Тема творчества в лирике О. Э. Мандельштама: сочинение

Тема творчества в лирике О. Э. Мандельштама

О. Э. Мандельштам — не повсеместно известный лирик, но без него не только поэзия «серебряного века», а вся русская поэзия уже непредставимы. Возможность утверждать это появилась лишь недавно. Мандельштам долгие годы не печатался, был запрещен и практически находился в полном забвении. Все эти годы длилось противостояние поэта и государства, которое закончилось победой поэта. Но и сейчас многие люди больше знакомы с дневниками жены Мандельштама, чем с его лирикой.

Мандельштам принадлежал к поэтам-акмеистам (от греческого «акмэ» — «вершина»), для него эта принадлежность была «тоской по мировой гармонии». В понимании поэта основание акмеизма — осмысленное слово. Отсюда и пафос зодчества, столь характерный для первого сборника Мандельштама «Камень». Для поэта каждое слово — это камень, который он закладывает в здание своей поэзии. Занимаясь поэтическим зодчеством, Мандельштам впитывал культуру различных авторов. В одном из стихотворений он прямо назвал два своих источника:

В непринужденности творящего обмена
Суровость Тютчева — с ребячеством Верлена.
Скажите — кто бы мог искусно сочетать,
Соединению придав свою печать?

Вопрос этот оказывается риторическим, потому что никто лучше самого Мандельштама не совмещает серьезность и глубину тем с легкостью и непосредственностью их подачи. Еще одна параллель с Тютчевым: обостренное чувство заемности, выученности слов. Все слова, с помощью которых строится стихотворение, уже были сказаны раньше, другими поэтами. Но для Мандельштама это даже в некотором роде выгодно: помня об источнике каждого слова, он может пробуждать у читателя ассоциации, связанные с этим источником, как, например, в стихотворении «Отчего душа так певуча» Аквилон вызывает в памяти одноименное стихотворение Пушкина. Но все-таки ограниченный набор слов, узкий круг образов должны рано или поздно завести в тупик, ибо они начинают перетасовываться и все чаще повторяться.

Возможно, что неширокий диапазон образов помогает Мандельштаму рано найти ответ на волнующий его вопрос: конфликт между вечностью и человеком. Человек преодолевает свою смерть путем созидания вечного искусства. Этот мотив начинает звучать уже в первых стихотворениях («На бледно-голубой эмали», «Дано мне тело…»). Человек — мгновенное существо «в темнице мира», но его дыхание ложится «на стекла вечности» и вычеркнуть запечатлевшийся узор уже никакими силами невозможно. Истолкование очень простое: творчество делает нас бессмертными. Эту аксиому как нельзя лучше подтвердила судьба самого Мандельштама. Его имя пытались вытравить из русской литературы и из истории, но это оказалось абсолютно невозможным.
Итак, свое призвание Мандельштам видит в творчестве, и эти размышления периодически переплетаются с неизбывной архитектурной темой:»… из тяжести недоброй и я когда-нибудь прекрасное создам». Это из стихотворения, посвященного собору Парижской Богоматери. Вера в то, что он может создавать прекрасное и сумеет оставить свой след в литературе, не покидает поэта.

Поэзия в понимании Мандельштама призвана возрождать культуру (извечная «тоска по мировой культуре»). В одном из поздних стихотворений он сравнивал поэзию с плугом, который переворачивает время: старина оказывается современностью. Революция в искусстве неизбежно приводит к классицизму — поэзии вечного.

С возрастом у Мандельштама происходит переоценка назначения слова. Если раньше оно было для него камнем, то теперь — плотью и душой одновременно, почти живым существом, обладающим внутренней свободой. Слово не должно быть связано с предметом, который обозначает, оно выбирает «для жилья» ту или иную предметную область. Постепенно Мандельштам приходит к идее органического слова и его певца — «Верлена культуры». Как видим, опять появляется Верлен, один из ориентиров молодости поэта.

Через всю позднюю лирику Мандельштама проходит культ творческого порыва. Он, в конце концов, оформляется даже в некое «учение», связанное с именем Данте, с его поэтикой. Кстати, если говорить о творческих порывах, то надо заметить, что Мандельштам никогда не замыкался на теме поэтического вдохновения, он с равным уважением относился и к другим видам творчества. Достаточно вспомнить его многочисленные посвящения различным композиторам, музыкантам (Бах, Бетховен, Паганини), обращения к художникам (Рембрандт, Рафаэль). Будь то музыка, картины или стихи — все в равной степени является плодом творчества, неотъемлемой частью культуры.

Психология творчества по Мандельштаму: стихотворение живет еще до его воплощения на бумаге, живет своим внутренним образом, который слышит слух поэта. Остается только записать. Напрашивается вывод: не писать нельзя, ведь стихотворение уже живет. Мандельштам писал и за свои творения подвергался гонениям, пережил аресты, ссылки, лагеря: Он разделил судьбу многих своих соотечественников. В лагере закончился его земной путь; началось посмертное существование — жизнь его стихов, то есть то бессмертие, в котором поэт и видел высший смысл творчества.

В стихах 20-х и 30-х годов Мандельштам активизирует диалог с собственным временем, в них особое значение приобретает социальное начало, открытость авторского голоса. Сверхличной темой становится то, что происходит со страной, с народом.
У Мандельштама нет каких-то особенно филантропических тем; но ведь и Пушкин не был сентиментальным моралистом, когда подвел итоги своих поэтических заслуг в строке: “И милость к падшим призывал”. Дело не в морали, дело в поэзии. Согласно пушкинской вере, унаследованной Мандельштамом, поэзия не может дышать воздухом казней. Заступаясь за приговоренных к смерти, поэт не знал, что вскоре заступничество понадобится ему самому. Свои собственные злоключения, свою судьбу поэт принял с внутренним согласием на жертву:
А мог бы жизнь просвистать скворцом,
Заесть ореховым пирогом,
Да, видно, нельзя никак…

Посох мой, моя свобода —
Сердцевина бытия,
Скоро лъ истиной народа
Станет истина моя?
О. Мандельштам

Поиск ответа на вопрос, вынесенный в эпиграф сочинения, проходит через все многогранное творчество поэта и его нелегкую судьбу. Осип Мандельштам проявил большой талант и мастерство во многих литературных жанрах. Он и поэт, и прозаик, очеркист, эссеист, переводчик, литературный критик… Но прежде всего Мандельштам — это поэт. Лирическое восприятие мира в его творчестве преобладало над прочим. Поэтому наиболее популярна его лирика.

Имя Мандельштама становится известно в 1910 году, когда в журнале «Аполлон» публикуются его первые стихи. Причем Мандельштам сразу же входит в число наиболее популярных поэтов. Вместе с Николаем Гумилевым и Анной Ахматовой он стал основателем нового направления — акмеизма.

Понравилось сочинение » Тема творчества в лирике О. Э. Мандельштама, тогда жми кнопку of your page –>

Тема творчества в лирике О. Э. Мандельштама

О. Э. Мандельштам — не повсеместно известный лирик, но без него не только поэзия «серебряного века», а вся русская поэзия уже непредставимы. Возможность утверждать это появилась лишь недавно. Мандельштам долгие годы не печатался, был запрещен и практически находился в полном забвении. Все эти годы длилось противостояние поэта и государства, которое закончилось победой поэта. Но и сейчас многие люди больше знакомы с дневниками жены Мандельштама, чем с его лирикой.
Мандельштам принадлежал к поэтам-акмеистам (от греческого «акмэ»

Образ державной Москвы в поэзии Мандельштама Стихи 20-х — начала 30-х годов характеризуются мотивом одиночества и вины перед «четвертым сословием», симпатией и тяготением к городской анонимности, «воробьиности», при крепнущем понимании «китайско-буддийской» застойности советской столицы. К этому.

Художественный анализ стихотворения О. Мандельштама «Я вернулся в мой город, знакомый до слез.» Петербург! Я еще не хочу умирать! О. Мандельштам Петербург был для О. Мандельштама городом, в котором прошли его детство и молодость. Все здесь знакомо ему «до слез, до прожилок, до.

Читайте также:
Анализ поэзии О. Мандельштама: сочинение

Марина Цветаева, Мандельштам и Твардовский В 1961 году было решено издать стихотворения О. Мандельштама в Большой серии «Библиотеки поэта». Твардовский, будучи в те годы членом редколлегии, писал ее главному редактору В. Н. Орлову о том.

«Пора вам знать: я тоже современник» (поэзия О. Э. Мандельштама) Осип Эмильевич Мандельштам создатель и виднейший поэт литературного течения акмеизма, Друг Н. Гумилева и А. Ахматовой. Но несмотря на это, поэзия О. Мандельштама недостаточно хорошо известна широкому кругу читателей, а.

Анализ стихотворения Мандельштама «Отравлен хлеб и воздух выпит» .Казалось бы, все уже известно, каждая строка мандельштамовекого «Камня» знакома так, как будто ты написал ее сам, каждое стихотворение знаешь почти наизусть. Но перелистывая его страницы, вдруг ловишь себя на.

Лирика Осипа Мандельштама Эпохи одна от другой отличаются во времени, как страны в пространстве, и когда речь идет о нашем «серебряном веке», мы представляем себе какое-то яркое, динамичное, сравнительно благополучное время со своим.

Эпоха «серебрянного века» и Осип Мандельштам Эпохи одна от другой отличаются во времени, как страны в пространстве, и когда речь идет о нашем «серебряном веке», мы представляем себе какое-то яркое, динамичное, сравнительно благополучное время со своим.

Рассказ о творчестве одного из поэтов серебряного века. (О. Мандельштам) В ранней лирике (1908-1916) О. Э. Мандельштама основная тема — ощущение одиночества незрелой психики в период взросления. И никну, никем не замеченный, В холодный и топкий приют. Жизнь сравнивается с.

Эпоха «серебряного века» и Мандельштам Двадцать первого января 1937 года Мандельштам пишет Тынянову: «Вот уже четверть века, как я, мешая важное с пустяками, наплываю на русскую поэзию, но вскоре стихи мои сольются с ней, кое-что.

Анализ поэзии О. Мандельштама Скренне, не без мучительных эмоций писал О. Мандельштам. Его лирический герой остро переживает внутреннюю, душевную неуютность. В таком настроении причудливые подозрения вдруг обретают вещный облик, часто пугающий, поскольку болезненные изломы.

Своеобразие лирического героя поэзии Мандельштама Талантливому поэту О. Э. Мандельштаму выпало жить и творить в суровое время. Он стал свидетелем революции 1917 года, времен правления Ленина и Сталина. Все виденное и прочувствованное Мандельштам «выплескивал» в.

Отражение времени в поэзии О. Мандельштама Мне на плечи кидается век-волкодав, Но не волк я по крови своей. О. Мандельштам Идеалом, мечтой О. Мандельштама всегда была свобо­да: свобода выбора, независимость от общественного мне­ния и от сковывающих.

Эссе Мандельштама «Четвертая проза» Одни люди пытаются спасти других от расстрела. Но действуют они при этом по-разному. Мудрая расчетливость одесского ньютона-математика, с которой подошел к делу Веньямин Федорович, отличается от бестолковой хлопотливости Исая Бенедиктовича.

Гражданский подвиг Мандельштама-поэта У Осипа Мандельштама есть стихотворение «Нашедший подкову «. О чем думал поэт, когда писал его? О человеческом счастье, которое так хрупко и недолговечно? О поэтическом таланте, которым одарила его природа.

Мне на плечи кидается век-волкодав Быть может, я тебе не нужен. Ночь; из пучины мировой, Как раковина без жемчужин, Я выброшен на берег твой. О. Мандельштам Осип Эмильевич Мандельштам знал подлинную цену себе и своему.

Анализ стихотворения Мандельштама «Век» Мой век. Это сочетание слов вызывает различные ассоциации, но, в большинстве своем, это что-то обязательно хорошее. Но, познакомившись со стихотворением Мандельштама «Век», осознаешь, что у каждого человека свое представление о.

Художественные особенности лирики Мандельштама Осип Эмильевич Мандельштам принадлежал к плеяде блистательных поэтов Серебряного века. Его оригинальная высокая лирика стала весомым вкладом в русскую поэзию XX века, а трагическая судьба до сих пор не оставляет.

Восприятие революции в стихах Мандельштама Февральскую революцию Мандельштам приветствовал, а к Октябрьской сначала отнесся довольно настороженно. Тем не менее уже в мае 1918 г. он написал «Сумерки свободы», где призывал: Прославим, братья, сумерки свободы, Великий.

Осип Мандельштам — поэт искусства Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в годы учебы в Тенишевском училище — одной из лучших школ Петербурга. Семнадцатилетний юноша, страстно влюбленный в искусство, увлекающийся историей.

Поэзия О. Э. Мандельштама Я люблю стихи Мандельштама за их действительно детскую свежесть и чистоту: За радость тихую дышать и жить Кого, скажите, мне благодарить? Детскость подталкивала его на решение очень оригинальных, если не.

Проблематика поэзии О. Мандельштама Осип Эмильевич Мандельштам родился в 1891 году в Варшаве, но жил с отцом и матерью в Петербурге. Учился он в Тенишевском коммерческом сочинение с аллсоч. ру © 2005 училище, считавшемся.

Размышления над жизнью и творчеством Осип Эмильевич Мандельштам родился в Варшаве, в мелкобуржуазной семье. Детство и юность провел в Петербурге и Павловске. Окончил Тени-шевское училище. В этот же период увлекается марксизмом, изучает работы Плеханова. Мандельштама.

Основные темы творчества Осипа Мандельштама Осип Мандельштам — поэт-акмеист, «поэт не для многих», как его называли. Его первый сборник стихов вышел в 1913 г. и назывался «Камень», но известность ему принесло переиздание этого сборника спустя.

Тема трагедии личности и народа в поэзии Мандельштама У Осипа Мандельштама есть стихотворение «Нашед­ший подкову». Подкова всегда приносит счастье. У Ман­дельштама такой «подковой» был его поэтический талант. И все же «подкова» не принесла ему счастье. Судьба поэ­та была.

Взаимосвязь поэзии и музыки Из воспоминаний современников можно сделать вывод, что Осип Мандельштам с большей страстью, чем все его друзья-поэты, любил музыку, но никогда об этом не говорил. К музыке у него было какое-то.

Пора вам знать: я тоже современник «Это был человек странный., трудный., трогательный. и гениальный». В. Шкловский Осип Эмильевич Мандельштам — создатель и виднейший поэт литературного течения — акмеизма, Друг Н. Гумилева и А. Ахматовой. Но несмотря.

Лирика истории В письме Мандельштама к Тынянову есть слова: «Вот уже четверть века, как я, мешая важное с пустяками, наплываю на русскую поэзию, но вскоре стихи мои сольются с ней, кое-что изменив.

Отражение истории в лирике Мандельштама Личная и творческая судьба поэта Осипа Мандельштама сложилась весьма трагично. Он творил и жил в непростую для страны эпоху сталинского тоталитаризма. Если в своих ранних поэтических произведениях Мандельштам любуется красотой.

Творчество Осипа Мандельштама Немногие для вечности живут, Но если ты мгновеньем озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен. О. Мандельштам Интерес к поэзии как к способу самовыражения возник у Мандельштама в.

«Душно — и все таки до смерти хочется жить» Мандельштам (По творчеству поэта) 1. Основные этапы творческого пути поэта. 2. Основные темы лирики Мандельштама. 3. Трагическая гибель поэта. О. Э. Мандельштам родился в семье ремесленника, впоследствии ставшего купцом. Вместе с родными мальчик переехал.

Певец сам Осип Мандельштам хор миллионы убитых задешево Истребления Человека Человеком и находит свой апофеоз в строках — «Аравийское месиво, крошево.» Тема Апокалипсиса, конца Жизни — ЭТО ЗРЕНИЕ ПРОРОКА СМЕРТЕЙ Тема Неизвестного Солдата. Она впервые появилась в черновом.

«Поэзия — плуг взрывающий время.» (Мандельштам) Поэтом своего времени был Маяковский. Он первый, используя свой необыкновенный ритм, соединил политику и лирику. Вся его любовь к человеку вылилась в мощную струю нового искусства. Шокирующая поэзия Маяковского часто.

Образ века в стихотворении О. Мандельштама «Век» Век мой, зверь мой. О. Мандельштам Осип Мандельштам по праву занимает особое место в литературе XX века — среди таких великих имен, как Маяковский, Есенин, Ахматова, Цветаева, Пастернак. Поэт всегда.

Читайте также:
Размышления Мандельштама об историческом пути России: сочинение

Осип Мандельштам о Москве Осип Мандельштам о Москве замечательные строки. Поэт ощущает наступление нового дня, неразрывно связанного со столицей: Москва — опять Москва. Я говорю ей: «Здравствуй! Не обессудь.» Москва становится для поэта средоточием.

«.Я тоже современник». Восприятие послереволюционной эпохи в стихах О. Э. Мандельштама Поэтическое творчество Осипа Мандельштама послереволюционной поры разделяется хронологически на две части пятилетним перерывом, с 1925 по 1930 г., когда поэт стихов совсем не писал. До 1917 г. он был уже.

Мы живем, под собою не чуя страны В русской литературе не раз случались драматические противостояния между поэтом и властью. Размышляя о судьбах писателей, Герцен писал в 1851 году: «Ужасная, черная судьба выпадает у нас на долю всякого.

Мандельштам: Особенности творчества Первый свой поэтический сборник, вышедший в 1913 году, Мандельштам назвал «Камень»; и состоял он 23 стихотворений. Но признание к поэту пришло с выходом второго издания «Камня» в 1916 году, в.

Этапы творческого пути Осипа Мандельштама Посох мой, моя свобода — Сердцевина бытия, Скоро лъ истиной народа Станет истина моя? О. Мандельштам Поиск ответа на вопрос, вынесенный в эпиграф сочинения, проходит через все многогранное творчество поэта.

Петербург в лирике О. Э. Мандельштама Осип Мандельштам вырос и долгие годы жил в Петербурге, но стихов, посвященных этому городу, у него не так много. Однако некоторые из них известны, насколько могут быть известны стихи долго.

Маяковским разрешается элементарная и великая проблема поэзии для всех, а не для избранных Маяковский — поэт большого общественного, социального темперамента Взбурься, баллад поэтовых тина. Пойте теперь о новом — пойте — Демоне. В. Маяковский Первое знакомство с творчеством Владимира Маяковского всегда проходит бурно.

Сейчас вы читаете: Тема творчества в лирике О. Э. Мандельштама

Особенности поэзии Мандельштама. Своеобразие лирики сочинение

Мандельштам и религия

Как следует из биографии Осипа Мандельштама, это был переломный момент в жизни, определивший, по сути, всю его дальнейшую судьбу и приведший в итоге на архипелаг ГУЛАГ.

Полуеврей-полурусский, он не впитал с детства русскую или европейскую культуру, равно как и религиозность православия или иудаизма. Стихи, Европа, крещение — для молодого человека это было символом приобщения к культуре. Но не к данной по наследству от родителей и предыдущих поколений. Это был его личный выбор, ощущение внутренней свободы и ценности своего «Я».

Эстетика его творчества стала выражением свободного выбора. Единство стало для Мандельштама синонимом культуры. Христианство, по мнению поэта, больше дает человеческой душе, чем иудейская религия. В католицизме понтифик символизирует целостность европейского мира. Поэтому так привлекательны Рим, Европа и готическая архитектура.

Осип выбрал крещение в протестантстве. Он решил дистанцироваться и от православия, и от католичества. У любого человека того времени религия занимала едва ли не главное место в жизни. Но для Осипа Мандельштама она была лишь частью общечеловеческой культуры.

Биография Мандельштама: детство и юность

Будущий поэт Мандельштам появился на свет в 1891 году в Варшаве. Имя Осип он взял себе сам, когда был уже взрослым. Но при рождении родители назвали его Иосифом — старинным еврейским именем:

  • Отец Эмиль Мандельштам был перчаточником и купцом первой гильдии, вел заграничную торговлю и часто путешествовал. Благодаря ему Осип с детства свыкся с переездами.
  • Мать Осипа Флора Овсеевна занималась музыкой. Именно она повлияла на творческое развитие сына. В дальнейшем Осип Мандельштам считал поэзию искусством сродни музыке.

Когда Осипу было шесть лет, семья перебралась в Петербург. Здесь в 1900 году он был зачислен в Тенишевское училище. Мандельштам проучился в нем семь лет.

Есть сведения, что раскрытию сочинительского таланта юноши поспособствовала бабушка, которая отвела внука в поэтический кружок Вячеслава Иванова — важнейшей фигуры Серебряного века.

После училища с 1908 по 1910 год Мандельштам учился в Сорбонне. В Париже Осип слушал лекции Бергсона и Бодье, зачитывался французской литературой, в частности, Верленом, Бодлером, Франсуа Вийоном. Там же он познакомился с поэтом Николаем Гумилевым. Период пребывания в Париже оказал ключевое влияние на дальнейшее творчество Мандельштама.

В 1911 году его семью настигли материальные трудности, и Осипу пришлось возвратиться в Петербург. Он решил поступить в местный университет и даже крестился в протестантской церкви, чтобы обойти квоту на иудеев. Однако, став студентом, Мандельштам халатно относился к учебе. Он учился там до 1917 года, но так и не окончил курс.


Осип Мандельштам в юности: YouTube/Радио Свобода

«Мотивы и образы лирики одного из поэтов серебряного века (О.Э. Мандельштам)»

Центральной темой творчества является тема культуры, ее истории и современности, взаимосвязь мировой и отечественной культур. В своем творчестве поэт опирается на богатые традиции, включая в свои произведения идеи и образы художников разных эпох и разных народов, события многовековой давности и шедевры нетленного искусства. Вообще, это было общей чертой поэзии Серебряного века, но Мандельштам отличается от многих своих современников: у него культурно-исторические примеры вплотную приближены к современности, входят в жизнь его современников.
Стихотворение «Бессонница. Гомер. Тугие паруса» — одно из красивейших стихотворений поэта. Оно навеяно поэмой Гомера «Илиада». Лирический герой приходит к философскому выводу, что ценности разных культур едины, что их взаимосвязь очень тесна. Лирический герой задает риторический вопрос: «Когда бы не Елена, Что Троя вам одна, ахейские мужи?» Поэт уверен, что все в мире, вне зависимости от времени, движется одной мощнейшей силой — любовью: «И море, и Гомер — всё движется любовью».

В годы первой мировой войны мысль о взаимопроникновении разных культур приобретает у Мандельштама особое значение. В 1916 году поэт создает стихотворение «Зверинец», отличавшееся антивоенной направленностью. Мир без войны представляется лирическому герою светильником, горным эфиром, глотки которого живительны. Но воюющие народы не оценили этого богатства и развернули никому не нужную войну.

Лирический герой противопоставляет себя зверинцу, олицетворяющему воюющие страны (лев, петух, орел, медведь). Он стремится напомнить воинам, что все мы братья, все мы вышли из одной колыбели, культуры наши родственны, поэтому нам нечего делить:

А я пою вино времен —

Источник речи италийской —

И в колыбели праарийской

Славянский и германский лен!

В начале 30-х годов поэзия Мандельштама становится поэзией вызова. Лирический герой его стихотворения «Мы живем, под собою не чуя страны…» выступает как отважный гражданин, стоящий на защите своей страны и своего народа. Он решается открыто сказать то, что знают, но о чем все молчат:

Мы живем, под собою не чуя страны,

Наши речи за десять шагов не слышны,

А где хватит на полразговорца,

Там припомнят кремлевского горца.

Герой горько смеется и даже в какой-то степени издевается над главным лицом стихотворения. В глазах лирического героя Сталин превращается в какое-то мифическое чудовище: «толстые пальцы, как черви»; «тараканьи смеются глазища И сияют его голенища». Он — не человек, а какое-то чудовищное животное: «Он один лишь бабачит и тычет».

Не менее страшна и характеристика действий этого чудовища:

Как подкову, дарит за указом указ —

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

Читайте также:
Рассказ о творчестве одного из поэтов серебряного века. (О.Мандельштам): сочинение

Что ни казнь у него — то малина…

Смелости лирического героя этого стихотворения можно только восхититься. После выхода этого произведения Сталин «заинтересовался» Мандельштамом, поэт был арестован. Но вождь не приказал сразу же расстрелять поэта, это было бы слишком просто. Сталин сослал Мандельштама в Воронеж.

Живя в этом городе, поэт существовал как бы на грани двух миров, всегда в ожидании расстрела. Именно в Воронеже Мандельштам написал стихотворение «Средь народного шума и спеха…» Здесь интонации лирического героя меняются. Он испытывает вину перед вождем за все, что было создано им раньше. Герой описывает это метафорически:

И к нему — в его сердцевину —

Я без пропуска в кремль вошел,

Разорвав расстояний холстину,

Головою повинной тяжел…

Теперь лирически герой по-другому оценивает «вождя всех народов». Его «отеческий» взгляд и «ласкает, и сверлит». Герой чувствует, что Сталин журит его за все «ошибки». Но, на мой взгляд, все эти чувства героя надуманны и неискренни, вызваны огромным давлением на Мандельштама.

Судьба поэта закончилась трагически: он погиб в сталинском ГУЛАГе. Его лирика — это свидетельство и тех страшных времен, и тех чувств, которые испытывает «неугодный» человек в условиях тоталитарного режима. Но в стихах Мандельштама есть не только это. В них живет ощущение, что все в мире едино, что существует связь времен и культур, и что все события рано или поздно повторяются, только на новом витке развития. А раз так, значит, все пройдет, и Добро и Свет вновь вернутся в Россию.

Тема творчества в лирике О. Э. Мандельштама

О. Э. Мандельштам – не повсеместно известный лирик, но без него не только поэзия “серебряного века”, а вся русская поэзия уже непредставимы. Возможность утверждать это появилась лишь недавно. Мандельштам долгие годы не печатался, был запрещен и практически находился в полном забвении. Все эти годы длилось противостояние поэта и государства, которое закончилось победой поэта. Но и сейчас многие люди больше знакомы с дневниками жены Мандельштама, чем с его лирикой.
Мандельштам принадлежал к поэтам-акмеистам (от греческого “акмэ”

Related posts:

Петербург в лирике О. Э. Мандельштама Осип Мандельштам вырос и долгие годы жил в Петербурге, но стихов, посвященных этому городу, у него не так много. Однако некоторые из них известны, насколько могут быть известны стихи долго пребывавшего в забвении автора. Петербург Мандельштама предстает часто со своей внешней стороны, поскольку автору свойственно погружение в архитектурную тематику. У него есть стихотворения, как бы […].

Образ поэта и тема творчества в лирике М. Ю. Лермонтова (2) Взгляды М. Ю. Лермонтова на поэта и его миссию менялись по мере развития творца, появления и утверждения в его лирике тенденций реализма. Молодой Лермонтов – романтик. Он смотрит на поэта как на одинокого избранника “с гордою душой”, который живет своими мечтами, своими переживаниями, недоступными “толпе”: Что без страданий жизнь поэта? И что без бури океан? […].

Образ поэта и тема творчества в лирике М. Ю. Лермонтова (1) Тема творчества – одна из центральных в лирике М. Ю. Лермонтова. Герой уже ранних стихотворений, по мироощущению тождественный самому Лермонтову, размышлял о смысле жизни, о назначении поэта и поэзии. Идеалом для него стал Байрон, английский поэт-романтик. Лермонтова увлекала бунтарская поэзия Байрона, его протест против деспотизма власти, тирании. Мотивы безверия, разочарования, одиночества, вызванные конфликтом с несовершенным […].

Этапы творческого пути Осипа Мандельштама Посох мой, моя свобода – Сердцевина бытия, Скоро лъ истиной народа Станет истина моя? О. Мандельштам Поиск ответа на вопрос, вынесенный в эпиграф сочинения, проходит через все многогранное творчество поэта и его нелегкую судьбу. Осип Мандельштам проявил большой талант и мастерство во многих литературных жанрах. Он и поэт, и прозаик, очеркист, эссеист, переводчик, литературный критик… […].

Гражданский подвиг Мандельштама-поэта И когда я умру, отслуживши, Всех живущих прижизненный друг, Чтоб раздался и шире и выше Отклик неба во всю мою грудь! О. Мандельштам У Осипа Мандельштама есть стихотворение “Нашедший подкову “. О чем думал поэт, когда писал его? О человеческом счастье, которое так хрупко и недолговечно? О поэтическом таланте, которым одарила его природа? Или о […].

Тема творчества у Б. Л. Пастернака Б. Л. Пастернак, как и любой поэт, не раз предавался размышлениям о назначении своей поэзии, цели ее существования. Пастернак начал задумываться об этом еще в самом начале своей литературной деятельности. И в период символизма, и в период футуризма эта тема не оставляла поэта. Понятно, что на разных этапах литературного пути Пастернак по-разному расценивал смысл своей […].

Лирика истории (о поэзии О. Мандельштама) В письме Мандельштама к Тынянову есть слова: “Вот уже четверть века, как я, мешая важное с пустяками, наплываю на русскую поэзию, но вскоре стихи мои сольются с ней, кое-что изменив в ее строении и составе”. Ничего не скажешь – все исполнилось, все сбылось. Словно алмаз на стекле, словно резцом по камню мандельштамовское слово преодолело материю […].

“Пора вам знать: я тоже современник” (поэзия О. Э. Мандельштама) “Это был человек странный. трудный. трогательный… И гениальный”. В. Шкловский Осип Эмильевич Мандельштам – создатель и виднейший поэт литературного течения – акмеизма, Друг Н. Гумилева и А. Ахматовой. Но несмотря на это, поэзия О. Мандельштама недостаточно хорошо известна широкому кругу читателей, а между тем в творчестве этого поэта как нельзя лучше отражено “дыхание времени”. Его […].

Тема Родины в лирике М. Ю. Лермонтова (1) Важное место в творчестве М. Ю. Лермонтова занимает тема Родины. Она проходит через все его творчество и является одной из центральных в лирике поэта. В ранний период творчества родина осмысляется Лермонтовым в философско-романтическом контексте, как земля, давшая жизнь и страдание. Таково стихотворение “Я видел тень блаженства”: … я родину люблю И больше многих: среди ее […].

Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова Где не погибло слово, там и дело еще не погибло… А. И. Герцен М. Ю. Лермонтов – духовный преемник Пушкина. Он отразил в своих произведениях размышления о своем поколении, о времени, о себе, о Родине. Все стихи поэта рождались “из пламя и света”, то есть из бури чувств и напряженно бьющейся мысли. Так, большинство произведений […].

“Чувства добрые я лирой пробуждал” (Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина) Глаголом жги сердца людей. А. С. Пушкин. Пророк У каждого большого поэта есть строки, в которых он размышляет о своем предназначении, роли в обществе, месте в поэзии. Такие стихи называют программными – не потому, что их изучают по школьной программе, в курсе какого-то класса, а потому, что они являются программой жизни и творчества поэта. Читатель […].

Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина (1) Выбирая в своем творчестве тему поэта и поэзии, А. С. Пушкин не был новатором – до него о значении поэтического творчества уже рассуждали в своих произведениях такие великие предшественники, как Гораций, Ломоносов, Державин. Новаторство Пушкина проявилось в том, что он сделал эту тему одной из ведущих в своем творчестве – не случайно первым опубликованным стихотворением […].

Читайте также:
Марина Цветаева, Мандельштам и Твардовский: сочинение

Тема любви в лирике А. С. Пушкина (3) Для Александра Сергеевича Пушкина любовная тема является одной из основных в его лирике. Все поэты так или иначе обращаются к теме любви. Античные поэты считали чувство любви самым главным: в нем они черпали вдохновение, любовь обогащала их духовно. На священных чувствах любви и дружбы полностью основывается такое литературное направление, как сентиментализм. Большое место тема любви […].

“Высокое косноязычие” Осипа Мандельштама Мандельштам. Это имя в поэзии для меня связано с ощущением таинственного, не познаваемого до конца мира. Стихи Мандельштама – магический кристалл словесного искусства. По воспоминаниям современников писал он немного, но сочинял непрерывно, только и дышал что магией образов и музыкой слова. Сергей Маковский, главный редактор журнала “Аполлон”, в котором были напечатаны первые стихи поэта, писал: […].

Тема будущего в лирике В. Маяковского Во многих своих стихотворениях В. Маяковский неоднократно обращался к теме будущего. Каковы же причины, побудившие поэта обращаться к нам – людям двадцать первого века? Во второй половине 20-х годов споры вокруг творчества Маяковского были необычайно острыми. В печати появились статьи, авторы которых пытались доказать, что произведения его – всего лишь “однодневные агитки”, которые не выдержат […].

Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина Эта традиционная тема волновала таких поэтов, как Гораций, Байрон, Жуковский, Державин и другие. Лучшие достижения мировой и русской литературы использовал в своей поэзии А. С. Пушкин. Наиболее ярко это проявилось в теме предназначения поэта и поэзии. Этот вопрос затрагивается в первом опубликованном стихотворении “К другу стихотворцу” (1814). Поэт говорит о горестях, выпадающих на долю поэтов, […].

Тема одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова (2) … Угрюм и одинок, Грозой оторванный листок, Я вырос в сумрачных стенах… М. Ю. Лермонтов, “Мцыри” Один из современников, знавших Михаила Юрьевича, вспомнил, что Лермонтов показался ему холодным, желчным и раздражительным человеком, словно он ненавидел весь человеческий род. Быть может, он действительно таким выглядел. Мы находим в его стихах подтверждение сказанному: О, как мне хочется […].

Тема Родины и природы в лирике С. А. Есенина (2) Вера в свет, в красоту жизни, в человека, в одушевляющий гуманистический пафос – главное в творчестве Есенина. Тема родины – наиглавнейшая. Этого поэта принято связывать прежде всего с деревней, с родной для него Рязанщиной. Но из рязанской деревни Константиново поэт уехал совсем молодым, жил и в Москве, и в Петербурге, и за границей. Именно разлука […].

Тема жизни и смерти в лирике А. С. Пушкина В своем творчестве А. С. Пушкин не раз обращался к теме жизни и смерти. Многие его произведения поднимают эту проблему; как каждый человек, поэт пытается понять и осмыслить окружающий мир, постичь тайну бессмертия. Эволюция мировоззрения, восприятия жизни и смерти Пушкина шла на протяжении всего творческого пути поэта. В лицейские годы Пушкин упивается своей молодостью, его […].

Тема поэта и поэзии в лирике Н. А. Некрасова Н. А. Некрасов пишет в то время, когда в русской литературе безраздельно господствует проза, в эпоху непоэтическую. Именно в такие моменты поэту особенно важно определить назначение поэта и роль поэзии в жизни, оправдать необходимость своего творчества. И Н. А. Некрасову приходится искать новую аудиторию, новые направления в лирике. Русская поэтическая традиция создала два устойчивых образа […].

Тема дружбы в лирике А. С. Пушкина Александр Сергеевич Пушкин – классик русской литературы, основоположник русского реализма и литературного языка – большое место в своем творчестве уделял теме дружбы. И это не удивительно, ведь любовь и дружба были теми высокими идеалами, которым поклонялась молодежь начала XIX века. Во время учебы в Лицее и в петербургский период жизни поэта главным мотивом в поэзии […].

Тема любви и дружбы в лирике А. С. Пушкина В. Г. Белинский писал, что чувства любви и дружбы явились непосредственным источником “счастья и горя”, составлявших мироощущение Пушкина. Неотъемлемой частью его лирики на протяжении всей творческой жизни станет тема дружбы. Друзья юности вплоть до 1837 года будут играть немаловажную роль в судьбе поэта. Лицейское братство, основанное на идеалах “вольности святой”, патриотической любви к “отчизне”, как […].

Тема поэта и поэзии в лирике Некрасова Русское общество сороковых годов XIX века – времени, в которое началась литературная деятельность Н. А. Некрасова, – активно искало пути развития России. Тогда уже достаточно четко определились такие течения и направления общественной мысли, как официальная идеология, славянофильство, западничество; в этот же период шло формирование революционной демократии, возглавляемой Белинским и Герценом. Проблемой, избежать решения которой в […].

Тема любви в лирике С. Есенина и А. Ахматовой Мне кажется, творчество каждого поэта является субъективным выражением окружающего мира. Различные жизненные коллизии, преломляясь через призму видения автора, через какие-то особые, только ему одному присущие взгляды, отражаются в его творчестве. Поэтический мир – это зеркало души автора. Жизнь – вместилище добра и зла, прекрасного и ужасного. И в зависимости от внутренних качеств человека воспринимается все […].

Тема вольности и гордого одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова О люди! Жалкий род, достойный слез и смеха! Жрецы минутного, поклонники успеха! Над кем ругается слепой и буйный век, Но чей высокий лик в грядущем поколенье Поэта приведет в восторг и умиленье! А. С. Пушкин Одна из центральных тем романтизма – тема вольности и гордого одиночества. Она нашла отражение в творчестве таких великих поэтов, как […].

Тема поэта и поэзии в лирике А. Блока Печальная доля – так сложно, Так трудно и празднично жить, И стать достоянъем доцента, И критиков новых плодить… А. А. Блок Тема поэта и поэзии имеет в классической литературе глубокие корни и традиции. Александр Блок тоже отдал дань этой теме очень оригинально, без излишнего пафоса и напыщенности. В стихотворениях “Друзьям” и “Поэты” автор нарочито сгущает […].

Тема свободы в лирике А. С. Пушкина Тема свободы всегда была для Пушкина одной из важнейших. В разные периоды его жизни понятие свободы получало в творчестве поэта различное содержание. В так называемой вольнолюбивой лирике свобода – это, выражаясь современным языком, отсутствие ограничений, связывающих общественную и политическую деятельность человека. Большинство стихотворений, посвященных свободе именно в этом понимании, написаны Пушкиным с 1817 по 1820 […].

Тема пути в лирике А. А. Блока А. А. Блок родился в Петербурге в дворянской семье. Его отец был профессором Варшавского университета по кафедре государственного права. Мать занималась литературной деятельностью. Никто в семье его никогда не “преследовал”, все только любили и баловали. “Музыка старых русских семей” звучала вокруг ребенка. “Бабушки, тетушки, нянюшки”, красота окружающей природы, отдаленность и огражденность дома Бекетовых от всех […].

Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова (1) В одном из своих самых известных произведений – стихотворении “Смерть поэта”, написанного после трагической гибели А. С. Пушкина, – молодой поэт выступил как выразитель гнева народного, защитник славы народной и русской национальной культуры. Лирика Лермонтова, как писал Луначарский, – “это последнее эхо декабрьского восстания”. Его по праву можно назвать одним из основоположников реализма в русской […].

Читайте также:
Размышления над жизнью и творчеством: сочинение

Тема любви в лирике А. С. Пушкина Известный литературовед Ю. М. Лотман определил все творчество А. С. Пушкина как единое многожанровое произведение, сюжетом которого является судьба поэта. Действительно, поэзия Пушкина отразила все человеческое состояние: от ранней юности до гармоничного расцвета всех душевных и интеллектуальных сил взрослого человека. Тема любви, пронизывающая все творчество Пушкина, на разных этапах развития обретала различные оттенки, поворачивалась новыми […].

Тема поэта и поэзии в лирике В. Маяковского Двадцатый век – это век колоссальных общественных противоречий и потрясений. Каждый век нуждается в собственном поэте, который сделал бы “боль времен своею собственной болью”. Таким поэтом своего времени был В. Маяковский. С его мощной, властно вошедшей в наше сознание и литературу поэзией связано очень многое. Он первый, используя свой необыкновенный ритм, соединил политику и лирику. […].

“Не с теми я, кто бросил землю… ” (Патриотическая тема в лирике А. Ахматовой) Особое место в творческом наследии А. Ахматовой занимает тема связи судьбы поэта с судьбой родины, народа. В ее решении поэтесса поражает не только глубиной постижения этих связей, но и какой-то особой интимной интонацией. Ахматова-поэт очень остро ощущает противоречия своего времени, трагедию современного ей человека. Для нее это не абстрактные темы, ибо ее личная судьба была […].

Тема поэта и поэзии в лирике Н. Гумилева Роль поэзии в жизни – ключевое место в мировоззрении поэта. Это та социальная ниша, которая позволяет поэту чувствовать себя нелишним в обществе и мире вообще. По способу определения места поэзии авторов можно разделить на два “лагеря”: на тех, кто считает поэзию дополнением (разумным) к общественному долгу, и тех, кто ставит ее во главу угла, почитает […].

Тема родины и природы в лирике С. А. Есенина Одна из главных тем в творчестве Сергея Есенина – тема Родины, поэтому произведения этого поэта неразрывно связаны, прежде всего, с деревней, с родной для него Рязанщиной. Свою родную деревню Константиново поэт покинул совсем еще молодым, потом жил в Москве, в Петербурге и даже за границей. Но именно разлука с любимой Родиной придавала его стихам особую, […].

Тема поэта и поэзии в лирике Николая Гумилева Роль поэзии в жизни – ключевое место в мировоззрении поэта. Это та социальная ниша, которая позволяет поэту чувствовать себя нелишним в обществе и мире вообще. По способу определения места поэзии авторов можно разделить на два “лагеря”: на тех, кто считает поэзию дополнением (разумным) к общественному долгу, и тех, кто ставит ее во главу угла, почитает […].

Тема творческой личности в лирике М. Ю. Лермонтова (1) … Содержание, добытое со дна глубочайшей и Могущественнейшей натуры, исполинский Взмах, демонский полет, с небом гордая Вражда… В. Г. Белинский Вот уже в который раз, но всегда с волнением и трепетом открываю томик стихотворений Лермонтова. На первой странице портрет поэта. Больше всего в нем поражают глаза – глубокие, умные, проникающие в душу, глаза, которые производили […].

“Мелодией одной звучат печаль и радость… ” (Тема любви в лирике А. Блока) … Трагический тенор эпохи. А. Ахматова Существует такое расхожее представление, что слова “любовь” и “символизм” являются едва ли не абсолютными синонимами. Основанием для такого мнения служит как принадлежность большинства символистов (Зинаида Гиппиус, Андрей Белый, Константин Бальмонт и другие) к чистым лирикам, главным содержанием творчества которых было отражение в поэзии чувств, и прежде всего любви, так […].

“Слава тебе, безысходная боль!” (Тема любви в лирике А. Ахматовой) Вполоборота, о печаль, На равнодушных поглядела. Спадая с плеч, окаменела Ложноклассическая шаль. О. Мандельштам Прочитав эти строчки, я живо вспомнила другой портрет Анны Андреевны Ахматовой, написанный одним росчерком кисти великого Модильяни. От него невозможно оторвать взгляда: женщина, изображенная на нем, спокойна и величественна, несколько чувственная поза не отвлекает от лица и глаз, в которых отражен […].

Тема родины в лирике А. Блока В сборник стихов о России, наряду с новыми, впервые появившимися стихами, были помещены стихи, напечатанные несколько лет назад. И каждое стихотворение несет в себе определенную идейную нагрузку, оно – своеобразное звено в цепи. Открывается книга циклом стихов о Куликовом поле. Этот цикл задает тон всему сборнику – просветленную грусть и мудрую любовь поэта к России, […].

Тема России в лирике А. Блока Тема родины, России занимала в творчестве А. Блока особенное место. Россия народная, природная, с ее историей, традициями, нераскрытым, но огромным духовным потенциалом, давала мужество поэту и надежду на будущее. В декабре 1908 года А. Блок напишет К. Станиславскому: “… стоит передо мной моя тема, тема о России. Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь”. […].

“Поэзия — плуг, взрывающий время. ”

Опыт внимательного чтения стихотворения О.Мандельштама “Золотистого мёда струя из бутылки текла. ”

В высшей степени сложное, но любимое многими, завораживающее стихотворение О.Мандельштама “Золотистого мёда струя из бутылки текла. ” было бы странно предлагать ученикам 8-го класса для полного и подробного анализа. Но сделать попытку вдуматься и вчувствоваться в это стихотворение можно на уроке в 8-м классе перед изучением поэмы Гомера “Илиада” (Программа МИРОСа).

П еред началом чтения учитель отмечает, что стихотворение написано в Крыму, в Алуште, в августе (это важно) 1917 года и впервые опубликовано под заглавием “Виноград” в 1919 году. Затем учитель читает стихотворение. Интересный результат даёт “экстралингвистический” приём, когда стихотворение звучит на фоне медленно текущего из бутылки мёда. Таким образом, сразу подчёркивается особый ритм стихотворения. Затем ученики работают с текстом стихотворения (у каждого на парте есть текст).

Восьмиклассники уже знают, что наблюдение над стихотворением рекомендуется делать в следующем порядке (поуровневая система основывается на схеме Б.И. Ярхо и описана М.Л. Гаспаровым): “В строении художественного произведения есть три уровня, на каждом — две ступени: 1а) идеи и эмоции, 1б) образы и мотивы; 2а) лексика и семантика, 2б) морфология и синтаксис; 3а) стих, 3б) звукопись”. Начнём с эмоций. Какие чувства и ощущения вызывает чтение стихотворения? Меняются ли они от начала к концу стихотворения? Очевидно, ученики скажут, что в начале возникает ощущение тягучести, медлительности, замирания, сменяемое в финале ощущением вновь оживающего движения, соединяющего пространство и время. Читатель видит мир глазами лирического героя. Как меняется эта точка зрения? Сначала внимание читателя фиксируется на яркой образной детали, затем поле зрения расширяется — это пустые крымские улицы, населённые лишь сторожами и собаками, охраняющими покой и медленное течение времени. Мир, с одной стороны, расширяется, а с другой — снова сужается — до внутреннего мира одного человека, лирического героя: “Как тяжёлые бочки, спокойные катятся дни. // Далеко в шалаше голоса — не поймёшь, не ответишь”. Так смешиваются микрокосм и макрокосм внутреннего и внешнего состояния. Затем снова меняется пространственный рисунок: сад — прямые деревья, прямые колонны, горы, обливающиеся воздушным стеклом. Мир выстраивается в особом ритме, по вертикали, а потом неожиданно начинает закручиваться в спираль, повторяться в форме круга: “. виноград, как старинная битва, живёт, // Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке”. Какие ассоциативные связи возникают? Возможно, это и просто круглые виноградины, и вид гроздьев винограда, и фаланги древнегреческого войска, закрытые щитами, и кудрявый (сложный?) порядок мироздания, и время, движущееся по спирали. Настойчиво возникают образы круга и спирали. Всё это заключается в жизни винограда, золотые грядки которого связывают каменистую Тавриду с древней Элладой, как нити времени.

Читайте также:
Мандельштам О.Э. — поэт «серебряного века»: сочинение

И снова — сужение взгляда. Читатель оказывается в чувственно осязаемой комнате, где пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала. Лирический герой обращается (к кому? к спутнице? или к читателю?): “Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, — // Не Елена — другая, — как долго она вышивала?” Это “помнишь” тоже неслучайно — оно подразумевает общее “культурное поле” между говорящими. Может ли современный читатель не знающий мифологии, не слышавший об истории Эллады, понять стихотворение?

И — финальное четверостишие, которое тоже начинается вопросом, риторическим, не требующим ответа, а заставляющим задуматься над тем, что же такое “золотое руно” для каждого человека.

Золотое руно, где же ты, золотое руно?
Всю дорогу шумели морские тяжёлые волны,
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

Что для вас, читателей, это вожделенное золотое руно? А для поэта? Здесь можно привести слова Гаспарова о “крымско-эллинских” стихотворениях Мандельштама: “. мысль о круговороте “вечного возвращения” вновь и вновь оказывается для Мандельштама последней опорой против хаоса Смутного времени.

В центре этого круговорота — вневременная точка, “где время не бежит”, место вожделенного покоя и равновесия. Для Мандельштама оно ассоциируется с золотым веком, греческими островами блаженных, и античные декорации его напоминают Крым, древнюю Тавриду, стык России и эллинского Средиземноморья”.

В ернёмся к дате написания стихотворения — август 1917 года. Человеку, знакомому с историей, можно не объяснять царящее в это время в России ощущение смутного времени, готовое разрешиться трагическими событиями. Но возвращается в свой дом воин и странник Одиссей. Случайно ли выбран этот знаковый персонаж? Очевидно, нет. Это возможность использовать имя древнегреческого героя как символ, знак, несущий глубокое значение. Он возвращается, полный пространством и временем, включающим в себя, подобно любому человеку, а особенно поэту, весь мир, осознающим его наполненность. Его корабль, как человек, в долгой работе натрудивший руки, в морях натрудил полотно. Снова возникает чувство всеобщей связи и движения пространства и времени.

Можно предложить ученикам подчеркнуть в тексте ключевые слова, указывающие на тему стихотворения. Что же получится? Судьба (занесла), пространство, время. Так появляется тема трагической судьбы, управляющей человеком, несущей его через пространство и время.

Интересные результаты даёт наблюдение над эпитетами: золотистый (мёд), печальная (Таврида), тяжёлые (бочки), спокойные (дни) и так далее. Трижды упоминается тёплый золотистый цвет: золотистого мёда струя, золотых десятин благородные грядки и золотое руно. Звучит ли здесь мечта о золотом веке? Решать читателю.

На особое движение времени указывают и видовременные формы глаголов. Совершенный вид, прошедшее и настоящее времена в 1–3 четверостишиях: текла, занесла, скучаем, поглядела, идёшь, не заметишь и так далее. И передающие замирание времени глаголы несовершенного вида настоящего времени: живёт, бьются, стоит, пахнет, помнишь — 4–5-го четверостиший. В 5-м (точнее — в конце 4-го) глагольные формы снова меняются, смешиваются глаголы совершенного и несовершенного видов прошедшего времени: вышивала, шумели, покинув, возвратился.

Стихотворение отличается ритмико-синтаксической напряжённостью — заметное несовпадение синтаксических и межстиховых пауз. Термина “анжамбеман” восьмиклассники не знают, но отмечают, что в стихотворении строка не заканчивается точкой, а часть предложения переносится на следующую строку. В тексте очень мало простых (в синтаксическом смысле слова) предложений. Преобладание сложных и осложнённых синтаксическими конструкциями предложений тоже значимо. На что оно указывает? На сложность мира и отношений в мире, на сложность эпохи (наверное, любой).

Н аконец, восьмиклассникам предлагается объяснить, как они понимают слова Мандельштама: “Поэзия — плуг, взрывающий время так, что глубинные слои времени, его чернозём, оказываются сверху”.

В заключение урока восьмиклассники получают задание написать размышления о стихотворении Мандельштама “Золотистого мёда струя. ”. Думается, что такой разговор об этом стихотворении Мандельштама является лишь одним из возможных путей понимания стихотворения “Золотистого мёда струя из бутылки текла. ”.

Мы уже говорили, что внимательное чтение этого стихотворения предваряет работу над “Илиадой”. Завершить изучение гомеровской поэмы можно размышлением над стихотворением “Бессонница. Гомер. Тугие паруса. ”.

Вначале стихотворение показалось мне довольно странным. После первого раза, когда я его услышала, осталось лишь смутное, тягостное впечатление. Возможно, оно было навеяно самыми первыми строчками:

Золотистого мёда струя из бутылки текла
Так тягуче и долго.

Они как будто останавливают время, не давая ему двигаться дальше. “Как тяжёлые бочки, спокойные катятся дни. ” И снова время растягивается и замедляется. Автор желает как можно дольше продлить то недолгое время, когда вокруг тишина и спокойствие, чего не хватает в жизни самого поэта — ведь он жил в начале двадцатого века. Эти годы были пиком революций и социальных перемен. Может быть, “печальная Таврида” и есть то место, где хотел бы оказаться Мандельштам, убежав от своего времени, где царят хаос и беспорядок.

Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
Сторожа и собаки, — идёшь, никого не заметишь.

Никого рядом нет, а значит, можно думать как хочешь, говорить что вздумается и делать то, что хочется и нужно тебе, а не кому-нибудь другому. Стихотворение написано трёхсложным размером — анапестом. Этим поэт добавляет той самой тягучести. И снова — время замедляется, течёт плавно и тихо.

Автор использует глаголы настоящего времени, ведь ни прошлого, ни будущего не существует — есть только настоящее.

После чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
Как ресницы, на окнах опущены тёмные шторы.
Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.

И благодаря этим строкам, и благодаря тому, что Мандельштам использовал только глаголы настоящего времени, мы можем перенестись в ту эпоху, эпоху “золотого века” — эпоху гармонии и процветания. Наверное, он и сам, закрывая глаза, оказывается в том самом саду. Подтверждением этому могут послужить слова: “Я сказал. ”

Окружающий мир там полон золотыми, коричневыми, красными, жёлтыми и оранжевыми красками. Видно, наступила осень.

Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.

Эпитеты “белые” (колонны), “воздушным” (стеклом) напоминают о чём-то светлом, возвышенном, а “сонные горы” — это спокойствие, тишина. Всё говорит о том, что на дворе раннее утро, когда солнце ещё только взошло.

Виноград, как старинная битва, живёт,
Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке.

Гроздья винограда, состоящие из крупных ягод и обвитые вьющимися ветками, собраны вместе, как единое целое, подобно отряду златокудрых древнегреческих всадников. Здесь поэт, наверное, хочет заметить, что и в эпоху “золотого века” не всё было спокойно, и Таврида тоже страдала от завоеваний и притеснений со стороны непрошеных гостей.

В каменистой Тавриде наука Эллады — и вот
Золотых десятин благородные ржавые грядки.

То есть здесь можно увидеть не только виноград, выращенный по традициям Древней Греции, но и догадаться о том, что благородные, стройные отряды шли шеренга к шеренге, златокудрые и с золотыми щитами, подобно “благородным, ржавым” от золота грядкам.

Помнишь, в греческом доме любимая всеми жена, —
Не Елена — другая, — как долго она вышивала?

Слово “помнишь” обращено к читателю, тем самым автор заводит с нами диалог.

Читайте также:
«Поэзия — плуг взрывающий время…» (Мандельштам): сочинение

Любимая всеми жена, конечно же, Пенелопа, речь здесь идёт о ней — жене выдающегося правителя острова Итаки и благородного воина Одиссея, который уехал на Троянскую войну и не вернулся по окончании битвы, оставив дома жену и маленького сына. Пенелопа была самой завидной невестой в городе — ведь её муж оставил власть в её руках; кроме того, она была красива и умна. Всякий посчитал бы за честь жениться на ней. Каждый день к ней приходили свататься знатные вожди и воины, но она не соглашалась. Пенелопа была верна своему мужу Одиссею и долго отказывала, но, наконец, объявила, что выберет себе жениха, но только после того, как закончит своё покрывало. Ткала она долго. Столько, сколько делала за день, столько же распускала за ночь, оттягивая нежеланную свадьбу. И время за работой тянется так медленно!

Но почему же именно Пенелопа, а не Елена? Возможно, потому, что Елена-то и была одной из причин той битвы под Троей, с которой не вернулся Одиссей. Пенелопа же оказалась жертвой. Мандельштам выбирает Пенелопу, потому что она ближе ему духовно, ближе к его собственному состоянию жертвы. Почему? Видимо, потому что не был влиятельным человеком — что он мог? Его талант не был востребован полностью, он терпел притеснения, а для такого человека, как он, это настоящее мучение. Так что, я думаю, назвать его жертвой своего времени было бы весьма справедливо.

Пенелопа была верна своему мужу так же, как поэт был верен своему таланту.

Золотое руно, где же ты, золотое руно?

Золотое руно — это символ счастья, это богатство, сила и мощь, это покой, это цель, к которой стремится человек. “Где же ты, цель всей моей жизни, где же ты?” — как бы спрашивает автор, относя свой вопрос не только к Пенелопе, главная цель которой — дождаться Одиссея, сохранив ему верность, но и к себе самому, желая найти свою жизненную цель среди шума и суеты того времени.

Всю дорогу шумели морские тяжёлые волны,
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

Наконец-то! Казалось, дни так и будут тянуться вечно, но вот он вернулся “пространством и временем полный”, и жизнь понеслась бурным потоком. Этими последними строками поэт выражает надежду на то, что в его жизни наступит момент свободы, и никто не будет осуждать его за что бы то ни было.

Елена Платонова

“Золотистого мёда струя из бутылки текла. ” Мне кажется, что, читая первые строки стихотворения, сразу попадаешь в мир горести, тоски и уныния. “Здесь, в прекрасной (печальной) Тавриде, куда нас судьба занесла, мы почти не скучаем, — и через плечо поглядела. ” Скука, безысходность чувствуются в этих строках.

Осип Мандельштам написал своё замечательное стихотворение в беспокойное и смутное время. Шёл 1917 год — трудный год для России.

Стихотворение написано анапестом, где в трёхсложном размере стиха ударение падает на третий слог.

По-моему, основная тема этого великолепного стихотворения — тема судьбы лирического героя, его поиски своего места в жизни. Глаголы в стихотворении используются в настоящем и прошедшем времени: “Я сказал: виноград, как старинная битва живёт, // Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке”. Глаголы настоящего времени как бы останавливают течение времени. Эпитеты, используемые поэтом, придают произведению образность и эмоциональность: “. огромный коричневый сад”, “сонные горы”, “благородные, ржавые грядки”.

Далее наш герой словно переносится в Древнюю Грецию, в “золотой век”, где его окружают красота, гармония, где он наконец-то обретает покой.

“Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, — не Елена — другая, как долго она вышивала?” В этих строках стихотворения явно ощущается диалог поэта с читателем. Он (поэт) спокоен, уравновешен.

. Ну а в комнате белой, как прялка, стоит тишина.

Если в самом начале стихотворения эпитеты носят тёмные, мрачные оттенки, то в конце они приобретают светлые тона: “в белой комнате”, “свежим вином”.

Золотое руно, где же ты, золотое руно.

Слова “золотое руно” обозначают символ победы и счастья. Время вдруг начинает своё движение, появляется шум морских волн, море штормит, всё приходит в движение, всё возвращается к жизни.

Всю дорогу шумели морские тяжёлые волны
И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
Одиссей возвратился, пространством и временем полный.

Богатство человека, по-моему, заключается в том, что он постоянно находится в движении, мыслит, чувствует, борется за жизнь и радуется ей.

Денис Волков

Чтобы понять стихотворение О.Мандельштама “Золотистого мёда струя. ”, надо его прочесть в том ритме, в котором написал его автор: так, как течёт из бутылки золотистого мёда струя. Почему же задан такой ритм?

Стихотворение написано в 1917 году: война, скоро революция, снова война. Мандельштам приезжает в Крым — Тавриду, туда война ещё не добралась, но с самого начала стихотворения появляется тема рока, судьбы: “Здесь, в прекрасной Тавриде, куда нас судьба занесла. ” В Крыму осень, все ходят друг к другу на первое вино, поля уже не обрабатываются, поэтому время идёт медленно: “как тяжёлые бочки, спокойные тянутся дни. ” Лирическому герою одиноко, разрушается его прошлое, будущего нет, война придёт и в Крым. Одиночество героя подтверждается словами: “. как будто повсюду одни сторожа и собаки. Далеко в шалаше голоса — не поймёшь, не ответишь. ”

В то время люди живут настоящим днём, поэтому в стихотворении используются глаголы настоящего времени, останавливающие время. Остановить время помогает и трёхсложный размер — анапест. Автор сравнивает Тавриду с Элладой, тем самым перенося нас в Древнюю Грецию. Это позволяют сделать образы: “тёмный коричневый сад” — возможно, подразумевается сходство греческой и крымской природы; “белые колонны” — античная архитектура; “воздушным стеклом обливаются сонные горы” — упоминание о сходстве пейзажей Греции и Тавриды; “всюду Бахуса службы. ” — возможно, упоминание о дегустации вин, о службе древнегреческому богу виноделия; “где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке” — большие щиты греческой фаланги представляли собой стену, из которой торчали длинные копья.

Мандельштам говорит о Древней Греции как о “золотом веке”, где царили гармония, покой, красота. Поэт использует тёплые цвета: жёлтый, золотой, ржавый, — чтобы забыть о войне. Но ржавым бывает железо, оружие.

Но ведь война закончится, и Одиссей возвратится, “пространством и временем полный”.

К 125-летию со дня рождения О.Э.Мандельштама

Плуг, взрывающий время

Осип Мандельштам. 1936. Воронеж.

Архив Мандельштамовского общества

Четверть века назад впервые отмечался у нас юбилей Мандельштама, столетие со дня рождения — тогда вышло массовым тиражом двухтомное собрание его сочинений и только начинался путь Мандельштама к большому читателю или, говоря его словами, к народу. Сам поэт хотел этого и писал об этом:

Народу нужен стих таинственно-родной,
Чтоб от него он вечно просыпался
И льнянокудрою, каштановой волной —
Его звучаньем — умывался.

«Я нынче в паутине световой…», 1937

Мы привыкли считать Мандельштама поэтом элитарным, а он говорил «для людей, для их сердец живых» («Не у меня, не у тебя, у них…», 1936), ему совсем не нравилось быть «непризнанным братом», «отщепенцем в народной семье», и речь свою он в народе просил сохранить навсегда. Сегодня Мандельштама много читают, опубликованы две его биографии и летопись жизни, полное собрание сочинений, множество книг и статей — стал ли он ближе нам, понятнее или, наоборот, мы удаляемся от него как от поэзии прошлого?

Читайте также:
Рассказ о творчестве одного из поэтов серебряного века. (О.Мандельштам): сочинение

Мандельштам мыслил столетиями, это была органичная для него мера времени — недаром у него так часто звучит слово «век», и мы думаем о нем как о поэте XX века — не 1900–1930-х годов, что лишь фактически было бы правильно, а «настоящего, не календарного» XX века, который так много собрал в себе зла и все никак не кончается. Мандельштам пережил со всеми мировую войну, революцию, катастрофу невиданного террора, в этой катастрофе погиб — и стал голосом времени, хотя говорил только от своего лица, и порой негромко. Он говорил изнутри времени, не сливаясь с ним, всегда в его взгляде была перспектива — назад и вперед, глубина прошлого и ощущение будущего и вечного: «Нет, никогда, ничей я не был современник…» (1924) написано об актуальнейшем событии — смерти Ленина, но взглядом поэта захватывается весь прошедший век русских революций, а в финале возникает вневременный свет.

Такой объем зрения определяет поэтику стихов самых разных, на разные темы, ранних и поздних, эпического размаха и малых, лирических. Самое мощное из них и, может быть, главное стихотворение Мандельштама — оратория о Неизвестном солдате (1937), грандиозный памятник XX веку, реквием «миллионам убитых задешево», написанный так, как будто Мандельштам дожил до Второй мировой войны и всего, что с нею последовало. Он не дожил, и он не пророчит, а просто видит состояние мира в единстве прошлого, настоящего и будущего, видит сразу все единым взглядом, соединяющим «аравийское месиво, крошево» с листопадом грядущих смертей, актуальные детали с картинами дантовского масштаба. Поэт соприкасается с реальностью не в линейном ее развороте, не во времени, а в том сверхпространстве, где все есть, и было, и будет, и в этих стихах он возглашает одновременно неслыханную катастрофу, угрожающую человеческой культуре, и собственную гибель «с гурьбой и гуртом», и благую весть нового света и новой жизни:

Весть летит светопыльной обновою:
— Я не Лейпциг, я не Ватерлоо,
Я не Битва Народов, я новое,
От меня будет свету светло.

Это — весть мира с отчетливым новозаветным подтекстом: «Я — свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8:12); носитель ее — поэт, поэтическое слово.

Для художника с таким зрением проколы в будущее — обычное дело. У Мандельштама найдем их немало — в стихах о Нагорном Карабахе, как будто в наши 80-е годы написанных, в стихах о холодном и голодном Старом Крыме, написанных будто сегодня, или, например, в стихотворении «Рим» 1937 года — оно начинается с описания фонтана с каменными лягушками в воронежском Кольцовском сквере, где так любил гулять и сидеть Мандельштам, но сквозь зримый образ вдруг проступает в стихах другая реальность и другие фонтаны — знаменитые, прекрасные, римские; на реальное воронежское пространство наплывает другое, далекое — только ссыльного поэта в Воронеже волнует не Вечный город, а «медленный Рим-человек» 30-х годов, изнемогающий под властью фашизма:

Ямы Форума заново вырыты
И открыты ворота для Ирода,
И над Римом диктатора-выродка
Подбородок тяжелый висит.

Вот так прозревая сквозь пространство, он как будто знает и то, что будет происходить здесь, в Кольцовском сквере и вокруг него, через пять лет, когда в Воронеж придут оккупанты: возле фонтана они устроят свое кладбище, а на вытянутой руке огромной статуи Ленина в назидание повесят партизанку. Поэт в 1937 году уже все это здесь видит, он фиксирует разломы исторической коры, как точнейший сейсмограф, а реальность потом догоняет его.

Не об этом ли свойстве сам Мандельштам говорит в начале одного из стихотворений 1937 года:

Вооруженный зреньем узких ос,
Сосущих ось земную, ось земную,
Я чую все, с чем свидеться пришлось,
И вспоминаю наизусть и всуе.

Кажется, что здесь перепутаны времена, — ведь чуять можно то, что впереди, или то, что происходит где-то вдали, но не прошлое, не то, с чем уже «свидеться пришлось». Это характерное для Мандельштама смешение — он свободно сдвигал пласты времени, входил своим словом в будущее, предъявляя его в стихах как уже свершившееся, но и прошлое мог относить далеко вперед: «Поэзия — плуг, взрывающий время так, что глубинные слои времени, его чернозем, оказываются сверху. Часто приходится слышать: это хорошо, но это вчерашний день. А я говорю: вчерашний день еще не родился. Его еще не было по-настоящему. Я хочу снова Овидия, Пушкина, Катулла, и меня не удовлетворяет исторический Овидий, Пушкин, Катулл» («Слово и культура», 1921).

Это и про Мандельштама можно сказать — по-настоящему он у нас впереди. С одной стороны, он сегодня звучит более чем актуально, почти как наш современник. Какие-то реалии из его стихов утрачиваются, ускользают от восприятия, их нужно восстанавливать комментарием, но само ощущение переживаемой эпохи у Мандельштама то же, что и у многих из нас, потому что эпоха эта длится, мы до сих пор не изжили ее, «мы те же, что и люди 1937 года», как сказал когда-то Виктор Кривулин, один из наследников Мандельштама в поэзии второй половины XX века. Мы те же, мы продолжаем переживать гуманитарную катастрофу, разлом времени, разрыв позвоночника века, как переживал все это Мандельштам: «Но разбит твой позвоночник, мой прекрасный жалкий век!» («Век», 1922). И задачу культуры, поэзии в частности, он видел соответственно: «Европеизировать и гуманизировать двадцатое столетие, согреть его телеологическим теплом — вот задача потерпевших крушение выходцев девятнадцатого века, волею судеб заброшенных на новый исторический материк» («Девятнадцатый век», 1922), а сам поэт лично призван «своею кровью склеить двух столетий позвонки». Но никаким телеологическим теплом, как мы знаем, XX век не согрелся, напротив — катастрофа дегуманизации и массового уничтожения людей только нарастала и в XXI веке обрела уже новые формы. Мы переживаем ее с Мандельштамом, в этом он актуален, но вместе с тем не вполне и не всегда понятен, как бывал непонятен современникам, и даже самым чутким их них. Борис Эйхенбаум, один из лучших филологов советского времени, услышав новую лирику Мандельштама начала 1930-х годов, остановился перед ней в недоумении, пытался осмыслить ее в привычных терминах («акмеизм-футуризм») и, готовясь произнести речь о Мандельштаме на одном из его вечеров в марте 1933 года, зафиксировал в своих записях: «Горделивый разговор с эпохой», «Сложные счеты с эпохой» 1 . Это — неточный, глуховатый отклик на одно из самых упоительных «московских» стихотворений Мандельштама («Полночь в Москве. Роскошно буддийское лето», 1931), где собраны пестрые приметы времени, которое поэт пытается поймать «за хвост» («А все-таки люблю за хвост его ловить, / Ведь в беге собственном оно не виновато…»), где сам себя он с этим временем как будто совмещает («Пора вам знать, я тоже современник…»), и при этом смотрит на свою эпоху извне, из какой-то удаленной точки: «Я говорю с эпохою, но разве / Душа у ней пеньковая…» — ничего горделивого здесь нет, а есть то самое мандельштамовское объемное зрение — непривычное, трудно воспринимаемое в стихах.

Читайте также:
Мандельштам О.Э. — поэт «серебряного века»: сочинение

Мандельштам помогает разобраться в своей поэтике, когда пишет о других поэтах и мыслителях, как например о Константине Леонтьеве: «…из всех русских писателей он более всех других склонен орудовать глыбами времени. Он чувствует столетия, как погоду, и покрикивает на них. Ему бы крикнуть: “Эх, хорошо, славный у нас век!” — вроде как: “Сухой выдался денек!” Да не тут-то было! Язык липнет к гортани. Стужа обжигает горло, и хозяйский окрик по столетию замерзает столбиком ртути» («Шум времени», 1923).

Вот так и сам он «орудует глыбами времени», окликает свое столетие, как погоду, чует его, как грозу: «Чую без страху, что будет и будет гроза» («Колют ресницы. В груди прикипела слеза», 1931), или видит время клубящейся вокруг огневой стихией: «…И столетья / Окружают меня огнем» («Стихи о неизвестном солдате», 1937). Грозовое чувство сближает его с Тютчевым. «Прообразом исторического события — в природе служит гроза. Прообразом же отсутствия события можно считать движение часовой стрелки по циферблату. Всмотримся пристально вслед за Тютчевым, знатоком грозовой жизни, в рождение грозы…» (из заметок 1910-х годов). Тютчева Мандельштам называл «подателем сильного и стройного мироощущения» («Шум времени»), но ведь и сам он податель мироощущения если не стройного, то несомненно сильного, а еще больше — податель опыта проживания жизни в грозовую эпоху, опыта бродяжничества, нищеты, изгнания, гибели в лагере. Такой опыт был у миллионов, но разница в том, что великий поэт проживает жизнь еще и в слове, или прежде всего в слове, «он опыт из лепета лепит / И лепет из опыта пьет. » («Скажи мне, чертежник пустыни…», ноябрь 1933 — январь 1934), он соединяет в стихах свою жизнь с величайшим счастьем цветения поэтического слова, счастьем для всех. Музыка его стихов, красота их оплачены сполна мученическим концом, но сила мандельштамовского слова обеспечена не только фактами биографии — само это слово всегда ощущается как прожитое, придуманных стихов у него нет, или почти нет. «Дошло до того, что в ремесле словесном я ценю только дикое мясо, только сумасшедший нарост:

И до самой кости ранено
Все ущелье стоном сокола…
— вот что мне надо»

(«Четвертая проза», 1929–1930).

«Дикое мясо, мясной нарост на ране или язве, не дающий ей подживать», — читаем пояснение у Даля 2 . Этот «сумасшедший нарост» подлинности в стихах самого Мандельштама чувствует даже тот читатель, который не может уследить за движением его поэтической мысли, стихи его вызывают сопереживание и восхищение даже в тех случаях, когда и филолог затрудняется объяснить значение отдельных образов.

Сложность восприятия Мандельштама связана с невероятной скоростью и нелинейностью его поэтического мышления. Описывая поэтику Данте, он развил две метафоры, без которых теперь не обходится разговор о его собственной поэтике: «Надо перебежать через всю ширину реки, загроможденной подвижными и разноустремленными китайскими джонками, — так создается смысл поэтической речи. Его, как маршрут, нельзя восстановить при помощи опроса лодочников: они не расскажут, как и почему мы перепрыгивали с джонки на джонку»; «Развитие образа только условно может быть названо развитием. И в самом деле, представьте себе самолет, который на полном ходу конструирует и спускает другую машину. Эта летательная машина так же точно, будучи поглощена собственным ходом, все же успевает собрать и выпустить еще третью» («Разговор о Данте», 1933); и еще одно, уже прямое признание: «Я мыслю опущенными звеньями», — сказал он Эмме Герштейн в ответ на ее недоумение перед «Египетской маркой» 3 . Таковы стихи Мандельштама, такова и его проза — чтобы такие тексты читать, понимать и любить, нужен эстетический опыт, душевный труд, нужны знания, свобода и смелость мышления, способность воспринимать непривычное. Но несомненно и другое — все эти способности обретаются и взращиваются чтением Мандельштама.

И еще чтением Мандельштама, как и всякой настоящей литературы, взращивается особое любовное отношение к языку — к его родной мелодике, к «блуждающему, многосмысленному корню», который «живит» поэтическую речь, да и к «литании гласных», от которой Мандельштам призывал освободить русский стих, но сам не освободился, к счастью («Vulgata», 1923). Он работал с языком как филолог, особенно в «воронежских тетрадях», и можно сказать про него то, что он сказал про Хлебникова в статье «О природе слова» (1922): «Хлебников возится со словами, как крот, — между тем он прорыл в земле ходы для будущего на целое столетие». И в той же статье он говорит об опасности отпадения от языка как отпадения от истории: «“Онемение” двух, трех поколений могло бы привести Россию к исторической смерти». Эта опасность, увиденная поэтом в начале революционной эпохи, никуда ведь не делась сегодня, когда русская история опять «идет по краешку, по бережку, над обрывом и готова каждую минуту сорваться в нигилизм, то есть в отлучение от слова».

Мандельштам — наш помощник в истории, он поэт большого времени, поэт будущего. Критики при жизни писали о его архаичности, называли его осколком старого мира, а он и тогда был, и остается у нас впереди, и нам еще предстоит догнать его. Свое слово он послал в далекое будущее, забросил, как бутылку в океан времени, адресуясь к провиденциальному собеседнику («О собеседнике», 1913), и мы не удаляемся от него во времени, а приближаемся по мере сил. И если в 1960–1980-е годы именем Мандельштама аукались так, как в 1920-е аукались именем Пушкина «в надвигающемся мраке» (Вл. Ходасевич, «Колеблемый треножник», 1921), то когда-нибудь, надеемся, сбудется мандельштамовская мечта: «Быть может, самое утешительное во всем положении русской поэзии — это глубокое и чистое неведение, незнание народа о своей поэзии. Массы, сохранившие здоровое языковое чутье, — те слои, где произрастает, крепнет и развивается морфология языка, еще не вошли в соприкосновение с русской лирикой. Она еще не дошла до своих читателей и, может быть, дойдет до них только тогда, когда погаснут поэтические светила, пославшие свои лучи к этой отдаленной и пока недостижимой цели» («Выпад», 1923–1924?).

1 Эйхенбаум Б.М. О литературе. Работы разных лет. М., 1987. С.448.

2 Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1981. Т.1. С.436.

3 Герштейн Эмма. Мемуары. СПб., 1998. С.19.

Редакция благодарит А.В.Наумова

за участие в подготовке юбилейных материалов.

Поэзия – плуг, взрывающий время. » (О. Э. Мандельштам) (По одному или нескольким произведениям русской литературы XX в.)

Поэтом своего времени был Маяковский. Он первый, используя свой необыкновенный ритм, соединил политику и лирику. Вся его любовь к человеку вылилась в мощную струю нового искусства. Шокирующая поэзия Маяковского часто не принимается людьми, мало читается. Но сомневаться в наличии таланта у поэта не приходится. Такая поэзия – всего лишь отражение своего времени: сумбурного, непонятного, сложного. Этими же эпитетами часто наделяется творчество Маяковского. Лирику его любить сложно, ее нужно понимать.

Немало своих стихов поэт посвятил патриотизму советских людей. Лучшие из них -«Товарищу Нетте – пароходу и человеку» (1926 г.) и «Стихи о советском паспорте». Первое стихотворение – воспоминание о советском дипкурьере Теодоре Нетте, героически погибшем при выполнении служебного долга. Вступлением к теме служит встреча Маяковского с пароходом, носящим имя прославленного героя. Но постепенно пароход как бы одушевляется, и перед поэтом возникает образ человека.

Читайте также:
Анализ поэзии О. Мандельштама: сочинение

В блюдечках-очках спасательных кругов.

Затем следует воспоминание о Нетте, который был другом Маяковского. Эти будничные воспоминания сменяются в центральной части стихотворения описанием героического поступка простого советского человека – «след героя светел и кровав». Рамки стихотворения расширяются: начатое с описания дружеской встречи, оно поднимается до мыслей о Родине, о борьбе за коммунизм.

«Такие, как Нетте, не умирают – память о них народ воплощает. в пароходы, в строчки, и в другие долгие дела».

Гимном советской Родине звучит и другое лирическое стихотворение Маяковского -«Стихи о советском паспорте» (1929 г.). Стихотворение начинается с незначительного события – с описания проверки паспортов в железнодорожном вагоне в момент прибытия поезда на

«Сочинения на свободные темы»

79

границу. И поэт замечает многое: и учтивость чиновника, который, «не переставая кланяться», «с почтеньем» берет паспорта американца и англичанина; и его пренебрежение при виде польского паспорта.

«И вдруг, как будто ожогом рот скривило господину. Это господин чиновник берет мою краснокожую паспортину».

Маяковский горд за свою могучую Родину:

«Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза!»

Важное значение приобретает в творчестве поэта тема творчества, места поэта в жизни людей, его назначение:

«Вижу идущего через горы времени, Которое не видит никто. »

Как и у Пушкина, у Маяковского поэт – пророк, который предвидит будущее и ведет за собой народ. Поэт у Маяковского в первую очередь является гражданином, глубоко страдающим за свой народ.

Не секрет, что поэт принял революцию. Он искренне верил, что необходимо переделать мир и стремиться к светлому будущему. В автобиографии «Я сам» Маяковский пишет, что вопрос принимать или не принимать революцию для него не стоял, так как революция – это воплощение мечты об обновлении мира и общества. Во имя революции Маяковский создает необычайный ораторский строй стиха, который поднимал, звал, требовал идти вперед.

«Сегодня рушится бесчисленное прежде, Сегодня пересматривается миров основа. »

Маяковский уже не сомневается в том, что его искусство нужно народу, что оно необходимо стране.

«Товарищ, дайте новое искусство,

Такое, чтобы выволочь республику из грязи. »

Свои размышления о поэтическом труде Маяковский продолжает в стихотворении «Разговор с фининспектором о поэзии» (1926 г.). Маяковский пишет: «Гражданин фининспектор! Простите за беспокойство. Спасибо, не тревожьтесь, я постою. У меня к вам дело деликатного свойства: о месте поэта в рабочем строю». Маяковский пишет о тяжелом труде поэта: «Поэзия – та же добыча радия, в грамм – добыча, в год – труды: изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды».

В своей предсмертной поэме «Во весь голос», которую он успел закончить, поэт писал: «Я к вам приду в коммунистическое далеко, не так как песенно-есенинский провитязь. Мой стих дойдет через хребты веков и через головы поэтов и правительств».

Отредактировал и опубликовал на сайте : PRESSI ( HERSON )

«Сочинения на свободные темы»

80

Мужество есть великое свойство души» (Н. М. Карамзин) (По роману Б. Васильева «В

Списках не значится»)

Великая Отечественная война ворвалась в жизнь нашего народа и перевернула ее вверх дном. Уже никогда не вернуть погибших. Тяжелая, жестокая, безжалостная война не сломила духа людей. Она требовала мужества не только от солдат и офицеров, отстаивавших Родину с оружием в руках, но и от тех, кто ковал победу в тылу. Это была величественная, не знающая себе равных эпопея героического труда.

Писатели и поэты воевали за Родину: Василь Быков, Юрий Бондарев, Виталий Закруткин, Виктор Астафьев, Булат Окуджава, а также среди них воевал и Борис Васильев. Добровольцем ушел он на фронт и прошел всю войну, написал много книг о ней. Среди них самая известная повесть «А зори здесь тихие. », по мотивам которой был снят художественный фильм, пронзительный, трагический, жуткий в своей несовместимости женщины и войны. Подобная тематика наблюдается и у В. Закруткина в повести «Матерь человеческая» (о героизме русской женщины после потери мужа и ребенка, сумевшей в голоде и холоде выкормить чужих детей и родить своего).

Остановиться хотелось бы на романе Бориса Васильева «В списках не значится», опубликованный в журнале «Юность» в 1974 г.

Главный герой романа и центральная фигура – молодой лейтенант Николай Плужников, который прибыл в Брестскую крепость 21 июня 1941 г. и вскоре стал последним защитником крепости. Композиционно роман делится на три части. Это три этапа становления мужественного человека. На первом этапе Коля Плужников прибывает в крепость почти еще мальчиком, наивным и непосредственным. Искренне верил он в непобедимость Красной армии, плохо представлял себе обстановку на фронте и полагал, что для победы необходим лишь один мощный удар нашей армии: «У нас с Германией договор о ненападении. Слухи о концентрации немецких войск у нашей границы. являются результатом происков англо-французских империалистов». А на вопрос о том, будет ли война, юноша быстро отвечает: «Это будет быстрая война. Самое главное – это решающая мощь Красной армии. На вражеской территории мы нанесем врагу сокрушительный удар». Подобная позиция не вызывает смех, а лишь горькую усмешку и бесконечную жалость к этому юноше, которому столько еще предстоит пережить. Как хотелось бы, чтобы он был прав. Приезд в крепость стал переломным моментом во всей его судьбе. Война меняет взгляды Николая. Совершив много ошибок, познав любовь и предательство, герой понимает, что от личного участия каждого человека зависит победа в этой ужасной войне.

На втором этапе, во второй части романа мы видим уже не наивного мальчика, а сильного и мужественного командира. Автор на протяжении всей части не называет своего героя по имени. Он теперь «товарищ командир». Первые два этапа являются завязкой к третьей части. В этой части у Николая гибнут все друзья, он остается единственным бойцом в занятой, но непобежденной крепости. Здесь и разворачивается основное действие романа.

Меняется тон и даже ритм повествования, нет больше военных действий, приготовления к битве. Возникает высокий психологический накал. Развязкой становится последняя глава романа, которую нельзя читать без слез. Николай остался непобежденным, как в принципе и крепость, которая не пала, а просто истекла кровью. Плужников – последняя ее капля.

«У входа в подвал стоял невероятно худой, уже не имевший возраста человек. длинные седые волосы касались плеч. Он стоял, строго выпрямившись. и, не отрываясь, смотрел на солнце ослепшими глазами. И из этих немигающих, пристальных глаз неудержимо текли

«Сочинения на свободные темы»

слезы». Он превратился в человека без имени, он олицетворял собой свой народ, который будет сражаться до последней капли крови. Фашисты боятся этого человека. Много было случаев, когда фашисты отказывались воевать, встречая нечеловеческое сопротивление со стороны наших солдат, партизан и простых жителей. Пока есть такие люди – мы непобедимы. «Он шел гордо и упрямо, как жил, и упал только тогда, когда дошел».

«В списках не значится» – это история становления мужества в тяжелейших условиях.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: