Образ Собора (По роману В. Гюго Собор Парижской Богоматери): сочинение

Образ Собора (По роману В. Гюго Собор Парижской Богоматери): сочинение

Собор Парижской Богоматери, или же Нотр-Дам де Пари, является, наверное, одним из известнейших монументальных строений средневековья. В такой широкой популярности Собора, не в последнюю очередь, следует “винить” Виктора Гюго. Современники писателя вспоминают, как Гюго неоднократно говорил, показывая на Собор, что форма этого строения напоминает первую букву его фамилии (“Гюго” — в написании по-французски начинается с буквы “Н”). И можно простить писателю такую достаточно невинную напыщенность, так как “Собор Парижской Богоматери” является действительно талантливым и интересным романом. И всегда, глядя на величественные башни и стены Собора, люди будут вспоминать про влюбленного уродца Квазимодо и божественно прекрасную цыганку Эсмеральду.

Нотр-Дам де Пари является типичной готической постройкой. Этот архитектурный стиль наложил свой отпечаток на общественное развитие средневековой Европы. Для готики характерно стремление ввысь, в духовную высоту, объединенное с понятием того, что небо недосягаемо без земной опоры. Готические сооружения словно плавают в воздухе, такими невесомыми они кажутся. Но это кажется только на первый взгляд. На самом деле Собор строился сотнями неизвестных мастеров, наделенных истинно народной, буйной фантазией. Гюго захватывают удивительные работы средневековья, в которых одновременно есть и самобытность, и оригинальность, и непревзойденность мастерства. Но архитектурные постройки в готическом стиле являются не только воплощением народного гения, а, как отмечал Гюго, являются “каменными книгами средневековья, по украшающим барельефам и скульптурам которых безграмотные простолюдины изучали Святое писание. Самым известным архитектурным элементом Нотр-Дам де Пари являются химеры — трехметровые скульптурные фигуры, расположенные на фронтоне Собора. Химеры являются символом темных, но не всегда враждебных сил. Восхищает то, что эти дьявольские творения уже около семисот лет хищно усмехаются под куполами католического Собора. Гюго мастерски создал образ уродливого звонаря Квазимодо, который кажется одним из этих скульптурных чудовищ.

Прежде всего Собор является центром религиозной и народной жизни парижан. Около него собираются и простолюдины, которые способны бороться за улучшение своего будущего. Также Собор является традиционным убежищем для изгнанных: никто не имеет права арестовать человека, пока он находится за стенами Собора. Одновременно Собор Парижской Богоматери становится символом притеснения — религиозного и феодального. Квазимодо выступает здесь как тот, кого угнетает бесконечное величие Собора, и как “душа Собора”. Звонаря-горбуна можно считать воплощенным образом средневековья и, естественно, Собора. Красавица Эсмеральда, в которую влюблен Квазимодо, напротив, является воплощением светлых жизненных сил. Девочку-танцовщицу можно считать воплощением Возрождения, идущего на смену средневековью. Следует сказать, что эти две культурно-исторические эпохи прошли, но Нотр-Дам де Пари до сих пор возвышается под парижским небом.

Роман Виктора Гюго как будто перекидывает лист календаря от прошлого к настоящему. Со своих позиций писатель выступал против политической реакции и социальной несправедливости. Роман полон отголосками революционных событий, свидетелем которых был Гюго. Именно эта сопричастность повлияла на изображение простых горожан в произведении. Народ, по Гюго, не является темной толпой, а наполнен безудержной волей к борьбе и нереализованными творческими идеями. Но время простолюдинов ещё не пришло. Автор описывает штурм Нотр-Дам де Пари, который как бы является репетицией штурма Бастилии 1789 года, когда был положен конец многолетнему правлению французской монархии. Когда же наступит время народа? Гюго отвечает на вопрос: “Когда с этой башни ударят в набат, когда загрохочут пушки, когда со страшным грохотом упадут стены, когда солдаты и толпа с рычанием бросятся друг на друга, вот тогда и придет

Гюго не идеализировал средневековье. В романе присутствуют высокая поэтичность, пламенная любовь к Франции, ее истории и искусству, изображены темные стороны феодализма. Нотр-Дам де Пари — вечный Собор, внешне равнодушный к бесконечной суете человеческой жизни.

Анализ романа Собор Парижской Богоматери Гюго

Жанровая направленность произведения представляет собой сочетание исторического романа-эпопеи, психологической прозы и романтической драмы, ключевой тематикой которого становится изображение частных человеческих страстей на фоне исторических событий.

Композиционная структура романа является кольцевой, выраженной в описании в начале произведения рокового слова, начертанного на стенах собора, переносящего читателя в события далеких лет, а в финале – изображения двух скелетов, сплетенных в объятиях, символизирующих основный героев романа в лице горбуна и цыганки, история которых стерта в пыль временем.

Главными героями романа являются Эсмеральда, представленная в образе молодой, привлекательной цыганки, безмятежного уличного ребенка, Квазимодо, изображенный в образе горбуна, служащего звонарем в Соборе, Клод Фролло, являющийся священником, а также Феб де Шатопер, описанный в образе военного офицера.

Отличительной особенностью романа является образ Собора, который представляется подлинным персонажем произведения, связывающим всех персонажей между собой. Собор является основным местом сюжетных событий, немым свидетелем трагедий, любовных отношений, жизненного существования и гибели главных героев, символом неподвижности и непоколебимости в быстротечной человеческой жизни.

Сюжетная линия романа разворачивается вокруг влюбленности мужской части персонажей в лице Квазимодо, отца Фролло, Феба, а также второстепенного героя Гренгуара, местного поэта, в Эсмеральду, при этом у каждого героя любовь имеет отличительные черты.

Любовь к цыганке заканчивается трагедией. Феб, испытывающий к девушке лишь физическое влечение, а также имеющий собственную невесту, приглашает Эсмеральду на свидание, куда отправляется и священник, в порыве ревности нанося рану офицеру. Эсмеральда оказывается арестованной по обвинению в убийстве Феба, а также колдовству и проституции и приговаривается к смерти через повешение. Однако девушке удается бежать с помощью горбуна Квазимодо. Но власти через некоторое время осуществляют исполнение приговора, и девушка гибнет. Квазимодо же, мстя за смерть любимой женщины, сбрасывает со стен Собора ненавистного отца Фролло.

Смысл романа заключается в частом несовпадении внешнего облика человека с его внутренним духовным миром, который способен на сильное чувство, а также самопожертвование.

2 вариант

В первой трети XIX века во Франции особой популярностью пользовались исторические романы. Интерес к истории в принципе вырос, особенно к истории Средневековья. Это подтолкнуло Виктора Гюго на написания романа «Собор Парижской Богоматери», действия которого происходят в XV веке в рамках реальных событий.

Читайте также:
Романтизм великого французского писателя: сочинение

Во время написания романа автор основывался на опыт Вальтера Скотта — признанного автора исторического жанра. Однако, Виктор Гюго понимал, что общество нуждается в новом видении жанра.

Автору хотелось, чтобы произведение сочетало в себе и роман, и эпопею, и драму; было и поэтичным, и живописным, и трагичным. В целом, автору удалось реализовать задумку. «Собор Парижской Богоматери» — именно такой роман.

В произведении Собор становиться не только местом действия, но и активным участником событий. Париж словно продолжает Собор, становясь таким же героем.

Эсмеральда — бедная цыганка, заключенная в соборе за колдовство — сюжетообразующая точка романа. Это своеобразное разветвление Собора, так как все события связаны с двумя этими элементами. Все герои так или иначе связаны с ней любовными чувствами.

Кроме любовной линии можно рассмотреть и политическую. Людовик XI так озабочен волнениями в народе, что боиться, что чернь хочет убить Эсмеральду. На самом деле, люди хотели дать девушке свободу и получить богатство из церковной казны. Здесь показывается оторванность власти от интересов жителей, которыми она управляет.

Феба де Шатопера привлекает лишь наружная красота Эсмеральды. Он и сам очень красив внешне, но гадок внутри. В обществе женщин он старается вести себя благородно, но в других обществах много ругается и пьет. Эсмеральда поддается его чарам и влюбляется в него.

Пьер Гренгуар, поэт, поначалу не испытывает возвышенных чувств к цыганке. Однако, со временем молодой человек признает, что видит в ней хорошего друга, а не любимую женщину.

Священнослужитель Клод Фролло испытывает сильнейшее влечение к Эсмеральде. Он хочет получить ее любовь любой ценой, поэтому пытается сделать все возможное, чтобы девушка дала ему ответ. Его поступки противоречивы: то он домогается ее, то спасает. Его страстное желание не находит выхода, поэтому убивает его.

Настоящая, искренняя любовь к Эсмеральде случается только у Квазимодо — горбуна-звонаря. Он замечает девушку только тогда, когда она даёт ему, стоящему у позорного столба, стакан воды. Со временем он рассматривает ее внешнюю привлекательность, но ее внутреннее содержание остается для него самым важным. Квазимодо готов сделать что угодно для счастья любимой женщины: сидеть взаперти, отдать право стать ее мужем другому.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ романа Собор Парижской Богоматери Гюго

Популярные сегодня темы

Любовь – это чувство безграничного доверия и привязанности к человеку. Часто любовь путают с влюблённостью. Не стоит этого делать. Ведь любовь – это постоянное чувство, которое уже не может исчезнуть со временем.

Особенно часто заметно такое расхождение вкусов и мнений среди людей, которые вынуждены находиться вместе или желают этого. Если это дружеская компания или семья, то расхождение не вызывает значительного раздражения.

На художественном полотне русского живописца Б.В.Щербакова «Русь Подмосковная» изображена удивительно красивая природа средней полосы нашей страны. Картина написана художником в 1977 году

Произведение «Бирюк» начинается со слов охотника, который ехал домой, но попал в ненастье. Начался дождь с грозой, и он был вынужден остановиться. Неожиданно молния высветила в лесу фигуру человека

Белогорская крепость оставила глубокий след в судьбе не только Петра Гринева, но и Емельяна Пугачева. Именно туда его отправил отец, чтобы он понюхал пороха и потянул лямку.

Образ Собора (По роману В. Гюго Собор Парижской Богоматери): сочинение

Действие романа развивается в 1482 году — в эпоху средневековья. Как писал М.В.Толмачев: «Со средневековья начинается, говорит Гюго, новая эпоха, стоящая под знаком нового миросозерцания – христианства, которое видит в человеке постоянную борьбу двух начал, земного и небесного, тленного и бессмертного, животного и божественного. Человек как бы состоит из двух существ: “одно – бренное, другое – бессмертное, одно – плотское, другое – бесплотное, одно – скованное вожделениями, потребностями и страстями, другое – взлетающее на крыльях восторга и мечты”». Но не только человек состоит из противоборствующих начал. Собор Парижской Богоматери — одно из главных действующих лиц романа — так же имеет два полюса. Что скрывает собор и что раскрывает нам? Раскроем отражение человечного в архитектурном, противоположного в едином.

Нам следует осознать, что в романе собор, как уже говорилось, действующее лицо наравне с Квазимодо, Эсмеральдой, Клодом Фролло. Про всех героев, включая собор, есть отдельные главы. Гюго подробно описывает его «портрет» и дает развернутую историческую справку. Автор, безусловно, восхищается собором, что можно понять из сравнений и эпитетов: «гармонические части», «со спокойным величием целого», «это как бы огромная каменная симфония; колоссальное творение и человека и народа», «подобно творению Бога». Описание фасада, внешнего облика начинается со слов восхваления: «вряд ли в истории архитектуры найдется страница прекраснее той, какою является фасад этого собора», а далее с достоверной точностью Гюго описывает детали «лица» героя: «последовательно и в совокупности предстают перед нами три стрельчатых портала; над ними — зубчатый карниз, словно расшитый двадцатью восемью королевскими нишами. Громадное центральное окно – розетка с двумя другими окнами, расположенными по бокам, подобно священнику, стоящему между дьяконом и иподьяконом; высокая изящная аркада галереи с лепными украшениями в форме трилистника, несущая на своих тонких колоннах тяжелую площадку, и, наконец, две мрачные массивные башни с шиферными навесами».

Однако автор подчеркивает, что собор «не может быть, впрочем, назван законченным, цельным, имеющим определенный характер памятником. Это уже не храм романского стиля, но это еще и не вполне готический храм. Это здание промежуточного типа». Это один из возможных полюсов: черты и от романского стиля, и от готического.

Различия собора автор раскрывает и в течение действия романа: «древний храм, трепещущий и гулкий, был наполнен неизбывным весельем колоколов. В нем постоянно ощущалось присутствие шумного своевольного духа, певшего всеми этими медными устами. Но ныне дух словно исчез. Собор казался мрачным и охотно хранящим безмолвие». Как у человека меняется настроение, так и собор отражает события.

Читайте также:
Романтизм великого французского писателя: сочинение

Гюго показывает и то, что собор изменяется с течением времени: на него влияет и время, и люди. Но разве на человека не влияет время и люди? Разве нельзя сказать, что и эта черта, черта меняться под действием различных факторов, роднит собор с человеком? Автор скорбит и возмущается «при виде бесчисленных разрушений и повреждений». «Люди искусства», к которым причислены и архитекторы, реставраторы, вызывают осуждение, т.к. они пытаются изменить, дополнить, а, следовательно, изувечить, отняв дух времени, вырвав память и уважение к творцам шедевра. Однако, «искусство меняет здесь только оболочку. Самое же устройство христианского храма остается незыблемым». Показательно, что Гюго сравнивает (уже в конце главы, заостряя внимание) собор с деревом: «Ствол дерева — неизменен, листва — прихотлива». Автор понимает изменения (понимает, не принимая их): мода меняется — меняются и детали. Но также отметим, что он сравнивает здание с частью живой природы — с растением. Это важно, ведь собор как бы становится равным с природой, становится, как говорилось ранее, подобным Божьему творению.

Итак, Собор Парижской Богоматери — храм, сотворенный тысячами рук умельцев, но в то же время, сотворенный так, как сотворил Бог землю. Собор — символ и феодального гнета, тяжелого труда рабочих, и символ духовного начала. Храм — это и приют, и место гибели. Именно Собор объединяет главных героев, являясь как бы стержнем повествования.

Для Эсмеральды собор является убежищем. Но невольно встает вопрос: не является ли вместе с тем собор для нее и заточением? Она не может выйти из него: ее убьют, но и жизнь без танцев, без публики, без помощи другим для нее едва ли можно назвать жизнью. Эсмеральду обвиняют в колдовстве (одна из причин смертного приговора), но в тексте есть важное сравнение, объединяющее героиню и храм: «Старая колдовка, а не церковь!» — ложное обвинение и против цыганки, и против храма, связанное с мистическими силами.

Другое дело Квазимодо, изуродованный горбун от рождения. Ему собор является спасением от насмешек толпы, от их жестокости и бесчувствия. «Собор Богоматери последовательно служил для него то яйцом, то гнездом, то домом, то родиной, то, наконец, Вселенной». Для героя собор — жизнь, близкая, родная. Это его мир, где он чувствует себя равноправным членом, где ему комфортно. «Собор заменял ему не только людей, но и всю Вселенную, всю природу» — он все для Квазимодо. Герой не мог говорить, но говорил с колоколами. Его тело как бы повторяло контур храма: «вот чудный образчик восточной архитектуры: спина — как купол, ноги — как витые колонны!» Это ироническое замечание подчеркивает сходство героя с собором. «Впрочем, не только его тело, но и дух его формировался по образцу собора». Собор как бы является продолжением Квазимодо, а Квазимодо − Собора. Например, сцена казни и спасения Эсмеральды: «он (Квазимодо) был так неподвижен, так далеко вытянул шею, так безобразен, что если бы не его лилово-красное одеяние, то его можно было бы принять за одно из тех каменных чудовищ, через пасти которых вот уже шестьсот лет извергают воду длинные дождевые желоба собора». Или сцена тарана ворот храма нищими: «хотя он не слышал ударов тарана, но каждый из них отзывался одинаково как в недрах собора, так и в нем самом». Однако, вспоминая, что выдвинут тезис о двойственности Собора, стоит заметить одну деталь: Квазимодо стал глухим из-за звона колоколов. Что это? Наказание Собора, что кто-то тревожит его спокойную жизнь? Ведь Собор лишает возможности узнавать новости, поддерживать связь с миром, с людьми, с приемным отцом; лишает возможности слушать природу. Герой не слышит и Эсмеральды, которая не может донести, что нищие не враги ей. Но в то же время Квазимодо и не слышит насмешек над собой, издевательств. Тогда собор — хранитель, оберегающий и помогающий?

Любил «столь благоговейно» собор и Клод. Он любил «смысл», «любил связанную с ним легенду, его символику… любил ту загадку, какою извечно остается для человеческого разума Собор Парижской Богоматери». Через отношения Клода к собору раскрывается и еще одна значение собора в романе — собора как символа тайны мира и человеческой души. Двойственность Клода, который вырастил, спас от смерти Квазимодо, но в то же время сделал его своим рабом, и двойственность собора, как хранителя легенд и тайн эпохи средневековья. Занимающийся наукой и любивший алхимию священники храм, устои которого может нарушить государственная власть.

Подводя итоги, можно сказать, что собор — противоречивый герой романа. Противоречия как в архитектурном виде, так и в его духе. Но Собор Парижской Богоматери не только памятник искусства, это и символ средневековья, с его феодальным устройством, с его предрассудками и мистическими легендами. Он отражает и религию, и науку. Он связан с любовью и к Богу (храм), и с любовью к человеку (Квазимодо к Эсмеральде, Клод Фролло к Эсмеральде). Он является и местом смерти, и защиты. Собор — это тот центр, вокруг которого держится сюжет, центр, связывающий всех персонажей.

Образ собора Парижской Богоматери в контексте мировой художественной культуры
план-конспект урока по литературе (11 класс) по теме

. Одной из задач литературы как вида искусства несомненно является приобщение к миру прекрасного, развитие чувства красоты. Конечно же, это невозможно без глубокой и всесторонней связи с другими видами искусства: прежде всего живописью, театром, архитектурой, музыкой.Тема урока, а это урок – обобщение, так и звучит «Не покидай меня, безумная мечта…» А если быть более конкретным – Образ собора ПБ в контексте мировой художественной культуры.

Скачать:

Вложение Размер
ne_pokiday_menya_bezumnaya_mechta.doc 59 КБ

Предварительный просмотр:

ЛИТЕРАТУРА – 11 КЛАСС

ТЕМА: Не покидай меня, безумная мечта…

(Образ собора Парижской Богоматери в контексте мировой художественной культуры)

ТИП УРОКА: обобщение.

1) приобщение учащихся к творчеству зарубежных и русских деятелей искусства через раскрытие образа собора Парижской Богоматери в творчестве В. Гюго, О.Мандельштама и В. Маяковского;

2) обучение интерпретации и сопоставлению художественных текстов, связанных одной темой и идеей.

1) формирование умения анализа эпического, поэтического, музыкального, драматического произведений;

2)развитие связной речи учащихся и самостоятельности суждений.

1) развитию чувства красоты;

2) расширению кругозора;

3) воспитанию любви к искусству.

КСО: художественные тексты В. Гюго, О. Мандельштама, В. Маяковского; картина Врубеля «Демон», компьютер, проектор.

МЕТОДЫ: словесные, наглядный, аудиовизуальный метод.

  1. ОБЪЯВЛЕНИЕ ТЕМЫ И ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Ребята, сегодня у нас очередной урок литературы. Одной из задач литературы как вида искусства несомненно является приобщение к миру прекрасного, развитие чувства красоты. Конечно же, это невозможно без глубокой и всесторонней связи с другими видами искусства: прежде всего живописью, театром, архитектурой, музыкой.

Красота, как правило, рождает мечту. Мечта – это наши реальные и фантастические надежды и желания. Может быть, они сбудутся, а может, и нет. Но то, что они есть, это уже наполняет наше пребывание на земле смыслом. Осознанно или бессознательно мы будем стремиться к их достижению, к своей цели. А движение – это развитие, это жизнь. А жизнь прекрасна и удивительна.

Тема нашего урока, а это урок – обобщение, так и звучит «Не покидай меня, безумная мечта…» А если быть более конкретным – Образ собора ПБ в контексте мировой художественной культуры. Давайте поразмышляем с вами, какова связь между этими двумя названиями и какова, по-вашему, будет цель нашего урока?

У каждог из нас, или хотя бы у большинства в конце урока , вероятно, должна появиться какая-то мечта. Она должна быть связана с образом Парижской Богоматери.

Если же рассматривать этот образ в контексте МХК, значит, в литературе и близких ему искусств: музыка, театр, архитектура. Мы должны выяснить, чем пленил этот собор авторов этих произведений и какие мечты в связи с ним у них появились.

Прежде всего нас интересует литература и Родина этого памятника архитектуры – Франция. Вернёмся к произведению французского писателя 19 века Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери». Именно это произведение, как считают исследователи средневековья, сделали столь популярным собор, который был изображён в романе без серьёзных исторических погрешностей, так как Гюго изучил немалый исторический материал. Давайте и мы с вами обратимся к исторической справке архитектурного памятника средневековья. Со своей презентацией перед нами выступит Бабайлова Надежда.

Ваша задача : попытаться понять, чем, по-вашему, поразил воображение Гюго, да и ваше собор ПБ.

Собор строился на протяжении двух веков сотнями неизвестных авторов, наделённых истинно народной буйной фантазией. Здесь изображены и божественные создания и дьявольские. Особенно многочисленны 3-хметровые химеры – символы тёмных сил. В зависимости от того, какие общественные катаклизмы происходили в стране, собор то разрушался, то восстанавливался. Восхищает то, что эти дьявольские творения, но не всегда враждебные силы – химеры, уже около 700 лет хищно усмехаются под куполами католического Собора, как бы смеясь над тщетностью человеческого рода уничтожить Собор. Присутствие божественного и дьявольского в Соборе одновременно делает его загадочным, привлекательным. Вероятно, желание приблизиться к таинственной силе этого храма и привело Гюго к созданию столь же прекрасного и загадочного по силе воздействия произведения.

Какое образное определение получила данная сила в литературе? Как называется это художественное средство выразительности?

ДЬЯВОЛЬСКАЯ КРАСОТА – оксюморон.

Давайте вспомним, кто из русских классиков уже создал подобные образы в своём творчестве, пытаясь решить морально-философские вопросы о добре и зле.

М.Ю. Лермонтов создал образ Демона, соединив в нём доброе и злое начала. Российский живописец Врубель Михаил Александрович, мечтая создать прекрасное, также изобразил образ Демона в картинах «Демон» 1890 году и «Демон поверженный» 1902 году.

  1. АНАЛИЗ РОМАНА В. ГЮГО «СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ»

– Так что же есть красота и почему её обожествляют люди? И В. Гюго считал главным принципом романтической поэтики – изображение жизни в её контрастах. Определяющим фактором развития, по его мнению, является вечная борьба доброго и божественного начала с началом злобным, демоническим.

Давайте вспомним, какую проблему осветил писатель в своём романе? Какова была его мечта-идея?

В этом романе писатель впервые поставил серьёзную социально-культурную проблему – сохранение прекрасного архитектурного памятника старины.

– Через чьё восприятие мы узнаём о внешнем и внутреннем состоянии Собора?

Через образы и восприятие главных героев – Квазимодо и Клода Фролло, жизнь которых связана с Собором: один служил звонарём, второй был священнослужителем.

– Как Фролло относился к Собору?

Он любил его. «Любил в Соборе его внутреннее значение, скрытый в нём смысл, любил его символику, таящуюся за скульптурными украшениями фасада». Кроме того, Собор был местом, где Клод работал, занимался алхимией, да и просто жил.

– Каким изобразил Гюго Фролло?

Это двойственный человек. С одной стороны, он добрый, любящий человек, у него есть сострадание к людям (вырастил и поставил на ноги своего младшего брата, спас маленького Квазимодо от смерти, взяв его на воспитание); но, сдругой стороны, в нём есть тёмная, злая сила, жестокость ( из-за него повесили Эсмеральду). «Вдруг в самое страшное мгновение сатанинский смех, в котором не было ничего человеческого, исказил мертвенно – бледное лицо священника».

– Как относились к нему люди?

Он не пользовался любовью ни у людей почтенных, ни у мелкого народа, жившего вблизи Собора.

«Он любил архидьякона так сильно, как ни собака, ни слон, ни конь никогда не любили своего господина. Любовь Квазимодо Была глубока, пламенна, безгранична».

– Как сам Квазимодо был связан с Собором? Какова его внешность? Зачитаем текст.

– О! Противная обезьяна!

– Такая же злая, как и уродливая!

– Дьявол во плоти!

Гюго мастерски создал образ уродливого звонаря Квазимодо, который кажется одним из скульптурных чудовищ Собора – химерой.

– А сам Собор, чем он является для Квазимодо?

Убежище, друг, защищает его от холода, от человека и его злобы, жестокости… Собор служит для него то яйцом, то гнездом, то домом, то родиной, то наконец Вселенной.

– Какой на самом деле Квазимодо?

Он , как и Фролло, двойственный человек. Его злобность не была врождённой. Внешне уродливый, он был добрый, преданный, с ранимой и нежной душой. Всё, что он совершает – это лишь реакция на то зло, которое люди делают ему.

– Итак, вернёмся к идее произведения: сохранение архитектурного памятника старины. Как решена эта проблема Гюго?

Главных героев романа можно считать воплощёнными образами средневековья, и, естественно, Собора. Клод Фролло, Квазимодо и Собор попадают под влияние времени, событий и людей. Их увечат как угодно – и снаружи, и изнутри. Вместе с восхищением человеческим гением, который создал живущий своей жизнью величественный памятник истории, каким Гюго представляется Собор, автор выражает гнев и скорбь из-за того, что столь прекрасное сооружение не сохраняется и не оберегается людьми.

– Призведение Гюго так же восхитительно и загадочно до сих пор, как и сам Собор Парижской Богоматери. В 1998 году во Франции был поставлен мюзикл по мотивам романа. Главную роль Квазимодо сыграл французско-канадский музыкант, певец и актёр Гару (Пьер Гаран). Он был ошеломлён этой удачей. Теперь он так же известен, как сам Собор ПБ, Гюго или его произведение. Его обаяние обворожительно. Гару является мечтой каждой девушки, смотревшей мюзикл, и гордостью Канады, где он родился, которая пригласила его с песней на открытие зимней олимпиады 2010 в Ванкувере.

По рассказам Гару, он сразу после предложения роли погрузился в изучение романа Гюго, а заканчивая чтение, испытал состояние настоящего ужаса. Были моменты, когда он сомневался в своих способностях передать боль Квазимодо, его внешнее уродство и внутреннюю красоту, и хотел отказаться от проекта вообще. Но какя-то сила удерживала его от этого шага, а мечта – сыграть Квазимодо не оставляла не на минуту.

А потом – Париж, Монреаль, Лион, Брюссель, Лондон. Гару играл свою роль блестяще. «Каждый вечер я становился горбуном, нелюбимым, изгоем. А когда уходил из театра, то чувствовал огромную любовь публики».

Потом посыпались награды. Гару выиграл высшую музыкальную награду Квебека за роль горбуна, а песня «Белль» была отмечена премией «Виктория» и была признана лучшей франкоязычной песней за последние 50 лет. Сама постановка была занесена в книгу рекордов Гиннеса как самый продаваемый мюзикл за первый год. Другими словами, всё, что было связано и кто был связан с мюзиклом «Собор парижской Богоматери» имели нереальный, фантастический успех. Автор либретто – Люк Пламондон, композитор – Ричард Коччанте.

Давайте и мы насладимся эпизодом из этого мюзикла.

ДЕМОНСТРАЦИЯ ЗВУКОВОГО И ВИДЕОИЗОБРАЖЕНИЯ ИЗ МЮЗИКЛА

  1. СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ «NOTRE DAME» ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА И ВЛАДИМИРАМАЯКОВСКОГО (ПРИЛОЖЕНИЕ № 2)

А теперь поговорим о русских деятелях искусства. Как вы помните, одним из программных произведений Осипа Мандельштама в сборнике «Камень» является стихотворение «Notre Dame». Стихотворение с таким же названием есть и у Владимира Маяковского. Давайте послушаем их и сравним. Что общего в них и чем они отличаются? Каким предстаёт перед нами образ Собора Парижской Богоматери, созданный в этих произведениях.

ЧТЕНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ (ПРИЛОЖЕНИЕ № 1)

Собор Парижсской Богоматери, по Мандельштаму, – это вызов, брошенный человеком небу, вечности (души готической рассудочна прпасть), и это он считает прекрасно, достойно величию человека. Поэтому он и сам мечтает «из тяжести недоброй и я когда-нибудь прекрасное создам», т.е. из слов, тяжёлых, как камень, создаст что-нибудь столь же великое и прекрасное, как Собор Парижской Богоматери.

– Сравните содержание стихотворений Маяковского и Мандельштама. Что общего в них и чем они отличаются?

В обоих стихотворениях признаётся великолепие и связь времён в Соборе. Но

Собор Парижской Богоматери, по Мандельштаму, – это вызов, брошенный человеком небу, вечности (души готической рассудочна пропасть), и это, он считает, прекрасно, достойно величию человека. Поэтому он и сам мечтает «из тяжести недоброй и я когда-нибудь прекрасное создам», т.е. из слов, тяжёлых, как камень, создаст что-нибудь столь же великое и прекрасное, как Собор Парижской Богоматери.

Маяковский оценивает с современной ему практической точки зрения. Активный строитель социализма, отрицая духовную ценность не только Собора Парижской Богоматери, но и вообще всех культовых зданий для богослужения, например, храм Василия Блаженного в Москве он называет Васькой Блаженным, Маяковский хочет отдать Собор под клуб, но для этого он темноват. А вот для рекламы – это просто красота. Между башнями пустить перетяжки, по которым бежали бы буквы, как мыши. А если химерам вместо глаз вставить ещё электрические лампочки, тогда сборы от рекламы увеличатся во много раз.

– Каков язык произведений?

У Мандельштама слова высокого стиля, соответствующие могуществу Собора, присутствуют церковнославянизмы: судия, крестовый свод, не сокрушила, твердыня, непостижимый. У Маяковского, наоборот, преобладают слова низкого стиля, просторечия, принижающие духовную ценность всех храмов, да и практической ценности в них маловато: переводчица-дура, бантиком-ротиком, Блаженный Васька; я не мастак; буквы, как мышь; реклама заорёт и т.д.

– Тогда какова же идея произведения Маяковского? Какую мечту он воплощал в жизнь, создавая своё стихотворение?

Не надо забывать, что Маяковский, кроме всего, ещё и яркий представитель футуризма, цель которого, прежде всего, привлечение к себе внимания через отрицание традиционной культуры и языковое экспериментирование. И стиль стихотворения, и его структура, и язык выдают в Маяковском прежде всего футуриста. А основная идея стихотворения как бы между прочим и в связи с практической ценностью Собора , незаметно просвечивается в конце стихотворения:

Да, надо быть бережливым тут,

ядром чего не попортив.

В особенности, если пойдут,

громить префектуру напротив.

Здесь проявляется ещё один подтекст: если Маяковского интересует только практическая сторона Собора, то зачем он интересовался его историей, которая прослеживается в этом стихе. Да и само стихотворение, посвящённое Собору , это уже последствие незабываемого от него впечатления.

Итак, подведём итог нашего разговора: каким предстал образ Собора Парижской Богоматери в контексте мировой художественной культуры?

Это прекрасная страница в мировой истории архитектуры. Это как бы огромное каменное и одновременно живое, действующее завораживающе на сознание человека, произведение искусства. Колоссальное творение человека и природы, где каждый камень является воплощённой в форму фантазией мастера . Сила его воздействия на человека загадочна и необъяснима и потому притягательна . Этим она и прекрасна.

А что же такое, по мнению людей искусства, а теперь, может, и по-вашему, красота?

Если опираться на творческий опыт мировых классиков, то это какое-то согласие между божественным и дьвольским, между добром и злом. Вспомним слова героя М.Ю. Лермонтова Печорина: «За что меня любят женщины? Ведь я приношу им одни страдания. Неужели зло так притягательно?»

Эсмеральда, героиня Гюго, хоть и наделяется эпитетами прекрасная, божественная, ангельская, однако казнена за то, что она была ведьмой. То есть, в ней предполагалась

Сила, которая завораживала людей, влюбляла их в себя, подчиняла и доводила до трагического исхода. А это уже зло. И пока мы не сможем объяснить, что такое красота, до тех пор будем мечтать о постижении её загадочной сущности.

Сочинение на тему «Романтизм великого французского писателя (Виктор Гюго)»

Собьем эту старую штукатурку, скрывающую фасад искусства!

Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго (1802 — 1885) родился в г. Безансоне в семье офицера. Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет.

Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную знать, прославлял религию и средневековье. Но проходит всего несколько лет, и Гюго меняется. Он публикует литературный документ — предисловие к драме «Кромвель», где излагает программу романтизма. Гюго восклицает: «Нет ни правил, ни образцов; или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету».

Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реформы. В 1830 г. он писал: «Литературная свобода — дочь свободы политической. Этот принцип есть принцип века, и он восторжествует». Июльская революция 1830 г. покончила с реакционным режимом Реставрации. Народ Парижа проявил в июльские дни мужество и энтузиазм. События во Франции нашли горячий отклик далеко за ее пределами.

Замечательная картиной Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах» как нельзя лучше отражает умонастроения того времени. Молодая полуобнаженная женщина, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, высоко подняв трехцветное знамя. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно передает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавроша в «Отверженных» Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве — мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго:

Мужчины, женщины и дети встали разом.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Кто мог владеть рукой, в ком сердце есть и разум,

Сбежались, притекли. Весь город, как река,

На королевские обрушился войска.

Талант Гюго — поэта, романиста, драматурга — раскрывается именно в эти годы. Его драмы «Эрнани», «Король забавляется», «Рюи Блаз» отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев. Положительные герои драм Гюго — смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями.

Первый исторический роман Гюго — «Собор Парижской богоматери». Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо. Таков широкий круг образов, которые предстают перед читателем.

Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, квартал воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим — тяжелая громада собора, мрачный и вместе с тем величественный символ средневековья, — все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот «местный колорит», воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Виктор Гюго сумел не только дать колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.

Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из главных персонажей — архидьякон собора Клод Фролло — воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием. Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему выйти за ее пределы. Он испытывал «ужас и изумление служителя алтаря» перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девушка цыганка. Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие.

Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина.

В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды. Это красивая девушка, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ. Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации. Такова, например, встреча Эсмеральды с родной матерью накануне казни.

Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами этот простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло.

Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за границу. Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов «Возмездие», который представлял собой вершину политической лирики Гюго.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Наполеон представлен здесь мартышкой, которая «в шкуру льва нахально облеклась». На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник:

И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана,

Взглянул и вымолвил: «Ты только обезьяна».

Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой «монета—бог»:

Превыше всяких благ для них купон и рента…

(«Буржуа у себя дома»)

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворений «Веселая жизнь»:

Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник, —

Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег!

Всем будет место здесь!

Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?

А глупый наш народ на пышном сем спектакле

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

К услугам вашим — весь!

Кто бы мог подумать, что эти строки вполне будут приложимы к российской действительности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая «ребенку грудь подносит, где нету молока», миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.

Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда еще с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры — гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. «Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода», — заявил Гюго.

В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни — роман «Отверженные». В центре этого большого повествования — люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей.

Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое время на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства. Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении делать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.

Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины — честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочь Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, — человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье. Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное государство.

Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и вызвать в читателе горячую симпатию к обездоленным.

В этом романе Виктор Гюго посвящает вдохновенные страницы изображению республиканского восстания 1832 года. Благороден образ республиканского вождя Анжольраса, мужественного борца за интересы народа. Любимым героем молодых читателей на долгие годы стал Гаврош — маленький защитник баррикады, павший смертью героя.

Роман «Отверженные» произвел большое впечатление во Франции и за ее пределами. Роман быстро приобрел широкую популярность в России; его очень любил Л. Н. Толстой. Гюго писал: «Пока на земле царит нищета и невежество, книги, подобные этой, не могут быть бесполезными».

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://kostyor.ru/student/

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Романтизм великого французского писателя: сочинение

РОМАНТИЗМ ВО ФРАНЦИИ

Эстетика и периодизация французского романтизма

История французского романтизма даже внеш­не отличается от истории романтизма в Германии и Англии. Очень важно, что английский и немецкий романтизм раз­вивались от Великой французской революции. Следовательно, романтизм во Фран­ции должен был развиться гораздо раньше, чем в других странах. Однако как раз во Франции романтизм развивается очень мед­ленно, с паузами. У англичан и немцев апогей романтизма приходится на первое десятилетие XIX века, а апогей романтизма во Франции – конец двадцатых годов, тридцатые. Факты французского романтизма располагаются вокруг событий Июльской революции 1830 года. Романтизм отчасти гото­вил эту революцию, сопутствовал ей и жил ее итогами. Однако если говорить о романтизме в целом, то он все же порожден Великой французской революцией 1789-1794 годов. То обстоятельство, что именно Франция в эпоху французской революции не выступила с ро­мантическим движением не столь удивительно. Это можно лучше всего объяснить остроумными рассуждениями Гейне. В одном из своих произведений он говорит о том, скольким духовно обязаны немцы французской революции. И спрашивает: а сами французы? Гейне отвечает так: французы были в эти годы по горло заняты делом, они делали новую Францию. Они были так заняты, что им некогда было спать, видеть сны. И за себя они поручили спать и видеть сны нам, немцам.

Романтизм оказал влияние на культурную жизнь Франции всего XIX века. Париж стал романтической столицей Европы. Главное своеобразие французского романтизма – в глубинной связи с событиями Великой французской революции, которая создала новую культурную модель мира и человека, свое понимание истории. Философской основой романтизма явился руссоизм: культ природы, культ чувств и страстей естественного человека, негативное отношение к современной цивилизации. Все эти идеи Жан-Жака Руссо (1712-1778) были созвучны романтикам. Его «Исповедь» (1766-1769) оказала влияние на становление психологического романа во Франции. В «Рассуждениях о науках и искусствах» (1750) он впервые сформулировал главную тему своей социальной философии – конфликт между современным обществом и человеческой природой.

Эпоха Просвещения по праву может быть названа «золотым веком утопии». Просвещение прежде всего включало в себя веру в возможность изменять человека к лучшему, «рационально» преобразовывая политические и социальные устои. Ориентиром для создателей утопий XVIII в. служило «естественное» или «природное» состояние общества, не ведающего частной собственности и угнетения, деления на сословия, не утопающего в роскоши и не обремененного нищетой, не затронутого пороками, живущего сообразно разуму, а не «по искусственным» законам. Это был исключительно вымышленный, умозрительный тип общества, который, по замечанию Руссо, возможно, никогда и не существовал и который, скорее всего, никогда не будет существовать в реальности.

Возрожденческий идеал свободной личности приобретает атрибут всеобщности и ответственности: человек Просвещения думает не только о себе, но и о других, о своем месте в обществе. В центре внимания просветителей – проблема наилучшего общественного устройства. Просветители верили в возможность построения гармонического общества.

Грандиозные социальные катаклизмы, потрясшие сначала Францию, а затем всю Европу, нельзя было воспринимать рассудочно, аналитически бесстрастно. Разочарование в революции как способе изменения социального бытия вызвало резкую переориентацию самой общественной психологии, поворот интереса от внешней жизни человека и его деятельности в обществе к проблемам духовной, эмоциональной жизни личности. Попытки преодоления односторонности рационализма и моделирование целостной, гармонической личности в художественной культуре предопределили главные направления ее развития в XIX веке и, прежде всего, романтизм.

Романтики открывали частного, субъективного человека. Интерес к внутреннему миру человека способствовал возникновению психологизма, в основе которого лежит категория меланхолии. Романтическая меланхолия трактуется как мировоззренческая категория, как универсальное мироощущение современного человека. Сущность такой меланхолии в противопоставлении идеальной внутренней жизни личности и современного социума.

Романтики открывали принципы историзма в художественном творчестве. Французская революция помогла романтикам осознать зависимость искусства от истории, признание основных исторических законов законами искусства: законы эволюции, изменчивости, динамики. В романтизме возросла значимость личности реального автора и его биографии. Это повлекло за собой возникновение биографического направления в изучении литературы.

Своеобразие французского романтизма в том, что он первоначально зарождался в эстетике и критике, а лишь затем получил развитие в прозе, поэзии, драматургии.

Периодизация французского романтизма.

I . 1795-1815 годы.

Ранний период, ознаменованный возникновением и развитием двух художественных школ: Ф.Р. де Шатобриан и Ж. де Сталь. Шатобриан противопоставляет просветительской вере в разум культ христианского чувства. Эстетическим манифестом этой школы стал его трактат «Гений христианства» (1802). В произведениях Ж. де Сталь противопоставляется культ разума и индивидуальное чувство человека, окрашенное национальным колоритом.

II . 1815-1827 годы.

Время широкого распространения романтизма во Франции. Возникает романтическая поэзия (А. де Ламартин), появляется исторический роман (В. Гюго), романтическая драма (В. Гюго, П. Мериме), журналы романтической направленности («Литературный консерватор», «Глобус»). В это же время во французском романтизме формируется несколько параллельных течений: лирико-философское (А. де Ламартин), историко-живописное (Гюго), неистовый романтизм – поэтика тайн и ужасов (Ш. Нодье).

III . 1827-1843 годы.

Период расцвета. В это время в литературу приходят Ж. Санд и А. де Мюссе. Возникает психологическое направление романтизма, и в то же время начинается формирование реалистической эстетики: О. де Бальзак, Стендаль, П. Мериме.

IV . 1843-1848 годы.

Период кризиса и угасания: А. Дюма, Э. Сю. После 1848 года интерес к романтической литературе исчезает, наступает период ее заката.

«Собор Парижской богоматери» Виктора Гюго как пример исторического романа французского романтизма

Выдающийся французский романтик и общепризнанный гла­ва романтической школы Виктор Гюго (1802–1885) прошел сложный путь развития. В начале творческого пути он воспевал лилии Бурбонов и католическое благочестие, с середины 20-х годов – сторонник либерально-демократических идей.

Он начал свою литературную деятель­ность очень рано. Ему было около двадцати лет, когда он стал знаменитым поэтом. Его жизнь в литера­туре – это шестьдесят лет. Гюго был не только плодовит, но и чрезвычайно разнообразен в своем творчестве. Он был поэтом, автором множества поэтических сборников, которые появлялись вре­мя от времени в течение всей его жизни. Он был драматургом, создавшим своими пьесами новый театр для францу­зов. Наконец, он был романистом, автором больших романов. Ро­манов, часто приближавшихся, как «Отвер­женные», к типу эпопеи. Кроме того, он был еще замечательным публицистом, пам­флетистом. В 1830-е годы Гюго – общепризнанный вождь не только молодой литературы, но и всего искусства во Фран­ции: А. де Мюссе, П. Мериме, А. Дюма.

Первый сборник «Оды и другие стихотворения» написан в русле классицизма. Однако скоро эстетические взгляды Гюго изменятся. Он начинает издавать литературный журнал «Литературный консерватор». В этом журнале впервые возникают романтические образы, идеи, мотивы.

В 1827 году в «Предисловии к «Кромвелю» Гюго сформулировал принципы новой, романтической драматургии. Основным видом искусства провозглашается драма, так как она отражает двойственную духовно-материальную сущность современного человека. Автор критикует правила «трех единств», выступает против строгого разграничения жанров, утвердившихся в классицизме. Гюго требовал свободы и естественности, не отрицая значения «местного колорита», признавал возможным смешение трагического и комического. Этот манифест сыграл положительную роль в освобождении литературы от канонов классицизма.

В 1829 году в сборнике стихов «Восточные мотивы» складывается живописно-исторический стиль Гюго, эстетические восточные реалии соединяются с изображением самобытного человека.

Эстетической основой романа «Собор Парижской богоматери» (1831) является философия истории Гюго. Окружающий мир изначально противоречив. На одном полюсе его оказываются бог, добро, красота, на другом – зло, хаос, бесчеловечность. Ход истории определяется движением от мрака к свету, от зла к добру. История описана как процесс непрерывного нравственного совершенствования человека и мира. Воспроизвести в полной живописной очевидности, в ощутимой конкретности борьбу противоречий, новых форм и идей со старыми, показать этот тяжкий путь совершенствующегося человечества, чтобы вдохновить его на дальнейшие труды, – такова задача исторического романа согласно Гюго.

Гюго не случайно сделал предметом изображения именно эпоху XV века, ставшую переломной в истории Франции. Здесь, по представлению тогдашних историков, кончалось средневековье и начиналось Новое время. С философией истории тесно связана философия культуры. В романе показано столкновение двух исторических эпох: средних веков и Нового времени. Дух средневековых институтов культуры воплощен в соборе , в котором кипят самые дикие страсти, хотя он должен быть символом тихого благочестия. Собор и то, что происходит внутри собора, – главная антитеза романа. В то же время Собор – выражение души народа и философии эпохи в широком смысле слова. Символ Нового времени – книга, которая указывает на зарождение книгопечатания. Выражением философии культуры Гюго являются рассуждения о том, что книга убьет здания.

Гюго создал свою философию средневекового искусства. Каждая архитектурная деталь наполнилась содержанием, и древний Собор вдруг заговорил полным голосом, свидетельствуя о прошлом и предвещая будущее.

В центре исторического повествования оказывается борьба между Людовиком XI и крупнейшими феодалами. Людовик XI стремится объединить все области Франции и установить в стране монархию. В этом его поддерживает простой народ и третье сословие, которые воплощают в себе созидательное начало, прогрессивные тенденции в историческом процессе. В хаосе противоречивых тенденций, при упадке государственной власти особенно ярко проявляется новая сила – общественное мнение, новая идея права, противопоставленная идее силы, выступает на сцену народ, часто диктующий феодалам свою волю. В романе много массовых сцен с участием простых парижан. Это новое начало едва пробивается в толще старых предрассудков, в чудовищной нелепости феодального бесправия, торжествующего среди бесчисленных установлений и обычаев.

Роман начинается с массовой сцены, в которой описан прием послов по случаю бракосочетания наследника французского престола. Эти события происходили 6 января 1482 года. Роман заканчивается также массовой сценой – штурм собора народом, который пытается спасти Эсмеральду от виселицы. Эти два эпизода показывают, как изменяется роль народа в описываемых событиях. Если в начале романа народ изображен как зритель, то в конце показано пробуждение его сознания. Своеобразие романа видится в том, что исторические персонажи не играют существенной роли в повествовании. Главное место отводится вымышленным персонажам: Квазимодо, Клоду Фролло, Эсмеральде, Фебу. Вымысел и история переплетаются. Отсутствие исторического события искупается необычайным богатством «нравов». Они свидетельствуют о нравственных возможностях народа и о политических возможностях государства. Именно в нравах, по мнению Гюго, обнаруживается историческая специфика эпохи.

Эсмеральда и Квазимодо представляют собой два полюса народного мира. Преследование ведьм лучше всего демонстрировало ужасы средневековой религии и правосудия, поэтому и возникает образ Эсмеральды, которая выражает все лучшее, что есть в народе, являясь гармоничным воплощением красоты и добра, символом естественности и одаренности, раздавленным средневековым суеверием. Квазимодо воплощает стихийное, непросвещенное сознание народа. В его образе получает воплощение теория гротеска. Квазимодо – предельное воплощение уродства и отверженности. Гротеск дополняется поэтикой контраста. Это основа романтической концепции писателя. Контраст: внешнее уродство Квазимодо контрастирует с его внутренней красотой, источником которой является его любовь к Эсмеральде. Наглядное проявление этой красоты – сцена спасения Эсмеральды.

Символическое значение получает глава «Женитьба Квазимодо», в которой смерть навсегда соединяет его с любимой. Любовь и красота выступают как бытийные, онтологические категории, воплощение абсолютной жизни. Герои умирают, но эпоха гуманизма, которая оправдает земные человеческие чувства и осудит аскетизм, неумолимо приближается.

Эсмеральда и Квазимодо противопоставлены официальной церкви и обществу, как нравственное начало, живущее в народе. Это закон не только жанра, но и исторического познания: динамику эпохи нельзя было показать без элементов будущего.

Антиподом героев выступает Клод Фролло. Он заменил истинную веру научным экспериментом. Он охвачен сильными страстями, которые несут гибель и Эсмеральде, и ему самому. Страсть у Гюго, как у всех французских роман­тиков, является одной из важнейших категорий. Она опрокидывает законы природы, превращая человека в сверхчеловека. Страсть поглощает характеры, это и есть характеры, возведенные в необычайную степень.

В начале романа герои играют свои обыкновенные роли: плясунья Эсмеральда со своей козочкой с золочеными рогами, угрюмый архидьякон Клод Фролло, уродливый звонарь Квазимодо. Но по­степенно все преображается, герои выходят из своих ро­лей. Писатели-реалисты обычно показывают, как люди вы­полняют свои роли. А у Гюго вся суть в изображении того, как человек выходит из своей роли. Строгий Клод Фролло, схоласт и книж­ник, превращается в безумного влюбленного. В забытом, затравленном людьми Квазимодо раскрывается неж­нейшая душа. А судьба уличной плясуньи Эсмеральды оказывается судьбою многих людей. Выхождение жизни и людей из своих границ – пафос творчества Гюго и в целом всего романтизма.

Клод Фролло представляет собой тип интеллектуального героя, которого автор наделяет рефлексией и способностью к самоанализу. Это чаще всего проявляется во внутренних монологах героя. Его смерть оказывается закономерной и глубоко символичной. Герой еще при жизни утратил живую душу. Его жизнь в этом мире воспринимается как жизнь смерти.

Гюго – это, прежде всего, поэт современной цивилизации. Его впечатляют грандиозные масштабы этой цивилизации, ее в ечная переменчивость и неспокойствие, великий круговорот жизни. В то же время Гюго, как очень многие его современники, понимал, что это развитие, динамика идут через противо­речия, через антагонизмы. Он первый в мировой литературе поэт города. Город стано­вится эстетическим предметом именно в «Соборе Парижской богоматери». Это роман о средневековом Париже, из которого произо­шел современный Париж. Город как нечто целое, с его архи­тектурой, площадями, улицами, с его толпами, со всем, что творится внутри него, – вот предмет поэтического воодушев­ления автора.

Подобный урбанизм мы знаем и в русской литературе: Гоголь и Достоевский. Их урбанизм именно в духе Гюго, Бальзака, Диккенса.

Сочинение: Романтизм великого французского писателя Виктор Гюго

Ударим молотом по теориям, поэтикам и системам.

Собьем эту старую штукатурку, скрывающую фасад искусства!

Великий французский поэт, романист и драматург Виктор Гюго (1802 — 1885) родился в г. Безансоне в семье офицера. Будущему поэту было 13 лет, когда в стране установился режим Реставрации. Семнадцатилетним юношей он уже издавал литературное приложение к одной из монархических газет.

Самый первый сборник его стихов, выдержанный в духе классицизма, возвеличивал короля и его придворную знать, прославлял религию и средневековье. Но проходит всего несколько лет, и Гюго меняется. Он публикует литературный документ — предисловие к драме «Кромвель», где излагает программу романтизма. Гюго восклицает: «Нет ни правил, ни образцов; или, вернее, нет иных правил, кроме общих законов природы, господствующих над всем искусством, и частных законов для каждого произведения, вытекающих из требований, присущих каждому сюжету».

Романтическая программа В. Гюго сыграла прогрессивную роль в литературной жизни Франции. Гюго подчеркивал демократический характер своей реформы. В 1830 г. он писал: «Литературная свобода — дочь свободы политической. Этот принцип есть принцип века, и он восторжествует». Июльская революция 1830 г. покончила с реакционным режимом Реставрации. Народ Парижа проявил в июльские дни мужество и энтузиазм. События во Франции нашли горячий отклик далеко за ее пределами.

Замечательная картиной Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах» как нельзя лучше отражает умонастроения того времени. Молодая полуобнаженная женщина, олицетворяющая Свободу, ведет за собой парижан, высоко подняв трехцветное знамя. Сочетая романтический образ Свободы с реальными типами парижан, художник вдохновенно передает героику трех июльских дней. Мальчик с двумя пистолетами предвосхищает образ Гавроша в «Отверженных» Гюго. Центральные фигуры предстают в стремительном порыве — мы словно ощущаем неодолимое движение восставшего народа, как об этом писал Виктор Гюго:

Мужчины, женщины и дети встали разом.

Кто мог владеть рукой, в ком сердце есть и разум,

Сбежались, притекли. Весь город, как река,

На королевские обрушился войска.

Талант Гюго — поэта, романиста, драматурга — раскрывается именно в эти годы. Его драмы «Эрнани», «Король забавляется», «Рюи Блаз» отличаются напряженностью сюжета, яркими романтическими контрастами, страстностью монологов. Они обнажают пустоту и ничтожество придворного быта, тиранию монархов, лицемерие и жестокость царедворцев. Положительные герои драм Гюго — смелые, сильные духом люди, вступающие в конфликт с властями.

Первый исторический роман Гюго — «Собор Парижской богоматери». Действие в нем происходит в конце XV века. Роман открывается картиной шумного народного праздника в Париже. Здесь и пестрая толпа горожан и горожанок; и фламандские купцы и ремесленники, прибывшие в качестве послов во Францию; и кардинал Бурбонский, также школяры из университета, нищие, королевские стрелки, уличная танцовщица Эсмеральда и фантастически уродливый звонарь собора Квазимодо. Таков широкий круг образов, которые предстают перед читателем.

Праздник шутов, представление средневековой мистерии на мраморной площадке Дворца правосудия, мрачная Гревская площадь, окруженная узкими готическими постройками, квартал воров и бродяг, зловещие башни Бастилии, и над всем этим — тяжелая громада собора, мрачный и вместе с тем величественный символ средневековья, — все это воссоздавало картины эпохи. Это был тот «местный колорит», воспроизведение которого французские романтики считали одной из важнейших задач искусства.

Виктор Гюго сумел не только дать колорит эпохи, но и обнажить социальные противоречия того времени. Огромная масса бесправного народа противостоит в романе господствующей кучке дворянства, духовенства и королевских чиновников. Характерна сцена, в которой Людовик XI скаредно подсчитывает расходы на сооружение тюремной клетки, не обращая внимания на мольбу томящегося в ней узника.

Изображение собора недаром занимает центральное место в романе. Христианская церковь играла не последнюю роль в системе крепостного гнета. Один из главных персонажей — архидьякон собора Клод Фролло — воплощает в себе мрачную идеологию церковников. Суровый фанатик, он посвятил себя изучению науки, но средневековые науки были тесно связаны с мистикой и суеверием. Человек незаурядного ума, Фролло скоро ощутил бессилие этой премудрости. Но религиозные предрассудки не позволяли ему выйти за ее пределы. Он испытывал «ужас и изумление служителя алтаря» перед книгопечатанием, как и перед всяким другим новшеством. Он искусственно подавлял в себе человеческие желания, но не мог устоять перед искушением, которое вызвала у него девушка цыганка. Фанатический монах стал неистовым, циничным и грубым в своей страсти, обнаруживая до конца свою низость и жестокосердие.

Наряду с образом Клода Фролло художественно убедителен образ капитана Феба де Шатопера. Красивая наружность и блеск мундира прикрывали пустоту, легкомыслие и внутреннее ничтожество этого молодого дворянина.

В центре романа писатель поставил образ Эсмеральды. Это красивая девушка, воспитанная цыганами. Гюго сделал ее воплощением душевной красоты и гуманности. Это романтический образ. Гюго утверждает, что в мире постоянно происходит борьба между добром и злом. Он создавал свои положительные образы, исходя из идеи добра. При этом романтик Гюго с особой любовью подчеркивает все яркое, красочное, контрастное. Он создает неожиданные, волнующие ситуации. Такова, например, встреча Эсмеральды с родной матерью накануне казни.

Романтичен образ Квазимодо: необыкновенно его уродство, в особенности по контрасту с красотой Эсмеральды, но в уродливом теле оказывается отзывчивое сердце. Своими душевными качествами этот простой, бедный человек противостоит и Фебу, и Клоду Фролло.

Сразу же после контрреволюционного переворота Луи Наполеона Бонапарта В. Гюго эмигрировал за границу. Оттуда он повел борьбу против Наполеона III. Со всей силой своего поэтического гения Гюго выступил против отвратительных сторон нового режима. Его страстная ненависть ко Второй империи нашла яркое выражение в сборнике стихов «Возмездие», который представлял собой вершину политической лирики Гюго.

Наполеон представлен здесь мартышкой, которая «в шкуру льва нахально облеклась». На всех зверей она нагоняла страх, пока не пришел охотник:

И шкуру вытряхнув, чтоб не было обмана,

Взглянул и вымолвил: «Ты только обезьяна».

Но особенно примечательны стихотворения, в которых он обличает антинародный характер режима Второй империи, господство жадной и эгоистичной буржуазии, для которой «монета—бог»:

Превыше всяких благ для них купон и рента…

(«Буржуа у себя дома»)

Разгул финансовых авантюр, спекулятивная горячка, охватившая буржуазную Францию в эту эпоху, образно переданы В. Гюго в стихотворений «Веселая жизнь»:

Ну, живо! Плут, бандит, кретин, лакей, мошенник, —

Садитесь вкруг стола, толпитесь возле денег!

Всем будет место здесь!

Глотайте полным ртом: жизнь коротка, не так ли?

А глупый наш народ на пышном сем спектакле

К услугам вашим — весь!

Кто бы мог подумать, что эти строки вполне будут приложимы к российской действительности конца 20-го столетия! Контрастом разгулу мошенников противостоит картина жалкой бедности: трагический образ матери, которая «ребенку грудь подносит, где нету молока», миллионы несчастных, тяжелым трудом добывающих себе жалкие крохи хлеба.

Стихи Гюго этих лет исполнены гражданского пафоса. Никогда еще с такой силой не звучала, как он сам выразился, бронзовая струна его лиры — гневная сатира. Он отказался вернуться во Францию, когда в 1859 году была объявлена амнистия. «Я вернусь во Францию, когда туда вернется свобода», — заявил Гюго.

В 1861 году Гюго завершает труд многих лет своей жизни — роман «Отверженные». В центре этого большого повествования — люди из народа, страдающие от социальной неустроенности, от воли злых людей.

Гюго рисует историю Жана Вальжана, проведшего 19 лет на каторге. Он попал в свое время на каторгу за буханку хлеба, которую украл для голодающих детей своей сестры. По возвращении с каторги его продолжает преследовать закон буржуазного государства. Человеку с желтым паспортом не дают ни пищи, ни пристанища. Он один из отверженных в этом обществе. Озлобленный и затравленный, Жан Вальжан совершает новую кражу и тут, по воле автора, перерождается под влиянием доброго епископа Мириеля. Он становится честным, чутким к нуждам окружающих, самоотверженным в своем стремлении делать людям добро. Но для буржуазного закона он только бывший каторжник.

Параллельно линии Вальжана автор рисует историю Фантины — честной девушки, которую соблазнил и бросил легкомысленный барчук. Жадный и бесчувственный Тенардье, в доме которого воспитывается маленькая дочь Фантины Козетта, воплощает отвратительные черты мещан, у которых все основано на денежном расчете.

Полицейский инспектор Жавер, преследующий и Жана Вальжана и Фантину, — человек, для которого существуют только параграфы закона Он так же бездушен, как и Тенардье. Он один из винтиков той машины для подавления народа, которую представляет собой буржуазное государство.

Гюго не умеет до конца объяснить социальное зло. Он не понимает того, что дело совсем не в добрых или злых людях, не в том, что Тенардье и Жавер бесчеловечны, а в том, что весь государственный порядок, основанный на частной собственности, порождает это зло и ведет к неисчислимым бедствиям. Но Гюго умеет страстно, взволнованно рассказывать о народных страданиях и вызвать в читателе горячую симпатию к обездоленным.

В этом романе Виктор Гюго посвящает вдохновенные страницы изображению республиканского восстания 1832 года. Благороден образ республиканского вождя Анжольраса, мужественного борца за интересы народа. Любимым героем молодых читателей на долгие годы стал Гаврош — маленький защитник баррикады, павший смертью героя.

Роман «Отверженные» произвел большое впечатление во Франции и за ее пределами. Роман быстро приобрел широкую популярность в России; его очень любил Л. Н. Толстой. Гюго писал: «Пока на земле царит нищета и невежество, книги, подобные этой, не могут быть бесполезными».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: