«Эпоха безвременья» в лирике М. Ю. Лермонтова: сочинение

Судьба поколения 1830-х в лирике М.Ю. Лермонтова

Первый период творчества

Творчество поэта литературоведы разделяют на 2 части. Первая из них называется ранней, а вторая — поздней. Рубеж проходит приблизительно по 1837 году, когда были написаны такие стихотворения, как «Смерть поэта» и «Бородино». Нужно отметить, что судьба поэта Лермонтова, как и его стихи, тесно связана с жизнью современного ему общества, с великими историческими событиями.

Первая часть творчества относится ко времени, когда русская литература характеризовалась романтизмом, который был связан с идеями Великой Французской революцией (1789−1790) царствованием и победами Александра I. Тогда в России с приходом либерального императора наблюдался небывалый эмоциональный подъём.

Вторая половина, обличительная

Далее стихи великого поэта отражают обстановку, которая была в обществе в связи с событиями, происходившими после 1825 года. К власти пришёл новый царь, Николай I, который был врагом либеральных идей.

Он:

  • жестоко подавлял вольнодумство;
  • казнил декабристов;
  • усилил цензуру;
  • учредил Третье отделение;
  • поощрял доносы.

Будучи напуганным восстанием декабристов 1925 года, царь вёл политику «закручивания гаек», как сказали бы сегодня. Таким образом, настроение в обществе кардинально изменилось, люди были растеряны и напуганы. Т

ретье отделение, являвшееся органом политического сыска, созданное царём в 1826 году, сыграло колоссальную роль в том ощущении духоты, стеснённости в действиях и в мыслях, неприкаянности и никчёмности, которое воцарилось в стране. Всё это нашло отражение в следующем этапе творчества Михаила Юрьевича.

Эпоха безвременья

В сочинениях Лермонтова судьба поколения 30-х годов XIX века выходит на первый план. В них противопоставляются предшествующее и нынешнее поколения. Первое — отцы-декабристы, а второе — современники поэта. Декабристам были присущи великие идеи, стремление к светлым идеалам, к переменам в обществе. Однако их деятельность имела печальный конец: иллюзии рассеялись, предводители восстания были казнены, а участники его сосланы на каторгу.

Как следствие, современники Лермонтова уже лишены веры в лучшее, печальный опыт декабристов уничтожил в них какие-либо желания к общественной деятельности, к попыткам хоть как-то проявить себя на пользу Отчизне.

Таким образом, в тридцатые годы наступила так называемая эпоха безвременья, когда одни идеи в обществе уже ушли, а другие ещё не успели прийти им на смену. Как поэт и патриот Лермонтов не мог равнодушно взирать на такое печальное положение вещей, он принимал его близко к сердцу и выражал своё отношение в стихах.

«Дума» о судьбе поколения

Одним из ярких примеров осмысления темы является стихотворение «Дума», относящееся к 1838 году. В нём поэт не отделяет себя от тех молодых людей, чьих судеб касаются его раздумья. Об этом говорят местоимения «мы» и «наше», которые часто употребляются в произведении. Речь идёт о русской дворянской интеллигенции того времени. Стихотворение Михаил Юрьевич начинает грустными словами, что печально глядит на свое поколение.

Далее он выражает пессимизм по поводу будущих дней своих современников, говоря, что их грядущее или темно, или пусто.

Свой пессимизм поэт объясняет негативными качествами детей богатых родителей, которых с ранних лет уже томит жизнь, их путь ровен и лишен цели. Далее в этом сочинении поэта Лермонтова о судьбе его поколения говорится, что русские дворянские интеллигенты постыдно равнодушны и к добру, и к злу. Они вянут без борьбы уже в начале своей деятельности. Михаил Юрьевич с горечью отмечает, что молодые люди позорно малодушны перед всякой опасностью, а перед властью они склоняются, словно презренные рабы.

О презрении потомков

Что же интересует сверстников поэта? Это:

  • балы;
  • дуэли;
  • шумное веселье;
  • сплошные развлечения.

Они не собираются тратить силы на серьёзные дела, их жизнь сводится к погоне за сиюминутными наслаждениями, но и это их в итоге не радует. Им скучны «роскошные забавы» их предков.

Всё, что остаётся нынешнему поколению — спокойствие, благопристойность, сытая и невозмутимая самоуверенность.

Продолжая свои пророчества о печальной участи современников, поэт предрекает, что они пройдут над миром угрюмою толпой, которая будет вскоре позабыта. От неё не останется ни шума, ни следа, ни плодовитых мыслей, «ни гением начатого труда».

Свои печальные размышления Лермонтов заканчивает словами, что потомки оскорбят своих «промотавшихся отцов» «презрительным стихом» и «насмешкой горькою».

Таким образом, поэт считает, что жизнь этих людей прожита зря, без высоких дум и стремлений, без страстей, без идеалов. Потомкам они не оставят никаких духовных ценностей и тем останется только презирать их.

Сомнения и отрицание

Отчаяние и скепсис, выраженные Михаилом Юрьевичем, обусловлены общественной трусостью и бездеятельностью, оторванностью от политической борьбы. Эти чувства возникают в те эпохи, когда возвышенное индивидуальное сознание мечется в процессе поисков достойной жизни, но найти её не может. В такие периоды мысли становятся мучительными, они представляют собой единственную реальную силу, которая способна возвратить живого человека к деятельной борьбе.

В эти времена общественное сознание выливается в негативную форму и выступает в виде сомнений и отрицания. Через них мыслящее общество училось трезво смотреть на жизнь, преодолевая противоречия в собственном сознании. Самоанализ и рефлексия были особой, специфичной формой неприятия жестокой реакции, формой общественного протеста.

Подлинность и истинность слов поэта

Отрицание беспощадное и открытое, как в стихотворении «Дума», направлено и на внешнюю сторону жизни дворянской интеллигенции, и на внутренний душевный мир. Оно обращено против тяжёлого духовного пресса официальной идеологии.

Пессимистичный тон лермонтовской «Думы» отражает эмоцию так называемого социального отчаяния, которая охватила его соотечественников. Глубокие личные переживания поэта потрясли современников. Герцен, Белинский, Майков обращали внимание на вопль и стон души, на трагичность его произведения, на суровый и мрачный лиризм.

И действительно, стихотворение производит довольно мрачное впечатление. В нём печаль сливается с негодованием, обличением, горьким осуждением, жалобой, тоской и иронией. Поэт выплёскивает свою обнажённую душу, обуреваемую чувствами. Он вскрывает сознание своего поколения изнутри. И это придаёт его словам подлинность и истинность.

Читайте также:
Стихотворение «Родина» и его место в лирике Лермонтова: сочинение

«Как часто пёстрою толпою…»

Тему судьбы поколения 1830-х в лирике Лермонтова продолжает стихотворение «Как часто пёстрою толпою окружён», написанное в 1840 году. Многие критики оценивают его как одно из самых значительных в творчестве поэта. Проникнутое пафосом, оно, как свидетельствуют современники, было написано после посещения маскарада 1840 года в ночь с 1 на 2 января. После его опубликования на Лермонтова обрушились новые гонения.

Тема маскарада является символичной. В стихотворении слышится насмешка над фальшью светского общества. В воображаемом прошлом поэта присутствуют светлые мечты, которые в его сознании приходят в противоречие с призрачной реальностью. Она пропитана враньём и прячется под маской. И эта грязь, сопровождающая действительность, в душе Лермонтова вызывает презрение. Поэт пишет, что перед ним мелькают образы бездушных людей.

Тем самым, как и в «Думе», Михаил Юрьевич говорит о бездушии и чёрствости окружающих его людей. Лирическому герою ненавистно общество, ему здесь тесно и душно. В заключение он говорит о своём желании смутить весёлость и с дерзостью бросить «в глаза железный стих» и маски, стянутые приличием.

Такая позиция ещё раз свидетельствует о неравнодушии поэта, о его стремлении изменить окружающую действительность.

Другие произведения

Раздумья о своём поколении Лермонтов продолжает и во множестве других произведений. Среди них можно назвать:

  1. «И скучно, и грустно».
  2. «Поэт».
  3. «Бородино».
  4. «1831-го июня 11 дня».
  5. «Журналист, читатель и писатель».

В стихотворении «И скучно, и грустно» Лермонтов пишет, что жизнь, если посмотреть на неё внимательно, является пустой и глупой шуткой.

В стихотворении «Поэт», где рассматривается место поэта в обществе, Лермонтов с большой горечью отмечает, что стихотворец власть над толпой променял «на злато», поэзия превратилась в продажную. Те же мотивы просматриваются и в «Журналисте, читателе и писателе». Здесь Михаил Юрьевич спрашивает: о чём же должно писать поэту? Обязан он быть пророком, обличать общественные пороки, тем самым избавляя от них людей? Эти вопросы являются риторическими.

Стихотворение «Бородино»

В стихотворении «Бородино» рассказ ведётся от лица солдата, участника событий, что придаёт описанию особую достоверность. Передавая нравственное и психологическое состояние русских воинов, Лермонтов подчёркивает непримиримый антагонизм, присущий двум культурно-историческим планам — минувшему и современному. Об этом говорит и рефрен, который актуализирует взгляд поэта и является ключевым в понимании произведения. В нем автор отмечает, что в его время люди были богатырями, лихим, могучим племенем.

Таким образом, Лермонтов с большой гордостью и отрадой вспоминает о событиях 1812 года. И сравнение с нынешним поколением говорит, что смельчаки остались в прошлом, а им на смену пришли малодушные, слабые люди, которые ищут безопасности и покоя.

В заключение хочется сказать, чем дороги сочинения Лермонтова моему поколению. Их написал зрелый человек, страстный патриот, который знал жизнь, и хотел сделать её лучше. И, обличая пороки потерянного поколения, призывал его к деятельной борьбе за высокие идеалы.

“Эпоха безвременья” в лирике М. Ю. Лермонтова

Дитя “эпохи безвременья”, представитель “потерянного поколения”, Лермонтов – поэт тоски и отчаяния. Живущий в период николаевской реакции, во время запретов, казней, ссылок, время крушения надежд и разочарований, “неведомый избранник” отвергал окружающий его мир: мир ненавистных ему “духовных холопов”, “жалких, струсивших, подобострастных”, и деспотичной власти, лишающей человека свободы, права мыслить, права иметь высокие гуманистические идеалы. Этот мир “рабов и господ” был глубоко отвратителен Лермонтову,

Уже в шестнадцать лет Лермонтов задумывается о том, “как страшно жизни сей оковы… в одиночестве влачить”, уже осознает себя одиноким, “как царь воздушный”. Темой одиночества проникнуто почти каждое лермонтовское стихотворение, оно является главенствующей в его творчестве. Эпитет “одинокий”, конечно, наиболее употребим поэтом, наиболее часто встречается в его произведениях.

Все темы лермонтовской лирики, будь то темы поэзии или темы родины, так или иначе сопряжены с мотивами одиночества, отверженности, непонятности…

Глядя на будущность с боязнью, а “на прошлое с тоской”, поэт ищет “души родной”, хочет “хоть тень страстей, которые кипят в его груди, перелить в другую грудь”, но, чуждый окружающим его людям света, он остается один, “никому своей тоски поверить не желая”. Эта отторгнутость, отчужденность, своего рода духовное изгнание становятся устойчивым мотивом лермонтовской лирики, который воплощается, в частности, в аллегоричном стихотворении “Листок”: “…один и без цели по свету ношуся давно я, засох я без тени, увял я без сна и покоя…” Лермонтов осознает себя “гонимым миром странником”, и подобное изгнанничество становится не столько несчастьем, клеймом проклятия поэта, сколько знаком превосходства. Общество отвергает поэта, не принимая его духовный мир, его убеждения, но и сам поэт отвергает общество, без сожаления покидая его, даря ему “железный стих, облитый горечью и злостью”: “…изгнанным из страны родной гордись повсюду, как свободой”.

С мотивом изгнанничества связан и мотив бездомья, также характерный для Лермонтова: “Мой дом везде, где есть небесный свод”.

Нередко одиночество приобретает для поэта характер заточения, своеобразного духовного плена, из которого поэт не видит выхода. Так, например, аллегорично стихотворение “Узник”, лирический герой которого “одинок, нет ему отрады, стены голы кругом, тихо светит луч лампады умирающим огнем…”. Лермонтов повествует, конечно же, не столько о физической несвободе, заточении в темнице, а о состоянии духовной неволи, порождающем одиночество.

Свобода же, которую символизируют “вольные птицы, играющие в синем небе”, вызывает боль и стыд от невозможности ее достичь… Мотив заточения звучит и в поэме “Мцыри”, герой которой “мало жил и жил в плену, угрюм и одинок, он вырос в сумрачных стенах…”.

Читайте также:
Природа в лирике М.Ю. Лермонтова: сочинение

Итак, одиночество, воплощенное в поэме Лермонтова в различных формах, составляет суть духовного бытия поэта, основу его внутреннего мира, поэтому тема эта носит для него глобальный характер, приобретает в лермонтовских произведениях космические, вселенские масштабы, нередко реализуется с помощью излюбленного Лермонтовым образа Демона, гонимого, отверженного Богом ангела, который “остался, надменный один, как прежде, во вселенной без упованья, без любви…”. Для поэта образ одинокого властелина, изгнанного с небес, с которым Лермонтов и себя отождествляет в некоторой степени, является апофеозом одиночества: “царства дивного всесильный господин” “…давно в пустыне без приюта отверженный блуждал, ничтожной властвуя землей…”.

Своеобразной же квинтэссенцией тоски, боли, которые несут поэту одиночество, стало стихотворение “Выхожу один я на дорогу…”, о котором Добролюбов сказал: “Шедевр, написанный кровью”. В стихотворении этом звучит мотив усталости от горечи и разочарований, оттого, что “так больно и так трудно”. Поэт чувствует себя одиноким в пределах мироздания, вселенной.

Не сумев обрести “свободу и покой”, достичь гармонии в этом мире, он хотел бы “забыться и уснуть”, но “не холодным сном могилы”, а так, чтобы “в груди дремали жизни силы”. Поэт мечтает погружаться в вечно безоблачный мир, где нет ни боли, ни одиночества, но есть гармония и полнота бытия, желает слиться с природой, чтоб над ним, “вечно зеленея, темный дуб склонялся и шумел”. Это состояние сна, или, как говорил Лотман, “смерть, похожая на жизнь”, кажется Лермонтову единственным выходом из одиночества, другие же, любовь и дружба, для него невозможны: у Лермонтова не было друзей, и его единственное стихотворение, посвященное другу Александру Одоевскому, овеяно грустью и болью утраты, ибо написано оно на смерть Одоевского. Любовь у Лермонтова была либо неразделенная, либо утраченная, не приносящая ничего, кроме страданий и разочарований. Более того, поэт был убежден, что истинная, вечно живущая любовь невозможна в земной жизни, где люди лишь играли в это чувство, где оно становилось мелким и суетным.

Таким образом, любовь, лишь ожесточавшая Лермонтова, еще более усугубляла его одиночество, сопутствующее поэту всю его жизнь… именно поэтому лирический герой его стихотворений всегда одинокий, отторженный, разобщенный с миром, мятежный или смирившийся, ищущий покоя, гармонии, воли и убеждающийся в невозможности их обретения.

Похожие сочинения:

ТЕМА ЛЮБВИ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА (вариант 2) Читая Лермонтова, нельзя не заметить, что в его стихах много трагических, скорбных тонов, его герои обречены на одиночество. Эти мотивы перекликаются с характером самого поэта. Звучат они и в любовной.

Мотив одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова М. Ю. Лермонтов жил и творил в годы жесточайшей политической реакции, наступившей в России после разгрома восстания декабристов. Потеря матери в раннем возрасте и сама личность поэта сопутствовали обострению в.

Тема вольности и гордого одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова О люди! Жалкий род, достойный слез и смеха! Жрецы минутного, поклонники успеха! Над кем ругается слепой и буйный век, Но чей высокий лик в грядущем поколенье Поэта приведет в восторг.

Три этапа развития в творчестве Лермонтова. Становление личности в лирике Лермонтова Русская литература – литература пророческая. И одним из самых известных ее пророков был М. Ю. Лермонтов, но сознание своего великого предназначения пришло к нему не сразу, поэтому его творчество делится.

Музыка сердца в лирике Лермонтова Михаил Юрьевич Лермонтов ввел в русскую литературу неповторимый стих, отмеченный энергией мысли и мелодичностью слова. Он рано осознал себя “избранником” судьбы, “странной” и неминуемо трагичной личностью. Он был мятежным романтиком.

М. Ю. Лермонтов: Поэт и общество в лирике М. Ю. Лермонтова “Значительную часть своего творчества М. Ю. Лермонтов посвятил проблеме взаимопонимания поэта и общества. В творчестве поэта это тема активных и часто даже враждебных взаимоотношений между творческой личностью и окружающей средой.

Любовь в лирике Лермонтова – страсть, приносящая страдания План I. Реальность сквозь призму отречения. II. Отпечаток гнетущей эпохи на любовной лирике Лермонтова. 1. Тоска чувствительного сердца. 2. Страдание – привычное состояние души Лермонтова. 3. Идеальный мир поэта. 4.

Природа в лирике Лермонтова Созерцая красоту природы, человек переживает высокие мгновения, особенно если он поэт Мелодичная, образная и удивительно красочная поэзия М. Ю. Лермонтова свежа и интересна нам так же, как и его современникам.

ПОЭТ И ОБЩЕСТВО В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА Значительное место в творческом наследии М. Ю. Лермонтова занимает проблема взаимопонимания поэта и общества. Эти отношения рассматриваются как активные и часто даже враждебные. Мне кажется, что особенно ярко проблематика этих.

Тема одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова Когда открываешь томик Лермонтова и погружаешься в мир его удивительной, пронизанной безысходной грустью поэзии, то почему-то никогда не можешь представить его улыбающимся или спокойным. В памяти всплывает лицо с мрачными.

Картины русской природы в лирике М. Ю. Лермонтова Прекрасна и загадочна поэзия Михаила Юрьевича Лермонтова. До сих пор она завораживает нас своей таинственной мелодичностью, красотой, глубинной печалью. Лермонтова заслуженно считают продолжателем традиций Пушкина, поскольку он пришел в литературу.

Тема поэта и поэзии в лирике А. Пушкина и М. Лермонтова Тема поэта и поэзии в творчестве Пушкина и Лермонтова занимает одно из ведущих мест. В произведениях, посвященных этой теме, Пушкин и Лермонтов ставят и разрешают следующие вопросы: какова роль поэта.

Пространство поступков в лирике Лермонтова Каждый человек живет в двух мирах: мире реальном и мире духовном. Русская литература – литература пророческая, и Лермонтов так же, как и Пушкин, считал себя поэтом-пророком, который должен не просто.

Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова План I. Место темы поэта и поэзии в лирике Лермонтова. II. Высокая гражданская миссия поэта. 1 . “Нет, я не Байрон.

Читайте также:
Поэма М. Ю. Лермонтова Мцыри и ее главный герой: сочинение

Образ Родины в лирике М. Ю. Лермонтова Люблю отчизну я, но странною любовью! М. Лермонтов Для каждого человека слово “родина” означает что-то свое, но всегда очень теплое, интимное, важное. Поэтому неудивительно, что в творчестве многих великих поэтов.

Тема творческой личности в лирике М. Ю. Лермонтова …Содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, исполинский взмах, демонский полет, с небом гордая вражда… В. Г. Белинский Вот уже в который раз, но всегда с волнением и трепетом.

Природа в лирике М. Ю. Лермонтова Как и всякий поэт, Лермонтов в своих произведениях выразил ту эпоху, в которой он жил; а дух этой эпохи – рефлексия, сомнения, глубокие раздумья о жизни без надежды на будущее.

Тема родины в лирике М. Лермонтова Творчество Лермонтова необычайно своеобразно. Грань, разделяющая Пушкина и Лермонтова, – это 14 декабря 1825 года. Лермонтов вошел в литературу, когда революционные надежды были развеяны. Отсюда и своеобразие его лирики –.

Чувство трагического одиночества в творчестве М. Ю. Лермонтова Чувство трагического одиночества в творчестве М. Ю. Лермонтова План I. Поэзия Лермонтова – меланхолия лунной ночи. II. Тема одиночества поэта на его жизненном пути. 1. Символика грусти и трагизма. 2.

Тема пророчества в лирике М. Ю. Лермонтова Мерный звук твоих могучих слов Воспламенял бойца для битвы; Он нужен был толпе, как чаша для пиров, Как фимиам в часы молитвы. М. Ю. Лермонтов После разгрома восстания декабристов, в.

Мотивы скорби и одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова С тех пор как вечный судия Мне дал всеведенье пророка, В очах людей читаю я Страницы злобы и порока, – это страшное признание Лермонтова сделано в последний год его жизни.

Сочинение на тему: “Человек и природа в лирике М. Лермонтова” Выхожу один я на дорогу; Сквозь туман кремнистый путь блестит; Ночь тиха. Пустыня внемлет богу, И звезда с звездою говорит. Великий русский поэт М. Лермонтов безгранично любил свою Родину, свой.

ГРАЖДАНСКИЕ МОТИВЫ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА И скажите, в чем загадка чередования периодов истории? В одном и том же народе за каких-нибудь десять лет спадает вся общественная энергия, и импульсы доблести, сменивши знак, становятся импульсами трусости.

Тема любви в лирике М. Ю. Лермонтова Тема любви в лирике М. Ю. Лермонтова План I. Романтический характер лирики Лермонтова. II. Тематика любовной лирики Лермонтова. 1. Трагические мотивы ранней любовной лирики (“Мы снова встретились с тобой…”, “Нищий”).

Пушкинские мотивы в лирике Михаила Лермонтова В. Т. Белинский в письме к Боткину писал: “Пушкин умер не без наследника”. Действительно, Лермонтов принял эстафету лидерства у Пушкина в поэзии и прозе. Несмотря на то что эти два.

ПУШКИНСКИЕ МОТИВЫ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА КЛАССИКА М. Ю. ЛЕРМОНТОВ ПУШКИНСКИЕ МОТИВЫ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА В. Г. Белинский в письме к Боткину писал: “Пушкин умер не без наследника”. Действительно, Лермонтов принял эстафету лидерства у.

ТЕМА ЛЮБВИ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА (вариант 1) И ненавидим мы, И любим мы случайно. М. Ю. Лермонтов С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. Лермонтова часто рассматривают как поэта, в творчестве которого много трагического. Нельзя забывать.

“Странная любовь” к Родине в лирике М. Ю. Лермонтова Великий русский критик В. Г. Белинский назвал поэзию М. Ю. Лермонтова “совсем новым звеном в цепи исторического развития нашего общества”. Связано это было, прежде всего, с тем, что М. Ю.

Тема Родины и пророды в лирике М. Ю. Лермонтова Тема Родины занимает в творчестве М. Ю.Лермонтова одно из ведущих мест, но раскрывается им неоднозначно. Лермонтов создает конкретно-исторический образ России, он тесно связан с темой “потерянного поколения”, важной для творчества.

Мотив одиночества в лирике Лермонтова Говоря о лирике Лермонтова, можно выделить ряд основных мотивов, как-то мотив любви, смерти, борьбы, Родины, вольности и т. д. Однако именно мотив одиночества в лирике Лермонтова становится центральным и именно.

Эпоха безвременья в лирике М. Ю. Лермонтова

Урок 36. Русская литература 9 класс ФГОС

В данный момент вы не можете посмотреть или раздать видеоурок ученикам

Чтобы получить доступ к этому и другим видеоурокам комплекта, вам нужно добавить его в личный кабинет, приобрев в каталоге.

Получите невероятные возможности

Конспект урока “Эпоха безвременья в лирике М. Ю. Лермонтова”

Сегодня на уроке мы:

· поговорим о самом знаменитом пророчестве Лермонтова;

· порассуждаем о том, каким видел своё поколение Михаил Юрьевич Лермонтов;

· узнаем, в чём своеобразие лермонтовского отношения к Родине;

· выделим основные черты характера лирического героя Лермонтова.

Когда говорят о пророческом характере поэзии Лермонтова, сразу же вспоминают эти строки:

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь.

Стихотворение «Предсказанье» Лермонтов написал в 1830 году. Поэту тогда ещё не исполнилось и 16 лет. Сейчас говорят, что Лермонтов предсказал революцию и гражданскую войну в России начала XX века. Такое пророчество кажется невероятным! Но давайте посмотрим, в какой атмосфере поэт писал эти строки.

В 1830 году по России прокатилась эпидемия холеры, в южных губерниях вспыхивали холерные бунты. Во время такого бунта толпа людей растерзала Николая Алексеевича Столыпина, губернатора города Севастополя. Столыпин был младшим братом бабушки Лермонтова.

Так что трагические события не обошли семью поэта. Бунтовал народ не только в России. В это же время бушевали восстания в Великобритании и Польше. Францию и Бельгию охватил пожар революции. Неудивительно, что будущее России казалось мрачным.

Читайте также:
Что заинтересовало вас в воспоминаниях и высказываниях М. Ю. Лермонтова? (по произведениям Песня про купца Калашникова и Бородино): сочинение

В первой части стихотворения мы видим жуткие картины будущего: беззаконие, голод, чуму, гибель невинных людей. Чтобы создать у читателя ощущение катастрофы, Лермонтов использует градацию и цветопись. Цвета стихотворения – красный и чёрный: чёрный год, чернь, кровь и «зарево окрасит волны рек». Градацию усиливают повторы:

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сёл

Вторая часть стихотворения посвящена «мощному человеку», который возглавит революцию.

В тот день явится мощный человек,

И ты его узнаешьи поймешь,

Зачем в руке его булатный нож…

Станет ли этот человек спасителем России от гнёта царской власти? Нет. Он разрушитель, который принесёт только беды. Жизнь людей ему безразлична.

И горе для тебя!Твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

В образе «мощного человека» из этого стихотворения литературоведы видят Наполеона. Это подтверждается стихотворением «Наполеон», которое Лермонтов написал в том же году. Там есть такие строки:

Он не живой. Но также не мечта:

Сей острый взгляд с возвышенным челом

И две руки, сложенные крестом.

Эти же строки помогут нам понять, почему в примечании к «Предсказанью» Лермонтов написал «Это мечта». Конечно, поэт не мечтал о таком будущем для России. У слова «мечта» было и другое значение – «видение». Можно ли назвать Лермонтова патриотом? Конечно, можно. О его патриотизме говорит и поэма «Бородино», и лирическое стихотворение «Когда волнуется желтеющая нива», и множество других произведений. Но тему Родины в творчестве Лермонтова называют своеобразной. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к стихотворению «Родина», которое было создано в 1841 году.

На «странность» своей любви к Родине поэт сам указывает в первых же строках стихотворения:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

То, чем принято гордиться патриоту, не вызывает у лирического героя отклика в душе. Он признаёт величие воинской славы, политическую силу и древнюю историю родной страны. Но любит её совсем не за это. А за что?

Люблю дымок спалённой жнивы,

В степи ночующий обоз

И на холме средь желтой нивы

Чету белеющих берез.

Любовь к Родине для поэта – это любовь к природе и, что важно, любовь к людям, которая обычно теряется за пафосом казённого патриотизма. Поэт разделяет понятия родины и государства. Государство любить невозможно, можно только восхищаться его историей и достижениями. Искреннюю, тёплую любовь в душе пробуждают знакомые с детства места:

Проселочным путем люблю скакать в телеге

И, взором медленным пронзая ночи тень,

Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,

Дрожащие огни печальных деревень.

Композиция стихотворения двухчастная. Во второй части необычный стихотворный размер. Если первые 14 строк написаны шестистопным ямбом, то дальше длина строк меняется. Такая неровность создаёт ощущение волнения, спонтанной задушевной беседы, будто лирический герой изливает читателю душу. Меняется и художественное пространство. Поэт постепенно движется от большого к малому, от общего к частному. Безбрежные леса и «разливы рек, подобные морям» сменяются ночными огнями деревень, одиноким обозом в степи, соломенной крышей и резными ставенками крестьянской избы.

Мы видим, что Лермонтов противопоставляет любовь к Родине пустому патриотическому пафосу. Истинную гармонию человек обретает среди родной природы, принимая сердцем и величие, и бедность своей земли:

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.

Михаила Юрьевича Лермонтова не зря называют противоречивой личностью. В его творчестве есть и полное лирической красоты стихотворение «Когда волнуется желтеющая нива», и наполненные язвительной горечью стихи «Прощай, немытая Россия».

Хотя некоторые исследователи уверены, что «Прощай, немытая Россия» – поздняя подделка, написанная как пародия на стихотворение «Прощай, свободная стихия» Пушкина. Во-первых, не было найдено оригинальной рукописи стихотворения. А во-вторых, первое упоминание о нём появилось только спустя 32 года после гибели поэта. В-третьих, издатель в разное время называл эти стихи и списанными с подлинника, и записанными со слов поэта.

Но оставим эти гипотезы и вернёмся к теме любви к Родине. Любовь эта подразумевает и любовь к людям. В стихотворении «Родина» поэт почти ласково пишет о пьяных мужичках. Но при этом Лермонтов неустанно клеймит высший свет. Откуда такое противоречие?

Крестьянство для него – это часть естественного, природного образа Родины. Крестьяне живут простой жизнью, они близки к природе. Их жизнь тяжела, но кто виноват в этом? Дворяне, люди из сословия, к которому принадлежит сам поэт. То есть, тот самый высший свет, в чьих руках находится судьба России.

В стихотворении «Дума» противоречивость лирического героя Лермонтова достигает апогея. Исследователи даже не могут сойтись на том, к какому жанру отнести эти философские раздумья поэта. «Думу» считают и элегией, и сатирой, и сочетанием этих двух жанров. Действительно, здесь есть элементы философской и гражданской лирики. Но художественное пространство здесь элегическое. Это внутренний мир лирического героя, его эмоции и мысли. И для гражданской или философской лирики «Дума» слишком эмоциональна. Эмоции выражаются не только словами, такими как «томит», «позорно малодушны», «осиротелый» и так далее. Поэт словно сбивается от волнения, нарушает стройность стихов, рифмуя между собой разные части речи. Например, «не шевелят – клад».

Читайте также:
Своеобразие жанра и композиции романа Лермонтова «Герой нашего времени»: сочинение

Критик Степан Шевырёв назвал стихотворение «Дума» «ужасной эпитафией всему молодому поколению».

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущееиль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно.

«Эти стихи писаны кровью; они вышли из глубины оскорблённого духа: это вопль, это стон человека, для которого отсутствие внутренней жизни есть зло, в тысячу раз ужаснейшее физической смерти. » – писал про «Думу» Виссарион Григорьевич Белинский.

Что мы можем сказать о лирическом герое стихотворения? Это совсем молодой человек, но при этом уже разочаровавшийся во всём и уставший от жизни. Его душа заражена равнодушием, которое он называет «постыдным».

Характерно, что в первом четверостишии лирический герой отделяет себя от своего поколения, но уже в пятой строке эта граница исчезает:

Богаты мы, едва из колыбели,

Ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

Как пир на празднике чужом.

Это настойчивое «мы» указывает, что лирический герой осознаёт себя частью бесплодного поколения, героем своего времени.

Его поколение бездействует. Фактически, оно духовно мертво. Поэтому молодёжь не способна ни на гражданские подвиги, ни на борьбу, ни даже на праздное веселье.

И ненавидим мы, и любим мы случайно,

Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,

И царствует в душе какой-то холод тайный,

Когда огонь кипит в крови.

Есть ли у этого поколения надежда? Лирический герой уверен в том, что его поколение потеряно.

Толпой угрюмою и скоро позабытой

Над миром мы пройдем без шума и следа,

Не бросивши векам ни мысли плодовитой,

Ни гением начатого труда.

И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,

Потомок оскорбит презрительным стихом,

Насмешкой горькою обманутого сына

Над промотавшимся отцом.

Композиция стихотворения кольцевая. Она подчёркивает безысходное отчаяние лирического героя. Начало стихотворения — это взгляд из настоящего, середина – обращение к прошлому, а финал звучит, как приговор из уст потомков.

Мы уже изучали любовную лирику поэта, философскую и гражданскую. Следили за тем, как меняется мировоззрение поэта.

Что же мы можем сказать о характере лирического героя Лермонтова?

Это романтический герой, тяготеющий к английскому байроническому типу. Он одинок даже посреди людской толпы. Жизнь для него – путь страдания, а любовь всегда трагична и безнадёжна. Лирический герой Лермонтова разочарован несовершенством мира и полон внутренних противоречий. Он находится в вечном конфликте с окружающим миром. Гармонию лирический герой Лермонтова обретает только на короткое время, когда находится на лоне природы или обращается к воспоминаниям о былом.

Поэт Андрей Дмитриевич Дементьев оставил о Лермонтове такие строки:

«В наш век людского озлобления и глобальной бездуховности Лермонтов с его вдохновенным порывом к чистоте и мужеству, с его исповедальной болью и доверчивостью поднимает в нас то лучшее, что дает возможность душе держаться «на плаву» в море мещанства, жестокости и пошлости. Онкак парус, который уносит нас в прозрачные воды милосердия, доброты, любви и печали. Мы очищаемся его великим словом. И культура народа невозможна без творчества Лермонтова, как невозможно физическое здоровье без чистого воздуха, чистой воды и солнца».

Тема урока: Эпоха безвременья в лирике Лермонтова. «Дума». Тема России и её своеобразие. «Родина». Характер лирического героя его поэзии.

Россия эпохи застоя: пять признаков периода отечественного безвременья

Тогда, может быть, время модернизации? Но модернизация предполагает движение вперед, исправление и улучшение того, что может это поступательное движение обеспечить. Есть ли сегодня такое явное движение вперед? Что-то не видно.

Время кризиса? Падения? И этого нет, по крайней мере, пока нет, что подтверждается формальной статистикой.

Что же остается? А остается какое-то безвременье, время застоя, когда страна вроде и не проваливается сильно, но и движения вперед нет никакого. Так, потихоньку покачиваемся, то ли вперед, то ли назад.

Застой? А вот это слово нам, пожалуй, знакомо. Сразу же вспоминается словосочетание «брежневский застой». Так называли период правления в советские времена Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева. Но я думаю, что справедливо так именовать только поздний брежневский период: примерно с середины 70-х годов прошлого столетия до начала 80-х, включая и непродолжительный период нахождения у власти генсеков Ю.В. Андропова и К.У.Черненко. Хотя в андроповский период какая-то движуха, показалось было, начиналась.

Однако охарактеризовать нынешнее время «застоем» только на основе метода исключения (если это, и это, и то не подходит, значит, ничего другого и не остается) было бы не слишком обоснованно. Тем более я отдаю себе отчет в том, что характеристика-то сильная получается и далеко не всем приятная. Но, честно говоря, о приятности я как-то не думал, а вот более основательно, даже фундаментально подойти к определению того, какое время можно охарактеризовать «временем застоя», постараюсь.

Итак, какие признаки «времени застоя» можно выделить?

Первое: стагнация экономического развития. За последние десять лет (2009–2018) ВВП России вырос всего лишь на 7,2%. Еще раз: за десять лет — 7,2%. Да мы ежегодно должны были прирастать на эту величину, а тут за десять лет суммарно! Кстати, в 2000-х сопоставимые (но годовые) темпы прироста ВВП наша экономика показывала: 2000 год — плюс 10%, 2003 год — плюс 7,3%, 2004 год — плюс 7,2%, 2006 и 2007 годы — более 8% ежегодно. Но даже эти вполне приемлемые показатели прироста экономики в отдельные «нулевые» годы не помогли тогда решить задачу удвоения ВВП к 2010 году, которая была благополучно провалена (а точнее, выполнена всего лишь на 60%).

Читайте также:
Что же представляет собой роман «Герой нашего времени»: сочинение

Безусловно, можно назвать некоторые причины наших экономических неудач последних десяти лет: здесь и мировой экономический кризис 2008–2009 годов, и антироссийские санкции, и падение цен на нефть, и прочее. Но, во-первых, все это может только в какой-то мере объяснить, почему экономика развивалась в последнее время неудовлетворительно. А во-вторых, главная причина — накопившиеся структурные перекосы (сырьевая зависимость, небольшая доля малого бизнеса в экономике, бюджетные диспропорции и проч.), нереформированность российской экономики — она все равно остается, и здесь винить надо только самих себя. Поэтому констатируем: в экономике России в последние десять лет застой, самый настоящий застой, и названные выше показатели доказывают это сполна.

Второе: несменяемость власти. Конечно, сменяемость власти нужна не просто ради сменяемости. Но как-то так получается, и мировой опыт сполна доказывает это, что когда в политической сфере застой, когда одна и та же политическая сила находится у власти десятилетиями, то это практически гарантирует наступление такого, знаете ли, застойного безвременья. Стабильность? А она нужна в таком примитивном исполнении, когда политическое поле оказывается настолько зачищенным, что ничего произрасти на нем уже не может, когда реальная политическая конкуренция подавляется, а бутафорская официальная оппозиция на самом деле является только атрибутом действующей власти?

Третье: принимаемые решения не улучшают положение дел. Это, кстати, очень ярко проявлялось в поздний брежневский период. Что, думаете, там не пытались поправить дела в экономике, когда стало понятным, что «что-то пошло не так»? Еще как пытались. Одна только реформа 1979 года по совершенствованию хозяйственного механизма чего стоит. А хозрасчет? Вот, казалось, наша палочка-выручалочка… Нет, ничего не получалось, потому что эти изменения не затрагивали основ командно-административной системы, которая с годами все больше и больше демонстрировала свою ограниченность.

Посмотрите, сегодня происходит то же самое: правительство, власти в целом что-то там делают, отчитываются, даже временами рапортуют нам о каком-то малоразличимом экономическом росте, а развития нет. Вот в 2020 году додумались до многих важных экономических решений: повысить пенсионный возраст, увеличить ставку налога на добавленную стоимость с 18% до 20%, ввести налог на самозанятых… Думаете, это сильно улучшит состояние экономики? Мое мнение: улучшит с точностью до наоборот. О, кстати, в известной песне «Остров невезения» из кинофильма «Бриллиантовая рука» об этом хорошо поется: «Что они ни делают — не идут дела…» Так что, похоже, люди-дикари тоже жили в застое.

Четвертое: комплексность, всеохватность застоя. Это означает, что застойные явления начинают проявляться не только в экономике и политике, но и во всех других сферах нашей жизни без исключения: науке, культуре, образовании, здравоохранении, искусстве, спорте и пр. Безусловно, яркие достижения случаются и в застойные времена, точно так же, как и незаурядные личности могут сверкнуть то там, то тут. Но в целом-то картина сероватая.

Можно ли назвать нынешнее время временем расцвета, к примеру, для науки? Это на фоне-то всех дрязг с имуществом Российской академии наук? Или скандальной информации о том, что от ученых теперь не требуются собственно научные достижения, а нужны от них только публикации в научных журналах и высокие индексы цитируемости?

Космос? И здесь мы во многом живем на багаже еще советской космонавтики. А уж сколько было неудачных запусков и других провалов, и говорить не приходится. Можно, конечно, ерничать по поводу того, какие достижения имеют другие страны в этой весьма чувствительной для нас сфере (ну, типа того, что американцы будут запускать своих астронавтов с помощью батута), но неплохо быть и самим более критичными к тому, чего мы достигли.

Не буду анализировать другие сферы нашей жизни, но почему-то я просто убежден, что специалисты в них согласятся со мной, что во многих сферах застой и в них тоже нет того движения вперед, которое могло бы быть.

Пятое: в обществе нет заряженности на успех. Да-да, и это тоже свидетельство времени застоя. Массовый энтузиазм, если он и был в начале 2000-х, улетучился. Не стоит путать то, о чем написано, с периодами временной эйфории то ли от каких-то мощных геополитических акций (присоединение Крыма), то ли от, к примеру, спортивных (успехов сборной России на футбольном мундиале 2018 года). Более объективная информация, фиксирующая настроения в обществе, — это то, как люди отнеслись к решению о повышении пенсионного возраста, или, к примеру, результаты последних социологических опросов, свидетельствующие о растущем недоверии россиян к государственным СМИ.

Подведем черту: по всем названным признакам нынешнее время — время застоя. Допускаю, что перечень названных мною признаков застоя не является исчерпывающим. К примеру, вполне в качестве такого признака можно было бы назвать обострение внешнеполитических противоречий. Вспоминая «брежневский застой», это и ввод советских войск в Афганистан, и бойкот Московской Олимпиады 1980 года, и сбитый южнокорейский «Боинг» в 1983 году. Ну а о нынешних временах в этом плане и говорить нечего, все слишком наглядно.

Застой… И то, что власти сегодня вдруг так сильно захотелось рывка, только лишний раз доказывает справедливость именно такой характеристики нынешнего времени.

“Эпоха безвременья” в лирике М. Ю. Лермонтова

Дитя “эпохи безвременья”, представитель “потерянного поколения”, Лермонтов – поэт тоски и отчаяния. Живущий в период николаевской реакции, во время запретов, казней, ссылок, время крушения надежд и разочарований, “неведомый избранник” отвергал окружающий его мир: мир ненавистных ему “духовных холопов”, “жалких, струсивших, подобострастных”, и деспотичной власти, лишающей человека свободы, права мыслить, права иметь высокие гуманистические идеалы. Этот мир “рабов и господ” был глубоко отвратителен Лермонтову,

а потому поэт был обречен на отверженное одиночество.

Уже в шестнадцать лет Лермонтов задумывается о том, “как страшно жизни сей оковы… в одиночестве влачить”, уже осознает себя одиноким, “как царь воздушный”. Темой одиночества проникнуто почти каждое лермонтовское стихотворение, оно является главенствующей в его творчестве. Эпитет “одинокий”, конечно, наиболее употребим поэтом, наиболее часто встречается в его произведениях.

Читайте также:
Особенности характера Печорина, проявляющиеся в его взаимоотношениях с другими действующими лицами романа «Герой нашего времени» (Печорин и Максим Максимыч, Печорин и Грушницкий и т. д.).: сочинение

Все темы лермонтовской лирики, будь то темы поэзии или темы родины, так или иначе сопряжены с мотивами одиночества, отверженности, непонятности…

несколько типичных для Лермонтова мотивов, и один из них – одиночество в толпе. Поэт хотя и вел светскую жизнь, хотя имел знакомых в высшем обществе, однако чувствовал, что “не рожден для света”, “не умеет жить среди людей”, что не имеет ни времени, ни охоты “делить их шум, их мелкие заботы”. Лермонтов чувствовал себя страшно одиноким, чужим среди светских людей, “малодушных, презренных рабов власти”, и мир, и души которых – “приличьем стянутые маски”. В их обществе “и скучно, и грустно, и некому руку подать в минуту душевной невзгоды…”.

Глядя на будущность с боязнью, а “на прошлое с тоской”, поэт ищет “души родной”, хочет “хоть тень страстей, которые кипят в его груди, перелить в другую грудь”, но, чуждый окружающим его людям света, он остается один, “никому своей тоски поверить не желая”. Эта отторгнутость, отчужденность, своего рода духовное изгнание становятся устойчивым мотивом лермонтовской лирики, который воплощается, в частности, в аллегоричном стихотворении “Листок”: “…один и без цели по свету ношуся давно я, засох я без тени, увял я без сна и покоя…” Лермонтов осознает себя “гонимым миром странником”, и подобное изгнанничество становится не столько несчастьем, клеймом проклятия поэта, сколько знаком превосходства. Общество отвергает поэта, не принимая его духовный мир, его убеждения, но и сам поэт отвергает общество, без сожаления покидая его, даря ему “железный стих, облитый горечью и злостью”: “…изгнанным из страны родной гордись повсюду, как свободой”.

С мотивом изгнанничества связан и мотив бездомья, также характерный для Лермонтова: “Мой дом везде, где есть небесный свод”.

Нередко одиночество приобретает для поэта характер заточения, своеобразного духовного плена, из которого поэт не видит выхода. Так, например, аллегорично стихотворение “Узник”, лирический герой которого “одинок, нет ему отрады, стены голы кругом, тихо светит луч лампады умирающим огнем…”. Лермонтов повествует, конечно же, не столько о физической несвободе, заточении в темнице, а о состоянии духовной неволи, порождающем одиночество.

Свобода же, которую символизируют “вольные птицы, играющие в синем небе”, вызывает боль и стыд от невозможности ее достичь… Мотив заточения звучит и в поэме “Мцыри”, герой которой “мало жил и жил в плену, угрюм и одинок, он вырос в сумрачных стенах…”.

Итак, одиночество, воплощенное в поэме Лермонтова в различных формах, составляет суть духовного бытия поэта, основу его внутреннего мира, поэтому тема эта носит для него глобальный характер, приобретает в лермонтовских произведениях космические, вселенские масштабы, нередко реализуется с помощью излюбленного Лермонтовым образа Демона, гонимого, отверженного Богом ангела, который “остался, надменный один, как прежде, во вселенной без упованья, без любви…”. Для поэта образ одинокого властелина, изгнанного с небес, с которым Лермонтов и себя отождествляет в некоторой степени, является апофеозом одиночества: “царства дивного всесильный господин” “…давно в пустыне без приюта отверженный блуждал, ничтожной властвуя землей…”.

Своеобразной же квинтэссенцией тоски, боли, которые несут поэту одиночество, стало стихотворение “Выхожу один я на дорогу…”, о котором Добролюбов сказал: “Шедевр, написанный кровью”. В стихотворении этом звучит мотив усталости от горечи и разочарований, оттого, что “так больно и так трудно”. Поэт чувствует себя одиноким в пределах мироздания, вселенной.

Не сумев обрести “свободу и покой”, достичь гармонии в этом мире, он хотел бы “забыться и уснуть”, но “не холодным сном могилы”, а так, чтобы “в груди дремали жизни силы”. Поэт мечтает погружаться в вечно безоблачный мир, где нет ни боли, ни одиночества, но есть гармония и полнота бытия, желает слиться с природой, чтоб над ним, “вечно зеленея, темный дуб склонялся и шумел”. Это состояние сна, или, как говорил Лотман, “смерть, похожая на жизнь”, кажется Лермонтову единственным выходом из одиночества, другие же, любовь и дружба, для него невозможны: у Лермонтова не было друзей, и его единственное стихотворение, посвященное другу Александру Одоевскому, овеяно грустью и болью утраты, ибо написано оно на смерть Одоевского. Любовь у Лермонтова была либо неразделенная, либо утраченная, не приносящая ничего, кроме страданий и разочарований. Более того, поэт был убежден, что истинная, вечно живущая любовь невозможна в земной жизни, где люди лишь играли в это чувство, где оно становилось мелким и суетным.

Таким образом, любовь, лишь ожесточавшая Лермонтова, еще более усугубляла его одиночество, сопутствующее поэту всю его жизнь… именно поэтому лирический герой его стихотворений всегда одинокий, отторженный, разобщенный с миром, мятежный или смирившийся, ищущий покоя, гармонии, воли и убеждающийся в невозможности их обретения.

Поэтика русского романтизма в контексте поэмы Лермонтова «Мцыри»

Исследователи, как правило, не считают нужным отмечать художественное своеобразие лермонтовской поэмы, во многом построенной в резком противоречии с канонами романтической эстетики,- они категорически и однозначно утверждают: «Мцыри» — романтическая поэма. Подобной констатацией практически и завершается изучение поэмы; задача чрезвычайно облегчается описательным подходом: перечислить в доказательство тезиса хорошо известные черты традиционной романтической поэмы.

Особое место занимает работа Манна. В талантливой фундаментальной монографии «Поэтика русского романтизма» (в главе шестой), исследуя поэму «Мцыри», он не только последовательно стремится показать ее романтический характер (оттого и называется глава: «Завершение традиции», имеется в виду — романтической традиции), ко деликатно и настойчиво оспаривает точку зрения Д. Е. Максимова, установившего значительные отступления Лермонтова в «Мцыри» от канонов романтической поэмы. Спор рожден желанием сохранить романтическую поэтику в ее первозданной чистоте.

Читайте также:
Мое отношение к образу Печорина: сочинение

Д. Е. Максимов справедливо писал: Мцыри «лишен внешних признаков исключительности, ореола избранности». Ю. В. Манн утверждает другое: «…избранность и исключительность внешне подчеркнуты — если не деталями портрета, то динамикой поведения. Как это часто бывало в романтической поэме, решающий шаг — уход из монастыря — совершается Мцыри в бурю». Данное обстоятельство позволяет сделать важное заключение: «…только одна буря способна стать эквивалентом движений его души. Перед нами почти экстатическое братание человека с разгневанной стихией и в озарении молний щуплая фигура мальчика вырастает почти до исполинских размеров Голиафа».

Прежде всего, отмечу неточность в передаче слов Мцыри. Мальчик говорит, что он «обняться с бурей был бы рад» (курсив м.Шеистовая жажда свободы порождала неистовую (и в этом смысле типично романтическую) стилистику выражения своих чувств в момент принятого решения о побеге. А исследователь желание переводит в действие, которое якобы происходит в настоящее время: «Перед нами… братание человека с разгневанной стихией…» У Лермонтова «братания» — нет. Все описание побега выдержано в точном и деловом стиле.

Но ассоциации и уподобления позволяют сделать заключение: «Во всем этом скрыто тонкое движение ассоциаций. Игра идет на том, что Мцыри, «над бездной адскою блуждая» (говоря словами другого стихотворения), удерживается и не совершает рокового шага отпадения, однако повторяет то же движение вниз».
Обратимся к тексту поэмы, проверим подобные выводы и заключения. И увидим, что никакой «игры» у Лермонтова нет и Мцыри не блуждает «над бездной адской», потому что в поэме нет этой бездны (она из другого стихотворения — и это характерно для метода «ассоциаций»), и не собирается Мцыри делать «роковой шаг», и не повторяет он демонский путь «вниз». Все в поэме проще, поэтичнее и содержательнее.

Мцыри, идя по горам, предавался мечтам, «пока полдневный зной мои мечты не разогнал, И жаждой я томиться стал». С высоты увидел он «поток», горную речку, что протекала в долине. И стал он спускаться, «держась за гибкие кусты». Но высота его не пугала «И смерть казалась не страшна!». Благополучно Мцыри «с крутых высот спустился», «И жадно я припал к волне». И здесь не в «адской бездне», как видится исследователю, а в чудесной долине, утолив жажду, Мцыри услышал «грузинки голос молодой». Так у Лермонтова. Закономерно, потому что в поэме действует реальный мальчик, совершивший побег из монастыря-тюрьмы и пробирающийся через горы на родину, а не некий несовершеннолетний Демон. Д. Е. Максимов прав — ничего астрального в поэме нет.

При изучении каждого художественного произведения должно прежде всего выявлять и объяснять новое в его поэтике по сравнению с предшествующим творчеством. Особенно это важно для писателей, совершавших эволюцию. Для произведений Лермонтова подобное требование является обязательным. Выискивание же в новом эле-. ментов старой поэтики или мотивов, явлений, «похожих» на уже давно известное,- бесплодно. Поэт, совершающий эволюцию, создавая новое, естественно опирается на прошлый опыт, и собственный и других художников. На пустом месте произрасти ничего не может.

Работая над поэмой «Мцыри», Лермонтов, конечно, не мог не помнить о своем опыте написания в прошлом романтических поэм и создания образов романтических героев. И многое в поэтике юношеских романтических поэм он не мог не помнить. Следы этой «памяти» есть и в «Мцыри». Но, вспоминая о некоторых обязательных для романтического героя чертах, поэт, когда включал в «Мцыри», обязательные атрибуты романтического героя, то вводил их в иную эстетическую систему, подчиняя их новым художественным требованиям.

Так по-иному зазвучали традиционные темы Кавказа, и «бегства» героя, и жанр «исповеди», а «буря» использована для реалистической мотивировки побега (благоприятные обстоятельства). И еще один пример. «Бегство», «скитания» героя — обязательные мотивы в романтической поэме и романтических стихотворениях. Лермонтов использует также и этот мотив в «Мцыри». Но функция его принципиально изменилась. Укажу только на один мотив. Лермонтов, описывая «бегство» Мцыри, вводит мотивировку этого побега. В поэме на пути Мцыри вдруг возникают «препятствия» или, точнее, «испытание» — он встречает «молодую грузинку». Создается ситуация (важнейшая для романтических героем!) выбора: любовь или продолжение странствования. Лермонтов использует эту ситуацию с совершенно новых позиций. Что это значит? Он исключает любовный сюжет из поэмы (объяснение этого подробнее — дальше).

К сожалению, и те, кто не закрывает глаза на реальные отклонения «Мцыри» от структуры романтических поэм, в окончательных выводах (А. Н. Соколов, Д. Е. Максимов) верны традиционному взгляду. «Но существование отличительных особенностей романтизма «Мцыри»… не дает права исключить произведение из романтической литературы эпохи и вывести его за пределы лермонтовского романтизма»,- писал Д. Е. Максимов. А в другом месте. еще решительнее: «Какими бы специфическими свойствами ни отличался романтический метод «Мцыри», его романтическая природа не должна вызывать сомнения.. Несмотря на категоричность подобного суждения, все же романтическая природа поэмы «Мцыри», ее романтический склад вызывают сомнения. Присмотримся внимательно к тому, как сделана поэма, какие идеалы вдохновляли Лермонтова, чем объясняются многочисленные отступления от традиционной поэтики романтической поэмы (они, кстати, далеко не все отмечены; их значительно больше), в чем истинное эстетическое художественное своеобразие героя поэмы, его характера, его действий, его борьбы за свободу, его идеалы. Мало констатировать отличие Мцыри от романтических вообще, байроновских и пушкинских романтических героев в частности,- должно объяснить причину появления этих отступлений, выяснить их художественную и мировоззренческую оправданность и неизбежность у Лермонтова в 1839 году.

«Поэтика русского романтизма в контексте поэмы Лермонтова «Мцыри»»

Исследователи, как правило, не считают нужным отмечать художественное своеобразие лермонтовской поэмы, во многом построенной в резком противоречии с канонами романтической эстетики,- они категорически и однозначно утверждают: «Мцыри» – романтическая поэма. Подобной констатацией практически и завершается изучение поэмы; задача чрезвычайно облегчается описательным подходом: перечислить в доказательство тезиса хорошо известные черты традиционной романтической поэмы.

Читайте также:
Центральная проблема романа: сочинение

Особое место занимает работа Манна. В талантливой фундаментальной монографии «Поэтика русского романтизма» (в главе шестой), исследуя поэму «Мцыри», он не только последовательно стремится показать ее романтический характер (оттого и называется глава: «Завершение традиции», имеется в виду – романтической традиции), ко деликатно и настойчиво оспаривает точку зрения Д. Е. Максимова, установившего значительные отступления Лермонтова в «Мцыри» от канонов романтической поэмы. Спор рожден желанием сохранить романтическую поэтику в ее первозданной чистоте.

Д. Е. Максимов справедливо писал: Мцыри «лишен внешних признаков исключительности, ореола избранности». Ю. В. Манн утверждает другое: «…избранность и исключительность внешне подчеркнуты – если не деталями портрета, то динамикой поведения. Как это часто бывало в романтической поэме, решающий шаг – уход из монастыря – совершается Мцыри в бурю». Данное обстоятельство позволяет сделать важное заключение: «…только одна буря способна стать эквивалентом движений его души. Перед нами почти экстатическое братание человека с разгневанной стихией и в озарении молний щуплая фигура мальчика вырастает почти до исполинских размеров Голиафа».

Прежде всего, отмечу неточность в передаче слов Мцыри. Мальчик говорит, что он «обняться с бурей был бы рад» (курсив м.Шеистовая жажда свободы порождала неистовую (и в этом смысле типично романтическую) стилистику выражения своих чувств в момент принятого решения о побеге. А исследователь желание переводит в действие, которое якобы происходит в настоящее время: «Перед нами… братание человека с разгневанной стихией…» У Лермонтова «братания» – нет. Все описание побега выдержано в точном и деловом стиле.

Но ассоциации и уподобления позволяют сделать заключение: «Во всем этом скрыто тонкое движение ассоциаций. Игра идет на том, что Мцыри, «над бездной адскою блуждая» (говоря словами другого стихотворения), удерживается и не совершает рокового шага отпадения, однако повторяет то же движение вниз».

Обратимся к тексту поэмы, проверим подобные выводы и заключения. И увидим, что никакой «игры» у Лермонтова нет и Мцыри не блуждает «над бездной адской», потому что в поэме нет этой бездны (она из другого стихотворения – и это характерно для метода «ассоциаций»), и не собирается Мцыри делать «роковой шаг», и не повторяет он демонский путь «вниз». Все в поэме проще, поэтичнее и содержательнее.

Мцыри, идя по горам, предавался мечтам, «пока полдневный зной мои мечты не разогнал, И жаждой я томиться стал». С высоты увидел он «поток», горную речку, что протекала в долине. И стал он спускаться, «держась за гибкие кусты». Но высота его не пугала «И смерть казалась не страшна!». Благополучно Мцыри «с крутых высот спустился», «И жадно я припал к волне». И здесь не в «адской бездне», как видится исследователю, а в чудесной долине, утолив жажду, Мцыри услышал «грузинки голос молодой». Так у Лермонтова. Закономерно, потому что в поэме действует реальный мальчик, совершивший побег из монастыря-тюрьмы и пробирающийся через горы на родину, а не некий несовершеннолетний Демон. Д. Е. Максимов прав – ничего астрального в поэме нет.

При изучении каждого художественного произведения должно прежде всего выявлять и объяснять новое в его поэтике по сравнению с предшествующим творчеством. Особенно это важно для писателей, совершавших эволюцию. Для произведений Лермонтова подобное требование является обязательным. Выискивание же в новом эле-. ментов старой поэтики или мотивов, явлений, «похожих» на уже давно известное,- бесплодно. Поэт, совершающий эволюцию, создавая новое, естественно опирается на прошлый опыт, и собственный и других художников. На пустом месте произрасти ничего не может.

Работая над поэмой «Мцыри», Лермонтов, конечно, не мог не помнить о своем опыте написания в прошлом романтических поэм и создания образов романтических героев. И многое в поэтике юношеских романтических поэм он не мог не помнить. Следы этой «памяти» есть и в «Мцыри». Но, вспоминая о некоторых обязательных для романтического героя чертах, поэт, когда включал в «Мцыри», обязательные атрибуты романтического героя, то вводил их в иную эстетическую систему, подчиняя их новым художественным требованиям.

Так по-иному зазвучали традиционные темы Кавказа, и «бегства» героя, и жанр «исповеди», а «буря» использована для реалистической мотивировки побега (благоприятные обстоятельства). И еще один пример. «Бегство», «скитания» героя – обязательные мотивы в романтической поэме и романтических стихотворениях. Лермонтов использует также и этот мотив в «Мцыри». Но функция его принципиально изменилась. Укажу только на один мотив. Лермонтов, описывая «бегство» Мцыри, вводит мотивировку этого побега. В поэме на пути Мцыри вдруг возникают «препятствия» или, точнее, «испытание» – он встречает «молодую грузинку». Создается ситуация (важнейшая для романтических героем!) выбора: любовь или продолжение странствования. Лермонтов использует эту ситуацию с совершенно новых позиций. Что это значит? Он исключает любовный сюжет из поэмы (объяснение этого подробнее – дальше).

К сожалению, и те, кто не закрывает глаза на реальные отклонения «Мцыри» от структуры романтических поэм, в окончательных выводах (А. Н. Соколов, Д. Е. Максимов) верны традиционному взгляду. «Но существование отличительных особенностей романтизма «Мцыри»… не дает права исключить произведение из романтической литературы эпохи и вывести его за пределы лермонтовского романтизма»,- писал Д. Е. Максимов. А в другом месте. еще решительнее: «Какими бы специфическими свойствами ни отличался романтический метод «Мцыри», его романтическая природа не должна вызывать сомнения.. Несмотря на категоричность подобного суждения, все же романтическая природа поэмы «Мцыри», ее романтический склад вызывают сомнения. Присмотримся внимательно к тому, как сделана поэма, какие идеалы вдохновляли Лермонтова, чем объясняются многочисленные отступления от традиционной поэтики романтической поэмы (они, кстати, далеко не все отмечены; их значительно больше), в чем истинное эстетическое художественное своеобразие героя поэмы, его характера, его действий, его борьбы за свободу, его идеалы. Мало констатировать отличие Мцыри от романтических вообще, байроновских и пушкинских романтических героев в частности,- должно объяснить причину появления этих отступлений, выяснить их художественную и мировоззренческую оправданность и неизбежность у Лермонтова в 1839 году.

Читайте также:
Моё отношение к личности М. Лермонтова: сочинение

Черты романтизма в поэме М.Ю.Лермонтова «Мцыри» (ЕГЭ по литературе)

Романтизм представляет собой идейное направление в искусстве и литературе, основными идеями которого являются признание ценности духовно-творческой жизни каждого человека и его право на независимость и свободу. Очень часто в произведениях данного литературного течения изображаются герои, обладающие сильным, бунтарским нравом, сюжеты характеризуются ярким накалом страстей, природа изображается в одухотворенном ключе.

Поэма М. Ю. Лермонтова «Мцыри» включает в себя такие черты романтизма, как двоемирие, нетипичный герой в нетипичных обстоятельствах, возвышенные мотивы и поступки персонажа, трагическая обречённость судьбы героя, экзотический пейзаж Кавказа, вычурный стиль произведения, а также вершинная композиция, которая придаёт загадочность сюжету.

Произведение Лермонтова описывает историю пленённого мальчика, оставленного в монастыре. Сразу же можно отметить принцип романтического двоемирия, которое строится на сопоставлении идеальной и реальной жизни, мечты и действительности. Недостижимой мечтой является свобода, родной край в понимании героя, а гнетущей реальностью – монастырь:

Я знал одной лишь думы власть,

Одну — но пламенную страсть:

Она, как червь, во мне жила,

Изгрызла душу и сожгла.

Она мечты мои звала

От келий душных и молитв

В тот чудный мир тревог и битв

Сильная жажда свободы и подталкивает Мцыри к побегу.

Мцыри раскрывается как романтический герой-бунтарь, не понятый окружающим миром (в данной ситуации – монастырём). Его возвышенными мотивами является познание жизни своих предков, того края, «где люди, вольны как орлы».

Стоит отметить, что отчаянная смелость, глубокая патриотичность, свободолюбивый нрав, вера в мечту и безрассудство характеризуют юношу как нетипичного персонажа. Даже заблудившись в лесу и потеряв всякую надежду, герой не хочет принимать людской помощи : «Но, верь мне, помощи людской я не желал…». В таинственном экзотическом лесу, который сначала казался ему близким и родным, Мцыри ослабевает из-за усталости и голода. Его напористость и твёрдое движение к цели показывают духовную мужественность персонажа, а героизм его личности просматривается в битве с диким барсом (нетипичное обстоятельство). Полужевой юноша находит в себе силы, для того чтобы сразиться со зверем:

И я был страшен в этот миг;

Как барс пустынный, зол и дик,

Я пламенел, визжал, как он;

Как будто сам я был рожден

В семействе барсов и волков

Необходимо добавить, что фантастическая победа героя над диким животным порождает множество предположений о возможности такой схватки. Например, по мнению Э. Г. Бабаева, битва с барсом – это всего лишь сон Мцыри, так как олицетворяет внутреннюю борьбу героя. Однако умирает юноша не из–за полученных ран, а из–за жажды свободы, выраженной в поэме в образе пламени: «И он прожег свою тюрьму». Хотя Мцыри провёл всего три дня на воле, он успел познать жестокость природы и трудности человеческой жизни, перенасытился вольностью, предоставленной судьбой, не смотря на её короткий миг. О трагической развязке можно узнать уже из эпиграфа к поэме «Вкушая, вкусих мало мёда, и се аз умираю» (1-ая Книга Царств). Необходимо выделить, что обречённость участи главного героя – одно из принципов романтического произведения.

Вместе с тем в поэме автор выразительно рисует экзотический пейзаж природы:

Вдали я видел сквозь туман,

В снегах, горящих, как алмаз,

Седой незыблемый Кавказ

Горы для Лермонтова, как и для его соотечественников был символом вольности, свободы (вспомним другое стихотворение Лермонтова о Кавказе: «Быть может, за хребтом Кавказа Укроюсь от твоих царей, От их всевидящего глаза, От их всеслышащих ушей»). Именно к этой свободе и стремится главный герой. Справедливо заметить, что горы, наравне с морем, являются одним из самых характерных для романтизма пейзажей.

Помимо всего прочего, поэма наполнена огромным количеством средств выразительности речи. Так, эпитеты («пылающую грудь», «сумрачные стены», «огненная страсть», «туманной вышине», «гордый глас») передают состояние души героя и красоту окружающей его среды. Сравнения («Как серна, гор пуглив и дик», «слаб и гибок как тростник») подчёркивают духовное состояние Мцыри. Прибегая к помощи метафор, автор передает переживания Мцыри, жажду свободы (смерть их навеки заживит, бой закипел). С помощью анафоры происходит нагнетание ритма. Часто используются риторические вопросы, обращения и восклицания.

Также нельзя не выделить вершинную форму инверсивной композиции, которая придаёт сюжету произведения загадочность и насыщенность. Повествование сосредоточено на одном, важнейшем эпизоде из жизни Мцыри в виде лирической исповеди героя (инверсивная композиция). Форма исповеди является классическим приемом для романтических произведений. Внимания заслуживает и эпизод борьбы с барсом, который критики выделяют как ключевой в поэме, так как он раскрывает храбрый и мужественный характер героя.

Таких образом, поэма М. Ю. Лермонтова «Мцыри» обладает основными чертами романтизма. Однако в произведении можно заметить и принципы реализма : например, поэт точно определяет хронотоп поэмы. Так, действие происходит в монастыре, который расположен близ Мцхэте, на месте слияния двух рек: Арагвы и Куры:

И нынче видит пешеход

Столбы обрушенных ворот,

И башни, и церковный свод.

Именно это и придаёт романтической поэме черты реализма.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: