СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ А. С. ПУШКИНА И М. Ю. ЛЕРМОНТОВА “ПРОРОК”: сочинение

Сравнительный анализ А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова «Пророк»

Сравнительный анализ стихотворений стихотворения «Пророк», которое встречается в творчестве Александра Сергеевича Пушкина и Михаила Юрьевича Лермонтова, помогает наглядно увидеть их общие качества, а так же отличия. Команда Литеровед.ру подготовила весь необходимый материал, при помощи которого изучение данного материала станет намного проще и эффективнее.

Лирика обоих поэтов охватывает достаточно широкую проблематику. В их творчестве встречаются различные произведения, в которых поднимаются важные темы и проблемы. Например, проблема, касающаяся поэта и поэзии, не могла обойти стороной творчество обоих авторов.

Если рассмотреть стихотворения обоих авторов с одноименным названием «Пророк», то в нем мы видим очень точное определение поэту: оба творца считают его порицателем, который сеет истину.

  1. Жанр, размер
  2. Образы и символы
  3. «Пророк» Александр Сергеевич Пушкин:
  4. «Пророк» Михаил Юрьевич Лермонтов:
  5. Темы и проблемы
  6. Основная мысль
  7. Средства художественной выразительности

Жанр, размер

Стихотворение «Пророк», которое принадлежит перу Александра Сергеевича Пушкина, было написано в 1826 году. Это лирическое стихотворение, поскольку центральным образом является лирический герой, его внутренний мир и его чувства.

Автор написал его четырехстопным ямбом, как собственно и Михаил Юрьевич Лермонтов.

Александр Сергеевич использует линейную композицию, но в то же время можно заметить яркие особенности и кольцевой композиции.

С самого начала стихотворения лирический герой видит «шестикрылого Серафима», который поведал ему правду, которая была неведома. В заключительной части произведения герой опять встречается с Богом, который говорит ему свою волю.

Что же касается «Пророка» Михаила Юрьевича, то у него всеведущего пророка изгоняют из общества. Хотя в его произведении и отсутствует явная встреча героя с Богом, но в тексте присутствует отсылка к божественной воле. Именно благодаря ей герой и становится гением.

Михаил Юрьевич пишет свое стихотворение в 1841 году. По жанру его стихотворение так же относится к лирике. Но его произведение больше напоминает исповедь. Его лирический герой так же искренне переживает, а его чувства передаются читателю. Его внутренний мир становится понятнее именно из-за его исповеди, которая представлена в виде монолога.

Что же касается композиции, то «Пророк» Михаила Юрьевича представляется следующим образом: изначально показывается то, как герой находился в уединении в пустыне, далее находился в одиночестве, а после вернулся обратно в город, обратно к обществу. Автор специально расставляет необходимые акценты, благодаря которым читателю легче увидеть конкретные проблемы, которые поднимаются в каждой из частей жизни героя.

Образы и символы

«Пророк» Александр Сергеевич Пушкин:

Пророк очень устал в духовном плане, ему очень нужно какое-либо сильное потрясение, чтобы к нему пришло вдохновение. На помощь ему приходит шестикрылый Серафим, который открывает его глаза и уши. Благодаря этому он начинает смотреть на мир по-другому, мысля совершенно иначе. Теперь целью лирического героя является «глаголом жечь сердца людей».

В лице пророка представлен лирический герой, от имени которого и происходит повествование. Присутствует и образ толпы, но представляется он весьма размыто. Читатель больше чувствует её присутствие, чем видит ясно. Гений старается зажечь их сердца. Он не уверен в том, что народ сможет понять его. Ведь он сам является грешником, который выйдя из толпы, совершенно не осознавал истину. И лишь став богаче духовно, ему удается познать её.

«Пророк» Михаил Юрьевич Лермонтов:

Гений, которого описывает Михаил Юрьевич. Отличается от Пушкинского. Здесь он показан как покинутый и непризнанный человек. Пророк так же выступает в роли лирического героя, которого не понимает и не принимает общество. Люди относятся к нему с презрением, а понимает его лишь пустыня, звезды и животные.

Но данное обстоятельство совершенно не огорчает пророка, его полностью устраивает нынешнее положение дел. Именно в пустыне он обретает долгожданную гармонию и тишину.

Используя исповедь, автору легче удается раскрыть внутренний мир лирического героя, а так же передать его чувства и переживания.

Образ города показан как сборище невежд, которые совершенно не желают понимать и принимать истину. Толпа с жестокостью относится к пророку, избивая его камнями.

Темы и проблемы

Проблемы, поднятые в анализируемых стихотворениях, очень похожи. В центре стихотворения находится пророк, у которого есть миссия просветить общественность. Он говорит с людьми на языке поэзии.

Одной из проблем стихотворений – это поэт и поэзия. В обоих произведениях авторы показывают пророка, как избранного Богом. У каждого из них есть миссия, которую на него возложили на небесах.

Александр Сергеевич и Михаил Юрьевич видят основную цель поэта в том, чтобы просветить общество и открыть им главную истину. Что касается судьбы Пушкинского пророка, то она остается неизвестной. Лермонтовского же пророка ждет печальная участь – он так и остается непонятым, его унижают и в итоге изгоняют из общества.

Пушкин не затрагивает проблему поэта и поэзии настолько явно, как это делает Михаил Юрьевич. Александр Сергеевич больше хочет показать то, как прозревает сам лирический герой. В то время, как Михаил Юрьевич больше уделяет времени реакции народа на то, как гений пытается просветить их.

Здесь наглядно прослеживается проблема взаимодействия поэта с толпой. Поэт пытается донести до народа учения, а уже толпа стоит перед выбором – принять ли им эти знания, или же продолжать оставаться невеждами. Толпа не хочет просвещаться, поэтому осмеивает и презирает Лермонтовского пророка.

Пророк Пушкина готов к просвещению толпы, но как на это реагирует общество остается неизвестным.

Читайте также:
Печорин как тип лишнего человека: сочинение

Оба поэта показывают общество, как толпу порочных и невежественных людей.

Основная мысль

В обоих произведениях образ пророка является собирательным. Он представляет собой поэта как такового. В обоих стихотворениях пророк несет знания, которыми хочет поделиться с народом. Но в одном из стихотворений народ не хочет просвещаться, поэтому просто изгоняет гения.

Основной мыслью у Александра Сергеевича является то, что поэт в первую очередь должен быть зрячим и уметь слышать. Будучи грешником, пророк становится гением, после того, как познает истину. Теперь его цель – зажечь сердца людей. Главным является понимание основной цели искусства. В данном произведении Александр Сергеевич утверждает ценности, которые являются главными для него и всех остальных творцов.

Основной мыслью стихотворения «Пророк», написанным Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, является одиночество творца в толпе, которая не желает просвещаться. Пророк несет свою истину и хочет поведать её народу, но сталкивается с непониманием и непринятием. Люди не желают знать истины, поэтому изгоняют гения. Автор показывает, что с подобным уделом может столкнуться каждый творец, который пытается донести свои знания до толпы.

Эти качества и являются сходствами и различиями двух произведений. Один из поэтов продолжает верить в то, что его миссия обречена на успех, а второй уже полностью потерял свою веру.

Средства художественной выразительности

Оба стихотворения содержат большое количество всевозможных троп.

Здесь встречаются и эпитеты, метафоры, олицетворения, сравнения. Используется инверсия, антитеза и анафора. Совокупность данных средств выразительности добавляют произведениям красочности и яркости, а так же помогают лучше передать основную мысль и раскрыть внутренний мир лирических героев.

“Пророк” – сравнительный анализ стихотворений А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова

История написания стихов

А. С. Пушкин написал своего «Пророка» в 1826 году. Стихотворение было посвящено восстанию и казни декабристов. Поэт хорошо знал казнённых, дружил с ними и считал их благороднейшими людьми своего времени. Свой протест случившемуся он выразил в строках этого стихотворения. В это время его более всего заботил духовный аспект человеческой жизни.

Произведение Лермонтова преисполнено душевной боли и горьких переживаний. Его стихотворение служит как бы продолжением пушкинского. Между произведениями отслеживается духовная преемственность.

Своё стихотворение Лермонтов создал накануне гибели. Он как будто предсказывал собственную трагическую судьбу и непростой жизненный путь. За серию стихов («На смерть поэта», «Родина» и др.) Лермонтов попал в опалу и был сослан на передовые линии Кавказской войны. Официальным предлогом для ссылки была дуэль с сыном французского посла. Однако его стихи становились всё более прямыми и открыто выражали взгляды поэта.

Подавленность и обречённость, пронизывающие стихотворения Лермонтова – это не только его реакция на опалу и ссылку. Такие настроения царили тогда среди просвещённого российского общества. В целом авторов обоих произведений постигла одна и та же участь – непонимание окружающих и ранний уход из жизни.

Содержание произведений

В произведениях Пушкина и Лермонтова главные герои наделены даром провидения. Прототипом пушкинского персонажа стал библейский пророк Исайя, лермонтовского – Иеремия:

  1. Герою Пушкина открывается высшая истина, которую он должен донести до людей. Поэт описывает создание пророка. Всевышний посылает серафима наделить героя необходимыми качествами. Стихотворение отражает веру автора в высшую справедливость и человеческую душу.
  2. Герой Лермонтова, напротив, страдает от того, что люди не верят в истину, которую он пытается донести. Его окружает всеобщее презрение. Внешность персонажа вполне человеческая – он бледный и худой, одет в отрепья. Пророк бредёт по городу и слышит оскорбления в свой адрес. Он лишён надежды и не верит в будущее.

Главная идея

Основная идея, которая прослеживается в стихотворениях обоих авторов – это противостояние поэта и общества. Однако пушкинский персонаж представлен как превосходящий человеческие пороки. Истина открывается ему в служении людям и донесении до них истины и воли Творца. Из «мрачной пустыни» пушкинский герой стремится к людям. По мнению автора, за полученный дар пророк обязан послужить людям и пожертвовать ради них своей жизнью. Его цель – нести свет и добро. Это главное, чем различаются образы поэта-пророка и писателя.

Лермонтовский пророк – абсолютная противоположность герою Пушкина. Поэт выражает свои взгляды, но не находит понимания среди окружающих его людей. В отчаянии он уходит от общества в пустыню. Стихотворение наполнено отчаянием и безысходностью. Поэт ощущает своё бессилие донести до людей истину. За свои старания он подвергается унижению и гонениям.

Основная идея у этих стихотворений одна. Оба они написаны как некие метафоры. Но авторы по-разному видят пророческую роль поэта в обществе и описывают разные стороны этого пути:

  1. В стихах Пушкина описывается процесс преображения поэта в пророка и даётся направление следования.
  2. Стихи Лермонтова больше внимания уделяют тому, насколько труден и наполнен страданиями этот путь.

Темы и проблемы

Оба стихотворения затрагивают схожие проблемы. Основные темы, раскрытые авторами:

  1. Предназначение поэта и поэзии – быть избранными Богом пророками. Их главное предназначение – донести до человечества истину.
  2. Проблема отношения поэта и толпы – у Пушкина она не раскрыта, но Лермонтов наглядно показывает её. Пророк у него не понят окружающими, унижен и изгнан из общества.

В обоих случаях поэты представляют народные массы тёмными, невежественными и порочными.

Особенности жанра и техники

Оба великих произведения русских поэтов созданы в едином жанре – лирической исповеди. Пушкин делает своего персонажа величественным и значительным. Для этого он пользуется старославянизмами и другими приёмами для усиления торжественности описания. Всё стихотворение составлено в стиле, близком к классической оде, написано в возвышенном духе.

В этом заключался намёк Пушкина на то, что поэзия в целом и оды в частности не должны служить только власть имущим. Ранее оды посвящали монаршим особам и писали по особо торжественным случаям: ко дню рождения, коронации и пр. В своём творении Пушкин бросает вызов мастерам старой школы – Ломоносову, Державину, Карамзину.

Судьба главного героя описывается последовательно. Этот приём носит название линейной композиции. Однако здесь отчётливо прослеживается и кольцевая композиция, при которой описание некоторых событий повторяется:

  1. В самом начале бредущему по пустыне герою является высшая сила в образе шестикрылого серафима. Она открывает ему неведомую доселе истину и преображает его духовно и физически.
  2. В конце сочинения пророк вновь сталкивается с высшей силой – Бог направляет его и диктует дальнейшие поступки.

Стихотворный размер рифмы, которым написаны оба «Пророка» — четырёхстопный ямб.

Сравнение лирических героев Пушкина и Лермонтова показывает, что второй персонаж выглядит более «земным» и реальным. Лексика стихотворения более современная. Оно написано в стиле неоромантизма. Каждая строка пронизана глубокой душевной печалью и тяжестью возложенного на себя бремени. Жанр произведения – лирический. Однако в нём присутствует не столько описание событий, сколько исповедь героя. Читателю открываются его переживания и внутренний мир.

Читайте также:
Бородино М. Ю. Лермонтова (Сочинение-раздумье): сочинение

Лермонтов также объединяет в своём творении линейную и кольцевую композиции. Благодаря первой, смысл стиха легко воспринимается, вторая добавляет ему глубины и красок. Герой Лермонтова не встречается с высшей силой напрямую. Однако его пророческий дар – ссылка на Божью волю.

Композиция лермонтовского стиха включает:

  1. Жизнь героя до уединения с попытками донести до людей истину.
  2. Изгнание и жизнь в пустыне.
  3. Возвращение в город.

Таким образом, поэт даёт возможность читателю ощутить остроту каждой из раскрытых проблем – гениальность поэта как Божий дар, его отрешённость от мира и отношения с толпой.

Средства художественной выразительности

Эти средства применяются авторами обоих произведений. Наиболее значимыми являются следующие:

  1. Эпитеты – они придают речи экспрессивности и выразительности (пример: мудрые, пылающий, чистые, грешный, лукавый).
  2. Метафора – более обобщённый приём, перенос значения по похожему признаку.
  3. Олицетворение – придание признаков живого существа («звёзды слушают» и пр.).
  4. Сравнение.
  5. Гипербола – используется, чтобы подчеркнуть мысль о богоизбранности пророка, его исключительную роль.
  6. Антитеза – поэты противопоставляют любовь злобе, жизнь — смерти и пр. Это усиливает яркость образов главного героя и среды, в которой он существует.

Персонаж Пушкина одолеваем духовной жаждой. Он нуждается в сильном потрясении, чтобы возродиться морально. Таким потрясением для него становится встреча с серафимом. Теперь герой совсем по-другому видит окружающий его мир, почему его сознание коренным образом меняется. Если раньше его язык был «празднословным и лукавым», теперь его основная задача – жечь людские сердца словами (глаголом).

Образ толпы у Пушкина практически не прорисован. О её существовании можно догадаться только по тому, что пророк будет затрагивать людские сердца. Неизвестно, как будут восприняты слова поэта людьми, не знающими истины.

Пророк Пушкина отличается от пророка Лермонтова. Последний уже познал отношение и неприязнь толпы. Невежественные люди оттолкнули его и подвергли насмешкам. Единственные, кто его понимают – это звери в пустыне и высокие звёзды. Но герой не испытывает тоски, он наслаждается тишиной и гармонией пустыни.

Город в стихотворении Лермонтова описывается как средоточие невежественности. Живущие в нём не желают принимать истину и знания. Толпа забрасывает камнями пророка.

Сравнительный анализ

Сопоставительное сравнение «Пророка» Пушкина и Лермонтова — таблица:

сравнительный признак характеристика у Пушкина характеристика у Лермонтова
жанр лирическое повествование лирическая исповедь
поднятые вопросы долг поэта перед обществом и его место в мире отношения поэта и толпы
литературные приёмы гиперболы, сравнения, метафоры, эпитеты сравнения, метафоры, эпитеты, антитезы
главная идея долг поэта-пророка донести истину до людей непринятие пророка толпой
стиль написания классицизм, можно сопоставить с одой у мастеров старой поэтической школы неоромантизм
основное сходство поднята проблематика роли поэта в обществе, написано в лирической тональности четырёхстопным ямбом, используется линейная и циклическая композиция
различия повествует о начале пути пророка раскрывает дальнейшую судьбу пророка и его отношения с людьми

Стихотворение Пушкина является логическим началом темы отношений поэта и общества. Здесь описано самое начало истории – поиск героем знаний и истины, явление ему божьего посланника, духовное и физическое преображение. В аллегорической форме здесь отражена способность поэта видеть и чувствовать то, что недоступно остальным людям.

«Пророк» Лермонтова логически продолжает тему. Здесь как будто показано, какое будущее ждёт того, кто стал исполнителем Божьей воли и прорицателем истины. Лермонтов в своём стихотворении описывает не только себя. Он ссылается на библейский стих – пророк Иеремия также подвергался гонениям от своих современников.

Здесь просматривается намёк и на другого гениального пророка – Пушкина и его судьбу. Ему тоже приходилось неоднократно становиться добровольным узником, скрывшись в своём родовом имении.

Персонаж Лермонтова может быть счастливым только в уединении, ведя диалог со звёздами и животными. В этом отражается вся трудность пути пророков. Для обычных людей они становятся изгоями. Ведь большинство людей верит лишь тому, чему хочет верить.

Читайте также:
Поэма М. Ю. Лермонтова Мцыри как романтическое произведение: сочинение

Оба произведения написаны в лирическом жанре и основаны на библейских темах. Они подчёркивают общность судьбы тех древних пророков и поэтов в современном им обществе.

Сравнительный анализ стихотворений Пророк Пушкина и Лермонтова

Произведения «Пророк», написанные Пушкиным и Лермонтовым являются ключевыми в творчестве писателей. Каждый из них трудно переживал то, что современники не понимали их творчество, обоим пришлось рано закончить земной путь.

Пророки в обоих произведениях обладают даром видеть будущее. За основу и прототип в повествовании берутся библейские пророки, но разные Пушкин использует за основу образ Исаии, а Лермонтов – Иеремии.

Пушкин из ужасного образа превращает персонажа во всевидящего, он способен видеть великую высшую истину, для того, чтобы возвещать ее другим людям и открывать миру. Также автор описывает процесс того, как Создатель постепенно творил собственного пророка, поэтому наделяет его рядом привлекательных качеств. Пророк искренне верит в справедливость общества в целом и отдельно человеческую личность, способную развиваться.

В «Пророке» Лермонтова все совершенно иначе, он не верит в человечество в целом, помимо этого он страдает от жестокости и неверия окружающих людей, не способных разделить его веру. Над ним постоянно насмехаются, постоянно бросая презрительные взгляды в его сторону. Поэтому он наделяет пророка обычными человеческими чертами, ему трудно бороться с собственными пороками, при этом ему нужно нести порученную ему весть дальше. Он не верит в будущее и лишен всякой надежды на улучшение ситуации в целом.

Главной идейной разницей произведений является то, что «Пророк» Пушкина наделен положительным аспектом, он с радостью стремиться к людям, считает, что порученная ему весть должна распространится по всей земле. Так как пророк Лермонтова погряз в грусти и непримиримости, он с горестью идет к людям, которые не разделяют его верования, ему трудно общаться с окружающим миром, поэтому частично замыкается в себе. Все произведение насквозь пронизано болью и страданием.

Несмотря на то, что оба произведения написаны в лиричной форме, они в корне различаются в настроениях. Пушкин показывает то, что возможность пророчествовать – это настоящий дар, а у Лермонтова – неподъемная ноша, которую он не может нести по жизни дальше, окружающие люди не понимают его и не готовы принять его весть.

Сравнение стихотворения Пророк Пушкина и Лермонтова

Два таких разных человека, но оба являются мировыми личностями — это Александр Сергеевич Пушкин и Михаил Юрьевич Лермонтов, которые подарили множество бессмертных произведений. Эти произведения изучаются в школах, читают их и за рубежом и не перестают восхищаться стилем написания, мышлением, бесстрашными мыслями и идеями для того времени.

Сравнивая два стихотворения под названием «Пророк» нужно начинать ещё с момента истории написания. Первый «Пророк» написал Пушкин после всеми известного декбристского бунта, а далее коронации Николая Первого в 1826 году. В этом стихе автор жалеет, что так несправедливо поступили с декабристами. Они были честными людьми, которые отстаивали свою точку зрения. Поэт также хорошо знал некоторых казнённых и можно уверять, что он с горечью принимал их смерть и был подавлен горем от смерти друзей, что и с подвигло на написание стиха. Тут же автор обращается к духовной жизни, которая теперь волнует его больше всего. Его пророк Исайе видел те ужасные события, но всё равно вера в человека в его лучшую сторону не покидала.

«Пророк» Лермонтова был написан уже после пушкинского. Михаил Юрьевич слолвно продолжает стихотворение Пушкина с момента окончания. В каждом произведении есть свой персонаж из библии и они обладают даром видеть будущее. У Лермонтова духовная жизнь — это боль изо дня в день, потому что никто не верит. Пророк Иеремии больше не верит в светлое будущее после стольких на смешок и оскорблений.

Стихотворения написаны в жанре лирической исповеди и можно заметить, что стих Лермонтова это продолжение стиха Пушкина. Иеремии как бы является преемником Исаей. Они ведут тяжкую борьбу с неверующим и циничным обществом.

Исайе хочет служить людям несмотря ни на что. Он уверен, что дар про виденья дан не случайно. Иеремии наоборот хочет поскорее уйти от циничных и безжалостных людей, чтобы больше никогда не встречаться с тем неверием и высокомерием.

Таким образом, «Пророк» Пушкина и Лермонтова это своего рода две части одной истории, но с разными библейскими персонажами. Пушкинский персонаж после всех событий не разочаровался в людях и хотел помогать несмотря ни на что, но его приемник совершенно противоположен ему. Видимо, лермонтовский персонаж разочаровался в людях по той причине, что за огромное количество времени люди не поменялись и скорее всего не поменяются никогда. Хотя разве это не библейский долг верить в людей?

Анализ-сочинение 3

Лермонтов восхищался Пушкиным и в чем-то подражал ему, хотел иметь с ним приятное знакомство. Также Лермонтов мог считать себя продолжателем традиции и хотел развить некоторые мысли Пушкина.

Таким образом, сомнений в том чтобы Михаил Юрьевич не знал о пушкинском пророке, быть не может. Является ли мысль, высказанная у Лермонтова, продолжением пушкинской – в этом вопрос. Конечно, довольно красиво было бы увидеть какой-то диалог поэтов или нечто подобное, но не следует, и отвергать возможности просто совпадения названий.

Читайте также:
Музыка сердца в произведениях М. Ю. Лермонтова: сочинение

Начнем в хронологическом порядке. Пушкин, по сути, описывает обряд инициации и посвящения человека в область высших знаний. Некоторые исследователи говорят о принадлежности поэта к масонству, другие указывают на тайные знания, которые будто передала Арина Родионовна, помимо этого Пушкин просто был знатоком культуры.

Благодаря этому он довольно точно описывает схематический обряд посвящения, который корнями уходит в самые глубокие традиции, такие как шаманство, где посвящаемый как бы отдает собственное тело духам, и они меняют его части на более новые и ценные. В итоге человек рождается заново в новом более высоком качестве.

В завершение стиха мы видим призыв жечь сердца людей глаголом. Он разносится в пустоте пустыни, эхом.

Эхом, которое далее обрушивает лавину восстания декабристов и, тем не менее, взывает к чему-то новому и истинному.

Эхо утихает и рождает снова пустоту и разочарование. Откликается Лермонтов, который пишет о пророке, который как бы уже вышел в люди, чтобы «жечь сердца людей», но вот только в глаза людей читал «страницы злобы и порока».

Итогом такого чтения становится обратный уход в пустыню. Пророк побиваемый камнями возвращается в отшельничество, где обнаруживает более высокий смысл чем пребывание в обществе, которое довольно цинично и безразлично реагирует на него. Когда пророк обливает порок, то он побиваем камнями, когда спешно проходит по городу, то просто подвергается насмешкам, с помощью которых люди хотят себя превознести над ним и выглядеть лучше.

Характерной деталью в стихотворении Лермонтова являются именно старцы (даже не старики, а старцы) которые говорят про пророка как про глупца, который не ужился с людьми, бледен и худ. Старец в обществе – не только символ преклонных лет, но и эталон мудрости, он хранитель нравственности общества, кладезь традиционных ценностей, образец для подражания, духовная основа. Лермонтов представляет старцев такого общества, откуда сбегает пророк, они учат насмехаться над посланниками господа и сами порождают насмешки.

Сочинение на тему ««Пророк» А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова»

Сравнивать и оценивать литературные произведения очень неблагодарное дело, не нам дано судить о великом, и где те весы, на которых можно взвесить талант, определить его первенство, главенство, старшинство. В данной работе делается попытка не эстетической оценки двух стихотворений великих поэтов, а их разного видения мира.

Казалось бы, задана одна тема: «Пророк», а как по-разному она решена у Александра Сергеевича Пушкина и Михаила Юрьевича Лермонтова! В стихотворении А. С. Пушкина пророк — посланец Бога. Всевышний открыл глаза и уши поэту, сделав его «наместником» Бога на земле. Благодаря дарованному таланту, с него и много спрашивается. В стихотворении явно прослеживается что поэт, наделенный талантом, не может молчать, он должен жить во имя людей, принося им пользу, ибо он «посредник» между Богом и людьми. Он платит своей жизнью за искру таланта.

И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Глаголом жги сердца людей».

Пушкин ничуть не преувеличивает своей роли на земле, в обществе людей. Он рано понял эту высокую миссию и гордо выполнял долг, неся людям слова добра и правды.

Стихотворение Михаила Юрьевича Лермонтова полно скорби и отчаяния. Кажется, слезы душат поэта, когда он окидывает взором окружающие его просторы. Не красоту и гармонию видит он, а горе и несправедливость.

С тех пор, как вечный судия

Мне дал всеведенъе пророка,

В очах людей читаю я

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Страницы злобы и порока.

Поэт видит тщетность попытки образумить, научить людей чему-то прекрасному, справедливому, гуманному. Они воинственны, их гнев направлен против того, кто жаждет им помочь, готов положить на это свою жизнь.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

В стихотворении «Пророк» А. С. Пушкина дана картина сурового и страшного перерождения человека во всевидящего и всезнающего пророка, он терпит муки, но зато ему открывается высшая истина, которую он понесет людям. У Лермонтова — полнейший разлад с теми, кому он дарит свет правды. Его пророк — трагическая фигура, он терпит муки и одиночество ради тех, кто не желает и слышать его. Толпа воинственна, ей не нужен «герой», открывающий правду, она предпочитает жить в «невежестве», отдавая преимущество спокойствию, а не горению. Ее сытость сродни свиному хлеву. Окружающие отвергают саму возможность слушать поэта-пророка, боятся истины, освобождения от любых пут, будь то невежество, рабство или ложь. Старцы пугают им своих внуков:

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами:

Глупец, хотел уверить нас.

Что Бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:

Читайте также:
Герои нашего времени социально-психологический роман: сочинение

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!»

Эти два стихотворения — пример тому, как гениально отражается время в творениях художников и насколько различны могут быть пути решения одних и тех же вопросов в творчестве больших поэтов, разделенных важным историческим рубежом: восстанием декабристов, положившим начало смелому, пусть и безрассудному, решению главной русской проблемы — уничтожению абсолютизма в России. Это два взгляда на назначение поэта и поэзии в разные периоды истории России.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://ilib.ru/

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Сочинение: Повесть Княжна Мери Какая из повестей больше всего мне понравилась и почему

Повесть “Княжна Мери” (Какая из повестей больше всего мне понравилась и почему?)

Автор: Лермонтов М.Ю.

Самая объемная повесть большого сложного во всех смыслах романа Михаила Юрьевича Лермонтова “Герой нашего времени” – “Княжна Мери”. Самая объемная и по умещающемуся в ней смысле, и физически, и по значению для всего романа. Она очень сложная, ровно как и характер главного героя, который окончательно раскрывается в этой повести. “Княжна Мери”, на мой взгляд, самая интересная часть “Героя нашего времени”, но, хочу отметить, интересная точно так же, как и “Тамань” – самая туманная, а “Бэла” – самая странная. Здесь описаны самые тонкие и сложные моменты характера Печорина, и описаны от первого лица (с помощью формы дневника, основная часть которого также содержится именно в этой повести), то есть мы видим происходящее не со стороны, не с точки зрения кого-либо постороннего, а самого Печорина, того, кто переживает и ощущает происходящее. Но как сложен этот процесс! Как интересно понимать и осознавать его!

В этой повести – и непростые взаимоотношения Печорина с обществом, и его жестокость в отношениях с молодой девушкой, Мери, и раскрытие его способности чувствовать и любить по-настоящему, и странная двойственность его души. Здесь нет обвинений и нет оправданий. Здесь – раскрытие души.

Интересно параллельное развитие отношений Печорина с Верой и Мери. Как жестоко он обращается с юной девушкой! Все его действия – каждый, хорошо продуманный, жест, каждое слово – направлены только на то, чтобы повелевать ее чувствами, чтобы получить власть, и от этого – удовлетворение: “А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она, как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!”. В этом видится какая-то нечеловеческая жестокость, полное бесчувствие по отношению к ближним, которые страдают, истая мертвость души и чувств. Но Печорин не так бесстрастен, как представляет себя, и настоящая влюбленность в Мери… нет, не пугает его, но вызывает досаду; ведь, по его мнению, счастье для него – только “насыщенная гордость”. Но нельзя сказать, что он слишком высокого мнения о себе, нет, совсем нет! Он знает, что опустился очень низко в своей погоне за страданиями других людей, он похож на вампира и осознает это. Однако стремиться к высшему – не для него. Ему кажется, что свое предназначение в жизни он уже давно не угадал и упустил, и теперь – бесполезный кладезь душевных сил. Бесполезный? Нет, не совсем. И здесь Печорин вновь осознает, что он – некое слепое оружие судьбы, карающий “топор”, орудие казни. Однако, по моему мнению, в этом Печорин слегка ошибается. Разве есть за что казнить “честных контрабандистов”, несчастную Мери, Бэлу? Даже жизнь Веры он разрушил, заставляя ее страдать. И сложно назвать это слепое орудие топором – о нет… Скорее, это удавка, душная, неизбежная, ядовитая, как змея. Да, иногда люди после такого жесткого испытания прозревали, – как Мери – научилась чувствовать, как в ней проступила душа, а не капризный облик светской барышни. Но иным это стоило жизни, как Бэле.

И в отношениях с Мери Печорин опять видит свою горькую роль орудия казни. Играя ею, как марионеткой, играя умело, я бы сказала даже, мастерски, он не замечает того, что его действия все же слишком грубы, слишком слепы – ведь он ни разу не задумывался о том, к чему приведет эта игра! Но пройдет немного времени – и мы видим Печорина совсем другим – когда он встречается с Верой, чье даже имя символично. Само ее появление в повести очень неожиданно, интересно. Совсем внезапно перед нами раскрывается способность Печорина любить и чувствовать. Вера – женщина, уже покорившаяся характеру Печорина, понявшая его, принявшая его таким, какой он есть и увидевшая в нем нечто прекрасное для себя. С ней Печорин откровенен и честен, он не способен ее обмануть. С ней он совершенно другой! Хотя даже тут проявляет себя его натура “холодного мыслителя” – Печорин использует интригу с Мери, чтобы подстегнуть чувства Веры: “Авось ревность сделает то, чего не могли мои просьбы”. Иногда эта легкомысленность, это равнодушное постоянное “авось” кажется странным, но Печорин не замечает этого. И, таким образом, даже Вера не избежала его увлечения игрою с человеческими чувствами… Но здесь же мы видим, что эта игра – наскучила Печорину. Он слишком хорошо знает людей, чтобы открыть для себя что-то новое, встретить неожиданный поступок; словом, азарт от этой игры, слишком простой для него, еще остался, но в основном этот азарт для него – как привычка: “Я все это уж знаю наизусть – вот что скучно!”. Только эта скука мешает Печорину получать от своей игры то, что он называет “весело”, в полной мере.

Читайте также:
Демон: сочинение

Сразу появляется потребность найти ответ на вопрос: неужели только жажда властвования над душой заставила Печорина издеваться над Мери? Мне кажется, что иметь только эту одну причину ему мешала бы природная честность и доброта. А может быть, его к этому подстегнуло нечто, что противоречило его натуре и что он увидел в окружении княжны? Может быть, эту роль сыграла откровенная фальшь в отношениях между Мери и Грушницким? Возможно. Грушницкий вообще – поразительная картинка невежества, жалкого самолюбия, подлой низости, и этим самым был для Печорина предметом инстинктивного презрения. Мне кажется, что Печорин с его талантом разрушать дома рядом с этим человеком кажется гораздо более честным и благородным. Как хорошо Грушницкий иллюстрирует то общество, в котором приходится ему жить! При его “драпировке в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания”, за которыми, кстати, скрыта ничтожная и мелочная душа, Печорин вновь противоречит обстоятельствам и разоблачает всю напыщенность Грушницкого и его отношений и чувств к Мери. Тот же Грушницкий, заметим, говоривший недавно о том, как сильно влюблен в княжну, в кругу друзей-приспешников отрекается от нее, желая показаться им более… более. И месть у него – сначала мелкая и пакостная – роспуск слухов, а потом – невыразимо подлая и низкая, совершенно бесчестная. Совершенно другого типа месть Печорина… в этом виден ум, а не предательство. В принципе, Грушницкого можно назвать антиподом Печорина: один в конфликте с обществом, другой пытается слиться с ним, один честен и умен, другой подл и глуп, один анализирует свои поступки и пытается что-либо понять в себе, другой ради ничтожного самолюбия и “показухи” опускается до самого дна.

Совершенно иного типа образ Вернера, один из самых интересных в повести.

Вернер – противоречивая и яркая личность, как и Печорин. Начинается это с его имени: “его имя Вернер, но он русский”. И чем дальше мы идем, тем больше противоречий встречаем; он и материалист и поэт одновременно, он и был в вечной насмешке над больными и плакал над умирающим солдатом, он и некрасив, но имеет красивую душу…Особенно много противоречивых черт в его портрете. Его сходство с Печориным мы видим с первой его фразы, приведенной в журнале: “Я убежден только в одном – что рано или поздно, в одно прекрасное утро я умру”. Сколь выразительна одна эта фраза для представления нового героя! Отношения между Вернером и Печориным очень интересны; они читают в душе друг у друга, прекрасно понимают друг друга и уважают, однако ж не становятся друзьями и расстаются легко и внезапно. В нем Печорин видит такую же сильную личность, как и он сам, и поэтому они и не становятся друзьями… ведь “из двух друзей всегда один раб другого”. Но, с другой стороны, не своеобразная ли это также дружба – сотрудничество двух сильных личностей, пусть кратковременное, но прочное? Но чем же Вернер уступает Печорину? Он умен и знает людей. Но, как было сказано, “он изучал все живые струны сердца человеческого, как изучают жилы трупа; но никогда не умел он воспользоваться своим знанием; так иногда отличный анатомик не умеет вылечить лихорадки”. Вернер “лечить от лихорадки” не учился. Ему просто не случалось плести подобные интриги или подобным образом играть с человеческими чувствами – он не укреплялся так долго и прочно в светском обществе, а видел и черпал свои знания только из тех больных водяного общества, которых ему приходилось лечить. Это наводит на мысль, что Вернер во многом – тот же Печорин, только поставленный в более простые обстоятельства. Интересный образ, не правда ли?

Что уж говорить о самом главном герое.

Печорин – личность неповторимая, необыкновенная, сложная, странная… О нем можно говорить много, и самая его суть раскрывается именно в этой повести, где, в принципе, происходят все главные действия и где Печорин сталкивается с именно с теми обстоятельствами, в которых мы можем наблюдать самые важные переживания его внутреннего мира. Самыми яркими эпизодами можно назвать контраст записей от 22-го мая, где мы видим сцену бала, других похожих отрывков, где описаны тонкие, аккуратные, хладнокровно продуманные и ведущие единственно к одному финалу действия Печорина, и записей от 16-го июня, где так невероятно красиво описано страдание умеющей любить души. И эта душа способна страдать по-настоящему, до безумия, так же, как и любить. И здесь нельзя сказать ничего лучше, чем так, как описано это у Лермонтова…

Читайте также:
Тамань. Повесть: сочинение

Вся эта сложность и красота, поразительная система образов и связей и отношений между ними, динамичное развитие сюжета, который с полным правом можно назвать даже захватывающим, хотя в этом случае это деталь незначительная, глубина проблемы бытия человеческой сущности, так тонко и драматично описанная, и привлекают меня в этой повести. Пусть повесть “Княжна Мери” и не так необычна, как “Фаталист”, но для меня она кажется наиболее полной и сложной. В “Фаталисте” есть определенный момент мистики, проблема в ней глобальнее, чем эволюция души одного человека, и она определенно превосходно завершает роман, но мысль в ней одна – общая, красивая, мощная. Если перечитать “Княжну Мери”, сколько мыслей, “идей в первоначальном виде”, поразительно правильных, сложных, глубоких – выражено там! Это ближе нам, и, мне кажется, привычней человеку, не любящему метафизических прений.

Повесть “Княжна Мери” (Какая из повестей больше всего мне понравилась и почему?)

Скачать сочинение
Тип: Проблемно-тематический анализ произведения

Самая объемная повесть большого сложного во всех смыслах романа Михаила Юрьевича Лермонтова “Герой нашего времени” – “Княжна Мери”. Самая объемная и по умещающемуся в ней смысле, и физически, и по значению для всего романа. Она очень сложная, ровно как и характер главного героя, который окончательно раскрывается в этой повести. “Княжна Мери”, на мой взгляд, самая интересная часть “Героя нашего времени”, но, хочу отметить, интересная точно так же, как и “Тамань” – самая туманная, а “Бэла” – самая странная. Здесь описаны самые тонкие и сложные моменты характера Печорина, и описаны от первого лица (с помощью формы дневника, основная часть которого также содержится именно в этой повести), то есть мы видим происходящее не со стороны, не с точки зрения кого-либо постороннего, а самого Печорина, того, кто переживает и ощущает происходящее. Но как сложен этот процесс! Как интересно понимать и осознавать его!
В этой повести – и непростые взаимоотношения Печорина с обществом, и его жестокость в отношениях с молодой девушкой, Мери, и раскрытие его способности чувствовать и любить по-настоящему, и странная двойственность его души. Здесь нет обвинений и нет оправданий. Здесь – раскрытие души.
Интересно параллельное развитие отношений Печорина с Верой и Мери. Как жестоко он обращается с юной девушкой! Все его действия – каждый, хорошо продуманный, жест, каждое слово – направлены только на то, чтобы повелевать ее чувствами, чтобы получить власть, и от этого – удовлетворение: “А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она, как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!”. В этом видится какая-то нечеловеческая жестокость, полное бесчувствие по отношению к ближним, которые страдают, истая мертвость души и чувств. Но Печорин не так бесстрастен, как представляет себя, и настоящая влюбленность в Мери… нет, не пугает его, но вызывает досаду; ведь, по его мнению, счастье для него – только “насыщенная гордость”. Но нельзя сказать, что он слишком высокого мнения о себе, нет, совсем нет! Он знает, что опустился очень низко в своей погоне за страданиями других людей, он похож на вампира и осознает это. Однако стремиться к высшему – не для него. Ему кажется, что свое предназначение в жизни он уже давно не угадал и упустил, и теперь – бесполезный кладезь душевных сил. Бесполезный? Нет, не совсем. И здесь Печорин вновь осознает, что он – некое слепое оружие судьбы, карающий “топор”, орудие казни. Однако, по моему мнению, в этом Печорин слегка ошибается. Разве есть за что казнить “честных контрабандистов”, несчастную Мери, Бэлу? Даже жизнь Веры он разрушил, заставляя ее страдать. И сложно назвать это слепое орудие топором – о нет… Скорее, это удавка, душная, неизбежная, ядовитая, как змея. Да, иногда люди после такого жесткого испытания прозревали, – как Мери – научилась чувствовать, как в ней проступила душа, а не капризный облик светской барышни. Но иным это стоило жизни, как Бэле.
И в отношениях с Мери Печорин опять видит свою горькую роль орудия казни. Играя ею, как марионеткой, играя умело, я бы сказала даже, мастерски, он не замечает того, что его действия все же слишком грубы, слишком слепы – ведь он ни разу не задумывался о том, к чему приведет эта игра! Но пройдет немного времени – и мы видим Печорина совсем другим – когда он встречается с Верой, чье даже имя символично. Само ее появление в повести очень неожиданно, интересно. Совсем внезапно перед нами раскрывается способность Печорина любить и чувствовать. Вера – женщина, уже покорившаяся характеру Печорина, понявшая его, принявшая его таким, какой он есть и увидевшая в нем нечто прекрасное для себя. С ней Печорин откровенен и честен, он не способен ее обмануть. С ней он совершенно другой! Хотя даже тут проявляет себя его натура “холодного мыслителя” – Печорин использует интригу с Мери, чтобы подстегнуть чувства Веры: “Авось ревность сделает то, чего не могли мои просьбы”. Иногда эта легкомысленность, это равнодушное постоянное “авось” кажется странным, но Печорин не замечает этого. И, таким образом, даже Вера не избежала его увлечения игрою с человеческими чувствами… Но здесь же мы видим, что эта игра – наскучила Печорину. Он слишком хорошо знает людей, чтобы открыть для себя что-то новое, встретить неожиданный поступок; словом, азарт от этой игры, слишком простой для него, еще остался, но в основном этот азарт для него – как привычка: “Я все это уж знаю наизусть – вот что скучно!”. Только эта скука мешает Печорину получать от своей игры то, что он называет “весело”, в полной мере.
Сразу появляется потребность найти ответ на вопрос: неужели только жажда властвования над душой заставила Печорина издеваться над Мери? Мне кажется, что иметь только эту одну причину ему мешала бы природная честность и доброта. А может быть, его к этому подстегнуло нечто, что противоречило его натуре и что он увидел в окружении княжны? Может быть, эту роль сыграла откровенная фальшь в отношениях между Мери и Грушницким? Возможно. Грушницкий вообще – поразительная картинка невежества, жалкого самолюбия, подлой низости, и этим самым был для Печорина предметом инстинктивного презрения. Мне кажется, что Печорин с его талантом разрушать дома рядом с этим человеком кажется гораздо более честным и благородным. Как хорошо Грушницкий иллюстрирует то общество, в котором приходится ему жить! При его “драпировке в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания”, за которыми, кстати, скрыта ничтожная и мелочная душа, Печорин вновь противоречит обстоятельствам и разоблачает всю напыщенность Грушницкого и его отношений и чувств к Мери. Тот же Грушницкий, заметим, говоривший недавно о том, как сильно влюблен в княжну, в кругу друзей-приспешников отрекается от нее, желая показаться им более… более. И месть у него – сначала мелкая и пакостная – роспуск слухов, а потом – невыразимо подлая и низкая, совершенно бесчестная. Совершенно другого типа месть Печорина… в этом виден ум, а не предательство. В принципе, Грушницкого можно назвать антиподом Печорина: один в конфликте с обществом, другой пытается слиться с ним, один честен и умен, другой подл и глуп, один анализирует свои поступки и пытается что-либо понять в себе, другой ради ничтожного самолюбия и “показухи” опускается до самого дна.
Совершенно иного типа образ Вернера, один из самых интересных в повести.
Вернер – противоречивая и яркая личность, как и Печорин. Начинается это с его имени: “его имя Вернер, но он русский”. И чем дальше мы идем, тем больше противоречий встречаем; он и материалист и поэт одновременно, он и был в вечной насмешке над больными и плакал над умирающим солдатом, он и некрасив, но имеет красивую душу…Особенно много противоречивых черт в его портрете. Его сходство с Печориным мы видим с первой его фразы, приведенной в журнале: “Я убежден только в одном – что рано или поздно, в одно прекрасное утро я умру”. Сколь выразительна одна эта фраза для представления нового героя! Отношения между Вернером и Печориным очень интересны; они читают в душе друг у друга, прекрасно понимают друг друга и уважают, однако ж не становятся друзьями и расстаются легко и внезапно. В нем Печорин видит такую же сильную личность, как и он сам, и поэтому они и не становятся друзьями… ведь “из двух друзей всегда один раб другого”. Но, с другой стороны, не своеобразная ли это также дружба – сотрудничество двух сильных личностей, пусть кратковременное, но прочное? Но чем же Вернер уступает Печорину? Он умен и знает людей. Но, как было сказано, “он изучал все живые струны сердца человеческого, как изучают жилы трупа; но никогда не умел он воспользоваться своим знанием; так иногда отличный анатомик не умеет вылечить лихорадки”. Вернер “лечить от лихорадки” не учился. Ему просто не случалось плести подобные интриги или подобным образом играть с человеческими чувствами – он не укреплялся так долго и прочно в светском обществе, а видел и черпал свои знания только из тех больных водяного общества, которых ему приходилось лечить. Это наводит на мысль, что Вернер во многом – тот же Печорин, только поставленный в более простые обстоятельства. Интересный образ, не правда ли?
Что уж говорить о самом главном герое.
Печорин – личность неповторимая, необыкновенная, сложная, странная… О нем можно говорить много, и самая его суть раскрывается именно в этой повести, где, в принципе, происходят все главные действия и где Печорин сталкивается с именно с теми обстоятельствами, в которых мы можем наблюдать самые важные переживания его внутреннего мира. Самыми яркими эпизодами можно назвать контраст записей от 22-го мая, где мы видим сцену бала, других похожих отрывков, где описаны тонкие, аккуратные, хладнокровно продуманные и ведущие единственно к одному финалу действия Печорина, и записей от 16-го июня, где так невероятно красиво описано страдание умеющей любить души. И эта душа способна страдать по-настоящему, до безумия, так же, как и любить. И здесь нельзя сказать ничего лучше, чем так, как описано это у Лермонтова…
Вся эта сложность и красота, поразительная система образов и связей и отношений между ними, динамичное развитие сюжета, который с полным правом можно назвать даже захватывающим, хотя в этом случае это деталь незначительная, глубина проблемы бытия человеческой сущности, так тонко и драматично описанная, и привлекают меня в этой повести. Пусть повесть “Княжна Мери” и не так необычна, как “Фаталист”, но для меня она кажется наиболее полной и сложной. В “Фаталисте” есть определенный момент мистики, проблема в ней глобальнее, чем эволюция души одного человека, и она определенно превосходно завершает роман, но мысль в ней одна – общая, красивая, мощная. Если перечитать “Княжну Мери”, сколько мыслей, “идей в первоначальном виде”, поразительно правильных, сложных, глубоких – выражено там! Это ближе нам, и, мне кажется, привычней человеку, не любящему метафизических прений.

Читайте также:
Музыка сердца в произведениях М. Ю. Лермонтова: сочинение

40567 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Лермонтов М.Ю. / Герой нашего времени / Повесть “Княжна Мери” (Какая из повестей больше всего мне понравилась и почему?)

Смотрите также по произведению “Герой нашего времени”:

Повесть “Княжна Мери” (Какая из повестей больше всего мне понравилась и почему?)

Самая объемная повесть большого сложного во всех смыслах романа Михаила Юрьевича Лермонтова “Герой нашего времени” – “Княжна Мери”. Самая объемная и по умещающемуся в ней смысле, и физически, и по значению для всего романа. Она очень сложная, ровно как и характер главного героя, который окончательно раскрывается в этой повести. “Княжна Мери”, на мой взгляд, самая интересная часть “Героя нашего времени”, но, хочу отметить, интересная точно так же, как и “Тамань” – самая туманная, а “Бэла” – самая странная.

Она, как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!”. В этом видится какая-то нечеловеческая жестокость, полное бесчувствие по отношению к ближним, которые страдают, истая мертвость души и чувств. Но Печорин не так бесстрастен, как представляет себя, и настоящая влюбленность в Мери… нет, не пугает его, но вызывает досаду; ведь, по его мнению, счастье для него – только “насыщенная гордость”.

Но нельзя сказать, что он слишком высокого мнения о себе, нет, совсем нет! Он знает, что опустился очень низко в своей погоне за страданиями других людей, он похож на вампира и осознает это. Однако стремиться к высшему – не для него.

Ему кажется, что свое предназначение в жизни он уже давно не угадал и упустил, и теперь – бесполезный кладезь душевных сил. Бесполезный? Нет, не совсем.

И здесь Печорин вновь осознает, что он – некое слепое оружие судьбы, карающий “топор”, орудие казни. Однако, по моему мнению, в этом Печорин слегка ошибается. Разве есть за что казнить “честных контрабандистов”, несчастную Мери, Бэлу? Даже жизнь Веры он разрушил, заставляя ее страдать.

Читайте также:
Бородино М. Ю. Лермонтова (Сочинение-раздумье): сочинение

И сложно назвать это слепое орудие топором – о нет… Скорее, это удавка, душная, неизбежная, ядовитая, как змея. Да, иногда люди после такого жесткого испытания прозревали, – как Мери – научилась чувствовать, как в ней проступила душа, а не капризный облик светской барышни.

Но иным это стоило жизни, как Бэле.
И в отношениях с Мери Печорин опять видит свою горькую роль орудия казни. Играя ею, как марионеткой, играя умело, я бы сказала даже, мастерски, он не замечает того, что его действия все же слишком грубы, слишком слепы – ведь он ни разу не задумывался о том, к чему приведет эта игра! Но пройдет немного времени – и мы видим Печорина совсем другим – когда он встречается с Верой, чье даже имя символично. Само ее появление в повести очень неожиданно, интересно.

Совсем внезапно перед нами раскрывается способность Печорина любить и чувствовать. Вера – женщина, уже покорившаяся характеру Печорина, понявшая его, принявшая его таким, какой он есть и увидевшая в нем нечто прекрасное для себя. С ней Печорин откровенен и честен, он не способен ее обмануть. С ней он совершенно другой!

Хотя даже тут проявляет себя его натура “холодного мыслителя” – Печорин использует интригу с Мери, чтобы подстегнуть чувства Веры: “Авось ревность сделает то, чего не могли мои просьбы”. Иногда эта легкомысленность, это равнодушное постоянное “авось” кажется странным, но Печорин не замечает этого. И, таким образом, даже Вера не избежала его увлечения игрою с человеческими чувствами… Но здесь же мы видим, что эта игра – наскучила Печорину.

Он слишком хорошо знает людей, чтобы открыть для себя что-то новое, встретить неожиданный поступок; словом, азарт от этой игры, слишком простой для него, еще остался, но в основном этот азарт для него – как привычка: “Я все это уж знаю наизусть – вот что скучно!”. Только эта скука мешает Печорину получать от своей игры то, что он называет “весело”, в полной мере.
Сразу появляется потребность найти ответ на вопрос: неужели только жажда властвования над душой заставила Печорина издеваться над Мери? Мне кажется, что иметь только эту одну причину ему мешала бы природная честность и доброта. А может быть, его к этому подстегнуло нечто, что противоречило его натуре и что он увидел в окружении княжны? Может быть, эту роль сыграла откровенная фальшь в отношениях между Мери и Грушницким?

Читайте также:
Поэма М. Ю. Лермонтова Мцыри как романтическое произведение: сочинение

Возможно. Грушницкий вообще – поразительная картинка невежества, жалкого самолюбия, подлой низости, и этим самым был для Печорина предметом инстинктивного презрения. Мне кажется, что Печорин с его талантом разрушать дома рядом с этим человеком кажется гораздо более честным и благородным.

Как хорошо Грушницкий иллюстрирует то общество, в котором приходится ему жить! При его “драпировке в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания”, за которыми, кстати, скрыта ничтожная и мелочная душа, Печорин вновь противоречит обстоятельствам и разоблачает всю напыщенность Грушницкого и его отношений и чувств к Мери. Тот же Грушницкий, заметим, говоривший недавно о том, как сильно влюблен в княжну, в кругу друзей-приспешников отрекается от нее, желая показаться им более… более.

И месть у него – сначала мелкая и пакостная – роспуск слухов, а потом – невыразимо подлая и низкая, совершенно бесчестная. Совершенно другого типа месть Печорина… в этом виден ум, а не предательство. В принципе, Грушницкого можно назвать антиподом Печорина: один в конфликте с обществом, другой пытается слиться с ним, один честен и умен, другой подл и глуп, один анализирует свои поступки и пытается что-либо понять в себе, другой ради ничтожного самолюбия и “показухи” опускается до самого дна.
Совершенно иного типа образ Вернера, один из самых интересных в повести.
Вернер – противоречивая и яркая личность, как и Печорин. Начинается это с его имени: “его имя Вернер, но он русский”. И чем дальше мы идем, тем больше противоречий встречаем; он и материалист и поэт одновременно, он и был в вечной насмешке над больными и плакал над умирающим солдатом, он и некрасив, но имеет красивую душу…Особенно много противоречивых черт в его портрете. Его сходство с Печориным мы видим с первой его фразы, приведенной в журнале: “Я убежден только в одном – что рано или поздно, в одно прекрасное утро я умру”.

Сколь выразительна одна эта фраза для представления нового героя! Отношения между Вернером и Печориным очень интересны; они читают в душе друг у друга, прекрасно понимают друг друга и уважают, однако ж не становятся друзьями и расстаются легко и внезапно. В нем Печорин видит такую же сильную личность, как и он сам, и поэтому они и не становятся друзьями… ведь “из двух друзей всегда один раб другого”.

Но, с другой стороны, не своеобразная ли это также дружба – сотрудничество двух сильных личностей, пусть кратковременное, но прочное? Но чем же Вернер уступает Печорину? Он умен и знает людей.

Но, как было сказано, “он изучал все живые струны сердца человеческого, как изучают жилы трупа; но никогда не умел он воспользоваться своим знанием; так иногда отличный анатомик не умеет вылечить лихорадки”. Вернер “лечить от лихорадки” не учился. Ему просто не случалось плести подобные интриги или подобным образом играть с человеческими чувствами – он не укреплялся так долго и прочно в светском обществе, а видел и черпал свои знания только из тех больных водяного общества, которых ему приходилось лечить. Это наводит на мысль, что Вернер во многом – тот же Печорин, только поставленный в более простые обстоятельства.

Интересный образ, не правда ли?
Что уж говорить о самом главном герое…
Печорин – личность неповторимая, необыкновенная, сложная, странная… О нем можно говорить много, и самая его суть раскрывается именно в этой повести, где, в принципе, происходят все главные действия и где Печорин сталкивается с именно с теми обстоятельствами, в которых мы можем наблюдать самые важные переживания его внутреннего мира. Самыми яркими эпизодами можно назвать контраст записей от 22-го мая, где мы видим сцену бала, других похожих отрывков, где описаны тонкие, аккуратные, хладнокровно продуманные и ведущие единственно к одному финалу действия Печорина, и записей от 16-го июня, где так невероятно красиво описано страдание умеющей любить души. И эта душа способна страдать по-настоящему, до безумия, так же, как и любить.

И здесь нельзя сказать ничего лучше, чем так, как описано это у Лермонтова…
Вся эта сложность и красота, поразительная система образов и связей и отношений между ними, динамичное развитие сюжета, который с полным правом можно назвать даже захватывающим, хотя в этом случае это деталь незначительная, глубина проблемы бытия человеческой сущности, так тонко и драматично описанная, и привлекают меня в этой повести. Пусть повесть “Княжна Мери” и не так необычна, как “Фаталист”, но для меня она кажется наиболее полной и сложной. В “Фаталисте” есть определенный момент мистики, проблема в ней глобальнее, чем эволюция души одного человека, и она определенно превосходно завершает роман, но мысль в ней одна – общая, красивая, мощная. Если перечитать “Княжну Мери”, сколько мыслей, “идей в первоначальном виде”, поразительно правильных, сложных, глубоких – выражено там!

Это ближе нам, и, мне кажется, привычней человеку, не любящему метафизических прений.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: