню.

– Несите все подряд, – сказал он. – Начинайте с первой строчки. Я скажу, когда хватит.

Официантка улыбнулась. У нее были милые ямочки на щеках.

Ветер трепал ему волосы. Светлые, чуть вьющиеся, они разлохматились, и он не стал приглаживать их. По глазам официантки он видел, что ей так тоже нравится. Среди бледных москвичей его темный, южный загар бросался в глаза. Тулин снял пиджак, повесил на спинку стула, засучил рукава модной грубошерстной рубашки и принялся за салат, кефир, яичницу, сосиски, выпил стакан кофе, съел бутерброды с сыром, с ветчиной, с колбасой и почувствовал себя снова волшебником.

– А хвастались, – сказала официантка. – Я думала, вы только начинаете.

Он смотрел ей в глаза.

– Мужчина всегда обещает больше, чем может.

– Это верно. – Она засмеялась, не отводя взгляда.

– Я не хочу показаться обжорой, а то вы измените мнение обо мне.

– Будто вы знаете, какого я мнения о вас?

– Я все знаю. Я знаю: вам противны жующие мужчины. Целый день вы видите жующих мужчин. Вам может понравиться только мужчина, который ничего не ест.

Неутолимое желание очаровывать всех, первого встречного, словно и эту официантку необходимо было завоевать. Взглянув поверх ее головы, он сказал:

– Уберите салфетки, будет дождь.

– Прямо-таки! С чего вы взяли?

– Я же вам сказал, что знаю все.

Он шел вдоль пруда, наблюдая, как в вышине быстро вспухает сизое облако. Официантка смотрела ему вслед. Это была милая девушка, с ней приятно было бы погулять вечером в парке, но завтра он уедет, и поэтому он ничего не мог обещать ей. Он почувствовал ее огорчение и подумал о том, как трудно доставлять окружающим одну только радость, чистую радость, без привкуса сожаления.

У лодочной станции он поднялся на ступеньки беседки, обвитой плющом. Облако растекалось по голубому небу густым чернильным пятном.

В этом еще солнечном беззаботном парке он был единственным, кого всерьез занимало то, что творится в вышине. Он знал, что небо испорчено.

Темная середина облака провисала все ниже. Серебристые края его зловеще дымились. Наползали тени, ветер укрылся в деревьях, по-кошачьи перебирая мягкие листья.

Потемнело. Вместе с душной темнотой опускалась тишина, ясно слышная сквозь шум города.

Несколько тяжелых капель звучно ударили о землю. Первая пристрелка, сигнал тревоги. Лебеди на пруду быстро плыли к дощатой будке.

Тулин поднял руку.

– Давай! – негромко скомандовал он, взмахнул, и тотчас, включая грозу, вспыхнула молния. Еще. Еще – и крупный, сильный дождь наполнил парк плещущим шумом.

Все темы в одном произведении. Гранин Д.А. «Иду на грозу»

Размышления по поводу некоторых тем и проблем произведения

Роман «Иду на грозу» был написан в 1961 году, напечатан в 1962 году в журнале» Роман-газета» и сразу привлёк внимание читателей: уж очень просто и необычно автор рассказывает о сложном и ответственном труде учёных- физиков, об их исследованиях грозы, стремлении подчинить себе это природное явление, управлять им.

Управлять природой — именно этому были посвящены в советское время научные исследования многих учёных. Человек — хозяин природы, ему подвластно всё- так считалось в то время.

Подчинением грозы, поиску эффективных методов управления ею и заняты учёные, о которых идёт речь в романе.

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

По-разному можно оценивать исследования учёных. В период СССР такие эксперименты приветствовались, нужно было взять в руки человека явления природы. Но сегодня мы понимаем, что это очень рискованно. Поэтому задача человек — изучить природу, понять суть её явлений и суметь предугадывать их, защищать людей от негативного природного воздействия.

Мир учёных – физиков прекрасен. Это люди, которые мечтают в жизнь воплотить многие идеи, искренне преданны своему делу, не гонятся за славой и карьерой — таковы Дан и главный герой Сергей Крылов.

Но с другой стороны, это и мир учёных – карьеристов, как Агатов, Денисов, Лагунов. Вот их-то как раз и интересует результат и как можно скорее, чтобы обеспечить себе надёжную карьеру .Они не способны к научной работе, творчеству. Это обыкновенные карьеристы, мешающие основательно проводить эксперименты Крылову и Тулину, вечно их торопящие.

Крылов и Тулин– всё время идущие рядом по жизни. Читателя привлекают оба героя: и несколько неловкий, непрактичный, медлительный Крылов, «лунатик», как называю его за глаза; и Тулин — удачливый, активный, Ввегда идущий впереди, и девушки улыбались ему, и мужчины завидовали.

Однако не так слаб характером Крылов, как это кажется. «Раз у меня есть убеждения, я должен отстаивать их, а если я не сумел, то уж лучше тогда уйду, чем в сделку вступать», — вот основа характера Крылова, нечто твердое, как металл, обо что ударяется Тулин, когда возникают между ними споры.

В конце романа именно удачливый Тулин очень легко отказался от проведения научной работы, которой столько занимался. Крылов даже подумал, что не только наука важна для его сослуживца, но и желание славы, известности тоже.

Каким должен быть истинный учёный? Это основной вопрос, на который пытается ответить автор. И здесь важны не только знания, даже талант, но и человеческие качества. Почему таких успехов добился Дан? Потому что «он был прежде всего человек». Вот ответ автора. Научный подвиг всегда имеет нравственную основу.

Любимые его герои — Крылов, Тулин, Дан- все прекрасны душой. Они очень разные, но в них главное то, что они порядочны, не пойдут на сделку с совестью, всегда готовы помочь другому, подставить своё плечо.

Конечно, каждому человеку свойственно ошибаться (так Тулин в сущности предал дело, которому посвятил столько времени и сил, спокойно перевёлся на другую работу). Но в главном они нравственно чисты и благородны.

«Стать человеком, прежде всего человеком» — к этому всегда стремился Крылов, и становился примером для других. Так генерал Южин, который всегда считался храбрецом, понимал, что гражданскому мужеству, способности отстаивать свои идеалы, истину ему нужно поучиться у Крылова.

Много нравственных вопросов поставлено в романе. Каким человек должен быть, даже независимо от того, чем он в жизни занимается, какими должны быть цели в жизни, что должно двигать поступками и поведением, какие мотивы? И на первый план автор ставит именно нравственные качества. Оставаться человеком, противостоять злу, защищать свои принципы, быть честным до конца — таким должен быть любой человек.

Учёные в романе сражаются не только с грозой, но и предательством, подлостью, невежеством окружающих и с самими собою.

Немного о содержании романа, размышления по характеристикам некоторых героев.

Сергей Крылов, учёный. Не всё гладко в его жизни: и из института он ушёл из-за интриг, и с любимой женщиной Наташей не всё складывается , как хотелось бы.

Талантливый учёный, Крылов как-то всегда остаётся в стороне. Вот и в институте на место, которое должно было бы принадлежать ему,- завлабораторией, назначили другого.

Олег Тулин – институтский приятель Крылова. Всё у него как-то гладко получается. Приехал в Москву просить разрешение на исследование с самолёта — и быстро получил его. Ещё в студенческие годы отличник Тулин был приставлен к отстающему Крылову, чтобы помогать тому в учёбе.

Крылов в своё время не закончил институт, был исключён за ссору с преподавателем, несмотря на защиту Тулина, который был комсомольским вожаком. И снова Тулин помог Крылову — его сестра устроила Крылова на своё завод контролёром ОТК.

Именно на заводе проявились способности Крылова, он стал заниматься важными физическими проблемами, даже главный конструктор взял его к себе в бюро.

Кажется, что взлёт карьеры наконец-то для Крылова начался: о нём узнают, его статьи печатают в технических журналах, даже ему дали возможность выступить с докладом в институте физики. Крылов, почувствовав в институте свою среду- среду учёных, перед которыми он преклонялся, уходит с завода и начинает работать в институте .Занятия любимым делом приносили огромную радость Крылову: ему дали тему, возможность самостоятельно ею заниматься- о чём ещё мог мечтать молодой учёный.

Работая под руководством Дана, талантливого учёного, до конца преданного своему делу, Крылов понял, что тот подходит к исследованиям очень основательно, что его не интересует быстрый успех (как хотел Крылов), что он всё тщательно перепроверяет и исследует. После возвращения из экспедиции, куда Крылов был направлен, он узнал, что Дан умер, но все его предположения оказались верны. Крылов продолжает его дело¸ его снова приглашают выступать, и снова забрезжил луч карьеры. Замдиректра института Данкевич везде представлял Крылова в качестве ученика и продолжателя дела Дана.

И вот новое приглашение: в Москву по просьбе Дана (ещё при его жизни) физик Голицын берёт Крылова к себе в лабораторию для продолжения написания диссертации. Но снова неудача: после предложения Голицына Крылову стать начлабом, вмешался Агатов, который ещё в самом начале карьеры вставлял палки в колёса Крылову- и снова тот же результат, Крылов ушёл из института.

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Тулин , надёжный приятель Крылова, оять оказался рядом — пригласил Крылова к себе заняться довольно опасными испытаниями- подчинением грозы, управлением ею. Много было сложностей с экспериментом: и неудачное вхождение в грозу, и гибель одного из сотрудников Ричарда. Однако работы, несмотря на сложность, продолжались.

Эксперимент оказался неудачным. Его даже пытались закрыть. Тулин как-то спокойно отнёсся к этому, его перевели на работу со спутниками. Но и Крылову он снова хочет помочь выбраться из этой истории.

Крылов продолжал заниматься начатым делом, проводя закрытый эксперимент. В конце романе читатель узнаёт, что снов дано разрешение на официальное продолжение эксперимента.

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Рецензии на книгу «Иду на грозу» Даниил Гранин

В основе сюжета романа Д. Гранина история двух молодых физиков в эпоху так называемой оттепели, пришедшейся на время правления Н.С. Хрущева в СССР, когда появилась определенная свобода в общественной и политической жизни страны, когда стало возможно многое из того, что было под запретом еще совсем недавно. Развитие науки, поддержка молодых ученых, свобода в высказывании суждений, с одной стороны, были следствием стремления обогнать и перегнать, с другой веянием нового времени.

Роман отлично иллюстрирует то историческое время, давая возможность ощутить ветер перемен, принесший благодатные изменения, почувствовать изменения, произошедшие в обществе и человеческом сознании граждан, их некоторую раскрепощенность по сравнению с недавним прошлым.

При этом речь тут идет не только о том времени и проблемах научного мира, связанных с поисками и открытиями, на которые порой уходят годы беззаветного труда, бессонных ночей, большого упорства и маленького везения, опытов с риском для жизни не только собственной, но и чужих, по долгу службы подчиненных тебе, а также извечных вопросах морального выбора и моральной ответственности перед собой и другими, пути ученого, которые складываются ох как по разному в зависимости от множества причин, в том числе и личного свойства.

И тут как раз на примере двух друзей ученых это отлично демонстрируется, при этом в их судьбах нашли отражение многие. на мой взгляд. Упорство, трудолюбие, достижение поставленной цели за счет собственного труда, желание идти до конца, не предавая себя и тех, кто в тебя верит. С другой, умение в нужное время и в нужном месте принять нужную личину, быть любимчиком, человеком-оркестром, но сломаться при первой трудности, отойти в сторону.
Что важнее ? Что лучше ? Нет однозначного ответа, как и автор не дает его, ставя в конце многозначительное многоточие.

Стремясь полнее и ярче изобразить своих героев и их характеры на определенном отрезке, автор не ограничивается темой научных изысканий, отображения эпохи, уделяя по возможности внимание всему, что может интересовать молодого человека, что составляет его жизнь.
Все это вкупе с качественным литературным языком делает роман интересным, злободневным. когда некоторые вопросы и ситуации не теряют актуальности никогда.

При этом, несмотря на все явные плюсы, романы автора даются мне с большим трудом. Казалось-бы, почему так ? Ведь тут есть все для отличной прозы. Но не покидает ощущение некоей правильности, когда роли распределены и ты уже наперед знаешь, кто и как тут поступит, какие струны и проблемы автор хочет затронуть, осветить, на чем сделать упор и что показать. И не остается удовольствия, а только обязанность, насыщенная физической теорией и маниакальным желанием: им победить погоду, мне дочитать об этом.

Быть ещё и человеком – значит что-то прощать, признавать чьи-то слабости.
(Даниил Гранин ”Иду на грозу”)

Как же страшно перечитывать, любимые ещё с юности, книги, книги, которые в какой-то степени формировали твое отношение к выбираемой профессии, книги, которыми зачитывалась, перечитывала несколько раз подряд, открывая каждый раз новые мысли, ответы на неуслышанные в прошлое чтение вопросы. Страшно оттого, что, вдруг, всё то, что казалось важным в юности, будет выглядеть наивно и чуть-чуть устаревшим, что пресловутая ”идейность” вылезет из любимой книги. Но вот перевернута последняя страница этого потрясающего романа и не то, что не разочарована, а снова влюбилась в эту книгу. Она простая и мудрая.Она вневременная. О людях. Всегда о людях. О науке, которая сейчас, к сожалению, у нас тихо умирает, если уже не умерла, а тогда наука, в частности физика, кибернетика, аэрофизика, была новым, неизведанным, хотелось ”открывать”, работать, привносить что-то новое. О том, что важнее всего в науке: полет мысли или усидчивость эксперимента, теория или практика? Что важно для ученого: умение держать удар или смиряться с поражением, идти вперед при любых обстоятельствах или отступать при неудаче? Вообще зачем нужна эта наука, если никакое открытие, в сущности, не делает человечество счастливее, а лишь только облегчает в какой-то степени жизнь? Кто лично я в этом мире?

Олег Тулин и Сергей Крылов – две противоположности: волшебник и почти неудачник. А между ними череда потрясающих человеческих характеров: Данкевич, Голицын, Агатов и, конечно, Ричард -романтик от науки, Женя Кузменко. И каждый характер так здорово выписан: живо, по-настоящему, не статично, а в движении. И пока читала меняла своё отношение к каждому герою на диаметрально противоположное. Настоящие ученые и подхалимы, карьеристы. Всё как везде, и как везде, главное, при любых обстоятельствах, на любой работе, в жизни важно оставаться человеком. Всегда! Не важно, что думают окружающие, важно не ”договариваться” со своей совестью, а честно смотреть себе в глаза. Как Ричард. как Сергей Крылов. Перед нами пройдут годы студенчества и начала научной карьеры Тулина и Крылова, такие разные, почти с расставленными акцентами, но не спешите с выводами, иногда не все так однозначно, как кажется на первый взгляд.

Читайте также:
Д. А. Гранин. Иду на грозу: сочинение

Малодушие – главная беда любого человека, не только в науке, но и вообще в жизни. И почему-то пока читала все время в голове звучали слова: Бороться и искать, найти и не сдаваться.

В этом произведении Даниил Гранин показал жизнь научно-исследовательского института, искания молодых физиков, споры, трения, разную степень морали. Учёные занимаются изучением такого природного явления как гроза. Читалось с большим интересом. Я как будто заглянула в волшебную шкатулку и увидела людей, одержимых наукой, желающих успешных экспериментов, но не всё так чисто, как кажется. Человеческий эгоизм и тщеславие появляются даже в среде талантливых исследователей. А мне всегда казалось, что гениям такое не свойственно.
Крылов – пример настоящего учёного с «безуминкой», чудак, полностью погружённый в своё любимое дело. Талантливые учёные представляются мне именно такими.
Агатов – мерзкий, раздражающий персонаж. А Ричарда я ему вообще простить не могу. Тулин для меня ни рыба ни мясо – чаще всего такие и продвигаются по службе, благодаря своей дипломатичности и гибкости. Обычные дела. В любом офисе можно найти прототипов героев. Я думаю, что и с вами работают такие граждане, которые ходят на работу только ради зарплаты и убийства времени, а не ради желания делать мир лучше и приносить пользу всем и каждому.

…тучи слышат радость в смелом крике птицы!

Когда я вступила в подростковый возраст, самыми популярными героями книг и фильмов были не молодые менеджеры и юные предприниматели, а молодые ученые, чаще всего физики и врачи. Видимо потому, что работу физика можно красиво показать или описать *. Работу научно-исследовательских институтов в кино показывали одинаково. Ученые были молодые, они непрерывно острили и изысканно спорили, писали формулы на салфетках и огрызках бумаги, в промежутках сотворяли гениальные открытия, им противостояли чинуши от науки и ретрограды из прошлого. Ретрограды были подчеркнуто интеллигентны, говорили «батенька», но не могли уловить то новое и прекрасное, что творили молодые гении. Если это было написано или снято гениально и талантливо, фильмы и книги запоминались на годы, если средне – забывалось через месяц-другой.

Это я все к чему – вот именно такой роман и написал Даниил Гранин. В нем так однозначно четко распределены роли, что в начале книги можно сказать, кто к чему придет.

Есть Сергей Крылов, любознательный, интересующийся всем, сующий нос во все неизведанные щели, совершенно не признающий дисциплину и субординацию. Скорее всего из него вырастет отличный ученый-испытатель, сокрушитель традиций, если не съедят по дороге. К концу книги должен оказаться победителем.

Олег Тулин – умница, красавчик, обаяша, любимец девочек, быстрый ум, парадоксальное мышление, прирожденный лидер, трудяга. А где же «НО»? Никаких но. Напорист, уверен, но очень хорошо понимает, в каких случаях стоит промолчать, пододвинуться, отойти и не возникать. Далеко пойдет, но в книге потерпит моральное поражение.

Агатов – фу какой ученый, никакой ученый. Сразу же видно – подхалим, подлиза, карьерист, хочет быть начальником, написать диссертацию, потом вторую, потом пост директора института, жизнь распланирована. Готов на подлость и подлость совершает.

Голицын – то самое уходящее. Был умен, талантлив. Но сломан старым режимом, а потому более не выступает. Вернее выступает на пленумах и симпозиумах, но в споры с начальниками не вступает. Все понимает, но молчит.

Дан – гений. Видимо все–таки не Дан, а Дау, но раз автор захотел – пусть остается Дан. Истинный ученый, могучий ум, воля к победе, гениальные идеи. До которых еще не доросли наши ученые и управленцы. Которые за бугром, те уже доросли до понимания, но нет пророка в своем отечестве, а потому умер после крутых разборок.

Ричард – мог бы стать хорошим ученым. Мог бы.

Ну вот вам основные персонажи. На самом деле есть и еще, но весь конфликт завязан на этих.
Фон прекрасный, попытка человека управлять грозой. Вообще все, что связано с грозой необычайно красиво и захватывающе. Самолет, вонзающийся в грозовое облако – дух захватывает. Научные споры выглядят бледнее, именно потому, что роли распределены и никто не выходит за рамки этих самых ролей.

Да, куда же без любви. Тут все тоже исключительно по шаблону. У Крылова любовь, единственная, ушедшая в никуда и он непрерывно тоскует. У Тулина грозди поклонниц, но он считает гусарским долгом покорить и пичужку-студенточку. У Ричарда первая и на всю жизнь любовь, но он не успел. Все это тоже – увы – предсказуемо.

Вроде бы критикую. Нет. В свое время роман гремел, он был роман оттепели, он был свежей струей чистого воздуха и никто его так цинично не препарировал. И я не буду снижать оценку за в принципе хорошую и честную книгу. Но перечитывать не буду. Это время ушло безвозвратно и не вернется.

*Старый анекдот
Завхоз университета жалуется на непрерывные требования ученых-физиков купить новую аппаратуру
– Что за народ, вечно столько денег на них уходит, то им осциллограф, то им осциллятор. То ли дело математики, им нужен всего карандаш и ластик. А философам и ластика не нужно…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: