М. Е. Салтыков-Щедрин Художественные особенности: сочинение

Тест. «Очерк жизни и творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина. Идейно-художественное своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина».

Тематика и проблематика сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина

«Сказка ложь, да в ней намек…», намек на ост­рые проблемы, важные, животрепещущие вопросы. Это урок, которым мудрый человек обязательно вос­пользуется.

Сказки Щедрина — явление особенное, яркое и значительное в литературе. Это синтез комического с трагическим, праздник гротеска и аллегории, торже­ство гиперболы, искусный образец использования эзопова языка. На что же направляет автор свои уси­лия, используя все эти художественные приемы? На освещение всех тех сторон современной ему действи­тельности, к которым он до самой смерти оставался непримиримым.

В сказках Щедрина сосуществуют глупые, свире­пые, невежественные правители народа и простые му­жики, находчивые, сильные, трудолюбивые, талант­ливые и вместе с тем рабски покорные своим господам и холопски им преданные. Пример тому мы находим в «Повести о том, как один мужик двух генералов про­кормил», «Коняге», «Диком помещике». В этих про­изведениях писатель выступает не только как защит­ник народных интересов. Он пытается внушить про­стому человеку веру в его уникальность, значимость, вдохновить его на защиту собственного достоинства и пожурить за долготерпение.

Герой «Дикого помещика» — глупец, ненавидев­ший народ и неожиданно для самого себя без него оди­чавший. Помещик долгое время жил за счет чужого труда, нежил «свое тело, белое, рыхлое, рассыпча­тое», не выносил «холопьего духу». Жалко смотреть на него в финале сказки. «…Вцепится в свою добычу, разорвет… ногтями, да так со всеми внутренностями, даже со шкурой, и съест», — пишет о нем автор. Нет жизни господам без народа: именно народ — поилец и кормилец, созидатель ценностей, и не только матери­альных, но и духовных.

В сказках Щедрина оживают и герои народных сказок о животных: здесь читатель найдет и хитрую лису, и неуклюжего медведя, и трусливого зайца, и злого волка. Аллегоричные образы помогают сатири­ку иносказательно говорить о многих пороках обще­ства. Показательна в этом плане сказка «Медведь на воеводстве». Топтыгины совершают в своем лесу «мелкие, срамные» злодеяния и даже «крупные кро­вопролития», и режим их не менее жесток, чем суще­ствовавший в то время в России деспотический строй.

Сказка «Премудрый пискарь» рисует «остолопа, который не ест, не пьет, никого не видит, ни с кем хле­ба-соли не водит, а все только распостылую свою жизнь бережет». Беспощадно бичует Щедрин такого обывателя. «Какие были у него радости? кого он уте­шил? кому добрый совет подал? кому доброе слово сказал? кого приютил, обогрел, защитил? кто слы­шал об нем? кто об его существовании вспомнит?» — вопрошает автор. Но не только это подчеркивает Щед­рин. Сатирик заставляет читателя задуматься о его гражданской позиции. «Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пискари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, си­дят в норах и дрожат. Нет, это не граждане, а по мень­шей мере бесполезные пискари», — пишет он.

Сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина и сегодня не пе­рестали быть нужными и полезными. Из них по-прежнему можно извлекать уроки мудрости, спра­ведливости, уважения к народу, доброты, нравствен­ности, гражданственности.

Идейно-художественное своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина

Идейно-художественное своеобразие сказок Салтыкова-Щедрина

Сказки – итог творчества писателя. Три из них написаны в 60-е гг. (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”, “Дикий помещик”, “Пропала совесть”), остальные в 80-е гг. XIX века.

Основными темами сказок являются:

А) Обличение самодержавия (“Медведь на воеводстве”),

Б) Обличение господствующего класса (“Дикий помещик”),

В) Обличение либерализма (“Премудрый пискарь”, “Либерал”, “Карась-идеалист”),

Г) Проблема народа

(” Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”).

1. В сказках отчетливо прослеживаются фольклорные традиции (зачин, сюжеты, традиционное амплуа). Пример зачина: “Жили да были два генерала, и так как оба были легкомысленные, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове” (“Повесть о том, как один мужик…”). Пример традиционных амплуа (по сказке “Медведь на воеводстве”: Медведь-воевода – майор; Осел – советник; Попу

Гаи – скоморохи; Кукушка – гадалка; Сорока-воровка – ключница; Дятел – ученый-летописец; Соловей

2. Басенная традиция.

Сказки Салтыкова-Щедрина называют басцями в прозе, так как в сказках отчетливо прослеживается басенная традиция изображения человеческих пороков в образах зверей (смотри, например, сказку “Премудрый пискарь”).

3. Продолжение русской сатирической литературной традиции.

Например, в ряде сказок прослеживаются гоголевские мотивы и полемика с ними (например, гоголевская “Шинель” и “Премудрый пискарь”). Новаторство Салтыкова-Щедрина состояло в том, что он ввел в сказки политическую сатиру, имеющую как злободневное, так и общечеловеческое звучание. Поэтика многих его сказок ориентирована на конкретные исторические реалии.

4. Соединение планов реального и фантастического.

В сказках Салтыкова-Щедрина это отчетливо прослеживается и является важным источником комического эффекта. Данный прием (соединение несоединимого) называется гротеском. Например, генералы находят на необитаемом острове номер “Московских ведомостей” (“Повесть о том, как один мужик…”).

Читайте также:
«Сказка — ложь, да в ней намек...» (по творчеству М. Е. Салтыкова-Щедрина): сочинение

5. Авторская ирония.

Ирония прослеживается во всех образах, присутствующих в сказках. Например, учитель каллиграфии, который не может различить сторон света (“Повесть о том, как один мужик…”).

6. Афористичность языка.

Например, “Примите уверения в совершенном моем почтении и преданности”, “Собственно, не был зол, атак, скотина” и т. д.

Тематика и художественные особенности «Сказок» М. Е. Салтыкова-Щедрина

Известно, что Салтыков-Щедрин начал писать свои политические сказки еще в шестидесятые годы и что именно эти небольшие по объему произведения стали вершиной его творчества, итоговым произведением. В “Сказках для детей изрядного возраста” Салтыков отразил все проблемы, волновавшие его как гражданина. Читая их, можно встретить типичные для того времени образы: тупое и самодовольное правительство, забитое я голодное крестьянство, мелкие, трусливые обыватели.

Как я в обычных волшебных сказках, Салтыков-Щедрин применяет для более яркого и объемного изображения прием фантастики. Одной из самых известных сказок Салтыкова-Щедрина является “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. В ней противопоставлен добрый, умный, сильный, сметливый мужик наглым, самодовольным, ничего не умеющим делать генералам-паразитам. Очутившись на необитаемом острове, они становятся беспомощными. Генералы не могут даже добыть себе пищи, когда природа изобилует ею. Без прислуги они открывают свое истинное лицо — лицо хищных, кровожадных зверей; они готовы растерзать друг друга. Но их спасает мужик, случайно найденный ими, “нахально уклоняющийся от работы”. “Спишь, лежебок”, — приговаривают генералы. В этой повести Салтыков-Щедрин раскрывает не только тему сатирического обличения классов, власть предержащих, но и затрагивает больную для него тему рабской покорности народа. Писатель с I горечью рассказывает о том, как мужик самоотверженно трудится. Он дает генералам по десятку яблок, а себе оставляет только одно, да и то кислое. Он сам добровольно свил себе веревку, чтобы привязать себя к дереву. Спасенные и разбогатевшие генералы проявляют свою “благодарность” — высылают ему пятак серебром да рюмку водки — “веселись, мужичина!” Во многих других сказках Салтыкова можно встретить применение зоологизма, то есть писатель отождествляет людей с животными, наделяя качествами животных людей и наоборот. Примером такой сказки может служить “Медведь на воеводстве”. В ней правительство изображено в образе глупого, кровожадного зверя — майора Топтыгина, поддерживаемого таким же глупым ослом. Цель правления Топтыгина — совершать как можно больше кровопролитий. В этой сказке параллельно с темой народа и власти проходит тема “маленького человека”. “Маленький человек” в этой сказке воплощен в образе безвредной, всеми любимой птички Чижика.

Его съедает, убивает кровожадная машина власти. Правление второго и третьего Топтыгиных приходит к закономерному концу — их убивают, сдирают шкуру мужики, доведенные бесчеловечным правлением до крайности. Такую участь предрекает писатель всем самодурам. Народ взбунтуется и свергнет их. В сказке “Медведь на воеводстве” остро поставлена проблема народа и власти.

В своих произведениях Салтыков-Щедрин затрагивает и тему обличения обывателей, приспособленцев. Так, в сказке “Премудрый пискарь” под маской пискаря скрывается обыватель, не способный к решительным действиям. Этот пискарь, “просвещенный, умеренно-либеральный” всю жизнь сидит в своей воре и трясется от страха, что его съедят. Нужны ли обществу такие люди? “Нет”, — отвечает нам Салтыков. Пискарь умирает один, никому не нужный, даже никто не знает, куда он исчез. Эту же тему продолжает сказка “Самоотверженный заяц”. Герой этой сказки -опять обыватель, только теперь он предстает перед читателем в образе зайца (существа трусливого). Заяц -беспрекословно подчиняется волку (власти), надеясь на его милосердие. Страх перед правящими кругами сильнее здравого смысла. Но будет ли милосерден волк? На этот вопрос отвечает сказка “Бедный волк”. Ее смысл в том, что это животное — хищник, и ничто не может исправить его натуру. Волку чуждо милосердие. (Невольно вспоминаются строки из басни Крылова “Волк и ягненок”: “Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать”, — сказал и в темный лес ягненка поволок”.) Другая тема, изображение народа, раскрывается в сказке “Дикий помещик”. В ней аллегорически рассказывается о жизни народа после “освобождения”, после реформы 1861 года. “Скотина на водопой выйдет, помещик кричит: “Моя вода!” Курица за ворота выбежит, помещик кричит: “Моя земля!” Все у помещика стало его. И не было жизни от него мужикам”. Но когда не стало мужиков, помещик превратился в дикое животное: весь оброс волосами, даже стал ходить на четвереньках, “утратил даже способность произносить членораздельные звуки и усвоил себе какой-то особенный победный клик, среднее между свистом, шипеньем и рявканьем”.

Все сказки Салтыкова-Щедрина являются сатирическими произведениями, высмеивающими русскую действительность, о которой автор знал не понаслышке (ведь сам был долгое время на государственной службе, пытался претворять реформы Александра II в жизнь). Сама сказочная форма выбрана не случайно: это наиболее доступный, демократический жанр. В сказке также легче скрыть политические идеи. Все же сказки Салтыкова отличаются от русских народных. Действующие в них люди и животные отражают взаимоотношения людей в обществе. Герои сказок социально детерминированы. Так, медведь, волк, орел — маски людей, стоящих у власти; заяц, вороны, пискарь — народ, обыватели. Герои сказок Салтыкова статичны, они так и не развиваются по ходу сюжета. Мужик так и не понял, что он может вполне обходиться без генералов, самоотверженный до глупости заяц был съеден волком, так и не поняв всей своей глупости. В сказках Салтыкова торжествует порок, в отличие от русских народных сказок. Удивителен и язык этих произведений: это необыкновенный сплав литературного, разговорного и канцелярского языков. Но писатель использует и некоторые приемы русских народных сказок. Так, часто можно встретить типичные для сказок зачины: “жили-были”, “по щучьему велению”, “в некотором царстве, в некотором государстве” и Другие. Главная особенность его сказок — это дидактичность, назидательность. В каждом произведении есть скрытая мораль, поучение, что роднит сказки Салтыкова с баснями.

Читайте также:
Есть ли в комедии М.Е. Салтыкова-Щедрина Смерть Пазухина хоть один положительный герой?: сочинение

Сказки Салтыкова-Щедрина, написанные на злобу дня в XIX веке, до сих пор не потеряли своей актуальности. Ведь все проблемы, поднятые автором, существуют и в наше время. И, к сожалению, взаимоотношения народа и власти не стали лучше.

Идейно-художественное своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина

В творчестве Салтыкова-Щедрина в ПОЛНОЙ мере выразились его гражданский темперамент, вера в возможность нравственно исцелить и политически преобразовать русскую жизнь. С наибольшей полнотой и силой сатирический дар Салтыкова-Щедрина раскрылся в его сказках «для детей изрядного возраста». Для Салтыкова-Щедрина первичен политический смысл художественного произведения. В этом его позиция совладает со взглядами Некрасова о назначении писателя и целях творчества. Сатирические сказки Салтыкова-Шедрина посвящены обличению социального» зла (носителями которою являются прежде всего «господа» — помещики, чиновники, купцы и прочие). Автор прибегает к сказочной фантастике, но насыщает ее «духом времени», вследствие чего традиционные сказочные персонажи предстают в новом, художественно переосмысленном облике. Заяц становится «здравомыслящим» и даже «самоотверженным, волк — «бедным», баран — «непомнящим», орел — «меценатом». Социальные типажи современной Салтыкову-Шедрину эпохи воплощены в образах премудрого пескаря, карася-идеалиста, вяленой воблы. У Салтыкова-Шедрина звери, птицы и рыбы вершат суд и расправу, ведут «научные» дискуссии, проповедуют, дрожат… Салтыков-Щедрин сталкивает представителей антагонистических сил, строит повествование на резких социальных контрастах. Так, в «Повести о том, как один мужи двух генералов прокормил» Писатель изображает двух крупных чиновников, всю жизнь прослуживших в регистратуре, которую потом устранили «за ненадобностью». Генералы ни на что не способны, совершенно не приспособлены к жизни — они воображают, что «булки в том виде родятся, как их утром к кофею подают», и были бы обречены па голодную смерть, если бы рядом не оказалось мужика. Автор использует традиционное сказочное начало («Жили да были…»), фольклор («…но щучьему велению, по моему хотению»), сочетает простонародный язык («пенсии ихние», «зачал… действовать») с канцеляризмами («Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности»). Действие начинается благодаря сказочной фантастике: генералы переносятся на необитаемый остров, где и обнаруживается их никчемность. Мужик рисуется как фольклорный добрый молодец, наделенный не только привлекательными человеческими чертами (трудолюбием, находчивостью, беззлобностью), но и чудесными способностями (он варит в пригоршне суп). Предметом сатирического обличения в «Повести…» являются, как и в большинстве других сказок, «господа». Высмеивая генералов, автор гиперболизирует их отрицательные черты — тупость, незнание жизни, неблагодарность, склонность к пустой болтовне о «высоких» предметах (находясь па необитаемом острове, генералы важно размышляют о том, что есть Вавилонское столпотворение — исторический факт или иносказание?). В изображении героев присутствует и гротесковое начало. Оно обнаруживается в той сцене, где генералы, отчаявшись найти себе пропитание (хотя кругом полно плодов, рыбы, дичи), едва не сожрали друг друга. Едкая ирония явственно слышна уже в начале «Повести…»: «Служили генералы в какой-то регистратуре… следовательно, ничего не понимали». В сказках писателя народ всегда представлен в облике страдающего от несправедливости, но в то же время единственно жизнеспособного и жизнедеятельного героя, не понимающего своих подлинных возможностей. К мужику из «Повести…» автор относится с нескрываемой симпатией, в конце сказки выражает свое сочувствие герою, рассказав о том, как генералы, вернувшись в Петербург, «денег загребли» (во время их отсутствия генералам начислялась пенсия), а мужику, спасшему их от голодной смерти, выслали «рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!» Однако в том, что мужик унижен и обманут, есть и его вина: он добровольно стал прислуживать генералам и даже согласился, но их требованию, совершить абсурдное действие — свить веревку для самого себя. Автор осуждает героя, но осуждение в этом случае значительно мягче и высказано с долей сочувствующей и горькой иронии. На примере мужика, согласившегося в силу привычки на добровольное рабство (в ситуации, когда никто не мог принудить его к этому), сатирик убеждает читателя в бессмысленности и недопустимости компромисса с миром «господ». Смех Салтыкова-Щедрина неотделим от его понимания страданий человека, обреченного «уставиться лбом в стену и в этом положении замереть». Судьбой своих сказочных персонажей он говорит современникам, что пассивное приспособление к существующему порядку вещей ведет к нравственной деградации общества, которое нуждается в том, чтобы изменить «исстари заведенный» порядок, когда «волки с зайцев шкуру дерут, а коршуны и совы ворон ощипывают».

Читайте также:
Своеобразие сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина: сочинение

Сочинение: Творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина

Автор: Guru · 08.05.2020

М. Е. Салтыков-Щедрин — великий русский писатель, создавший ряд произведений уникальных не только для литературы XIX века, но всей отечественной словесности. В своих сказках автор не стесняется смело порицать пороки современного общества. Он говорит о крепостном праве, самодержавии, социальной несправедливости и многом другом. Сегодня на примере двух произведений автора мы рассмотрим более подробно особенности литературного наследия писателя и обсудим истинные мотивы для их создания. Мы будем исходить из сказок: «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Медведь на воеводстве».

Начнем со сказки «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». В этом произведении, как и полагается сказкам, мы видим некоторые фантастические элементы, которые, однако, связаны только с началом произведения. Два типичных генерала по неизвестным причинам вдруг попадают на необитаемый остров. Они оказываются совершенно беспомощными и неспособными выжить самостоятельно в дикой природе. И, так как именно мужик всегда являлся для них “орудием” для добывания пищи, они начинают искать его, будто это какое-то дикое животное, спрятавшееся в лесу. Оба они уверены, что «Мужик везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!»

К удивлению, мужика им правда удаётся найти. Внешность его поражает и восхищает генералов, мужик по сравнению с ними громаден, силён и ловок. В этом силаче, практически русском богатыре, М. Е. Салтыков-Щедрин показывает нам образ простого русского мужика в эпоху крепостного права. Мужик сильный, способный, самодостаточный, но слаб духом и угнетен до позиции раба. Однако, мы видим, что рабом он делает себя сам: он только рад служить господам и всё время только благодарит их за то, что они мужицким трудом его не гнушатся. Он срывает для них яблок с дерева, находит картофель в земле, и сеть для ловли рыбы из своих же волос для них мастерит. Мы видим, что этот мужчина обладает большой силой и огромным запасом практических навыков; два глупых, толстых, холёных генерала на фоне его выглядят жалко, но всё равно продолжает безропотно им подчиняться. Так, он отдает им все добытые яблоки, себе оставляет только одно, самое кислое; далее дело доходит до комичного: он сам вьет веревку, которой генералы ночью будут держать его на привязи. Вывод, который можно сделать из этой печальной истории, напрашивается сам собой: крепостные крестьяне сильны, умны и способны, но не хотят идти против системы и скинуть себя оковы рабства, воспринимая каторжный труд как должное.

Вторая сказка М. Е. Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве» использует приёмы сатиры и сарказма для того, чтобы обличить пороки самодержавной власти. Сказка рассказывает нам о трёх бурых мишках — правителях лесной трущобы — Топтыгине I, Топтыгине II и Топтыгине III. В поведении этих персонажей можно легко узнать чиновников и правителей самых высших слоев того времени. Автор подробно рассказывает о философии и манере управлять каждого Топтыгина, и каждый из них выбирает путь.

Топтыгин I считает, что для того, чтобы память о нем осталась в веках для грядущих поколений, необходимо “как можно больше кровопролитиев”. Желание попасть на скрижали истории вынуждает его строить самые грандиозные планы и намерения, но как только он прибывает на место военных действий, сразу напивается и случайно съедает Чижика, который оказался почетным лесным жителем и важной персоной лесной трущобы. Заканчивается всё тем, что Топтыгин I попадает в немилость и имя его забывают, даже несмотря на то, что на деле он был неплохим строителем и умел строить берлоги, а ещё деревья с корнями выворачивать.

Далее к власти приходит Топтыгин II, который решает учиться на ошибках своего предшественника и не совершать его ошибок. Поэтому, чтобы всё же попасть на эти злосчастные исторические скрижали, он принимается за поиски типографии, университета или чего-то подобного только для того, чтобы обратить эти здания в прах, и этим показать свою силу, мощь и уникальность. Он ищет, но найти не может. Оказывается, ни типографии, ни университета в трущобе в помине никогда не было, поэтому он принимает решение напасть на дом обычного мужика, а еще строит планы как убить его скотину и разрушить всё хозяйство. Но мужицкий дом оказывается слишком крепким орешком для Топтыгина и застревает в кровле, не имея сил выбраться из ловушки. В итоге, на него нападает несколько объединившихся мужиков и устраивают над ним самосуд, в результате которого они его убивают, потому что мишка перед начальством выслужиться захотел», а они «через это пропадать должны».

Читайте также:
Своеобразие жанра сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

И совсем другим мы видим Топтыгина III, который совсем не думает о скрижалях, спокоен, добродушен и миролюбив. Он запирается в своей берлоге и его ничего не волнует из происходящего в мире. Он не желает вмешиваться в ход происходящих вещей, переняв опыт своих предыдущих коллег. Но даже несмотря на то, что новый правитель в трущобах добродушен, лес всё равно продолжает жить по суровым законам: одни издавали “агонизирующий вопль”, другие — “победный клик”. Внезапно наступает финал истории — Топтыгина III случайно убивают охотники как обычного пушного зверя.

Проблему, которую ставит автор перед нами в этой сказке, легко найти — она кроется в самом устройстве власти того времени — самодержавии. Не просто так мы видим три противоположных по стилю и философии правления лидеров. Салтыков-Щедрин говорит читателю, что менять правителей уже бесполезно, сама система прогнила изнутри. Нужны решительные и глобальные меры, которые изменят весь принцип устройства государства. Необходимо свержение деспотичной авторитарной власти.

На примере творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина мы видим насколько скована и трусливо вела себя либеральная оппозиция того времени. Все видят, что перемены необходимы, но боятся сказать это открыто под пристальным вниманием жандармов, под давлением цензуры, иных запретов и сильного социального расслоения. Говорить публично о своих мыслях можно только завуалированно, через книги, которые воздействовали на общество постепенно. Именно такие произведения и стали отправной точкой в решении многих проблем того времени, выступили подспорьем для реформаторства и поддержкой для либеральной интеллигенции.

Своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина (1)

Школьное сочинение

  • 1. Своеобразие сказок М.Е.Салтыкова-Щедрина
  • 2. Художественное своеобразие сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина (1)

Сказка — малый эпический жанр, истоки которого коренятся в устном народном творчестве. В основе сказки лежат вымышленные, фантастические или авантюрные события, а финал чаще всего оптимистический: добро побеждает зло. Как и большинство других эпических жанров, сказка параллельно существует в фольклоре и в форме авторского литературного творчества.

Форму народной сказки использовали многие писатели. Их литературные сказки, написанные в стихах или прозе, воссоздавали мир народных представлений, народной поэзии, а иногда заключали в себе и сатирические элементы. Одним из ярчайших образцов жанра русской литературной сказки стал цикл фантастических миниатюр М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Призванием М.Е. Салтыкова-Щедрина была политическая сатира, основным оружием — бичующий смех, социальным идеалом — общество равноправных, свободных, счастливых людей. Для сатиры Салтыкова-Щедрина были обычны приемы художественного преувеличения (гипербола, гротеск), фантастики, иносказания, сближения обличаемых социальных явлений с явлениями животного мира. Эти приемы приводили сначала к появлению сказочных эпизодов внутри произведений, а затем и к первым самостоятельным сказкам как к жанру. Именно сказки стали итогом многолетних жизненных наблюдений и размышлений писателя. В них сплетается фантастическое и реальное, комическое и трагическое, в них широко используется гротеск и гипербола, проявляется удивительное искусство эзопова языка. Но в отличие от народных сказок, сказки Салтыкова-Щедрина всегда острополитичны, в них ставятся самые животрепещущие вопросы современной ему жизни.

Каждая из сказок Щедрина — законченное и совершенное произведение. Но целостное представление о замысле и идее возникает только после знакомства со всем сказочным циклом.

К жанру сказки Салтыков-Щедрин обратился еще в 60-е годы XIX века, создав три замечательных произведения: “Дикий помещик”, “Пропала совесть” и “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Большинство же сказок цикла, состоящего из тридцати двух произведений, было написано в 80-е годы. Все сказки объединяются в цикл общими идеями и темами. Основной смысл цикла — в развитии идеи непримиримости классовых интересов в эксплуататорском обществе, в стремлении поднять самосознание угнетенных, пробудить в них веру в собственные силы. Не случайно сборник сказок М. Е. Салтыкова-Щедрина издатели-подпольщики назвали “Сказками для детей изрядного возраста”, то есть для взрослых, вернее, для тех, кто не только размышляет о жизни, но в ком пробуждается осознание своего человеческого достоинства.

Почему писателем был избран именно этот жанр? Во-первых, для едкой обличительной сатиры хороша была аллегорическая форма, ведь иносказания — любимая сфера мастера эзопова языка. Во-вторых, любая сказка заключает в себе или откровенное назидание (как мораль в басне), или фокусирует народную мудрость, идеальные представления. В-третьих, язык сказок необыкновенно ярок и образен, что позволяет наиболее точно донести до читателя идею произведения.

По своему содержанию сказки Салтыкова-Щедрина больше всего похожи на бытовые или плутовские, но действующие лица в них (как в баснях или сказках о животных) — звери, птицы, рыбы. С волшебными сказками щедринские роднит использование традиционных зачинов, присказок: “жили да были” (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), “в некотором царстве, в некотором государстве” (“Дикий помещик”, “Недреманное око”), “в старые годы, при царе Горохе” (“Дурак”) и другие; “ни в сказке сказать, ни пером описать”, “по щучьему велению, по моему хотению” и тому подобное; встречаются и троекратные повторы.

Читайте также:
Что сближает роман Замятина Мы и роман Салтыкова-Щедрина История одного города?: сочинение

А дальше начинаются новаторские введения: в основе сатирической фантазии Щедрина лежат народные сказки о животных, и каждое животное наделено устойчивыми качествами характера: волк жаден и жесток, лиса коварна и хитра, заяц труслив, щука хищна и прожорлива, осел беспросветно туп, а медведь глуповат и неуклюж. Герои-животные вроде ведут себя, как им положено, но вдруг проскользнет что-то, присущее человеку, да еще принадлежащему к определенному сословию и живущему в то или иное историческое время (“премудрый пискарь”, например, просвещенный, умеренно-либеральный, в “карты не играет, вина не пьет, табаку не курит, за красными девушками не гоняется”).

Кроме всем известных по народным сказкам трусливого зайца, туповатого медведя, хищной щуки писатель придумывает новые обобщающие образы-аллегории: карась-идеалист, орел-меценат и другие. Язык сказок Салтыкова-Щедрина тоже не совсем сказочный: фольклорные обороты в нем смешиваются с канцеляризмами, книжная лексика сменяется просторечием (причем как в речи персонажей, так и в авторском повествовании). Это создает комические эффекты несоответствия, например, положения в обществе — умственному кругозору (Орел-меценат, если понимал что-то, произносил одно слово: “Имянно”).

Излюбленные художественные приемы Щедрина — ирония, гипербола и гротеск, которые усиливают горестные впечатления от столкновения с “чудесами” русской жизни. Так, например, генералы, откормленные мужиком (“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”), сделались “веселые, рыхлые, сытые, белые”. Такое перечисление неоднородных определений как однородных звучит издевательски: только сытое тело может развеселить генералов. В “Диком помещике” почти те же эпитеты еще больше усиливают обличение паразитизма “русского дворянина” — “тело имел мягкое, белое и рассыпчатое”.

Сказки Салтыкова-Щедрина можно разделить на несколько основных тематических групп. Это сатира на правительственные верхи, эксплуататорские классы: “Дикий помещик”, “Медведь на воеводстве”, “Орел-меценат”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. Обличение поведения и психологии обывательски настроенных интеллигентов: “Премудрый пискарь”, “Самоотверженный заяц”, “Карась-идеалист”, “Вяленая вобла”. Изображение трудолюбивых, талантливых, могучих и вместе с тем покорных своим угнетателям народных масс: “Коняга”, “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”, “Богатырь”. Пропаганда новой морали: “Дурак”, “Христова ночь”.

В сказке “Медведь на воеводстве” разворачивается беспощадная критика самодержавия в любых его формах — в лесу царствуют трое воевод-медведей, разных по характеру: злого сменяет ретивый, ретивого — добрый, но эти перемены никак не отражаются на общем состоянии лесной жизни.

Зло заключается не в частных злоупотреблениях отдельных воевод, а в звериной природе власти. В сказке “Орел-меценат” Щедрин показывает враждебность деспотической власти просвещению, а в “Богатыре” история российского самодержавия заключена в образе гниющего богатыря и завершена полным его распадом и поражением.

Обличению паразитической сущности господ посвящены сказки о диком помещике и двух генералах. Между ними много общего: и в том и в другом случае писатель оставляет господ наедине, освобожденными от кормильцев и слуг. Но перед “освобожденными” от мужика господами открывается один-единственный путь — полное одичание.

В сказке “Карась-идеалист” писатель развенчивает драматические заблуждения русской и западноевропейской интеллигенции, примыкающей к социалистическому движению. Карась-идеалист исповедует высокие социалистические идеалы и готов к самопожертвованию ради их осуществления, он верит в достижение социальной гармонии через нравственное перерождение, перевоспитание щук. Но дело совсем не в “злых” и “неразумных” щуках: сама природа хищников такова, что они проглатывают карасей непроизвольно—у них тоже “комплекция каверзная”.

С негодованием и болью пишет Салтыков-Щедрин о трудящихся, жизнь которых можно приравнять только к каторге (“Коняга”). “Работой исчерпывается весь смысл его существования, для нее он зачат и рожден, вне ее он не только никому не нужен, но как говорят расчетливые хозяева, представляет ущерб”. Писатель возмущен пассивностью народа, каким-то врожденным холопством: умный мастеровитый “мужичина” в “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил” не только беспрекословно служит генералам, но и всячески унижается перед ними: им нарвал спелых яблок, а себе взял одно кислое; по требованию “хозяев” сплетает себе веревку и сам же себя привязывает, “чтоб не убег”. Это предел абсурдности холопского поведения, но в этом проявляется и главная особенность сказок Щедрина — сочетание смешного и трагического.

Тем не менее, вера Салтыкова-Щедрина в свой народ, в свою историю остается неизменной. Свою надежду на счастливое преображение жизни, на неизбежность справедливого возмездия писатель воплотил в сказке “Христова ночь”. Вначале мы видим тоскливый серый пейзаж. На всем лежит печать сиротливости, все сковано молчанием, задавлено какой-то грозной кабалой. Но раздается звон колоколов, и мир оживает. Совершается великое чудо: воскресает поруганный и распятый Христос. Воскресает, чтобы словами “Мир вам!” к народу, не утратившему веры в торжество правды, клеймить “мироедов”, но все же открывает им путь к спасению — суд их совести беспощадный, но справедливый. Только предателей не прощает Христос, обрекая их на вечное странствие. На наших глазах совершается страшный суд, но не в загробном мире, а на земле, где много оступившихся, забывших христианские идеалы. Это, конечно, всего лишь утопия, но писатель верил в нее, потому что без такой веры жить невозможно.

Читайте также:
Мое знакомство с творчеством Салтыкова-Щедрина: сочинение

“Я люблю Россию до боли сердечной”, — писал Щедрин. И все его творчество, вся жизнь — яркое тому доказательство.

Сочинение: Творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина

Автор: Guru · 08.05.2020

М. Е. Салтыков-Щедрин — великий русский писатель, создавший ряд произведений уникальных не только для литературы XIX века, но всей отечественной словесности. В своих сказках автор не стесняется смело порицать пороки современного общества. Он говорит о крепостном праве, самодержавии, социальной несправедливости и многом другом. Сегодня на примере двух произведений автора мы рассмотрим более подробно особенности литературного наследия писателя и обсудим истинные мотивы для их создания. Мы будем исходить из сказок: «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Медведь на воеводстве».

Начнем со сказки «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». В этом произведении, как и полагается сказкам, мы видим некоторые фантастические элементы, которые, однако, связаны только с началом произведения. Два типичных генерала по неизвестным причинам вдруг попадают на необитаемый остров. Они оказываются совершенно беспомощными и неспособными выжить самостоятельно в дикой природе. И, так как именно мужик всегда являлся для них “орудием” для добывания пищи, они начинают искать его, будто это какое-то дикое животное, спрятавшееся в лесу. Оба они уверены, что «Мужик везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!»

К удивлению, мужика им правда удаётся найти. Внешность его поражает и восхищает генералов, мужик по сравнению с ними громаден, силён и ловок. В этом силаче, практически русском богатыре, М. Е. Салтыков-Щедрин показывает нам образ простого русского мужика в эпоху крепостного права. Мужик сильный, способный, самодостаточный, но слаб духом и угнетен до позиции раба. Однако, мы видим, что рабом он делает себя сам: он только рад служить господам и всё время только благодарит их за то, что они мужицким трудом его не гнушатся. Он срывает для них яблок с дерева, находит картофель в земле, и сеть для ловли рыбы из своих же волос для них мастерит. Мы видим, что этот мужчина обладает большой силой и огромным запасом практических навыков; два глупых, толстых, холёных генерала на фоне его выглядят жалко, но всё равно продолжает безропотно им подчиняться. Так, он отдает им все добытые яблоки, себе оставляет только одно, самое кислое; далее дело доходит до комичного: он сам вьет веревку, которой генералы ночью будут держать его на привязи. Вывод, который можно сделать из этой печальной истории, напрашивается сам собой: крепостные крестьяне сильны, умны и способны, но не хотят идти против системы и скинуть себя оковы рабства, воспринимая каторжный труд как должное.

Вторая сказка М. Е. Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве» использует приёмы сатиры и сарказма для того, чтобы обличить пороки самодержавной власти. Сказка рассказывает нам о трёх бурых мишках — правителях лесной трущобы — Топтыгине I, Топтыгине II и Топтыгине III. В поведении этих персонажей можно легко узнать чиновников и правителей самых высших слоев того времени. Автор подробно рассказывает о философии и манере управлять каждого Топтыгина, и каждый из них выбирает путь.

Топтыгин I считает, что для того, чтобы память о нем осталась в веках для грядущих поколений, необходимо “как можно больше кровопролитиев”. Желание попасть на скрижали истории вынуждает его строить самые грандиозные планы и намерения, но как только он прибывает на место военных действий, сразу напивается и случайно съедает Чижика, который оказался почетным лесным жителем и важной персоной лесной трущобы. Заканчивается всё тем, что Топтыгин I попадает в немилость и имя его забывают, даже несмотря на то, что на деле он был неплохим строителем и умел строить берлоги, а ещё деревья с корнями выворачивать.

Далее к власти приходит Топтыгин II, который решает учиться на ошибках своего предшественника и не совершать его ошибок. Поэтому, чтобы всё же попасть на эти злосчастные исторические скрижали, он принимается за поиски типографии, университета или чего-то подобного только для того, чтобы обратить эти здания в прах, и этим показать свою силу, мощь и уникальность. Он ищет, но найти не может. Оказывается, ни типографии, ни университета в трущобе в помине никогда не было, поэтому он принимает решение напасть на дом обычного мужика, а еще строит планы как убить его скотину и разрушить всё хозяйство. Но мужицкий дом оказывается слишком крепким орешком для Топтыгина и застревает в кровле, не имея сил выбраться из ловушки. В итоге, на него нападает несколько объединившихся мужиков и устраивают над ним самосуд, в результате которого они его убивают, потому что мишка перед начальством выслужиться захотел», а они «через это пропадать должны».

Читайте также:
История одного города М. Е. Салтыкова-Щедрина как сатира на самодержавие: сочинение

И совсем другим мы видим Топтыгина III, который совсем не думает о скрижалях, спокоен, добродушен и миролюбив. Он запирается в своей берлоге и его ничего не волнует из происходящего в мире. Он не желает вмешиваться в ход происходящих вещей, переняв опыт своих предыдущих коллег. Но даже несмотря на то, что новый правитель в трущобах добродушен, лес всё равно продолжает жить по суровым законам: одни издавали “агонизирующий вопль”, другие — “победный клик”. Внезапно наступает финал истории — Топтыгина III случайно убивают охотники как обычного пушного зверя.

Проблему, которую ставит автор перед нами в этой сказке, легко найти — она кроется в самом устройстве власти того времени — самодержавии. Не просто так мы видим три противоположных по стилю и философии правления лидеров. Салтыков-Щедрин говорит читателю, что менять правителей уже бесполезно, сама система прогнила изнутри. Нужны решительные и глобальные меры, которые изменят весь принцип устройства государства. Необходимо свержение деспотичной авторитарной власти.

На примере творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина мы видим насколько скована и трусливо вела себя либеральная оппозиция того времени. Все видят, что перемены необходимы, но боятся сказать это открыто под пристальным вниманием жандармов, под давлением цензуры, иных запретов и сильного социального расслоения. Говорить публично о своих мыслях можно только завуалированно, через книги, которые воздействовали на общество постепенно. Именно такие произведения и стали отправной точкой в решении многих проблем того времени, выступили подспорьем для реформаторства и поддержкой для либеральной интеллигенции.

Сочинение: Творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина

Автор: Самый Зелёный · Опубликовано 04.05.2020 · Обновлено 04.05.2020

(584 слова) Творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина – уникальное явление не только XIX века, но и всей русской литературы. В сказках этого автора основными темами являются крепостное право, самодержавие и социальная несправедливость. Мы рассмотрим особенности его литературного наследия на примере двух известных произведений: «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Медведь на воеводстве».

В сюжете произведения «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» присутствуют фантастические детали – генералы загадочным образом попадают на необитаемый остров и, так как ничего не умеют делать самостоятельно, ищут мужика, который поможет им добыть пропитание и отправит их домой. Они уверены в том, что

«Мужик везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!»

Мужика им, действительно, удается найти. Его внешний облик восхищает генералов – «это был громаднейший мужичина». В образе мужика М. Е. Салтыков-Щедрин рельефно изобразил силу и слабость русского крестьянства в эпоху самодержавия. Это сильный, способный человек, который, однако, сам себя делает рабом господ: он и яблок сорвал с дерева, и картофеля в земле добыл, и силок для ловли рябчиков из собственных волос изготовил. Это мужчина с огромной силой, практическими умениями, житейскими навыками, генералы на его фоне выглядят жалко, а между тем он безропотно подчинился своим поработителям. Мужик дал им по десятку яблок, а себе взял “одно, кислое”, сам веревку свил, чтобы ночью генералы держали его на привязи, да еще и благодарен им был, за то, что они “мужицким его трудом не гнушалися”. Вывод, сделанный автором, заключается в том, что крестьяне, люди одаренные и способные, не хотят противостоять власть имущим, они сами делают себя рабами, воспринимают каторжный труд как нормальное явление.

Еще одна сказка М. Е. Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве» наполнена сатирой и сарказмом, чтобы обличить пороки самодержавия. Сюжет произведения строится на повествовании о трех правителях лесной трущобы – Топтыгина I, Топтыгина II и Топтыгина III, в поведении которых угадываются высшие сановники того времени. У каждого самодержца – своя философия и манера управлять. Топтыгин I — философ, имеющий свое представление о потоке истории: чтобы попасть на ее скрижали, нужно “как можно больше кровопролитиев”. Он прибывает на место службы с самыми грандиозными планами и намерениями, а по сути – напивается и случайно съедает Чижика – одного из жителей и важную персону лесной трущобы. В результате он попадает в немилость, и имя его не отражается на скрижалях истории, несмотря на то, что он «умел берлоги строить и деревья с корнями выворачивать». Топтыгин II действует решительно и профессионально: ищет типографию, университет или нечто подобное, чтобы разрушить, разгромить и тем самым показать свою уникальность и силу. Однако ничего из того, что Топтыгин II пытается найти, в трущобе нет, поэтому он решается напасть на обычного мужика, убив его скотину и уничтожив все хозяйство. Однако старая кровля дома мужика становится ловушкой для Топтыгина. В итоге собравшиеся мужики устраивают над зверем самосуд, убивая его, потому что тот «перед начальством выслужиться захотел», а они «через это пропадать должны». Топтыгин III не жаждет славы, отличается добродушием, затворившись в берлоге, не вмешиваясь в общий порядок и зная судьбу двух предыдущих правителей. Но и при нем лес не изменил прежней физиологии: одни издавали “агонизирующий вопль”, другие — “победный клик”. Его же, как обычного пушного зверя, случайно убили охотники. Проблема, поставленная автором, заключается не в злоупотреблении конкретного начальника, а в самом принципе самодержавия. Жизнь можно изменить, не заменяя злого Топтыгина добрым, а только свергнув деспотическую власть.

Читайте также:
Особенности жанра сказки в творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина: сочинение

Таким образом, творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина показывает логику либеральной оппозиции того времени: люди хотели перемен, но чувствовали себя скованными в атмосфере цензуры, бесконечных запретов и социального расслоения. Чтобы добиться своего, они могли только воздействовать на общество постепенно — через книги. Такое искусство вдохновило реформаторов на решение существующих проблем.

Сочинение: М. Е. Салтыков-Щедрин — сатирик

В России каждый писатель воистину и резко индивидуален.

Каждый из великих писателей национальной литературы занимает в ней свое особое, только ему принадлежащее место. Главное своеобразие М. Е. Салтыкова-Щедрина в русской литературе заключается в том, что он был и остается в ней крупнейшим представителем социальной критики и обличения. Островский называл Щедрина “пророком” и ощущал в нем “страшную поэтическую силу”.

Салтыков-Щедрин выбрал, как мне кажется, самый сложный жанр литературы — сатиру. Ведь сатира — это вид комического, наиболее беспощадно высмеивающий действительность и, в отличие от юмора, не дающий шанса на исправление.

Писатель обладал даром чутко улавливать самые острые конфликты, назревающие в России, и выставлять их напоказ перед всем русским обществом в своих произведениях.

Труден и тернист был творческий путь сатирика. С ранних лет вошли в его душу жизненные противоречия, из которых впоследствии и выросло могучее дерево щедринской сатиры. И я думаю, что пушкинские строки “сатиры смелый властелин”, сказанные в “Евгении Онегине” о Фонвизине, можно смело переадресовать Салтыкову-Щедрину.

Наиболее пристально Щедрин исследовал политическую жизнь России: взаимоотношения между различными классами, угнетение крестьянства высшими слоями общества.

Беззаконие царской администрации, ее расправы, чинимые над народом, прекрасно отражены в романе “История одного города”. В нем Салтыков-Щедрин предсказал гибель русского самодержавия, ощутимо передал нарастание народного гнева: “Север потемнел и покрылся тучами; из этих туч нечто неслось на город: не то ливень, не то смерч”.

Неизбежное падение царского режима, процесс разрушения не только политических, но и моральных его устоев наглядно изображены в романе “Господа Головлевы”. Здесь мы видим историю трех поколений дворян Головлевых, а также яркую картину разложения и вырождения целого дворянского сословия. В образе Иудушки Головлева воплощены все язвы и пороки как семьи, так и всего класса собственников. Особенно меня поражает речь Иудушки-человеконенавистника и блудо-слова. Вся она состоит из вздохов, лицемерных обращений к богу, беспрерывных повторений: “Ан бог-то — вот он-он. И там, и тут, и вот с нами, покуда мы с тобой говорим — везде он! И все он видит, все слышит, только делает вид, будто не замечает”.

Пустословие и лицемерие помогали ему скрывать истинную сущность его натуры — стремление “вымучить, разорить, обездолить, пососать кровь”. Имя Иудушки сделалось нарицательным для всякого эксплуататора, тунеядца. Силой своего таланта Салтыков-Щедрин создал яркий, типический, незабываемый образ, беспощадно изобличающий политическое предательство, алчность, ханжество. Мне кажется, что здесь уместно привести слова Михайловского, сказавшего о “Господах Головлевых”, что это “критическая энциклопедия русской жизни”.

Писатель проявил себя во многих жанрах литературы. Из-под его пера вышли романы, хроники, повести, рассказы, очерки, пьесы. Но наиболее ярко художественный талант Салтыкова-Щедрина выражен в его знаменитых “Сказках”. Сам писатель определил их так: “Сказки для детей изрядного возраста”. Они сочетают в себе элементы фольклора и авторской литературы: сказки и басни. В них наиболее полно отражены жизненный опыт и мудрость сатирика. Несмотря на злободневные политические мотивы, сказки все равно сохраняют все обаяние народного творчества: “В некотором царстве Богатырь родился. Баба-Яга его родила, вспоила, вскормила. ” (“Богатырь”).

Многие сказки Салтыков-Щедрин создал путем использования приема иносказания. Эту свою манеру письма автор назвал эзоповским языком по имени древнегреческого баснописца Эзопа, который в давние времена пользовался таким же приемом в своих баснях. Эзопов язык был одним из средств защиты щедринских произведений от терзавшей их царской цензуры.

Читайте также:
Язык произведений М. Е. Салтыкова – Щедрина: сочинение

В некоторых сказках сатирика персонажами являются животные. Их образы наделены уже готовыми характерами: волк жаден и зол, медведь простоват, лиса коварна, заяц труслив и хвастлив, а осел беспросветно глуп. Например, в сказке “Самоотверженный заяц” волк наслаждается положением властителя, деспота: “. Вот тебе [заяц] мое решение: приговариваю я тебя к лишению живота посредством растерзания. А может быть. ха-ха. я тебя номилую”. Однако у автора вовсе не вызывает сочувствия заяц — ведь он тоже живет по волчьим законам, безропотно отправляется волку в пасть! Щедринский заяц не просто труслив и беспомощен, он малодушен, он заранее отказывается от сопротивления, облегчая волку решение “продовольственной проблемы”. И здесь авторская ирония переходит в едкий сарказм, в глубокое презрение к психологии раба.

Вообще, все сказки Салтыкова-Щедрина условно можно разделить на три основные группы: сказки, бичующие самодержавие и эксплуататорские классы; сказки, разоблачающие трусость современной писателю либеральной интеллигенции и конечно же сказки о народе.

К первой группе можно отнести сказку “Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил”. В этой сказке Щедрин осуждает невежество и паразитизм правящих классов, а также рабскую покорность крестьянства. Тупые генералы, случайно попавшие на необитаемый остров, изобилующий,рыбой, дичью и плодами, едва не погибают от голода, так к4к сами ничего не умеют делать.

Писатель высмеивает глупость и никчемность генералов, вкладывая в уста одного из них такие слова: “Кто бы мог думать, ваше превосходительство, что человеческая пища в первоначальном виде летает, плавает и на деревьях растет?”

Генералов спасает от смерти мужик, которого они заставляют работать на себя. Мужик — “громаднейший мужчина” — значительно сильнее и умнее генералов. Однако он, вследствие рабской покорности, привычки, беспрекословно подчиняется генералам и выполняет все их требования. Он заботится только о том, “как бы ему своих генералов порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и мужицким его трудом не гнушалися”. Покорность мужика доходит до того, что он сам свил веревку, которой генералы привязали его к дереву, “чтоб не убег”.

Беспримерная сатира на русскую либеральную интеллигенцию развернута у Салтыкова-Щедрина в сказках о рыбах и зайцах. Такова сказка “Премудрый пискарь”. В образе “пис-каря” сатирик показал жалкого обывателя, смыслом жизни которого стала идея самосохранения. Щедрин показал, как скучна и бесполезна жизнь людей, которые общественной борьбе предпочитают свои мелкие личные интересы. Вся биография таких людей сводится к одной фразе: “Жил — дрожал, и умирал — дрожал”.

К сказкам о народе примыкает “Коняга”. Название сказки говорит само за себя. Загнанная крестьянская кляча — символ народной жизни. “Нет конца работе! Работой исчерпывается весь смысл его существования: для нее он зачат и рожден. ”.

В сказке ставится вопрос: “Где же выход?” И дается ответ: “Выход в самом Коняге”.

На мой взгляд, в сказках о народе щедринские ирония и сарказм сменяются жалостью и горечью.

Язык писателя глубоко народен, близок к русскому фольклору. В сказках Щедрин широко использует пословицы, поговорки, присказки: “Двум- смертям не бывать, одной не миновать”, “Моя изба с краю”, “Жили-были. ”, “В некотором царстве, в некотором государстве. ”. “Сказки” Салтыкова-Щедрина будили политическое сознание народа, звали к борьбе, к протесту. Несмотря на то что с тех пор, как сатирик написал свои знаменитые произведения, прошло много лет, все они актуальны и сейчас. К сожалению, общество не избавилось от пороков, которые обличал писатель в своем творчестве. Не случайно многие драматурги нашего времени обращаются к его произведениям, чтобы показать несовершенство современного общества. Ведь та бюрократическая система, которую бичевал Салтыков-Щедрин, по-моему, не только не изжила себя, но и процветает. А разве мало сегодня иудушек, которые за свое материальное благополучие готовы продать даже родную мать? Очень злободневна для современности и тема интеллигентов-обывателей, которые сидят в своих квартирах, как в норах, и дальше собственной двери ничего не хотят видеть.

Сатира Щедрина — особое явление в русской литературе. Его индивидуальность заключается в том, что он ставит перед собой принципиальную творческую задачу: выследить, разоблачить и уничтожить.

Если юмор в творчестве Н. В. Гоголя, как писал В. Г. Белинский, “. спокойный в своем негодовании, добродушный в своем лукавстве”, то в творчестве Щедрина он “. грозный и открытый, желчный, ядовитый, беспощадный”.

И. С. Тургенев писал: “Я видел, как слушатели корчились от смеха при чтении некоторых очерков Салтыкова. Было что-то страшное в этом смехе. Публика смеясь в то же время чувствовала, как бич хлещет ее самое”.

Литературное наследство писателя принадлежит не только прошлому, но и настоящему, и будущему. Щедрина надо знать и читать! Он вводит понимание социальных глубин и закономерностей жизни, высоко возносит духовность человека и нравственно очищает его. Я думаю, что творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина своей актуальностью близко каждому современному человеку.

Читайте также:
Что такое элегия в творчестве Пушкина: сочинение

«Язык произведений М. Е. Салтыкова – Щедрина»

М. Е.Салтыков – Щедрин, писавший под псевдонимом Щедрин – вершина русской сатиры. Главное своеобразие его фигуры в русской литературе заключается в том, что Щедрин был и остаётся в ней крупнейшим писателем социальной критики и обличения.

Произведения Щедрина при всём их жанровом многообразии – романы, хроники, повести, рассказы, очерки, пьесы – сливаются в одно огромное художественное полотно, изображающее целое историческое время. «У Щедрина, отличительной чертой личности которого и главной мерой вещей был разум, а главным орудием борьбы с враждебным ему миром – «меч мысли», созданное им обличительное полотно можно назвать «Глуповской комедией», или же, по определению самого писателя, трагедией жизни, находящейся «под игом безумия» [Макашин, 1991, с.7]

Сила и пафос его публицистики обычно не только не наносили ущерба художественности произведений, но идейно углубляли и возвышали их. Органическое слияние художественного и публицистического – одна из характернейших особенностей творчества Щедрина. Явления жизни, становившиеся предметом критики Щедрина, воспринимались им в двух плоскостях. В одной они представлялись во всей конкретности своего «физического» существования, в другой – как объективности, не соответствующие идеалу, поэтому отрицаемые и в идейно – моральном плане как бы не существующие.

Одним из способов литературного выражения такого восприятия служит у Щедрина система «ирреальных» образов: «призраки», «тени», «миражи», «трепеты», «сумерки» и др.

«Исследуемый мною мир есть воистину мир призраков», – заявлял Щедрин. – «Но я утверждаю, что эти призраки не только не бессильны, но самым решительным образом влияют на жизнь». [Макашин, 1991, с.8]

С миром «призраков» сосуществует в щедринской сатире близкий к нему мир «кукол» и «масок», мир «картонной жизни», и «жизни механической». Эта система образов служит писателю для изображения, с одной стороны, мощных бюрократических механизмов царизма, а с другой – разного рода явлений «мнимой», «ненастоящей», «обманной» жизни – её примитивов, стереотипов и всякого рода социальных искажений облика и поведения людей. Глубокое развитие получил у Щедрина приём использования представителей животного мира для выражения человеческих характеров.

Щедринское искусство гротеска и гиперболы многообразно, но во всех своих формах и приёмах оно направленно на достижение единых главных целей: обнажать привычные явления жизни от покровов обыденности, привлекать внимание к этим явлениям различными способами их заострения и показывать их подлинную суть в увеличительном стекле сатиры. Щедринские гротески и гиперболы исполнены яркой художественной выразительности, беспримерного остроумия и удивительной ёмкости обобщения.

Поэтика и стилистика произведений Щедрина чрезвычайно богаты острым, идеологически действенным фразеологическим и лексическим материалом, применимым и поныне. Он содержит множество ярких образцов искусства «заклеймения» социально отрицательных явлений действительности.

Для литераторов художественно – публицистических жанров поэтика и стилистика Щедрина представляют выдающуюся ценность как школа мастерства слова и редкого искусства пользоваться языковым оружием идейных противников для борьбы с ними и защиты своих идеалов. Ведь Щедрин – только он один – умел, например, пользоваться самыми матёрыми штампами русской приказной речи, канцелярского и делового языка царской бюрократии для её полного посрамления.

Одна из главных особенностей поэтики и стиля Щедрина – эзопов язык, т. е. совокупность семантических, синтаксических и ряда других приёмов, придающих произведению или его отдельным элементам двузначность, когда за прямым смыслом сказанного таится второй план понимания, который и раскрывает подлинные мысли и намерения автора. Эзопов, или «рабий», язык был одним из средств защиты щедринских произведений от терзавшей их царской цензуры. Кроме того в этом языке Щедрин нашёл дополнительный и богатый источник художественной выразительности.

В основе «эзоповской манеры» Щедрина лежит иносказание, предполагающее ориентированность сатирических сюжетов, фабул, характеров на реальные события, факты и проблемы действительности.

Эзопов язык Щедрина имеет разнообразную «технику» – своего рода условные «шифры», рассчитанные в условиях эпохи на понимание их «читателем – другом». Наиболее часто «зашифровка» осуществляется приёмом сатирических псевдонимов или парафраз со скрытым значением: например: Департамент отказов и удовлетворений. – Сенат.

Псевдонимами со скрытым значением обозначаются не только отрицательные и обличительные, но и положительные, утверждаемые явления и факты, прямое название которых по цензурным условиям было невозможно, например: Гневные движения истории. – Революция.

Непревзойдённый мастер сатирического «цеха» и условных форм поэтики, Щедрин был в то же время в высшей степени одарён главнейшими качествами великого художника – реалиста, способностью создавать мир живых людей, глубокие человеческие характеры, видеть и изображать трагическое, причём даже в таких судьбах и ситуациях, которые, казалось бы, не могли заключать в себе никакого трагизма.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: