Антиутопия в произведениях Маканина: сочинение

Анализ отдельных произведений В. С. Маканина

Повесть “Лаз” (1991)

Повесть явилась откликом писателя на катастрофические сдвиги в русской жизни на рубеже 1980–1990-х гг. В ней дана одна из версий человеческой судьбы в условиях духовной апатии, превращения человека в “биологическую массу”. В современном литературоведении эта повесть Маканина рассматривается как “художественный код времени”; “не отдельная вещица, а заключительная глава огромного пунктирного эпического романа-хроники, объявшего необъятное быстрое течение русского полувека от дней войны до дней свободы” [1] .

В повести “Лаз” автор использует условные формы изображения, создает воображаемую, экспериментальную обстановку, строит две симметричные вселенные, соединенные узким проходом, лазом (несущим явную метафорическую функцию). Секрет этого лаза знает лишь герой – 47-летний “книгочей”, интеллигент в “лыжной шапочке”. В верхнем мире правит толпа, она подчинена слепому инстинкту, символизирует апокалипсического зверя, внушает страх. Толпа творит произвол, загоняет отдельного человека в стадо (“В толпе, в давке движения погибло две сотни народу”; толпа затоптала парнишку). Улицы не освещены (“пустые”, “вымершие”, слышен плач ребенка). Смертельная опасность угрожает каждому, кто не с толпой, кто выделяется из массы. Герой повести Ключарев (говорящая фамилия) с риском для жизни сможет вместе с женой Олей похоронить друга Павлова. Обобщающим символом насилия, унижения, страдания человека становится вор, “сидящий верхом на жертве и роющийся в ее карманах”. В описании жизни наверху господствуют мрачные тона: холод, темень, кончается вода. Люди в страхе. Символом зыбкости мира становится мотив “ковчега”: строительство интеллектуалами пещер под землей. Пещеру, вырытую Ключаревым для себя и своей семьи, обнаружат и обвалят “просто назло копавшему” (ориентация на архетип Апокалипсиса, строительство Ноева ковчега и Вавилонской башни, Быт. 6, 7).

Вторая данность – нижний мир, где много света, пищи, но “маловато кислорода”. Здесь тоже невозможно жить; герой с трудом через постоянно суживающийся лаз (“ДЫРА СТАЛА УЖЕ”; “Как стиснулась горловина лаза!”), проникает сюда, “повторяя тактику переползающих препятствие червей”, томимый духовной жаждой, чтобы пообщаться с товарищами по духу, взывающими, подобно лирическому герою А. А. Блока (“Дай нам руку в непогоду!”), к культуре. В текст повести вкраплены реминисценции из Ф. М. Достоевского, парафраз Библии, отсылки к произведениям русских писателей XIX–XX вв.:

“Возобновляется их разговор (о Достоевском, о нежелании счастья, основанного на несчастье других, хотя бы и малом ), и душа Ключарева прикипает к их высоким словам.

Они говорят. Сферы духа привычно смыкаются над столиком онемевший Ключарев слышит присутствие Слова. Как рыба, вновь попавшая в воду, он оживает: за этим и спускался Душа расправилась, затрепетала, вздохнула” [2] .

Маканин рисует в повести множество бытовых подробностей, создающих в конкретном единстве образ времени. Это время безжалостно, прагматично, но отдельные люди, несмотря ни на что, стараются вести себя в соответствии с нормами морали, традиций, нравственности: купают ребенка, хоронят умершего, ищут общения с другими людьми. Стиль писателя становится сухим, характеризуется отсутствием патетических оценок, интонационного нажима. Герой пытается “задействовать ресурсы личности, растворенные в человеческой толпе”, найти возможность пробиться к человеческому сознанию, ищет слова, которые разделят толпу на людей, но толпа произносит лишь нечленораздельные звуки.

Повести Маканина “Лаз”, “Стол, покрытый сукном и с графином посередине”, “Долог наш путь” (1991), как и “Пирамида” (1994) Л. М. Леонова, обладают жанровыми признаками антиутопии. “Лаз” – это повесть-предупреждение о грозящей обществу опасности. Конфликт в “Лазе” возникает там, где герой восстает против власти толпы, олицетворяющей тотальный контроль над личностью. Финал повести – открытый, обнадеживающий. Герой отвергает страшный сон как “недоверие к разуму”. Во сне Ключарев, уснувший прямо на улице, шлет информацию через суживающийся лаз о том, что наступает темнота, просит прислать в помощь свечи. Библейский образ свечи актуализирует духовные истины (Мф. 5:14–15). Однако вместо свеч – “ответа душе” – Ключареву через лаз пересылают “палки для слепых“: “Когда наступит полная тьма, идти и идти, обстукивая палкой тротуары. Весь ответ”. Мотивы слепых, окликания, молчания, беззвучия и голосов, появившиеся в повести “Утрата”, – важные смыслообразующие мотивы в мелодике прозы Маканина.

“В ритмизованном художественном поле произведений Маканина, – отмечает критик, – есть высота и глубина мирового пространства: лейтмотивы – небо, звезды, вода, земля, свет, мрак. Все пространство работает в едином ритме с миром космоса. Все, что разрушает гармонию, ломает ритм, создает диссонансы, становится объектом эстетического наблюдения писателя, так как он – творец диссонирующих голосов. Диссонансы занимают писателя как строительные элементы хаоса, распада, дисгармонии в мире антиутопий” [3] .

Герой “Лаза” хочет быть услышанным, понятым, он отвергает вторую версию, вынесенную в проблематике повести. Человек – не “существо, которое дергается туда-сюда в своих поисках” потому только, что не вполне нашло свою “биологическую нишу”. Обобщенным символом утверждения человеческого в человеке является встреча Ключарева с персонажем, который назван автором “ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК В СУМЕРКАХ”. Многозначен их диалог с Ключаревым:

“– Вставайте, – повторяет он так же утвердительно, со спокойной и терпеливой улыбкой. – Не следует спать на улице.

И протягивает руку. Рука теплая, прикосновение, которое остается с Ключаревым и после.

  • – Да, – говорит он, потягиваясь. – Как стемнело.
  • – Но еще не ночь, – говорит тот человек, опять же с мягкой улыбкой, которую Ключарев не столько видит, сколько угадывает в полутьме.

Собрав свое добро, Ключарев идет к дому Оглядывается. Человек еще стоит на том же месте, и только по мере того, как Ключарев уходит, его фигура мало-помалу растворяется (и все же не растворяется до конца) в сумерках”.

Образ “человека в сумерках” напоминает облик Иисуса Христа. В этом фрагменте обнаруживается и самоцитирование. Так в повести “Отставший” встретившийся на пути артельщикам “заросший, с седыми космами, с огромным нательным крестом человек” упросит “злого” Федяича, мечтавшего заработать деньги на “необыкновенной глыбе малахита”, не прогонять Лешку-маленького, “чуявшего золото в одиночку”, ищущего “свою тропу”.

Маканинский стиль в повести “Лаз” создает целый поток ассоциаций, подтекстов. Метафорическим является здесь образ стола, который затем перейдет в повесть “Стол, покрытый сукном и с графином посередине”. Мотив стола перейдет и в роман “Андеграунд, или Герой нашего времени”, где это слово будет определяться емким эпитетом – “судилищный стол”. В повести “Лаз” стол выступает как многозначная метафора. За столом в Кафе-клубе манипулируют сознанием, пытаются “усреднить человека”, обезличить, “убаюкать любовью к типажу”, “к образу”, “облапошить”, “обмануть”. В кафе за столиком происходит социальный опрос об “отношении к будущему”. “Несколько человек комиссии” пытаются выдать людям “билет в будущее”:

“. убеждают входящих людей верить, объясняют, настаивают, чуть ли не всовывая билеты им в карман, но те бросают свои билеты вновь: слишком много крови, слишком много тех слезинок уже пролито не желаем будущего на крови и слезах”.

Растет “холм возвращенных билетов”. Безымянный человек – “один из комиссии” – “превращается в оратора”, страстно кричит вернувшим билет:

“Опомнитесь! Будущее – это будущее! Ведь вы всю свою жизнь ели и пили на чьих-то слезах и на чьей-то крови Да каким бы ни было будущее, вы уже сейчас спите, едите, пьете на тыщах тыщ слезинок младенцев, вы уже запятнаны, вы помечены. берите же свои билеты, смиритесь! это уже ваше, ваше ваше будущее!”

Функция реминисценций из Ф. М. Достоевского – в расстановке смысловых акцентов.

Оценивая вклад В. С. Маканина в современную литературу, С. И. Тимина отмечает влияние его прозы на формирование принципиально значимых особенностей литературной эволюции:

“Разнообразие маканинских сюжетов и картин, вся его поэтическая система направлена на разработку символики предупреждения Оперируя богатым спектром формальных приемов, в том числе усвоив стилевые уроки постмодернизма, В. Маканин не оказывается в плену формальной новизны как таковой. Его тексты являют собой емкую, развертываемую в жизненном пространстве метафору. Форма становится самим содержанием. Интертекстуальность, мотивность и другие главные “герои” постмодернизма в поэтике Маканина – всего лишь опорные точки, осуществляющие ритм движения внутри глобального метафорического пространства” [4] .

Сочинение «Сочинение. тема: антиутопия в произведениях владимира маканина»,
Литература

Сочинение. тема: антиутопия в произведениях владимира маканина

ID (номер) заказа

Сочинение на тему: Антиутопия в произведениях Владимира Маканина. Слов 250

Закажите подобную или любую другую работу недорого

Вы работаете с экспертами напрямую,
не переплачивая посредникам, поэтому
наши цены в 2-3 раза ниже

Последние размещенные задания

Срок сдачи к 23 окт.

Проектирование рабочего оборудования бульдозера на базе трактора чтз б11, категория грунта 2

Курсовая, Строительные дорожные машины и оборудование

Срок сдачи к 1 нояб.

Ответить на 16 билетов развернуто и чтобы понятно было

Ответы на билеты, Математический анализ и дифференциальные уравнения

Срок сдачи к 19 окт.

Нравственные нормы ислама и воспитание в суннитских.

Срок сдачи к 26 окт.

Тема курсовой : Структура нормы гражданского права, антиплагиат вуза

Курсовая, Гражданское право

Срок сдачи к 21 окт.

выполнить контрольную работу по предложенным шаблону и литературе

Контрольная, Возрастная психология

Срок сдачи к 24 окт.

Курсовая по предмету «технология машиностроения»

Курсовая, технология машиностроения

Срок сдачи к 22 окт.

Хочу узнать стоимость

Отчет по практике, музыка, педагогика, психология

Срок сдачи к 21 окт.

Курсовая, МДК 03.01. Сопровождение и продвижение программного обеспечения отраслевой направленности

Срок сдачи к 26 окт.

Написать 1 главу диссертации

Магистерская диссертация, Юриспруденция

Срок сдачи к 31 окт.

Производство и использование переменного тока за.

Срок сдачи к 23 окт.

выбрать правильный ответ

Срок сдачи к 19 окт.

Все 5 задач решить по детмашу

Решение задач, детали машин

Срок сдачи к 25 окт.

Написать о своей квартире

Эссе, Немецкий язык

Срок сдачи к 24 окт.

Написать приговор к делу

Другое, уголовный процесс

Срок сдачи к 19 окт.

Нужно ответить на три вопроса и оформить в вордовский документ

Контрольная, основы системного мышления

Срок сдачи к 21 нояб.

Срок сдачи к 19 окт.

Решить данную задачу

Решение задач, техническая механика

Срок сдачи к 19 окт.

обратился к нам
за последний год

работают с нашим сервисом

заданий и консультаций

заданий и консультаций

выполнено и сдано
за прошедший год

Сайт бесплатно разошлёт задание экспертам.
А эксперты предложат цены. Это удобнее, чем
искать кого-то в Интернете

Отклик экспертов с первых минут

С нами работают более 15 000 проверенных экспертов с высшим образованием. Вы можете выбрать исполнителя уже через 15 минут после публикации заказа. Срок исполнения — от 1 часа

Цены ниже в 2-3 раза

Вы работаете с экспертами напрямую, поэтому цены
ниже, чем в агентствах

Доработки и консультации
– бесплатны

Доработки и консультации в рамках задания бесплатны
и выполняются в максимально короткие сроки

Гарантия возврата денег

Если эксперт не справится — мы вернем 100% стоимости

На связи 7 дней в неделю

Вы всегда можете к нам обратиться — и в выходные,
и в праздники

Эксперт получил деньги за заказ, а работу не выполнил?
Только не у нас!

Деньги хранятся на вашем балансе во время работы
над заданием и гарантийного срока

Гарантия возврата денег

В случае, если что-то пойдет не так, мы гарантируем
возврат полной уплаченой суммы

С вами будут работать лучшие эксперты.
Они знают и понимают, как важно доводить
работу до конца

С нами с 2017
года

Помог студентам: 10 664 Сдано работ: 10 664
Рейтинг: 78 846
Среднее 4,95 из 5

С нами с 2018
года

Помог студентам: 7 330 Сдано работ: 7 330
Рейтинг: 64 431
Среднее 4,87 из 5

С нами с 2019
года

Помог студентам: 2 303 Сдано работ: 2 303
Рейтинг: 24 332
Среднее 4,84 из 5

С нами с 2018
года

Помог студентам: 1 995 Сдано работ: 1 995
Рейтинг: 12 263
Среднее 4,87 из 5

1. Сколько стоит помощь?

Цена, как известно, зависит от объёма, сложности и срочности. Особенностью «Всё сдал!» является то, что все заказчики работают со экспертами напрямую (без посредников). Поэтому цены в 2-3 раза ниже.

Специалистам под силу выполнить как срочный заказ, так и сложный, требующий существенных временных затрат. Для каждой работы определяются оптимальные сроки. Например, помощь с курсовой работой – 5-7 дней. Сообщите нам ваши сроки, и мы выполним работу не позднее указанной даты. P.S.: наши эксперты всегда стараются выполнить работу раньше срока.

3. Выполняете ли вы срочные заказы?

Да, у нас большой опыт выполнения срочных заказов.

4. Если потребуется доработка или дополнительная консультация, это бесплатно?

Да, доработки и консультации в рамках заказа бесплатны, и выполняются в максимально короткие сроки.

5. Я разместил заказ. Могу ли я не платить, если меня не устроит стоимость?

Да, конечно – оценка стоимости бесплатна и ни к чему вас не обязывает.

6. Каким способом можно произвести оплату?

Работу можно оплатить множеством способом: картой Visa / MasterCard, с баланса мобильного, в терминале, в салонах Евросеть / Связной, через Сбербанк и т.д.

7. Предоставляете ли вы гарантии на услуги?

На все виды услуг мы даем гарантию. Если эксперт не справится — мы вернём 100% суммы.

8. Какой у вас режим работы?

Мы принимаем заявки 7 дней в неделю, 24 часа в сутки.

Специфика антиномии личности в повести-антиутопии «Лаз»

Северо-Кавказский федеральный университет

Специфика антиномии личности в повести-антиутопии «Лаз»

Владимир Семенович Маканин – российский и советский писатель, автор таких произведений как «Прямая линия», «Асан», «Безотцовщина» и других. Повесть «Лаз» увидела свет в 1991 году. Как отмечает исследователь : «усвоив стилевые уроки постмодернизма, В. Маканин не оказывается в плену формальной новизны как таковой. Его тексты являют собой емкую, развертываемую в жизненном пространстве метафору. Форма становится самим содержанием. Интертекстуальность, мотивность и другие главные “герои” постмодернизма в поэтике Маканина – всего лишь опорные точки, осуществляющие ритм движения внутри глобального метафорического пространства» [Тимина 2002: 215]

Маканин является своеобразным писателем-агностиком, пытающимся в своих произведениях воссоздать «героя эпохи», отражающего основные настроения и тенденции развития общества. Повесть «Лаз» не стала исключением.

Главный герой повести – «интеллигент в лыжной шапочке» Ключарев живет в умирающем мире. Постепенно перестает ходить общественный транспорт, на улицах пусто и тихо, не работает телевидение, постепенно отключается вода и электричество. Главный признак увядания мира – постоянные сумерки. Утра или дня попросту не бывает, постоянный полумрак: «На улице тепло. Вечереет. Но еще не ночь. Ощущение уличного тепла таково, что вот-вот раздастся свист и хлынут толпой некие люди, а с ними убийства, грабежи, попрание слабых, — ощущение тяготит, и как тут не пасть духом» [Маканин 1998: 321].

Человечество потихоньку теряет нравственность, город накрывает разбой и насилие. Люди грубеют, привыкают и смиряются с обстоятельствами, теряют надежду, эмоционально тупеют. Однажды Ключарев в потемках спасает от изнасилования женщину, которая рассказывает ему, что преступники, в общем-то, нормальные ребята, после чего предлагает расплатиться с ним за спасение тем же способом. Ключарев отказывается, в нем еще осталась совесть. Именно поэтому он помогает похоронить беременной подруге своего погибшего мужа, навещает старых друзей – Чурсиных. Каждый зовет к себе, предлагает помощь, но при этом все понимают, что возможно в последний раз видятся, так как осознают опасность в совместном нахождении. Всех преследует страх толпы. Если остальные люди пытаются собраться вместе, превращаясь в опасную, разрушительную силу (то и дело доходят новости и разбоях, людях, раздавленных толпой и так далее), то герои повести напротив, пытаются огородиться, спрятаться от всех подальше. Чурсины, например, прячутся в бункере на загородной даче, которую бросили сбежавшие соседи. Они рады были бы приютить Ключаревых, но еды и запасов на всех не хватит. Ключарев хотел бы помочь Оле Павловой, но у него самого есть жена и умственно отсталый ребенок, он не может подвергнуть их опасности.

В повести наблюдается мотивное пересечение с рассказами . Герой также пытается изолироваться от мира, спрятаться в укромном месте. Для этого Ключарев выбирает отвесный холм, в котором пытается вырыть надежное убежище для своей семьи, так как жить в квартире долго не получится.

Жанровая специфика повести построена на антономиях. Как отмечает : «категория конфликта является ключевой для понимания данного произведения, присутствуют пространственные оппозиции «верх» – «низ», «здесь» – «там», «свет» – «тьма», «черное» – «белое», «жизнь» – «смерть», «интеллигенция» – «народ» [Токаренко 2014: 33].

Верхний, погибающий мир является тьмой. Главным и разительным отличием Ключарева от остального мира является его знание о лазе. Лаз – проход, отверстие в стене, пропускающее Ключарева в подземный утопический мир – где всегда тепло, сытно, много интеллигентных, образованных людей и философских разговоров, большое количество магазинов, помогающих Ключареву в постройке тайного убежища. Ключарев не может без лаза, он удовлетворяет его потребности в обществе как физическом, так и эмоциональном. Однако, по мнению Ключарева, жить там невозможно, так как в нижнем мире очень мало кислорода и на всех его не хватит. Кроме этого, под землей люди быстро и легко умирают, оставив после себя всего лишь несколько капель жидкости.

Одна проблема – лаз неумолимо сужается, с каждым разом герою все тяжелее выбираться наружу, он оцарапывает тело, саднит руки, задыхается – все трудности ради семьи. Ключарев считал человеческую свободу одной из ключевых, но со временем понял, что главное в жизни – ответственность. Именно ответственность заставляет его переживать за каждого обделенного, обиженного в верхнем мире, не дает покинуть свою семью. Герой – амбивалентная личность, в которой преобладает христианский тип личности, который способен на самопожертвование.

В завершении повести Ключарев находит свое убежище разгромленным. Вандалы практически ничего не забрали, просто разрушили пещеру ради удовольствия. Лаз практически затянулся, попасть в нижний мир больше невозможно. Герой засыпает от усталости и изнеможения прямо на улице. Неожиданно его будит прохожий, который помогает ему встать и говорит, что, несмотря на поздние сумерки, ночь все же еще не наступила. Это дает какую-то надежду на будущее. Некоторые исследователи находят в образе прохожего (мужчина средних лет с длинными волосами и еле различимой улыбкой) образ Христа, который не оставляет людей и помогает им.

Таким образом, концепция мира повести «Лаз» соответствует конфликту специфического мироустройства антиутопии . В данной повести наблюдаются характерные структурные антиутопические черты, такие как конфликт человека и толпы, ритуализация, гротеск, фантастические элементы. Антиномии, присутствующие в повести, позволяет анализировать тенденции развития общества и образ главного героя.

Зеркала антиутопий. / . – М.: Книжная палата, 1989. С. 340-520 Лаз. / . – М.: Вагриус, 1998. – 447 с. Русская литература ХХ века: школы и направления. Методы творческой работы. / . – Спб.: Логос, 2002. – 250 с. Художественный конфликт в повести «Лаз». / . // Журнал «Вестник РУДН». – М.: Российский институт дружбы народов, 2014. № 1. С. 27–33

Причины бегства современного человека от социума (по произведениям В. Маканина)

Скачать сочинение

Маканин не дает интервью. Ни-ког-да. Не высказывается по общим вопросам. Не примыкает к литературным группировкам. Он не “наш” и не ваш. Он сам по себе. Последний писатель в толпе суетных литераторов. Последний старатель, слышащий тихую песню подземельного слова-золота.

Владимир Семенович Маканин — признанный мастер “малой прозы”. Всем хорошо известны его рассказы, повесть “Один и одна”, “Стол, покрытый сукном и с графином посередине”. Последняя повесть интересна тем, что в ней особенно ярко проявляются возможности реалистической литературы.

В современной прозе продолжает свое развитие толстовская традиция “диалектики души”. Это не просто изображение внутреннего мира человека. Писателя может интересовать не столько психологический образ героя, сколько психологическая ситуация. Именно из психологической ситуации вырастают и психологические характеристики социальных типов, и портрет времени в повести В. Маканина “Стол, покрытый сукном и с графином посередине”.

Повесть — поток сознания героя. Ему предстоит отчитываться по какому-то вопросу перед общественной комиссией, или, как он называет ее, судилищем. За свою жизнь герой побывал на многих таких судилищах. Они стали неотъемлемой частью советского бытия. Партком, профбюро, общественный суд, а в 20-30-е годы — ревтрибуналы, тройки, чрезвычайные комиссии. Все это формы судилища. Но суть их всегда была одна: человека по самому незначительному поводу давили вопросами, требовали отчета за всю его жизнь, припоминая большие и малые проступки, вынуждали выворачивать наизнанку душу. Его стремились подловить на неточностях, уличить, — и все для того, чтобы он вышел с чувством собственной вины.

Страх перед судилищем мучит героя: “Страх — сам по себе чего-то стоит. Уйдет страх, а с ним и жизнь, страх всего лишь форма жизни, стержень жизни”. Ни физические пытки, ни боль не грозят герою. Но всю ночь перед судилищем он не спит, глотает таблетки. Он не знает никакой своей пины, но уверен, что хоть какую-то, но отыщут. Была бы конкретная вина, было бы проще, — было бы конкретное наказание. Оно “отпускает тебя сразу”. Но вины-то нет, хотя герой говорит, что, “вероятно, не жил вне чувства вины”, был всегда “виноват не в смысле признания вины, а в смысле ее самоощущения”.

Со времен Достоевского проблема вины и наказания претерпела ряд изменений. Вина Раскольникова была несомненна и конкретна. Закономерно его наказание. А вот XX век дал героя, подлежащего наказанию за несовершенное преступление. Таков Йозеф К. — герой романа Ф. Кафки “Процесс”. Такие герои преследуются не за конкретную вину, а за то, что “виновны вообще”, хотя наказание им грозит вполне конкретное.

У В. Маканина человек не виновен, и наказывать его не собираются, просто обсудят. Но этого достаточно, чтобы довести человека до исступления. Страх переполняет его, толкает на бесконечное прокручивание возможных ситуаций, изнуряет. В бесконечном ночном кошмаре герой пытается объяснить природу такого страха. Если заглянуть в историю, то раньше наказание было связано с посягательством на физическое существование человека, на его тело. Били провинившегося солдата шпицрутенами, обезглавливали преступника на эшафоте. То есть, конкретная вина требовала расплаты с конкретным телом се носителя. Душа же всегда оставалась во власти Бога.

И вот здесь открывается важный момент: наш безбожный век поставил судилище не только над человеком, но и над его душой. “. Принадлежность им твоей души и принадлежность твоего тела находятся (как ровен ход времени. ) в обратно пропорциональной зависимости. Скажем, виноватый солдат былых времен — ни во что не ставя тело (и ни на чуть не отдавая душу), он сам кричал: “Расстреляйте, братцы. Расстреляйте меня!” Во времена подвалов уже расспрашивали. И поскольку претендовали на часть души, постольку же приходилось отпускать часть тела. Уже важно было повозиться с виновным, порыться в душе: человек упорствовал. В помощь размышлениям и была боль. Во времена белых халатов судившим доставалось твоего тела еще меньше. Тело им почти не принадлежало, разве что перед инъекцией можно было растереть ваткой твою вену. Но зато уж душа, ум почти полностью были в их власти и в их возможностях. Эволюция завершилась тем, что спрашивающие уже никак не могут претендовать на тело. Но душа — вся их. Руки, -ноги, мое тело для них неприкосновенны: ни вогнать пулю, ни забить кнутом, ни даже провести курс “Аленки” — ничего нет у них, и что же тогда им остается, кроме как копаться в моей душе”. Оказывается, это копание самое страшное и невыносимое.

Владимир Маканин создает психологический тип человека, раздавленного системой общественного мнения. Человек этот совершенно лишен воли. Ему предоставлена некоторая свобода выбора: на судилище можно и не пойти. Но ведь десятилетиями нам внушали мысль о коллективной воле и неотделимости человека от общества. И вот постепенно она вросла в сознание, проникала в чувства и ощущения. Герой повести не способен на внутреннее сопротивление. Его личность разрушена присутствием в нем самом “десяти-двенадцати человек, готовых с тебя спросить”. И бунт против них для него был бы бунтом против себя.

Образ Стола, покрытого сукном, воплощает собой Судилище. Стол этот — не знак, не символ даже. Это почти существо — бессмертное, нестареющее. Атрибутом Стола является графин в центре. Графин как бы цементирует людей и предметы вокруг, придает “словам и вопросам сидящих силу спроса”, отделяет задающих вопросы от ответчика.

Стол с красным сукном и графином — нравственное судилище. Он, несомненно, связан с подвалом — судилищем телесным. Владимир Маканин говорит об этой связи как об уходящей в глубину времени, выступающей обнаженно лишь периодами, например в тридцать седьмом году.

Безымянный герой В. Маканина испытывает некое мистическое чувство к Столу. Он его почти обожествляет, — в ночных своих метаниях решает идти на поклон к нему. Пока герой сидит за Столом, решившись даже прихлопнуть по нему рукой, — всё спокойно. Автор показывает его способным на отчаянный поступок в состоянии, уже близком к помешательству. Реплика “Ужо тебе!” заставляет вспомнить бедного Евгения из “Медного всадника” А. С. Пушкина. Но вот герой посягнул на центр Стола — Графин. И тут последовало наказание: “помню, ударило резко, как хлыстом, сильнейший удар в грудь на секунду-две лишил меня сознания”. С одной стороны, вполне реальный инфаркт. Однако с другой — расплата за покушение на вечное, каковым является Графин в центре Стола.

Из многолетних наблюдений складываются социально-психологические типы тех, кто сидит за Столом. Они лишены имен и определяются по какой-то детали. Они — не личности, а функции судилища. Их психологические характеристики приложимы с небольшими вариациями к любому из ряда подобных социальных типов.

Соц-Яр — это тип социально яростный, простоватый, пьяноватый, с виду добродушный. “Он — пролетарий (самое большее — техник), постоянно чувствующий себя обманутым в жизни, обделенным. Грубо разбуженное социальное нутро (когда-то, ходом истории) в таких, как он, все еще ярится, пылает”. Соц-Яр во всем винит интеллигентов, потому испытывает к ним агрессивную злобу. Это очень простой, предсказуемый тип, составляющий большую часть “народа”.

Рядом с ним за Столом — Тот, кто с Вопросами. Это интеллигент, но Соц-Яр против него ничего не имеет, ведь они в одной упряжке, за одним Столом. Портрет его типичен для среднеоплачиваемого инженера в НИИ. Он находит особое удовольствие в том, чтобы загонять в угол мелкими вопросами, от которых возникает ощущение затравленного животного.

Своеобразное иезуитство присуще Старику. Он хочет истины. Его долгая жизнь посвящена была служению правде. Он мудр, он молчит. Герой В. Маканина раскрывает психику Старика, которая сложилась в результате повсеместного лицемерия, несовпадения лозунга и действительности. Старик знает, что должен быть гуманным. “Ему нужно, чтобы меня не просто задергали вопросами и унизили, но чтобы еще и засекли, пытали, растягивали на примитивной дыбе где-нибудь в подвале, а он бы после этого меня, может быть, оправдал и пожалел”.

Красивая женщина, Женщина с обычной внешностью, Молодые Волки, бывший Партиец, Седая в Очках — все объединены желанием спрашивать, “напоминать о непрекращающемся отчете всякой человеческой жизни. И не для наказания, а исключительно для предметности урока им нужна конкретная чья-то жизнь”.

Бессонной ночью герой выходит на источник советских столов-судилищ. Это началось, “когда передоверили совесть коллективу, и отмщение — группе людей”. В повести поднимаются вопросы: всегда ли право коллективное мнение? всегда ли право большинство? и кто они — большинство? Писатель показывает, что те, кто вершит судилище, — плоть от плоти систе мы. Эти социально-психологические типы —точный индикатор процессов, начавшихся в обществе почти столетие назад.

Повесть “Стол, покрытый сукном и с графином посередине” В. Мака-нина реалистически передает психологический портрет времени. Это трагическое повествование о разрушении цельной личности страхом. Писатель отразил психическое состояние человека и обрисовал психологию социального -,ипа. Он соединил анализ ощущений, чувств, сознания отдельной личности, находящейся в стрессовой ситуации, с синтезом типичных черт социально-психологической группы.

Метания, поиски выхода из ситуации и ее анализ составили психологический облик героя. Этот индивидуальный портрет обретает черты типичности — это тип жертвы, раздавленной обществом, претендующим на человеческую душу, ее суверенный мир,

Роман “Андеграунд, или Герой нашего времени” Владимира Мака-нина был написан в 1997 году. Но наше время — время скоростей даже в общественной жизни. Спустя всего несколько лет русскому читателю приходится напрягать память, вспоминая очереди, демократов первого призыва, демонстрации коммуняков, “смешные” тогдашние цены.

Август 91-го. Главный герой и его многочисленные собеседники говорят о смене эпох. Четко и незамысловато эту мысль проводит бизнесмен Ловянников, противополагая литературное поколение поколению политиков и бизнесменов. Но его банальные рассуждения подрываются изнутри. Молодые бизнесмены идут завоевывать столицу точно также, как шли некогда молодые литераторы. Они также верят в себя, также размахивают руками. Ловянников называет проигравшее поколение солдатами литературы. Но ведь с новым поколением возможно повторение ситуации: кто-то прорвется, кто-то ухнет в андеграунд бизнеса. Ловянников именуется “героем Вашего времени”.

“А я. подумал, что прощу, пожалуй, демократам их неталантливость во власти, их суетность, даже их милые и несколько неожиданные игры с недвижимостью — прощу не только за первый чистый глоток свободы. ”, — рассуждает маканинский герой.

Герой романа — тот, кто пытается обрести себя в “подполье” (так переводится иноземное слово “андеграунд”). Он литератор. И можно уже догадаться, что характер этого героя сродни печоринскому, раз в заглавии заявлено название знаменитого романа Лермонтова. Кольцевое построение романа ориентировано на лермонтовский прообраз. В начале и конце повествования Петрович дома, все его бедствия — изгнание из общаги, психушка — в середине романа. Все проблемы героя коренятся в прошлом. Его злоключения мотивируются судьбой родного брата, —художника, попавшего в советскую психушку.

Андеграунд — это не только литературно-художническая общность, но и общага, куда уходит из правильного мира Петрович. Это и метро, подземка, — только здесь Петрович чувствует себя уверенно, здесь он сохраняет способность читать чужую прозу. Андеграунд — это и сама Москва как город метро и общаг. Но это и подсознание.

Отрыв от “корней” — мотив, который присутствует в маканинской прозе постоянно. Ненавистная сфера “верхов” — это столы с графинами, месткомы, редакции. На поверку сфера эта оказывается той же общагой. Отождествиться с властью Петрович не может никогда. На этом и строится основной сюжет. Отождествиться с общагой он тоже вроде бы не желает. Общага — полчища и поколения мужиков “без желания жиз ни”. Из них выпили всю кровь и всю душу русский простор и русская история. Петрович думает: “Меня не втиснуть в тот утренний троллейбус. И уже не вызвать сострадательного желания раствориться навсегда, навеки в тех, стоящих на остановке курящих одну за одной, — в тех, кто лезет в потрескивающие троллейбусные двери и никак, с натугой, не может влезть”.

Все вокруг — двойники главного героя. Петрович слушает исповеди людей, с которыми сталкивает его общага, и превращает их в свое повествование, в свою жизнь. “Ты теперь и есть текст”, — думает он. Врачи-психиатры и собратья по общежитию несколько раз ставят под сомнение писательский дар Петровича, утверждая, что он лишь старый бомж. А для самого Петровича только “бомж” (разбойник, изгой, преступник) и может быть писателем.

Хотя и сам Петрович твердит, что он не писатель: отвергнутые повести погребены в редакциях, желание публиковаться он преодолел навсегда, сочинительство тоже оставлено, — автор его перерос, “. для каких-то особых целей и высшего замысла необходимо, чтобы сейчас (в это время и в этой России) жили такие, как я, вне признания, вне имени и с умением творить тексты. Андеграунд. Попробовать жить без Слова. Живут же другие, риск или не риск жить молчащим, вот в чем вопрос, и я — один из первых”.

Закольцованность романа дает себя знать во многих деталях. Так, в первой главе справляют свадьбу дочери у Курнеевых, в последней — новоселье. Допущен к торжествам не слишком приятный хозяйке Петрович. И он провозглашает тост “за перемены”. К тому же сам факт того, что он говорит, а не слушает, как раньше, всех и каждого, — обещает обновление жизни.

Петрович произносит тост, в которым славит гения без текстов и толпу без языка. “. Однако меня уже раздражали мои же слова. И, как бывает ближе к вечеру, на спаде, неприятно кольнуло, а ну как и впрямь это лучшее, что я за свою долгую жизнь им, то бишь нам, сказал”, — думает он. В итоге перед нами герой, ставший текстом и утративший имя.

Отрицание героем социума и себя в социуме очень характерно для умонастроения российского интеллигента наших дней. Воодушевление шестидесятников сменилось затяжным нигилизмом. Поэтому не стоит удивляться тому хаосу в экономике, политике и духовной жизни России, который мы видим сегодня. Когда подвергаются сомнению нравственные нормы, отрицается сам принцип разумного руководства, то это неизбежно приводит к разгулу преступности, к полному хаосу во всех областях жизни.

Но хочется верить, что стадия отрицания сменится стадией созидания. Есть надежда, что Россия сможет реализовать свой потенциал, двинувшись по новому пути. Тогда появится новый герой, появится новая литература.

6651 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Особенности лирики О. Мандельштама

Знаменитый и многими любимый Осип Эмильевич Мандельштам принадлежал к плеяде блистательных поэтов Серебряного века. Его оригинальная высокая лирика стала весомым вкладом в русскую поэзию XX века, а трагическая судьба до сих пор не оставляет равнодушными почитателей его творчества.

  1. Ранние стихи поэта
  2. Зрелая лирика Мандельштама
  3. Поздние «Стихотворения»
  4. Подробный анализ «Вечер нежный»

Ранние стихи поэта

Мандельштам начал писать стихи в 14 лет, хотя родители не одобряли этого занятия. Он получил блестящее образование, знал иностранные языки, увлекался музыкой и философией. Будущий поэт считал искусство самым главным в жизни, у него сформировались свои понятия о прекрасном и возвышенном.

Для ранней лирики Мандельштама характерны раздумья над смыслом жизни и пессимизм:

Неутомимый маятник качается

И хочет быть моей судьбой.

Первые опубликованные стихотворения имели названия «Невыразимая печаль…», «Дано мне тело – что мне делать с ним…», «Медлительный снежный улей…». Их темой была иллюзорность действительности.

Ахматова, познакомившись с творчеством молодого поэта, спрашивала: «Кто укажет, откуда донеслась до нас эта новая божественная гармония, которую называют стихами Осипа Мандельштама?».

Вслед за Тютчевым поэт вводил в стихи образы сна, хаоса, одинокого голоса среди пустоты пространств, космоса и бушующего моря.

Начал Мандельштам с увлечения символизмом. В стихах этого периода он утверждал, что музыка – это первооснова всего живого. Его стихи были музыкальными, он часто создавал музыкальные образы, обращался к творчеству композиторов Баха, Глюка, Моцарта, Бетховена и других.

Образы его стихов были еще нечеткими, автор словно хотел уйти в мир поэзии. Он писал:

«Неужели я настоящий,

И действительно смерть придет?»

Знакомство с акмеистами меняет тональность и содержание лирики Мандельштама. В статье «Утро акмеизма» он писал, что считает слово камнем, который акмеисты кладут в основу здания нового литературного направления. Свой первый сборник стихов он так и назвал – «Камень». Мандельштам пишет, что поэт должен быть зодчим, архитектором в стихах.

Это интересно: Стихотворение «Тучи» Лермонтов – анализ произведения.

Зрелая лирика Мандельштама

С течением времени у Мандельштама изменились тематика, образный строй, стиль и колорит стихов. Образы стали предметными, зримыми и вещественными. Поэт размышляет о философской сути камня, глины, дерева, яблока, хлеба. Он наделяет весом, тяжестью предметы, ищет в камне философско-мистический смысл.

В его творчестве часто встречаются образы архитектуры. Говорят, что архитектура – это застывшая музыка. Мандельштам доказывает это своими стихами, которые завораживают красотой линий и глубиной мысли. Поражают его стихи о Соборе Парижской Богоматери, об Адмиралтействе, о Софийском соборе в Константинополе, об Айя-Софии, об Успенском храме Кремля в Москве и Казанском соборе в Петербурге и многих других шедеврах архитектуры.

Поэт в них размышляет о времени, о победе изящного над грубым, света над тьмой. В его стихах ассоциативность образов и импрессионизм письма. Ценность этих стихотворений в их философском и историко-культурном содержании. Мандельштама можно назвать певцом цивилизации:

Природа – тот же Рим и отразилась в нем.

Мы видим образы его гражданской мощи

В прозрачном воздухе, как в цирке голубом,

На форуме полей и в колоннаде рощи.

Поэт пытался осмыслить историю цивилизаций и народов как единый, бесконечный процесс.

Так же талантливо Мандельштам описывал мир природы в стихотворениях «Раковина», «Есть иволги в лесах, и гласных долгота…» и других:

Звук осторожный и глухой

Плода, сорвавшегося с древа,

Среди немолчного напева

Глубокой тишины лесной…

В стихах поэта замедленный ритм, строгость в отборе слов, что придает каждому произведению торжественность звучания. В этом проявляется уважение и почтение ко всему, что создано людьми и природой.

В высокой книжной поэзии Мандельштама много отсылок к мировой культуре, что свидетельствует об эрудиции автора. Стихотворения «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…», «Бах», «Кинематограф», «Ода Бетховену» показывают, что дает поэту вдохновение для творчества. Сборник «Камень» сделал поэта знаменитым.

Отношение Мандельштама к революции 1917 года было двояким: радость от великих перемен и предчувствие «ярма насилия и злобы». Позже поэт написал в анкете, что революция отняла у него «биографию» и чувство «личной значимости». С 1918 по 1922 год начинаются мытарства поэта. В неразберихе гражданской войны его несколько раз арестовывают, держат в заключении. Чудом избежав смерти, Мандельштам наконец оказывается в Москве.

События революции нашли отражение в стихотворениях «Прославим, братья, сумерки свободы…», «Когда октябрьский нам готовил временщик…» и в сборнике «Tris­tia» («Скорби»). В стихах этого периода доминирует мрачный колорит: образ корабля, идущего ко дну, исчезающее солнце и т. п. В сборнике «Скорби» представлена тема любви.

Любовь поэт понимает как высшую ценность. Он с благодарностью вспоминает о дружбе с Цветаевой, прогулки по Москве, пишет об увлечении актрисой Арбениной, которую он сравнивает с античной Еленой. Примером любовной лирики может служить стихотворение «За то, что я руки твои не сумел удержать…».

Мандельштам внес свой вклад в развитие темы Петербурга в русской литературе. Трагическое чувство гибели, умирания и пустоты сквозит в стихотворениях «В Петрополе прозрачном мы умрем…», «Мне холодно. Прозрачная весна…», «В Петербурге мы сойдемся снова…», «На страшной высоте блуждающий огонь. ».

Поздние «Стихотворения»

В 1925 году Мандельштаму отказали в издании его стихотворений. Пять лет он не писал стихов. В 1928 году удалось выпустить ранее задержанную книгу «Стихотворения». В ней поэт говорит, что «не услышан веком», вспоминается «крутая соль обид». Лирический герой мечется в поисках спасения. В стихотворении «1 января 1924» он пишет:

Я знаю, с каждым днем слабеет жизни выдох,

Еще немного – оборвут

Простую песенку о глиняных обидах

И губы оловом зальют.

В стихотворении «Концерт на вокзале» поэт говорит о том, что музыка не облегчает страданий от встречи с «железным миром»:

Нельзя дышать, и твердь кишит червями,

И ни одна звезда не говорит…

Стихотворения 30‑х годов отражают ожидание трагической развязки в противостоянии поэта с властью. Мандельштама официально признали «второстепенным поэтом», он ждал ареста и последующей гибели. Об этом читаем в стихотворениях «Речка, распухшая от слез соленых…», «Мастерица виноватых взоров…», «Я больше не ребенок! Ты, могила…», «Голубые глаза и горячая лобная кость…», «Меня преследуют две-три случайных фразы…».

У поэта начинает складываться цикл протестных стихов. В 1933 году он пишет стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…», направленное не только против Сталина, но и против всей системы страха и террора. В 1934 году поэт был отправлен в ссылку до мая 1937 года и за это время создал воронежский цикл стихотворений. Через год он погиб в лагере под Владивостоком.

Подробный анализ «Вечер нежный»

Полный текст стихотворения:

Вечер нежный. Сумрак важный.

Гул за гулом. Вал за валом.

И в лицо нам ветер влажный

Бьет соленым покрывалом.

Все погасло. Все смешалось.

Волны берегом хмелели.

В нас вошла слепая радость —

И сердца отяжелели.

Оглушил нас хаос темный,

Одурманил воздух пьяный,

Убаюкал хор огромный:

Флейты, лютни и тимпаны…

Предлагаем подробный анализ стихотворения Мандельштама «Вечер нежный. Сумрак важный».

История создания

Стихотворение «Вечер нежный» Мандельштам написал в августе 1910 г. и прислал его Вячеславу Иванову, в «башне» которого в это время бывал, когда возвращался в Петербург. В 1908–1910 гг. Мандельштам учился в Сорбонне. Стихотворение прислано из Целендорфа (пригород Берлина). Возможно, описано Средиземное море, где Мандельштам бывал в компании молодых людей, обучаясь в Сорбонне.

Литературное направление и жанр

Ранний Мандельштам тяготел к символизму, находясь под влиянием вечеров у Вячеслава Иванова. Символический подтекст «Вечера», если он и есть (образ бурного моря, влажного ветра как символов жизненных трудностей или перемен) не разрушает образы видимого мира, а сосуществует с ними. В стихотворении также развивается характерный для раннего Мандельштама символический образ тёмного хаоса, в котором смешиваются и исчезают все предметы и понятия.

Жанр стихотворения – пейзажная лирика, нехарактерная в целом для поэзии Мандельштама.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение состоит из трёх строф. В первой строфе описывается бурное море на исходе дня. Это пейзаж, в котором появляется авторское «мы». Лирический герой ассоциирует себя с группой единомышленников, возможно, товарищей, с которыми он оказался на берегу.

Вторая строфа говорит о воздействии природы на человека. Хаос, буря и темнота вызывают в человеке слепую радость. В этой строфе достигнуто некое равновесие между природой и человеком.

Третья строфа сосредоточена на чувствах и ощущениях человека. Люди растворяются в природе, побеждены её напором и могуществом.

Тема стихотворения – воздействие на человека природы, вечернего бушующего моря.

Основная мысль: человек – это всего лишь часть природы; он растворяется в ней, подаётся под её напором. Но состояние единения с природой и её хаосом – приятное ощущение.

Тропы и образы

Огромное значение в стихотворении имеют эпитеты и метафорические эпитеты. Мандельштам использует инверсию, чтобы подчеркнуть их важность: вечер нежный, сумрак важный, ветер влажный, хаос тёмный, воздух пьяный, хор огромный.

Наиболее странным представляется эпитет сумрак важный. Возможно, речь идёт о неспешности и важности человеческих движений в сумерках, что связано с ограниченной видимостью. Не исключено, что Мандельштам просто исходил из почти точной рифмы важный – влажный.

Эпитет солёное покрывало входит в метафору, связанную с ветром, который несёт в лицо морские солёные брызги.

Метафора «в нас вошла слепая радость» тоже содержит эпитет. Он объясняет внезапность нахлынувшего чувства.

Ритмичность ударов волн о берег подчёркивается подобным построением предложений (синтаксический параллелизм): «Гул за гулом. Вал за валом», «Всё погасло. Всё смешалось».

Строчка «Волны берегом хмелели» первоначально звучала как «Мы внезапно охмелели». Мандельштам отказался от метафоры, связанной с человеческой личностью, и остановился на олицетворении, обращающем взгляд читателя на стихию.

Волны своими извилистыми движениями на берегу напомнили ему пьяных. Пьяным также называется воздух в последней строфе, но здесь слово употребляется в другом смысле, близко к «пьянящий», то есть оказывающий опьяняющее воздействие.

Люди, созерцающие стихию, как будто находятся в состоянии опьянения. Они испытывают беспричинную радость, от чего сердца тяжелеют. Этот метафорический образ понятен только в контексте. Отяжелевшее, неповоротливое сердце пьяного не помнит забот и обид, всё погружено в покой и радость.

Наступление хаоса происходит постепенно. Конкретные предметы Мандельштам заменяет местоимением всё, хотя погасло только солнце, а смешались воздух и вода в ветре, море и берег в прибое. В третьей строфе появляется название этому смешению – хаос тёмный. Мандельштам всегда чувствовал себя беззащитным перед стихией хаоса, неупорядоченности. Всю жизнь он пытался преобразовать хаос в свой личный космос.

Опасность хаоса в том, что он не страшен, но поглощает, убаюкивает. Так глаголы последней строфы передают состояние человека, созерцающего стихию: оглушил, одурманил, убаюкал.

Упорядочивание хаоса происходит через музыку, природа представляется огромным оркестром, состоящим из духовых, струнных и ударных инструментов. Мандельштам использует названия старинных инструментов, чтобы подчеркнуть, что воздействие стихии на человека существовало всегда, как только человек осознал себя личностью.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом почти без пиррихиев. Мандельштам стремится передать чёткие удары прибоя.

Рифмовка в стихотворении перекрёстная. Рифма женская, преимущественно точная. Тем более странной кажется единственная неточная ассонансная рифма смешалось – радость.

Мандельштам в своей неповторимо своеобразной лирике выражал надежду на возможность познания необъяснимого в мире. Его поэзии присущи глубокое философское содержание, тема преодоления смерти. Его стихи делают богаче личность человека.

Особенности поэзии Мандельштама. Своеобразие лирики сочинение

Среди представителей серебряного века творчество О. Э. Мандельштама занимает особое место. Его поэзия не оставила равнодушным ни одного читателя.

Изменения, свойственные стихотворениям, объясняются опытом, периодами взросления, новыми знаниями и знакомствами, массой впечатлений на каждом его жизненном этапе.

Однако, несмотря на то, что каждый талантливый писатель за свой творческий путь, так же как и Мандельштам, проходит немало препятствий, достигает высот, стихотворения Осипа Эмильевича всегда узнаваемы.

Ранний этап поэзии отличается поиском смысла бытия, некоторой наивностью. Его стихи понятны за счет простоты рифм. Они не требуют от читателя глубоких раздумий (“Отчего душа так певуча. “).

Основная мысль, зарождающаяся в начале произведений, имеет логическое заключение в конце. То есть мир, который изображает автор, близок к пониманию реальности представителями акмеистов, чьих взглядов придерживался позже Мандельштам. Если “Творчество” относится к символизму, то “Я вздрагиваю от холода” акцентировано на связи с материальным, что делает его близким к акмеизму.

Спустя годы в лирике поэта отмечается тенденция к обострению интереса к истории родной стороны, поэтому стихи приобретали торжественный слог, особую выразительность. Тяга к изображению Рима, Петербурга подчеркивала его стремление к знаниям, представляла как тонкого наблюдателя (“Попробуйте меня от века оторвать!”).

Тридцатые годы для поэта создают ощущение трагичного мировосприятия, так как арест предполагал пожизненное заключение или расстрел. Этим настроением пронизаны многие стихотворения позднего этапа (“Меня преследуют две-три случайных фразы”). Мандельштам искал во всем позитивную ноту, даже описывая революционные события, он верил только в светлое будущее.

Отношение поэта к любви было всегда серьезным, так как это чувство распространялось на отношение к жизни. Однако поражала частота объектов для выражения страсти. Всю свою нелегкую судьбу он был на пике любовных переживаний, что не могло не отразиться на творчестве (“Что страсти. таинство их власти – убийственный магнит!”). Его чувства всегда в движении (“И без тебя мне снова дремучий воздух пуст”).

С годами акмеизм набирает обороты в поэзии автора: ясность заменяется размытым содержанием, не понятным читателю после первого прочтения. Обнаружение связи между архитектурой и литературным направлением имеет мотив свободы (“На площадь выбежав, свободен. “).

Прямолинейность – одна из ярких особенностей поэзии Мандельштама и его характера в целом. Открытость в стихах проявлялась через изображение сталинских репрессий, за что он был отправлен на Дальний Восток (“Мы живем, под собою не чуя страны”).

Глубокие размышления, преданность своему народу, свободолюбие, тяга к прошлому, мотив бесконечной влюбленности, жизнелюбие – самобытные, искренние черты поэзии Мандельштама.

2 вариант

Осип Эмильевич Мандельштам входит в перечень прекрасных поэтов, которые работали в годы Серебряного века. Его творчество стало большим вкладом в русскую поэзию XX века, а его трудная жизнь и сейчас волнует тех, кто любит его творчество.

Свои первые стихи он написал в 14 лет. Благодаря родителям он поручил прекрасное образование, выучил несколько иностранных языков, любил музыку и увлекался философией. Для него искусство было главным в жизни.

Поэзия О.Э. Мандельштама выделяется среди поэтов Серебряного века и имеет особое значение. Его произведения никого никогда не оставляли равнодушными.

Изменения, которые прослеживаются в стихотворениях поэта объясняются просто, поэт взрослел, набирался жизненного опыта, постигал новые знания и получал массу новых впечатлений, всё это отражалось на произведениях.

В его ранних произведениях он занят тем, что ищет смысл жизни, этот поиск несколько наивен. Стихотворения понятны читателям, у них простая рифма. Над ними не надо много размышлять и вдумываться в их смысл.

Мысль, которая появляется в начале произведения, имеет вывод и заключение в конце. Его творчество относится к направлению акмеистов.

Через годы в творчестве поэта появился интерес к истории России, поэтому произведения приобрели торжественность и выразительность. Он в стихотворениях изображал города, стараясь передать красоту и значимость города.

В 30 – е годы ХХ века он попал в опалу у власти, его арестовали, и он ожидал, что его расстреляют. Именно этими переживаниями и пронизаны многие произведениями поэта позднего этапа творчества. Осип Мандельштам всегда искал во всем позитив, даже в революционных событиях, он верил в светлое будущее.

Поэт серьезно относился к жизни и всем чувствам, которые он испытывал. К любви он тоже относился серьезно. Всю жизнь он переживал любовные переживания, часто менял объекты любовной страсти. Это все отражалось на его творчестве.

Постепенно его произведения становятся все более размытыми, и читатели не понимали из с первого раза, надо было читать по несколько раз и вдумываться в них.

Главной чертой лирики считается прямолинейность. А открытостью произведения стали отличаться после прохождения им сталинских лагерей. За это его опять отправили на Дальний Восток.

Чертами творчества О. Э. Мандельштама являются размышления о смысле бытия, преданность Родине, любовь к свободе, тяга к истории, бесконечная влюбленность.

Также читают:

Картинка к сочинению Особенности поэзии Мандельштама. Своеобразие лирики

Популярные сегодня темы

История очень важна в жизни каждого человека. Она обогащает и духовную, и моральную сторону жизни. В историческом прошлом родной страны и города можно найти много интересного и познавательного

Основной проблемой произведения является цинизм и зависимость от денег. Эту проблему характеризует гробовщик, который жаждал смерти людей, чтобы получить прибыль от их похорон. Душа такого человека мертва

Произведение является составной частью сборника рассказов писателя «Записки охотника», рассматривающего в качестве основной тематики проблематику положения крестьянского народа в условиях крепостного права.

Произведение является первым романом популярной литературной трилогии, повествующей о приключениях бесстрашных королевских мушкетерах в периода правления в семнадцатом веке французского короля Людовика Тринадцатого.

Действие рассказа «История одного города» развивается в городе Глупово, которого в действительности не существует. Его придумал автор произведения, Салтыков – Щедрин. Весь сюжет закручен вокруг градоначальников этого города

Лирика Мандельштама – особенности ранних и поздних стихов

Уникальная по своей смысловой и философской наполненности, лирика Мандельштама – особенности ранних и поздних стихов позволяют лучше раскрыть внутренний мир одного из самых необычных писателей начала 20 века.

Есть поэты, стихи которых находятся вне времени, вне духовного развития автора. А есть такие, как Блок и Мандельштам, чье творчество развивается и растет вместе с личностью поэта. Стихи Мандельштама, пожалуй, невозможно рассматривать и анализировать в отрыве от его судьбы, потому что для их понимания необходимо знать, в какой период жизни поэта они были созданы, чем жил писатель, что волновало его в момент создания стихотворения.

Осип Мандельштам – знаменитый поэт творческой плеяды Серебряного века. Признанный читателями буквально с первых строк, он подвергался гонениям и непризнанию в конце своей жизни. Это человек, посвятивший свою жизнь искусству, он жил ради искусства, жертвуя ради него всем, отказываясь порой от самого необходимого. И конечно же, столь сложный путь не смог нанести свой отпечаток на творчество одного из самых неординарных поэтов начала 20 века.

Мандельштам рос в семье купца, переехавшего жить из Варшавы в Петербург. Мать увлекалась музыкой и искусством, и, наверное, это увлечение передалось и Осипу, который начал писать стихи с 14 лет. И с этих пор он несмотря ни на что шел своей дорогой поэта. Его увлечения не одобряли родители, но в 1910 году в печать выходит его первое стихотворение, а в 1913 печатается его первый сборник стихов «Камень», средства на издание которого собирала вся семья.

Ранняя лирика Мандельштама характеризуется пессимистичными взглядами на жизнь, основные мотивы произведений – философское осмысление бытия, размышления над смыслом жизни. Это и понятно, ведь молодой поэт в начале своего творческого пути примыкал к когорте символистов. Поэтому в самых первых стихах Мандельштама читатель еще видит образы сна, хаоса, часто слышится голос одиночества поэта среди людей. Но символизм к моменту вступления в его ряды Мандельштама уже практически изжил себя, возможно, поэтому его образы и символы становятся более осязательными и бытовыми, как, например, мы можем видеть в одном из самых ранних стихотворений «Невыразимая печаль». Удивительно музыкальное по своей структуре и импрессионистичное стихотворение наполнено образами света и тепла. Но интересно то, что эти образы создаются за счет совершенно бытовых предметов и явлений: цветочная ваза, красное вино, бисквит. Цвета, запахи, предметы в этом небольшом словесном натюрморте осязаемые, вкусные. Здесь нет глубинной завуалированности и загадочности символа, как нет и его многогранности, но стихотворение построено из метафор и олицетворений «проснулась ваза», «выплеснула свой хрусталь», создающих не просто застывшую картину царства истомы – образы существуют в постоянном движении, которое задается солнечными бликами.

В стихотворении «Дано мне тело — что мне делать с ним…» молодой поэт поднимает тему соотношения вечности и момента. Поэт задается вопросом о смысле жизни, о человеческой судьбе и сам же находит ответы на них с помощью развернутых метафор «Я и садовник, я же и цветок, //В темнице мира я не одинок…», «На стекла вечности уже легло //Мое дыхание, мое тепло…». Мандельштам считает, что путь человека предначертан ему свыше и, возможно, он начинает осознавать свое предназначение писателя, как бы принимая этим стихотворением свою судьбу. И в то же время он понимает, что он не только цветок, но и садовник, совершающий ошибки, спотыкающийся, самостоятельно принимающий решения в жизни.

Продолжает тему вечности и мгновения Мандельштам и в стихотворении «Медлительнее снежный улей…». Удивительное переплетение метафор «снежный улей», «окна хрусталь», ледяные алмазы вечности мороз, который там за окном, рисуют вечность, с бирюзовой вуалью, опьяненной собой и испытывающей лето. Зима и мороз вечны, как и снежный улей. Все за окном застыло в этой вечности, время замедлилось. На фоне этой торжественности бирюзовая вуаль небрежно брошена, как жизнь каждого человека. Она изнежена светом, но быстротечна, как жизнь синеглазых стрекоз.

Сборник стихотворений «Камень», хоть и начинал создаваться под гимн символизма, все-таки больше примыкает к акмеизму. В этом же направлении вскоре начал писать и Мандельштам. Слово для поэта становится более земным, оно – основа всего, как камень в фундаменте созданных человеком зданий, поэт – архитектор, строитель стихов.

Акмеизм меняет тематику и проблематику произведений Мандельштама, в его стихотворениях появляются образы архитектуры, философское осмысление камня, глины, яблока. Появление опредмеченных образов в лирике поэта знаменует переход его на новый этап творчества. Именно с началом воспевания камня, который в руках архитектора превращается в произведение искусства, начинается зрелая лирика Мандельштама, все дальше уводящая его от символизма.

Мандельштам полностью подтверждает мысль о том, что архитектура – это застывшая музыка. Под его пером известные шедевры архитектуры, такие как Адмиралтейство, Софийский собор в Константинополе, Айя-София, Успенский храм Кремля в Москве, Казанский собор в Петербурге и Собор Парижской Богоматери, становятся живыми, одушевленными. Так, в стихотворении «Notre Dame» собор «Играет мышцами крестовый легкий свод», «…чудовищные ребра». Поэта приводит в восхищение то, как из такого грубого материала получается монументальное и в то же время воздушное величественное здание, в котором переплелись «Египетская мощь и христианства робость». И одновременно он признает, что без рук талантливого художника из мертвого камня никогда не получилось бы произведение искусства, уникальное во всех отношениях.

В конце стихотворения Мандельштам дает и философский вывод о том, что когда-нибудь и он «…из тяжести недоброй» создаст «что-нибудь прекрасное».

В этот период жизни Мандельштам черпает вдохновение у великих композиторов, творцов слова, архитекторов и художников. Об этом читателю говорят стихи с говорящими названиями: «Кинематограф», «Бах», «Ода Бетховену» и, конечно же, знаменитое стихотворение, включенное в школьную программу, «Бессонница. Гомер. Тугие паруса…», в котором поэт обращается к шедеврам античной литературы, чтобы раскрыть тему силы люби. Поэт как бы спорит с Гомером, считая, что любовь должна быть созидательной силой. В конце он задается вопросом: «Кого же слушать мне?», но даже гений античности не может дать ему ответа, в чем правда.

Несомненно, в зрелый период творчества Мандельштама можно назвать певцом цивилизации. Но есть среди его произведений этой творческой ступени и стихотворения другой тематики. «Раковина», «Есть иволги в лесах, и гласных долгота…» раскрывают «равноденствие» природы и творчества. Душа человека, откликаясь на гармонию в природе, рождает свою гармонию, воплощенную в стихах. В своих произведениях Мандельштам выражает уважение и почитание к творению рук человеческих и к природной гармонии.

Мандельштам не мог пройти мимо такого события в стране, как революция. Отношение к ней было неоднозначным. С одной стороны, поэт понимал, что Россия требует перемен, но способы, какими пытались эти перемены внедрить, навязать обществу, Мандельштам не одобрял и даже осуждал. Не могло это не отразиться и на его творчестве. Но, получивший абсолютное признание в начале своего творческого пути, теперь Мандельштам стал неугоден власти, и в 1925 году его лишают права печати, объявив второстепенным поэтом. Сам писатель говорил, что революция отняла у него индивидуальность. В стихотворении «За гремучую доблесть грядущих веков…» поэт изливает душу, в нем боль и нежелание жить в той реальности, которая свалилась на плечи многострадальной России. Его лишили «чаши на пире отцов», веселья, чести. Он не согласен воевать с волками, отказывается быть таким же волком.

«Речка, распухшая от слез соленых…», «Мастерица виноватых взоров…», «Я больше не ребенок! Ты, могила…», «Голубые глаза и горячая лобная кость…», «Меня преследуют две-три случайных фразы…» — это предчувствия беды поэта, осознание скорой трагической развязки его открытого противостояния власти. И кульминацией душевного напряжения Мандельштама стало стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…», которое Пастернак назвал приговором самому себе. В нем поэтом брошен вызов не только Сталину, но и его режиму, направленному на уничтожение лучших людей страны.

Поздняя лирика Мандельштама связана с горькими событиями в стране, поэтому и его стихи переполнены драматизмом и болью. Поэту просто необходимо чувствовать себя нужным своей стране, но его творчество остается непонятым и непринятым. В произведениях появляется мотив глухоты и немоты. Он не услышан и фактически лишен права творческого голоса. Эти настроения раскрыли новую тему поэта и Родины в его поздних стихах. Даже предчувствуя предательство страны и свою скорую гибель, поэт остается верен своим убеждениям.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: