Дополнительная глава к роману М. Ю. Лермонтова Герой нашего времени: сочинение

«Дополнительная глава к роману «Герой нашего времени»»

Случай с Вуличем окончательно убедил меня в тщетности собственного существования. Почему? Зачем? Где смысл жалких дней, которые я переживаю один за другим? В чем найти мне отраду? Ни любовь, ни дружба мне недоступны. Да я и не верю в их существование. Тщеславие, праздность, страсть уже давно не греют мою душу. Да и есть ли она у меня, бессмертная и божественная? Однако и покончить со всем этим разом я не могу… Не хватает смелости? Однако я никогда не считал себя трусом. Да это и не страх. Не знаю, но что-то держит мою руку, когда я подношу курок к виску, что-то не дает мне совершить этот «самый страшный грех».

Может, я еще на что-то надеюсь? Вряд ли… Это проклятый инстинкт, воля к жизни, которая есть и у самого ничтожного и пустого существа на этой земле, не дает мне убить себя! Что ж, буду более «гуманен» к себе — буду искать завершения всего иным способом.

Беседа с одним раненым офицером в трактире, куда мы зашли с Максимом Максимычем перекусить, натолкнула меня на интересную мысль. Я давно чувствовал, что Кавказ надоел мне. Кажется, что и тут я не нашел того, чего искал. Скучно — думается, все видел, все знаю. Все та же пустота в душе, все то же желчное томление…

Персия! Дорога займет не так уж много времени и, надеюсь, развлечет меня. К тому же — опасность! Пока Россия воюет с Персией, возможно, я смогу принести какую-нибудь пользу отечеству. Звучит высокопарно и смешно… А главное, я в это сам не верю…

Но все же Персия – это занятно. Стоит попробовать…

Вторую неделю в пути — все же отправился в дорогу, несмотря на протесты командующего и жалобные взгляды старика штабс-офицера, с которым я служил. Дорога отвратительная, впрочем, как и погода, — дожди, грязь, слякоть. Лошади за день едва проходят то, что в хорошую погоду одолевают за три часа. Приходится делать много остановок — кажется, я теперь знаю все трактиры и постоялые дворы, что «скрашивают» дорогу в Персию.

На втором дне пути у меня появился спутник — молодой совсем офицеришка Михайлов, тоже направляется в Персию — служить переводчиком. Забавный такой мальчишка… Несколько высокомерен, но иногда интересно поболтать с ним — развеять романтические мечты и сбить спесь. Удивительно, чем резче я говорю с ним, тем, кажется, более он ко мне привязывается… Все-таки как странна и ничтожна человеческая природа! Кажется, за всю свою жизнь я не встречал еще ни одного достойного человека… Боюсь, что и не встречу.

Одно достоинство у погоды, провожающей меня в Персию, — трудности в пути отвлекают от гнетущих мыслей.

А все-таки любопытный мальчишка этот Михайлов! В Персии его ожидает невеста, какая-то таинственная Насреди, которую он иногда, забывшись, называет Сашенькой. Очень любопытно, когда и где они успели познакомиться… Вот мне, кажется, и развлечение появилось в пути. Не считая, конечно, отвратительной дороги…

Скоро будет месяц, как я добираюсь до Персии. Погода улучшилась, так же, как и картины природы вокруг. Чем больше мы приближаемся к древнему иранскому царству, тем колоритнее пейзажи нас окружают. Постепенно густая зелень сменяется на более низкорослую и суровую растительность, горные пейзажи Кавказа уже давно остались позади. Теперь каждый день я любуюсь равнинными, коричнево-желтыми далями Востока.

Еще немного — и мы прибудем в Тегеран. Именно туда едет Михайлов. Я напросился в гости к нему на несколько дней, под предлогом первоначального устройства. На самом деле, мне интересно посмотреть на невесту этого молодчика и на его родных — оказывается, в Тегеране при русском посольстве служит его отец, женатый вторым браком.

Чем ближе мы к столице Персии, тем неспокойнее обстановка. Присутствие войны или, по крайней мере, отсутствие мира, ощущается на каждом шагу. Вчера, не доезжая какой-то деревни, попали в перестрелку. Почти в каждом населенном пункте встречаем отрезанные головы, нанизанные на стены домов, враждебные взгляды, неприязненные слова.

Думается мне, что персы — очень фанатичный народ. Первостепенную роль в их жизни играет вера. И во имя нее они готовы на все… Во многом поведение этого народа сродни поведению кавказцев…

Зато у этих людей есть смысл жизни. Вера дает смысл… Отчего же я ни во что не верю?

До Тегерана несколько дней пути. Как ни странно, Персия очаровывает меня все больше и больше. Восточный колорит, непривычный нашему глазу быт, совершенно другие нравы… И необычная красота женщин, в сочетании в прелестным, но, к сожалению, совершенно незнакомым мне языком. Выручает Михайлов, который лепечет на персидском довольно сносно.

Рано утром прибыли в Тегеран. Михайлов звал меня отдохнуть с дороги, но я решил сначала доложиться командованию. Чтобы потом развлечься знакомством с его семейством.

Генерал, командующий нашими войсками, принял меня довольно радушно. Его румяное лицо расплылось в широкую улыбку, но глаза почему-то настойчиво не желали взглянуть на меня. Этот старик все стремился узнать, что же привело меня в красивую, но опасную Персию. Мои патриотические объяснения не удовлетворили генерала Амосова. Как, впрочем, и меня самого.

Но, черт побери, не раскрывать же перед ним душу! Тем более, что я и сам себя не вполне понимаю. Хотя сейчас, кажется, немного лучше разбираюсь в своей черствости и тоске, чем раньше.

Иногда мне чертовски не хватает доктора Вернера! Хоть с кем-то поговорить на равных, хоть с кем-то немного облегчить душу…

Что-то я стал слишком часто произносить это слово — «душа». Смешно себя слушать — как старая барышня… Старею, черт побери…

Если бы я был восторженным юнцом, то признался бы себе, что очарован семейством Михайловых. Положительные со всех сторон люди: чрезвычайно образованный и умный отец, немногословная жена, из немок или голландок. Отец чем-то напоминает мне Вернера. При случае хочу испытать его — завести разговор на какую-нибудь компрометирующую тему. Посмотрим, как поведет себя этот образцовый дипломат… Тем более, что в доме наверняка полно шпионов, у меня уже есть две-три персоны на примете на эту роль.

Интересно, интересно, кажется, на несколько дней жизнь может перестать быть такой уж «скучной штукой».

Положительно, Михайлов не дурак. Его невеста достойна всяческих похвал. Одно плохо — стара. Выяснилось, что загадочная Сашенька-Насреди — дочь второй жены дипломата. От первого брака. И сама уже успела замужем побывать за местным чиновником. Запутанный клубок.

Глаза этой вдовствующей дамы выдают в ней ум. В сочетании с опытностию они делают эту женщину довольно привлекательной. У меня даже мелькнула мысль приударить немного за ней — позлить Михайлова и, может быть, испытать новые ощущения, ведь я никогда не увлекался дамами бальзаковского возраста. Что-то в этой Сашеньке есть… притягательное.

Ее нельзя назвать красивой — слишком смуглое лицо, довольно тщедушное тело, тихий невыразительный голос. Лишь глаза — небольшие, черные, по-персидски удлиненные… Они как будто пронизывают насквозь. Неудивительно, что Михайлов не отходит от своей Насреди ни на шаг. Хотя назвать ее невестой он поторопился. Сашенька смотрит на своего сводного брата, как на маленького полусумасшедшего щенка. Не думаю, что она стремится сейчас выйти замуж. Но какая-то тайная мысль, какая-то роковая тайна в ней все же есть.

Боже мой! эта тихоня оказывается что-то вроде эмансипе. Посещает какие-то собрания, куда не пускают мужчин. Михайлов утверждает, что у нее ораторский дар, как у Цицерона. Любопытно было бы ее послушать. Права женщин… Вероятно, замужество у этой дамы было крайне неудачным.

Вчера, «прекрасным, наполненным пряными ароматами вечером», как пишут в женских романах, встретил у ворот дома госпожу Насреди. Смелая дама — ходит одна, в европейском наряде… Неужели она ничего не боится? Предложил проводить ее, но в ответ получил лишь холодный, обжигающий взгляд. Не лезьте, мол, сударь, не в свое дело. Хорошо же, лезть не буду. Начну свое дело.

В доме Михайловых пропал секретный доклад, который дипломат получил в срочной депеше. Перерыли весь дом, начиная от комнат членов семьи и заканчивая жильем прислуги. Исчез! Отец Михайлова ходит бледный, ночью был сердечный приступ, жена прячет от него оружие.

Своим визитом осчастливил полковник Аносов. О потере документа знают, кажется, все русские в Тегеране. Дипломату грозит тюрьма или сумасшедший дом. По крайней мере, с постели он не встает, около него постоянно дежурит доктор и жена. Все домашние хлопоты на себя взяла госпожа Несреди.

Читайте также:
Каким я представляю себе купца Калашникова? (по произведению М. Ю. Лермонтова Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова): сочинение

Удары судьбы смягчают людей. Заставляют их искать поддержки у своих ближних. Или строить коварные планы, которые могут осуществиться при помощи ближних. Только такое объяснение я могу дать поведению Сашеньки, которая, необъяснимым образом, изменила свое ко мне отношение — мило улыбается, ведет светскую беседу ни о чем, интересуется, что мне подать на завтрак. Странная дама… Иногда она кажется такой беззащитной и хрупкой, что даже во мне на мгновение просыпается человечность. А иногда она замыкается в себе, и мы снова и снова обмениваемся с ней колкостями и едкими выпадами. Хотя и в них есть польза — я тренирую на Сашеньке свое остроумие и язвительность. Несмотря на то, что она женщина, госпожа Насреди оказалась достойным противником. Эдакий Вернер в юбке. Я даже уважаю ее за это.

Сегодня объяснялся с Михайловым. Этот Ромео ревнует меня к своей богоподобной Саше. Только из уважения к гостеприимству его дома я объяснил этому молодчику, что не имею на вдовствующую госпожу никаких видов. Я вижу в ней кого угодно, только не женщину. Уж слишком умна, язвительна и самостоятельна.

Говорят, что пути господни неисповедимы. Вот и мне пришлось испытать на себе верность этих слов. Никогда в жизни меня самого не добивалась женщина. А теперь, кажется, это происходит. Сегодня ночью Госпожа Насреди прислала мне записку, в которой признавалась в любви: «Я вижу в вас неординарного, но бессмысленно проживающего свою жизнь человека. Ваш скучающий взгляд, ваша обессиленная фигура говорят о пустоте вашей души… Сначала я думала, что вы, как и я, скрываете в своем сердце какую-то тайну, иссушающую вас. Но вскоре поняла, что причина вашей тоски — в другом…

Вы не нашли счастья в своей стране, быть может, вы сможете обрести покой на другом конце света? Я не предлагаю вам себя ни в качестве жены, ни в качестве любовницы, хотя я люблю вас. Я предлагаю вам бежать, уплыть со мной в Америку. Я буду вашей спутницей, вашей компаньонкой, вашим другом.

Я уже не стремлюсь иметь детей, стать хорошей женой и матерью. Я хочу работать на благо женщин, помогать страждущим. Думаю, именно в этом мое призвание. Оставаться более в кругу своей семьи не могу — они ждут от меня замужества или монастыря. Уехать же в Америку мать никогда мне не позволит.

У вас есть время подумать. Если вы решитесь, жду вас послезавтра вечером у центральной мечети».

Уехать в Америку? Со странной, почти незнакомой мне женщиной? Думаю, это было бы еще одно испытание судьбы. Но нет, и это уже кажется мне скучным …

Почти не удивил даже юный Михайлов, который оказался предателем, укравшим секретный документ и сведший в могилу своего отца. Еще одно подтверждение никчемности и пустоты нашего, да и будущего, как я убеждаюсь, поколения. Женщины не могут быть женщинами, а мужчины — мужчинами. Независимо от того места, где они находятся.

События в семье Михайловых еще больше опустошили меня. Теперь мне и вовсе ничего не интересно. Все одно и то же — все пресно, тоскливо и ужасающе тягостно.

Скоро возвращаюсь в Россию…”

На этом дневник Печорина обрывается. По дороге из Персии он погиб от случайной пули ребенка, укравшего у своего отца оружие. Тело Печорина было отправлено на родину и похоронено в фамильном склепе, рядом с предками и современниками. Этот факт — еще одно подтверждение того неразрешимого противоречия прошлого и настоящего, которое угнетало и, в конце концов, убило героя своего времени.

Дополнительная глава к роману М. Ю. Лермонтова Герой нашего времени: сочинение

Случай с Вуличем окончательно убедил меня в тщетности собственного существования. Почему? Зачем? Где смысл жалких дней, которые я переживаю один за другим? В чем найти мне отраду? Ни любовь, ни дружба мне недоступны. Да я и не верю в их существование. Тщеславие, праздность, страсть уже давно не греют мою душу. Да и есть ли она у меня, бессмертная и божественная? Однако и покончить со всем этим разом я не могу… Не хватает смелости? Однако я никогда не считал себя трусом. Да это и не страх. Не знаю, но что-то держит мою руку, когда я подношу курок к виску, что-то не дает мне совершить этот «самый страшный грех».

Может, я еще на что-то надеюсь? Вряд ли… Это проклятый инстинкт, воля к жизни, которая есть и у самого ничтожного и пустого существа на этой земле, не дает мне убить себя! Что ж, буду более «гуманен» к себе – буду искать завершения всего иным способом.

Беседа с одним раненым офицером в трактире, куда мы зашли с Максимом Максимычем перекусить, натолкнула меня на интересную мысль. Я давно чувствовал, что Кавказ надоел мне. Кажется, что и тут я не нашел того, чего искал. Скучно – думается, все видел, все знаю. Все та же пустота в душе, все то же желчное томление…

Персия! Дорога займет не так уж много времени и, надеюсь, развлечет меня. К тому же – опасность! Пока Россия воюет с Персией, возможно, я смогу принести какую-нибудь пользу отечеству. Звучит высокопарно и смешно… А главное, я в это сам не верю…

Но все же Персия – это занятно. Стоит попробовать…

Вторую неделю в пути – все же отправился в дорогу, несмотря на протесты командующего и жалобные взгляды старика штабс-офицера, с которым я служил. Дорога отвратительная, впрочем, как и погода, – дожди, грязь, слякоть. Лошади за день едва проходят то, что в хорошую погоду одолевают за три часа. Приходится делать много остановок – кажется, я теперь знаю все трактиры и постоялые дворы, что «скрашивают» дорогу в Персию.

На втором дне пути у меня появился спутник – молодой совсем офицеришка Михайлов, тоже направляется в Персию – служить переводчиком. Забавный такой мальчишка… Несколько высокомерен, но иногда интересно поболтать с ним – развеять романтические мечты и сбить спесь. Удивительно, чем резче я говорю с ним, тем, кажется, более он ко мне привязывается… Все-таки как странна и ничтожна человеческая природа! Кажется, за всю свою жизнь я не встречал еще ни одного достойного человека… Боюсь, что и не встречу.

Одно достоинство у погоды, провожающей меня в Персию, – трудности в пути отвлекают от гнетущих мыслей.

А все-таки любопытный мальчишка этот Михайлов! В Персии его ожидает невеста, какая-то таинственная Насреди, которую он иногда, забывшись, называет Сашенькой. Очень любопытно, когда и где они успели познакомиться… Вот мне, кажется, и развлечение появилось в пути. Не считая, конечно, отвратительной дороги…

Скоро будет месяц, как я добираюсь до Персии. Погода улучшилась, так же, как и картины природы вокруг. Чем больше мы приближаемся к древнему иранскому царству, тем колоритнее пейзажи нас окружают. Постепенно густая зелень сменяется на более низкорослую и суровую растительность, горные пейзажи Кавказа уже давно остались позади. Теперь каждый день я любуюсь равнинными, коричнево-желтыми далями Востока.

Еще немного – и мы прибудем в Тегеран. Именно туда едет Михайлов. Я напросился в гости к нему на несколько дней, под предлогом первоначального устройства. На самом деле, мне интересно посмотреть на невесту этого молодчика и на его родных – оказывается, в Тегеране при русском посольстве служит его отец, женатый вторым браком.

Чем ближе мы к столице Персии, тем неспокойнее обстановка. Присутствие войны или, по крайней мере, отсутствие мира, ощущается на каждом шагу. Вчера, не доезжая какой-то деревни, попали в перестрелку. Почти в каждом населенном пункте встречаем отрезанные головы, нанизанные на стены домов, враждебные взгляды, неприязненные слова.

Думается мне, что персы – очень фанатичный народ. Первостепенную роль в их жизни играет вера. И во имя нее они готовы на все… Во многом поведение этого народа сродни поведению кавказцев…

Зато у этих людей есть смысл жизни. Вера дает смысл…Отчего же я ни во что не верю?

До Тегерана несколько дней пути. Как ни странно, Персия очаровывает меня все больше и больше. Восточный колорит, непривычный нашему глазу быт, совершенно другие нравы… И необычная красота женщин, в сочетании в прелестным, но, к сожалению, совершенно незнакомым мне языком. Выручает Михайлов, который лепечет на персидском довольно сносно.

Рано утром прибыли в Тегеран. Михайлов звал меня отдохнуть с дороги, но я решил сначала доложиться командованию. Чтобы потом развлечься знакомством с его семейством.

Генерал, командующий нашими войсками, принял меня довольно радушно. Его румяное лицо расплылось в широкую улыбку, но глаза почему-то настойчиво не желали взглянуть на меня. Этот старик все стремился узнать, что же привело меня в красивую, но опасную Персию. Мои патриотические объяснения не удовлетворили генерала Амосова. Как, впрочем, и меня самого.

Читайте также:
Романтическая фантастика в поэме Лермонтова «Демон»: сочинение

Но, черт побери, не раскрывать же перед ним душу! Тем более, что я и сам себя не вполне понимаю. Хотя сейчас, кажется, немного лучше разбираюсь в своей черствости и тоске, чем раньше.

Иногда мне чертовски не хватает доктора Вернера! Хоть с кем-то поговорить на равных, хоть с кем-то немного облегчить душу…

Что-то я стал слишком часто произносить это слово – «душа». Смешно себя слушать – как старая барышня…Старею, черт побери…

Если бы я был восторженным юнцом, то признался бы себе, что очарован семейством Михайловых. Положительные со всех сторон люди: чрезвычайно образованный и умный отец, немногословная жена, из немок или голландок. Отец чем-то напоминает мне Вернера. При случае хочу испытать его – завести разговор на какую-нибудь компрометирующую тему. Посмотрим, как поведет себя этот образцовый дипломат…Тем более, что в доме наверняка полно шпионов, у меня уже есть две-три персоны на примете на эту роль.

Интересно, интересно, кажется, на несколько дней жизнь может перестать быть такой уж «скучной штукой».

Положительно, Михайлов не дурак. Его невеста достойна всяческих похвал. Одно плохо – стара. Выяснилось, что загадочная Сашенька-Насреди – дочь второй жены дипломата. От первого брака. И сама уже успела замужем побывать за местным чиновником. Запутанный клубок.

Глаза этой вдовствующей дамы выдают в ней ум. В сочетании с опытностию они делают эту женщину довольно привлекательной. У меня даже мелькнула мысль приударить немного за ней – позлить Михайлова и, может быть, испытать новые ощущения, ведь я никогда не увлекался дамами бальзаковского возраста. Что-то в этой Сашеньке есть… притягательное.

Ее нельзя назвать красивой – слишком смуглое лицо, довольно тщедушное тело, тихий невыразительный голос. Лишь глаза – небольшие, черные, по-персидски удлиненные… Они как будто пронизывают насквозь. Неудивительно, что Михайлов не отходит от своей Насреди ни на шаг. Хотя назвать ее невестой он поторопился. Сашенька смотрит на своего сводного брата, как на маленького полусумасшедшего щенка. Не думаю, что она стремится сейчас выйти замуж. Но какая-то тайная мысль, какая-то роковая тайна в ней все же есть.

Боже мой! эта тихоня оказывается что-то вроде эмансипе. Посещает какие-то собрания, куда не пускают мужчин. Михайлов утверждает, что у нее ораторский дар, как у Цицерона. Любопытно было бы ее послушать. Права женщин…Вероятно, замужество у этой дамы было крайне неудачным.

Вчера, «прекрасным, наполненным пряными ароматами вечером», как пишут в женских романах, встретил у ворот дома госпожу Насреди. Смелая дама – ходит одна, в европейском наряде… Неужели она ничего не боится? Предложил проводить ее, но в ответ получил лишь холодный, обжигающий взгляд. Не лезьте, мол, сударь, не в свое дело. Хорошо же, лезть не буду. Начну свое дело.

В доме Михайловых пропал секретный доклад, который дипломат получил в срочной депеше. Перерыли весь дом, начиная от комнат членов семьи и заканчивая жильем прислуги. Исчез! Отец Михайлова ходит бледный, ночью был сердечный приступ, жена прячет от него оружие.

Своим визитом осчастливил полковник Аносов. О потере документа знают, кажется, все русские в Тегеране. Дипломату грозит тюрьма или сумасшедший дом. По крайней мере, с постели он не встает, около него постоянно дежурит доктор и жена. Все домашние хлопоты на себя взяла госпожа Несреди.

Удары судьбы смягчают людей. Заставляют их искать поддержки у своих ближних. Или строить коварные планы, которые могут осуществиться при помощи ближних. Только такое объяснение я могу дать поведению Сашеньки, которая, необъяснимым образом, изменила свое ко мне отношение – мило улыбается, ведет светскую беседу ни о чем, интересуется, что мне подать на завтрак. Странная дама… Иногда она кажется такой беззащитной и хрупкой, что даже во мне на мгновение просыпается человечность. А иногда она замыкается в себе, и мы снова и снова обмениваемся с ней колкостями и едкими выпадами. Хотя и в них есть польза – я тренирую на Сашеньке свое остроумие и язвительность. Несмотря на то, что она женщина, госпожа Насреди оказалась достойным противником. Эдакий Вернер в юбке. Я даже уважаю ее за это.

Сегодня объяснялся с Михайловым. Этот Ромео ревнует меня к своей богоподобной Саше. Только из уважения к гостеприимству его дома я объяснил этому молодчику, что не имею на вдовствующую госпожу никаких видов. Я вижу в ней кого угодно, только не женщину. Уж слишком умна, язвительна и самостоятельна.

Говорят, что пути господни неисповедимы. Вот и мне пришлось испытать на себе верность этих слов. Никогда в жизни меня самого не добивалась женщина. А теперь, кажется, это происходит. Сегодня ночью Госпожа Насреди прислала мне записку, в которой признавалась в любви: «Я вижу в вас неординарного, но бессмысленно проживающего свою жизнь человека. Ваш скучающий взгляд, ваша обессиленная фигура говорят о пустоте вашей души… Сначала я думала, что вы, как и я, скрываете в своем сердце какую-то тайну, иссушающую вас. Но вскоре поняла, что причина вашей тоски – в другом…

Вы не нашли счастья в своей стране, быть может, вы сможете обрести покой на другом конце света? Я не предлагаю вам себя ни в качестве жены, ни в качестве любовницы, хотя я люблю вас. Я предлагаю вам бежать, уплыть со мной в Америку. Я буду вашей спутницей, вашей компаньонкой, вашим другом.

Я уже не стремлюсь иметь детей, стать хорошей женой и матерью. Я хочу работать на благо женщин, помогать страждущим. Думаю, именно в этом мое призвание. Оставаться более в кругу своей семьи не могу – они ждут от меня замужества или монастыря. Уехать же в Америку мать никогда мне не позволит.

У вас есть время подумать. Если вы решитесь, жду вас послезавтра вечером у центральной мечети».

Уехать в Америку? Со странной, почти незнакомой мне женщиной? Думаю, это было бы еще одно испытание судьбы. Но нет, и это уже кажется мне скучным …

Почти не удивил даже юный Михайлов, который оказался предателем, укравшим секретный документ и сведший в могилу своего отца. Еще одно подтверждение никчемности и пустоты нашего, да и будущего, как я убеждаюсь, поколения. Женщины не могут быть женщинами, а мужчины – мужчинами. Независимо от того места, где они находятся.

События в семье Михайловых еще больше опустошили меня. Теперь мне и вовсе ничего не интересно. Все одно и то же – все пресно, тоскливо и ужасающе тягостно.

Скоро возвращаюсь в Россию. »

На этом дневник Печорина обрывается. По дороге из Персии он погиб от случайной пули ребенка, укравшего у своего отца оружие. Тело Печорина было отправлено на родину и похоронено в фамильном склепе, рядом с предками и современниками. Этот факт – еще одно подтверждение того неразрешимого противоречия прошлого и настоящего, которое угнетало и, в конце концов, убило героя своего времени.

Сочинение Дополнительная глава к роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»

***
Случай с Вуличем окончательно убедил меня в тщетности собственного существования. Почему? Зачем? Где смысл жалких дней, которые я переживаю один за другим? В чем найти мне отраду? Ни любовь, ни дружба мне недоступны. Да я и не верю в их существование. Тщеславие, праздность, страсть уже давно не греют мою душу. Да и есть ли она у меня, бессмертная и божественная? Однако и покончить со всем этим разом я не могу… Не хватает смелости? Однако я никогда не считал себя трусом. Да это и не страх. Не знаю, но что-то держит мою руку, когда я подношу курок к виску, что-то не дает мне совершить этот «самый страшный грех».
Может, я еще на что-то надеюсь? Вряд ли… Это проклятый инстинкт, воля к жизни, которая есть и у самого ничтожного и пустого существа на этой земле, не дает мне убить себя! Что ж, буду более «гуманен» к себе – буду искать завершения всего иным способом.
***
Беседа с одним раненым офицером в трактире, куда мы зашли с Максимом Максимычем перекусить, натолкнула меня на интересную мысль. Я давно чувствовал, что Кавказ надоел мне. Кажется, что и тут я не нашел того, чего искал. Скучно – думается, все видел, все знаю. Все та же пустота в душе, все то же желчное томление…
Персия! Дорога займет не так уж много времени и, надеюсь, развлечет меня. К тому же – опасность! Пока Россия воюет с Персией, возможно, я смогу принести какую-нибудь пользу отечеству. Звучит высокопарно и смешно… А главное, я в это сам не верю…
Но все же Персия – это занятно. Стоит попробовать…
***
Вторую неделю в пути – все же отправился в дорогу, несмотря на протесты командующего и жалобные взгляды старика штабс-офицера, с которым я служил. Дорога отвратительная, впрочем, как и погода, – дожди, грязь, слякоть. Лошади за день едва проходят то, что в хорошую погоду одолевают за три часа. Приходится делать много остановок – кажется, я теперь знаю все трактиры и постоялые дворы, что «скрашивают» дорогу в Персию.
***
На втором дне пути у меня появился спутник – молодой совсем офицеришка Михайлов, тоже направляется в Персию – служить переводчиком. Забавный такой мальчишка… Несколько высокомерен, но иногда интересно поболтать с ним – развеять романтические мечты и сбить спесь. Удивительно, чем резче я говорю с ним, тем, кажется, более он ко мне привязывается… Все-таки как странна и ничтожна человеческая природа! Кажется, за всю свою жизнь я не встречал еще ни одного достойного человека… Боюсь, что и не встречу.
Одно достоинство у погоды, провожающей меня в Персию, – трудности в пути отвлекают от гнетущих мыслей.
***
А все-таки любопытный мальчишка этот Михайлов! В Персии его ожидает невеста, какая-то таинственная Насреди, которую он иногда, забывшись, называет Сашенькой. Очень любопытно, когда и где они успели познакомиться… Вот мне, кажется, и развлечение появилось в пути. Не считая, конечно, отвратительной дороги…
***
Скоро будет месяц, как я добираюсь до Персии. Погода улучшилась, так же, как и картины природы вокруг. Чем больше мы приближаемся к древнему иранскому царству, тем колоритнее пейзажи нас окружают. Постепенно густая зелень сменяется на более низкорослую и суровую растительность, горные пейзажи Кавказа уже давно остались позади. Теперь каждый день я любуюсь равнинными, коричнево-желтыми далями Востока.
***
Еще немного – и мы прибудем в Тегеран. Именно туда едет Михайлов. Я напросился в гости к нему на несколько дней, под предлогом первоначального устройства. На самом деле, мне интересно посмотреть на невесту этого молодчика и на его родных – оказывается, в Тегеране при русском посольстве служит его отец, женатый вторым браком.
***
Чем ближе мы к столице Персии, тем неспокойнее обстановка. Присутствие войны или, по крайней мере, отсутствие мира, ощущается на каждом шагу. Вчера, не доезжая какой-то деревни, попали в перестрелку. Почти в каждом населенном пункте встречаем отрезанные головы, нанизанные на стены домов, враждебные взгляды, неприязненные слова.
Думается мне, что персы – очень фанатичный народ. Первостепенную роль в их жизни играет вера. И во имя нее они готовы на все… Во многом поведение этого народа сродни поведению кавказцев…
Зато у этих людей есть смысл жизни. Вера дает смысл…Отчего же я ни во что не верю?
***
До Тегерана несколько дней пути. Как ни странно, Персия очаровывает меня все больше и больше. Восточный колорит, непривычный нашему глазу быт, совершенно другие нравы… И необычная красота женщин, в сочетании в прелестным, но, к сожалению, совершенно незнакомым мне языком. Выручает Михайлов, который лепечет на персидском довольно сносно.
***
Рано утром прибыли в Тегеран. Михайлов звал меня отдохнуть с дороги, но я решил сначала доложиться командованию. Чтобы потом развлечься знакомством с его семейством.
Генерал, командующий нашими войсками, принял меня довольно радушно. Его румяное лицо расплылось в широкую улыбку, но глаза почему-то настойчиво не желали взглянуть на меня. Этот старик все стремился узнать, что же привело меня в красивую, но опасную Персию. Мои патриотические объяснения не удовлетворили генерала Амосова. Как, впрочем, и меня самого.
Но, черт побери, не раскрывать же перед ним душу! Тем более, что я и сам себя не вполне понимаю. Хотя сейчас, кажется, немного лучше разбираюсь в своей черствости и тоске, чем раньше.
Иногда мне чертовски не хватает доктора Вернера! Хоть с кем-то поговорить на равных, хоть с кем-то немного облегчить душу…
Что-то я стал слишком часто произносить это слово – «душа». Смешно себя слушать – как старая барышня…Старею, черт побери…
***
Если бы я был восторженным юнцом, то признался бы себе, что очарован семейством Михайловых. Положительные со всех сторон люди: чрезвычайно образованный и умный отец, немногословная жена, из немок или голландок. Отец чем-то напоминает мне Вернера. При случае хочу испытать его – завести разговор на какую-нибудь компрометирующую тему. Посмотрим, как поведет себя этот образцовый дипломат…Тем более, что в доме наверняка полно шпионов, у меня уже есть две-три персоны на примете на эту роль.
Интересно, интересно, кажется, на несколько дней жизнь может перестать быть такой уж «скучной штукой».
***
Положительно, Михайлов не дурак. Его невеста достойна всяческих похвал. Одно плохо – стара. Выяснилось, что загадочная Сашенька-Насреди – дочь второй жены дипломата. От первого брака. И сама уже успела замужем побывать за местным чиновником. Запутанный клубок.
Глаза этой вдовствующей дамы выдают в ней ум. В сочетании с опытностию они делают эту женщину довольно привлекательной. У меня даже мелькнула мысль приударить немного за ней – позлить Михайлова и, может быть, испытать новые ощущения, ведь я никогда не увлекался дамами бальзаковского возраста. Что-то в этой Сашеньке есть… притягательное.
Ее нельзя назвать красивой – слишком смуглое лицо, довольно тщедушное тело, тихий невыразительный голос. Лишь глаза – небольшие, черные, по-персидски удлиненные… Они как будто пронизывают насквозь. Неудивительно, что Михайлов не отходит от своей Насреди ни на шаг. Хотя назвать ее невестой он поторопился. Сашенька смотрит на своего сводного брата, как на маленького полусумасшедшего щенка. Не думаю, что она стремится сейчас выйти замуж. Но какая-то тайная мысль, какая-то роковая тайна в ней все же есть.
***
Боже мой! эта тихоня оказывается что-то вроде эмансипе. Посещает какие-то собрания, куда не пускают мужчин. Михайлов утверждает, что у нее ораторский дар, как у Цицерона. Любопытно было бы ее послушать. Права женщин…Вероятно, замужество у этой дамы было крайне неудачным.
***
Вчера, «прекрасным, наполненным пряными ароматами вечером», как пишут в женских романах, встретил у ворот дома госпожу Насреди. Смелая дама – ходит одна, в европейском наряде… Неужели она ничего не боится? Предложил проводить ее, но в ответ получил лишь холодный, обжигающий взгляд. Не лезьте, мол, сударь, не в свое дело. Хорошо же, лезть не буду. Начну свое дело.
***
В доме Михайловых пропал секретный доклад, который дипломат получил в срочной депеше. Перерыли весь дом, начиная от комнат членов семьи и заканчивая жильем прислуги. Исчез! Отец Михайлова ходит бледный, ночью был сердечный приступ, жена прячет от него оружие.
***
Своим визитом осчастливил полковник Аносов. О потере документа знают, кажется, все русские в Тегеране. Дипломату грозит тюрьма или сумасшедший дом. По крайней мере, с постели он не встает, около него постоянно дежурит доктор и жена. Все домашние хлопоты на себя взяла госпожа Несреди.
***
Удары судьбы смягчают людей. Заставляют их искать поддержки у своих ближних. Или строить коварные планы, которые могут осуществиться при помощи ближних. Только такое объяснение я могу дать поведению Сашеньки, которая, необъяснимым образом, изменила свое ко мне отношение – мило улыбается, ведет светскую беседу ни о чем, интересуется, что мне подать на завтрак. Странная дама… Иногда она кажется такой беззащитной и хрупкой, что даже во мне на мгновение просыпается человечность. А иногда она замыкается в себе, и мы снова и снова обмениваемся с ней колкостями и едкими выпадами. Хотя и в них есть польза – я тренирую на Сашеньке свое остроумие и язвительность. Несмотря на то, что она женщина, госпожа Насреди оказалась достойным противником. Эдакий Вернер в юбке. Я даже уважаю ее за это.
***
Сегодня объяснялся с Михайловым. Этот Ромео ревнует меня к своей богоподобной Саше. Только из уважения к гостеприимству его дома я объяснил этому молодчику, что не имею на вдовствующую госпожу никаких видов. Я вижу в ней кого угодно, только не женщину. Уж слишком умна, язвительна и самостоятельна.
***
Говорят, что пути господни неисповедимы. Вот и мне пришлось испытать на себе верность этих слов. Никогда в жизни меня самого не добивалась женщина. А теперь, кажется, это происходит. Сегодня ночью Госпожа Насреди прислала мне записку, в которой признавалась в любви: «Я вижу в вас неординарного, но бессмысленно проживающего свою жизнь человека. Ваш скучающий взгляд, ваша обессиленная фигура говорят о пустоте вашей души… Сначала я думала, что вы, как и я, скрываете в своем сердце какую-то тайну, иссушающую вас. Но вскоре поняла, что причина вашей тоски – в другом…
Вы не нашли счастья в своей стране, быть может, вы сможете обрести покой на другом конце света? Я не предлагаю вам себя ни в качестве жены, ни в качестве любовницы, хотя я люблю вас. Я предлагаю вам бежать, уплыть со мной в Америку. Я буду вашей спутницей, вашей компаньонкой, вашим другом.
Я уже не стремлюсь иметь детей, стать хорошей женой и матерью. Я хочу работать на благо женщин, помогать страждущим. Думаю, именно в этом мое призвание. Оставаться более в кругу своей семьи не могу – они ждут от меня замужества или монастыря. Уехать же в Америку мать никогда мне не позволит.
У вас есть время подумать. Если вы решитесь, жду вас послезавтра вечером у центральной мечети».
***
Уехать в Америку? Со странной, почти незнакомой мне женщиной? Думаю, это было бы еще одно испытание судьбы. Но нет, и это уже кажется мне скучным …
***
Почти не удивил даже юный Михайлов, который оказался предателем, укравшим секретный документ и сведший в могилу своего отца. Еще одно подтверждение никчемности и пустоты нашего, да и будущего, как я убеждаюсь, поколения. Женщины не могут быть женщинами, а мужчины – мужчинами. Независимо от того места, где они находятся.
События в семье Михайловых еще больше опустошили меня. Теперь мне и вовсе ничего не интересно. Все одно и то же – все пресно, тоскливо и ужасающе тягостно.
Скоро возвращаюсь в Россию. »

Читайте также:
Гражданские мотивы в лирике М. Лермонтова: сочинение

На этом дневник Печорина обрывается. По дороге из Персии он погиб от случайной пули ребенка, укравшего у своего отца оружие. Тело Печорина было отправлено на родину и похоронено в фамильном склепе, рядом с предками и современниками. Этот факт – еще одно подтверждение того неразрешимого противоречия прошлого и настоящего, которое угнетало и, в конце концов, убило героя своего времени.

Итоговое сочинение

Для вас мы написали примеры сочинений на зачет по всем пяти критериям, а также подобрали аргументы для самых сложных тем каждого направления

Подготовка к сочинению ЕГЭ

Здесь собраны лучшие аргументы по всем проблемам, а также примеры сочинений на максимальный балл. Следи за лентой: каждый день мы подробно разбираем самые сложные тексты. Возможно, один из них попадется тебе на ЕГЭ

ОТВЕТЫ
на вопросы
по всем предметам

Размести вопрос
и
получи ответ
за 5-10 минут!

Бесплатно, без регистрации и смс :)

  • Полезные статьи
  • Наша группа

Анализ «Героя нашего времени» Лермонтова

Автор: Марина Владимировна (репетитор-практик)

Дата публикации: 16.06.2020

Михаил Юрьевич Лермонтов выделялся среди коллег-литераторов своим удивительным талантом – способностью в равной степени прекрасно писать стихи и прозу. Одним из выдающихся произведений Лермонтова можно смело назвать роман «Герой нашего времени», в котором писатель отразил характерные черты и основные социальные проблемы всей эпохи.

История создания

Исследователям жизни и творчества Михаил Юрьевича так и не удалось доподлинно узнать, когда писатель приступил к работе над романом. Об этом не говорится ни в переписках Лермонтова, ни в его личных записях. Принято считать, что «Герой нашего времени» был окончен в 1838 году.

Произведение состоит из нескольких частей, первыми из которых были написаны «Бэла» и «Тамань». Они были опубликованы в качестве самостоятельных литературных произведений в 1839 году в популярном литературном журнале «Отечественные записки». Напечатанные повести имели большой успех у публики. Спустя год был опубликован «Фаталист», и редакторы еще больше подогрели интерес читателей, пообещав в скором времени выход целой книги, посвященной главному герою всех повестей – Григорию Печорину.

Читайте также:
Песня про царя Ивана Васильевича, и молодого опричника и удалого купца Калашникова Лермонтова: сочинение

Лермонтов дописал оставшиеся главы – «Максим Максимыч» и «Княжна Мэри», и в мае 1840 года свет увидел роман «Герой нашего времени». Чуть позже книга была переиздана с авторским предисловием, в котором Михаил Юрьевич дал ответ обрушившейся на него критике.

Изначально написание полноценного романа не входило в планы Лермонтова. Во время своего пребывания на Кавказе он, вдохновленный местным колоритом, делал путевые заметки, которые впоследствии и легли в основу «Героя нашего времени». Когда же писатель убедился в успехе первых двух повестей, напечатанных в «Отечественных записках», он решил добавить материал и объединить все написанное общим сюжетом.

Смысл названия

Уже в самом названии романа скрыт замысел писателя: Лермонтов сразу расставил все точки «i», обозначив тему произведения – изображение типичного представителя светского общества образца 30-х годов XIX столетия, со всеми его пороками и недостатками. Михаил Юрьевич намеренно отобразил в главном герое черты, присущие молодым аристократам той эпохи. Мастерски сделав психологический срез целого поколения, Михаил Юрьевич заявил о себе как о тонком психологе, знатоке человеческой души.

О чем книга

Григорий Печорин – молодой дворянин, офицер, прекрасно образованный, целеустремленный юноша, умевший при желании с легкостью очаровывать людей. Историю Печорина поведал старый солдат Максим Максимыч, с которым герой некоторое время служил на Кавказе. Однажды они были приглашены на свадьбу к местному князю, где Печорин был покорен красавицей-горянкой Бэлой. Привыкший всегда получать желаемое, Григорий подкупил брата Бэлы, и тот привез сестру русскому офицеру. Поначалу девушка дичилась своего похитителя, но со временем полюбила его со всей силой своего юного горячего сердца. Печорин же, напротив, вскоре охладел к черноокой красавице, и не знал, как от нее избавиться. Ситуация решилась сама собой, когда Бэлу похитил влюбленный в нее горец Казбич. Скрываясь от погони, мужчина убил Бэлу, чтобы она никому более не досталась. Так Печорин, уступив своим эгоистичным желаниям, стал невольным виновником смерти юной девушки. Все эти события описаны в главе «Бэла».

В следующей главе под названием «Максим Максимыч» автор продемонстрировал, каким холодным и бессердечным способен быть главный герой. Случайно встретив старого товарища, Максима Максимыча, который очень нежно относился к нему, Печорин окатил старика своей холодностью и надменностью. Несчастный мужчина был глубоко подавлен: он не ожидал подобного приема от человека, к которому относился как к собственному сыну.

В главе «Тамань» Лермонтов показал Григория с иной стороны. Печорин раскрылся как совестливый персонаж, которому не чужды были такие качества как сопереживание и милосердие. Желая удовлетворить собственное любопытство, он испортил жизнь «честным контрабандистам»: слепому мальчику и юной девушке, которые зарабатывали на жизнь, помогая местной банде. Когда Печорин обнаружил себя во время слежки, он тем самым лишил несчастных детей единственного способа заработка. Осознав, какой поступок он совершил, Григорий искренне раскаялся.

Наиболее важной в раскрытии характера героя является глава «Княжна Мэри». Оказавшись на курорте, Печорин от скуки стал ухаживать за красивой и гордой княжной. В неприступную красавицу Мэри был влюблен юнкер Грушницкий, который в порыве ревности вызвал Печорина на дуэль. Юнкер показал себя подлым, коварным человеком, когда попытался подложить сопернику незаряженный пистолет. Однако Григорий раскусил его замыслы, и без сожаления застрелил на дуэли.

Важной сюжетной линий в этой главе является любовная. Неожиданно Печорин раскрылся читателям, продемонстрировав свою нежную, уязвимую душу. Единственной женщиной, сумевшей растопить холодное сердце Григория и принять его со всеми недостатками, стала его возлюбленная Вера. Ей удалось разгадать лабиринт души своего избранника, но это не мешало любить его чистой, искренней любовью. Вера была замужней женщиной, и Печорин не мог надеяться на счастливую жизнь с ней. Да и сам он не был создан для семейного очага. Безжалостно разбивая сердца влюбленным в него девушкам, Печорин сам познал все горести любовной драмы.

В завершающей главе «Фаталист» Печорин размышлял над предначертанием жизни человека. Он стал невольным свидетелем того, как его сослуживец Вулич на спор выстрелил себе в голову, но чудом остался жив. И в тот же вечер офицер был зарублен пьяным казаком. Происшедшее произвело сильное впечатление на Печорина, который предался размышлениям о смысле жизни, смерти, неотвратимости своей судьбы.

Основные темы

Центральная тема произведения – так называемая проблема «лишнего человека». Григорий Печорин был прекрасно образованным, интеллигентным юношей, блестящим представителем молодого поколения русского дворянства. Его отличительными чертами была холодность, циничность, способность бесстрастно анализировать людей и их поступки. Несмотря на внешнюю привлекательность, прекрасные манеры и умение поддерживать светский разговор, в любом обществе он чувствовал себя «чужим». И проблема была вовсе не в окружении героя, а в нем самом: каждый раз он своими руками выстраивал между собой и людьми стену отчуждения, которая не давала никакого шанса для эмоционального сближения. Причиной тому была не столько природная замкнутость Григория, сколько его склонность к трезвому рассуждению и анализу. Это свидетельствует о развитой личности человека, но вместе с тем существенно снижает его готовность к сближению с людьми.

Читайте также:
Центральная проблема романа: сочинение

Печорин был пресыщен высшим светом, избалован повышенным вниманием к своей персоне. Обладая притягательной внешностью и деньгами, он получал все доступные для юноши его лет удовольствия. Однако очень быстро Григорий ощутил пресыщение от наслаждений. Он стал откровенно скучать, ничто не способно было вывести его из состояния хандры. Чтобы как-то отвлечься от опостылевшей скуки, Печорин принялся безжалостно играть судьбами людей. Итогом его бездумных действий стала смерть Бэлы и Грушницкого, разбитое сердце княжны Мэри, разочарование Максима Максимыча, брошенный на произвол судьбы слепой мальчик.

Судьба поколения

Михаил Юрьевич написал роман в сложный период «безвременья», когда светлые помыслы и идеалы были повержены, а активные, деятельные люди загнаны в подполье. Вслед за показательным наказанием декабристов пришло потерянное поколение молодых людей, которые не видели иного смысла жизни, кроме как в пресыщении светскими удовольствиями. Их не интересовали ни насущные проблемы общества, ни стремление облегчить жизнь простого народа. Бездействие, апатичность, скука, праздность – вот характерные черты эпохи, в которой жил Григорий Печорин и его сверстники. Именно по этой причине Лермонтов многозначительно назвал свое произведение «Герой нашего времени».

Юные отпрыски дворянских семейств получали прекрасное воспитание и образование, однако практически никто из них не мог в полной мере реализовать собственные амбиции. Не имея возможности направить свою энергию в нужное русло, молодежь с головой окуналось в водоворот светских наслаждений. Уже в раннем возрасте, постигнув все возможные радости жизни, они достигали состояния пресыщения, когда уже ничего не радовало, не волновало их души.

Описывая своего героя, Лермонтов не старался как-то обличить его, унизить. Напротив, писатель хотел продемонстрировать, как молодой человек, наделенный столь многими талантами, в силу внешних причин оказался в таком печальном положении. Михаил Юрьевич не сомневался, что виной тому была эпоха. Молодые люди, ставшие свидетелями крушения замыслов декабристов и дальнейшего закручивания гаек властью, уже никому и ни во что не верили. Он привыкли быть холодными, эгоистичными, бесчувственными. Именно эти качества и вобрал в себя Григорий Печорин. Он пытался обрести счастье разными способами, однако так и не смог достичь желанной душевной гармонии.

В чем смысл?

В самом начале произведения Печорин вызывает у читателя отторжение и неприятие своей холодностью, надменностью и безразличием к окружающим. В дальнейшем характер героя начинает раскрываться с разных сторон, его поведение становится более понятным. Примечательно, что действия Печорина оценивает не автор, а рассказчики, однако и они не осуждают молодого офицера. Таким образом Лермонтов хотел показать, что с человеком может сделать историческая эпоха, против которой он попросту не в силах бороться. Григорий, как и большинство его сверстников, просто плыл по течению, не пытаясь как-то изменить свою жизнь и жизнь общества.

Отличительной чертой романа «Герой нашего времени» стало описание романтического героя в условиях российской действительности. Лермонтов придал своему произведению изрядную долю психологизма, и образ главного героя вышел по-настоящему глубоким, многогранным, в чем-то противоречивым. Подобный литературный ход оказался весьма удачным, и роман приобрел большую популярность. Сквозь призму образа Григория Печорина автор показал все молодое поколение своего времени, провел самый тщательный его психоанализ.

Характеристика главных героев

  1. Григорий Печорин – молодой дворянин, русский офицер. Красивой наружности, прекрасно воспитанный и образованный, склонный к анализу и философским размышлениям. Несмотря на юный возраст, разочарован в любви и дружбе, никак не может отыскать смысл жизни, отчего чувствует себя глубоко несчастным человеком. Григорий одновременно и привлекает к себе людей, и отталкивает своей холодностью и равнодушием, в результате чего часто бывает одинок.
  2. Максим Максимыч – штабс-капитан, сослуживец Печорина. Мужчина около пятидесяти лет, умный, открытый, добрый. Не имея собственной семьи, всем сердцем привязался к Печорину, к которому относился, как к собственному сыну. Он не имел серьезного образования, однако был по-житейски мудрым, все понимающим человеком. Для него серьезным ударом становится равнодушие Григория во время их случайной встречи на Кавказе.
  3. Бэла – шестнадцатилетняя красавица-черкешенка, дочь князя. Печорин, пресыщенный общением со светскими львицами, был поражен природной красотой и неприступностью горянки. Бэла настолько пленила воображение Печорина, что тот решился выкрасть ее. Первое время Бэла отвечала холодностью на ухаживания своего похитителя, но со временем природное обаяние Григория сделало свое дело, и Бэла страстно в него влюбилась. Однако вскоре любовь прекрасной черкешенки стала утомлять Печорина, который уже успел насладиться вкусом запретного плода. В итоге девушка погибла от руки ревнивого Казбича.
  4. Грушницкий – юнкер, сослуживец Печорина, пылкий, эмоциональный, тщеславный и обидчивый юноша. Он в чем-то был похож на Григория, с которым его свела судьба в злой час. Приревновав к красавцу-офицеру княжну Мэри, Грушницкий вызвал Григория на дуэль, во время которой проявил себя подлым, жалким человеком. Однако даже коварный замысел с незаряженным пистолетом противника не помог ему, и Грушницкий был убит Печориным на дуэли.
  5. Княжна Мэри – привлекательная девушка, умная, гордая, властная. Будучи завидной невестой, привыкла быть в центре мужского внимания. Она уступает напору Григория, восхищается его умом, сдержанностью, и, сама того не замечая, влюбляется в него. Горьким разочарованием для княжны становится признание Печорина в том, что он никогда не любил ее и ухаживал за ней от скуки.
  6. Вера – замужняя женщина, возлюбленная Григория. Это единственный человек, который видел героя без прикрас, со всеми его достоинствами и недостатками. Печорин очень любил эту женщину, которая принимала таким, каким он был на самом деле. Когда старому мужу Веры становится известно о ее романе, он немедленно увозит ее домой, а Печорин в полной мере осознает свое одиночество и потерянность после ее отъезда.

Герои-двойники в романе

Для того, чтобы в полной мере раскрыть характер Григория Печорина, Михаил Юрьевич ввел в произведение его двойников: Вулича, Вернера, Грушницкого.

Юнкер Грушницкий имеет много общих черт с Печориным. Он так же эгоистичен, тщеславен, самовлюблен, умеет красиво говорить и эффектно выступать на публике. Однако, при ближайшем сравнении, Грушницкий является лишь бледной копией Григория.

Печорин имеет много схожих черт и с доктором Вернером – циничным мужчиной с трезвыми взглядами на жизнь. Общение с Вернером нравится Григорию, который находит в докторе родственную душу.

В главе «Фаталист» Печорин знакомится с офицером Вуличем – ярким, самобытным человеком, решающим проверить свою судьбу. Он на спор стреляет себе в висок из заряженного пистолета, однако оружие дает осечку. Печорин, наблюдая за Вуличем, замечает на его челе «печать смерти». Вскоре его догадка подтверждается: офицер был заколот ночью пьяным казаком.

Проблемы

  1. Проблема поиска смысла жизни. Печорина очень волнуют вопросы бытия, и на протяжении всего романа он занимается поиском ответов. Его мучает внутренняя неудовлетворенность, ощущение того, что он что-то пропускает в жизни, как будто что-то очень важное проходит мимо него. Григорий отчаянно пытается заполнить свою жизнь новыми яркими эмоциями и переживаниями, однако в этом стремлении к новизне он сам не замечает, как безжалостно рушит жизни тех, кто оказался рядом с ним.
  2. Проблема счастья. Из личного дневника Печорина становится известно, что его не привлекает легкодоступность. Счастье и удовольствие он видит в насыщении собственной гордости, однако это приносит ему лишь кратковременное ощущение блаженства. Потому герой пускается в многочисленные, порой, весьма опасные авантюры, лишь бы хоть на какой-то миг почувствовать себя счастливым. Печорин пытается поймать радость бытия, но она ускользает от него, просачивается сквозь пальцы, оставляя после себя шлейф призрачной надежды. Герой не способен быть по-настоящему счастливым, поскольку все его мысли зациклены на собственной персоне. Замшелый эгоцентризм, нежелание и неумение осчастливить кого-то другого не оставляют ему ни малейшего шанса почувствовать гармонию с окружающим миром.
  3. Проблема безнравственности. Стремясь удовлетворить сиюминутные свои желания, главный герой без раздумий грубо вмешивается в жизни других людей. Он жонглирует человеческими судьбами, словно опытный фокусник, а затем безжалостно выбрасывает из своей жизни тех, кто уже потерял для него интерес. Проблема Печорина в том, что он является пленником своего разума, склонного к самой тщательной аналитике. Молодой человек попросту не способен полностью отдаться чувствам, раскрыться перед другим человеком. Как следствие, он не способен проявить себя ни в дружбе, нив любви.
  4. Социальная проблематика. Лермонтов в своем произведении поднял и проблему несправедливости действующего политического строя. Деспотичность власти, ее абсолютная бескомпромиссность по отношению к разным слоям населения является главной причиной безынициативности молодежи, ее нежелания двигаться вперед. Личность Печорина развилась в таком направлении под влиянием времени, в котором он жил. Подобные явления не являются редкостью в стране, где не остаются нерешенными многие важные социальные вопросы.
Читайте также:
Авторское сочинение на тему произведения М.Ю.Лермонтова Герой нашего времени: сочинение

Композиция

Роман «Герой нашего времени» состоит из пяти глав, каждая из которых представляет собой самостоятельную повесть. Все повести расположены в хронологическом порядке, благодаря которому в полной мере раскрывается непростой характер Печорина.

В главе «Бэла» повествование ведется от лица Максима Максимыча. Мужчина дает свою личную оценку Григорию, с которым судьба свела его во время службы на Кавказе. В этой главе описывается похищение Печориным красавицы-горянки Бэлы, и дальнейшая трагическая смерть девушки.

В главе «Максим Максимыч» в качестве рассказчика выступает некий офицер, повстречавший штабс- капитана и узнавший от него историю Печорина. В этой части в деталях описывается внешность главного героя.

В последующих главах «Тамань», «Княжна Мэри» и «Фаталист» рассказчиком уже выступает сам Григорий Печорин, который записал все свои путешествия и душевные переживания в личном дневнике. Благодаря этому литературному ходу личность героя раскрывается наиболее полно: автор оголил все его чувства, эмоции, желания, отношение к людям.

Для произведения характерна кольцевая композиция: роман начинается с описания событий на Кавказе, и заканчивается в тех же краях. Поначалу автор дает оценку героя чужими глазами, но затем раскрывает его личность при помощи личного дневника героя, в котором он занимался скрупулезным самоанализом.

Психологизм

В романе «Герой нашего времени» Лермонтов мастерски анализирует главного героя, его поступки, он буквально по полочкам раскладывает все составляющие его личности. Ради этой цели он использует немало интересных литературных приемов и инструментов: вводит героев-двойников, меняет повествователей, выстраивает нетипичную композицию произведения. Все это как нельзя более точно отражает психологизм, когда целью повествования является не какое-либо событие или явление, а изображение конкретной личности.

Михаил Юрьевич видел все социальные проблемы, присущие началу XIX столетия. Его искренне возмущала и одновременно пугала апатичность молодых людей, на которых огромное влияние оказало декабристское восстание и последовавшие за ним репрессии. Многие молодые люди были недовольны переменами, которые произошли в стране, но почти никто из них не смел говорить об этом открыто. Григорий Печорин стал символом этого поколения: он не имел возможности реализовать собственные амбиции ввиду внешних обстоятельств, но ничего не предпринимал для того, что как-то изменить эту ситуацию.

Сочинение. Моё отношение к личности М. Лермонтова

Сочинение на тему мое отношение к творчеству лермонтова

Смерть Пушкина возвестила о приходе в русскую литературу нового поэта. Это был Михаил Юрьевич Лермонтов, написавший стихотворение «Смерть поэта», где выступил выразителем гнева народного, защитником народной славы и русской национальной культуры. Поэзия Лермонтова тесно связана с тем общественным протестом, который выразился в движении декабристов, но его творчество отражает уже иное состояние общества — эпоху после поражения восстания декабристов, крушения прежних иллюзий и надежд. Вот почему в поэзии Лермонтова звучит не только страстный протест против деспотии и рабства, призыв к свободе, жажда борьбы за нее, но и разочарование, тоска, сознание одиночества. Все это определяет особенности лермонтовского понимания места поэзии в жизни и роли поэта. Во многом он продолжает традиции своих предшественников, прежде всего Пушкина, но есть в его трактовке и существенные отличия Поэт, образ которого возникает в лермонтовской лирике, это человек с твердой и страстной волей. Так, в одном из самых ранних стихотворений Лермонтова «Поэт» («Когда Рафаэль вдохновенный…», 1828) поэт сравнивается с художником, который, восхищенный своим искусством, «перед картиною упал». Но вскоре этот порыв восхищения проходит, и художник о нем забывает. Лермонтов пытается понять сущность поэта и такого явления, как вдохновение: Таков поэт: чуть мысль блеснет, Как он пером своим прольет Всю душу… И вдруг хладеет жар ланит, Его сердечные волненья Все тише, и призрак бежит! Лермонтов рисует образ поэта, который под властью вдохновения «чарует свет» своими стихами, но, когда вдохновение покидает его, он забывает этот «огонь небесный» и хранит в себе только «первоначальны впечатленья» о нем. В стихотворении «Молитва» («Не обвиняй меня, Всесильный…»), написанном в 1829 году, Лермонтов называет творчество «всесожигающим костром», а «жажду песнопений» – «страшной». Это происходит потому, что Лермонтов ощущает соединение в своем творчестве двух враждующих начал: земного и небесного, ангельского и демонического. При этом именно земные страсти, как говорит поэт, преобладают в его творчестве, и «редко в душу входит» благодатная струя «живых речей» Всевышнего Как все это непохоже на пушкинский «божественный глагол», его жажду горения сердца и пламенного дара слова. Лермонтов – человек другой эпохи, он видит разочарование людей, а не их жажду объединения, стремления к добру и справедливости. Лермонтов понимает, что люди изменились, общество стало другим, с совсем иными запросами. И в этот век «позорно малодушных» людей поэт утратил свое истинное назначение, «на злато променяв ту власть, которой свет / Внимал в немом благоговенье». Об этом он четко сказал в своем стихотворении «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал…») 1838 года. Автор использует символ-иносказание, сопоставляя поэта с грозным некогда оружием. Произведение постро?ено на развернутом сравнении. Составляющая большую его часть история кинжала имеет и самостоятельное значение. Кинжал наделен человеческими чертами: беспорочностью, верностью, бескорыстием. Он, слуга и спутник лирического героя, теперь превращен в б?есславную и безвредную игрушку на ст?ене. Так возникает не столько аллегория, сколько многозначный символ, благодаря которому размышления о современном поэте – некой обобщенной фигуре – насыщаются особо емким смыслом. Бесспорна перекличка между образами: «игрушкой золотой он блещет» – «на злато променяв ту власть, которой свег / Внимал в немом благоговенье»; «молясь перед зарей» – «как фимиам в часы молитвы». То, что поэт «воспламенял бойца для битвы», также находит соответствие в строках о кинжале; в первой части упоминались «забавы», во второй – «чаша для пиров». Подобные аналогии усиливают как сопоставление, так и противопоставление образов поэта и кинжала. Язык поэта остается «гордым», но для современников он стал «скучен», их «тешат блестки и обманы», то есть то, во что, судя по общему смыслу стихотворения, превратилась современная Лермонтову поэзия. Теперь истинный поэт – «осмеянный пророк», и неизвестно, «проснется ль» он опять. Последняя строфа, возвращая образность первой части, несколько изменяет ее. Прежде сам кинжал, лишенный «ножон», был «игрушкой золотой», поэт сопоставлялся непосредственно с кинжалом. Теперь кинжал – не сам поэт, а его оружие, «железный стих» еще ненаписанного стихотворения «Как часто пестрою толпою окружен ..». В золотых ножнах он заржавел от «презренья» к нему, пр?енебрежения им. Вопросом о том, вырвет ли поэт-пророк из этих ножен свой клинок, стихотворение и кончается. Но это лишь по форме вопрос, а по существу – призыв. ‘ Для самого Лермонтова творчество – это спасительное освобождение от страда- ний, возможность прийти к вере, ощутить гармонию. Он осознавал, что поэзия при- звана объединить людей, а сила заключенного в слове чувства – это устремленность человечества к высшей духовности. Об этом свидетельствует стихотворение «Есть речи – значенье. .» (1840). Читая его, понимаешь, почему в Лермонтове при всей горечи сомнений, мучительности творческого проц?есса, побеждала вера в поэзию, ее силу и гармонию, высшее предназначение. «Из пламя и света рожденное слово» вызывает не просто волнение, а страстное желание творчества и порыв броситься к нему навстречу: Как полны их звуки Безумством желанья! …………………… Не кончив молитвы, На звук тот отвечу, И брошусь из битвы Ему я навстречу. Это творчество, вера в слово помогают поэту сохранить веру в жизнь, в духовные, нравственные ценности и не пасть духом. К сожалению, он чувствовал себя одиноким в своих убеждениях. Он как поэт-романтик всегда противостоит «толпе». Так, в стихотворении «Смерть поэта» именно те, «жадною толпой стоящие у трона», виновны в гибели Пушкина. Поэт у Лермонтова напрямую соотносится с Христом: И прежний сняв венок – они в?енец терновый, Увитый лаврами, надели на него: Но иглы тайные сурово Язвили славное чело… Лаврами в Риме увенчивали выдающихся поэтов, а терновый в?енец стал символом страданий на кресте Христа, который принес себя в жертву во имя будущего человечества. У Лермонтова поэт противопоставлен тем, кого он называет потомками «известной подлостью прославленных отцов», морально низким людям, живущим в мире «завистливом и душном». Он же обладает «сердцем вольным» и «пламенными страстями». Так возникает неравный поединок одного против всех. Светская толпа, объединяясь против «гордого» «невольника чести», восставшего «против мнений света», губит «дивного гения», которым должна была бы дорожить и гордиться. А потому лермонтовский приговор этой «толпе» звучит так грозно и зловеще: Но есть и божий суд, наперсники разврата! Есть грозный суд: он ждет. Тогда напрасно вы прибегните к злословью: Оно вам не поможет вновь, И вы не смоете всей вашей черной кровью Поэта праведную кровь! И все же отношение общества к поэту и поэзии представляется Лермонтову не столь однозначным. В стихотворении «Журналист, читатель и писатель» (1840) он показывает три разные точки зрения на проблемы современной ему литературы. Для читателя творения писателей не представляют никакой духовной ценности. Его заботит совсем другое: Во-первых, серая бумага, Она, быть может, и чиста; Да как-то страшно без перчаток. Читаешь — сотни опечаток! Но самое главное – это содержание современной литературы: Стихи — такая пустота; Слова без смысла, чувства нету. Удивительно, но в этом стихотворении точка зрения читателя во многом совпадает с авторской: Когда же на Руси бесплодной, Расставшись с ложной мишурой, Мысль обретет язык простой И страсти голос благородный? Журналист тоже ругает современную литературу. Но у него, в основном, «мелкие нападки», а хуже всего то, что это критика не по существу, а ради заработка: «Деньги все ведь платят ровно». Но и журналист понимает все ничтожество того, что публикуется на страницах журналов: Скажите, каково прочесть Весь этот вздор, все эти книги… Запросы читателя и журналиста сходятся: все хотят увидеть «живое, свежее творенье». С таким призывом они и обращаются к писателю, но он, не находя истинных ценителей своего творчества, не хочет давать на суд публики свои произведения: К чему толпы неблагодарной Мне злость и ненависть навлечь, Чтоб бранью назвали коварной Мою пророческую речь? Так снова возникает тема непонятого поэта-пророка, который не хочет и не может «на мелочь душу разменять», но подлинные творения искусства, «горькие строки» он не решается показать «неприготовленному взору». Эта мысль продолжается и получает свое окончательное завершение в лермонтовском «Пророке», написанном в 1841 году и ставшим его своеобразным поэтическим завещанием. Во многом это стихотворение продолжает пушкинского «Пророка», но общий смыл его иной. Лермонтовский герой уже пытался – и тщетно – «глаголом жечь сердца людей», провозглашать «любви и правды чистые ученья». Люди не хотят его слушать, гонят прочь. Лишь природа готова внимать поэту-пророку, «завет предвечного храня». Люди же платят ему презрением, называют глупцом, не верят в его пророческое призвание. Лермонтов вошел в литературу со словами «невольник чести», а ушел из жизни, занеся на бумагу слова злобных гонителей поэта-пророка: «Смотрите: вот пример для вас! Он горд был, не ужился с нами. Глупец, хотел уверить нас, Что Бог гласит его устами!» Бог теперь не говорит с поэтом, но он оставил не своего пророка – ведь «звезды слушают» его, он оставил людей, презирающих и изгоняющих поэта-пророка. Пророк остается пророком и тогда, когда ему не верят, когда он вынужден бежать от людей, «пробираться торопливо» «через шумный град», ибо сам он остался верен себе и «завету предвечного». И автор стихотворения солидарен со своим героем Недаром Белинский сказал об этом стихотворении: «Какая глубина мысли! Какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго не дождаться России». Действительно, Лермонтов выступил достойным преемником Пушкина, продолжая его размышления о роли поэта и месте поэзии в мире и внеся в разработку этой темы новые аспекты, давая иные направления поиска решения проблемы писатель и читатель. И в дальнейшем развитии русской литературы лермонтовское понимание темы поэта и поэзии было продолж?ено в творчестве его преемников.

Читайте также:
Литературный анализ «Одинок я, нет отрады»: сочинение

Значение Лермонтова в истории русской литературы

Значение Лермонтова в истории русской литературы определяется прежде всего тем, что его поэзия, по выражению Белинского,— «совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества». Творчество Лермонтова с наибольшей полнотой и с предельной художественной силой выразило идейные течения и настроения, характерные для 30-х годов XIX века. В эпоху мрачной реакции Лермонтов выражал протест против политического и общественного гнёта, звал к действию, к борьбе, раскрывал трагическое положение в крепостническо-самодержавном государстве мыслящих передовых людей, указывал, что «спасение находится только в народе» (Добролюбов). Своим художественным творчеством Лермонтов продолжал дело декабристов в новых исторических условиях, подготовляя путь, которым в 60-е годы шли революционные демократы, деятели второго этапа освободительного движения в России. Вожди этого движения Чернышевский и Добролюбов, горячо любившие поэзию Лермонтова, указывали на его большую роль в истории развития русской литературы и общественной мысли. Крупнейшие русские поэты и прозаики той или иной стороной своего творчества обязаны Лермонтову. Отличительная особенность лирики Лермонтова — слияние в ней общественно-политических мотивов с мотивами личными — воспринята была Некрасовым. Своим романом «Герой нашего времени» Лермонтов пролагал дорогу романам Тургенева и Л. Толстого. Чехов учился у автора «Тамани» мастерству короткого рассказа, точности, простоте и краткости построения фразы. Влияние Лермонтова не ограничилось рамками русской литературы. У него учились выдающиеся поэты Армении (Шах-Азиз, О. Туманян, А. Исаакян), Грузии (Н. Бараташвили, А. Церетели, И. Чавчавадзе), Осетии (К. Хетагуров) и других народов. Великий украинский поэт Т. Г. Шевченко прекрасно знал и любил произведения Лермонтова. Иван Франко, Леся Украинка и многие современные поэты Советской Украины называли и называют Лермонтова одним из своих учителей. В наши дни Лермонтов — один из любимейших поэтов всех народов Советского Союза.

Похожие статьи:

Лермонтов М.Ю. → Идейная взаимосвязь стихотворений М. Лермонтова «Бородино» и «Дума»

Лермонтов М.Ю. → М.Ю. Лермонтов о поэте и поэзии

Лермонтов М.Ю. → Фольклорные мотивы в творчестве Лермонтова

Мое отношение к Михаилу Юрьевичу Лермонтову

Михаилу Юрьевичу Лермонтову в истории русской литературы принадлежит особое и значительное место. Великий русский поэт был продолжателем Пушкина и поэтов-декабристов, автором первого в России социально- психологического романа в прозе «Герой нашего времени», драматургом. Лермонтов продолжал дело Пушкина, но подражателем его не был. В. Г. Белинский назвал М. Ю. Лермонтова поэтом, в котором «выразился исторический момент русского общества» (2, 521). «Да, очевидно, – писал Белинский, – что Лермонтов поэт совсем другой эпохи и что его поэзия – совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества». (2, 503). Герцен в своей работе «О развитии революционных идей в России» утверждал, что Лермонтов «полностью принадлежит к нашему поколению Лермонтов не мог найти спасения в лиризме, как находил его Пушкин. Он влачил тяжёлый груз скептицизма через все свои мечты и наслаждения. Мужественная, печальная мысль всегда лежит на его челе, она сквозит во всех его стихах. Это не отвлечённая мысль, стремящаяся украсить себя цветами поэзии: нет, раздумье Лермонтова – его поэзия, его мученье, его сила» (2, т. 7). Народность, личность, права человека, природа, творчество, высокая любовь и – в центре всего – основная идея: идея свободы.

ГЛАВА I. ДЕТСТВО В ЛИРИКЕ ЛЕРМОНТОВА

Через всё творчество Лермонтова проходят повторяющиеся темы и образы, он постоянно возвращался к ним для того, чтобы их перенести в произведение, над которым в данный момент работал. Л. Гинзбург в своей работе «Творческий путь Лермонтова» пишет, что Лермонтову свойственно было упорно вынашивать тему, обновлять её, давать в разных вариантах, пока, наконец, он находил удовлетворявшее его воплощение, и тогда только Лермонтов мог сказать то, что в «Сказке для детей» он сказал о демоне: «Я от него отделался стихами» (2, 46).

Одна из главных тем Лермонтовского творчества – тема детства. Она требует изучения. Эта тема интересна, хотелось бы узнать, как понимает душу ребёнка Лермонтов, откуда он черпает познания, чтобы так живо нам представить детскую пору жизни. Теме детства поэт придавал особое значение, и прежде всего это было связано с семейной трагедией. Детские и отроческие годы поэта прошли в небольшом поместье Тарханы Чембарского уезда Пензенской губернии, среди бескрайних полей, пересечённых оврагами. Здесь, у тарханских крестьян учился Лермонтов русской народной речи; тут ссылал он песни и предания об Иване Грозном, о Пугачёве. Мальчику рассказывали интересные события о Бородинском сражении участники пензенского ополчения в Отечественной войне 1812 года. Всё это оказало большое влияние на впечатляющую душу поэта. С каким восторгом будет вспоминать обо всём Лермонтов, пытаясь всё отразить в своих произведениях. Большим потрясением для мальчика была смерть матери, а также неугасающий спор между бабушкой и отцом. Впоследствии Лермонтов постарался возвратиться в юношеских стихах и драмах к этой семейной трагедии. Его часто мучил вопрос: кто же виноват из этих двух, враждующих между собой, но очень близких ему людей. До конца своей жизни он так и не смог понять этого. То ему казалось, что виновата во всём бабушка, то он пытался обвинить во всём отца. Бабушка окружала внука любовью и вниманием, но заменить ему мать так и не смогла. Мальчик рос без матери и отца, без братьев и сестёр. Это одиночество оказало влияние на формирование его мировоззрения. С малых лет он задумывался, мечтал, уходил в себя.

Читайте также:
Поэт и общество в лирике М. Ю. Лермонтова: сочинение

Я сын страданья. Мой отец

Не знал покоя по конец.

В слезах угасла мать моя;

От них остался только я,

Ненужный член в пиру людском.

Младая ветвь на дне сухом

Удивительно, как Лермонтов понимает душу ребёнка! Ему не было и трёх лет, когда умерла его мать, когда отец навсегда уехал в свою деревеньку Кропотово, в Тульскую губернию. Три года В этом возрасте ещё мало что может запомнить ребёнок, мало в чём может разобраться, тем более в такой серьёзной семейной трагедии. И, тем не менее, читая произведения Лермонтова, видишь, что всё осознанно. В детстве печальные и тяжёлые впечатления растворяются, если они эпизодические, тонут в жизнерадостности ребёнка. Почему поэт называет себя «сыном страданья», «младой ветвью на дне сухом»? Да, скорее всего потому, что с детства пришлось быть обделённым в любви, нежности, ласке, семейном тепле. Ведь нередко между детьми заходит разговор о своих родителях. О чем можно было рассказывать мальчишке, не познавшему ни материнской, ни отцовской любви? Отсюда и такие слова.

Сам Лермонтов в неоконченной автобиографической повести «Я хочу рассказать вам» пишет о своем стремлении к ласкам. «Он разлюбил игрушки и начал мечтать. С шести лет он уже заглядывался на закат, усеянный румяными облаками, и непонятно-сладостное чувство уже волновало его душу, когда полный месяц светил в окно на его детскую кроватку. Ему хотелось, чтоб кто-нибудь приласкал, поцеловал, приголубил, но у старой няньки руки были такие жесткие!»

Эта трагедия ребенка, любящего ласку, тянущегося к ласковым, теплым рукам и не находящего их, – проходит в течение всего детства. И потом все эти невзгоды отразятся в произведениях Лермонтова. И все же бабушка пыталась осчастливить своего внука. Она страстно любила, ухаживала за ним. Поэтесса сороковых годов XIXв. , В. Анненкова была близкой приятельницей бабушки Лермонтова. И вот что она написала об отношениях бабушки и внука:

И первый лепет твой, младенческий язык,

И будто тихо ты на грудь ее приник,

И милой бабушке, высказываешь снова

Урок младенческий, и вот! забрал ты олово,

И вот она тебя с улыбкою бранит;

Но вечер; сад тебя развесистый манит,

И няня вслед едва поспеет за тобою

И дерен смуглою ты оторвал рукою,

И снова к бабушке и нам перед огнем

За греческим ее находишь словарем.

С тобой и учится и каждый вечер снова

Выписывать тебе слова она готова,

Чтоб труд твой облегчить

Здесь много правды, и все же это была не та ласка, которой жаждал мальчик. Свою детскую жизнь Лермонтов отразил впоследствии в поэме «Сашка»:

Он не имел ни брата, ни сестры,

И тайны мук его никто не ведал.

До времени отвыкнув от игры,

Он жадному сомненью сердце предал

И, презрев детства милые дары,

Он начал думать, строить мир воздушный,

И в нем терялся мыслию послушной.

Лермонтова все это беспокоит. Это был одинокий ребенок, оторванный от мира детских интересов болезнью.

Во многих юношеских стихотворениях М. Ю. Лермонтов говорит, что ранние детские переживания его проявлялись в тревожных, сильных порывах. Они уносили его от обыденной, обычной обстановки, которым он не мог найти выражения и переносил их на образы природы:

Как ужасы пленяли юный дух,

Как рвался я на волю, к облакам!

В стихотворении «Н. Ф. Ивой» Лермонтов пишет о том, что творческие силы бродили в нем и волновали его беспокойную душу очень-очень рано:

пылкий, но суровый нрав

Меня грызет от колыбели

Одно слово «грызет» ясно говорит нам, как сильны и тревожны были детские впечатления. О силе детских переживаний Лермонтова говорит другое место отрывка: скрытой огонь «обхватил все существо бедного ребенка». В некоторых юношеских стихотворениях поэт дает этому подтверждение:

Хранится пламень неземной

Со дней младенчества во мне

Этот «пламень неземной» и был тем даром поэтического творчества, который пробудился в Лермонтове и сделал его великим поэтом.

Стихотворение «Ребенка милого рожденье» было написано по поводу рождения у друга Лермонтова Алексея Лопухина сына Александра.

Ребенка милого рожденья

Приветствует мой запоздалый стих.

Да будет с ним благословенье

Всех ангелов небесных и земных!

Да будет он отца достоин,

Как мать его, прекрасен и любим;

Да будет дух его спокоен

И в правде тверд, как божий херувим

Читая это стихотворение, чувствуется, что Лермонтова не покидает чувство глубокой скорби и горечи, острой токи и отчаяния. Испытав все это, поэт не желает испытать кому-нибудь это еще. Напротив, он желает только всего самого наилучшего и светлого в жизни; хочет, чтоб люди были счастливы, достойны отцов, прекрасны и любимы. В стихотворении «он был рожден для счастья, для надежд» Лермонтов вновь погружен в прошлое, говорит о своих чувствах, о положении в обществе, называет себя «сочным плодом до времени созрелым».

Он был рожден для счастья, для надежд

И вдохновений мирных! Но, безумный,

Из детских рано вырвался одежд

И сердце бросил в море жизни шумной;

И мир не пощадил – и бы не спас!

Так сочный плод до времени созрелый

Между цветов висит осиротелый,

Ни вкуса он не радует, ни глаз;

И час их красоты – его паденья час!

Это стихотворение как отклик на окружающую действительность. Здесь, ощущение гнета и несправедливости мира и одиночества своего.

Он меж людьми ни раб, ни властелин,

И все, что чувствует, он чувствует один!

Чувство одиночества, неверие в услаждение дружбой, любовью прослеживается и в стихотворении «К. П. ну»

. Но тот, на ком лежит уныния печать,

Кто юный потерял лета златые,

Того не могут услаждать

Ни дружба, ни любовь, ни песни боевые!.

И это неверие связано опять же с детством Природа наделила Лермонтова страстями. Когда ему было три года, он плакал от песен, что напевала ему мать. И в память о рано умершей матери и о песнях он написал стихотворение «Ангел».

ГЛАВА II. «КАВКАЗ! ДАЛЁКАЯ СТРАНА».

Лермонтов рос и болезненным ребенком. Чтобы укрепить его здоровье, бабушка делала все, что было ей по силам. Она трижды возила внука на Кавказ. Вся красота природы Кавказа обогащала воображение маленького Лермонтова. Мальчик прислушивался к рассказам старших о набегах черкесов и чеченцев, о кавказских пленниках Впечатление, полученное на Кавказе, во многом определило содержание отроческой поэзии М. Ю. Лермонтова, его ранних поэм. Увидев красоту снежных гор, красоту зимнего кавказского солнца, неописуемых прелестей земли, Лермонтов навсегда полюбил Кавказ. В стихотворении «Кавказ» поэт пишет о тех чувствах, которые испытал там.

Я счастлив был с вами, ущелия гор

Пять лет пронеслось: все тоскую по вас.

Там видел я пару божественных глаз;

И сердце лепечет, воспомня тот взор:

Здесь же воспоминания о матери, давно ушедшей. Природа заменяет ему родного человека.

В младенческих летах я мать потерял.

Но мнилась, что в розовый вечера час

Та степь повторяла мне памятный глаз,

За это люблю я вершины тех скал,

Лермонтов сожалеет, что он не на Кавказе; он помнит его, знает его, а чтобы помнить, там надо побывать. Потрясающая, незабываемая красота. Кавказ покорил Лермонтова, он всегда неудержимо стремился к нему, не уставал воспевать его в стихах, рисунках. Самый ранний рисунок, из дошедших до нас, посвящен Кавказу.

«Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали». Позже Лермонтов вспоминает: «Часто во время зари я глядел на снега и далёкие льдины утёсов; они так сияли в лучах восходящего солнца, и, в розовый блеск одеваясь они, между тем как внизу всё темно, возвещали прохожему утро Как я любил твои бури, Кавказ! – те пустынные громкие бури, которым пещеры, как стража ночей, отвечают!»

На Кавказе всё великолепно: и одинокое дерево, и виноградник, и неизвестный путь, и безымянная речка, и выстрел «нежданный и страх после выстрела». Горячая любовь пронизывает стихотворение. Лермонтов бывал в этих местах, и, скорее всего, один бродил везде, погружённый в раздумье, ведь он с детства любил уединенье.

Читайте также:
Характеристика образа Печорин Григорий Александрович: сочинение

Любил с начала жизни я

Где укрывался весь в себя,

Бояся, грусть не утая,

Будить людское сожаленье

Поэт – наблюдательный человек. «Воздух там чист, как дыханье ребёнка». Горы – это стремление к высокому, идеальному; это цепочка, связывающая небо и землю. Лермонтов обращается к Кавказу, просит благословления у него, к нему прикованы мечты поэта с юных лет; здесь же- верность, неизменность Кавказу.

Ещё ребёнком, робкими шагами

Взбирался я на гордые скалы,

Увитые туманными чалами,

Как головы поклонников Аллы.

Там ветер машет вольными крылами,

Там ночевать слетаются орлы,

Я в гости к ним летал мечтой послушной

И сердцем был – товарищ их воздушный.

И ныне здесь, в полуночном краю,

Всё о тебе мечтаю и пою.

В поэме «Измаил- Бей» поэт вновь обращается к Кавказу, приветствует его. И снова воспоминания о детских годах.

Приветствую тебя, Кавказ седой!

Твоим горам я путник не чужой:

Они меня в младенчестве носили

И к небесам пустыни приучили.

И долго мне мечталось с этих пор

Всё небо юга да утёсы гор.

На Кавказе Лермонтов пережил и детскую любовь, о которой впоследствии писал, что никогда он так не любил, как в тот раз.

Кавказские темы раннего периода творчества красочные. Читая эти произведения, ты словно видишь зимнее прекрасное солнце, которое бродит между серых туч, бросая слабые лучи на белые снега. Видишь «новорождённый» луч Картина прекрасна. По-видимому, Лермонтов не раз любовался всем тем, что мы находим в его стихах.

Светает- вьётся дикой пеленой

Вокруг лесистых гор туман ночной;

Ещё у ног Кавказа тишина;

Молчит табун, река журчит одна,

Вот на скале новорождённый луч

В университетский период Лермонтов тоже обращается к теме Кавказа, но уже другие картины мы встречаем. Покорение Кавказа приобретает в глазах Лермонтова иной свет. Он понимает, что война с горцами – не проявление удали, геройства, отваги с той и другой стороны, а посягательство на свободу народа.

Картину детства Лермонтов воспроизвёл и в поэме «Сашка». Здесь много отступлений.

Блажен, кто может спать! Я был рождён

С бессонницей. В теченье долгой ночи

Бывало беспокойно бродят очи,

И жжёт подушка влажное чело

Мы знаем, что Лермонтов ещё в студенческие годы полюбил Вареньку Лопухину, ей он посвящает цикл юношеских стихотворений. В поэме «Сашке» это имя служит лишь предлогом для лирического отступления.

Она звалась Варюшею. Но я

Желал бы ей другое дать названье:

Скажу ль, при этом имени, друзья,

В груди моей шипит воспоминанье

В «Сашке» показано психологическое становление героя в грязном, грубом быту. Смерть матери, показанная в поэме, касается лично Лермонтова. Здесь поэт соотносит тягостные впечатления со своим детством.

Он был дитя, когда в тесовый гроб

Его родную с пеньем уложили,

Он помнил, что над нею чёрный поп

Читал большую книгу, что кадили

И прочее и что, закрыв весь лоб

Большим платком, отец стоял в молчанье,

И что когда последнее лобзанье

Ему велели матери отдать,

То стал он громко плакать и кричать

В поэме ещё есть автобиографические места. Это строки о Благородном пансионе, Московском университете.

В стихотворении «1831-го июня 11 дня» воспоминанья детства, любовные неудачи, разочарование в людях, – всё это показывает историю мятежной души. Но строки:

Моя душа, я помню с детских лет

Чудесного искала говорят о впечатлительной душе М. Ю. Лермонтова.

Воспоминания о детстве – это тёплое чувство. Даже в периоды, когда поэт мрачно смотрел на жизнь, он выделял детство, он находил, что «исключая два-три дня да детство, она, бесспорно, скверное наследство».

О том, что детство поэта было порой и счастливым, мы имеем достоверные сведения – собственные слова поэта. В одном из ранних своих стихотворений поэт с большой теплотой вспоминал:

Зачем семьи родной безвестный круг

Я покидал? Всё сердце грело там,

Всё было мне наставник или друг,

Всё верило младенческим мечтам.

С особенной силой вырвались из сердца поэта уже в зрелые годы его жизни нежные, тёплые слова о детстве. С каким сожалением говорит поэт о том, что детство прошло, его не вернуть.

Ужель исчез ты, возраст милой,

Когда всё сердце говорит,

И бьётся сердце с дивной силой,

И мысль восторгами кипит?

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Лермонтов – великий русский поэт.

В поэзии Лермонтова, по словам В. Г. Белинского, «всё блещет своими, незаимствованными красками, всё дышит самобытной и творческой мыслью, всё образует новый, дотоле невиданный мир». Именно этот мир в творчестве Лермонтова определяется тем, что поэт в своих произведениях отразил с огромной силой и правдой жизнь современного ему общества.

«Лермонтов – великий русский поэт. Его стихотворения берут начало в русском народном творчестве. Он знал и любил русские песни, сказания и былины. Он взял у своего народа ясность, простоту и красоту слова, богатство и выразительность русской поэтической речи. Со своей стороны, он обогатил эту речь, умножил её силу своим железным стихом, своей замечательной прозой». Да, действительно, поэт хорошо знал народ, знал его нелёгкую жизнь. С детства он накапливал в себе всё то, что в дальнейшем отразил в своих стихах. Воспоминания о детских годах поэта очень интересны. Как много необыкновенного в детстве Лермонтова Видим необычайную красоту земли, чувствуем поэта, переживаем вместе с ним, думаем. Мы начинаем любить природу так, как любил её поэт. Из детских впечатлений вынесены им любимые образы звёзд и облаков. В поэзии Лермонтова они часто встречаются как символы стремления к возвышенной цели.

Работая над этой темой, я лучше узнала поэта. «Мы ценим мужественную веру в лучшее будущее, горячую любовь к народам и природе родной страны, убеждение в том, что люди должны жить в мире и взаимном уважении друг к другу». Читая и перечитывая Лермонтова, мы ещё крепче «чувствуем нашу кровную, сыновнюю связь с родной землёй, её героическим и трудным прошлым».

Изучая стихотворения Лермонтова, я пришла к выводу, что для поэта всё важно, всему он уделяет огромное внимание. Я поняла, что грусть в его стихотворениях вызвана детством, его семейной трагедией. И эти грустные глаза, смотрящие на меня из далёкого девятнадцатого века, теперь мне ближе и понятнее. Я с уверенностью могу сказать, что любой период жизни, будь то радость или грусть, навсегда остаются в памяти человека, именно поэтому произведения Лермонтова так интересны современному читателю. В них жива память. А сам поэт живёт своими творениями. Я люблю Лермонтова.

Мое отношение к личности М. Лермонтова

Боюсь не смерти я. О нет! Боюсь исчезнуть совершенно. Хочу, чтоб труд мой вдохновенный

Когда-нибудь увидел свет Лермонтов. По-моему, М. Ю. Лермонтов это один самых величайших поэтов России, который стал достойным преемником Пушкина. Его лирика – патриотическая, романтическая и просто красивая.

Он начал очень рано писать стихи, в свои юные годы он написал много сильных произведений. Например, в семнадцать лет он уже написал такие произведения как “Парус” и “Два великана”. Он сделал огромный вклад в русскую литературу. И только его трагическая гибель пятнадцатого июля тысяча восемьсот сорок первого года оставила ненаписанными большое число великолепных произведений. Возможно, самые замечательные и талантливые произведения могли бы быть еще созданы великого поэта.

В отличие от поэзии, идеализировавшей прошлое, поэзия Лермонтова обращена в будущее. Вера в людей, в лучшую жизнь помогала ему преодолевать разочарование и чувство одиночества. Его страстная натура рвалась к деятельности, к героическому подвигу.

Поэзии Лермонтова чужда пассивность, спокойная созерцательность. Он не только наблюдает события и явления жизни, но и оценивает их со своей “строгостью судьи и гражданина”. Лермонтов – поэт глубокой мысли и активных чувств.

Он стремится познать жизнь во всех ее сложных проявлениях. Вот почему в его стихах личные переживания, субъективное отношение к действительности занимают такое важное место. Тревожная неудовлетворенность настоящим, мечта о лучшем будущем, мятежные мысли и чувства, жажда деятельности – все это сливается в единый бурный лирический поток. Образы часто гиперболизуются, чувства и страсти достигают предельного напряжения. Отличные художественные средства обусловлены всем содержанием ранней лирики Лермонтова.

Они раскрывают сложный духовный мир мятежного лирического героя. Ни личные невзгоды, ни сгустившаяся мгла николаевской реакции не сломили волю поэта, не убили в нем “веру гордую в людей” и жажду деятельности. Лермонтов начал свой творческий путь как поэт романтического направления и, воплощал идеи протеста против окружающего его общества, увлекаясь мечтами о социальном будущем, стал самым ярким творцом философско-психологического романтизма. Лермонтов создал стиль предельно-энергического, ураганно-динамического стиха и максимально сжатой, прозрачно-ясной прозы. Его творчество вызывало страстные споры.

Читайте также:
Основной конфликт Песни про купца Калашникова М. Ю. Лермонтова: сочинение

Современная ему реакционная критика или резко отрицала, или грубо искажая, ограничивала достоинства его произведений. Реакционная и примыкающая к ней либеральная критика продолжала искажать творческий облик Лермонтова и в дальнейшем. Лермонтов приобрел интернациональное и общечеловеческое значение. “Мцыри” и “Демон”, “Герой нашего времени” и многие другие его произведения – это высшие достижения не только отечественной, но и мировой литературы.

За двадцать семь неполных лет своей жизни поэт создал столько, что навсегда прославил русскую литературу и продолжил дело великого русского стихотворца – Пушкина, став с ним вровень. Какая трагедия, что так рано ушел из жизни гений русской литературы.

Твір на тему: Мое отношение к личности М. Лермонтова

Related posts:

Отношение Печорина к миру и собственной личности (по роману М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”) В предисловии к роману Лермонтов так охарактеризовал главного героя: ” Это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии “. Автор хотел показать ” современного человека, каким.

Тема творческой личности в лирике М. Ю. Лермонтова …Содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, исполинский взмах, демонский полет, с небом гордая вражда… В. Г. Белинский Вот уже в который раз, но всегда с волнением и трепетом.

К 190-летию со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова С 14 октября 2004 года по 15 января 2005 года в Государственном Литературном музее в “Доме И. С. Остроухова” (Трубниковский пер., 17) будет открыта юбилейная выставка к 190-летию со дня.

Лирика М. Лермонтова в моем восприятии “Как всякий настоящий, а тем более великий поэт, Лермонтов исповедовался в своей поэзии, и, перелистывая томики его сочинений, мы можем прочесть историю его души и понять его как поэта и.

Анализ стихотворения Лермонтова Нет, я не Байрон, я другой Стихотворение написано Михаилом Лермонтовым в 1832 году. Оно лишний раз заставляет задуматься о даре поэта. Он в нескольких строчках рассказывает о своей судьбе, как сделал это в стихотворении “Сон”. Лермонтов.

Трагедия личности в романе М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени” Мы не способны более к великим Жертвам ни для блага человечества, ни Даже для собственного счастья. М. Ю. Лермонтов В романе “Герой нашего времени”, как и в стихотворении “Дума”, поставлена.

Значение Лермонтова в истории русской литературы Значение Лермонтова в истории русской литературы определяется прежде всего тем, что его поэзия, по выражению Белинского,- “совсем новое звено в цепи исторического развития нашего общества”. Творчество Лермонтова с наибольшей полнотой.

Философская лирика Лермонтова Многие поэты посвящали свои произведения рассуждениям над вечными вопросами о смысле жизни и мироздания, о роли человека и о своем предназначении и месте в этой жизни. Немного отличается своеобразием лирика.

Темы Родины, поэта и поэзии в творчестве М. Ю. Лермонтова В стихотворении “Родина” Лермонтов заявляет о своей кровной связи с природой, с народом, с его радостями и горем. Он любит все родное, русское, национальное, но ненавидит “страну рабов, страну господ”.

Исповедь и проповедь в поэзии М. Ю. Лермонтова И звезды слушают меня, Лучами радостно играя. М. Ю. Лермонтов Поэзия М. Ю. Лермонтова – исповедь независимого и свободного духом человека. В пору своего творческого расцвета М. Ю. Лермонтов создает.

Основные мотивы лирики Лермонтова Издавна замечено, что Лермонтов – поэт юности, что именно в юношеские годы им упиваются. Наверное, потому что юноши и девушки увлекаются высокой романтикой, мятежностью страстей, безграничностью желаний. Лирика Лермонтова разнообразна.

Лирическое наследие Лермонтова В лирическом наследии Лермонтова содержатся прогрессивные идеи, высокие гуманистические и патриотические чувства. В его произведениях “Смерть поэта”, “Как часто пестрою толпою окружен…”, “Прощай, немытая Россия” предмет беспощадной критики и отрицания.

Анализ стихотворения Лермонтова Прощай немытая Россия Стихотворение Лермонтова было создано в 1841 году. Написано оно как раз перед, как и говорит поэт в своем стихотворении. Михаил Лермонтов был человеком тонкой натуры: обидчивый и ранимый. Как следствие.

Гражданские мотивы в лирике М. Лермонтова После разгрома восстания декабристов в 1825 году в России наступили времена черной реакции. Новый император Николай I, напуганный выступлением на Сенатской площади, стремился подавить всякое проявление свободомыслия. Началась настоящая травля.

Анализ стихотворения “Родина” Лермонтова В этом стихотворении Лермонтов противопоставляет свой патриотизм патриотизму официальному, казенному. Он заявляет о своей кровной связи с русской, родной ему природой, с русским народом, “горестями и радостями его жизни. Свою.

Композиция романа М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени” и ее роль в раскрытии личности Печорина Лермонтов-художник сформировался после поражения дворянской революции, в период, который был воспринят многими его современниками как крушение истории. Крах идей декабризма вызвал глубокую переоценку ценностей. В литературе появляется новый герой, герой.

Основные мотивы лирики М. Лермонтова “Как всякий настоящий, а тем более великий поэт, Лермонтов исповедовался в своей поэзии, и, перелистывая томики его сочинений, мы можем прочесть историю его души и понять его как поэта и.

Патриотическая лирика М. Лермонтова Стихи Лермонтова – это почти всегда внутренний, напряженный монолог, искренняя исповедь, себе же задаваемые вопросы и ответы на них. Поэт чувствует свое одиночество, тоску, непонимание. Одна отрада для него –.

О некоторых “промахах” в стихотворениях М. Ю. Лермонтова Интересно, что даже в зрелых стихах Лермонтова отмечается довольно много разнообразных неточностей. Например, в строчках: И Терек, прыгая, как львица, С косматой гривой на хребте, – Поэт явно “зарапортовался” –.

Любимое стихотворение М. Ю. Лермонтова (“Парус”) Одним из первых произведений великого русского поэта М. Ю. Лермонтова, с которым я познакомился еще в детстве, было стихотворение “Парус”. Еще в те годы оно произвело на меня большое впечатление.

“Узник” анализ стихотворения Лермонтова Мотив узничества – один из ведущих мотивов романтизма – неоднократно обыгрывался в русской литературе. Чаще всего заключение воспринималось как условный символ, хотя иногда носило элементы автобиографического характера. Так, стихотворение М.

Тема любви в лирике М. Ю. Лермонтова И ненавидим мы, И любим мы случайно. М. Ю. Лермонтов С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. Лермонтова часто рассматривают как поэта, в творчестве которого много трагического. Нельзя забывать.

Тема поэта и поэзии в лирике А. Пушкина и М. Лермонтова Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина и Лермонтова занимает одно из ведущих мест. В произведениях, посвященных этой теме, Пушкин и Лермонтов ставят и разрешают следующие вопросы: какова роль поэта.

Тема Родины в поэзии М. Ю. Лермонтова Размышления Лермонтова о Родине неразрывно связаны с его думами о своем поколении. И это закономерно: люди творят историю, сохраняют преемственность традиций, передавая следующему поколению историю своей страны и прославляя своими.

Анализ стихотворения Лермонтова Одиночество Лермонтов написал произведение под названием “Одиночество”, когда ему было одиноко, когда он был один. Эта тема – тем одиночества нередко появляется в произведениях Лермонтова. Ведь поэт – сам по себе.

Романтическая лирика в творчестве М. Ю. Лермонтова М. Ю. Лермонтов – это выдающийся поэт первой половины девятнадцатого века. В своих стихах поэт описывал много тем, например, тема свободолюбия, тема Родины, природы, любви и дружбы, поэта и поэзии.

Пейзажная лирика Лермонтова Михаилу Юрьевичу Лермонтову в истории русской литературы принадлежит особое и значительное место. Будучи продолжателем традиций А. С. Пушкина, поэт не стал его подражателем. Он нашел свои темы, мысли и настроения.

“Нет, я не Байрон, я другой…” (по лирике М. Ю. Лермонтова) В небесах торжественно и чудно! Спит земля в сияньи голубом… Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? Жалею ли о чем? М. Лермонтов Михаил Юрьевич Лермонтов.

Образ России в лирике М. Ю. Лермонтова Настанет год, России черный год, Когда царей корона упадет; Забудет чернь к ним прежнюю любовь, И пища многих будет смерть и кровь… Это страшное предсказание оказалось правдой: на место свергнутого.

Вопросы и ответы к теме “Лирика М. Ю. Лермонтова” Каковы основные мотивы лирики Лермонтова? В чем ее своеобразие и отличие от пушкинской поэзии? Пушкин всеобъемлющ. Кажется, нет в жизни ничего такого, о чем он не подумал и не написал.

Мое отношение к личности М. Лермонтова

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: