Анализ стихотворений В. Маяковского Блэк энд Уайт и Бруклинский мост: сочинение

«Блэк энд уайт» анализ стихотворения Маяковского

Блэк энд уайт
Воспроизвести медиафайл
Мультфильм (сокращённая переозвученная версия)
Тип мультфильма рисованный
Жанр драма, пропаганда
Режиссёр Иван Иванов-Вано, Леонид Амальрик
На основе Блек энд уайт[d]
Автор сценария Владимир Маяковский (автор стихотворения), Иосиф Склют
Композитор Герман Гамбург
Мультипликаторы А. Бергенгрин, Е. Фельзер, К. Малышев, Эрих Вильгельм Штейгер
Звукооператор Н. Писарев
Студия Межрабпомфильм
Страна СССР СССР
Язык русский
Длительность 7 минут
Премьера 1932
IMDb ID 1240905
Аниматор.ру ID 2425

«Блэк энд уайт

» («Чёрное и белое») — советский мультипликационный фильм 1932 года, экранизация одноимённого стихотворения Владимира Маяковского, написанного в 1925 году. Текст от автора читает Константин Эггерт.

Сюжет

Мультфильм повествует о расизме, царящем в сахарной индустрии американского юга, о жестоком отношении к чернокожим рабочим. Показано, как негры работают в поле, ходят в цепях, сидят за решёткой, и даже подвергаются казни электрическим стулом. В большинстве сцен белый человек избивает кнутом или охраняет негров. Негр-чистильщик спрашивает у белого богача: «Почему is сахар белый должен делать чёрный негр?», и предлагает тому самому заниматься этим, за что получает удар в лицо. Мультфильм завершается видом Мавзолея В. И. Ленина и призывом: «Пролетарии всех стран и угнетённые народы всего мира, соединяйтесь!».

«Блэк энд уайт», анализ стихотворения Маяковского

Когда в 20-е годы ХХ века Владимир Маяковский побывал во многих странах Европы и Америки, он везде выступал с чтением своих стихотворений и рассказами о жизни советского народа. Он встречался с писателями, художниками, актерами, чувствуя себя «полпредом стиха» первой в мире социалистической страны. Американские впечатления и наблюдения нашли отражение в публицистике поэта (очерки «Мое открытие Америки») и цикле поэтических произведений «Стихи об Америке». «Блэк энд уайт», написанное в 1925 году уже дома, — одно из таких стихотворений, где поэт со свойственной ему прямотой и беспощадностью обнажает пороки заокеанской жизни, характерную для капиталистической Америки расовую дискриминацию. Ведь само название стиха переводится как «черное» и «белое». По сути, на контрасте черного и белого и строится все стихотворение. Место действия пока еще буржуазная Куба – «рай-страна, страна, что надо». Только в 1961 году эта страна станет социалистическим государством, кстати, до сих пор поддерживающим именно такой политический статус. В Гаване – столице Кубы – экзотический колорит подчеркнут Маяковским всего несколькими выразительными штрихами: Под пальмой на ножке стоят фламинго. Цветет коларио по всей Ведадо. А буквально в следующих строках звучит совсем не экзотическая идея: В Гаване все разграничено четко: у белых доллары, у черных — нет. Чтобы эту идею воплотить наглядно, автор использует характерный для него прием: придумывает героя, на примере которого и показывает наглядно, как эта идея действует. На главной улице – «нарядной Прадо» с гремящим на ней «трехверстным джазом» он как будто бы замечает будничную, неприметную фигуру уборщика-негра. Его судьба похожа на миллионы других чернокожих жителей Кубы: Много за жизнь повымел Вилли — одних пылинок целый лес, — поэтому волос у Вилли вылез, поэтому живот у Вилли влез. Портрет героя воссоздает образ типичного раба с плантации, знакомого еще со времен Гражданской войны между Севером и Югом. Подведенный голодом, впалый живот, лысеющая под палящим солнцем голова – все это говорит о бедной жизни. Единственная радость в жизни — «шесть часов поспать на боку», и уже совсем удачей можно считать, если кто-нибудь «кинет негру цент на бегу». И хотя «в мозгу у Вилли мало извилин», не потому что глупый, просто «мало посева» — знания своих прав, знаний о мире, но одно-единственное правило он вызубрил тверже, чем камень: Белый ест ананас спелый, черный — гнилью моченый. Белую работу делает белый, черную работу — черный. Но забитый «маленький» американский человек не хочет с этим примириться. Он отваживается задать сверливший его голову вопрос одному из хозяев «рай-страны» — величественнейшему из сахарных королей мистеру Брэггу. Он спрашивает: «Почему и сахар, белый-белый, должен делать черный негр?» А еще утверждает, что ему, белому человеку, не идет тогда черная сигара – она для «негра с черными усами». За свой вопрос он в буквальном смысле получает в нос. Этот зреющий в душе Вилли протест сведен на нет, ведь никто не встанет на его защиту, так как в стране, где царит власть белых, у черных нет никаких прав. Поэтому «вытер негр о белые подштанники руку, с носа утершую кровь, посопел подбитым носом» и вновь взялся за щетку. А что ему остается здесь, в капиталистической Америке? Если бы он находился в Советской России, с ним бы, во-первых, никогда такого не случилось, а во-вторых, в Москве есть Коминтерн — Коммунистический интернационал — международная организация, которая объединяла коммунистические партии различных стран, чтобы развивать идеи революционного интернационального социализма. Одной из задач Коминтерна была борьба с несправедливость, в том числе и с расовой дискриминацией. Таким образом, стихотворение «Блэк энд уайт» призвано было не только сатирически изобразить жизнь Америки начала ХХ века, но и противопоставить два политических режима – капиталистический, построенный на несправедливости, на эксплуатации миллионов людей, и социалистический, построенный на идее социальной справедливости и раноправия.

Похожие статьи:

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Скрипка и немножко нервно»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Послушайте!»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В. Маяковского «Нате»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Нате!»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Гимн учёному»

Ссылки

• Царь Дурандай • Стрекоза и муравей • Котофей Котофеевич • Журнал Политсатиры № 1 • Лгунишка • Три мушкетёра • Мойдодыр • Ивась • Журнал Политсатиры № 2 • Краденое солнце • Зимняя сказка • Конёк-Горбунок • Гуси-лебеди • Чужой голос • Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях • Снегурочка • Лесной концерт • Мойдодыр • Храбрый заяц • Двенадцать месяцев • Песня о дружбе • В некотором царстве… • Приключения Буратино • Летающий пролетарий • Левша • Как один мужик двух генералов прокормил • Поди туда, не знаю куда • Легенда о злом великане • Времена года • Сеча при Керженце • Волшебное озеро • Сказка о царе Салтане

Читайте также:
Стихотворение В. В. Маяковского Вам!: сочинение

• Колобок • Лимпопо • Бармалей • Киноцирк • Павлиний хвост • Серая Шейка • Кукушка и скворец • Крепыш • Высокая горка • Волшебный магазин • Стрела улетает в сказку • Снеговик-почтовик • Кораблик • Кошкин дом • Три дровосека • Непьющий воробей • Разные колёса • Семейная хроника • Две сказки • Бабушкин козлик. Сказка для взрослых • Дюймовочка • Про бегемота, который боялся прививок • Сказки для больших и маленьких • Заяц-симулянт • Хочу бодаться! • Девочка и слон • Терем-теремок

Анализ стихотворений В. Маяковского «Блэк энд Уайт» и «Бруклинский мост»

Стихотворения Маяковского «Блэк энд Уайт» и «Бруклинский мост» были созданы в 1925 году, во время поездки поэта по США. Оба стихотворения вошли в цикл «Стихи об Америке» и были прочитаны Маяковским в Москве в качестве отчета о своем путешествии. «Блэк энд Уйат» — типичная сатира на капиталистический «образ жизни» — была написана поэтом после его поездки в Гавану. Контраст, заявленный уже в названии произведения, является здесь ведущим художественным приемом. Автор показывает, что в Гаване, прекрасной солнечной стране («Если Гавану окинуть мигом — рай-страна, страна что надо»), существует четкое разделение жителей по цвету кожи и, в связи с этим, по уровню жизни: «В Гаване все разграничено четко. у белых доллары, у черных — нет». Именно поэтому «Белый ест ананас спелый, черный — гнилью моченый. Белую работу делает белый, черную работу — черный». Чем объясняется такая несправедливость? Абсолютно ничем, убежден автор. Он не находит объяснения тому, почему негр Вилли — главный герой стихотворения — должен всю жизнь стоять со щеткой в руках «у «Энри Клей энд Бок, лимитед». И важно, что такая участь — «Мал его радостей тусклый спектр: шесть часов поспать на боку, да разве что вор, портовой инспектор, кинет негру цент на бегу» — уготована герою была еще до рождения, и изменить ее он не может: «От этой грязи скроешься разве?» Если приглядеться попристальнее, утверждает автор, Гавана оказывается вовсе не такой уж райской страной. Здесь царят зверские законы и дикая, противоестественная, несправедливость. Именно поэтому даже Вилли, которого «мало вопросов сверлили», мучает одна «закорюка»: если все в Гаване распределяется по цвету — черному или белому, тогда в этом нужно идти до конца: «Почему и сахар, белый-белый, должен делать черный негр? Черная сигара не идет в усах вам — она для негра с черными усами». Мы видим, что в забитом Вилли просыпается протест. Однако в Гаване он никогда не сможет принести никаких плодов — слишком сильна в этой капиталистической стране власть «белых»: «Вытер негр о белые подштанники руку, с носа утершую кровь». Автор противопоставляет Гавану советской России, где, по его утверждению, смогли решить проблему классовой несправедливости. Поэт убежден, что Вилли (а, в общем смысле, всему угнетенному народу Гаваны) нужно обратиться за помощью к СССР: «в Коминтерн, в Москву». Стихотворение «Бруклинский мост» наполнен, казалось бы, другим пафосом: Издай, Кули? дж, радостный клич! На хорошее и мне не жалко слов. Поэт не может не восхищаться Бруклинским мостом — этим масштабным сооружением человеческих рук, соединившим два острова в Нью-Йорке, открывшим дорогу всем видам транспорта, расширившим горизонты человеческих возможностей. Маяковский-максималист, не устающий воспевать величие человека, отдает должное плоду технического прогресса, рядом с которым чувствуешь себя маленьким и слабым: «вхожу, смиренный, на Бру? клинский мост»; но, в то же время, причастным к великому: «влезаю, гордый, на Бруклинский мост». А мост, действительно, огромен, величествен, прекрасен. Он практически не «ощущает» колебанья многотонных поездов («поезда? с дребезжаньем ползут, как будто в буфет убирают посуду»), а мачты кораблей представляются отсюда булавочными головками. Герою стихотворения близок дух технического прогресса, идея, которую воплощает Бруклинский мост: «борьба за конструкции вместо стилей, расчет суровый гаек и стали». Больше того, поэт убежден, что по этому мосту можно будет судить о том времени, в которое он живет. А это время — грандиозное, время прогресса и невероятных достижений человечества. Но это — с одной стороны. С другой же — это эпоха дикости и первобытности, потому что эпоха колоссальной несправедливости: Здесь жизнь была одним — беззаботная, другим — голодный протяжный вой. Таким образом, и в этом стихотворении проявляется контраст бедности и богатства, счастья и горя. Мы понимаем, что это противопоставление — главное впечатление поэта от поездки по Америке. И в контексте его «социальных» размышлений Бруклинский мост из символа человеческой мощи превращается в символ «капитализма со звериным лицом», за красотой скрывающий свое уродство. И совсем неоднозначно звучат финальные строки стихотворения: Бру? клинский мост — да… Это вещь! Таким образом, стихотворения «Блэк энд Уйат» и «Бруклинский мост», отражающие впечатления Маяковского от поездки по Гаване и от созерцания Бруклинского моста в Нью-Йорке, объединены единой мыслью. Несмотря на все технические достижения Америки, несмотря на ее мощь и потенциал, жизнь здесь в корне неверна. Американцы нарушают главный постулат, считает Маяковский, — улучшают жизнь одних за счет миллионов жизней других. И это, по мнению поэта, перечеркивает всю «прекрасность» «райской» Америки. В связи с этим, подспудно, выражается мысль о «правильности» пути советской России, где не все гладко в социальном плане, но верен основной принцип — равенства всех людей. Были ли это истинные мысли Маяковского, или ему приходилось писать в угоду советской власти? Мы помним, что через пять лет поэт трагически уйдет из жизни, разочаровавшись в том, во что искренне верил и на что положил свою жизнь. Но, в любом случае, впечатления от путешествия по Америке сильно повлияли на Маяковского и подтолкнули его к созданию талантливого цикла «Стихи об Америке».

Читайте также:
Тема поэта и поэзии в лирике В. Маяковского: сочинение

Когда в 20-е годы ХХ века Владимир Маяковский побывал во многих странах Европы и Америки, он везде выступал с чтением своих стихотворений и рассказами о жизни советского народа. Он встречался с писателями, художниками, актерами, чувствуя себя «полпредом стиха» первой в мире социалистической страны. Американские впечатления и наблюдения нашли отражение в публицистике поэта (очерки «Мое открытие Америки») и цикле поэтических произведений «Стихи об Америке». «Блэк энд уайт», написанное в 1925 году уже дома, — одно из таких стихотворений, где поэт со свойственной ему прямотой и беспощадностью обнажает пороки заокеанской жизни, характерную для капиталистической Америки расовую дискриминацию. Ведь само название стиха переводится как «черное» и «белое». По сути, на контрасте черного и белого и строится все стихотворение. Место действия пока еще буржуазная Куба – «рай-страна, страна, что надо». Только в 1961 году эта страна станет социалистическим государством, кстати, до сих пор поддерживающим именно такой политический статус. В Гаване – столице Кубы – экзотический колорит подчеркнут Маяковским всего несколькими выразительными штрихами: Под пальмой на ножке стоят фламинго. Цветет коларио по всей Ведадо. А буквально в следующих строках звучит совсем не экзотическая идея: В Гаване все разграничено четко: у белых доллары, у черных — нет. Чтобы эту идею воплотить наглядно, автор использует характерный для него прием: придумывает героя, на примере которого и показывает наглядно, как эта идея действует. На главной улице – «нарядной Прадо» с гремящим на ней «трехверстным джазом» он как будто бы замечает будничную, неприметную фигуру уборщика-негра. Его судьба похожа на миллионы других чернокожих жителей Кубы: Много за жизнь повымел Вилли — одних пылинок целый лес, — поэтому волос у Вилли вылез, поэтому живот у Вилли влез. Портрет героя воссоздает образ типичного раба с плантации, знакомого еще со времен Гражданской войны между Севером и Югом. Подведенный голодом, впалый живот, лысеющая под палящим солнцем голова – все это говорит о бедной жизни. Единственная радость в жизни — «шесть часов поспать на боку», и уже совсем удачей можно считать, если кто-нибудь «кинет негру цент на бегу». И хотя «в мозгу у Вилли мало извилин», не потому что глупый, просто «мало посева» — знания своих прав, знаний о мире, но одно-единственное правило он вызубрил тверже, чем камень: Белый ест ананас спелый, черный — гнилью моченый. Белую работу делает белый, черную работу — черный. Но забитый «маленький» американский человек не хочет с этим примириться. Он отваживается задать сверливший его голову вопрос одному из хозяев «рай-страны» — величественнейшему из сахарных королей мистеру Брэггу. Он спрашивает: «Почему и сахар, белый-белый, должен делать черный негр?» А еще утверждает, что ему, белому человеку, не идет тогда черная сигара – она для «негра с черными усами». За свой вопрос он в буквальном смысле получает в нос. Этот зреющий в душе Вилли протест сведен на нет, ведь никто не встанет на его защиту, так как в стране, где царит власть белых, у черных нет никаких прав. Поэтому «вытер негр о белые подштанники руку, с носа утершую кровь, посопел подбитым носом» и вновь взялся за щетку. А что ему остается здесь, в капиталистической Америке? Если бы он находился в Советской России, с ним бы, во-первых, никогда такого не случилось, а во-вторых, в Москве есть Коминтерн — Коммунистический интернационал — международная организация, которая объединяла коммунистические партии различных стран, чтобы развивать идеи революционного интернационального социализма. Одной из задач Коминтерна была борьба с несправедливость, в том числе и с расовой дискриминацией. Таким образом, стихотворение «Блэк энд уайт» призвано было не только сатирически изобразить жизнь Америки начала ХХ века, но и противопоставить два политических режима – капиталистический, построенный на несправедливости, на эксплуатации миллионов людей, и социалистический, построенный на идее социальной справедливости и раноправия.

Анализ стихотворения Маяковского «Бруклинский мост»

Для жителя XXI века, наверное, уже странным кажется вопрос о роли технического прогресса в жизни каждого. Ведь никто не мыслит жизнь без электричества, интернета и мобильной связи. Мы расплачиваемся за это потерей здоровья, но вряд ли кто-то захочет вернуться в избу с печкой и колодцем. В начале же ХХ века бурное развитие технического прогресса вызвало неоднозначное к нему отношение, особенно у поэтов.

Так Сергей Есенин считал, что Россия — патриархальная страна, а значит, индустриализация погубит самое лучшее — душу. В его стихотворении

с символическим названием «Сорокоуст» есть фрагмент, где в аллегорической форме передается поединок между летящим «на лапах чугунных» поездом и тонконогим жеребенком. Понятно, что жеребенку не догнать железное чудовище, поэтому автор с грустью обращается к нему:

Vladimir Mayakovsky
Brooklyn bridge

Coolidge, old boy,
give a whoop of joy!
What’s good is good —
no need for debates.
Blush red with my praise,
swell with pride
till you’re spherical,
though you be ten times
United States
of America.
As to Sunday church
the pious believer
walks,
devout,
by his faith bewitched,
so I,
in the grisly mirage
of evening
step, with humble heart,
on to Brooklyn Bridge.
As a conqueror rides
through the town he crushes
on a cannon
by which himself’s a midge,
so —
drunk with the glory —
all life be as luscious—
I clamber,
proud,
on to Brooklyn Bridge.
As a silly painter
into a museum Virgin
infatuated,
plunges
his optics’ fork,
so I
from a height on heaven verging
look
through Brooklyn Bridge at New York.
New York,
till evening stilling and bewildering.
forgets
both its sultriness
and its height,
and only
the naked soul
of a building
will show
in a window’s translucent light.
From here
the elevators
hardly rustle,
which sound alone,
by the distance rubbered,
betrays the trains
as off they bustle,
like crockery
being put by
in a cupboard.
Beneath,
from the river’s far-off mouth,
sugar
seems carted from mills by peddlars,
it’s the windows of boats
bound north and south —
tinier
than the tiniest pebbles.
I pride
in the stride
of this steel-wrought mile.
Embodied in it
my visions come real —
in the striving
for structure
instead of style,
in the stern, shrewd balance
of rivets and steel.
If ever
the end of the world
should arrive,
and chaos
sweep off
the planet’s last ridge,
with the only
lonely
thing to survive
towering over debris
this bridge,
then,
as out of a needle-thin bone
museums
rebuild dinosaurs,
so future’s geologist
from this bridge alone
will remodel
these days
of ours.
He’ll say:
this mile-long iron arch
welded
oceans and prairies together.
From here old Europe
in westward march
swished
to the winds
the last Indian feather.
This rib will remind
of machines by its pattern.
Consider —
could anyone with bare hands
planting
one steel foot
on Manhattan
pull Brooklyn
up
by the lip
where he stands?
By the wires —
those tangled electric braidings —
he’ll tell:
it came after steam, their era.
Here people
already
hollered by radio,
here folks
had already soared up by aero.
Here life
for some
was a scream of enjoyment,
for others —
one drawn-out,
hungry howl.
From here the martyrs of unemployment
dashed headlong
into the Hudson’s scowl.
And further —
my picture unfurls without hitch —
by the harp-string ropes,
at the stars’ own feet,
here stood Mayakovsky,
on this same bridge,
and hammered his verses
beat by beat.
I stare like a savage
at an electric switch,
eyes fixed
like a tick on a cat.
Yeah,
Brooklyn Bridge. . . .
It’s something, that!

Читайте также:
Анализ второй главы поэмы В. В. Маяковского Облако в штанах: сочинение
Translated by Dorian Rottenberg

Владимир Маяковский
Бруклинский мост

Издай, Кули́дж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.
От похвал
красней,
как флага нашего мате́рийка,
хоть вы
и разъюнайтед стетс
оф
Америка.
Как в церковь
идёт
помешавшийся верующий,
как в скит
удаляется,
строг и прост, —
так я
в вечерней
сереющей мерещи
вхожу,
смиренный, на Бру́клинский мост.
Как в город
в сломанный
прёт победитель
на пушках — жерлом
жирафу под рост —
так, пьяный славой,
так жить в аппетите,
влезаю,
гордый,
на Бруклинский мост.
Как глупый художник
в мадонну музея
вонзает глаз свой,
влюблён и остр,
так я,
с поднебесья,
в звёзды усеян,
смотрю
на Нью-Йорк
сквозь Бруклинский мост.
Нью-Йорк
до вечера тяжек
и душен,
забыл,
что тяжко ему
и высо́ко,
и только одни
домовьи души
встают
в прозрачном свечении о́кон.
Здесь
еле зудит
элевейтеров зуд.
И только
по этому
тихому зуду
поймёшь —
поезда́
с дребезжаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.
Когда ж,
казалось, с-под речки на́чатой
развозит
с фабрики
сахар лавочник, —
то
под мостом проходящие мачты
размером
не больше размеров булавочных.
Я горд
вот этой
стальною милей,
живьём в ней
мои видения встали —
борьба
за конструкции
вместо стилей,
расчёт суровый
гаек
и стали.
Если
придёт
окончание света —
планету
хаос
разделает в лоск,
и только
один останется
этот
над пылью гибели вздыбленный мост,
то,
как из косточек,
тоньше иголок,
тучнеют
в музеях стоя́щие
ящеры,
так
с этим мостом
столетий геолог
сумел
воссоздать бы
дни настоящие.
Он скажет:
— Вот эта
стальная лапа
соединяла
моря и прерии,
отсюда
Европа
рвалась на Запад,
пустив
по ветру
индейские перья.
Напомнит
машину
ребро вот это —
сообразите,
хватит рук ли,
чтоб, став
стальной ногой
на Манге́тен,
к себе
за губу
притягивать Бру́клин?
По проводам
электрической пряди —
я знаю —
эпоха
после пара —
здесь
люди
уже
орали по радио,
здесь
люди
уже
взлетали по аэро.
Здесь
жизнь
была
одним — беззаботная,
другим —
голодный
протяжный вой.
Отсюда
безработные
в Гудзон
кидались
вниз головой.
И дальше
картина моя
без загвоздки
по струнам — канатам,
аж звёздам к ногам.
Я вижу —
здесь
стоял Маяковский,
стоял
и стихи слагал по слогам. —
Смотрю,
как в поезд глядит эскимос,
впиваюсь,
как в ухо впивается клещ.
Бру́клинский мост —
да.
Это вещь!

Стихи Владимира Маяковского о старой Гаване — “Блэк энд уайт”

Блэк энд уайт
Воспроизвести медиафайл
Мультфильм (сокращённая переозвученная версия)
Тип мультфильма рисованный
Жанр драма, пропаганда
Режиссёр Иван Иванов-Вано, Леонид Амальрик
На основе Блек энд уайт[d]
Автор сценария Владимир Маяковский (автор стихотворения), Иосиф Склют
Композитор Герман Гамбург
Мультипликаторы А. Бергенгрин, Е. Фельзер, К. Малышев, Эрих Вильгельм Штейгер
Звукооператор Н. Писарев
Студия Межрабпомфильм
Страна СССР СССР
Язык русский
Длительность 7 минут
Премьера 1932
IMDb ID 1240905
Аниматор.ру ID 2425
Читайте также:
Анализ стихотворения В. Маяковского: сочинение

«Блэк энд уайт

» («Чёрное и белое») — советский мультипликационный фильм 1932 года, экранизация одноимённого стихотворения Владимира Маяковского, написанного в 1925 году. Текст от автора читает Константин Эггерт.

Сюжет

Мультфильм повествует о расизме, царящем в сахарной индустрии американского юга, о жестоком отношении к чернокожим рабочим. Показано, как негры работают в поле, ходят в цепях, сидят за решёткой, и даже подвергаются казни электрическим стулом. В большинстве сцен белый человек избивает кнутом или охраняет негров. Негр-чистильщик спрашивает у белого богача: «Почему is сахар белый должен делать чёрный негр?», и предлагает тому самому заниматься этим, за что получает удар в лицо. Мультфильм завершается видом Мавзолея В. И. Ленина и призывом: «Пролетарии всех стран и угнетённые народы всего мира, соединяйтесь!».

«Блэк энд уайт», анализ стихотворения Маяковского

Когда в 20-е годы ХХ века Владимир Маяковский побывал во многих странах Европы и Америки, он везде выступал с чтением своих стихотворений и рассказами о жизни советского народа. Он встречался с писателями, художниками, актерами, чувствуя себя «полпредом стиха» первой в мире социалистической страны. Американские впечатления и наблюдения нашли отражение в публицистике поэта (очерки «Мое открытие Америки») и цикле поэтических произведений «Стихи об Америке». «Блэк энд уайт», написанное в 1925 году уже дома, — одно из таких стихотворений, где поэт со свойственной ему прямотой и беспощадностью обнажает пороки заокеанской жизни, характерную для капиталистической Америки расовую дискриминацию. Ведь само название стиха переводится как «черное» и «белое». По сути, на контрасте черного и белого и строится все стихотворение. Место действия пока еще буржуазная Куба – «рай-страна, страна, что надо». Только в 1961 году эта страна станет социалистическим государством, кстати, до сих пор поддерживающим именно такой политический статус. В Гаване – столице Кубы – экзотический колорит подчеркнут Маяковским всего несколькими выразительными штрихами: Под пальмой на ножке стоят фламинго. Цветет коларио по всей Ведадо. А буквально в следующих строках звучит совсем не экзотическая идея: В Гаване все разграничено четко: у белых доллары, у черных — нет. Чтобы эту идею воплотить наглядно, автор использует характерный для него прием: придумывает героя, на примере которого и показывает наглядно, как эта идея действует. На главной улице – «нарядной Прадо» с гремящим на ней «трехверстным джазом» он как будто бы замечает будничную, неприметную фигуру уборщика-негра. Его судьба похожа на миллионы других чернокожих жителей Кубы: Много за жизнь повымел Вилли — одних пылинок целый лес, — поэтому волос у Вилли вылез, поэтому живот у Вилли влез. Портрет героя воссоздает образ типичного раба с плантации, знакомого еще со времен Гражданской войны между Севером и Югом. Подведенный голодом, впалый живот, лысеющая под палящим солнцем голова – все это говорит о бедной жизни. Единственная радость в жизни — «шесть часов поспать на боку», и уже совсем удачей можно считать, если кто-нибудь «кинет негру цент на бегу». И хотя «в мозгу у Вилли мало извилин», не потому что глупый, просто «мало посева» — знания своих прав, знаний о мире, но одно-единственное правило он вызубрил тверже, чем камень: Белый ест ананас спелый, черный — гнилью моченый. Белую работу делает белый, черную работу — черный. Но забитый «маленький» американский человек не хочет с этим примириться. Он отваживается задать сверливший его голову вопрос одному из хозяев «рай-страны» — величественнейшему из сахарных королей мистеру Брэггу. Он спрашивает: «Почему и сахар, белый-белый, должен делать черный негр?» А еще утверждает, что ему, белому человеку, не идет тогда черная сигара – она для «негра с черными усами». За свой вопрос он в буквальном смысле получает в нос. Этот зреющий в душе Вилли протест сведен на нет, ведь никто не встанет на его защиту, так как в стране, где царит власть белых, у черных нет никаких прав. Поэтому «вытер негр о белые подштанники руку, с носа утершую кровь, посопел подбитым носом» и вновь взялся за щетку. А что ему остается здесь, в капиталистической Америке? Если бы он находился в Советской России, с ним бы, во-первых, никогда такого не случилось, а во-вторых, в Москве есть Коминтерн — Коммунистический интернационал — международная организация, которая объединяла коммунистические партии различных стран, чтобы развивать идеи революционного интернационального социализма. Одной из задач Коминтерна была борьба с несправедливость, в том числе и с расовой дискриминацией. Таким образом, стихотворение «Блэк энд уайт» призвано было не только сатирически изобразить жизнь Америки начала ХХ века, но и противопоставить два политических режима – капиталистический, построенный на несправедливости, на эксплуатации миллионов людей, и социалистический, построенный на идее социальной справедливости и раноправия.

Похожие статьи:

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Послушайте!»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Нате!»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Скрипка и немножко нервно»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Гимн учёному»

Маяковский В.В. → Анализ стихотворения В. Маяковского «Нате»

Ссылки

• Царь Дурандай • Стрекоза и муравей • Котофей Котофеевич • Журнал Политсатиры № 1 • Лгунишка • Три мушкетёра • Мойдодыр • Ивась • Журнал Политсатиры № 2 • Краденое солнце • Зимняя сказка • Конёк-Горбунок • Гуси-лебеди • Чужой голос • Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях • Снегурочка • Лесной концерт • Мойдодыр • Храбрый заяц • Двенадцать месяцев • Песня о дружбе • В некотором царстве… • Приключения Буратино • Летающий пролетарий • Левша • Как один мужик двух генералов прокормил • Поди туда, не знаю куда • Легенда о злом великане • Времена года • Сеча при Керженце • Волшебное озеро • Сказка о царе Салтане

Читайте также:
Стихотворение В. В. Маяковского О дряни: сочинение

• Колобок • Лимпопо • Бармалей • Киноцирк • Павлиний хвост • Серая Шейка • Кукушка и скворец • Крепыш • Высокая горка • Волшебный магазин • Стрела улетает в сказку • Снеговик-почтовик • Кораблик • Кошкин дом • Три дровосека • Непьющий воробей • Разные колёса • Семейная хроника • Две сказки • Бабушкин козлик. Сказка для взрослых • Дюймовочка • Про бегемота, который боялся прививок • Сказки для больших и маленьких • Заяц-симулянт • Хочу бодаться! • Девочка и слон • Терем-теремок

В 1925 году Владимир Маяковский, будучи корреспондентом сразу нескольких изданий, побывал в США, где на протяжении нескольких месяцев не только готовил публикации для «Огонька» и «Известий», но и выступал с творческими вечерами. Путешествие произвело на поэта неизгладимое впечатление, и одним из самых ярких моментов стало посещение Нью-Йорка. Город породил в душе Маяковского противоречивые чувства. Поэт видел, что уклад жизни в этом мегаполисе достаточно разумен, и многим российским городам стоило бы этому поучиться. Плюс ко всему, Маяковский искренне позавидовал американцам, которые уже в полной мере пользовались достижениями прогресса, тогда как в России еще только завершалась электрификация. Однако излюбленным местом в Нью-Йорке для поэта стал Бруклинский мост. Пораженный его величием и неприступностью, Маяковский часто останавливался на нем, чтобы полюбоваться открывающимся видом на город и Гудзонский залив. Именно здесь он написал стихотворение «Бруклинский мост», которым увековечил это архитектурное сооружение, предсказав ему славу. Собственно говоря, поэта привлекли мощь и размах, с которыми был построен мост. Ничего подобного до этого момента Маяковскому видеть просто не приходилось. «Расчет суровый из гаек и стали» приводит автора в неописуемый восторг, так как Бруклинский мост по-своему красив и величественен. Он настолько высок, что мачты проходящих внизу судов с сахаром кажутся поэту булавочными. Маяковский предполагает, что даже если случиться невероятное, и человечество перестанет существовать, Бруклинский мост все равно будет возвышаться над безмолвной равниной тысячи лет. И когда-нибудь неизвестный археолог сможет восстановить по нему картину жизни американцев и даже скажет: «Здесь стоял Маяковский, стоял и стихи слагал по слогам». Поэт по-настоящему завидует американцам, хотя понимает, что по отношению к стране, которая игнорируют Советский Союз, подобные чувства являются политически некорректными. Но удержаться от восхищения не получается, ведь размеренный и упорядоченный образ жизни граждан США действительно впечатлил поэта. Маяковский отдает себе отчет, что для многих европейцев эта страна стала настоящим Клондайком, и они смогли построить свое будущее так, как мечтали. К некоторым, впрочем, фортуна была мене благосклонна, поэтому они окончили свою жизнь самоубийством. Автор, наслаждаясь великолепным пейзажем, все же о. И это не преувеличение, а реалии американской жизни, с которым довелось столкнуться автору. Тем не менее, достоинств в этой стране гораздо больше, чем недостатков, и Маяковский не считает нужным об этом умалчивать. Тем более, что все сказанное им соответствует действительности, хотя и противоречит тому мнению, которое правящие круги пытаются сформировать в России о жизни в других странах. Маяковский же не сдерживает своих эмоций, заявляя: «Я горд вот этой стальною милей, живьем в ней мои видения встали». Являясь приверженцем коммунистических идеалов, поэт весьма скептически относился к капитализму, считая, что этот строй не может дать миру ничего хорошего. Однако поездка в Америку переубедила поэта, который увидел не только нищету трущоб, но и величие промышленных районов. Поэтому в своем стихотворении Маяковский не только превозносит Бруклинский мост, но и о. В своем порыве поэт действительно искренен и честен, хотя ему не чужды классовые предрассудки. Однако он убежден в том, что «Бруклинский мост – да… Это вещь!».

Бруклинский мост. В. В. Маяковский

Главная → В. В. Маяковский → Бруклинский мост

Издай, Кулидж, радостный клич! На хорошее и мне не жалко слов. От похвал красней, как флага нашего материйка, хоть вы и разъюнайтед стетс оф Америка. Как в церковь идет помешавшийся верующий, как в скит удаляется, строг и прост, — так я в вечерней сереющей мерещи вхожу, смиренный, на Бруклинский мост. Как в город в сломанный прет победитель на пушках — жерлом жирафу под рост — так, пьяный славой, так жить в аппетите, влезаю, гордый, на Бруклинский мост. Как глупый художник в мадонну музея вонзает глаз свой, влюблен и остр, так я, с поднебесья, в звезды усеян, смотрю на Нью-Йорк сквозь Бруклинский мост Нью-Йорк до вечера тяжек и душен, забыл, что тяжко ему и высоко, и только одни домовьи души встают в прозрачном свечении окон. Здесь еле зудит элевейтеров зуд. И только по этому тихому зуду поймешь — поезда с дребезжаньем ползут, как будто в буфет убирают посуду. Когда ж, казалось, с под речки начатой развозит с фабрики сахар лавочник, — то под мостом проходящие мачты размером не больше размеров булавочных. Я горд вот этой стальною милей, живьем в ней мои видения встали — борьба за конструкции вместо стилей, расчет суровый гаек и стали. Если придет окончание света — планету хаос разделает влоск, и только один останется этот над пылью гибели вздыбленный мост, то, как из косточек, тоньше иголок, тучнеют в музеях стоящие ящеры, так с этим мостом столетий геолог сумел воссоздать бы дни настоящие. Он скажет: — Вот эта стальная лапа соединяла моря и прерии, отсюда Европа рвалась на Запад, пустив по ветру индейские перья. Напомнит машину ребро вот это — сообразите, хватит рук ли, чтоб, став стальной ногой на Мангетен, к себе за губу притягивать Бруклин? По проводам электрической пряди — я знаю — эпоха после пара — здесь люди уже орали по радио, здесь люди уже взлетали по аэро. Здесь жизнь была одним — беззаботная, другим — голодный протяжный вой. Отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой. И дальше картина моя без загвоздки по струнам-канатам, аж звездам к ногам. Я вижу — здесь стоял Маяковский, стоял и стихи слагал по слогам. — Смотрю, как в поезд глядит эскимос, впиваюсь, как в ухо впивается клещ. Бруклинский мост — да… Это вещь!

Читайте также:
Поэт и революция в лирике В. В. Маяковского: сочинение

Владимир Маяковский, 1925

Благодарим за прочтение стихотворения Владимира Владимировича Маяковского «Бруклинский мост»!

Читать стихи Владимира Маяковского На главную страницу (полный список произведений)

© «Онлайн-Читать.РФ» Обратная связь

referat5vip.ru

Для жителя ХХI века, наверное, уже странным кажется вопрос о роли технического прогресса в жизни каждого. Ведь никто не мыслит жизнь без электричества, интернета и мобильной связи. Мы расплачиваемся за это потерей здоровья, но вряд ли кто-то захочет вернуться в избу с печкой и колодцем. В начале же ХХ века бурное развитие технического прогресса вызвало неоднозначное к нему отношение, особенно у поэтов. Так Сергей Есенин считал, что Россия – патриархальная страна, а значит, индустриализация погубит самое лучшее – душу. В его стихотворении с символическим названием «Сорокоуст» есть фрагмент, где в аллегорической форме передается поединок между летящим «на лапах чугунных» поездом и тонконогим жеребенком. Понятно, что жеребенку не догнать железное чудовище, поэтому автор с грустью обращается к нему: Милый, милый, смешной дуралей, Ну куда он, куда он гонится? Да, поэт осознавал, что России необходимо развитие, в том числе, и техническое, но это признание вызывало у него чувство грусти и чего-то безвозвратно утерянного. Владимир Маяковский, наоборот, был рад происходящим переменам в молодом советском государстве. Он готов был всему миру раструбить об этих достижениях. В 1925 году Маяковский совершил длительное путешествие в Америку. Он побывал в Гаване, Мехико, а в Америке три месяца выступал со своими стихами во многих городах. Есенин тоже был в Америке двумя годами раньше, но эта страна произвела на него гнетущее впечатление. Маяковский же в свойственной ему манере сразу отразил главную проблему Америки – расизм. Множество стихов: «Блэк энд уайт», «Небоскреб в разрезе», «Порядочный гражданин» — посвятил Маяковский этой теме и теме богатых и бедных. Поэту было важно продемонстрировать, что в «американском раю» счастливы люди с белым цветом кожи, на которых работают миллионы чернокожих. А в Советском Союзе не так. Пусть не все пока гладко в социальном плане, зато нет угнетения, а есть государство трудового народа, поэтому автор убежден: всему угнетенному народу Гаваны нужно обратиться за помощью «в Коминтерн, в Москву». Впоследствии поэт объединил все произведения того периода в цикл «Стихи об Америке» и читал их на родине в качестве своеобразного отчета о поездке. Стихотворение «Бруклинский мост», анализ которого и будет представлен, совсем иное по тональности звучания. Уже начало стихотворения подготавливает нас к восприятию чего-то хорошего: Издай, Кулидж, радостный клич! На хорошее и мне не жалко слов. Это обращение к президенту США Джону Калвину Кулиджу-младшему, во время правления которого Маяковский оказался в Америке, звучит довольно панибратски. К тому же несколько снисходительно, как бы уже пожурив за плохое, герой намерен теперь похвалить за хорошее и даже представляет, как от похвалы покраснеет президент, будто советский красный флаг, хоть он и из «разъюнайтед стетс оф Америка», т. е. из США. Дальше в свойственной Маяковскому манере появляется целый каскад сравнений, раскрывающих состояние того, кто видит это грандиозное сооружение. Герой сравнивается то «помешавшимся верующим», который так же смиренно вступает на Бруклинский мост, то с победителем, «пьяным славой», ведь герой ощущает себя таким же гордым, «влезая на Бруклинский мост», то с влюбленным художником, который «вонзает глаз свой, влюблен и остр», но не в «мадонну музея», а в Бруклинский мост. Конечно, величественный мост длиной в 1825 метров не мог не поразить воображение поэта: сооружений такого масштаба в нашей стране еще не было. Поэтому герой выражает свое восхищение и тем, что поезда с дребезжаньем ползут, как будто в буфет убирают посуду. Он удивлен еще и тем, что с моста проходящие под ним мачты кораблей «не больше размеров булавочных». Он уверен, что если «придет окончание века», то по остаткам этого моста впоследствии смогут воссоздать картину «дней настоящих». При этом Маяковский не может не коснуться темы неравноправия в капиталистическом мире: рассуждает о том, что здесь «жизнь одним беззаботная, а другим голодный протяжный вой», что отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой. И все-таки завершает поэт стихотворение на торжественной ноте: он гордится, что «здесь стоял Маяковский… и стихи слагал по слогам», потому что Бруклинский мост — да… Это вещь!

Владимир Маяковский — Бруклинский мост: Стих

Издай, Кулидж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.
От похвал
красней,
как флага нашего материйка,
хоть вы
и разъюнайтед стетс
оф
Америка.
Как в церковь
идет
помешавшийся верующий,
как в скит
удаляется,
строг и прост, —
так я
в вечерней
сереющей мерещи
вхожу,
смиренный, на Бруклинский мост.
Как в город
в сломанный
прет победитель
на пушках — жерлом
жирафу под рост —
так, пьяный славой,
так жить в аппетите,
влезаю,
гордый,
на Бруклинский мост.
Как глупый художник
в мадонну музея
вонзает глаз свой,
влюблен и остр,
так я,
с поднебесья,
в звезды усеян,
смотрю
на Нью-Йорк
сквозь Бруклинский мост
Нью-Йорк
до вечера тяжек
и душен,
забыл,
что тяжко ему
и высоко,
и только одни
домовьи души
встают
в прозрачном свечении окон.
Здесь
еле зудит
элевейтеров зуд.
И только
по этому
тихому зуду
поймешь —
поезда
с дребезжаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.
Когда ж,
казалось, с под речки начатой
развозит
с фабрики
сахар лавочник, —
то
под мостом проходящие мачты
размером
не больше размеров булавочных.
Я горд
вот этой
стальною милей,
живьем в ней
мои видения встали —
борьба
за конструкции
вместо стилей,
расчет суровый
гаек
и стали.
Если
придет
окончание света —
планету
хаос
разделает влоск,
и только
один останется
этот
над пылью гибели вздыбленный мост,
то,
как из косточек,
тоньше иголок,
тучнеют
в музеях стоящие
ящеры,
так
с этим мостом
столетий геолог
сумел
воссоздать бы
дни настоящие.
Он скажет:
— Вот эта
стальная лапа
соединяла
моря и прерии,
отсюда
Европа
рвалась на Запад,
пустив
по ветру
индейские перья.
Напомнит
машину
ребро вот это —
сообразите,
хватит рук ли,
чтоб, став
стальной ногой
на Мангетен,
к себе
за губу
притягивать Бруклин?
По проводам
электрической пряди —
я знаю —
эпоха
после пара —
здесь
люди
уже
орали по радио,
здесь
люди
уже
взлетали по аэро.
Здесь
жизнь
была
одним — беззаботная,
другим —
голодный
протяжный вой.
Отсюда
безработные
в Гудзон
кидались
вниз головой.
И дальше
картина моя
без загвоздки
по струнам-канатам,
аж звездам к ногам.
Я вижу —
здесь
стоял Маяковский,
стоял
и стихи слагал по слогам. —
Смотрю,
как в поезд глядит эскимос,
впиваюсь,
как в ухо впивается клещ.
Бруклинский мост —
да…
Это вещь!

Читайте также:
Стихотворение В.В. Маяковского Прозаседавшиеся: сочинение

Анализ стихотворения «Бруклинский мост» Маяковского

Владимир Владимирович Маяковский из заграничного путешествия вынес разноречивые впечатления. Самым мощным из них было восхищение перед технологическим прогрессом. Этому посвящено произведение «Бруклинский мост».

Стихотворение написано в 1925 году. Автору его на тот момент исполнилось 32 года, он исколесил Страну Советов, а затем и США. Всюду выступал с читкой своих стихов и лекциями на самые передовые темы современности. По жанру — ода, по размеру – акцентный стих со скрытой перекрестной рифмовкой, без деления на строфы, в виде футуристичной лесенки. Лирический герой – сам автор. В. Маяковский ступил на мост в Бруклине и увидел в нем символ всей современной цивилизации. Кулидж: тогдашний президент США, которого поэт решил похвалить за столь грандиозное сооружение. Собственно, мост построили до него, но в его лице В. Маяковский делает комплимент всей американской нации. «Флага материйка»: красный цвет советского флага. Дальше каскад анафор со сравнениями: как помешавшийся верующий (автор и здесь не преминул ввернуть толику атеистической пропаганды), как в скит (отдаленный маленький монастырь), как в город, как глупый художник (Мадонна, возможно, кисти Л. да Винчи). Вот так фанатично упивается лирический герой зрелищем. «Поезда ползут»: спустя годы движение рельсового транспорта запретили. «Я горд стальною милей»: феномен В. Маяковского в том, что он чувствует себя причастным к любому циклопическому сооружению – идеологическому или техническому. Уже не важно, что и такой небывалый мост служит весьма прозаическим целям, для автора он – колоссальный шаг в будущее. Далее начинаются размышления о конце этого мира: только останется этот мост. Интересно, что после конца в мире вдруг появляется геолог, ведущий раскопки погибшей цивилизации. Выходит, поэт описывает все же смену эпох, а не конец света. «По ветру индейские перья»: намек на истребление коренных народов на территории США. Что же выяснится? Эта земля была опутана электрическими проводами, «орали по радио», взлетали «по аэро». Но была и безработица, и голод. Наконец, археолог находит чуть ли не следы самого поэта, стоявшего когда-то на мосту. «Стоял и стихи слагал». Еще пара емких сравнений: как эскимос (как дикарь, впервые увидевший поезд). «Да… это вещь!» Олицетворение: домовьи души. Повторы: зуд, зудит. Эпитет: вздыбленный. Инверсия: тучнеют ящеры.

Цикл «Стихи об Америке» В. Маяковский прочел в СССР как отчет о своей поездке в США.

Своеобразие ранней лирики Маяковского

Скачать сочинение

Я — поэт.
Этим и интересен.
В. Маяковский

В 1912 году в альманахе футуристов “Пощечина общественному вкусу” были опубликованы стихотворения В. Маяковского “Ночь” и “Утро”. Так в начале века заявил о себе молодой и самобытный поэт — поэт, которому суждено было стать одним из самых известных в мире. Поэт, судьба которого будет тесно переплетена с историей молодого советского государства. Поэт, чье творчество оказало огромное влияние на развитие отечественной поэзии. Поэт, чья посмертная слава сравнима, пожалуй, только со славой Пушкина. Поэт, чьи стихи переоценивались критикой и читателями не раз и не два. Поэт, творчество которого до сих пор вызывает самые разнообразные споры.
Ранний период творчества поэта представлен многими открытиями в области стихосложения. Практически сразу отказавшись от попыток литературного подражания, Маяковский буквально ворвался в русскую поэзию начала XX века — поэзию, где по праву блистали такие светила, как Блок, Ахматова, Гумилев, Брюсов. Его стихи разительно отличались от того, что принято было считать хорошей поэзией, но он быстро вошел в силу и утвердил свою творческую индивидуальность, право на то, чтобы быть Маяковским. Его расцвет, по словам Ахматовой, был бурным: отрицая классическую форму, поэт предлагал новое, революционное искусство. Многое в его раннем творчестве связано с таким понятием, как футуризм. Но при этом поэтические средства и идеи были гораздо шире футуристического понимания. Своеобразие ранней лирики Маяковского обусловлено прежде всего его личностью, его ярким талантом, его взглядами и убеждениями.
Едва ли не основной темой этого периода становится тема трагического одиночества поэта:

Читайте также:
Бесценных слое мот и транжир... (Лирический герой ранней лирики В.В.Маяковского.): сочинение

Я одинок,
как последний глаз у
идущего к слепым человека.

Причина этого в том, что вокруг — нет людей. Есть толпа, масса, сытая, жующая, глядящая “устрицей из раковины вещей”. Люди исчезли, и потому герой готов целовать “умную морду трамвая” — чтобы забыть окружающих:

Ненужных, как насморк,
и трезвых, как нарзан.

Герой одинок, он, возможно, один в этом мире. Наверное, отсюда эгоцентрический пафос многих его стихотворений: “Себе любимому посвящает эти строки автор”, “Я”, “Владимир Маяковский”. Поэт приходит в этот мир, чтобы прославить себя:

Мир огромив мощью голоса,
Иду — красивый,
Двадцатидвухлетний.

Он обращается к людям будущего:

“Славьте меня!” —
Вам завещаю я сад фруктовый
своей великой души.

В этом подчеркнутом эгоцентризме — свойственная поэзии Маяковского склонность к общественному эпатажу. Например, общеизвестное, скандальное:

Я люблю смотреть,
как умирают дети.

Что стоит за подобного рода действиями? Категорическое неприятие автором буржуазной культуры, юношеский нигилизм и, возможно, душевная ранимость самого поэта. За своим амплуа хулигана Маяковский скрывал тонкую, ищущую любви душу, защищая ее от тех, кто грубее, жестче, нахальнее.
Уже в ранних стихах он предстает обреченным гореть на несгораемом костре немыслимой любви. Предчувствие любви, ее ожидание — вот что напоминают Монологи героя. Его душа ищет любви, и потому он пишет:

Где любимую найти мне,
такую, как и я?

Поэт мучительно переживает свое одиночество, для него груз “нерастраченных весен” просто “несносен”.
Любимая женщина, появившись однажды, навсегда наполняет смыслом существование героя. Но его счастье — мучительное и недолговечное: разлуки и измены суть постоянные спутники любви; однако, несмотря на это, герой находит в себе силы сказать:

Дай хоть
последней неясностью выстелить
твой уходящий шаг.

Существенно, что в ранней поэзии Маяковского практически отсутствуют пейзажи. В автобиографии поэт так объясняет свое отношение к природе: “После электричества совершенно бросил интересоваться природой”. Ее место в творчестве прочно занимает городской пейзаж, автомобили, улицы. Часто подобного рода описания нарочно натуралистичны. Маяковский показывает всю суть вещей, их внутренность:

Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река — сладострастье, растекшееся
в слюни.
Отбросив белье до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.

Окружающий мир вызывает у него резкое неприятие, протест. Его апофеозом можно считать поэму “Облако в штанах”. Она состоит из четырех частей, каждая из которых разоблачает какой-либо объект действительности. По масштабу, по глубине художественного обобщения, по диапазону поэтических средств эта поэма является, на мой взгляд, одним из лучших произведений Маяковского.
Ранняя поэзия Маяковского посвящена поиску новых форм, метафор, образов. Например, стихотворение:

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
Я показан на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Маяковский обрек себя на непростую судьбу экспериментатора, человека, который не может быть понятен всем. Но его поэзия занимает и будет занимать одно из первых мест среди русской литературы XX века.

21931 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу “одно сочинение в одну школу”:

Лирика Маяковского основные темы и мотивы

Лирика Маяковского — это внутренний мир поэта, его собственное я, его переживания. В своих работах писатель отображает чувства и мысли, которые он хочет донести до окружающих. Он хочет, чтобы его поэзия была нужна народу, вот только многие не понимают его стихов, считая их политической пропагандой. Но Маяковский продолжает верить, и говорит, что его стихи прорвут громаду, ворвутся зримо и грубо, как в свое время вошел водопровод, что был придуман еще рабами в Риме. Так оно и произошло, поэтому лирику Маяковского изучают и по сей день.

Особенности и своеобразие лирики Маяковского

Особенность и своеобразие лирики Маяковского заключается в ее многогранности и многозначности. Лирика в творчестве Маяковского включила в себя любовь и одиночество, бунт и нежность. Маяковский не боится нового, поэтому постоянно ищет какие-то неизвестные поэтические решения, которые бы соответствовали его состоянию, и показывали дух эпохи великих перемен. Для лучшей передачи сюжетной линии, поэт часто использует в своих стихах гиперболические и футуристические метафоры, использует пропуски значимых слов и паузы, придающие стихам Маяковского особую торжественность.

Одной из особенностей лирики Маяковского является еще то, что поэт не боится использовать разговорную лексику. Его стихи насыщены просторечием и неологизмами. А еще он сам придумывает слова, и вводит новые принципы рифмовки, видоизменяя стихотворные размеры, и используя стиль написания в виде лесенки. Таким образом, благодаря своеобразию лирики Маяковского, наша литература обрела множество приемов построения стихотворных форм.

Темы и мотивы лирики Маяковского

Творческий путь писателя Маяковского начался в сложный период, во время революций и войн, когда на смену старому миру, приходит новый. Писатель хочет делиться с читателем происходящими событиями, отражая их в своих стихах. В целом, творчество Маяковского можно разделить на дореволюционную лирику, и послереволюционную. Естественно и темы лирики Маяковского на каждом этапе затрагивались свои. Так, в дореволюционном творчестве писатель раскрывает в основном тематику города, отрицания буржуазной жизни, пишет на тему любви и одиночества. А вот лирика послереволюционная в основном раскрывает тему гражданско-патриотическую, антимещанскую, революционную. Также Маяковского волнует тема поэта и поэзии, тема поэта и толпы.

Читайте также:
Знакомство с творчеством Владимира Маяковского: сочинение

Как видим, тематика лирики включила в себя множество мотивов. Но в целом, все свое творчество Маяковский посвящает одной цели — служению народу. Свою же любовь к народу автор называет движущей силой в своей творческой жизни.

Давайте более подробно рассмотрим темы лирики Маяковского, что поднимает поэт в своих стихах.

Ранняя лирика Маяковского

Как известно, Маяковский начинает свой творческий путь, выбрав путь писателя-футуриста. После дебюта в 1912 году, он становится центральной фигурой в русской литературе двадцатого века. При этом творческий путь поэта начинается бурно, поэтому и ранняя лирика Маяковского отличается резким неприятием действительности. Все стихи раннего творчества поэта — это вечный протест против мироустройства. Язык его стихотворений грубый и изломанный. В каждой строчке ранней лирики поэта чувствуется протест против обыденности, против толпы и насилия, против серости.

Как писал литературный критик З. Паперный, главной темой ранней лирики поэта был ужас человека, который нужен только себе, ужас одиночества и существования только лишь для себя. Главная тема раннего творчества поэта заключалась также в поиске друга, товарищества, братства, однако его постоянно преследует тема одиночества. Оно, как проклятие поглотило поэта, и с этим сложно было бороться. Как говорит Паперный, поэт в своем раннем творчестве стремится к людям, он их любит, но вместо их поддержки, автор наталкивается на стену непонимания. Он видит перед собой не людей, а каких-то безликих и бессердечных существ.

Любовная лирика Маяковского

Невозможно представить лирику в целом без любовной тематики. Может поэтому у каждого писателя в его творчестве имеются произведения, посвященные любви. Раскрывается тема любви и в лирике Маяковского. Казалось бы, разве может едкий сатирик и горлан писать о прекрасном? Но, знакомясь с творчеством Маяковского, замечаем и другую грань, что раскрывается в стихотворениях, посвященных женщинам. Мы видим здесь ранимого человека, страдающего и любящего. Здесь он открывается читателю, как нежный и застенчивый герой, трогательный, иногда воинственный, и даже дерзкий.

Примером любовной лирики может быть поэма под названием Люблю, что была посвящена Лиле Брик. Их отношения были непростыми. Он и наслаждался безумной любовью к женщине, и страдал одновременно. Очень часто Маяковский делает вывод, что настоящая любовь — это всегда страдания, ведь влюбленный воздыхатель готов на все ради любимой. Однако их отношения не были продолжительными. До нее Маяковский встречался с Марией Денисовой-Щаденко, которой также посвятил немало работ, и среди самых известных можно назвать произведение Это было в Одессе. Но из-за разного социального положения пара не могла быть вместе.

После расставания с Лилей, Маяковский был долгое время одинок, пока не повстречал Татьяну Яковлеву, но и эти отношения завершаются трагично.

Последней избранницей поэта стала Вероника Полонская, хотя многие из окружения писателя говорили лишь об их дружеских отношениях. Несмотря на это, поэт посвятил стих и ей, назвав его Неоконченное.

В целом любовная лирика Маяковского искренняя, душевная. Поэт без стеснения говорит о чувствах, где воспевает оду своим женщинам, и в этом проявляется особенность его любовной лирики. Да, любовь причиняла боль, оставляя раны в сердце, но при этом она заставляла творить. Благодаря любовной лирике читатель смог заглянуть во внутренний мир поэта, который оказался очень нежный и богатый.

Тема поэта и поэзии в лирике Маяковского

Очень долго выдающегося писателя двадцатого века считали автором, который писал лишь агитационные и революционные листки. Вот только в действительности Маяковский был разноплановым поэтом. Несмотря на то, что живет он во времена, когда революции сменяют одна другую, когда ликование сменяется репрессиями, пишет писатель и на тему любви, на тему природы, пытается понять в своем творчестве смысл бытия. А еще в лирике Маяковского затрагивается тема поэта и поэзии.

Очень хорошо данная тематика раскрывается в стихотворении Во весь голос, где писатель обобщает опыт поэта и его размышления о предназначении своего творчества. По мнению Владимира Маяковского назначение поэзии и поэта — это постоянное обращение к разуму человека и его духу. Писатель считал, что поэзия должна побуждать людей видеть прекрасное даже в обычных вещах, она должна заставлять думать, призывать людей к совершенству мира и себя самих. Как и многие другие писатели, Маяковский продолжает проповедовать важность поэзии и поэта в жизни человека.

Сатирическая лирика Маяковского

Продолжая работу над характеристикой лирики Маяковского, нужно сказать и о сатире, которая присутствует на всех этапах его творчества. Сатира занимает одно из главных мест в его работах. Сначала это были пародийные гимны, в годы гражданской войны под шаржами и картинками он писал небольшие сатирические подписи из которых сложился цикл сатирических произведений, среди которых такие известные, как Бюрократиада, О дряни, Прозаседавшиеся. Там высмеиваются приспособленцы, бюрократы и подлизы. В своих сатирических образах поэт затрагивает не только портреты политиков, но и в таких работах, как Сплетник, Подлиза, Халтурщик, раскрывает пороки общества. Чтобы лучше передавать суть, Маяковский применяет такие средства сатиры, как насмешка, сарказм, гротеск.

Революция в лирике Маяковского

Как мы уже говорили, поэт затрагивает разные темы в своих работах, среди которых невозможно не упомянуть тему революции в лирике Маяковского. Да и возможно ли было пройти мимо нее, когда живешь в эпоху больших перемен? Но если многие не понимали, что несет им революция, то Маяковский верил в наступление светлых дней. При этом, он верил, что для того чтобы изменилось общество, должны были измениться сами люди. Чтобы прийти к светлому будущему каждый должен был сломать себя изнутри.

Читайте также:
Размышления над поэзий Маяковского: сочинение

В дореволюционных стихотворениях писатель разоблачает пороки общества, он задыхается среди пустых людей, поэтому начинает призывать всех к переменам. А революция 1917 года подарила писателю новую надежду. Для него переворот был не концом, а началом, поэтому и прославляет писатель революцию, призывая не останавливаться, а продолжать движение вперед. Так появляется Ода революции, где каждая строка пропитана энергией перемен.

Раскрывая тему революции, поэт рассматривает ее со всех сторон, и главное, он видит не только ту революцию, что происходит на улицах и представлена лозунгами и столкновениями. Маяковский видит революцию, что происходит в душах людей. Этой теме автор посвящает свою работу Приказ по армии искусства. Конечно, движущей силой всех революций был народ, но чтобы с помощью силы народной вершить революции, людей нужно вдохновлять, чем и должны заниматься поэты и музыканты. И Маяковский на своем примере показывал нужное отношение к революции. Возможно он слишком сильно превозносил эти события, выдавал желаемое за действительность, но именно благодаря таким людям, как Маяковский, и происходят настоящие революции не только в обществе, но и в сознании.

Ранняя лирика Маяковского (сочинение)

Ранняя лирика Маяковского

Автор: Маяковский В.В.

Разрыв поэта и действительности- важнейшая особенность ранней лирики В.Маяковского. Поэт стремиться отдать себя людям, чувствует, что «я» для него мало, он выступает новых истин, но оказывается не нужным, одиноким, так как окружающий его мир бесчеловечен, жесток и духовно нищ. Каждое столкновение поэта с действительностью кончается трагически, но этот трагизм не ведет пессимизму, напротив, он рождает мысль о действии, о борьбе, о революции. Поэт обличает, проклинает, протестует; он ждет, торопит, зовет революцию, предчувствуя ее приход, и вместе с ней обновление жизни.

В одном из ранних стихотворений Маяковского «А вы могли бы?» намечена главная тема его творчества – «Я и мир». Поэтическое «я» противопоставлено тем, кто никогда понимает поэта, кто навсегда остается в плену пошлости жизни, кто никогда не увидит «на блюде студня» «косые скулы океана», для кого восточные трубы не запоют подобно флейте.

Противопоставление поэтической чуткости и эстетической глухости с особой силой проявилось в завершающих строках стихотворения, динамичных, звучащих резко, как вызов:

На флейте водосточных труб?

Это стихотворение позволят говорить о том, что уже в первых своих опытах Маяковский выступает как поэт самобытный и оригинальный.

В ранней лирике Маяковский заявляет о себе и как о поэте города. Его лирический герой изображен человеком заблудившийся в лабиринтах современного города. Конфликт между ним и средой становиться все более драматичным, острым и напряженным. В стихотворении «Нате!» мотив разъединенности лирического «я» поэт и толпы находит своё развитие. Предельная резкость лексики выражает возмущение, негодование поэта, передает его ненависть, презрение и душевно опустошённым людям, не понимающим искусства, сделавшим из него предмет праздного любопытства. Его резкость вынужденная , а не душевная грубость. Ему хочется встряхнуть этих людей, пробудить их от спячки своим дерзким вызовом:

А если сегодня мне, грубому гунну,

Кривляться перед вами не захочется – и вот

Я захохочу и радостно плюну,

Плюну в лицо вам

Я бесценных слов транжир и мот.

Во многих ранних стихотворениях Маяковский вновь возвращается к рассказу о безуспешном стремлении поэта прийти к людям, рассказать им о своих страданиях, разделить с ними горе. Но каждый раз это оказывается невозможным. Поэт остается непонятым и одиноким. Все новые и новые стороны действительности вызывают неприятие поэта, и все шире раздвигается пропасть между ним и толпой.

Лирический герой Маяковского – это человек большой души, потрясенный противоречиями действительности.

В стихотворении «А вы могли бы?» основное место занимают страдание поэта, враждебный ему мир ещё только намечен. Толпа, подавленная обличениями поэта, униженно молчит. Да и само размежеванием между поэтом и окружающими определяется пока только степенью живописной зоркости и эмоциональной полноты при взгляде на будничные вещи. В стихотворении «Нате!» главнее уже разоблачение мещан, их пошлости, мертвой закостенелости. Ничтожные людишки торжествуют, хохочут; «грязные, в калошах и без калош», они готовы взгромоздиться « на бабочку поэтиного сердца». Протест уже обретает резкий социальный смысл.

В стихотворении «Скрипка и немножко нервно» поэт воспринимается окружающими как чудак и неудачник, его благородные поступки вызывают смех. В жалобах скрипки поэт услышал по человеку, но его порыв встречен хохотам окружающих, воспринимается ими обыденно, пошло.

Пришел к деревянной невесте!

Во всех этих стихотворениях отчетливо звучит ужас одиночества.

Этот мотив звучит и в таких стихах как «Надоело», «Человек», «Себе любимому , посвящает автор эти строки», где также звучит проклятие одиночеству:

Крик тысячедневных мук?

Душа не хочет немая идти

Он готов отдать все , чем владеет, «за одно только слово ласковое, человечье» .

Но куда не бросишь взор, вокруг только жирные, бесформенные существа, не люди- а «два аршина безлицего розоватого теста». В тоске поэт восклицает:

Истомившись по ласке губами

Покрою умную морду трамвая.

Поэт любит людей, стремится к ним. Но он одинок, и это для него мучительно и страшно. Молодой поэт с горечью ощущал, как из мира уходит красота, а ее место самодовольно заполняет «обрюзгший жир», исчезают красивые люди, а поэзия становится, не нужна. Тоска и мука звучат в строках стихотворения «Несколько слов обо мне самом».

Я одинок, как последний глаз

У идущего к слепым человека!

Нет примирения между античеловечностью окружающего мира и высотой духа лирического героя Маяковского.

Его стремление сделать мир лучше, человечнее; проще и естественнее встречает только равнодушие и неприятие.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: