Значение трудов М. В. Ломоносова для развития славянской филологии: сочинение

научная статья по теме ЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВ М.В. ЛОМОНОСОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ СЛАВЯНСКОЙ ФИЛОЛОГИИ Общественные науки в целом

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВ М.В. ЛОМОНОСОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ СЛАВЯНСКОЙ ФИЛОЛОГИИ»

Языкознание ппппппп папа

Чжао Цзяньбо, старший преподаватель Сианьского шиюнского университета (Китай)

Юй Фань, старший преподаватель Сианьского научно-технического университета (Китай)

ЗНАЧЕНИЕ ТРУДОВ М.В. ЛОМОНОСОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ СЛАВЯНСКОЙ ФИЛОЛОГИИ

Имя Ломоносова — первое и первостепенное имя в разработке русского литературного языка: до Ломоносова русский язык как таковой не привлекал, или слишком мало привлекал к себе внимание как объект грамматического изучения. В допетровскую пору в качестве русского языка преподносился церковнославянский, а грамматические опыты этого времени были слишком кратки и элементарны.

Ломоносов родился 8 ноября 1711 года (по старому стилю) в деревне Мишанинской, приблизительно в 80 км от Архангельска. Неуемная жажда знаний и истины отличала Ломоносова с раннего детства, поэтому он отправляется в Москву поступать в академию. В этом городе он ищет знания, но полностью не удовлетворен предлагаемым материалом для изучения. Как самого лучшего ученика его переводят в Петербург, а затем за границу для обучения горному делу.

Ломоносов был человеком очень разносторонним, будучи физиком, химиком, он с ранних лет имел страсть к филологическим наукам и внес большой вклад в их разработку. Труды Ломоносова способствовали громадному сдвигу в развитии почти всех наук. Языкознание можно с полным правом рассматривать как одно из важнейших направлений научной деятельности Ломоносова, в какой-то степени синтезирующей все его работы.

Занятием «устройство родного языка» Ломоносов продолжал заниматься всю жизнь. Начав с разработки теории русского стихосложения (теория силлаботонического стиха, развитая в «Письме о правилах российского стихотворца» 1739, перед этим проштудировал Василия Кирилловича Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов»), он обратился затем к утверждению основных начал русской литературной речи («Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия сочиненное» 1744 и «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика», 1748) и к нормативной деятельности в области русской грамматики («Российская грамматика» 1757). Чуть позже он разработал учение о 3-х стилях русского литературного языка («Предисловие о пользе книг церковных» 1758) Ломоносов составил учебник истории для школ «Краткий Российский летописец с родословием» и приступил к созданию многотомной русской истории, но успел написать лишь первый том — «Древнюю Российскую историю» (до 1054 г.).

В рукописях Ломоносова сохранилось много материалов, свидетельствующих о широте его языковедческих и литературоведческих интересов. Остался, например, перечень задуманных работ:

1) о сходстве и переменах языков;

2) о сродных российскому языку и о нынешних диалектах;

3) о славянском церковном языке;

4) о простонародных языках;

5) о преимуществах российского языка, о чистоте и красоте российского языка;

7) о новых российских речениях;

8) о чтении книг старинных и о речениях нестеровских, новгородских и пр. лексиконом незнаемых;

Найдены черновики сравнительной грамматики славянских и других родственных языков.

Ломоносов верно разграничил языки. Он говорит о родстве русского языка со славянскими языками — польско-богемским (чешским) и болгарско-моравским (сербским), — говорит о родстве с греческим и латинским (что неоспоримо), с германскими и романскими языками, происшедшими из латыни, с курляндскими языками (так называл Ломоносов лит-во-латышские языки). Ломоносов совершенно точно определил круг родственных индоевропейских языков. В числе не родственных русскому языков он как раз называет древнееврейский, татарский, финские языки. Таким образом, задолго до работ У. Джонса и Ф. Боппа Ломоносов установил родственные связи русского языка с другими индоевропейскими языками. Вспомним, что он не был языковедом и не имел возможности уделять вопросам лингвистики достаточно внимания.

В 1748 году Ломоносов составляет «Краткое руководство к красноречию». Он дает высокую оценку русскому языку, который в то время был еще очень мало обработан. Риторическое учение складывалось веками, начиналось от классической древности, давала определенные правила и пренебрегая потребностями новой жизни и национального языка. Со стороны Ломоносова было проявлено очень много самостоятельности, литературного таланта, чтобы ввести риторику в современную жизнь и приспособить ее к потребностям времени, нуждам современной школы и родного языка. Ломоносов дает риторику в прекрасной литературной и научной обработке. «Риторика» Ломоносова в свое время была замечательною и интересною книгой, давая ясные правила, приводя прекрасные литературные примеры, взятые из поэтических трудов.

Читайте также:
Отличие оды М. В. Ломоносова На день восшествия на престол императрицы Елизаветы (1747) от оды Г. Р. Державина Фелица: сочинение

Сведения о начале работы Ломоносова по русской грамматике мы имеем с 1751 года, до этого Ломоносов собирает богатейший материал для создания «Российской грамматики». В этом труде Ломоносовым было проведено всестороннее исследование языка и в произносительной системе (аканье, большой план грамматических статей об ударении слов, устанавливает жесткие нормы для произношения, много материала относящегося к морфологической системе (спряжение, склонение, словообразованию и т.д.)). Еще в детстве Ломоносов потихоньку от взрослых штудировал «Грамматику. » М. Смотрицкого (целая энциклопедия гуманитарных наук, знакомство с этой книгой позволило Ломоносову не только более верно понять древнерусские тексты, но прежде всего быстро изучить греческий и латинский языки).

Ломоносов осознал, что в каждом языке наряду с элементами общечеловеческими есть черты своеобразные, заслуживающие такого же кристального изучения, такого же уважения, как и единые, всеобщие нормы языка. И Ломоносов разделил свою книгу на части — общую и специальную. В общей части рассматриваются основные грамматические категории во всех известных Ломоносовых языках (а он знал их очень много), а специальная часть — русская. Отмечая нередко несоответствие конкретного речевого материала идеальным нормам мышления, Ломоносов не призывает, как французские рационалисты, к ломке и переделке языка в угоду логике. Он, например, отмечает, что категория рода в русском языке нерациональна. Однако, указав на это несоответствие логики и грамматики, Ломоносов настаивает на том, что необходимо усвоить конкретные особенности заполнения родовых категорий в русском языке.

Благодаря знанию иностранных языков, замечательной наблюдательности в области звуков русской речи по слуху и работам органов произношения Ломоносов отчетливо разобрался в звуках нашей речи и значении букв нашей азбуки (обязывает произносить почти так, как говорит народ, а писать так, как требуется по разным соображениям. Первые наставления Тредиаковского «Разговора об ортографии»). Ломоносов дал также простые точные и основательные правила слитного и раздельного написания слов.

Ломоносова часто упрекают в том, что он очень плохо справился с классификацией глаголов, глагольных времен. Он насчитывает 10 времен русских глаголов — восемь от глаголов простых и 2 от сложных. Его видовые категории не противопоставлены категориям собственно временным. Ломоносов в своей Грамматике верно отразил то переходное состояние, когда формы времени и формы вида еще не дифференцировались в полной мере. В начальных главах Грамматики сказано, что у русских глаголов 3 времени (настоящее, прошедшее, будущее), а не 10; следовательно Ломоносов не смешивает категории вида и времени, а не видит еще противопоставления форм вида и времени в конкретно существующей и употребляется, тогда в живом русском языке (при этом народном) система спряжений и отмечает как раз нерасчлененное выражение вида и времени.

Конечно «Российская грамматика» Ломоносова устарела, но главным образом лишь в том смысле, что устарел язык его времени; частично устарела также терминология Ломоносова, хотя в свое время он был в ней ново открывателем.

Таким образом, «Российская грамматика» замечательный трактат середины 18 века, который, несомненно, во многом опередил современные ему грамматики западноевропейских языков и определил развитие русского языкознания почти на 100 лет.

1. Безменова Н.А. Очерки по теории и истории риторики. М., 1991.

2. Волков А.А. Основы русской риторики. М., 1997.

3. Вомиерский В.П. Риторика в России XVII—XVIII вв. М, 1988.

4. Ломоносов М.В. Краткое руководство к красноречию // Поли. собр. соч.: В 11 т. М., 1952. Т. 7. С. 91—378.

5. Рождественский Ю.В. Теория риторики. М., 1997.

6. Топоров В.Н. Риторика // Лингвистический энциклопедический словарь. С. 416—417.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Вклад Ломоносова в филологию

1. Значение трудов М.В. Ломоносова для развития славянской филологии. 3

Читайте также:
Оды Ломоносова: сочинение

2. «О пользе книг церковных в российском языке» 7

3. «Риторика» М.В. Ломоносова 9

Список литературы 15

Введение

Основным критерием этого выбора служила «образцовая речь» – речь выразительная, логично организованная, отличающаяся грамматической и орфоэпической правильностью, точностью в употреблении слов и лексическим разнообразием. Выдающийся русский языковед, лексикограф, профессор С. И. Ожегов подчеркивал: «Высокая культура речи – это умение правильно, точно и выразительно передать свои мысли средствами языка. Правильной речью называется та, в которой соблюдаются нормы современного литературного языка. Но культура речи заключается не только в следовании нормам языка. Она заключается еще и в умении найти не только точное средство для выражения своей мысли, но и наиболее доходчивое (т. е. наиболее выразительное) и наиболее уместное (т. е. самое подходящее для данного случая) и, следовательно, стилистически оправданное».

К индивидуальной культуре речи, к речевому поведению человека во все времена предъявлялись высокие требования. Учение о стиле и содержании эффективной и образцовой речи, ее основных качествах существовало с давних времен: этим занималась древнейшая наука – риторика. В России развитие риторических идей началось в XVII в. Первые русские и общедоступные руководства по красноречию были написаны М. В. Ломоносовым («Риторика»). В конце XVIII – начале XIX в. сложилась риторическая школа российских академиков, а затем и университетская школа красноречия: значительные исследования по риторике этого времени связаны с именами М. М. Сперанского, А. С. Никольского, И. С. Рижского. Расцвет русской риторики приходится на первую половину XIX века. Последние наиболее детально разработанные программы по риторике (Н. А. Энгельгардта, Ф. Ф. Зелинского и А. Ф. Кони) были опубликованы в «Записках Института Живого Слова», вышедших в 1919 г.

1. Значение трудов М.В. Ломоносова для развития славянской филологии.

Имя Ломоносова – первое и первостепенное имя в разработке русского литературного языка: до Ломоносова русский язык как таковой не привлекал, или слишком мало, привлекал к себе внимание как объект грамматического изучения. В допетровскую пору в качестве русского языка преподносился церковнославянский, а грамматические опыты этого времени были слишком кратки и элементарны.

Ломоносов родился 8 ноября 1711 года (по старому стилю) в деревне Мишанинской, приблизительно в 80 км от Архангельска. Неуемная жажда знаний и истины отличала Ломоносова с раннего детства, поэтому он отправляется в Москву поступать в академию. В этом городе он ищет знания, но полностью не удовлетворен предлагаемым материалом для изучения. Как самого лучшего ученика его переводят в Петербург, а затем за границу для обучения горному делу.

Ломоносов был человеком очень разносторонним, будучи физиком, химиком, он с ранних лет имел страсть к филологическим наукам и внес большой вклад в их разработку. Труды Ломоносова способствовали громадному сдвигу в развитии почти всех наук. Языкознание можно с полным правом рассматривать как одно из важнейших направлений научной деятельности Ломоносова, в какой-то степени синтезирующей все его работы.

Занятием «устройство родного языка» Ломоносов продолжал заниматься всю жизнь. Начав с разработки теории русского стихосложения (теория силлаботонического стиха, развитая в «Письме о правилах российского стихотворца» 1739, перед этим проштудировал Василия Кирилловича Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов»), он обратился затем к утверждению основных начал русской литературной речи («Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия сочиненное» 1744 и «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика», 1748) и к нормативной деятельности в области русской грамматики («Российская грамматика» 1757). Чуть позже он разработал учение о 3-х стилях русского литературного языка («Предисловие о пользе книг церковных» 1758) Ломоносов составил учебник истории для школ «Краткий Российский летописец с родословием» и приступил к созданию многотомной русской истории, но успел написать лишь первый том – «Древнюю Российскую историю» (до 1054г).

В рукописях Ломоносова сохранилось много материалов, свидетельствующих о широте его языковедческих и литературоведческих интересов. Остался, например, перечень задуманных работ:

1) о сходстве и переменах языков;

2) о сродных российскому языку и о нынешних диалектах;

3) о славянском церковном языке;

4) о простонародных языках;

Читайте также:
Жизнь и творчество М.В. Ломоносова (какой вклад внес М.В. Ломоносов в русский язык и литературу): сочинение

5) о преимуществах российского языка, о чистоте и красоте российского языка;

7) о новых российских речениях;

8) о чтении книг старинных и о речениях нестеровских, новгородских и пр. лексиконом незнаемых;

Найдены черновики сравнительной грамматики славянских и других родственных языков.

Ломоносов верно разграничил языки. Он говорит о родстве русского языка со славянскими языками – польско-богемским (чешским) и болгарско-моравским (сербским), – говорит о родстве с греческим и латинским (что неоспоримо), с германскими и романскими языками, происшедшими из латыни, с курляндскими языками (так называл Ломоносов литво-латышские языки). Ломоносов совершенно точно определил круг родственных индоевропейских языков. В числе не родственных русскому языков он как раз называет древнееврейский, татарский, финские языки. Таким образом, задолго до работ У. Джонса и Ф. Боппа Ломоносов установил родственные связи русского языка с другими индоевропейскими языками. Вспомним, что он не был языковедом и не имел возможности уделять вопросам лингвистики достаточно внимания.

В 1748 году Ломоносов составляет «Краткое руководство к красноречию». Он дает высокую оценку русскому языку, который в то время был еще очень мало обработан. Риторическое учение складывалось веками, начиналось от классической древности, давала определенные правила и пренебрегая потребностями новой жизни и национального языка. Со стороны Ломоносова было проявлено очень много самостоятельности, литературного таланта, чтобы ввести риторику в современную жизнь и приспособить ее к потребностям времени, нуждам современной школы и родного языка. Ломоносов дает риторику в прекрасной литературной и научной обработке. «Риторика» Ломоносова в свое время была замечательною и интересною книгой, давая ясные правила, приводя прекрасные литературные примеры, взятые из поэтических трудов.

Сведения о начале работы Ломоносова по русской грамматике мы имеем с 1751 года, до этого Ломоносов собирает богатейший материал для создания «Российской грамматики». В этом труде Ломоносовым было проведено всестороннее исследование языка и в произносительной системе (аканье, большой план грамматических статей об ударении слов, устанавливает жесткие нормы для произношения, много материала относящегося к морфологической системе (спряжение, склонение, словообразованию и т.д.)). Еще в детстве Ломоносов потихоньку от взрослых штудировал «Грамматику…» М. Смотрицкого (целая энциклопедия гуманитарных наук, знакомство с этой книгой позволило Ломоносову не только более верно понять древнерусские тексты, но прежде всего быстро изучить греческий и латинский языки).

Ломоносов осознал, что в каждом языке наряду с элементами общечеловеческими есть черты своеобразные, заслуживающие такого же кристального изучения, такого же уважения, как и единые, всеобщие нормы языка. И Ломоносов разделил свою книгу на части – общую и специальную. В общей части рассматриваются основные грамматические категории во всех известных Ломоносовых языках (а он знал их очень много), а специальная часть – русская. Отмечая нередко несоответствие конкретного речевого материала идеальным нормам мышления, Ломоносов не призывает, как французские рационалисты, к ломке и переделке языка в угоду логике. Он, например, отмечает, что категория рода в русском языке нерациональна. Однако, указав на это несоответствие логики и грамматики, Ломоносов настаивает на том, что необходимо усвоить конкретные особенности заполнения родовых категорий в русском языке.

Благодаря знанию иностранных языков, замечательной наблюдательности в области звуков русской речи по слуху и работам органов произношения Ломоносов отчетливо разобрался в звуках нашей речи и значении букв нашей азбуки (обязывает произносить почти так, как говорит народ, а писать так, как требуется по разным соображениям. Первые наставления Тредиаковского «Разговора об ортографии»). Ломоносов дал также простые точные и основательные правила слитного и раздельного написания слов.

Ломоносова часто упрекают в том, что он очень плохо справился с классификацией глаголов, глагольных времен. Он насчитывает 10 времен русских глаголов – восемь от глаголов простых и 2 от сложных. Его видовые категории не противопоставлены категориям собственно временным. Ломоносов в своей Грамматике верно отразил то переходное состояние, когда формы времени и формы вида еще не дифференцировались в полной мере. В начальных главах Грамматики сказано, что у русских глаголов 3 времени (настоящее, прошедшее, будущее), а не 10; следовательно Ломоносов не смешивает категории вида и времени, а не видит еще противопоставления форм вида и времени в конкретно существующей и употребляется, тогда в живом русском языке (при этом народном) система спряжений и отмечает как раз нерасчлененное выражение вида и времени.

Читайте также:
На день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года: сочинение

Конечно «Российская грамматика» Ломоносова устарела, но главным образом лишь в том смысле, что устарел язык его времени; частично устарела также терминология Ломоносова, хотя в свое время он был в ней ново открывателем.

Таким образом, «Российская грамматика» замечательный трактат середины 18 века, который, несомненно, во многом опередил современные ему грамматики западноевропейских языков и определил развитие русского языкознания почти на 100 лет.

М.В. Ломоносов как основоположник российской филологии

Имя Михаила Васильевича Ломоносова (1711—1765), как известно, связано с развитием национальной науки в целом. Химия, металлургия, география, история — во всех этих сферах научного знания сказал своё слово гениальный мыслитель. М.В. Ломоносов стал также основоположником российской филологии. В 1757 г. вышла в свет знаменитая ломоносовская «Грамматика». В ней учёный говорит о языке как о меняющемся и самосовершенствующемся явлении. Впервые учёный обратил внимание на разговорно-бытовой русский язык. Утверждая величие национального языка и речи, Ломоносов писал: «Тупа оратория, косноязычна поэзия, неосновательна философия, неприятна история, сомнительна юриспруденция без грамматики». Таким образом, для деятеля русского Просвещения была очевидна мысль, ставшая постулатом для современной лингвистики: язык — средство общения, причём общения в широком смысле: научного, официально-делового, повседневного и т.д.

К XVIII в. в русском языке накопилось огромное количество противоречий. Путаница в написании тормозила становление русского литературного языка как общенародного. Российским учёным поневоле приходилось писать свои сочинения на латинском языке. Это было досадно ещё и потому, что родной язык содержал в себе все необходимые для нормального общения коммуникативные качества. «Народ российский, — рассуждал Ломоносов, — по великому пространству обитающий, невзирая на дальние расстояние, говорит повсюду вразумительным друг другу языком в городах и сёлах». Об этом учёный мог судить на основе собственного опыта. Придя с обозом в Москву, поморский сын Михайло Ломоносов был отправлен в числе наиболее способных студентов в Германию. Там он обратил внимание на то, что «баварской крестьянин мало разумеет мекленбургского или бранденбургской швабского, хотя всё того ж немецкого народа». Благодаря Ломоносову в научную речь вошли термины, которые для нас, граждан России третьего тысячелетия, кажутся привычными и всегда существовавшими в русском языке: рудник, чертёж, кислота, квасцы, воздушный насос, законы движения, земная ось, преломление лучей, удельный вес, негашёная известь и др.

Поэтому спустя век в 1865 г. Ф.И. Тютчев, поэт, член «Общества любителей российской словесности», скажет о Ломоносове:

Сто лет прошло в труде и горе —

И вот, мужая с каждым днём,

Родная Речь уж на просторе Поминки празднует по нём.

Уж не опутанная боле,

От прежних уз отрешена,

На всей своей разумной воле Его приветствует она.

Великая заслуга М. Ломоносова в том, что, как писал выдающийся филолог XX в. академик В.В. Виноградов, он указал на тот путь, по которому должны идти его последователи-русисты: создать современный русский литературный язык можно только «на основе синтеза церковнокнижных и народных русских форм речи».

В практическом плане для этого М.В. Ломоносовым была разработана «теория трёх штилей» — одна из первых лингвистических концепций в России, регламентирующая различные сферы употребления русского языка. Она изложена М.В. Ломоносовым в «Предисловии о пользе книг церковных в российском языке» (1757). В функционировании языка Ломоносов выделяет три стиля («штиля»): высокий, посредственный и низкий. Высокий стиль в понимании Ломоносова — это языковые и речевые средства, уместные в таких литературных жанрах, как ода, трагедия, публичная речь оратора. Посредственный (средний) стиль необходим в исторических и философских сочинениях. «Низкий штиль» применяется говорящими в обиходно-бытовом общении, им пишут комедии. Здесь возможно употребление «подлых слов», т.е. грубой, просторечной лексики.

Ломоносов обратил внимание на стилевое многообразие русского языка. Чуткий к родной речи, он отличал книжные стили от разговорной речи, понимал, что слова высокие не должны перемежаться с пренебрежительной лексикой, бранные, фамильярные слова неуместно употреблять в литературном общении. «Ежели в народе слово испорчено, то старайтесь оное исправить», — таков завет основоположника русской филологии его потомкам, нам, людям, получившим в дар великую ценность — родной язык.

Читайте также:
На день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года: сочинение

Фактически «теория трёх штилей» Ломоносова стала научной базой для разработки современного понимания стилей речи русского языка.

Огромная работа по кодификации норм литературного языка и литературной речи, проделанная Ломоносовым, нашла продолжение в творчестве Пушкина.

Значение трудов М. В. Ломоносова для развития славянской филологии: сочинение

Имя Ломоносова – первое и первостепенное имя в разработке русского литературного языка: до Ломоносова русский язык как таковой не привлекал, или слишком мало, привлекал к себе внимание как объект грамматического изучения. В допетровскую пору в качестве русского языка преподносился церковнославянский, а грамматические опыты этого времени были слишком кратки и элементарны.

Ломоносов родился 8 ноября 1711 года (по старому стилю) в деревне Мишанинской, приблизительно в 80 км от Архангельска. Неуемная жажда знаний и истины отличала Ломоносова с раннего детства, поэтому он отправляется в Москву поступать в академию. В этом городе он ищет знания, но полностью не удовлетворен предлагаемым материалом для изучения. Как самого лучшего ученика его переводят в Петербург, а затем за границу для обучения горному делу.

Ломоносов был человеком очень разносторонним, будучи физиком, химиком, он с ранних лет имел страсть к филологическим наукам и внес большой вклад в их разработку. Труды Ломоносова способствовали громадному сдвигу в развитии почти всех наук. Языкознание можно с полным правом рассматривать как одно из важнейших направлений научной деятельности Ломоносова, в какой-то степени синтезирующей все его работы.

Занятием «устройство родного языка» Ломоносов продолжал заниматься всю жизнь. Начав с разработки теории русского стихосложения (теория силлаботонического стиха, развитая в «Письме о правилах российского стихотворца» 1739, перед этим проштудировал Василия Кирилловича Тредиаковского «Новый и краткий способ к сложению российских стихов»), он обратился затем к утверждению основных начал русской литературной речи («Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия сочиненное» 1744 и «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика», 1748) и к нормативной деятельности в области русской грамматики («Российская грамматика» 1757). Чуть позже он разработал учение о 3-х стилях русского литературного языка («Предисловие о пользе книг церковных» 1758) Ломоносов составил учебник истории для школ «Краткий Российский летописец с родословием» и приступил к созданию многотомной русской истории, но успел написать лишь первый том – «Древнюю Российскую историю» (до 1054г).

В рукописях Ломоносова сохранилось много материалов, свидетельствующих о широте его языковедческих и литературоведческих интересов. Остался, например, перечень задуманных работ:
1) о сходстве и переменах языков;
2) о сродных российскому языку и о нынешних диалектах;
3) о славянском церковном языке;
4) о простонародных языках;
5) о преимуществах российского языка, о чистоте и красоте российского языка;
6) о синонимах;
7) о новых российских речениях;
8) о чтении книг старинных и о речениях нестеровских, новгородских и пр. лексиконом незнаемых;
9) о лексиконе;
10) о переводах.
Найдены черновики сравнительной грамматики славянских и других родственных языков.

Ломоносов верно разграничил языки. Он говорит о родстве русского языка со славянскими языками – польско-богемским (чешским) и болгарско-моравским (сербским), – говорит о родстве с греческим и латинским (что неоспоримо), с германскими и романскими языками, происшедшими из латыни, с курляндскими языками (так называл Ломоносов литво-латышские языки). Ломоносов совершенно точно определил круг родственных индоевропейских языков. В числе не родственных русскому языков он как раз называет древнееврейский, татарский, финские языки. Таким образом, задолго до работ У. Джонса и Ф. Боппа Ломоносов установил родственные связи русского языка с другими индоевропейскими языками. Вспомним, что он не был языковедом и не имел возможности уделять вопросам лингвистики достаточно внимания.

В 1748 году Ломоносов составляет «Краткое руководство к красноречию». Он дает высокую оценку русскому языку, который в то время был еще очень мало обработан. Риторическое учение складывалось веками, начиналось от классической древности, давала определенные правила и пренебрегая потребностями новой жизни и национального языка. Со стороны Ломоносова было проявлено очень много самостоятельности, литературного таланта, чтобы ввести риторику в современную жизнь и приспособить ее к потребностям времени, нуждам современной школы и родного языка. Ломоносов дает риторику в прекрасной литературной и научной обработке. «Риторика» Ломоносова в свое время была замечательною и интересною книгой, давая ясные правила, приводя прекрасные литературные примеры, взятые из поэтических трудов.

Читайте также:
Оды Ломоносова: сочинение

Сведения о начале работы Ломоносова по русской грамматике мы имеем с 1751 года, до этого Ломоносов собирает богатейший материал для создания «Российской грамматики». В этом труде Ломоносовым было проведено всестороннее исследование языка и в произносительной системе (аканье, большой план грамматических статей об ударении слов, устанавливает жесткие нормы для произношения, много материала относящегося к морфологической системе (спряжение, склонение, словообразованию и т.д.)). Еще в детстве Ломоносов потихоньку от взрослых штудировал «Грамматику…» М. Смотрицкого (целая энциклопедия гуманитарных наук, знакомство с этой книгой позволило Ломоносову не только более верно понять древнерусские тексты, но прежде всего быстро изучить греческий и латинский языки).

Ломоносов осознал, что в каждом языке наряду с элементами общечеловеческими есть черты своеобразные, заслуживающие такого же кристального изучения, такого же уважения, как и единые, всеобщие нормы языка. И Ломоносов разделил свою книгу на части – общую и специальную. В общей части рассматриваются основные грамматические категории во всех известных Ломоносовых языках (а он знал их очень много), а специальная часть – русская. Отмечая нередко несоответствие конкретного речевого материала идеальным нормам мышления, Ломоносов не призывает, как французские рационалисты, к ломке и переделке языка в угоду логике. Он, например, отмечает, что категория рода в русском языке нерациональна. Однако, указав на это несоответствие логики и грамматики, Ломоносов настаивает на том, что необходимо усвоить конкретные особенности заполнения родовых категорий в русском языке.

Благодаря знанию иностранных языков, замечательной наблюдательности в области звуков русской речи по слуху и работам органов произношения Ломоносов отчетливо разобрался в звуках нашей речи и значении букв нашей азбуки (обязывает произносить почти так, как говорит народ, а писать так, как требуется по разным соображениям. Первые наставления Тредиаковского «Разговора об ортографии»). Ломоносов дал также простые точные и основательные правила слитного и раздельного написания слов.
Таким образом, во всех суждениях о нормах произношения и правописания Ломоносов прогрессивен, глубокомыслен и проницателен.

Ломоносова часто упрекают в том, что он очень плохо справился с классификацией глаголов, глагольных времен. Он насчитывает 10 времен русских глаголов – восемь от глаголов простых и 2 от сложных. Его видовые категории не противопоставлены категориям собственно временным. Ломоносов в своей Грамматике верно отразил то переходное состояние, когда формы времени и формы вида еще не дифференцировались в полной мере. В начальных главах Грамматики сказано, что у русских глаголов 3 времени (настоящее, прошедшее, будущее), а не 10; следовательно Ломоносов не смешивает категории вида и времени, а не видит еще противопоставления форм вида и времени в конкретно существующей и употребляется, тогда в живом русском языке (при этом народном) система спряжений и отмечает как раз нерасчлененное выражение вида и времени.

Конечно «Российская грамматика» Ломоносова устарела, но главным образом лишь в том смысле, что устарел язык его времени; частично устарела также терминология Ломоносова, хотя в свое время он был в ней ново открывателем.

Таким образом, «Российская грамматика» замечательный трактат середины 18 века, который, несомненно, во многом опередил современные ему грамматики западноевропейских языков и определил развитие русского языкознания почти на 100 лет.

«Предисловие о пользе книг церковных в российском языке».

Деление на 3 стиля в старой риторике доломоносовского периода ориентировалось на овладение особенностями литературных жанров, на недопущение нарушений традиции использования языковых средств в разных жанрах. Какой-то отзвук этого основного назначения схемы сохранился и у Ломоносова. Он указывает, что высоким стилем надо писать торжественные оды, героические поэмы, прозаичные речи о важных материях (в основе устанавливает русский язык с примесью славянского); что в среднем стиле ( практически исключительно славянские языки) пишутся театральные сочинения, стихотворные дружеские письма, эклоги, элегии; а низким стилем надо излагать комедия, увеселительные эпиграммы, песни, прозаические дружеские письма, описывать обыкновенные дела.

Читайте также:
Отличие оды М. В. Ломоносова На день восшествия на престол императрицы Елизаветы (1747) от оды Г. Р. Державина Фелица: сочинение

То есть сущность этого учения сводится к утверждению церковнославянских элементах и элементов живой народной речи в нормах литературного языка. Церковнославянские элементы извлекались из источников, которые имели широкую, массовую распространенность и были благодаря этому всем известны и общепонятны. Ломоносов воспользовался элементами русского разговорного языка, языка верхов тогдашнего общества, и, где, было нужно поднял его, соединив с элементами церковнославянского языка.

Ломоносов объявляет, что в литературе нет и не может быть конкуренции между славянским и русским языками. Славянский язык дал очень много ценного русскому языку, вошел в него органически, но все же единственно возможным, допустимым языком литературы является русский язык, а не славянский. Поэтому в определении 3 стилей речь идут только о том, в какой дозе можно допускать славянский язык в сочинениях того или другого рода. Даже определяя высокий стиль, он говорит о том, что и в нем нельзя употреблять весьма обветшалых славянских слов: обываю, рясны, овогда; также настаивает на необходимости исключать из литературы бранные, грубые, но это вполне понятно. Определение среднего стиля, наиболее подробное и обстоятельное, совершенно ясно показывает, что именно средний стиль Ломоносов считал основным, если не единственным, типом русского литературного языка, имеющим будущее.

Ломоносов создал строгую и стройную стилистическую теорию, которая сыграла выдающуюся роль в становлении и формировании новой системы русского национального литературного языка.

Стилистическая теория Ломоносова органически связана с важнейшими культурно-историческими потребностями русского общества 18 века. Она носит глубоко национальный характер, так как выросла их практических задач решения проблемы 2-ия на русской почве.

Он определил закономерности в образовании новой стилистической системы русского литературного языка, систематизировал фонетику, грамматику и лексико-фразеологические различия между стилями.

Деятельность Ломоносова в формировании русского литературного языка огромна. Некоторые нормы Ломоносова естественно отжили, но основной костяк выдвинутых Ломоносовым норм языка определил эпоху творческой деятельности Пушкина и служит живой основой современного нашего языка.

Неиссякаемая энергия, которой хватало и на жизненную борьбу, и на плодотворную деятельность в различных областях знаний бралась из высокого, действенного патриотизма Ломоносова.

Сопоставление оды Ломоносова и Державина

Ода — лирическое произведение, зародившееся в римской и греческой поэзии, посвященное затрагиваются важные темы религиозно-философского содержания. В XVIII веке в России появились первые одические произведения, которые были адресованы правителям государства.

Михаил Васильевич Ломоносов является ярким представителем эпохи классицизма, для оды Ломоносова характерно строгое следование разработанной системе художественных норм, «торжественный» возвышенный язык, гиперболизация, употребление различных тропов и художественных приемов. Следуя требованиям общества, Ломоносов в своих произведениях затрагивал общественные гражданские темы — патриотизм, героизм, величие отечества.

Учитель проверяет на плагиат?
Закажи уникальную работу у наших авторов. Напишем в течение дня!

Связаться с нами:

В оде «На день восшествия на престол Ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны» (1748 год), поэт так говорит о своей стране и о государыне:

«Заря багряною рукою
От утренних спокойных вод
Выводит с солнцем за собою
Твоей державы новый год.
Благословенное начало
Тебе, богиня, воссияло.
И наших искренность сердец
Пред троном вышнего пылает,
Да счастием твоим венчает
Его средину и конец…»,

«Когда в отеческой короне
Блеснула на российском троне
Яснее дня Елисавет;
Как ночь на полдень пременилась,
Как осень нам с весной сравнилась,
И тьма произвела нам свет…»,

«Единым гласом все взываем,
Что ты защитница и мать,
Твои доброты исчисляем,
Но всех не можем описать…».

Для Ломоносова образ Елизаветы сравним с образом Бога, в ней он видит величие, славное будущее для своего отечества. «Высокими» словами, употребляя множество метафор, поэт восславляет императрицу, благодаря которой в стране наступает день на смену ночи — известно, что Елизавета, как и Ломоносов, стремились к всеобщему просвещению — сравнение учения и невежества.

Ломоносов в своих произведениях часто затрагивал религиозно-философские темы. Так, перелагая псалмы, поэт нашел новый способ выражать свои философские размышления — через сюжеты песнопений. Человек для Ломоносова — тот, кто героически сражается с врагом, но в то же время, бессилен против стихии. В оде «Утреннее размышление о Божием величестве» поэт показывает человека:

«Песчинка как в морских волнах,
Как мала искра в вечном льде,
Как в сильном вихре тонкий прах,
В свирепом как перо огне,
Так я, в сей бездне углублен,
Теряюсь, мысльми утомлен!»

Прием гиперболизации помогает читателю изумиться силам природы, однако, человек не просто безвольное существо, та сила просвещения, которая движет вперед страну, так же оказывается спасительной для того, кто наделен разумом и желанием учиться:

«Творец, покрытому мне тьмою
Прости премудрости лучи
И что угодно пред тобою
Всегда творити научи…»

Гавриил Романович Державин продолжил традиции классицизма — создавал свои произведения по известным строгим канонам. В его первых поэтических произведениях можно найти все черты, характерные одам — тематика восхваления известных людей, «высокий» слог, использование множества художественных приемов (метафоры, гиперболы, сравнения). В оде «На смерть князя Мещерского» Державин затронул тему смерти, которая является вселенским законом: «На то, чтоб умереть, родимся; Без жалости всё смерть разит: И звезды ею сокрушатся, И солнце ею порушатся, И всем мирам она грозит».

Читайте также:
Жизнь и творчество М.В. Ломоносова (какой вклад внес М.В. Ломоносов в русский язык и литературу): сочинение

Однако последующие одические произведения Державина отличаются от классической оды. Тематика произведений осталась прежней — посвящение правителям, значимым событиям истории, но язык, которым теперь излагались мысли, был иным — более личным. В оде «к премудрой киргизкайсацкой царевне Фелице», посвященной Екатерине II, поэт использует доверительный шутливый тон, с которым автор обращается к своей героине:

«Мурзам твоим не подражая,
Почасту ходишь ты пешком,
И пища самая простая
Бывает за твоим столом»,

«Поэзия тебе любезна,
Приятна, сладостна, полезна,
Как летом вкусный лимонад»,

«Не слишком любишь маскарады,
А в клоб не ступишь и ногой;
Храня обычаи, обряды,
Не донкишотствуешь собой».

Державин продолжает затрагивать темы патриотизма, героизма, темы религиозно-философские, но создает свои произведения, смешивая поэзию с жизнью — так появляются новые литературные жанры — сатирические, шутливые произведения. В одах Державина впервые можно увидеть личность автора — лирический герой, в котором читатель может разгадать самого поэта.

Державин не мог более подражать своим поэтическим кумирам и учителям, так как находился в постоянном поиске новых форм выражения мыслей. Его произведения теперь несут более личный характер — человек у Державина обладает индивидуальностью, привычками, которые становятся важными для понимания самого мироздания.

Оды Ломоносова являются образцовыми произведениями жанра, тогда как Державин открыл новые лирические жанры, расширив границы классицизма. Темы, над которыми размышляли поэты, оставались прежними, но Державин искал новые формы для выражения, смешивая разговорную речь и «высокий» слог, обращаясь к повседневной жизни, как к источнику вдохновения.

Отличие оды М.В. Ломоносова «На день восшествия на престол императрицы Елизаветы…» (1747) от оды Г.Р. Державина «Фелица»

Духовные оды Ломоносов создавал как философские произведения. В них поэт перелагал Псалтырь, но только те псалмы, которые близки его чувствам. При этом Ломоносова привлекало не религиозное содержание духовных песнопений, а возможность использовать сюжеты псалмов для выражения мыслей и чувств философского и отчасти личного характера. Известно, что Ломоносову приходилось отстаивать свои взгляды в жестокой борьбе с псевдоучеными, с религиозными фанатиками. Поэтому в духовных одах развиваются две основные темы – несовершенство человеческого общества, с одной стороны, а с другой – величие природы. Ломоносов видит, что живет в злом мире, что окружен врагами – мелкими льстецами, интриганами, корыстолюбцами, которые завидовали его гению:

Десница их сильна враждою,

Уста обильны суетою;

Скрывает в сердце злобный ков.

И все‑таки он не падает духом, а надеется побороть зло, потому что за поэтом – истина и справедливость. Личная тема возвышается у Ломоносова до общефилософского обобщения – человек повсюду борется со злом. В духовных одах Ломоносов восхищен величием природы и одновременно испытывает «пиитический ужас» перед ней. Эти два чувства – остро и священный трепет – рождают «парение мысли». Поэт стремится постичь внутреннюю гармонию природы и преклоняется перед ее мощью. Он хочет понять законы природы:

Читайте также:
Отличие оды М. В. Ломоносова На день восшествия на престол императрицы Елизаветы (1747) от оды Г. Р. Державина Фелица: сочинение

И бездне положил предел,

И ей свирепыми волнами

Стремиться доле не велел?

В «Утреннем размышлении о божием величестве» Ломоносов в зримой картине запечатлел солнце, представившееся взору в упор взглянувшего на него человека:

Там огненны валы стремятся и не находят берегов;

Там вихри пламенны крутятся,

Борющись множество веков;

Там камни, как вода, кипят,

Горящи там дожди шумят.

Стихийная диалектика в этом описании проявилась с удивительной силой. Нанизывание контрастных сопоставлений самого малого и грандиозного передает гиперболизм переживаний человека, изумленного гармонией и стихийной творческой мощью природы:

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне,

Так я, в сей бездне углублен,

Теряюсь, мысльми утомлен!

Но, испытывая восторг и священный ужас, Ломоносов в духе века просвещения изображает человека не бессильным созерцателем, подавленным и сникшим. В Духовных одах проходит иная тема: человеку даны разум, мысль, и он хочет проникнуть в тайны природы. Когда Ломоносов написал «Теряюсь, мысльми утомлен!», то он имел в виду не растерянность человека, опустившего руки, а недостаточность знаний для объяснения всемогущества природы. Он «мысльми утомлен», потому что твердо верит в познаваемость мира, но еще не может светлым умом постичь законы Вселенной. Поэта постоянно влечет пафос знания:

Прости премудрости лучи

И что угодно пред тобою

Всегда творити научи…

Могущество светлого разума несомненно для Ломоносова и в будущем, и в живой современности. Поэт не уставал ратовать за серьезные изыскания, за развитие просвещения. Ученый посвящал вдохновенные поэтические произведения успехам отечественной и мировой науки. Неподдельная радость и гордость искрятся в «Письме о пользе Стекла». Эта эпистола, принадлежащая к жанру «дидактической поэзии», становится хвалебной одой стеклу, природные свойства которого раскрылись благодаря успехам ученых, и стекло выступает свидетельством победы науки над природой. Не сухой трактат о свойствах стекла, а волнение поэта‑ученого воплощают строки этого произведения. Ломоносов передает пафос научных открытий и восхищение их практическими результатами. Его интересует не изложение научных теорий, хотя поэт не избегает традиций своего времени, а поэтическая сторона науки – вдохновенное творчество и полет фантазии, дарящие человеку наслаждение богатствами природы и возможность разумного их использования. Примечательно, что в оде Державина «Бог» тоже воспевается могущество человеческого разума. Ломоносов! Вот кто стал для Державина подлинным образцом стихотворца! Служа в Преображенском полку, молодой поэт пробовал создавать оды, подобные ломоносовским, но следовать поэтическим правилам Ломоносова было не так‑то просто: в возвышенный слог произведения, посвященного торжественному событию, у Державина то и дело врывались разговорные словечки, и требуемый для оды «высокий штиль» распадался. Унаследовав от Ломоносова гражданский пафос и широту поэтического кругозора, Державин обогатил оду сочетанием возвышенного слога с лирикой и сатирой, ввел в поэзию сельский и городской пейзаж, а прекрасное сумел увидеть в обыденном. Оду «Бог» Державин считал самым высоким своим созданием. Она произвела ошеломляющее впечатление на современников: впервые в русской поэзии бесконечный духовный мир простого смертного выразился столь грандиозно и столь задушевно‑пронзительно. Если воспользоваться словом Ломоносова, эти стихи воспевали «божие величество» в человеке. В их основании лежит мысль слишком гордая, чтобы не быть кощунственной. Неслучайно ода «Бог» вызвала протесты церковников. Это стихотворение переведено на многие языки мира. Без лиц, в трех лицах божества, Державин пояснял: «Автор, кроме богословского православной нашей веры понятия, разумел тут три лица метафизические, т. е.: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и неокончаемое течение времени, которое бог в себе совмещает».

Черты классицизма в русской поэзии

В данной работе рассматриваются черты классицизма в произведениях поэтов XVIII и XIX веков М.В.Ломоносова и Г.Р.Державина.

Классицизм – художественный метод, направление, существовавшее в литературе европейских стран в XVII-XIX веках, основанное на подражании античным образцам. У этого направления были свои строгие правила и принципы. Например, соблюдение трёх единств: места, времени и действия. Герои четко делятся на отрицательных и положительных персонажей. Произведения должны иметь воспитательную направленность, то есть служить главной цели – быть полезными Отечеству в деле воспитания подрастающего поколения. Основным конфликтом в произведениях классицистов является конфликт между долгом и чувством. Примеры находим у таких авторов, как Д.И.Фонвизин и Г.Р.Державин.

Читайте также:
На день восшествия на всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года: сочинение

Жанры писателями-классицистами использовались в строгом соответствии со стилем (по методике, разработанной Ломоносовым). В таких жанрах, как оды или трагедии, использовался «высокий стиль», а в комедиях, баснях, сатирах – «низкий».

Черты классицизма мы находим в поэзии М.В.Ломоносова, предложившего реформу стихосложения и воплотившего её в своём творчестве. Любимым жанром его была ода, положившая начало поэзии государственного служения, где героем может быть просвещённый монарх или другой идеальный человек, служивший общественному благу во имя процветания Отечества.

Примером такого типично классического произведения является “Ода на день восшествия на всероссийский престол. Императрицы Елизаветы Петровны 1747 года”.
Ломоносов, возлагавший большие надежды на дочь Петра I в деле распространения просвещения в России, желает ей стать достойной преемницей отца и поэтому торжественно воспевает её заслуги, уже осуществлённые дела: благодаря Елизавете есть «блаженство сёл, градов ограда», а также она «войне поставила конец».

Восхваляя Елизавету, автор напоминает ей и россиянам о Петре I, великом реформаторе, просвещённом монархе, и призывает Елизавету быть покровительницей наук, ремёсел, чтобы освоить и использовать богатства России для благополучия и процветания государства.

Гражданскому содержанию оды соответствуют монументальность произведения, высокий стиль, строгая композиция. Высокий стиль создаётся использованием определённой лексики:
1) старославянизмов («главу, победами венчанну»; « рекла»; « воззри»);
2) слов «сей, оный, токмо»;
3) усечённых прилагательных (ободренны, превысоки);
4) архаичных слов (раченьем).

Торжественность и монументальность оде придают метафоры, олицетворения, гипербола и другие средства художественной выразительности речи. Особенно характерны для стиля классической оды риторические вопросы, восклицания, обращения (О, вы, которых ожидает. ).
Данное произведение отличается высокой идейностью и особым пафосом: торжественным, гражданственно-патриотичным.

Своеобразным жанром научно философской лирики являются духовные оды М.В.Ломоносова: «Утреннее размышление о Божием величестве», «Вечернее размышление. ». Поэт и учёный выражает веру в науку и человеческий разум, но о природе говорит как о Божьем творении. Ломоносов, занимаясь астрономией и физикой, хотел бы описать свои научные представления об устройстве мира с помощью поэзии, поэтому солнечная поверхность представлена им как «горящий вечно Океан», где «вихри пламенны крутятся». Ломоносов удивительно верно передал восхищение и смятение чувств человека перед неохватностью мира, невозможностью осмыслить сущность мироздания:

Открылась бездна, звезд полна,
Звездам числа нет, бездне дна.

Стремление познать «тайны множества миров» у Ломоносова не противоречит его преклонению перед грандиозностью дел Творца, перед могуществом и силой происходящих процессов в мироустройстве: “Велик Зиждитель наш Господь!”
Духовные оды М.В.Ломоносова многие критики считают наиболее совершенными в художественном отношении.

В создании произведений в стиле классических жанров М.В.Ломоносов нашёл достойного последователя в лице Г.Р.Державина. Но Державин внёс много нового в классическую оду. Он наполняет оды конкретным содержанием, в них появляются наряду с хвалебной песней черты реализма с элементами сатиры, что сказывается на языке. «Высокий» стиль разбавляется разговорной и даже просторечной лексикой.

«Фелица» Державина – это хвалебная ода в сочетании с социально-политическим памфлетом. Поэт нарисовал добродетельный образ царицы Екатерины и противопоставил ему образы вельмож, придворной знати с их чванливостью, высокомерием, любовью к роскоши и праздности. Поэтому и прибегает Державин к «забавному слогу», чтобы изобразить тех, кто на первое место и превыше всего ставил личные интересы. Это создавало контраст на фоне прославления деятельности истинных сынов России, а также в сравнении с делами царицы, с её трудами во благо Отечеству.

Державин также посвящает свои оды Потёмкину, Зубову, другим государственным деятелям. Его поэзия, как и требовалось по канонам классицизма, имеет гражданскую направленность и служит интересам общества, государства.

Произведения М.В.Ломоносова и Г.Р.Державина являются лучшими примерами русского классицизма, образцами литературного творчества российских поэтов XVIII, начала XIX веков.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: