Литературная деятельность Альберта Камю: сочинение

Школьные сочинения

Литературная деятельность Альберта Камю

Первые заметки и эссе Камю при всей их незрелости содержат некоторые важные мотивы: анархический бунт против общественных условностей, бегство в мир мечтаний, унижение рационального начала в искусстве. Вообще произведения Камю пронизаны кризисным состоянием духа, характерным для значительной части европейской интеллигенции после Первой мировой войны. Осенью 1935 г. Камю вступил в алжирскую секцию коммунистической партии Франции. Он рассматривал коммунизм как «первый шаг, как аскезу, который готовит почву для более духовной деятельности». По заданию партии вел пропагандистскую работу среди мусульман. В 1936 г. Камю возглавил Театр работы, где выступил как режиссер, актер и автор. В театре были поставлены пьесы по произведениям А. Жида, А. Мальро, А. Пушкина, Ф. Достоевского. В 1937 г. Камю вышел из коммунистической партии. В том же году он издал сборник эссе «Изнанка и лицо», главной проблемой которой стал вопрос о приобретении личностью достоинства в абсурдном мире.

Камю говорит «да» жизни, несмотря на абсурдность бытия, так как необходимо «быть самому вечной радостью становления…» Создавая в сборнике лирических эссе «средиземноморский миф», Камю стремится убежать от хаоса истории в мудрость природы. Во время оккупации фашистами Франции Камю вел подпольную работу в организации «Комба». «Посторонний» имел огромный успех, надолго став одним из самых читаемых произведений французской литературы XX ст. Повесть получила высокую оценку критики. Примечательным является в чем-то преувеличенный восхищенный отклик о произведении известного французского критика Г. Пикона: «Если бы через несколько столетий осталась лишь эта короткая повесть как свидетельство о современном человеке, то ее было бы достаточно, как достаточно прочитать «Рене» Шатобриана, чтобы познакомиться с человеком эпохи романтизма».

Герой повести Мерсо – обобщенный образ, который представляет экзистенциалистический вариант «естественного человека». Разорвав внутренние связи с обществом, мелкий служащий Мерсо живет с осознанием абсурдности бытия. Это острое ощущение абсурда делает его «посторонним», которому чужды ценности и нормы общества. Мерсо живет, подчиняясь инстинктам, остро ощущая красоту естественного мира. В Мерсо кроется небудничный лирический дар.

Почти неосознанно он убивает человека. Во второй части повести история главного героя в процессе судебного расследования возникает будто в кривом зеркале. Мерсо осуждают, в сущности, не за совершенное убийство, а за попытку презреть условными формами общепринятых отношений между людьми, за нарушение правил игры, зато, что он «посторонний». Камю ставит своего героя в типичную для экзистенциалистов «пограничную ситуацию», т.е. в ситуацию выбора перед лицом смерти и абсурда, когда, согласно экзистенциалистской философии, наступает прозрение. Мерсо выбирает свободу знать, что мир абсурдный. Отказавшись пойти на компромисс, Мерсо принимает смерть. Ж. Гренье в одном из своих писем к автору «Постороннего» отмечал влияние Ф. Кафки на стилистику повести.

Камю ответил учителю, что учился «у Кафки духу, но не стилю». Между тем, несмотря на очевидную разницу в стилистике Кафки и Камю оба они тяготели к притчевым формам жанрового мышления, для обоих характерна лаконичность языковой формы при философской глубине содержания. Отмечая внешне бесстрастный тон рассказа в «Постороннем», Р. Варт говорил о «нулевом градусе письма» в повести. Действительно, Камю убежден, что жизнь проста, что люди все усложняют, а потому и говорить о ней нужно просто, без метафор, намеков, сложных культурных реминисценций, за которыми кроется стремление убежать от осознания трагизма человеческой судьбы. Этапным для Камю произведением стала книга «Миф о Сизифе», которая завершает первый период в творчестве писателя. «Миф о Сизифе» имеет подзаголовок: «Эссе об абсурде». Проблемы абсурда и «верховного самоубийства» как выражение человеческого бунта против него, становятся центральными в этом цикле.

В «Мифе о Сизифе» Камю дает определение абсурда: «Сам по себе мир просто не наделен умом: это все, что можно о нем сказать. Но столкновение этой иррациональности с бесшабашным желанием ясности, призыв к которой звучит в глубинах человеческого существа, – вот что абсурдно. Абсурд зависит в той же мере от человека, как и от мира». Абсурд приводит к бунту против Бога и человеческой судьбы. Источником экзистенциалистов в разработке этой проблематики Камю считает Ф. Достоевского. Кириллова, одного из персонажей «Бесов», Камю трактует как «человека абсурда», для которого самоубийство стало единственным средством освободиться от мучения абсурда. Кириллов – логический самоубийца: если жизнь не имеет смысла, то нет смысла и проживать ее. Для Камю признание абсурда – не конечный вывод, а лишь начальная точка в поиске настоящих ценностей.

Проблеме метафизического бунта посвящена пьеса Камю «Калиґула». Непосредственным историческим источником сюжета является произведение римского историка и писателя Светония «О жизни двенадцати цезарей». По свидетельству Кристиан Галендо, в 1937 г. Камю читал «Калигулу» Светония. Он был удивлен этой личностью. Он постоянно говорил о нем и главным образом его «играл». В процессе художественной обработки исторического материала Камю отказался от конкретно-исторического анализа и рассматривает главного героя как носителя метафизического бунта, а его трагедию – как трагедию «верховного самоубийства». В 1958 г. в предисловии к американскому изданию сборника пьес Камю писал: «Калигула» – это история «верховного самоубийства». История, которая в высшей степени трагическая и человечная. Из верности самому себе, неверный относительно ближних, Калиґула соглашается умереть, постигнув, что никто не может спастись поодиночке и что нельзя быть свободным выступая против других людей».

Читайте также:
Своеобразность творчества А. Камю ее связь с экзистенциализмом: сочинение

Потеряв любимую женщину, молодой император сознает простую истину: «Люди умирают, и они несчастны». Калигулу бесит успокоительное вранье, которое его окружает. Он стремится к абсолюту, хочет «жить по правде». Но абсолют недосягаем. Император стремится изменить существующий порядок бытия. Его власть и свобода безграничны. Постижение абсурдности жизни делает из доброго и созерцательного Калигулы жестокого тирана, который убивает своих подданных. В финале пьесы Калиґула терпит поражение. Он сознает свою неправоту и поэтому сам обрекает себя на смерть. Зная о запланированном заговоре, он ничего не делает, чтобы предотвратить его. «Если правда Калигулы в его бунте, то его ошибка – в возражении людей. Нельзя все разрушить, не разрушив самого себя», – писал со временем Камю. Пьеса была поставлена в парижском театре Эберто.

Премьера состоялась 25 сентября 1945 г. Роль Калигулы исполнял Жерар Филип. Образ Калигулы вызвал у зрителей закономерные ассоциации с А. Гитлером, хотя, как справедливо отмечают исследователи творчества Камю, «во время написания текста Камю был далек от замысла создать пьесу с историческим ключом».

В 1957 г. Камю стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Премия была присуждена писателю «за его значительную литературную деятельность, которая с чрезвычайной проникновенностью осветила проблемы человеческой совести в нашу эпоху». Выступая по случаю вручения ему Нобелевской премии с речью, которая получила название «Шведской речи», Камю изложил основные основы своей эстетики. Он возлагает на художника ответственность за все, что происходит вокруг. Камю отмечает возрастающую роль искусства и художника в современном мире, а назначение искусства усматривает в «возражении вранья и сопротивлении гнету». В 1959 г. Камю осуществил инсценировку «Бесов» Ф. Достоевского, а в скором времени погиб в автомобильной катастрофе. Ф. Мориак, говоря о месте Камю в современной культуре, отмечал: «Молодой человек жаждет моральных наставлений… И заслуга Камю заключается именно в том, что он удовлетворяет эту потребность».

Проблема смысла жизни в произведениях Альбера Камю

Альбер Камю — французский философ экзистенциалист, а также писатель.
В своих сочинениях, драмах и романах он развивает философию человека, который потерял или никогда не имел веры в Бога, а также он отображает в них как жизнь во всех ее проявлениях с точки зрения экзистенциализма, так и проблему смысла бытия. Посредством своих литературных произведений он пытается найти ответы на волнующие вопросы: «Как жить человеку одинокому, отчужденному обществом?» «Как себя вести, если в мире нет заранее данного смысла?» «Какое вообще значение человек может придать своей жизни?»

Например, в таком произведении как «Абсурд», философ приходит к выводу, что рождение человека и его неизбежная кончина представляет собой факт абсурда.
То есть «этот мир сам по себе не разумен». В нем нельзя найти никакого значения. Конечно, человеческий ум пытается искать во всем ясность и смысл мира, жизни и истории, но эти искания бесполезны. Искания какой-то смысловой глубины как раз доказывают, что наличествует чувство абсурда, что все вокруг исполнено иррациональности и бессмысленности.

Также эта мысль развивается у А. Камю в его произведении «Миф о Сизифе», человек в нем сравнивается с Сизифом, и прямое сходство между ними заключается в схожем образе действий Сизифа и человека: каждый обречен выполнять одну и ту же работу – определенный цикл. Сизиф – катить камень в гору, после того как тот скатится, идти за ним вниз, чтобы начать все заново, так и человек – в первом смысле, что он рождается (идет в гору) и неизбежно умирает (идет вниз), и в конце концов, все его действия на протяжении жизни пока он еще не умер, бесполезны как и весь труд Сизифа, ибо все равно человек умрет и уже будет ровным счетом не важно, что он сделал в жизни, как сделал и что вообще не сделал. Отсюда следует, что смысла жизни для человека не существует, вся действительность иррациональна.

Но как подметил Ж. Сартр, не следует слепо кидаться в рассуждения об абсолютном пессимизме экзистенциализма. Конечно, осознание человеком бессмысленности своего существования, превращает наше сознание в «несчастное сознание», превращает смысл жизни в следующую дилемму: либо осознать абсурдность мира и на что-то все-таки надеяться, либо покончить жизнь самоубийством. Камю избирает первый путь. Тот, кто понял, что этот мир абсурден, обретает свободу. А обрести свободу можно лишь восстав против всемирного абсурда, бунтуя против него. Бунт и свобода, по мысли Камю, нераздельны.

Читайте также:
«Цикл абсурда» в творчестве Камю: сочинение

И, ни коим образом, А. Камю в своих произведениях не склоняется к самоубийству, а лишь подробно рассматривает этот вопрос, который вполне закономерно встает при вышесформулированном заявлении о бессмысленности бытия человека. Камю говорил: «Есть лишь одна по-настоящему серьёзная философская проблема – проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы её прожить, – значит ответить на фундаментальный вопрос философии». Конкретно философ ответил на этот вопрос так: «Прежде всего, следует отказаться от поисков превосходящего смысла мира, так как он, так и останется неизвестным и непостижимым для человека. После того как примите этот мир, сознаете его абсурдность и найдете себя, тогда придет осознание важности жизни».

Таким образом, можно точно сказать, что смысл жизни по Камю – это противостояние абсурдности жизни, бунт. И А. Камю извлекал из абсурда три следствия — мой бунт, мою свободу и мою страсть. Посредством одной только работы ума можно обратить в правило жизни то, что было приглашением к смерти — самоубийство.

А людей, пытающихся возвыситься над абсурдом, философ называет завоевателями. Классические образцы людей-завоевателей философ находил в произведениях французского писателя А. Мальро. Согласно Камю, завоеватель богоподобен, «он знает свое рабство и не скрывает этого», путь его к свободе освещает знание. Завоеватель — это идеал человека по Альберу Камю, но быть таковым, по его мнению, — это удел немногих.

Современная французская литература. Под редакцией профессора Вл. А. Лукова
Камю Альбер

Камю Альбер

Камю (Camus) Альбер (7. 11. 1913, Мондови, Алжир, — 4. 01. 1960, Вильблевен, деп. Йонна, Франция) — французский писатель, мыслитель и мо­ралист. Родился в Алжире, в семье сельскохозяйственного рабочего Люсьена Камю. Мать — Катрин Сантес, испанка по происхождению. Когда Камю не бы­ло еще года, от тяжелого ранения, полученного в битве на Марне, умирает отец. Мать Камю с дву­мя детьми переезжает в Алжир, где устраивает­ся уборщицей.

В 1918 г. Камю отдан в начальную школу Белькура. Окончив ее с отличием, учится в Алжир­ском лицее на стипендию, которую выхлопотал для него его школьный учитель Луи Жермен. В лицее (1923–1932) Камю знакомится с трудами Ницше, с книгами А. Жида, М. Барреса, А. Мальро, М. Пруста. Одним из любимейших его писателей становится Ф. М. Достоевский.

В 1930 г. Камю заболевает туберкулезом, почти год лежит в больнице, после чего возвращается в лицей. В 1931 г. в классе философии Камю знакомится с молодым преподавателем философии и литературы Жаном Гренье, оказавшим огром­ное влияние на духовное становление будущего писателя и став­шим впоследствии его наставником и другом. Благодаря Ж. Гренье Камю знакомится с идеями религиозного экзистенциализма, определяется его интерес к философии.

­ский факультет Алжирского университета, где упорно занимался, совмещая занятия в универ­ситете с работой. С увлечением изучает труды Кьеркегора, Шопенгауэра, Шпенглера, Шестова. В журнале «Юг» опубликованы небольшие заметки Камю, написанные по совету Жана Гренье: «Жан Риктюс. Поэт нищеты», «О музыке», «Фи­лософия века», эссе «Бред», «Сомнения», «Иску­шение лжи», «Пожелание», «Возвращение к са­мому себе». Первые заметки и эссе Камю при всей их незрелости содержат некоторые важные мотивы: анархический бунт против общественных условностей, уход в мир грез, принижение ра­ционального начала в искусстве. В целом пер­вые произведения Камю отражают кризисное состояние духа, характерное для значительной части европейской интеллигенции после первой мировой войны.

Осенью 1935 г. Камю вступает в алжирскую сек­цию коммунистической партии Франции. Он рассматривает коммунизм как «первый шаг, как аскезу, подготавливающую почву для более ду­ховной деятельности». По поручению партии ве­дет пропагандистскую работу среди мусульман.

В 1936 г. Камю возглавил Театр труда, где вы­ступил как режиссер, актер и автор. В театре были поставлены «Каменный гость» А. С. Пуш­кина, «Братья Карамазовы» Ф. М. Достоевского, «На дне» М. Горького, пьесы по произведени­ям А. Жида, А. Мальро и др.

В 1937 г. Камю выходит из коммунистической партии.

В том же году он выпустил сборник эссе «Из­нанка и лицо» («L’Envers et l’Endroit»), главной проблемой которого ста­новится вопрос об обретении личностью достоин­ства в абсурдном мире. Камю говорит жизни «да», несмотря на абсурдность бытия, ибо нужно «быть самому вечной радостью становления…». Создавая в сборнике лирических эссе «средизем­номорский миф», Камю стремится уйти от хаоса ис­тории в мудрость природы.

­ностью в газете «Альже репюбликен» и парал­лельно продолжает литературную работу, пишет философскую драму «Калигула» («Caligula», 1944), повесть «Посторонний» («L’étranger», 1942), эссе «Достоевский и самоубийство», во­шедшее впоследствии в «Миф о Сизифе» под на­званием «Кириллов», заканчивает работу над романом «Счастливая смерть» («La mort heureu­se», 1971). Во время оккупации фашистами Франции Камю ведет подпольную работу в организации «Комба».

Читайте также:
«Цикл абсурда» в творчестве Камю: сочинение

Роман (часто называемый повестью) «Посторонний» имел огромный успех, надолго став одним из самых читаемых произведений французской литературы XX века. Он получил высокую оценку критики. См. статью: Посторонний (роман А. Камю); Мерсо (персонаж романа А. Камю).

Отмечая внешне бесстрастный тон повествования в «Постороннем», Р. Барт говорил о «нулевом градусе письма» в повести. Действительно, Камю убежден, что жизнь проста, что люди все усложняют, а поэтому и говорить о ней надо просто, без метафор, намеков, слож­ных культурных реминисценций, за которыми стремление убежать от осознания трагизма че­ловеческого удела.

Этапным д,ля Камю произведением стала книга «Миф о Сизифе» («Le mythe de Sisyphe», 1942), завершающая первый период в творчестве писа­теля. «Миф о Сизифе» имеет подзаголовок: «Эс­се об абсурде». Проблемы абсурда и «верховно­го самоубийства» как выражение человеческого бунта против него становятся центральными в этом цикле. В «Мифе о Сизифе» Камю дает опре­деление абсурда: «Сам по себе мир попросту не наделен разумом: это все, что можно о нем ска­зать. Но столкновение этой иррациональности с отчаянным желанием ясности, зов которой раз­дается в глубинах человеческого существа, — вот что абсурдно. Абсурд зависит столько же от че­ловека, сколько и от мира».

Абсурд влечет за собой бунт против Бога и человеческого удела. Предтечей экзистенциа­листов в разработке этой проблематики Камю счи­тает Ф. М. Достоевского. Один из персонажей «Бесов» Кириллов трактуется французским писателем как «человек абсурда», для которого самоубийство стало единственным средством освободиться от муки абсурдом. Кириллов—логический самоубийца: если жизнь не имеет смысла, то не имеет смысла ее проживать.

— это не конечный вывод, но лишь на­чальная точка в искании истинных ценностей.

Проблеме метафизического бунта посвящена пьеса Камю «Калигула». Непосредственным истори­ческим источником сюжета является сочинение римского историка и писателя I в. н. э. Светония «О жизни двенадцати цезарей». По свидетельст­ву Кристиан Галендо, в 1937 г. Камю читал «Калигулу» Светония. Он был очарован этой личностью. Он постоянно говорил о нем и глав­ным образом его «играл».

В процессе художественной обработки исто­рического материала Камю отказывается от конк­ретно-исторического анализа и рассматривает главного героя как носителя метафизического бунта, а его трагедию как трагедию «верховного самоубийства». В 1958 г. в предисловии к амери­канскому изданию сборника пьес Камю писал: «Ка­лигула» — это история верховного самоубийст­ва. История, которая в высшей степени трагична и человечна. Из верности самому себе, неверный по отношению к ближним, Калигула соглашает­ся умереть, поняв, что никто не может спастись в одиночку и что нельзя быть свободным против других людей».

Потеряв любимую женщину, молодой император осознает простую истину: «Люди умирают и они несчастны». Калигулу раздражает успокоительная ложь, которая его окружает. Он стремится к абсолюту, хочет «жить по правде». Но абсолют недостижим, как недостижима луна, которую хочет заполучить Калигула. Император хочет изменить существующий порядок бытия. Его власть и свобода беспредельны. Постижение абсурдности жизни делает из доброго и созерцательного Калигулы жестокого тирана, убивающего своих подданных.

«Если правда Калигулы — в его бунте, то его ошибка — в отрицании людей. Нельзя все разрушить, не разрушив самого себя»,— писал впоследствии Камю.

См. статью: Калигула (пьеса А. Камю).

Роман «Чума» («La peste», 1947) — самое крупное из прозаических произведений Камю. По выходе в свет роман был отмечен премией критики. Французский критик Г. Пикон писал: «В этом стройном произведении, столь безмятежном на вид, звучит много различных голосов. В нем уживаются одновременно абсурд и бунт, безразличие и страсть, холодность и восторженность, отвлеченность и чувственность, ощущение вечного и сиюминутного…».

См. статью: Чума (роман А. Камю).

«Бунтующий человек» («L’homme révolté», 1951), в которой писатель прослеживает историю идеи бунта. Писатель последо­вательно рассматривает «метафизический», «ис­торический» бунт, «бунт и искусство». Исходным пунктом его философии остаются абсурд и выте­кающий из него бунт. Однако в «Бунтующем че­ловеке» дана несколько иная трактовка бунта, нежели в «Мифе о Сизифе». Бунт отныне не про­сто «отказ от примирения» и «зрелище человече­ской гордыни», некое абсолютное отрицание, чреватое вседозволенностью, но требование че­ловеческой солидарности, признание ценности «другого». «В бунте человек воссоединяется с другими людьми, и с этой точки зрения челове­ческая солидарность является метафизиче­ской», — писал Камю. Таким образом, в «Бунтующем человеке» «индивидуальная ценность личности обретает об­щечеловеческое значение и смысл» (К. М. Дол­гов).

«Изгнание и царство» («L’exil et le royaume», 1957) Камю вновь призывает пре­зреть суетность повседневной жизни, одолеть в себе косность привычного существования и слиться с «нежным безразличием природы». Критика встретила сборник доброжелательными отзывами. Г. Пикон отмечал «материальную ве­сомость», появившуюся в новеллах сборника, столь отличную от абстрактности и аллегорично­сти предшествующих произведений писателя.

В 1956 г. была опубликована повесть Камю «Па­дение» («La chute»). Первоначально он предпо­лагал включить ее в состав «Изгнания и царст­ва», но значительные размеры повести изменили его намерение.

Читайте также:
Своеобразность творчества А. Камю ее связь с экзистенциализмом: сочинение

«Падение» — произведение позднего Камю, от­разившее существенные особенности его творче­ской эволюции. В повести заметна некоторая смятенность писателя, нечеткость его авторской позиции. Она представляет собой исповедь «ложного пророка», человека умного, но бесчест­ного, пытающегося собственный нравственный проступок оправдать всеобщей, по его убежде­нию, низостью и порочностью. Герой Камю — двули­чен: он желает казаться порядочным, не будучи таковым. Его главная забота — оправдать себя, а главное качество, по выражению автора, — неспособность любить.

«Падении» Камю учиняет рас­праву над собственным мировоззрением, кото­рая «неизбежно устраняла заслоны, оберегав­шие его былой гуманизм от поглощения болез­ненным скепсисом и мизантропией».

В 1957 г. Камю становится лауреатом Нобелев­ской премии по литературе. Премия была при­суждена писателю «за его значительную литера­турную деятельность, которая с чрезвычайной проницательностью осветила проблемы челове­ческой совести в нашу эпоху».

­ской премии с речью, получившей название «Шведской речи» («Discours de Su?de», 1958), писатель изложил основные положения своей эстетики. Он возлагает на художника ответственность за все, что происходит вокруг. Он отмечает воз­растающую роль искусства и художника в со­временном мире. Назначение искусства Камю видит в «отрицании лжи и сопротивлении угнетению».

В 1959 г. Камю осуществляет инсценировку «Бе­сов» Достоевского.

­ря 1960 г. Ф. Мориак, говоря о месте писателя в совре­менной культуре, отмечал: «Молодой человек жаждет моральных наставлений… И заслуга Ка­мю состоит именно в том, что он удовлетворяет эту потребность».

Соч.: Théâtre. Récits. Nouvelles. P., 1962 (Bibl. de la Pléiade); Essais. P., 1965 (Bibl. de la Pléiade); Carnet I, mai 1935 à février 1942. P., 1962; Carnet II, janvier 1942 à mars 1951. P., 1964; Correspondance 1932–1960. P., 1982; в рус. пер. — Избранное. М., 1969; Сочинения. М., 1989; Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М., 1990; Творчество и свобода: Статьи, эссе, записные книжки. М., 1990; Соч.: В 5 т. Харьков, 1998; Записные книжки. М., 2000.

«несчастного сознания»: Театр, проза, философскя эссеистика, эстетика Альбера Камю. М., 1973; Кушкин Е. П. Альбер Камю. Ранние годы. Л., 1982; Барт Р. Нулевая степень письма // Барт Р. Семиотика. М., 1983. С. 306–349; Долгов К. М. От Кьеркегора до Камю: Философия. Эстетика. Культура. М., 1990; Фокин С. Л. Альбер Камю. Роман. Философия. Жизнь. СПб., 1999; Трыков В. П. Камю // Зарубежные писатели: В 2 ч. М., 2003. Ч. 1. С. 496–500; Луков Вл. А. Драма Альбера Камю «Калигула» // Зарубежная литература ХХ века: Практикум / 4-е изд. М., 2004. С. 297–313; Луков Вал. А., Луков Вл. А. Горизонты истории идей и ключевых слов: поиск собеседника в едином поле литературы. «Миф о Сизифе» Альбера Камю и Ф. М. Достоевский // Горизонты гуманитарного знания: Колл. монография. М., 2011. С. 250–265; Luppé R. Albert Camus. P., 1957; Quilliot R. La mer et les prisons. P., 1970; Crochet M. Les mythes dans l’?uvre d’A. Camus. P., 1975; Moreau J. -L. Camus, l’intouchable. Polè?miques et complicités. P., 2010.

Литературная деятельность Альберта Камю

Первые заметки и эссе Камю при всей их незрелости содержат некоторые важные мотивы: анархический бунт против общественных условностей, бегство в мир мечтаний, унижение рационального начала в искусстве. Вообще произведения Камю пронизаны кризисным состоянием духа, характерным для значительной части европейской интеллигенции после Первой мировой войны. Осенью 1935 г. Камю вступил в алжирскую секцию коммунистической партии Франции. Он рассматривал коммунизм как «первый шаг, как аскезу, который готовит почву для более духовной деятельности».

Чума как источник мирового зла в одноименном романе А. Камю Французский писатель, родившийся в Алжире (колонии Франции), лауреат Нобелевской премии (1957). В своем творчестве представил экзистенционально — модернистский образец литературы. Он философски вглядывается в мир, где властвует абсурд, где «нет.

Экзистенциональный смысл образов романа Камю «Чума» Экзистенциализм возник накануне первой мировой войны в России Для философской атмосферы того периода, в которой возник зкзистенциализм, характерны отступление на задний план методологически-теоретико-познавательной проблематики (Дильтей), обращение к объекту (Гуссерль), возрождение.

Проблематика, художественное своеобразие романа «Чума» Проблеме метафизического бунта посвящена пьеса Камю «Калигула». Непосредственным историческим источником сюжета является сочинение римского историка и писателя I в. Светония «О жизни двенадцати цезарей». Камю читал «Калигулу» Светония. Он был.

Новые способы изображения внутреннего мира человека в модернистской прозе XX столетия (по роману А. Камю «Чума») XIX — в начале в искусстве происходит глобальный переворот, связанный с поиском новых форм изображения человека и мира. Опираясь на достижение психологической прозы XIX столетия, писатели все больше углубляются во.

Мировоззренческие позиции Камю Философия, изложенная Камю в художественных произведениях, дает возможность для разнообразнейший толкований. Так, для европейцев 40-50-х годов, Камю был одним из классиков экзистенциализма. Его непременно объединяли с Сартром, несмотря на их.

Философская проблематика романа А. Камю «Чума» Творчество А. Камю с примером плодотворного объединения талантов писателя и философа. В своих произведениях А. Камю размышляет над абсурдностью мира и смыслом бытия человека в нем. Человека художник ставит превыше.

Читайте также:
Своеобразность творчества А. Камю ее связь с экзистенциализмом: сочинение

Человек на зачумленной земле (По роману А. Камю «Чума») На протяжении всей тысячелетней истории человечество освоило много страшных уроков. Вечные ценности оказались шаткими, человек — преисполненным эгоизма и непомерных желаний, природа — воплощением апокалипсиса. Но только XX век принес.

«Цикл абсурда» в творчестве Камю Романы и повести А. Камю, написанные внешне сдержанно и суховато, волнуют читателя остротой проблематики, своеобразием характеров персонажей, изощренностью психологического анализа. Главный тезис философа — жизнь человека бессмысленна. Большинство людей живет.

Лучшее произведение Камю роман предупреждение «Чума» В алжирском городке Оран вспыхивает чума. На протяжении девяти месяцев длится поветрие, городок полностью изолирован от мира, девять месяцев для рассказчика доктора Рие и его команды не утихает напряженная борьба.

Тот, кто никого не любил (по повести А. Камю «Посторонний») Творчество Альбера Камю — одна из вершин европейской литературы XX века. Писателю удалось отразить тенденции в духовной жизни поколения, принимавшего непосредственное участие во Второй мировой войне. Кроме того, Камю стал.

Особенности художественного времени и пространства в произведении «Чума» Авторская заинтересованность в романе заключается не столько в отображенных событиях и раскрытых характерах, сколько в вопросах философской проблематики. Своеобразно используется в произведении форма высказывания мысли. Во-первых, она не высказывается прямо.

Моральная проблематика романов Достоевского и Альбера Камю На Достоевского так или иначе сегодня устремлены взоры художников и философов разных стран и народов. Многие полагают себя его прямыми наследниками и продолжателями. Только идеи великого русского гуманиста далеко не.

Творческая эволюция Альбера Камю Мировоззренческие позиции Камю начинают формироваться уже в годы его обучения, и дальше, в течение жизни писателя, они постоянно эволюционировали и несколько раз существенно изменялись. Начальные черты мировоззрения писателя определяло его.

Мотивы предостережения в романе Камю «Чума» Едва лишь закончилась Вторая мировая война, но воспоминания о ней еще весьма живые, воспоминания об «коричневой чуме» — фашизм. Но почему тогда просто не написать роман о войне, о ее.

Предостережение будущим поколениям Альбера Камю ( по роману «Чума») «Чума» — роман философский. Понятно, что на первом плане стоит философская проблематика, философское обобщенно-универсальное трактование зла в контексте человеческого существования. Именно так осмысливается чума главными героями произведения, интеллектуалами Рие и.

Не разбрасывайте камни (по роману Альбера Камю «Чума») Роман Альбера Камю «Чума» является вершиной творчества писателя. В нем отобразилось все, что пережил и осмыслил автор в годы суровых испытаний. «Чума» — хроника одного трагического года в Оране, центре.

Сейчас вы читаете: Литературная деятельность Альберта Камю

««Цикл абсурда» в творчестве Камю»

Романы и повести А. Камю, написанные внешне сдержанно и суховато, волнуют читателя остротой проблематики, своеобразием характеров персонажей, изощренностью психологического анализа. Главный тезис философа – жизнь человека бессмысленна. Большинство людей живет своими мелкими заботами, радостями, от понедельника до воскресенья, из года в год и не придает своей жизни целенаправленного смысла. Тс же, кто наполняют жизнь смыслом, тратят энергию, мчатся вперед, рано или поздно понимают, что впереди (куда они изо всех сил идут) – смерть, Ничто. Смертны все – и наполняющие жизнь смыслом, и не наполняющие.

Жизнь человека – абсурд. Камю приводит два главных доказательства абсурдности, безосновательности жизни. Первое – соприкосновение со смертью. При соприкосновении со смертью, особенно близкой и внезапной, многое, ранее казавшееся важным для человека, – увлечения, карьера, богатство -теряет свою актуальность и кажется бессмысленным, не стоящим самого бытия. Второе – соприкосновение с окружающим миром, природой. Человек беспомощен перед существующей миллионы лет природой («Я чувствую запах травы и вижу звезды, но никакое знание на Земле не может мне дать уверенность, что мир мой»)

В итоге смысл жизни, но Камю, находится не во внешнем мире (успехах, неудачах, взаимоотношениях), а в самом существовании человека. В повести «Посторонний» (1942) проповедуется идея личной внутренней независимости человека от абсурдного бытия. Эта повесть, принесшая писателю литературную известность, ставит проблемы подлинной и мнимой свободы. «Посторонний» – это записки злополучного убийцы, ждущего казни после суда. В нём мы распознаем злодея и великомученика, тупое животное и мудреца, недочеловека и сверхчеловека. Но, прежде всего мы видим в нём «чужого», «постороннего» тому обществу, в котором он живёт.

Он осуждён на одиночество за то, что не желает «играть в игру окружающих… Он бродит в стороне от других по окраинам жизни частной, уединённой, чувственной. Он отказывается играть… Он говорит то, что есть на самом деле, он избегает маскировки, и вот уже общество ощущает себя под угрозой. Л. Камю наделяет своего героя Мерсо не интроспективным, а экстраспективным видением, добиваясь тем самым эффекта «выброшенности» человека из самого себя, отражая опустошённость его обезбоженной души, лишенной чувства греховности, чуждой раскаяния и не способной к самоанализу. В «Постороннем» мелкий служащий Мерсо, равнодушный ко всем и «свободный» от моральных норм, осужден и приговорен к смерти за убийство.

Читайте также:
«Цикл абсурда» в творчестве Камю: сочинение

Несмотря на это, он чувствует себя внутренне свободным от решения бесчеловечного лицемерного суда. Повесть разбита на две равные, перекликающиеся между собой части. При этом вторая, судебное разбирательство, – это зеркало первой, но зеркало кривое, «копия» до неузнаваемости искажает натуру. В первой части мы видим будничную, невзрачную, скучноватую, мало чем выделяющуюся из сотен её подобных, жизнь Мерсо. И вот глупый выстрел приводит героя на скамью подсудимых. Он не собирается ничего скрывать, даже охотно помогает следствию. Но такой ход событий не устраивает правосудие, которое не может простить Мерсо того, что он правдив до полго пренебрежения своей выгодой.

Потому во второй части Мерсо пытаются представить ужасным злодеем. Сухие глаза перед гробом матери воспринимаются как чёрствость героя, пренебрегавшего сыновним долгом, вечер следующего дня, проведённый на пляже и в кино с женщиной, святотатство. В зале заседаний подсудимый не может отделаться от ощущения, что судят кого-то другого. Да и трудно узнать себя в этом человеке «без стыда и совести», чей портрет возникает из некоторых свидетельских показаний и из намёков обвинителя. И Мерсо отправляют на эшафот, в сущности, не за совершённое им убийство, а за то, что он пренебрег лицемерием. При этом сам герой словно бы становится сторонним наблюдателем мира. Внутри него лишь тревожная пустота, и напряжённый взгляд его направлен на неразумность мира.

30,32. Цикл абсурда и цикл бунта в тво-ве Камю

Хронологически книги К. выстраиваются в спиралевидной последовательности, исходящей из одной развертывающейся в них мыслительной посылки. Сам он как-то в дневниковых записях даже прикинул обозначения двух первых витков этой спирали. Первый виток – круг «Абсурда» – включает в себя все написанные им с кануна войны до ее окончания: Посторонний, Калигула, Миф о Сизифе, Недоразумение. Второй виток – «Бунт»- охватывает «Чуму», «Праведных», Бунтующего человека. Камю – мыслитель 20-го века, он получил проблемы абсурда и бунта не только от долгой традиции философской и религиозной мысли, – крушение моральных норм и ценностей в сознании миллионов европейцев, нигилизм представляют собой факты современности. Конечно, и другие культуры знавали нигилизм как следствие кризиса религиозной традиции, но столь острого конфликта, такого разрушения всех устоев история не знала. Нигилизм представляет собой выведение всех следствий из ,,смерти Бога”. Прометеевский бунт, героическое ,,самопреодоление”, аристократизм ,,избранных” – эти темы Ницше были подхвачены философами-экзистенциалистами. Они являются определяющими в ,,Мифе о Сизифе” Камю, работе с характерным подзаголовком -,,Эссе об абсурде” (,,…речь пойдет о чувстве абсурда, обнаруживаемом в наш век повсюду…”), над которой он работал в 1940 – 1942 годах.

,,Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема, говорит Камю – проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы её прожить, – значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Всё стальное – имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями – второстепенно. Таковы условия игры: прежде всего нужно дать ответ”.

Если спросят, продолжает Камю, на каком основании я утверждаю, что это самый важный вопрос, то я отвечу, что это очевидно из действий, которые производит человек. ,,Галилей отдавал должное научной истине, но с необычной легкостью от нее отрекся, как только она стала опасной для его жизни. В каком-то смысле он был прав. Такая истина не стоила костра. Земля ли вертится вокруг Солнца, Солнце ли вокруг Земли – не все ли равно? Словом, вопрос этот пустой. И в то же время я вижу, как умирает множество людей, ибо, по их мнению, жизнь не стоит того, чтобы её прожить… Поэтому вопрос о смысле жизни я считаю самым неотложным из всех вопросов”.

Если человек добровольно расстается с жизнью, то, вероятно, потому, что сознает, хотя бы инстинктивно, что нет никакой глубокой причины для того, чтобы продолжать жить и страдать, что мир чужд и враждебен ему. Мир, который может быть хоть как-нибудь объяснен, – это наш знакомый, привычный мир. Но если Вселенная вдруг лишиться иллюзий и интерпретаций, человек сразу же почувствует себя в ней чужим, посторонним. Его ссылка в этот мир бесповоротна, потому что он лишен воспоминаний о потерянной родине и надежды на землю обетованную. Этот разрыв между человеком и его жизнью, между актером и его сценой и есть подлинное ощущение абсурда. (Вообще, само слово ab-surdus – от-глухого, т.е. некое несоответствие между тем, что человек говорит и как он говорит, когда не получается гармония, единство. Абсурд, таким образом, есть некая универсальная дисгармония).

Читайте также:
Своеобразность творчества А. Камю ее связь с экзистенциализмом: сочинение

Так появляется важнейшее понятие философии Камю – понятие абсурда. Благодаря ему, его философию иногда называли ,,философией абсурда”.

Подобно всем философам-экзистенциалистам, Камю полагает, что важнейшие истины относительно самого себя и мира человек открывает не путем научного познания или философских спекуляций, но посредством чувства, как бы высвечивающего его существование, “бытие-в-мире”. Камю ссылается на “тревогу” Хайдеггера и “тошноту” Сартра, он пишет о скуке, неожиданно овладевающей человеком. О том, что spleen или “русская хандра”, может понемногу овладеть кем-нибудь, известно всем и без философии. Кьеркегор был первым философом, который придал таким чувствам, как “меланхолия”, страх, онтологический характер. Настроения и чувства не субъективны, они приходят и уходят не по нашей воле, раскрывают фундаментальные черты нашего существования. У Камю таким чувством, характеризующим битие человека, оказывается чувство абсурдности – оно неожиданно рождается из скуки, перечеркивает значимость всех остальных переживаний.

Обычно в нашей жизни мы следуем привычной рутине. ,,Подъем, трамвай, четыре часа в конторе или на заводе, обед, трамвай, четыре часа работы, ужин, сон; понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, все в том ритме – вот путь, по которому легко идти день за днём. Но однажды встаёт вопрос ,,зачем?”. Всё начинается с этой окрашенной недоумением скуки. Скука является результатом машинальной жизни, но она же приводит в движение сознание. Скука пробуждает его и провоцирует дальнейшее: либо бессознательное возвращение в привычную колею, либо окончательное пробуждение. А за пробуждением рано или поздно идут следствия: либо самоубийство, либо восстановление хода жизни”.

Обычно, говорит Камю, мы живём, ориентируясь на будущее и спокойно даём времени уность нас. ,,Завтра”, ,,позже”, ,,Когда у тебя будет положение”, ,,с возрастом ты поймёшь” – такие слова можно слышать чуть ли не ежедневно. Но наступает день, когда человек сознает, что он прошел известную точку на кривой и идет к своему концу. Он принадлежит времени, и по ужасу, охватывающему его, он узнаёт своего худшего врага. Завтра, ты всегда стемился в завтра, хотя всё должно было восставать против этого. Этот бунт плоти есть абсурд.

Ещё один шаг, и ощущение чуждости закрадывается в нас. Это происходит, когда мы осознаём твердость, плотность мира вокруг нас. Мы чувствуем, до какой степени какой-либо камень чужд нам, с какой силой природа или какой-либо ландшафт могут отрицать нас. В глубине всей её красоты есть что-то бесчеловечное, и все эти холмы, мягкость неба, очертания деревьев в одно мгновение утрачивают своё иллюзорное очарование и становятся более далёкими, чем утраченный рай. Первоначальная враждебность мира через тысячелетия встает перед нами. Эта плотность и чуждость мира есть абсурд.

Так возникает чувство абсурда. Человек хочет понять мир, говорит Камю. Но понять мир, значит привести его к некоторому единству, а это значит, свести его к человеку, отметить его своей печатью. Если бы человек убедился в том, что окружающий мир, подобно ему самому, способен любить и страдать, он был бы примирен или умиротворён. Равным образом ум, стремящийся познать реальность, почувствует себя удовлетворенным, только если он сможет свести её к мысли. Если бы ему удалось эту мысль, обнаруженную в бесчисленных явлениях, свести к единому принципу, его интеллектуальная радость была бы несравнима ни с чем. Это страстное стремление к единству, к абсолюту показывает самый существенный импульс человеческой драмы.

Стремление человека к абсолюту вечно остается неосуществимым. Ибо, хотя первый шаг ума состоит в различении истины и заблуждения, человек убеждается в том, что истина ему не доступна. Что я знаю? – спрашивает Камю. И отвечает: Я чувствую биение своего сердца и заключаю, что оно существует. Я осознаю вещи окружающего меня мира, и я заключаю, что он существует. На этом заканчивается моё знание. Всё остальное – это конструирование. Даже моё собственное сердце навсегда остаётся неопределимым. Между достоверностью моего существования и тем содержанием, которым я хочу наполнить эту уверенность, существует пропасть, которую мне никогда не удастся заполнить. Навсегда я останусь чужим для самого себя.

Так же, полагает Камю, обстоит дело с окружающим миром. Я чувствую запах травы и вижу звезды, и не могу отрицать существование этого мира. Но никакое знание на земле не может дать мне уверенности в том, что этот мир мой. Я охотно верю в описания явлений, которые даёт наука. Но в конце концов мне говорят, что вся удивительная и красочная вселенная сводится к атомам, а атомы к электронам. Мне рассказывают о невидимых планетарных системах, в которых электроны вращаются вокруг ядра, т.е. объясняют мир посредством образа. Я начинаю понимать, что дело свелолсь к поэзии. Иначе говоря, я никогда ничего не узнаю. Эти мягкие линии холмов, этот вечер, опускающийся на моё потревоженное сердце, могут научить меня гораздо большему. Я осознаю, что с помощью науки я могу схватить феномены и перечислить их, но я никогда не смогу понять их. Так и разум со своей стороны говорит мне, что этот мир абсурден.

Читайте также:
«Цикл абсурда» в творчестве Камю: сочинение

Однако, в чём же состоит суть абсурда? Только ли миру – если его понимать как независящую от человека реальность – принадлежит это качество? Вовсе нет! ,,Я говорил, что мир абсурден, но это сказано чересчур поспешно. Сам по себе мир просто неразумен, и это всё, что о нём можно сказать. Абсурдно столкновение между иррациональностью и исступлённым желанием ясности, зов которого отдаётся в самых глубинах человеческой души. Абсурд равно зависит и от человека, и от мира… Абсурд рождается в этом столкновении между призванием человека и неразумным молчанием мира… Иррациональность, человеческая ностальгия и порождённый их встречей абсурд – вот три персонажа драмы…”

Камю исследует в ,,Мифе о Сизифе” два неправомерных вывода из констатации абсурда. Первый из них – самоубийство, второй – философское самоубийство. Если для абсурда необходимы человек и мир, то исчезновение одного из этих полюсов означает и прекращение абсурда. Абсурд есть первая очевидность для ясно мыслящего ума. Самоубийство представляет собой затмение ясности, примирение с абсурдом, его ликвидацию. Такое же бегство от абсурда представляет собой ,,философское самоубийство” – скачок через стены абсурда. В первом случае истреблен тот, кто вопрошает, во втором – на место ясности приходят иллюзии, желаемое принимается за действительное, миру приписываются человеческие черты – разум, любовь, милосердие и т.п. Очевидная бессмыслица трансформируется в замаскированную, человек примиряется со своим уделом.

Религиозную веру Камю считает замутнением ясности видения и неоправданным скачком, примиряющим человека с бессмыслицей существования. Христианство примиряет со страданиями и смертью (,,смерть, где жало твое”), но все доказательства существования трансцендентного порядка сомнительны. Унаследовав от картезианства идеал ясности и отчетливости мышления, Камю отвергает онтологический аргумент – из наличия у нас идеи Бога нам не вывести его существования. ,,У абсурда куда больше общего со здравым смыслом, – писал Камю в 1943 г. – абсурд связан с ностальгией, тоской по потерянному раю. Без нее нет и абсурда, из наличия этой ностальгии нам не вывести самого потерянного рая”. Требования ясности видения означает честность пред самим собой, отсутствие всяких уловок, отказ от примирения, верность непосредственному опыту, в который нельзя ничего приносить сверх данного.

В этом своеобразие позиции Камю: он проповедует ясность разумного решения, завещанную всей европейской традицией ,,метафизики света”, начиная с Паскаля и вплоть до Гуссерля, где разум уподобляется видению, истина – свету, ложь – тьме, божество – источнику света или самому свету. Эта метафизика приобретала характер то рационалистической системы, то мистической доктрины, но она всегда признавала связь человеческого разума и разумного (или сверх разумного) космического света. У Камю ясностью видения наделено только конечное существо, заброшенное в чуждый ему мир. Уже потому, что ставил выше всего этот свет разума, поиск смысла, а не темные стороны человеческой натуры, он и в ,,Мифе о Сизифе” далек от крайних форм европейского нигилизма.

Но из абсурда следует и отрицание универсальных этических норм. Без ницшеанского энтузиазма Камю принимает вывод из абсурда – ,,все дозволенно”. Единственной ценностью становится ясность видения и полнота переживания. Абсурд не надо уничтожать самоубийством или скачком веры, его нужно максимально полно изжить. На человеке нет греха, становление невинно, и единственной шкалой для оценки существования является подлинность, аутентичность выбора.

Если Ницше предложил утратившему христианскую веру человечеству миф о ,,вечном возвращении”, то Камю предлагает миф об утверждении самого себя – с максимальной ясностью ума, с пониманием выпавшего удела, человек должен нести бремя жизни, не смиряясь с ним – самоотдача и полнота существования важнее всех вершин, абсурдный человек избирает бунт против всех богов. Да, бытие абсурдно, но своим бунтом, своей борьбой против этой абсурдности (пусть безнадёжной), построением жизненных планов (пусть обреченных на провал) человек даже в этом абсурдном мире может реализовать своё ,,Я”: ,,Осознавший абсурд человек отныне привязан к нему навсегда. Человек без надежды, осознав себя таковым, более не принадлежит будущему. Это в порядке вещей. Но в равной мере ему принадлежат и попытки вырваться из этой вселенной, творцом которой он является”.

В ,,Мифе о Сизифе” Камю подробно рассматривает проблему абсурдного творчества. Эта проблема в мировоззрении Камю, в его философии имеет особое значение. Жить в абсурдном мире без веры и надежды, без жизненных перспектив, без исторического оптимизма не только трудно, безрадостно, но и почти невозможно. И если человек не сможет найти нечто, что смогло бы компенсировать все издержки абсурдной жизни, тогда единственным выходом будет самоубийство. Камю, как было сказано выше, отвергает философское самоубийство экзистенциалистски настроенных философов. Более того, он считает, что ,,Творчество – наиболее эффективная школа терпения и ясности. Оно является и потрясающим свидетельством единственного достоинства человека: упорного бунта против своего удела, настойчивости в бесплодных усилиях”. Ведь только творчество ( Камю имеет в виду прежде всего художественное творчество) предоставляет человеку возможность вносить в абсурдный мир нечто, определённое собственной свободной волей, хотя бы в форме вымышленного мира: ,,Творить – значит придавать форму судьбе”. Хотя бы придавать – без всякой надежды на то, что удастся придать. И не случайно смысловым центром эссе Камю является философское толкование мифа о Сизифе, обречённого судьбой бесконечное количество раз вскатывать на скалу огромный камень, который сразу же скатывался вниз, – и тем не менее по собственной воле он продолжал это делать, бросая вызов судьбе, противопоставляя ей свою волю. ,,Каждое мгновение, спускаясь с вершины в логово богов, он выше своей судьбы. Он твёрже своего камня… Сизиф, бессильный и бунтующий, знает о бесконечности своего печального удела; о нём он думает во время спуска. Ясность видения, которая должна быть мукой, обращается в его победу. Нет судьбы, которое не превозмогло бы презрение… В этом вся тихая радость Сизифа. Ему принадлежит его судьба. Камень – его достояние… Я оставляю Сизифа у подножия горы! Ноша всегда найдётся. Но Сизиф учит высшей верности, которая отвергает богов и двигает камни. Он тоже считает, что всё хорошо. Эта вселенная, отныне лишённая властелина, не представляется ему ни бесплодной, ни ничтожной. Каждая крупица камня, каждый отблеск руды на полночной горе составляет для него целый мир. Одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека. Сизифа следует представлять себе счастливым”. Камю полагает, что человек, занимающийся своим духовным самовоспитанием, человек, восстающий против уготованной ему судьбы, человек, не смиряющийся с объективными и субъективными условиями своего существования, должен быть творческим человеком. Именно благодаря творчеству мысль может справится со смертью духа. Человек не должен бояться абсурда, не должен стремиться от него избавиться, тем более, что это просто невозможно, поскольку абсурдный мир пронизывает всю человеческую жизнь. Скорее, человек должен действовать и жить так, чтобы чувствовать себя счастливым в этом абсурдном мире.

Читайте также:
Своеобразность творчества А. Камю ее связь с экзистенциализмом: сочинение

,,Завоевание или игра, бесчиленные любовные увлечения, абсурдный бунт – все это почести, которые человек воздаёт собственному достоинству в ходе войны, заведомо несущей ему поражение”. И несмотря на это, человек должен бороться и оставаться верным своей борьбе. Абсурдная борьба, которую постоянно ведет человек, представляет собой игру, являющуюся преимущественно искусством. А искусство, как говорил ещё Ницше, необходимо для того, чтобы не умереть от истины.

В абсурдном мире произведение искусства – это уникальная возможность поддерживать своё сознание на соответствующем уровне и в соответствующей форме. Оно позволяет человеку фиксировать свои переживания в этом мире. Творить – это жить дважды”. Правда, абсурдный человек не ставит своей целью объяснить действительность, решить какие-то проблемы, – нет, творчество состоит для него в испытании самого себя и в описании того, что он видит и чувствует. Таким образом, искусство выполняет эстетические функции самопознания и самоусовершенствования.

Произведение Камю ,,Бунтующий человек” – это история идеи бунта – метафизического и политического – против несправедливости человеческого удела. Если первым вопросом ,,Мифа о Сизифе” был вопрос о допустимости самоубийства, то эта работа начинается с вопроса справедливости убийства. Люди во все времена убивали друг друга, – это истина факта. Тот кто убивает в порыве страсти, предстает пред судом, иногда отправляется на гильотину. Но сегодня подлинную угрозу представляют не эти преступные одиночки, а государственные чиновники, хладнокровно отправляющие на смерть миллионы людей, оправдывающие массовые убийства интересами нации, государственной безопасности, прогресса человечества, логикой истории.

Камю писал ,,Бунтующего человека” в 1950 г., когда сталинская система, казалось, достигла апогея своего могущества, а марксистское учение превратилось в государственную идеологию. В Восточной Европе шли политические судилища, из СССР доходили сведения о миллионах заключенных; только что эта система распространилась на Китай, началась война в Корее – в любой момент она могла вспыхнуть в Европе. Политические воззрения Камю изменились к концу 40-х годов, о революции он более не помышляет, поскольку за нее в Европе пришлось бы платить десятками миллионов жертв (если не гибелью всего человечества в мировой войне). Необходимы постепенные реформы – Камю оставался сторонником социализма, он равно высоко ставил деятельность тред-юнионов, скандинавской социал-демократии и ,,либертарного социализма”. В обоих случаях социалисты стремятся освободить ныне живущего человека, а не призывают жертвовать жизнями нескольких поколений ради какого-то рая земного. Такая жертва не приближает, а отдаляет ,,царство человека” – путем ликвидации свободы, насаждения тоталитарных режимов к нему нет доступа.

Читайте также:
«Цикл абсурда» в творчестве Камю: сочинение

«Цикл абсурда» в творчестве Камю

Романы и повести А. Камю, написанные внешне сдержанно и суховато, волнуют читателя остротой проблематики, своеобразием характеров персонажей, изощренностью психологического анализа. Главный тезис философа — жизнь человека бессмысленна. Большинство людей живет своими мелкими заботами, радостями, от понедельника до воскресенья, из года в год и не придает своей жизни целенаправленного смысла. Тс же, кто наполняют жизнь смыслом, тратят энергию, мчатся вперед, рано или поздно понимают, что впереди (куда они изо всех сил идут) — смерть, Ничто.

Литературная деятельность Альберта Камю Первые заметки и эссе Камю при всей их незрелости содержат некоторые важные мотивы: анархический бунт против общественных условностей, бегство в мир мечтаний, унижение рационального начала в искусстве. Вообще произведения Камю.

Чума как источник мирового зла в одноименном романе А. Камю Французский писатель, родившийся в Алжире (колонии Франции), лауреат Нобелевской премии (1957). В своем творчестве представил экзистенционально — модернистский образец литературы. Он философски вглядывается в мир, где властвует абсурд, где «нет.

Экзистенциональный смысл образов романа Камю «Чума» Экзистенциализм возник накануне первой мировой войны в России Для философской атмосферы того периода, в которой возник зкзистенциализм, характерны отступление на задний план методологически-теоретико-познавательной проблематики (Дильтей), обращение к объекту (Гуссерль), возрождение.

Проблематика, художественное своеобразие романа «Чума» Проблеме метафизического бунта посвящена пьеса Камю «Калигула». Непосредственным историческим источником сюжета является сочинение римского историка и писателя I в. Светония «О жизни двенадцати цезарей». Камю читал «Калигулу» Светония. Он был.

Новые способы изображения внутреннего мира человека в модернистской прозе XX столетия (по роману А. Камю «Чума») XIX — в начале в искусстве происходит глобальный переворот, связанный с поиском новых форм изображения человека и мира. Опираясь на достижение психологической прозы XIX столетия, писатели все больше углубляются во.

Мировоззренческие позиции Камю Философия, изложенная Камю в художественных произведениях, дает возможность для разнообразнейший толкований. Так, для европейцев 40-50-х годов, Камю был одним из классиков экзистенциализма. Его непременно объединяли с Сартром, несмотря на их.

Философская проблематика романа А. Камю «Чума» Творчество А. Камю с примером плодотворного объединения талантов писателя и философа. В своих произведениях А. Камю размышляет над абсурдностью мира и смыслом бытия человека в нем. Человека художник ставит превыше.

Человек на зачумленной земле (По роману А. Камю «Чума») На протяжении всей тысячелетней истории человечество освоило много страшных уроков. Вечные ценности оказались шаткими, человек — преисполненным эгоизма и непомерных желаний, природа — воплощением апокалипсиса. Но только XX век принес.

Лучшее произведение Камю роман предупреждение «Чума» В алжирском городке Оран вспыхивает чума. На протяжении девяти месяцев длится поветрие, городок полностью изолирован от мира, девять месяцев для рассказчика доктора Рие и его команды не утихает напряженная борьба.

Тот, кто никого не любил (по повести А. Камю «Посторонний») Творчество Альбера Камю — одна из вершин европейской литературы XX века. Писателю удалось отразить тенденции в духовной жизни поколения, принимавшего непосредственное участие во Второй мировой войне. Кроме того, Камю стал.

Особенности художественного времени и пространства в произведении «Чума» Авторская заинтересованность в романе заключается не столько в отображенных событиях и раскрытых характерах, сколько в вопросах философской проблематики. Своеобразно используется в произведении форма высказывания мысли. Во-первых, она не высказывается прямо.

Моральная проблематика романов Достоевского и Альбера Камю На Достоевского так или иначе сегодня устремлены взоры художников и философов разных стран и народов. Многие полагают себя его прямыми наследниками и продолжателями. Только идеи великого русского гуманиста далеко не.

Творческая эволюция Альбера Камю Мировоззренческие позиции Камю начинают формироваться уже в годы его обучения, и дальше, в течение жизни писателя, они постоянно эволюционировали и несколько раз существенно изменялись. Начальные черты мировоззрения писателя определяло его.

Мотивы предостережения в романе Камю «Чума» Едва лишь закончилась Вторая мировая война, но воспоминания о ней еще весьма живые, воспоминания об «коричневой чуме» — фашизм. Но почему тогда просто не написать роман о войне, о ее.

Предостережение будущим поколениям Альбера Камю ( по роману «Чума») «Чума» — роман философский. Понятно, что на первом плане стоит философская проблематика, философское обобщенно-универсальное трактование зла в контексте человеческого существования. Именно так осмысливается чума главными героями произведения, интеллектуалами Рие и.

Не разбрасывайте камни (по роману Альбера Камю «Чума») Роман Альбера Камю «Чума» является вершиной творчества писателя. В нем отобразилось все, что пережил и осмыслил автор в годы суровых испытаний. «Чума» — хроника одного трагического года в Оране, центре.

Сейчас вы читаете: «Цикл абсурда» в творчестве Камю

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: