Испанская литература в ХІХ веке: сочинение

Испанская литература в ХІХ веке: сочинение

РУЛЕТКА:
Кто виноват?
А. Я. Трофимов.

Орловский В.Е.

ВСЕГО В ЖУРНАЛЕ:
Авторов: 5688
Произведений: 63183

  • Вега Л.Д.Звезда Севильи[1597]182kПоэзия, Драматургия, Переводы Комментарии: ()
    Перевод Т. Щепкиной-Куперник.
  • Вега Л.Д.Учитель танцев[1601]244kПоэзия, Драматургия, Переводы
    Перевод Т. Щепкиной-Куперник.
  • Виардо Л.Жизнь и произведения Сервантеса[1880]Ѣ138kПереводы, Критика
  • Кальдерон П.Стойкий принц[1629]200kПоэзия, Драматургия, Переводы
    El príncipe constante.
    Перевод Константина Бальмонта (1902).
  • Кальдерон П.Дама-невидимка[1629]206kПоэзия, Драматургия, Переводы Комментарии: ()
    La dama duende.
    Перевод Татьяны Щепкиной-Куперник (1940).
  • Кальдерон П.Жизнь есть сон[1635]222kПоэзия, Драматургия, Переводы
    La vida es sueño.
    Перевод Константина Бальмонта (1902).
  • Сервантес М.Д.Назидательные новеллы[1613]1169kПроза, Переводы Комментарии: ()
    Перевод Бориса Кржевского.
    Стихотворные переводы – Михаил Лозинский.
    Состав:
    Цыганочка
    Великодушный поклонник
    Ринконете и Кортадильо
    Английская испанка
    Лиценциат Видриера
    Сила крови
    Ревнивый эстремадурец
    Высокородная судомойка
    Две девицы
    Сеньора Корнелия
    Обманная свадьба
    Новелла о беседе
    Подставная тетка
    .
  • Сервантес М.Д.Дон-Кихот Ламанчский (Часть первая)[1604]1108kПроза, Переводы
    Перевод с испанского В. Карелина (1866). Иллюстрации/приложения: 13 шт.
  • Сервантес М.Д.Дон-Кихот Ламанчский (Часть вторая)[1616]1136kПроза, Переводы
    Перевод с испанского В. Карелина (1866). Иллюстрации/приложения: 14 шт.
  • Тирсо-Де-МолинаБлагочестивая Марта[1614]483kДраматургия, Переводы
    (Marta la Piadosa).
    Комедия в трех актах.
    Перевод Т. Щепкиной-Куперник (1935).
  • Тирсо-Де-МолинаСевильский озорник, или Каменный гость[1620]517kДраматургия, Переводы
    (El burlador de Sevilla).
    Комедия в трех актах, восемнадцати картинах.
    Перевод В. А. Пяста
  • Испанские народные песни[1882]155kПоэзия, Переводы
    (Любовь и Ненависть)
    Cantos populares españoles recogidos, ordenados e ilustrados por Francisco Rodríguez Marin
    Перевод Константина Бальмонта (1908).Иллюстрации/приложения: 2 шт.
  • Кардозо Э.Погоня за счастьем[1896]Ѣ5kПроза, Переводы
    Текст издания: “Всемірная Иллюстрація”, No 1413, 1896.
  • Беккер Г.А.Четыре стихотворения[1861]7kПроза, Переводы
    в переводе Екатерины Красновой (Бекетовой), (1884).
    Поэзія;
    Любовь;
    Серенада;
    Офелія.
  • Кано Л.За наследство[1883]129kДраматургия, Переводы
    Драма в 3-х действиях.
    Перевод Елизаветы Астальцевой, (1889).
    “Пьеса в оригинале носит заглавие “Passionaria”, – по названию цветка, дико растущего по заборам и якобы имеющего вид некоторых орудий, употребленных при страданиях Господа Христа.”
  • Сельгас Х.Салюдадор[1893]Ѣ43kПроза, Переводы
    El Saludador
    Текст издания: “Вестник Иностранной Литературы”, No 4, 1893.
  • Соррилья Х.Два стихотворения[1880]4kПоэзия, Переводы
    На смерть Ларры.
    La Siesta (Из испанских романсеро)
    В переводе Марии Ватсон (1905).
  • Эспронседа Х.Избранные стихотворения[1841]21kПереводы
    В переводе Марии Ватсон (1905).
    1. На смерть Торрихоса и его товарищей;
    2. Война;
    3. Палач;
    4. Прощание греческого патриота с дочерью ренегата;
    5. Нищий;
    6. Два отрывка из поэмы “Мир сатаны”:
    I. Гимн смерти;
    II. Гимн бессмертия;
    7. К отечеству.
  • Аскота А.Преступник[1907]29kПроза, Переводы Комментарии: 1 (11/02/2021)
    Текст издания: журнал “Пробуждение”, 1907, NoNo 19, 20.
  • Ассбал Ф.В деревне[1907]Ѣ11kПроза, Переводы
    Перевод Татьяны Герценштейн.
    Текст издания: журнал “Современникъ”, кн. VII, 1907.
  • Бласко-Ибаньес В.Толедский собор[1911]369kПроза, Переводы
    Перевод с испанского Зин. Венгеровой
  • Бласко-Ибаньес В.Мертвые повелевают[1911]603kПроза
    Перевод с испанского В. М. Шулятикова.
  • Замакойс Э.Висенте Бласко Ибаньес[1911]147kПроза, Публицистика, Биографическая проза
    Критико-биографический очерк.
    Перевод с испанского В. М. Фриче.
  • New Статистические известия о нынешнем состоянии Испании[1804]6kПублицистика
  • Маколей Т.Б.Война за наследство испанского престола[1856]97kПереводы, История
    Перевод Д. И. Каченовского.
    Текст издания: журнал “Русский Вестник”, 1856 год, No 1.
  • Реклю Э.Политическая и общественная хроника[1868]Ѣ91kПублицистика
    Падение монархии в Испании.- Хищнические поползновения Наполеона I на Испанию.- Восстание народа.- Реакционные стремления Фердинанда VII.- Новое восстание.- Гимн Риэго.- Опять реакция.- Уничтожение салического закона.- Изабелла.- Ужасы междуусобной войны.- Двусмысленная политика буржуазии.- Доверчивость Эспартеро.- Победа, разыгранная в кости.- Изгнание Христины.- Совершеннолетие Изабеллы.- Францусское правительство отыскивает ей мужа.- Акционеры, севшие на мель.- В чем заключались обязанности мужа испанской королевы.- Движение 1848 года.- Реакция.- Периодические восстания, терзающие Испанию.- Решительный шаг на скользкую дорогу.- Кровавая монахиня.- Красноречивый проповедник.- Епископ, насилующий девочку.- Оперный хорист, попавший в министры.- План союза с Наполеоном III.- Подпечатанные письма.- Кадикс поднимает знамя революции.- Нерешительность королевы.- Конха.- Неловкий дипломат.- Победа революции,- Программа Иберийского союза.- Королева оставляет Испанию.- Восторженное состояние испанцев.- Разумная и прогрессивная деятельность временной правительственной юнты.- Великодушие испанского народа.- Претенденты на вакантный трон.- Темная туча на ясном небе Испании.- Генерал Прим.- Характеристика этого проходимца.- Прим постоянно меняет знамя.- Прим грабитель.- Рыбак рыбака видит издалека.- Подвиги Прима во внешних войнах.- Прим устраивает восстание.- Его теперешняя популярность.- Причины ее.- Землетрясение в Южной Америке.
  • Реклю Э.Политическая и общественная хроника[1868]Ѣ80kПублицистика
    Предчувствие сомнительного исхода испанской революции.- Приезд мой в Барселону.- Веселое настроение умов в Испании.- Разрушение церквей и укреплений в Барселоне.- Гимн в честь Гарибальди.- Революция в Барселоне.- Лицемерие временного правительства.- Ошибки Риверо и мадридской юнты.- Неудача с обнародованием плебисцита.- Закрытие революционных юнт.- Локомотив, идущий задним ходом.- Причины охлаждения народа к временному правительству.- Путешествие по Каталонии.- Энтузиазм женщин в Паламосе.- Корона.- Энергическая речь трактирного слуги.- Общественная роль театра в Испании.- Карлистский город.- Испанские типы.- Энергический генерал и сравнение города с землею.- Блистательный успех Гарридо в Фигуэре.- Возвращение мое в Барселону.- Общественная подписка на памятник Бодену.- Правительственный скандал по этому поводу.- Воспоминания о Coup d”état 2 декабря 1851 г.- Геройская смерть Бодена на баррикадах.- Разные известия.- Барселона, 26 октября 1868 года.
  • Реклю Э.Испанские письма[1868]Ѣ63kПублицистика
    Три главные испанские партии. — Отношение их к вопросу о всеобщей подаче голосов на выборах. — Разногласие в республиканской партии по вопросу о союзе ее с либералами.– Происки протекционистов в Каталонии.– Пролит соглашения республиканцев с прогрессистами. — Мнение Тюто насчет положения дел. — Учреждение гражданского брака в Рейсе. — Неудачная экспедиция Маты. — Какими средствами строят цирки для боя быков в католической Испании? — Нищенство в Испании. — Одна из главных причин бедности испанского народа. — Характеристика Орензе и Гарридо. — Вера Орензе в победу своей партии. — Изумительная деятельность Гарридо на различных поприщах. — Трибунал вод. — Замечательное плодородие валенсийской почвы. — Больница, тюрьма, школы и табачная Фабрика в Валенсии.– Громадная республиканская манифестация.– Сочувствие народа к Гарридо. — Родина дон Кихота. — Печальный вид Сан Хуана де-Альказара. — Недостаток воды.– Поразительная бедность народа и богатство церквей.– Сиерра Морена. — Разбойник Хаим Барбю. — Встреча Кастеляра в Кордове. — Монах ест в 28 раз лучше мирянина.
  • Реклю Э.Политическая и общественная хроника[1869]Ѣ108kПублицистика
    Испанские письма.
    Положение испанской республики со дня революции.- Противодействие ее утверждению со стороны временного правительства.- Деятельность республиканской партии.- Город веселья, праздности и наслаждений.- Как началась революция в Кадиксе?- Набожность Кадикса.- Какими прелатами богата Испания!- Раздирающий нервы певец, – Успех Гарридо в Кадиксе.- Богатство Хереса.- Буржуа республиканцы.- Ловко-проведенный губернатор.- Манифестация в Алоре.- Энергия крестьян-республиканцев.- Временное правительство делает удачные попытка обезоружения граждан.- Кровь льется в Санта-Марие и в Кадиксе!- На мадридский республиканский комитет нашло какое-то затмение.- Севильская депутация.- Надувательная система действий временного правительства.- “Кому быть королем”.- Процесс против “Ниуальдад”.- Несогласия в среде временного правительства.- Остроумная карикатура.- Малолетний отец одиннадцати детей.- Искусственное значение Мадрида.- Политические намеки.- Апатия Мадрида во время выборов.- Прим забегает с заднего двора.- Нетерпимость испанцев.- Канкан, как завоевание сентябрьской революции.- Республиканское собрание в Мадриде.- Кастеляр, как оратор.- Недолговечность испанского энтузиазма.- Оригинальные страхователи своих имуществ.- Еще кровь и убийства.- Еще карикатура.
  • Тур Е.Борьба испанцев с маврами и завоевание Гренады[1887]263kПроза, Детская, Историческая проза
    Иллюстрации/приложения: 5 шт.
    Читайте также:
    Литература «культурного запроса» В XX века: сочинение
  • Боткин В.П.Письма об Испании[1851]730kПроза Комментарии: ()
    “Письма” эти — результат путешествия по Испании в 1845 году.
    I. Мадрит. Май
    Мадрит, Июнь
    II. Мадрит. Июнь
    Кордова
    Севилья. Июнь
    III. Севилья. Июль
    IV. Кадис. Август
    V. Гибралтар. Конец августа
    Танхер. 1 октября
    VI. Малага. Сентябрь
    Гранада и Альамбра. Октябрь
  • Бургоэн Ж.Аранжуец[1789]13kПереводы, Публицистика, Путешествия
    Aranjuez. Фрагмент из книги “Tableau de l’Espagne moderne“.
    Перевод с немецкого Г. Ф. Покровского (1808).
  • Марсийяк П.Взгляд на Бискайю, Астурию и Галисию[1805]9kПереводы, Публицистика, Путешествия
    (Отрывок из Марсильякова Путешествия в Испанию [Nouveaux voyage en Espagne].)
    С немецкаго ** [В. А. Жуковский] (1808).
  • Мериме П.Письма из Испании[1832]92kПроза, Переводы
    Lettres d’Espagne
    (Адресованные редактору “Ла Ревю Де Пари”) – Письма I,II и III.
    Перевод Бориса Кржевского.
  • Об испанских беседах[1804]2kПублицистика
  • Бальзак О.Эль Вердюго[1830]Ѣ25kПроза, Переводы
    (El Verdugo — Палач)
    Черта из истории Испанской войны.
    Текст издания: журнал “Телескопъ”, No 8, 1832.
  • Батюшков Ф.Д.Дон-Карлос, инфант Испанский[1901]38kКритика
  • Борн Г.Дон Карлос. Том 1[1875]913kПроза, Переводы, Приключения
    Части I и II.
    Из эпохи 3-й Карлисткой войны (1872–1874 гг). История дона Карлоса Младшего, вождя карлистов в эти годы, претендента на испанский престол.
  • Гюго А.Бой быков[1826]Ѣ11kПереводы, Публицистика
    Испанскіе нравы. Сочиненіе Авеля Гюго.
    Текст издания: “Сѣверная Пчела”, No 82, 1826.
  • Кларети Ж.Сигаретка[1890]31kПроза, Переводы
    La cigarette.
    Текст издания: журнал “Вестник моды”, 1891, No 11.
  • Кюхельбекер В.К.Любовь до гроба, или гренадские мавры[1824]64kДраматургия
    Опера в трех действиях, заимствованная из П. Кальдерона, испанского поэта.
  • Мериме П.Жемчужина Толедо[1836]3kПроза, Переводы
    Perle de Tolède
    (Подражание испанскому)
    Перевод Михаила Кузмина
  • Мериме П.Испанские ведьмы[1830]22kПроза, Переводы
    (Из цикла “Письма из Испании. Письмо IV)
    Перевод Михаила Кузмина (1932).
  • Мериме П.Кармен[1845]Ѣ109kПроза, Переводы
    Carmen.
    Текст издания: “Отечественныя Записки”, No 1, 1846.

    Цензура и Проблемы в испанской литературе в ХІХ веке

    Людей, искренно преданных широкой умственной деятельности, мы находим в Барцелоне, где, до печальных событий, отметивших владычество графа Испанского, под влиянием французских и итальянских кальвинистов эмигрантов начала было формироваться новая каталонская школа. В 1824 г. Арибо и Лопец Солер, вместе с другими писателями, предприняли издание философского обозрения, под заглавием El Europeо; но последовавшие затем события рассеяли эту маленькую группу прежде, чем она успела окрепнуть.

    Читайте также:
    Современная литература Польской Республики: сочинение

    Лопец Солер, известный своими попытками распространить в Испании немецкую теорию эстетики, более других обратил на себя всеобщее внимание, но, по независящим от него обстоятельствам, вскоре вынужден был прекратить свою пропаганду. Предоставим одному из каталонцев, Леопольдо Фэй, – охарактеризовать те стремления, какими были одушевлены издатели El Europeo. “Арибо, — говорит он, — и в особенности Лопец Солер отличались каким-то одухотворенным выражением лиц. Глубоко изучив эстетическая теории. преимущественно Шиллера, они были проникнуты ими, так же, как и духом средневекового рыцарства, горячо увлекались искусством, итальянской оперой, современным романтизмом, придавали важное значение воспитанию отдельной личности, с уважением относились и ко многим обычаям своей родины, тесно связанным с ее религией, законами, условиями самой природы и другими общественными элементами, a все это, вместе взятое, ясно показывает, насколько живительно и благотворно должно быть их действие на общество, особенно же на такое, как наше, с давних пор исключительно поглощаемое лишь религиозными да политическими заботами”. Революция 1830 года и рождение инфанты Изабеллы, удалившее от престола Дона Карлоса, производят новый поворот в направлении общественной жизни: современные идеи возрождаются, мысль уже не дает подавлять себя и всюду пробивается на свет. Благодетельная амнистия возвращает эмигрантов на родину, и они спешат поделиться с своими соотечественниками всем, что видели и изучили в чужих краях за время своего долгого изгнания.

    Скрытая до тех пор оппозиция поднимает голову, и дело 1808 и 1820 гг. возобновляется почти на глазах правительства, напрасно встревоженные министры, воздвигают ему преграды и упорно стараются поддержать старый режим.

    Они уже не имеют прежней силы, a интриги духовенства в пользу Дона Карлоса заставляют их обращаться в другую сторону и постоянно быть настороже. В момент смерти Фердинанда VII для каждого уже было очевидно, что нация не в состоянии более выносить невежественной власти правительства, так долго державшего ее в застое. “Вино перебродило, как говорил король, и пробка готова выскочить”. Действительно, в самый год его кончины (1833) началась новая эра, но, к сожалению, нескончаемые гражданские войны разрушили впоследствии много радужных надежд. Реакция против классической школы, возникшая во Франции с 1830 г. , была встречена с полным сочувствием по ту сторону Пиренеев.

    Традиционные правила трагедии, в сущности, никогда не приходились по душе испанцу, он только мирился с ними — не более. К тому же в стране, где форма преобладает над содержанием, не замедлило расплодиться множество бездарных подражателей, до того надоевших публике своими снотворными произведениями, что и сама трагедия под конец опротивела ей. В ущерб жизненной правде, выражающейся различно y каждого народа, сообразно с его религией, темпераментом, климатом и степенью развития, эти псевдоклассики проповедовали всюду одну и туже неизменную форму, общую для всех наций, не обращая никакого внимания на различие их характеров.

    Мадрид возликовал единодушно, когда увидел, что те же французы, навязавшие Испании свою устарелую трагедию, теперь сами отрекаются от нее и с увлечением принимают новый род литературы, дающий полный простор для выражения всякого порыва страсти или энтузиазма. Но нельзя сказать, чтобы это революционное движение было сразу понято тогда, как его понимают теперь. Как ни проста кажется мысль, что если современное общество не походит на древнеклассическое, то и литература его должна быть иная, — однако в первое время лишь немногие признали этот естественный закон, большинство же скорее видело в нем возврат к старинным романсам, или к драмам XVI и XVII столетий.

    Уже не оды, не идиллии, не эклоги в древнегреческом вкусе, не трагедии, написанная по правилам Аристотеля, Горация, Буало, увлекали публику, a только одни творения Кальдерона и Лопе де-Вега, снова вознесенная на прежнюю высоту. С самого начала 30-х годов, волнение, поднятое романтической школой, заставляет писателей отрешиться от старых законов творчества и принять совершенно иное направление, не существовавшее до тех пор. Виктор Гюго, Лорд Байрон, Ламартин, Вальтер-Скотт становятся образцами, их читают с увлечением, анализируют, изучают, и новый дух широкой струей врывается в испанскую литературу, в общем, она не изменяет своим древним верованиям, остается религиозной и патриотичной по прежнему, но вместе с тем реализм уже явно преобладает в ней. Гонение, прежде всего, воздвигается на мифологию, против нее направлены все стрелы, за то, в ущерб ясности и простоте, в слоге снова является вычурность, чрезмерное обилие фигуральных украшений. Несчастная склонность к подражанию повредила и здесь: писатели непременно желают придать своим произведениям меланхолический тон, что уже совсем не согласуется ни с лучезарным блеском их южного солнца, ни с ярко-звездным небом их ночей. Таков общий характер, принятый романтизмом в Испании.

    Мы должны были отметить его, потому что с той поры он отражается в большей или меньшей степени уже на всех литераторах, действительно достойных этого названия. Вначале, как это всегда бывает, новое направление встретило сильную оппозицию со стороны приверженцев statu quo, — всех тех, которые, проникнувшись правилами Аристотеля и Буало, уже не могли допустить ничего иного, помимо того, что они сами усвоили и привыкли применять. Листа, Эрмосиллья, Мартинес де-ля Роза и многие из выдающихся умов того времени, составлявших гордость Испании, напрягали все силы, чтобы помешать новому течению, направленному против них; они смотрели на эту литературную революцию, как на стремление к разнузданности, к освобождению от всяких правил, и, впоследствии, вооруженные академической властью, с удвоенной энергией противодействовали торжеству романтизма, но их бессилие становится очевидным уже из того, что они ограничиваются в этой борьбе лишь многословными полемическими статьями, тогда как противники, создавая одно произведение за другим, заручаются всеми преимуществами художественного творчества над сухою критикой. Наибольшую жизненность в новом направлении испанской литературы после 1830 года — проявляет лирическая поэзия. Крупные перемены, происшедшие за последние годы царствования Фердинанда VII, надежда на союз королевы Христины с партией прогрессистов, наконец, восторженные чувства, вызванные рождением инфанты Изабеллы, — все это вдохновляет испанских поэтов и заставляет изливать глубокую радость, переполняющую их сердца.

    Читайте также:
    Литература, как одно из важнейших проявлений человеческой культуры: сочинение

    Вентура де-ля Вега и Бретон де-Лос Эррерос являлись запевалами в этом хоре энтузиастов, a к ним присоединялась вся нация, опьяненная своими светлыми надеждами, она жадно упивалась этими стихами, читала и повторяла их во всех салонах и кофейнях, раскупала нарасхват все журналы и сборники, где они помещались. Каждое событие служило поводом к новым поэтическим созданиям: провозглашение амнистии, рождение Изабеллы II, смерть герцогини де Фриас — супруги главного мецената этой блестящей когорты, — все производило невыразимое одушевление и вызывало настоящие литературные турниры. Более медленно поддавался новым течениям испанский театр, хотя там и знали o громадном успехе на парижских сценах драм Виктора Гюго и Александра Дюма.

    Напрасно молодые писатели упрашивали первостепенных актеров отрешиться от устарели трагедий, давно надоевших публике, и заменить их современной драмой, театральные директора и их труппы все еще упорно отстаивали свой прежний репертуар, несмотря на явное господство новой французской моды и в самом обществе и в его сценической литературе, a между тем эта мода была так сильна, что когда Хиль-и-Сарате, один из немногих, желавших остаться верными классической школе, выступил с своей Бланкой Бурбонской — он подвергся дружным свисткам всех обычных посетителей театра del Principe. Теперь, вместо переводов французских трагедий, публика настойчиво требовала возобновления старинных драм Кальдерона и Морето, — словно, принимая новое направление, испанское творчество хотело укрепить и освежит свои силы этими преданиями золотого века. Наконец, единодушное одобрение, с каким была встречена пьеса одного кадикскаго поэта Кокетство и Тщеславие — побудило Бретона де-Лос Эррерос отступить от правил, завещанных Моратином, и написать в ином духе и в иной форме свою комедию Марцела, поставленную на сцену в 1831 г., a ее блестящий успех разрушил последние преграды, еще воздвигавшиеся в испанских театрах против вторжения романтизма. Все это, повторяем, произошло не без борьбы, не без горячих, долгих пререканий в области критики.

    Испанская литература XX века

    XX век — один из самых драматических и плодотворных периодов испанской истории и истории испанской культуры. Страна вступала в новое столетие под пушечную канонаду Испано-американской войны 1898 г., закончившейся для неё позорным поражением и утратой последней заокеанской колонии — Кубы. А покидала XX в. под праздничный фейерверк Барселонской олимпиады 1992 г. процветающим, хотя и не лишённым своих внутренних проблем, «нормальным» государством.

    Но до того Испании пришлось пережить и диктатуру генерала Примо де Риверы (1923—1930 гг.), и крушение монархии (Альфонс XIII отрёкся от престола в 1931 г.), и хаос времён Первой буржуазной республики и Народного фронта (1936 г.), и кровопролитную гражданскую войну 1936—1939 гг., развязанную бригадным генералом Франсиско Франко Баамонде. Он одержал победу и на тридцать шесть лет стал единоличным правителем Испании, а за шесть лет до смерти объявил о восстановлении испанской монархии и возведении на престол внука Альфонса XIII — Хуана Карлоса. Начавший править после смерти диктатора король Хуан Карлос I сделал Испанию конституционной монархией.

    Как это уже случалось в прошлом, именно на закатные годы Испанской империи пришёлся золотой век (на сей раз второй) испанской литературы, прерванный началом гражданской войны. Расцвет словесности на рубеже XIX—XX вв. связан с деятельностью писателей так называемого «поколения 1898 года»: прозаиков и драматургов Мигеля де Унамуно, Рамона Марии дель Валье-Инклана (1869—1936), романиста Пио Барохи-и-Неси (1872—1956), драматурга Хасинто Бенавенте-и-Мартинеса (1866— 1954), поэтов Антонио Мачадо и Хуана Рамона Хименеса.

    «Поколение 1898 года» — это не литературная школа, а идейно-духовное движение, нацеленное на познание сути Испании, своеобразия её истории. Всех представителей «поколения» объединяло стремление найти выход из общенационального кризиса. Национальная самокритика в их сознании была неотделима от глубокой любви к родной земле, а символическим средоточием этой земли для них стала Кастилия — центральная область страны, вокруг которой складывалось Испанское государство. Почти каждый из писателей рубежа столетий создал свою (зачастую не одну!) книгу стихов, путевых заметок, пейзажных зарисовок и размышлений, рождённых в странствиях по Кастилии.

    Читайте также:
    Переводная литература в наше время: сочинение

    Эссе — самый характерный для «поколения» жанр. Одновременно в творчестве Унамуно, Барохи, Валье-Инклана складываются новые формы романа и драмы. Мачадо и Хименес, опираясь на опыт латиноамериканского модернизма, французского символизма и испанского фольклора, вырабатывают свой поэтический язык, свободный от романтических штампов и ходульной риторики.

    К «поколению 1927 года» принадлежат такие поэты, как Федерико Гарсиа Лорка, Рафаэль Альберти (1902-1999), Хорхе Гильен (1893—1984), Педро Салинас (1891—1951), Луис Сернуда (1902—1963), Висенте Алейксандре (1898—1984)

    Усилия творцов «поколения 1898 года» были поддержаны прозаиками Рамоном Пересом де Айала (1880— 1962) и Рамоном Гомесом де ла Серна (1888—1963), вошедшими в литературу в 10-х гг. XX в., а затем — поэтами «поколения 1927 года» и их единомышленниками — художником Сальвадором Дали, режиссёром Луисом Бунюэлем. В 20-х гг. культура Испании тесно связана с западноевропейскими авангардистскими направлениями — экспрессионизмом и сюрреализмом.

    В первые два десятилетия диктатуры Франко испанская литература выглядит обескровленной. Единственные признаки жизни, подаваемые словесностью тех лет, — романы Хамило Хосе Селы (родился в 1916 г.) Первый из них — «Семья Паскуаля Дуарте» (1942 г.) — положил начало так называемому тремендизму (от исп. tremendo — «ужасный»), самому характерному течению испанской литературы 40—50-х гг. Писатели-тремендисты исходили из представления об исконном одиночестве человека в мире, о смерти и насилии как неотъемлемых составляющих человеческого существования.

    Тремендистскими чертами отмечен и начальный этап творчества Мигеля Делибеса — крупнейшего прозаика современной Испании.

    “Великолепная пятерка” Великие испанские писатели

    Предлагаю вашему вниманию второй выпуск рубрики «Великолепная пятерка». Продолжаю тему литературы и на этот раз обращусь к стране своего научного интереса — Испании. Испанская литературная традиция очень богата и своеобразна, однако в контексте мировой литературы имена и произведения испанских авторов несколько потерялись на фоне русской, англо-американской, немецкой и французской литературы. Именно малая известность многих достойных авторов и побуждает меня обратиться к этой теме. Насколько традиция той или иной страны представлена в мировой культуре, и почему так происходит — вопрос интересный, и я к нему уже обращался в одной из своих статей (ссылка здесь)

    Есть один выдающийся испанский автор, имя которого известно всем и каждому. Он стал своеобразным символом не только всей испанской литературы, но и культуры этой страны, выразителем «испанскости». Речь, конечно, идет о Мигеле де Сервантесе Сааведра, создателе Дон Кихота, ставшего «вечным образом» мировой литературы и «типично испанским» героем. Конечно, в истории испанской литературы есть ещё такие всемирно известные имена, как, например, Гарсия Лорка и Лопе де Вега. Однако названные авторы были поэтами и драматургами. Я же хочу обратить внимание на испанских прозаиков. Конечно, указанные ниже авторы не ограничивались прозой и многие из них писали и стихи, и пьесы, но всё же наиболее значимую и известную часть их творческого наследия составили прозаические произведения. В подборку вошли выдающиеся испанские писатели кроме Сервантеса, которых в той или иной степени можно отнести к «классикам испанской литературы», и чьи произведения переведены на русский язык.

    Мигель де Унамуно (1864 — 1936)

    Сами испанцы и знатоки Испании шутят, что в истории испанской литературы есть два великих Мигеля “ Miguel de Unamuno и Miguel de Una Mano ” De Una Mano – в переводе с испанского значит «однорукий», намек на всё того же Сервантеса, который как известно потерял руку в сражении при Лепанто. Параллель с Сервантесом здесь не случайна, и дело вовсе не только в игре слов. Мигель Унамуно оставил свой след не только как писатель-прозаик, но и как философ. В своём творчестве он нередко обращался к великому испанскому образу — Дон Кихоту. Знатокам испанской литературы и философии он известен как «самый главный кихотист», один из выдающихся интерпретаторов великого образа, сделавшего «кихотизм» испанской религией, а Дон Кихота — испанским Христом. Национальный и мировоззренческий кризис Испании философ изобразил, как «Путь к гробу Дон Кихота». Написал Унамуно и переложение романа великого Сервантеса «Житие Дон Кихота и Санчо, рассказанное и интерпретированное Мигелем Унамуно». Из философских произведений Унамуно наиболее известно его эссе «О трагическом чувстве жизни», где он высказывает идеи близкие к зарождающемуся экзистенциализму. Мыслителя, считающегося «прародителем экзистенциализма» Серена Кьеркегора, Унамуно называет « mi hermano dines ” ( мой датский брат).

    Адаптацией образа дон Кихота и философскими произведениями не ограничивается творчество Унамуно, он оставил достаточно большое литературное наследие. Главные его произведения: «Туман», «Авель Санчес», «Мир среди войны», «Любовь и педагогика», в них философские идеи Унамуно обретают литературную форму. Любители литературы часто проводят параллели между национальными литературными традициями. Параллель с российской литературой позволяет вспомнить ещё об одном духовном hermano Мигеля — hermano Teodoro ( брат Федор). Конечно, речь идет о Федоре Михайловиче Достоевском. С некоторой долей условности Унамуно можно назвать «испанским Достоевским». Паралели в творчестве и идеях этих двух мыслителей усматривают многие философы и литературоведы.

    Читайте также:
    Детская литература первой половины XIX века: сочинение

    Рамон Мария дель Валье Инклан ( 1866 — 1936)

    Рамон Мария дель Валье Инклан — современник Унамуно и его коллега по «Поколению 98 года» Это явление в испанской литературе рубежа XIX – XX веков, о котором стоит написать отдельно. Авторов, отнесенных к поколению, объединяло чувство «острого исторического кризиса» Испании. Если опять же попытаться описать творчества Валье-Инклана через параллели с русской литературой, то получится гремучая смесь. Его книги — нечто среднее между М. Е. Салтыковым-Щедриным и Д. Н. Маминым-Сибиряком (и замечу что у всех троих двойные фамилии). Язык произведений Валье-Инклана не может оставить равнодушным, он писал очень образно. Этот автор — отличный стилист и в этом схож с Маминым-Сибиряком. Чтобы перевести произведения Вальи на русский язык, нужно обладать немалым талантом, поэтому нельзя не отметить переводчиков его романов и повестей на русский, отлично передавший «аутентичный» стиль автора. Со вторым названным русским писателем Валье-Инклана, опять же очень условно, роднит сатирическая направленность произведений. Его сатира – не прямая, очень остроумная, можно даже сказать тонкая. Сам дон Рамон назвал свои произведения «эсперпенто» и считается основателем этого своеобразного явления испанской литературы. Это слово переводится как «нелепица». В произведениях Валье-Инклана присутствует некоторая «гротескность», «сочетание несочетаемого». При всем этом произведения очень кинематографичны, в них много диалогов и вполне «киношных» образов. Автор оказал большое влияние на становление традиций испанского кино, лучшие образцы которого покажутся рядовому зрителю эпохи массовой культуры, мягко говоря, своеобразными. Он был любимым писателем великого кинематографиста Л. Бунюэля, чьи фильмы отличал гротеск, импровизация и творческий полет. Это характерно для всего испанского кино, вспомнить хотя бы относительно современный фильм «Печальная баллада для трубы» Алекса де ля Иглесиа. А корни подобного подхода к творчеству растут из прозы признанного классика испанской литературы — Рамона Валье-Инклана. Наиболее значимые его произведения, переведенные на русский язык: цикл «Карлистские войны», «Цвет святости», «Тиран Бандерос».

    Бенито Перес Гальдос (1843 — 1920)

    Пожалуй, главный классик испанской литературы XIX века. И здесь снова не обойдется без параллели. Перес Гальдос ни много, ни мало — испанский Лев Толстой. Стоит заметить, что два этих автора — современники, прожившие долгую жизнь и творившие «с разных сторон Европы». Его «Национальные эпизоды», состоящие из цикла произведений, лишь некоторые из которых переведены на русский — это целая панорама испанской жизни и испанской истории, сравнимая по охвату с «Войной и миром» Льва Николаевича. Дон Бенито написал более 20 романов, события описанные в них, охватывают почти целый век испанской истории, от вторжения Наполеона (роман «Трафальгар», за который он и получил сравнение с Толстым) до 70-х годов XIX века, когда в Испании была провозглашена республика. Достойны внимания также такие его романы как «Донья Перфекта» и «Тристана». Перес Гальдос — классик испанского критического реализма, подлинный образец испанской прозы рубежа XIX и XX века.

    Хуан Валера (1824 — 1905)

    Так уж получилось, что после «золотого века» Сервантеса следующий рассвет испанской культуры случился во второй половине XIX – начале XX века, и почти все участники этой подборки представители одной и той же эпохи. Следующий — Хуан Валера, вместе с Пересом Гальдосом относящийся к числу основоположников и главных представителей «классического реализма», тоже имеет «российского собрата». Западноевропейские критики, проводя весьма условную параллель, называют Хуана Валеру «испанским Тургеневым», отмечая, что в «широте постановки» общественных проблем Валера уступает великому русскому автору, его творчество больше обращено к личным переживаниям. Однако испанского и русского классиков роднит «глубокий психологизм» и «поэтичность прозы». Главной книгой Хуана Валеры считается роман «Пепита Хименес». Валера писал его в годы «демократического шестилетия» и установления первой республики, когда «радикальная революция привела в движение и вывела из колеи всё в Испании». Исторический контекст, безусловно, оставил свой отпечаток на творчестве автора, отразился в образах героев, придав книге легкую «дидактическую нагрузку», которую сам Валера, правда, отрицал.

    Камило Хосе Села

    Камило Хосе Села ( 1916 – 2002) — единственный в нашей подборке представитель испанской литературы XX века и единственный же писатель-прозаик из Испании, удостоенный Нобелевской премии (получил в 1989 году). Ради справедливости стоит сказать, что в истории испанской литературы 5 нобелевских лауреатов, но все остальные получили премию за свои поэтические творения. Хосе Села — новатор, ставший классиком, человек, отразивший в своём творчестве своеобразие как испанской, так и всей новейшей испаноязычной литературы. Его творчество во многом стало «новой вехой» в развитии традиции, заложенной Валье-Инкланом, вписанной в контекст литературной эпохи нового века. Хосе Села выразил в литературе «испанскую иррациональность», характерную черту испанской культуры, названную « lo espa ñol », которую в кинематографе отразил Бунюэль, а в живописи — Сальвадор Дали. Направление его творчества определяют как «трагедизм», характеризующийся обращением к «темной стороне человека», гротеском и нарочитой грубостью. Села уловил и по-испански переработал новейшие тенденции европейского литературного процесса, в угоду смысловой и эмоциональной нагрузке он оставил сюжету второстепенную роль, отказался от классического повествования в духе реализма. Одним из главных его произведений считается «Улей». Автор не акцентирует внимание на таких важных для реализма деталях, как «время» и «место действия», давая этим категориям какое-то новое, метафорическое значение, показывая тем самым «всеобщность» рассказанных им историй. Роман «Улей» густо населен персонажами, что соотносится с названием. Это весьма своеобразное изображение «кипучести жизни», за которой скрывается трагизм каждой конкретной судьбы. Также известны такие произведения автора как «Семья Паскаля Дуарте» – первое произведение писателя, изданное в 1942 году, и «Мазурка для двух покойников», ставшее одним из поздних. «Мазурка», написана уже после падения диктатуры Франка, на которую пришлась значительная часть творческого пути автора. В середине 70-х, после смерти диктатора, видя кризис национальной литературной традиции, поддавшийся массовым веяниям «открытой» Европы Хосе Села заметил: «Удивительное дело, но при Франко мы писали лучше, чем теперь».

    Читайте также:
    Литература «культурного запроса» В XX века: сочинение

    Бонус — в подборке не оказалось Мигеля Делибеса, безусловно, достойного испанского автора, «современного классика», чьим именем названа библиотека в Московском отделении института Сервантеса. Однако, я напомню, что мои подборки имеют информативный характер и не направлены на то, чтобы выявить «лучших из лучших». О «третьем Мигеле», Делибесе и его романе «Еретик» я уже писал ранее, в одной из предыдущих статей, отразив характерные особенности творчества этого автора в контексте испанской литературы. В данной статье я не счел нужным повторяться, обратив внимания читателя на другие достойные имена.

    Современная литература Польской Республики

    Современная литература Польской Республики представлена произведениями различных видов и жанров словесного творчества: романы, пьесы, малые прозаические формы — рассказы и очерки, разнообразные поэтические жанры. В них нашли отражение социальные перемены, происшедшие в стране за годы народной власти.

    В детской литературе эти перемены были особенно заметны, так как десятилетиями в детских книгах не сходил со страниц «несчастливый» ребенок, особенно в XIX веке, показываемый как жертва общественного строя, где у власти стоят имущие. Образ «счастливого» ребенка появлялся в произведениях реакционных писателей и оказывался обычно глубоко фальшивым. Свидетельством наступающих перемен было появление уже в литературе межвоенного двадцатилетия образа ребенка из рабочей, пролетарской семьи, участвующего в общей борьбе против социальной несправедливости. Но в новом народном государстве, которое создал польский народ после 1945 года, должна была создаваться и новая детская литература, ибо новые, очень сложные этические и иные проблемы, вопросы воспитания ребенка на новой социально-политической основе общества требовали решения. Вопрос о детской литературе решался в государственном плане. В 1947 и 1951 годах на совещаниях, посвященных детской книге, был поставлен вопрос о широком привлечении к работе над детской книгой писателей, художников, редакторов, о необходимости улучшения состояния критики и теории детской литературы, о создании специализированных издательств. В 1951 году были учреждены общегосударственные премии за достижения в области литературы для детей и юношества.

    Для детей Ю. Тувим написал около 40 произведений и сделал несколько переводов, из которых нужно упомянуть русскую народную сказку «Репка», сказки Пушкина и стихи Маршака. В Польше они объединены в сборники «Паровоз», «Чудеса и дивы», «Слон Хоботовский», «Зося-Самося» и другие. Родился Юлиан Тувим в городе Лодзи, учился в гимназии и уже тогда начал писать свои первые стихи, хотя печататься стал позднее — будучи студентом Варшавского университета. Стихи Тувима для взрослых привлекли к нему любовь польского народа своим патриотизмом, протестом против правителей панской Польши. После оккупации Польши в 1939 году Тувим уехал за границу и до 1946 года жил вдали от родины. Детские стихи Тувим писал еще на родине, с 30-х годов. Вернувшись домой, Тувим продолжает создавать стихи для детей, прекрасно осознавая новые задачи польской детской поэзии. Недаром еще в 1939 году, когда фашисты искореняли все польское, он написал стихотворение «Урок», в котором, используя традиции Адама Мицкевича и Марии Конопницкой, говорил ребенку в самые тяжелые времена: «обучайся польской речи», обучайся на самых печальных словах, ибо вокруг тебя «могилы, кресты» и «погосты», надо научиться «страшных птиц считать на небе», запомнить «мрак и траур над Варшавой», чтобы сделать выводы. В годы фашистской оккупации это стихотворение стало девизом борьбы за спасение национальной культуры. Оно распространялось в списках, заучивалось наизусть.

    Поднимая в польской детской литературе ряд тем, до него не освещавшихся, Тувим говорит о самом обыденном языком поэзии; труд в его изображении — это нерасторжимая взаимосвязь л

    Каменщик строит жилища,

    Платье — работа портного.

    Но ведь портному работать

    Негде без теплого крова!

    Каменщик был бы раздетым,

    Если б умелые руки

    Вовремя не смастерили

    Фартук, и куртку, и брюки.

    Пекарь сапожнику к сроку

    Сшить сапоги поручает.

    Ну, а сапожник без хлеба

    Много ль нашьет, натачает?

    (Перевод Е. Благининой)

    Взаимосвязь вещей, явлений, людей очень хорошо показана в стихотворении «Стол».

    Юлиан Тувим умел удовлетворить любознательность детей, отвечая на их бесконечные вопросы «отчего» и «почему». Он, например, объясняет, почему паровоз двигается, откуда появляется электрический ток («Чик»). Поднимал Тувим в своих стихах и вопросы интернационального воспитания, причем делал это тактично и умело. Например, в стихотворении «Бамбо» он сделал героем маленького негритенка:

    Читайте также:
    Переводная литература в наше время: сочинение

    В Африке Бамбо живет — негритенок,

    Черный товарищ ваш, милый ребенок.

    Учится в школе прилежно мальчишка,

    Любит свои негритянские книжки. .

    Очень хорош он, скажу вам по чести,

    Жаль, что не ходите в школу вы вместе!

    (Перевод Е. Благининой)

    Особенно хороши и лиричны стихи Тувима о природе. Они всегда жизнерадостны, в них много юмора и шутки, например изображение маленького дождичка, мечтающего стать большим ливнем («Дождик»), или описание природы в стихах «Четыре времени года».

    Произведения Тувима часто связаны с фольклорными приемами. Широко известны народные «нелепицы», берущие начало в далекой старине. Тувим создает по такому же образцу стихотворение «Про Янека», в котором его герой

    Ситом черпал воду,

    Птиц учил летать,

    Кузнеца просил он

    (Перевод С. Михалкова)

    Зазнайство, склонность к обману, к безделью всегда тонко высмеивает поэт. Таковы его стихи, например, «О Гришке-врунишке и его тете». Иногда Тувим переносит свою иронию и на взрослых, но говорит об их недостатках добродушно; резче («и обличает недостатки человека, когда выводит его в обра-и’ животного или птицы; такое иносказание всегда сатирическое. Но не только к малышам и младшим школьникам обращается польский поэт. Для детей старшего возраста написана книга «Вёсны и осени», куда вошли лирические стихотворения разных лет. Они передают чувства поэта к своей любимой родине («Дочери — в Закопане») —гордость за обновленную польскую мемлю и ее граждан, строящих социализм; отношение искусства к действительности («Словом в кровь!»). Значительная часть сборника посвящена простым людям («Стихи о погибшей надежде», «Парикмахеры»). Сочувствуя своим героям, Тувим одновременно резко выступает против мещанства «Мещане»:

    Современная литература Польши

    Установление в Польше демократического строя создало благоприятные условия для развития новой, литературы. На первый план выдвинулись проблемы и темы строительства, главным героем произведений стал труженик — создатель нового общества. Все большее число писателей считали своим творческим методом — метод реализма. Это благоприятно сказалось на развитии всей литературы Польской Народной Республики. Ее авторитет и заслуги перед читателями всего мира очень высоки. Славу классической польской литературы приумножили такие крупные писатели, как Я. Ивашкэвич, Ю. Тувим, В. Броневский, Е. Анджеевский, Л. Кручковский, М. Домбровская, Я. Парандовский, С. Лем, Т. Ружевич и другие.

    Юлиан Тувим (1894-1953)

    Первые стихотворения Тувима появились в печати в 1913 г., а уже в начале 20-х годов современники воспринимали его поэзию как начало новой поэтической эры. В поэзии Тувима читателя привлекало многое — нежный лиризм, бунтарская жизнерадостность, влюбленность в реальный мир, природу и человека, виртуозное владение словом.

    Тувим решительно выступил против модной в начале XX в. в Польше декадентской поэзии, за сближение поэтического творчества с действительной жизнью.

    Он демократизировал поэзию, введя в нее разговорную речь улицы, а также нового героя — простого горожанина. Для Тувима на всем протяжении его литературной деятельности характерны сочувствие угнетенным и обездоленным, ненависть к несправедливости, почтительное внимание к простым человеческим чувствам. И в то же время в поэзию Юлиана Тувима постоянно врывается политическая злободневность, в ней слышится протест против империализма, фашизма, войны. Вспомним хотя бы стихотворение «К простому человеку» (1929).

    Глубоко ненавистно поэту было мещанство. Едкая критика мещанства — одна из ведущих тем его творчества.

    Страшны дома их, страшны квартиры,

    Страшною жизнью страшны мещане, —

    Писал поэт в стихотворении «Мещане».

    Антимещанский бунт поэта перерастает в 30-е годы в решительный и гневный протест против заправил буржуазно-помещичьей Польши, против растущего в ней фашизма.

    Резкий сатирический памфлет на жизнь правящих классов содержится в одном из произведений Тувима — поэме «Бал в опере» (1936), которая была запрещена цензурой.

    В годы второй мировой войны Тувим находился в эмиграции, сначала во Франции, затем в Бразилии и США. Там он вел активную антифашистскую деятельность, выступал за демократическое устройство будущей Польши, за дружбу Польши с Советским Союзом.

    В эти годы Тувим создает крупнейшее свое произведение — поэму под названием «Цветы Польши ». Фрагменты поэмы были широко известны на оккупированной гитлеровцами родине поэта, они переписывались от руки, печатались в многочисленных подпольных изданиях — листовках, газетах, поэтических сборниках.

    Возвратившись из эмиграции в освобожденную Польшу, Тувим деятельно участвует в строительстве новой культуры в Польской Народной Республике.

    В последние годы жизни он написал ряд ярких стихотворений, утверждающих завоевания возрожденной отчизны, ее нового героя — строителя Польши.

    Тувим широко известен и как автор мастерских, необыкновенно популярных, переведенных на многие языки стихотворений для детей — «Паровоз», «Про пана Трулялинского», «Слон Хоботовский».

    Велико значение Тувима для польской культуры и как переводчика шедевров мировой литературы. Ему принадлежат замечательные переводы на польский язык «Слова о полку Игореве», произведений Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Некрасова, Маяковского, Твардовского и других русских и поэтов и писателей.

    Владислав Броневский (1897-1962)

    Владислав Броневский — один из крупнейших польских поэтов. В его творчестве отразились жизнь и борьба, стремления, чаяния и надежды польского народа на протяжении нескольких десятилетий XX в.

    Читайте также:
    Литература, как одно из важнейших проявлений человеческой культуры: сочинение

    В основе поэтических книг Броневского, изданных в 20 — 30-е годы в буржуазно-помещичьей Польше (сборники «Дымы над городом», «Печаль и песня» и др.), — идеи революционной борьбы, пролетарского интернационализма, антифашизма. Произведения поэта были пронизаны революционно-романтической героикой.

    Подобно Маяковскому в русской поэзии, Броневский выступил как новатор в польской поэзии, внося в нее новое, революционное содержание, отражающее жизнь и борьбу трудящихся масс Польши, вдохновленных примером Великой Октябрьской революции.

    Вопросы народной жизни становились для поэта глубоко личным переживанием, воплощенным в стихе неповторимыми художественными средствами.

    В звучный музыкальный стих с четким разнообразным ритмом поэт смело ввел лексику газет, листовок, лозунгов: «капитал», «кризис», «диалектика», «классовая борьба», «партия», «рабочие массы», «тяжелая промышленность» и многие другие слова.

    Броневский первым из польских поэтов накануне нападения гитлеровской Германии на Польшу (в сентябре 1939 г.) призвал польский народ к отпору агрессору — в стихотворении «Примкнуть штыки», написанном в апреле 1939 г. и получившем большую известность.

    В суровые годы второй мировой войны, когда Польша была оккупирована немецкими фашистами, Броневский жил в эмиграции. В эти годы в его поэзии необычайно сильно, иногда трагично, но всегда задушевно и проникновенно звучит тема родины, вера в освобождение и возрождение Польши. Стихи Броневского нелегально распространялись в оккупированной Польше.

    В Народной Польше Броневский стал признанным поэтом своего народа. Послевоенное творчество Владислава Броневского многогранно.

    Это и стихотворения о строительстве социализма в Польше, и стихотворения, содержащие глубокие раздумья над судьбами Польши, ее историей, культурой и искусством, языком и природой (сборник стихотворений «Надежда»). Это и лирико-философские поэмы «Мазовия» и «Висла», и интимная лирика высокого эмоционального напряжения.

    Януш Корчак (1878-1942)

    Януш Корчак (настоящее имя и фамилия — Генрик Гольдшмидт) — писатель, врач и педагог, жизнь которого была отдана детям. Как врач, он оказывал детям из неимущих семей бесплатную медицинскую помощь. Беседы «Старого Доктора» по радио были известны всей стране.

    В 1911 г. Корчак организовал на общественных началах в Варшаве Дом сирот, где все управление было поручено самим ребятам.

    Человек большого сердца, Корчак был верен своим воспитанникам до конца. Во время второй мировой войны, когда Дом сирот оказался в гетто, Януш Корчак, имея право свободного выбора, предпочел остаться вместе с детьми и вместе с ними погиб в печах крематория в фашистском лагере Треблинка.

    Януш Корчак написал немало книг, посвященных вопросам воспитания: «Как любить ребенка», «Право ребенка на уважение» и др. Януш Корчак написал прекрасные произведения, обращенные непосредственно к детям: «Слава», «Кайтусь-волшебник», «Когда я снова стану маленьким». Но самое значительное его произведение — книга о маленьком Короле Матиуше Первом. Она состоит из двух частей: «Король Матиуш Первый-) (1923) и «Король Матиуш на необитаемом ортрове» (1931).

    Это грустный рассказ о мальчике-короле, мечтавшем о том, чтобы в его государстве не было неравенства между людьми, не было бедных, больных и заброшенных детей, о том, чтобы дети пользовались теми же правами, что и взрослые. Но все попытки Матиуша перестроить порядки в стране, все его реформы были обречены на неудачу. В реально существовавшем мире было слишком много страданий и горя и защитить интересы ребенка было задачей почти неразрешимой.

    Для детей и юношества

    Известный польский поэт и прозаик Ян Бжехва (1900 — 1966) начал свой творческий путь в начале 20-х годов стихами, сатирическими куплетами и песенками для взрослых под псевдонимом Шер-Шень. Но подлинную славу и всенародное признание принесли ему книги, написанные для детей. Бжехва — автор великого множества веселых стихов, сказок и басен, писатель, наделенный неистощимой выдумкой и фантазией. Не случайно его называют в Польше «писателем радости».

    Особой любовью читателей пользуются сказочные повести Яна Бжехвы «Академия пана Кляксы» (1947), «Путешествия пана Кляксы» (1961) и «Триумф пана Кляксы» (1965), создававшиеся им почти двадцать лет.

    Главный герой всех этих книг — таинственный волшебник пан Клякса, обучающий своих учеников приемам волшебства.

    Для пана Кляксы нет ничего невозможного, он всемогущ и бесконечно добр. При виде его даже сломанные табуретки от радости топают ножками, а часы начинают веседо позванивать.

    У пана Кляксы хранятся ключи от всех сказок на свете. Ученики Академии нередко наведываются в гости к Белоснежке и гномам, к Рыбаку и Рыбке, к Спящей Царевне и очень дружат с ними. А когда дети вырастают, то Академия исчезает вместе с добрым волшебником паном Кляксой, потому что это тоже сказка и она кончается вместе с детством.

    Повести «Академия пана Кляксы» и «Путешествия пана Кляксы» изданы на русском языке одной книгой в 1966 г. Отдельным изданием на русском языке выходили также «Веселые стихи» Яна Бжехвы в пересказе Б. Заходера. Большой любовью у юных читателей Польши пользуются и стихи и сказочные повести Люд вика Ежи Керна (р. 1921).

    На русский язык переведены две повести Людвика Ежи Керна — «Послушай-ка, слон» и «Фердинанд Великолепный».

    Читайте также:
    Современная литература Польской Республики: сочинение

    Мягкий лирический юмор, прекрасное знание конкретной действительности, атмосфера бодрости, веселья, бескорыстной доброты характерны для книг Адама Багдая (р. 1918). Советскому читателю известна одна из его повестей — «0:1 в первом тайме». Автор с большой любовью рассказывает в ней о маленьком варшавянине Манюсе Ткачике.

    Тема войны отражена в широкоизвестной повести Игоря Неверли (р. 1903) «Парень из Сальских степей». Близка по жанру к современной сказке фантастическая повесть известного польского писателя Ежи Брошкевича (р. 1922) «Одно другого интересней». Автор рассказывает про двух обыкновенных ребят, варшавских школьников, с которыми происходят удивительные, фантастические приключения.

    Одним из самых популярных детских писателей современной Польши является Эдмунд Низюрский (р. 1926). Его книги остросюжетны, основу повествования в них составляет приключение, всегда неожиданное и яркое.

    Cочинение «Современная литература Польши»

    Установление в Польше демократического строя создало благоприятные условия для развития новой, литературы. На первый план выдвинулись проблемы и темы строительства, главным героем произведений стал труженик — создатель нового общества. Все большее число писателей считали своим творческим методом — метод реализма. Это благоприятно сказалось на развитии всей литературы Польской Народной Республики. Ее авторитет и заслуги перед читателями всего мира очень высоки. Славу классической польской литературы приумножили такие крупные писатели, как Я. Ивашкэвич, Ю. Тувим, В. Броневский, Е. Анджеевский, Л. Кручковский, М. Домбровская, Я. Парандовский, С. Лем, Т. Ружевич и другие.

    Юлиан Тувим (1894-1953)

    Первые стихотворения Тувима появились в печати в 1913 г., а уже в начале 20-х годов современники воспринимали его поэзию как начало новой поэтической эры. В поэзии Тувима читателя привлекало многое — нежный лиризм, бунтарская жизнерадостность, влюбленность в реальный мир, природу и человека, виртуозное владение словом.

    Тувим решительно выступил против модной в начале XX в. в Польше декадентской поэзии, за сближение поэтического творчества с действительной жизнью.

    Он демократизировал поэзию, введя в нее разговорную речь улицы, а также нового героя — простого горожанина. Для Тувима на всем протяжении его литературной деятельности характерны сочувствие угнетенным и обездоленным, ненависть к несправедливости, почтительное внимание к простым человеческим чувствам. И в то же время в поэзию Юлиана Тувима постоянно врывается политическая злободневность, в ней слышится протест против империализма, фашизма, войны. Вспомним хотя бы стихотворение «К простому человеку» (1929).

    Глубоко ненавистно поэту было мещанство. Едкая критика мещанства — одна из ведущих тем его творчества.

    Страшны дома их, страшны квартиры,

    Страшною жизнью страшны мещане, —

    Писал поэт в стихотворении «Мещане».

    Антимещанский бунт поэта перерастает в 30-е годы в решительный и гневный протест против заправил буржуазно-помещичьей Польши, против растущего в ней фашизма.

    Резкий сатирический памфлет на жизнь правящих классов содержится в одном из произведений Тувима — поэме «Бал в опере» (1936), которая была запрещена цензурой.

    В годы второй мировой войны Тувим находился в эмиграции, сначала во Франции, затем в Бразилии и США. Там он вел активную антифашистскую деятельность, выступал за демократическое устройство будущей Польши, за дружбу Польши с Советским Союзом.

    В эти годы Тувим создает крупнейшее свое произведение — поэму под названием «Цветы Польши ». Фрагменты поэмы были широко известны на оккупированной гитлеровцами родине поэта, они переписывались от руки, печатались в многочисленных подпольных изданиях — листовках, газетах, поэтических сборниках.

    Возвратившись из эмиграции в освобожденную Польшу, Тувим деятельно участвует в строительстве новой культуры в Польской Народной Республике.

    В последние годы жизни он написал ряд ярких стихотворений, утверждающих завоевания возрожденной отчизны, ее нового героя — строителя Польши.

    Тувим широко известен и как автор мастерских, необыкновенно популярных, переведенных на многие языки стихотворений для детей — «Паровоз», «Про пана Трулялинского», «Слон Хоботовский».

    Велико значение Тувима для польской культуры и как переводчика шедевров мировой литературы. Ему принадлежат замечательные переводы на польский язык «Слова о полку Игореве», произведений Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Некрасова, Маяковского, Твардовского и других русских и поэтов и писателей.

    Владислав Броневский (1897-1962)

    Владислав Броневский — один из крупнейших польских поэтов. В его творчестве отразились жизнь и борьба, стремления, чаяния и надежды польского народа на протяжении нескольких десятилетий XX в.

    В основе поэтических книг Броневского, изданных в 20 — 30-е годы в буржуазно-помещичьей Польше (сборники «Дымы над городом», «Печаль и песня» и др.), — идеи революционной борьбы, пролетарского интернационализма, антифашизма. Произведения поэта были пронизаны революционно-романтической героикой.

    Подобно Маяковскому в русской поэзии, Броневский выступил как новатор в польской поэзии, внося в нее новое, революционное содержание, отражающее жизнь и борьбу трудящихся масс Польши, вдохновленных примером Великой Октябрьской революции.

    Вопросы народной жизни становились для поэта глубоко личным переживанием, воплощенным в стихе неповторимыми художественными средствами.

    В звучный музыкальный стих с четким разнообразным ритмом поэт смело ввел лексику газет, листовок, лозунгов: «капитал», «кризис», «диалектика», «классовая борьба», «партия», «рабочие массы», «тяжелая промышленность» и многие другие слова.

    Броневский первым из польских поэтов накануне нападения гитлеровской Германии на Польшу (в сентябре 1939 г.) призвал польский народ к отпору агрессору — в стихотворении «Примкнуть штыки», написанном в апреле 1939 г. и получившем большую известность.

    Читайте также:
    Детская литература первой половины XIX века: сочинение

    В суровые годы второй мировой войны, когда Польша была оккупирована немецкими фашистами, Броневский жил в эмиграции. В эти годы в его поэзии необычайно сильно, иногда трагично, но всегда задушевно и проникновенно звучит тема родины, вера в освобождение и возрождение Польши. Стихи Броневского нелегально распространялись в оккупированной Польше.

    В Народной Польше Броневский стал признанным поэтом своего народа. Послевоенное творчество Владислава Броневского многогранно.

    Это и стихотворения о строительстве социализма в Польше, и стихотворения, содержащие глубокие раздумья над судьбами Польши, ее историей, культурой и искусством, языком и природой (сборник стихотворений «Надежда»). Это и лирико-философские поэмы «Мазовия» и «Висла», и интимная лирика высокого эмоционального напряжения.

    Януш Корчак (1878-1942)

    Януш Корчак (настоящее имя и фамилия — Генрик Гольдшмидт) — писатель, врач и педагог, жизнь которого была отдана детям. Как врач, он оказывал детям из неимущих семей бесплатную медицинскую помощь. Беседы «Старого Доктора» по радио были известны всей стране.

    В 1911 г. Корчак организовал на общественных началах в Варшаве Дом сирот, где все управление было поручено самим ребятам.

    Человек большого сердца, Корчак был верен своим воспитанникам до конца. Во время второй мировой войны, когда Дом сирот оказался в гетто, Януш Корчак, имея право свободного выбора, предпочел остаться вместе с детьми и вместе с ними погиб в печах крематория в фашистском лагере Треблинка.

    Януш Корчак написал немало книг, посвященных вопросам воспитания: «Как любить ребенка», «Право ребенка на уважение» и др. Януш Корчак написал прекрасные произведения, обращенные непосредственно к детям: «Слава», «Кайтусь-волшебник», «Когда я снова стану маленьким». Но самое значительное его произведение — книга о маленьком Короле Матиуше Первом. Она состоит из двух частей: «Король Матиуш Первый-) (1923) и «Король Матиуш на необитаемом ортрове» (1931).

    Это грустный рассказ о мальчике-короле, мечтавшем о том, чтобы в его государстве не было неравенства между людьми, не было бедных, больных и заброшенных детей, о том, чтобы дети пользовались теми же правами, что и взрослые. Но все попытки Матиуша перестроить порядки в стране, все его реформы были обречены на неудачу. В реально существовавшем мире было слишком много страданий и горя и защитить интересы ребенка было задачей почти неразрешимой.

    Для детей и юношества

    Известный польский поэт и прозаик Ян Бжехва (1900 — 1966) начал свой творческий путь в начале 20-х годов стихами, сатирическими куплетами и песенками для взрослых под псевдонимом Шер-Шень. Но подлинную славу и всенародное признание принесли ему книги, написанные для детей. Бжехва — автор великого множества веселых стихов, сказок и басен, писатель, наделенный неистощимой выдумкой и фантазией. Не случайно его называют в Польше «писателем радости».

    Особой любовью читателей пользуются сказочные повести Яна Бжехвы «Академия пана Кляксы» (1947), «Путешествия пана Кляксы» (1961) и «Триумф пана Кляксы» (1965), создававшиеся им почти двадцать лет.

    Главный герой всех этих книг — таинственный волшебник пан Клякса, обучающий своих учеников приемам волшебства.

    Для пана Кляксы нет ничего невозможного, он всемогущ и бесконечно добр. При виде его даже сломанные табуретки от радости топают ножками, а часы начинают веседо позванивать.

    У пана Кляксы хранятся ключи от всех сказок на свете. Ученики Академии нередко наведываются в гости к Белоснежке и гномам, к Рыбаку и Рыбке, к Спящей Царевне и очень дружат с ними. А когда дети вырастают, то Академия исчезает вместе с добрым волшебником паном Кляксой, потому что это тоже сказка и она кончается вместе с детством.

    Повести «Академия пана Кляксы» и «Путешествия пана Кляксы» изданы на русском языке одной книгой в 1966 г. Отдельным изданием на русском языке выходили также «Веселые стихи» Яна Бжехвы в пересказе Б. Заходера. Большой любовью у юных читателей Польши пользуются и стихи и сказочные повести Люд вика Ежи Керна (р. 1921).

    На русский язык переведены две повести Людвика Ежи Керна — «Послушай-ка, слон» и «Фердинанд Великолепный».

    Мягкий лирический юмор, прекрасное знание конкретной действительности, атмосфера бодрости, веселья, бескорыстной доброты характерны для книг Адама Багдая (р. 1918). Советскому читателю известна одна из его повестей — «0:1 в первом тайме». Автор с большой любовью рассказывает в ней о маленьком варшавянине Манюсе Ткачике.Тема войны отражена в широкоизвестной повести Игоря Неверли (р. 1903) «Парень из Сальских степей». Близка по жанру к современной сказке фантастическая повесть известного польского писателя Ежи Брошкевича (р. 1922) «Одно другого интересней». Автор рассказывает про двух обыкновенных ребят, варшавских школьников, с которыми происходят удивительные, фантастические приключения.

    Одним из самых популярных детских писателей современной Польши является Эдмунд Низюрский (р. 1926). Его книги остросюжетны, основу повествования в них составляет приключение, всегда неожиданное и яркое.

  • Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: