Своеобразие ранней лирики Маяковского: сочинение

Своеобразие ранней лирики Маяковского: сочинение

— А почему вы одеты в желтую кофту!

— Чтобы не походить на вас.

В. Каменский. Юность Маяковского.

В 1912 году в альманахе футуристов “Пощечина общественному вкусу” были опубликованы стихотворения В. Маяковского “Ночь” и “Утро”. Так заявил о себе молодой и самобытный поэт — поэт, которому суждена была долгая и непростая творческая судьба, и не только пожизненная, но и посмертная, ибо произведения автора неоднократно оценивались и переоценивались критикой и читателями.

Ранний период творчества поэта представлен многими открытиями в области стихосложения. Практически сразу отказавшись от попыток литературного подражания, Маяковский буквально ворвался в русскую поэзию начала XX века — поэзию, где по праву блистали такие светила, как Блок, А. Белый, Гумилев, Ахматова, Брюсов. Его стихи разительно отличались от того, что принято было считать хорошей поэзией, но он быстро вошел в силу и утвердил свою творческую индивидуальность, право на то, чтобы быть Маяковским. Его рассвет, по словам А. Ахматовой, был бурным: отрицая “классическую скуку”, поэт предлагал новое, революционное искусство, и в своем лице — его представителя. Несомненно, многое в раннем творчестве Маяковского связано с таким художественным направлением, как футуризм, но при этом идеи и поэтические средства их воплощения в произведениях автора были много шире традиционных футуристических установок. Своеобразие ранней лирики Маяковского обусловлено прежде всего его личностью, его ярким талантом, его взглядами и убеждениями.

Едва ли не основной темой этого периода становится тема трагического одиночества поэта:

Я одинок, как последний глаз

у идущего к слепым человека.

Причина этого в том, что вокруг — “нет людей”. Есть толпа, масса, сытая, жующая, глядящая “устрицей из раковины вещей”. Люди исчезли, и потому герой готов целовать “умную морду трамвая” — чтобы забыть окружающих:

Ненужных, как насморк,

Герой одинок, он, возможно, один в этом мире. Наверное, отсюда эгоцентрический пафос многих его стихотворений. “Себе, любимому, посвящает эти строки автор”, “Я”, “Несколько слов обо мне самом”, “Я и Наполеон”, “Владимир Маяковский” — таковы названия его стихов того времени. “Я” — вот слово, которое определяет динамику поэтического действия: “Я, воспевающий машины и Англию”. Поэт приходит в этот мир, чтобы прославить себя:

Мир огромив мощью голоса,

Он обращается к людям будущего:

Вам завещаю я сад фруктовый

своей великой души.

В этом подчеркнутом эгоцентризме — свойственная поэзии Маяковского склонность к общественному эпатажу. “Костюмов у меня не было никогда. Были две блузы — гнуснейшего вида. Взял у сестры кусок желтой ленты. Обвязался. Фурор” — таковы выходки Маяковского-хулигана. И еще — скандально-известное: Я люблю смотреть, как умирают дети.

Что стоит за подобного рода действиями? Категорическое неприятие автором буржуазной культуры, юношеский нигилизм и, возможно, душевная ранимость самого поэта. За своим амплуа хулигана Маяковский скрывал душу тонкую, ищущую любви и любящую, защищая ее от тех, кто “ничего не понимают”.

Маяковский, как он пишет о самом себе, — “сплошное сердце”. Уже в ранних стихах он предстает обреченным гореть на “несгораемом костре немыслимой любви”. Предчувствие любви, ее ожидание — “Будет любовь или нет? Какая — большая или крошечная?” — вот что наполняет монологи героя. Его душа ищет любви, и потому он пишет: “Себе, любимому, посвящает эти строки автор”. Его чувство остается невостребованным:

Где любимую найти мне,

Поэт мучительно переживает свое одиночество, для него груз “нерастраченных весен” просто несносен:

Несносен не так, для психа,

Любимая женщина, появившись однажды, навсегда наполняет смыслом существование героя. Но его счастье — мучительное и недолговечное: разлуки и измены суть постоянные спутники любви; однако, несмотря на это, герой находит в себе силы сказать:

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

Существенно, что в ранней поэзии Маяковского практически отсутствуют пейзажные описания. В автобиографии “Я сам” поэт так объясняет свое “пренебрежение” к теме природы: “После электричества совершенно бросил интересоваться природой. Неусовершенствованная вещь”. Ее место в творчестве прочно занимает пейзаж городской: дома, улицы, автомобили. Часто подобного рода описания нарочито натуралистичны, поэт как будто задается целью изобразить уродливые “вещи века”. “Красивость”, поэтичность — качества, которые автор отвергает. Это иллюстрируют, к примеру, следующие строки:

Улица провалилась, как нос сифилитика.

Река — сладострастье, растекшееся в слюни.

Отбросив- белье до последнего листика,

сады похабно развалились в июне.

Окружающий мир вызывает резкое неприятие, протест со стороны автора. Его апофеозом можно считать поэму “Облако в штанах”. Она состоит из четырех частей, каждая из которых разоблачает какой-либо аспект действительности. Герой провозглашает: “Долой вашу любовь, долой ваше искусство, долой вашу религию, долой ваш строй!” По масштабу, по глубине художественного обобщения, по диапазону поэтических средств эта поэма является, на мой взгляд, одним из лучших произведений Маяковского.

Читайте также:
Поэт и революция в лирике В. В. Маяковского: сочинение

Художественные средства, языковые приемы поэта отличает подчеркнутый натурализм, прозаизм. Он пишет: “звезды-плевочки” — о тех самых звездах, которые наполняют, по словам Канта, “благоговением и восхищением” душу человека. Он заявляет:

гвоздь у меня в сапоге

кошмарней, чем фантазия у Гете.

В этих строках — средоточие всего мира на личности поэта, соположение низменного и возвышенного, поэтического и прозаического.

В ранней лирике Маяковский отдает дань экспериментаторству, поиску новых форм, словотворчеству. И нужно уметь видеть за обилием сложных метафор, гипербол, неологизмов, непривычных синтаксических конструкций глубинный смысл текста.

Одно из ранних стихотворений автора — “А вы могли бы?”

Я сразу смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана;

я показал “на блюде студня

косые скулы океана. На чешуе жестяной рыбы

прочел я зовы новых губ. А вы

ноктюрн сыграть могли бы

на флейте водосточных труб?

Что таится в этих строчках? Может быть, их написал человек, которому не хватает безмерности любви и океана? Может быть, они о праве художника преображать будни, видеть поэзию там, где, казалось бы, ей совсем не место? О том, что только настоящий артист способен сыграть на водосточной трубе?

Поэт предлагает нам свое видение мира и свои способы его воплощения. Отвергнув традиционные формы поэзии, Маяковский обрек себя на непростую судьбу экспериментатора, человека, который не будет понят многими. Но его путь — путь, без которого современное искусство было бы неполным, в чем-то ущербным:

Сочинение: Своеобразие ранней лирики В. Маяковского

В 1912 году в альманахе футуристов «Пощечина обществен­ному вкусу» были опубликованы стихотворения В. Маяковского «Ночь» и «Утро». Так заявил о себе молодой и самобытный по­эт — поэт, которому суждена была долгая и непростая творчес­кая судьба, и не только пожизненная, но и посмертная, ибо про­изведения автора неоднократно оценивались и переоценивались критикой и читателями.

Ранний период творчества поэта представлен многими от­крытиями в области стихосложения. Практически сразу отка­завшись от попыток литературного подражания, Маяковский буквально ворвался в русскую поэзию начала XX века — по­эзию, где по праву блистали такие светила, как Блок, А. Бе­лый, Гумилев, Ахматова, Брюсов. Его стихи разительно отли­чались от того, что принято было считать хорошей поэзией, но он быстро вошел в силу и утвердил свою творческую инди­видуальность, право на то, чтобы быть Маяковским. Его рас­свет, по словам А. Ахматовой, был бурным: отрицая «классиче­скую скуку», поэт предлагал новое, революционное искусство, и в своем лице — его представителя. Несомненно, многое в раннем творчестве Маяковского связано с таким художест­венным направлением, как футуризм, но при этом идеи и по­этические средства их воплощения в произведениях автора были много шире традиционных футуристических установок. Своеобразие ранней лирики Маяковского обусловлено прежде всего его личностью, его ярким талантом, его взглядами и убеждениями.
[sms]
Едва ли не основной темой этого периода становится тема трагического одиночества поэта:

Я одинок, как последний глаз
у идущего к слепым человека.

Причина этого в том, что вокруг — «нет людей». Есть толпа, масса, сытая, жующая, глядящая «устрицей из раковины ве­щей». Люди исчезли, и потому герой готов целовать «умную морду трамвая» — чтобы забыть окружающих:

Ненужных, как насморк,
и трезвых,
как нарзан.

Герой одинок, он, возможно, один в этом мире. Наверное, от­сюда эгоцентрический пафос многих его стихотворений. «Себе, любимому, посвящает эти строки автор», «Я», «Несколько слов обо мне самом», «Я и Наполеон», «Владимир Маяковский» — таковы названия его стихов того времени. «Я» — вот слово, ко­торое определяет динамику поэтического действия: «Я, воспе­вающий машины и Англию». Поэт приходит в этот мир, чтобы прославить себя:

Мир огромив мощью голоса,
иду — красивый,
двадцатидвухлетний.

Он обращается к людям будущего:

«Славьте меня!» —
Вам завещаю я сад фруктовый
своей великой души.

В этом подчеркнутом эгоцентризме — свойственная поэзии Маяковского склонность к общественному эпатажу. «Костюмов у меня не было никогда. Были две блузы — гнуснейшего ви­да. Взял у сестры кусок желтой ленты. Обвязался. Фурор» — таковы выходки Маяковского-хулигана. И еще — скандально-известное:

Я люблю смотреть, как умирают дети.

Что стоит за подобного рода действиями? Категорическое неприятие автором буржуазной культуры, юношеский ниги­лизм и, возможно, душевная ранимость самого поэта. За сво­им амплуа хулигана Маяковский скрывал душу тонкую, ищу­щую любви и любящую, защищая ее от тех, кто «ничего не понимает».

Маяковский, как он пишет о самом себе, — «сплошное сердце». Уже в ранних стихах он предстает обреченным го­реть на «несгораемом костре немыслимой любви». Предчув­ствие любви, ее ожидание — «Будет любовь или нет? Ка­кая — большая или крошечная?» — вот что наполняет моно­логи героя. Его душа ищет любви, и потому он пишет: «Себе, любимому, посвящает эти строки автор». Его чувство остает­ся невостребованным:

Читайте также:
Стихотворение В. В. Маяковского О дряни: сочинение

Где любимую найти мне,
такую, как и я?

Поэт мучительно переживает свое одиночество, для него груз «нерастраченных весен» просто несносен:

Несносен не так, для психа,
а буквально.

Любимая женщина, появившись однажды, навсегда напол­няет смыслом существование героя. Но его счастье — мучи­тельное и недолговечное: разлуки и измены суть постоянные спутники любви; однако, несмотря на это, герой находит в себе силы сказать:

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Существенно, что в ранней поэзии Маяковского практиче­ски отсутствуют пейзажные описания. В автобиографии «Я сам» поэт так объясняет свое «пренебрежение» к теме при­роды: «После электричества совершенно бросил интересо­ваться природой. Неусовершенствованная вещь». Ее место в творчестве прочно занимает пейзаж городской: дома, ули­цы, автомобили. Часто подобного рода описания нарочито на­туралистичны, поэт как будто задается целью изобразить уродливые «вещи века». «Красивость», поэтичность — каче­ства, которые автор отвергает. Это иллюстрируют, к приме­ру, следующие строки:

Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река — сладострастье, растекшееся в слюни.
Отбросив белье до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.

Окружающий мир вызывает резкое неприятие, протест со стороны автора. Его апофеозом можно считать поэму «Облако в штанах». Она состоит из четырех частей, каждая из которых разоблачает какой-либо аспект действительности. Герой про­возглашает: «Долой вашу любовь, долой ваше искусство, долой вашу религию, долой ваш строй!» По масштабу, по глубине ху­дожественного обобщения, по диапазону поэтических средств эта поэма является, на мой взгляд, одним из лучших произве­дений Маяковского.

Художественные средства, языковые приемы поэта отлича­ет подчеркнутый натурализм, прозаизм. Он пишет: «звезды-плевочки» — о тех самых звездах, которые наполняют, по сло­вам Канта, «благоговением и восхищением» душу человека. Он заявляет:

Я знаю —
гвоздь у меня в сапоге
кошмарней, чем фантазия у Гете.

В этих строках — средоточие всего мира на личности поэта, соположение низменного и возвышенного, поэтического и про­заического.
В ранней лирике Маяковский отдает дань эксперимента­торству, поиску новых форм, словотворчеству. И нужно уметь видеть за обилием сложных метафор, гипербол, неологизмов, непривычных синтаксических конструкций глубинный смысл текста.

Одно из ранних стихотворений автора — «А вы могли бы?»

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;

я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Что таится в этих строчках? Может быть, их написал чело­век, которому не хватает безмерности любви и океана? Может быть, они о праве художника преображать будни, видеть поэзию там, где, казалось бы, ей совсем не место? О том, что только на­стоящий артист способен сыграть на водосточной трубе?

Поэт предлагает нам свое видение мира и свои способы его воплощения. Отвергнув традиционные формы поэзии, Маяковский обрек себя на непростую судьбу экспериментатора, человека, который не будет понят многими. Но его путь — путь, без которого современное искусство было бы неполным, в чем то ущербным:

Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно? [/sms]

Сочинение по произведению на тему: Своеобразие ранней лирики В. Маяковского

— А почему вы одеты в желтую кофту!
— Чтобы не походить на вас.
В. Каменский. Юность Маяковского.

В 1912 году в альманахе футуристов “Пощечина общественному вкусу” были опубликованы стихотворения В. Маяковского “Ночь” и “Утро”. Так заявил о себе молодой и самобытный поэт — поэт, которому суждена была долгая и непростая творческая судьба, и не только пожизненная, но и посмертная, ибо произведения автора неоднократно оценивались и переоценивались критикой и читателями.
Ранний период творчества поэта представлен многими открытиями в области стихосложения. Практически сразу отказавшись от попыток литературного подражания, Маяковский буквально ворвался в русскую поэзию начала XX века — поэзию, где по праву блистали такие светила, как Блок, А. Белый, Гумилев, Ахматова, Брюсов. Его стихи разительно отличались от того, что принято было считать хорошей поэзией, но он быстро вошел в силу и утвердил свою творческую индивидуальность, право на то, чтобы быть Маяковским. Его рассвет, по словам А. Ахматовой, был бурным: отрицая “классическую скуку”, поэт предлагал новое, революционное искусство, и в своем лице — его представителя. Несомненно, многое в раннем творчестве Маяковского связано с таким художественным направлением, как футуризм, но при этом идеи и поэтические средства их воплощения в произведениях автора были много шире традиционных футуристических установок. Своеобразие ранней лирики Маяковского обусловлено прежде всего его личностью, его ярким талантом, его взглядами и убеждениями.
Едва ли не основной темой этого периода становится тема трагического одиночества поэта:

Читайте также:
О сатирических стихотворениях 20-х годов: сочинение

Я одинок, как последний глаз
у идущего к слепым человека.

Причина этого в том, что вокруг — “нет людей”. Есть толпа, масса, сытая, жующая, глядящая “устрицей из раковины вещей”. Люди исчезли, и потому герой готов целовать “умную морду трамвая” — чтобы забыть окружающих:

Ненужных, как насморк,
и трезвых,
как нарзан.

Герой одинок, он, возможно, один в этом мире. Наверное, отсюда эгоцентрический пафос многих его стихотворений. “Себе, любимому, посвящает эти строки автор”, “Я”, “Несколько слов обо мне самом”, “Я и Наполеон”, “Владимир Маяковский” — таковы названия его стихов того времени. “Я” — вот слово, которое определяет динамику поэтического действия: “Я, воспевающий машины и Англию”. Поэт приходит в этот мир, чтобы прославить себя:

Мир огромив мощью голоса,
иду — красивый,
двадцатидвухлетний.

Он обращается к людям будущего:
“Славьте меня!” —
Вам завещаю я сад фруктовый
своей великой души.

В этом подчеркнутом эгоцентризме — свойственная поэзии Маяковского склонность к общественному эпатажу. “Костюмов у меня не было никогда. Были две блузы — гнуснейшего вида. Взял у сестры кусок желтой ленты. Обвязался. Фурор” — таковы выходки Маяковского-хулигана. И еще — скандально-известное: Я люблю смотреть, как умирают дети.
Что стоит за подобного рода действиями? Категорическое неприятие автором буржуазной культуры, юношеский нигилизм и, возможно, душевная ранимость самого поэта. За своим амплуа хулигана Маяковский скрывал душу тонкую, ищущую любви и любящую, защищая ее от тех, кто “ничего не понимают”.
Маяковский, как он пишет о самом себе, — “сплошное сердце”. Уже в ранних стихах он предстает обреченным гореть на “несгораемом костре немыслимой любви”. Предчувствие любви, ее ожидание — “Будет любовь или нет? Какая — большая или крошечная?” — вот что наполняет монологи героя. Его душа ищет любви, и потому он пишет: “Себе, любимому, посвящает эти строки автор”. Его чувство остается невостребованным:

Где любимую найти мне,
такую, как и я?

Поэт мучительно переживает свое одиночество, для него груз “нерастраченных весен” просто несносен:

Несносен не так, для психа,
а буквально.

Любимая женщина, появившись однажды, навсегда наполняет смыслом существование героя. Но его счастье — мучительное и недолговечное: разлуки и измены суть постоянные спутники любви; однако, несмотря на это, герой находит в себе силы сказать:

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Существенно, что в ранней поэзии Маяковского практически отсутствуют пейзажные описания. В автобиографии “Я сам” поэт так объясняет свое “пренебрежение” к теме природы: “После электричества совершенно бросил интересоваться природой. Неусовершенствованная вещь”. Ее место в творчестве прочно занимает пейзаж городской: дома, улицы, автомобили. Часто подобного рода описания нарочито натуралистичны, поэт как будто задается целью изобразить уродливые “вещи века”. “Красивость”, поэтичность — качества, которые автор отвергает. Это иллюстрируют, к примеру, следующие строки:

Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река — сладострастье, растекшееся в слюни.
Отбросив- белье до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.

Окружающий мир вызывает резкое неприятие, протест со стороны автора. Его апофеозом можно считать поэму “Облако в штанах”. Она состоит из четырех частей, каждая из которых разоблачает какой-либо аспект действительности. Герой провозглашает: “Долой вашу любовь, долой ваше искусство, долой вашу религию, долой ваш строй!” По масштабу, по глубине художественного обобщения, по диапазону поэтических средств эта поэма является, на мой взгляд, одним из лучших произведений Маяковского.
Художественные средства, языковые приемы поэта отличает подчеркнутый натурализм, прозаизм. Он пишет: “звезды-плевочки” — о тех самых звездах, которые наполняют, по словам Канта, “благоговением и восхищением” душу человека. Он заявляет:
Я знаю —
гвоздь у меня в сапоге
кошмарней, чем фантазия у Гете.

В этих строках — средоточие всего мира на личности поэта, соположение низменного и возвышенного, поэтического и прозаического.
В ранней лирике Маяковский отдает дань экспериментаторству, поиску новых форм, словотворчеству. И нужно уметь видеть за обилием сложных метафор, гипербол, неологизмов, непривычных синтаксических конструкций глубинный смысл текста.
Одно из ранних стихотворений автора — “А вы могли бы?”

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал “на блюде студня
косые скулы океана. На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ. А вы
ноктюрн сыграть могли бы
на флейте водосточных труб?

Что таится в этих строчках? Может быть, их написал человек, которому не хватает безмерности любви и океана? Может быть, они о праве художника преображать будни, видеть поэзию там, где, казалось бы, ей совсем не место? О том, что только настоящий артист способен сыграть на водосточной трубе?
Поэт предлагает нам свое видение мира и свои способы его воплощения. Отвергнув традиционные формы поэзии, Маяковский обрек себя на непростую судьбу экспериментатора, человека, который не будет понят многими. Но его путь — путь, без которого современное искусство было бы неполным, в чем-то ущербным:
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?

Читайте также:
Поэма Хорошо!: сочинение

Сочинение Своеобразие ранней лирики В. Маяковского

— А почему вы одеты в желтую кофту!
— Чтобы не походить на вас.
В. Каменский. Юность Маяковского.

В 1912 году в альманахе футуристов “Пощечина общественному вкусу” были опубликованы стихотворения В. Маяковского “Ночь” и “Утро”. Так заявил о себе молодой и самобытный поэт — поэт, которому суждена была долгая и непростая творческая судьба, и не только пожизненная, но и посмертная, ибо произведения автора неоднократно оценивались и переоценивались критикой и читателями.
Ранний период творчества поэта представлен многими открытиями в области стихосложения. Практически сразу отказавшись от попыток литературного подражания, Маяковский буквально ворвался в русскую поэзию начала XX века — поэзию, где по праву блистали такие светила, как Блок, А. Белый, Гумилев, Ахматова, Брюсов. Его стихи разительно отличались от того, что принято было считать хорошей поэзией, но он быстро вошел в силу и утвердил свою творческую индивидуальность, право на то, чтобы быть Маяковским. Его рассвет, по словам А. Ахматовой, был бурным: отрицая “классическую скуку”, поэт предлагал новое, революционное искусство, и в своем лице — его представителя. Несомненно, многое в раннем творчестве Маяковского связано с таким художественным направлением, как футуризм, но при этом идеи и поэтические средства их воплощения в произведениях автора были много шире традиционных футуристических установок. Своеобразие ранней лирики Маяковского обусловлено прежде всего его личностью, его ярким талантом, его взглядами и убеждениями.
Едва ли не основной темой этого периода становится тема трагического одиночества поэта:

Я одинок, как последний глаз
у идущего к слепым человека.

Причина этого в том, что вокруг — “нет людей”. Есть толпа, масса, сытая, жующая, глядящая “устрицей из раковины вещей”. Люди исчезли, и потому герой готов целовать “умную морду трамвая” — чтобы забыть окружающих:

Ненужных, как насморк,
и трезвых,
как нарзан.

Герой одинок, он, возможно, один в этом мире. Наверное, отсюда эгоцентрический пафос многих его стихотворений. “Себе, любимому, посвящает эти строки автор”, “Я”, “Несколько слов обо мне самом”, “Я и Наполеон”, “Владимир Маяковский” — таковы названия его стихов того времени. “Я” — вот слово, которое определяет динамику поэтического действия: “Я, воспевающий машины и Англию”. Поэт приходит в этот мир, чтобы прославить себя:

Мир огромив мощью голоса,
иду — красивый,
двадцатидвухлетний.

Он обращается к людям будущего:
“Славьте меня!” —
Вам завещаю я сад фруктовый
своей великой души.

В этом подчеркнутом эгоцентризме — свойственная поэзии Маяковского склонность к общественному эпатажу. “Костюмов у меня не было никогда. Были две блузы — гнуснейшего вида. Взял у сестры кусок желтой ленты. Обвязался. Фурор” — таковы выходки Маяковского-хулигана. И еще — скандально-известное: Я люблю смотреть, как умирают дети.
Что стоит за подобного рода действиями? Категорическое неприятие автором буржуазной культуры, юношеский нигилизм и, возможно, душевная ранимость самого поэта. За своим амплуа хулигана Маяковский скрывал душу тонкую, ищущую любви и любящую, защищая ее от тех, кто “ничего не понимают”.
Маяковский, как он пишет о самом себе, — “сплошное сердце”. Уже в ранних стихах он предстает обреченным гореть на “несгораемом костре немыслимой любви”. Предчувствие любви, ее ожидание — “Будет любовь или нет? Какая — большая или крошечная?” — вот что наполняет монологи героя. Его душа ищет любви, и потому он пишет: “Себе, любимому, посвящает эти строки автор”. Его чувство остается невостребованным:

Где любимую найти мне,
такую, как и я?

Поэт мучительно переживает свое одиночество, для него груз “нерастраченных весен” просто несносен:

Несносен не так, для психа,
а буквально.

Любимая женщина, появившись однажды, навсегда наполняет смыслом существование героя. Но его счастье — мучительное и недолговечное: разлуки и измены суть постоянные спутники любви; однако, несмотря на это, герой находит в себе силы сказать:

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Существенно, что в ранней поэзии Маяковского практически отсутствуют пейзажные описания. В автобиографии “Я сам” поэт так объясняет свое “пренебрежение” к теме природы: “После электричества совершенно бросил интересоваться природой. Неусовершенствованная вещь”. Ее место в творчестве прочно занимает пейзаж городской: дома, улицы, автомобили. Часто подобного рода описания нарочито натуралистичны, поэт как будто задается целью изобразить уродливые “вещи века”. “Красивость”, поэтичность — качества, которые автор отвергает. Это иллюстрируют, к примеру, следующие строки:

Читайте также:
Тема поэта и поэзии в лирике В. Маяковского: сочинение

Улица провалилась, как нос сифилитика.
Река — сладострастье, растекшееся в слюни.
Отбросив- белье до последнего листика,
сады похабно развалились в июне.

Окружающий мир вызывает резкое неприятие, протест со стороны автора. Его апофеозом можно считать поэму “Облако в штанах”. Она состоит из четырех частей, каждая из которых разоблачает какой-либо аспект действительности. Герой провозглашает: “Долой вашу любовь, долой ваше искусство, долой вашу религию, долой ваш строй!” По масштабу, по глубине художественного обобщения, по диапазону поэтических средств эта поэма является, на мой взгляд, одним из лучших произведений Маяковского.
Художественные средства, языковые приемы поэта отличает подчеркнутый натурализм, прозаизм. Он пишет: “звезды-плевочки” — о тех самых звездах, которые наполняют, по словам Канта, “благоговением и восхищением” душу человека. Он заявляет:
Я знаю —
гвоздь у меня в сапоге
кошмарней, чем фантазия у Гете.

В этих строках — средоточие всего мира на личности поэта, соположение низменного и возвышенного, поэтического и прозаического.
В ранней лирике Маяковский отдает дань экспериментаторству, поиску новых форм, словотворчеству. И нужно уметь видеть за обилием сложных метафор, гипербол, неологизмов, непривычных синтаксических конструкций глубинный смысл текста.
Одно из ранних стихотворений автора — “А вы могли бы?”

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал “на блюде студня
косые скулы океана. На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ. А вы
ноктюрн сыграть могли бы
на флейте водосточных труб?

Что таится в этих строчках? Может быть, их написал человек, которому не хватает безмерности любви и океана? Может быть, они о праве художника преображать будни, видеть поэзию там, где, казалось бы, ей совсем не место? О том, что только настоящий артист способен сыграть на водосточной трубе?
Поэт предлагает нам свое видение мира и свои способы его воплощения. Отвергнув традиционные формы поэзии, Маяковский обрек себя на непростую судьбу экспериментатора, человека, который не будет понят многими. Но его путь — путь, без которого современное искусство было бы неполным, в чем-то ущербным:
Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?

О сатирических стихотворениях 20-х годов

Как вы уже знаете, значительное место в творчестве В. Маяковского занимает сатира. Если в ранних произведениях, таких как “Нате!”, поэт разоблачает недостатки буржуазного общества, то после Октябрьской революции 1918 г. свое перо сатирика он направляет, прежде всего, на борьбу с негативными сторонами развития молодого советского государства. Искренне веря в высокие идеалы, Маяковский считал сатиру действенным оружием против социальных пороков. Он писал: “Я убежден – в будущих школах сатиру будут преподавать наряду с арифметикой и с не меньшим успехом”.

Яркие и броские названия стихотворений “О дряни” (1920-1921), “Прозаседавшиеся” (1922), “Подлиза” (1928), “Сплетник” (1928), “Ханжа” (1928) и других говорят сами за себя. Маяковский мастерски овладевает жанром сатирического портрета, создавая который он прибегает к разнообразным художественным средствам: иронии, гротеску, гиперболе, фантастическому изображению действительности и, конечно же, такой излюбленной автором метафоре. Несмотря на острую злободневность, многие его стихотворения актуальны и в наше время, как, например, “Подлиза”. Оно интересно тем, что ярко демонстрирует умение Маяковского зрительно реализовывать метафору: “лижет ногу, лижет руку “. Здесь лексическое значение слова подлиза разворачивается в целую картину, цель которой – вызвать у читателя и слушателя отвращение к личностям, для которых характерно такое поведение.

Как и другие сатирические стихотворения, это завершается жизнеутверждающей концовкой – призывом к искоренению негативного явления.

Твір на тему: О сатирических стихотворениях 20-х годов

Related posts:

О некоторых “промахах” в стихотворениях М. Ю. Лермонтова Интересно, что даже в зрелых стихах Лермонтова отмечается довольно много разнообразных неточностей. Например, в строчках: И Терек, прыгая, как львица, С косматой гривой на хребте, – Поэт явно “зарапортовался” –.

Тест по творчеству В. В. Маяковского 1. В чем состоит новаторство поэзии В. Маяковского? А. Акцентно-тонический стих Б. Использование гротеска В. Экспрессивные неологизмы Г. Фольклорные образы 2. Что отличает лирического героя ранней поэзии В. Маяковского? А.

Сатира В. Маяковского В наше время отношение к творчеству В. В. Маяковского весьма неоднозначно. Ибо эпоха, в которой он создавал свои произведения, была совсем иной. Тем не менее, нельзя не согласиться с тем.

Новые тенденции в творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина (о сатирических циклах 70-х гг. XIX века) Новые тенденции, проявившиеся в пореформенной жизни, нашли всестороннее раскрытие в очерках Щедрина, объединенных названием “Дневник провинциала в Петербурге”. Повествование ведется от имени некоего провинциала, который, приехав в Петербург, предполагал найти.

Читайте также:
Владимир Владимирович, разрешите представиться (мой воображаемый разговор с В.В.Маяковским): сочинение

Сочетание сатирических и философских начал в поэзии Г. Р. Державина Гавриил Романович Державин – поэт, в творчестве которого глубокий философский взгляд на окружающую действительность соединяется с высокой гражданственной позицией, с обличением несправедливости, с сатирой на влиятельных вельмож и фаворитов. Вот.

Кавказ в стихотворениях М. Ю. Лермонтова Еще в детстве М. Ю. Лермонтов побывал на Кавказе, затем он там служил, будучи офицером. Лермонтов прекрасно знал Кавказ и горячо его любил. В лучших его стихах и поэмах, а.

Война 1812 года в стихотворениях В. Жуковского “Певец во стане русских воинов” и К. Батюшкова “К Дашкову” Перечитаем два стихотворения, посвященных войне 1812 года. Одно написано накануне сражения при Тарутине, второе – уже после того, как неприятель был изгнан за пределы России. Авторы – почти ровесники, оба.

Своеобразие сатиры В. В. Маяковского (на примере 2-3 произведений) В творчестве В. В. Маяковского сатира занимает исключительно важное место. Говоря о главной функции его поэзии, нельзя забывать, что новое утверждалось в острой и непримиримой борьбе со старым. Поэт боролся.

Мир обывателя в сатирических сказках Салтыкова-Щедрина Творчество М. Е. Салтыкова-Щедрина – известного писателя второй половины XIX века – чрезвычайно разнообразно. Он писал романы, очерки, рассказы, статьи, сказки. Именно в жанре сказки наиболее ярко проявились особенности сатиры.

Новаторство поэзии Маяковского Послушайте! Ведь, если звезды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно? В. Маяковский Поэзия Маяковского во многом подобна живописи начала XX века, хотя инструмент художника слова и мастера кисти различен.

Мотив бренности человека перед лицом вечности природы в стихотворениях Тютчева -26 Гармония в стихийных спорах, И стройный мусикийский шорох Себя самих – лишь грезою природы Так же будут, в вечном строе, И поля дышать на зное”. Певучесть есть в морских.

О “Стихотворениях в прозе” И. С. Тургенева Среди произведений Тургенева, написанных им в последние годы жизни, важное место занимают небольшие по объему прозаические произведения, которые преисполнены такого лирического пафоса, настолько обобщенно-символичны, что они воспринимаются как особый род.

Человек и природа в стихотворениях Ф. И. Тютчева В 6-м классе на изучение стихотворений Тютчева обычно отводится два-три урока. Думается, шестиклассникам можно объяснить, что любое стихотворение “о природе” содержит черты и его автора, и его читателей. Именно о.

О любовной лирике Маяковского Образ Маяковского немыслим без страниц его любовной лирики. “Трибун революции”, “горлан-главарь”, едкий сатирик, он раскрывается новыми гранями в произведениях, посвященных женщинам. Здесь Маяковский – прежде всего любящий и страдающий, ранимый.

Судьба поколения 1830-х годов в лирике М. Ю. Лермонтова На 30-е годы 19 века приходилась “эпоха безвременья”. Историки говорят, что она наступает тогда, когда одна общественная идея уходит, а другая не успевает образоваться. М. Ю. Лермонтов, будучи поэтом, неравнодушно.

Родная природа в стихотворениях русских поэтов XIX века Воспитывая грамотных читателей, учитель-словесник может показать школьникам, что стихи о природе – это не только изображение родных пейзажей глазами поэтов, но и трепетный рассказ об их собственной душе. Они видят.

Палитра чувств, вызываемых любовью, в стихотворениях Пушкина Когда Пушкин вспоминает об адресатах своей любви, его переполняют и сообщаются читателю такие чувства, как восхищение и восторг (“Мадонна”), горечь от безответности (“Сожженное письмо”), романтическая тревога влюбленности (“Признание”, “На холмах.

Вольнолюбивая лирика Пушкина (о стихотворениях “Вольность”, “К Чаадаеву”, “Деревня”) Одной из отличительных особенностей Пушкина как писателя была необыкновенная разносторонность его творчества. Он выступает и как лирик, и как драматург, и как прозаик. Лирика была дорога поэту как возможность непосредственно.

Размышления о человеке и смысле жизни в “Стихотворениях в прозе” И. С. Тургенева Стихотворения в прозе”, этот цикл лирических миниатюр явился своеобразным прощанием Тургенева с жизнью, родиной и искусством. В стихотворении “Памяти Ю. П. Вревской” Тургенев славит подвиг самоотверженной русской женщины, отдавшей свою.

Владимир Маяковский. . Краткое изложение текста Антология русской поэзии I Любит? не любит? Я руки ломаю и пальцы разбрасываю разломавши так рвут загадав и пускают по маю венчики встречных ромашек Пускай седины обнаруживает стрижка и бритье.

Своеобразие комедии Грибоедова “Горе от ума” как литературного произведения начала 20-х годов xix века Комедия Грибоедова “Горе от ума”, бесспорно, лучшее произведение великого драматурга. Можно даже сказать, что для потомства Грибоедов навеки остался автором одного про – изведения. Комедия стоит “каким-то особняком”, по словам.

Читайте также:
Размышления над поэзий Маяковского: сочинение

Русская природа в стихотворениях А. С. Пушкина В лирике А. С. Пушкина присутствует много стихотворений, посвященных изображению русской природы. Но принципы ее изображения, художественный метод, начиная с лицейского периода, постоянно менялись в зависимости от эволюции творческого метода.

Обыватели тридцатых годов в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита” В 1921 году в стихотворении “О дряни” В. В. Маяковский писал о современной ему действительности: Утихомирились бури революционных лон. Подернулась тиной советская мешанина. И вылезло Из-за спины РСФСР Мурло Мещанина.

В. Маяковский. Цитаты Владимир Владимирович Маяковский (7.07.1893 – 14.04.1930) – русский советский поэт, один из идеологов русского футуризма. Новаторские, совершенно нетипичные для русской литературы стихи Маяковского оказал огромное влияние на всю поэзию XX.

Картины родной природы в стихотворениях А. Блока (“Свирель запела на мосту…”, “Летний вечер”, “Гроза прошла…”) (План) Тема природы в искусстве. (Тема природы всегда волновала поэтов, художников, композиторов. Одни воспевали ее красоту с помощью музыкальных звуков, другие – воплощали красками на холсте. Поэты – передавали звуки и.

Горечь одиночества, мечта о любви в стихотворениях М. Ю. Лермонтова “На севере диком…” и “Утес” Оба этих стихотворения – о природе. Но на самом деле – они о людях, об их одиночестве, о том, как нужны им любовь и участие других людей. В стихотворении “На.

Любовная лирика В. В. Маяковского ПЛАН 1. Стихи Маяковского – это его жизнь. 2. Ранняя любовная лирика 3. Лирический герой в поэме “Облако в штанах” а) Эмоциональность и особое выражение чувств ( любовь – болезнь.

Какой мы видим природу в стихотворениях С. Есенина “Вот уж вечер. Роса… “; “За темной прядью перелесиц…”; “Колокол дремавший разбудил поля…”? Стихи С. Есенина о природе можно зарисовать. Он пишет: “От луны свет большой…” Этот свет вырывает из темноты крышу деревенского дома, березы, которые напоминают большие свечки – они сами как.

Кроссворд “В. В. Маяковский” По горизонтали: 5. Персонаж стихотворения “Безработный”. 6. Два стихотворения В. Маяковского под одним названием. 9. Одна из глав поэмы “Летающий пролетарий”. 10. Главный герой стихотворения “Блек энд уайт”. 12. Персонаж.

Образ автора в лирических стихотворениях А. С. Пушкина …А я, забыв могильный сон, Взойду невидимо и сяду между вами, И сам заслушаюсь, и вашими слезами Упьюсь… А. С. Пушкин Со времени смерти Пушкина сменилось не одно поколение, а.

О сатирических стихотворениях 20-х годов

Сатира 1920-1930 годов: жанры, приемы, объекты осмеяния, стиль

Сатира как таковая в ХХ в. не существовала. Пролетариату она не была нужна. Был дан заказ на вдохновение. Литературу стали приводить к единому идеологическому и эстетическому знаменателю.

Сатира считается разновидностью комического. В основе комического всегда несоответствие (любого рода). Сатира всегда должна являть отрицание какого-то явления, осуждать социальное противоречие. Отрицание социального явления. Писатели-сатирики составляли очень важную часть литературы 1920-30-х гг.

После войны – новый удар по сатире. В период оттепели – надежда на возрождение сатиры; Твардовский публикует «Теркина на том свете».

1920-е гг. – расцвет сатиры: Аверченко, Тэффи, Булгаков, Довлатов, Войнович и т.д. Вернулись жанры анекдота, антиутопии и др.

Среди наиболее заметных явлений отечественной сатиры 20 в. – лирика и пьесы В.Маяковского, проза М.Булгакова, М.Зощенко, И.Ильфа и Е.Петрова, Замятина драматические сказки Е.Шварца. Сатира советского периода осознается почти исключительно сферой идеологии, по характеру отрицания она распадается на «внешнюю», обличающую капиталистическую действительность (Блек энд уайт, 1926, В.Маяковского), и «внутреннюю», в которой отрицание частных изъянов сочетается с общим утверждающим началом. Параллельно официальной сатире существуют смеховые фольклорные жанры (анекдот, частушка) и не разрешенная к печати сатирическая литература. В неофициальной сатире преобладают гротеск и фантастика, сильно развиты утопический и антиутопический элементы (Собачье сердце и Роковые яйца М.Булгакова, оба – 1925, продолжающие гоголевскую и щедринскую традиции, антиутопия Е.Замятина Мы, 1920).

Маяковский- высмеивает бюрократизм, мещанство, лодырничество, расхитительство .”Мразь” – так называется стихотворение, призывающее “взяточников брать за шиворот”, “О дряни” – стихотворение, направленное против замаскированного мещанства, “Прозаседавшиеся” – разоблачение бюрократизма, волокиты в государственных учреждениях. Сатирические пьесы “Клоп”, “Баня” передают нездоровую общественную атмосферу 20-х годов, нуждающуюся в хорошей встряске. Он продолжает традиции Салтыкова-Щедрина, широко пользуется гиперболой; гротеском ,живыми интонациями разговорной речи,намеренным искажением грамматических форм; архаизмами. “. Глазами жадными цапайте все то, что в нашей земле хорошо и что хорошо на западе” – это слова из стихотворения “Нашему юношеству”. Бывая за границей, Маяковский видел то положительное, чему можно и нужно поучиться. Он видел резкие социальные противоречия в странах Запада. Это нашло отражение в стихотворениях: “Парижанка”, “Искажая”, “Блэк анд уайт”.

Читайте также:
Мой Маяковский: сочинение

Творчество Михаила Зощенко – самобытное явление. Находясь у истоков советской сатирико-юмористической прозы, он выступил создателем оригинальной комической новеллы, продолжившей традиции Гоголя, Лескова, раннего Чехова. Зощенко создал свой, совершенно неповторимый художественный стиль.Разоблачение мещанства, пошлости, скудоумия, духовной нищеты стало главной целью его творчества. Его считали классиком юмористической литературы. Первая книга «Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова» -сборник юмористических новелл, где все персонажи – мещане, пытающиеся приспособиться к новым условиям существования. Комическая несообразность их претензий, духовная нищета выступают в смешных, уродливых и курьезных ситуациях. Важнейшей фигурой является рассказчик, сама речь которого, косноязычная, переполненная уличным жаргоном, канцеляризмами и грамматическими нелепостями, разоблачает и его самого и тех, о ком он рассказывает. Юмор Зощенко заключал, однако, в своей глубине сострадание к так называемому маленькому человеку», растерявшемуся в годы великой ломки социальных и человеческих отношений. Зло высмеивал цинично-расчетливых добытчиков индивидуального счастья, интеллигентных подлецов и хамов, («Матренища», «Гримаса нэпа», «Дама с цветами», «Няня», «Брак по расчету»).Новаторство :открытие комического героя, который «почти что не фигурировал раньше в русской литературе», а также с приемов маски, посредством которой он раскрывал такие стороны жизни, которые не попадали в поле зрения сатириков. Писатель возвышал эти отдельные случаи до уровня значительного обобщения. Писатель называл свои рассказы: «Счастье», «Любовь», «Легкая жизнь», «Приятные встречи», «Честный гражданин», «Богатая жизнь», «Счастливое детство» и т.п. А речь в них шла о прямо противоположном.

Сатира у Ильфа и Петрова выступает в тесном содружестве с юмором, ее можно назвать юмористической сатирой. “12 стульев»1928г – авантюрно-приключенческий роман с фигурой удачливого плута в центре. Остап Бендер наделен специфической художественной функцией – быть «лакмусовой бумажкой», которая проявляет сокровенную сущность всего, с чем соприкасается. В нем проступают черты, сближающие его с героями классического европейского романа XIXв. («Красное и черное» Стендаля, «Утраченные иллюзии» Бальзака). Эти персонажи из чувства социальной обделенности готовы идти на любые житейские и нравственные компромиссы, прокладывая себе «путь наверх». Их жизненное фиаско обнажало трагическую несовместимость человечности с индивидуалистическим идеалом. Остап Бендер отличается от них тем, что живет в другое время и в другой исторической обстановке. Уже одно это отличие превращает его в комического двойника своих «высоких» литературных предтеч, возвращая самому типу облик «плута». В обоих романах Ильф и Петров пародировали советскую действительность – например, ее идеологические клише («Пиво отпускается только членам профсоюза» и т.п.).

В 1924 году выходит книга Ю. Олеши «Три толстяка», высмеивающая диктаторский образ правления.

М.Булгаков,черты сатиры: 1. это юмор солидного философского ранга, прямой наследник романтич мир иронии. 2 концептуальность, системность, его сатира вскрывает корни отрицат явл-ий, дает их осмысление. 3. Б в сатире выступ суровым и правдивым диагностом. Сатира часто носит пророческий хар-р. 4. Б , имея обширные познания в мир л-ре, часто обращ-ся к разн образам и сюжетам мир л-ры. Он пародирует или карнавально переворачивает лит образцы, образы, сюжеты. 5. смех в худ мире Б явл-ся ср-вом раскрытия несовпад интересов личности, об-ва и власти. Б доказывает, что в нормальн здоровое об-во должно синтезировать общечел ценности, в таком об-ве закономерно присутствие здорового открытого смеха. 6. в св пр-ях Б всегда исходит из нр-ых человеч идеалов, противоп-т их идеологич лжи и несвободе личности. 7. Б в своей сатире внимателен к быт поведению чел-а, это обусловл тем, что быт в культуре того времени стал явл-ем знаковым. 8. сатиру отличает разнообразие приемов, виртуозность сатир обработки. «Дьяволиада»: Гл.герой Коробков – жертва бюрокр произвола. Б поставил в центр повести маленьк чел-а. Гл задача Б в этой повести – изобличение с помощью образа мал чел-а чуждой нормальным сост жизни. Сюжет – странствие героя – приобретает мистико-фантастич хар-р. Писатель показывает Коробкова и бюрокр мир, используя самые разнообразн приемы: фантастика, гипербола, контраст. Мир бюрократический – это мир, враждебный чел-ку, мир людей, котор перестали быть личностью. Эпоха, котор отражена в «Д» – это эпоха хаоса. Тема – тщетности револ иллюзий и губительности для чел любых насильств преобразований. Коробков – идея утраты героя, утрата инд-ти своей личности, самостоятельности. В бюрокр мире чел становится частью. Бюрократ миру личность не нужна, психол чел-а упрощается, она элементарна. В «Д» писатель исп-т ряд сатир приемов: 1. остранения. 2. события даются в более быстром темпе, нарушается темп. 3. открытие в сам реальн д-ти фантастического. Приемы реальн фантастики это фантастика, вростающая корнями в быт. 4. повествование ведется на грани м/у реальностью и абсурдом. 5. высотная композиция. Внутр движение идет снизу вверх, сверху вниз. 6. автор исп-т традиционные мифологемы смеха. 7. прием двойника.

Читайте также:
Своеобразие сатиры В. В. Маяковского (на примере 23 произведений).: сочинение

13. Место и роль социальной и научной фантастики в литературном процессе 1920-1930 х годов (Замятин, Булгаков,Беляев,Толстой –по выбору)

Одной из особенностей развития русской литературы в 1920-1930-е гг. является возрастающая роль авантюрной, фантастической и исторической прозы. Принципы осмысления и отражения действительности, используемые в этих видах прозы, оказываются востребованы в эпоху, когда писатели полностью «вовлечены» в современность, когда, казалось бы, сам масштаб исторических событий не позволяет думать ни о чем другом. Но именно в это время многие стараются взглянуть на происходящее с определенной дистанции.

В это время фантастическая проза впервые после эпохи романтизма занимает столь значительное место в русской литературе. Картины иных миров рисуют в футуристы Н.Н.Асеев и Г.Арельский, в сатире фантастику используют М.А.Булгаков, Е.Д.Зозуля, Б.А.Лавренев, А.В.Шишко. Образцом научно-фантастической прозы становятся книги В.А.Обручева, фантастические картины будущего создают Е.И.Замятин, Я.М.Окунев. Романтическая фантастика привлекает членов групп «Московский Парнас» и «Серапионовы братья», фантастические романы пишет А.Н.Толстой, существенную роль фантастика продолжает играть в творчестве А.С.Грина. А.Р.Беляева критики называют советским Жюль Верном. В прозе русского зарубежья к фантастике обращаются И.Ф.Наживин, А.М.Решшков, П.Н.Краснов, С.Р.Минцлов, В.Я.Ирецкий, М.К.Первухин, И.Д.Сургучев, П.П.Тутковский, В.В.Шульгин и т.д. Мистические мотивы звучат в оккультных романах. «Россия, последние годы ставшая фантастичнейшей из стран современной Европы, несомненно отразит этот период своей истории в фантастике литературной»,7 — писал в 1922 г. Е.И.Замятин. «То, что происходит сейчас в нашей стране, те темпы, которыми все это осуществляется, говорят сами за себя. База для творчества поистине огромна, — утверждал в 1934 г. А.Н.Толстой. — Отсюда вывод, что есть все предпосылки, сама жизнь их дает, для развития научно-фантастического романа»

Как и в литературе русского зарубежья, в советской России в первой половине 1920-х гг. развивается преимущественно социальная фантастика.

В начале 1920-х гг. мировая революция видится неизбежной, и сама по себе является недостаточно фантастичной. В центре внимания оказываются утопические картины будущего, а не изображение борьбы за установление советской власти во всем мире.

Использование фантастики в сатирических произведениях является одной из отличительных черт творчества М.А.Булгакова. «Роковые яйца» и «Собачье сердце» традиционно изучаются как сатирическая дилогия, но это еще и дилогия фантастическая. Завязкой сюжета и в той, и в другой повести служат фантастические открытия, сделанные «дореволюционными» профессорами в СССР. В обоих случаях открытия приводят к непредсказуемым последствиям, но при кажущемся сходстве и сюжетное построение произведений, и типы, в них созданные, и роль фантастического существенно различаются. В «Роковых яйцах» действие переносится в будущее — не слишком отдаленное, но все-таки значительно отличающееся от настоящего. Сатирическое изображение сочетается с картинами в стиле фантастических романов-катастроф: во второй части повести, где описывается нашествие гадов, фантастика выходит на первый план. В «Собачьем сердце» действие разворачивается в настоящем, фантастика играет служебную роль, но эта повесть также тесно связана с фантастической литературной традицией. Провозглашенная коммунистами цель -— создать новый мир и нового человека — была фантастична. Именно поэтому для сатирического изображения советских реалий прекрасно подходили фантастические образы. Создание нового человека — не дело человека, он не способен наделить тело душой, даже если сможет оживить его, — не раз утверждали писатели. Шарикова можно рассматривать как гомункулуса, созданного ученым, возомнившим себя равным Богу; можно видеть в нем аллегорическое изображение воцарившегося хама; можно — животное, волею интеллигентов-экспериментаторов, не подумавших о последствиях своего эксперимента, поставленное над людьми, а в развязке, когда Шариков вновь становится собакой, можно увидеть единственный выход из создавшейся в России, да и в мире ситуации. Все это справедливо, но кажется упрощением. Объектом сатирического изображения в повестях Булгакова становится советская Россия, но уровень обобщения позволяет не замыкаться на строго определенном социальном материале. Сатирическое направлено против утопического и защищает право человека на обычную, простую, но естественную жизнь, пусть не идеальную, но далекую и от губительного антиидеала, предстающего как нечто неразрывно связанное с воплощением неосуществимой мечты именно в силу ее априорной неосуществимости. Идея создания или пересоздания людей становится центральной темой еще нескольких сатирических произведений, написанных в середине 1920-х гг. в СССР. В

повести «Конец здравого смысла» А.В.Шишко показывается Европа будущего. Он отказывается от классового конфликта и делает это вполне осознанно: сатирическое изображение буржуазного общества может быть спроецировано на общество вообще. Шишко осмеивает многое из того, что казалось воплощением мечты писателям-утопистам, – к примеру, омоложение или таблетки, заменяющие сон и еду. Полемика с утопистами не бросается в глаза, ее заслоняют прозрачные намеки на современное капиталистическое общество, политическая конкретика. И все же буржуазность того здравого смысла, с которым сражается герой, во многом декларативна. Это не классовое противостояние, а бунт человека против механической цивилизации.

Читайте также:
МАЯКОВСКИЙ. ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ: сочинение

Русская сатирическая литература начала 20 века

Уже в первом десятилетии 20 века в русской сатирической литературе ясно обозначились два резко отличающихся друг от друга направления: сатира пролетарская и сатира «Сатирикона».

Первое направление, представленное творчеством Демьяна Бедного и рабочих поэтов, продолжало традиции политической сатиры и служило целям революционной борьбы.

Второе направление возникло благодаря основанному в 1908 году журналу «Сатирикон», редактором которого был Аркадий Аверченко. Целью журнала было объявлено «моральное исправление» общества средствами сатиры, при этом политических тем «сатириконцы» принципиально избегали. Среди сотрудников журнала были талантливые поэты: Саша Черный (Александр Гликберг), Пётр Потёмкин, В. Князев. Из прозаиков в «Сатириконе» печатались А. Куприн, А. Толстой, Л. Андреев, Н. Тэффи.

Одним из ярчайших сатирических поэтов стал уроженец Одессы, сын аптекаря Саша Чёрный, он же Александр Михайлович (Менделевич) Гликберг (1880 – 1932). Переехав в Петербург в 1905 году, он уже после первых публикаций стал пользоваться огромной популярностью. По словам Корнея Чуковского, читатели, получая очередной номер журнала (поэт сотрудничал с журналами “Зритель”, “Альманах”, “Маски”, а с 1908 года – с “Сатириконом”), в первую очередь искали в нём стихи Саши Чёрного.

Объектом осмеяния в его поэзии оказываются дураки, пьяницы, представители некоторых течений в искусстве и т. д. Поэт высмеивает быт и идеалы русского обывателя, пустоту жизни людей, считающихся интеллигентами. Сборники: “Всем нищим духом” (1909) “Сатиры” (1910) и “Сатира и лирика” (1913), а также сборник прозы “Несерьёзные рассказы” (1928). Юмор в поэзии Саши Черного всегда сочетается с горькой иронией и скепсисом.

После революции эмигрировал, приобрёл участок земли на юге Франции. Скончался от сердечного приступа.

Крупнейший прозаик-сатирик начала 20 века – уроженец Севастополя, сын купца Аркадий Тимофеевич Аверченко (1881 – 1925). Литературный дебют писателя состоялся в 1903 году: в харьковской газете “Южный край” был опубликован его рассказ “Как мне пришлось застраховать жизнь”, хотя сам он вёл отсчёт своего творчества от рассказа “Праведник” (1904). В январе 1908 года переезжает из Харькова в Петербург и оказывается редактором нового сатирического журнала “Сатирикон”, который основали сотрудники утратившего подписчиков известного журнала “Стрекоза”. В 1918 году в связи с закрытием журнала “Новый Сатирикон” и неприятием власти большевиков возвращается в родной Севастополь, занятый белыми войсками, работает в газете “Юг”. За несколько дней до взятия Севастополя красными Аверченко на пароходе отправляется в Константинополь. С 1922 года жил в Праге. Скончался, не дожив нескольких дней до 45-летия, от склероза почек и ослабления сердечной мышцы.

Тема сатир Аверченко – быт города, жизнь обывателя, новые течения в искусстве. Аверченко как сатирик был скорее созерцателем, чем борцом, хотя верил, что жизнерадостный смех может исправить жизнь.

Сборники, изданные в России: «Рассказы для выздоравливающих» (1907), «Весёлые устрицы» (1910), «Круги по воде» (1912), «О хороших в сущности людях» (1914), «Чудеса в решете» (1915), «О маленьких – для больших» (1916).

Сборники, изданные в эмиграции: «Дюжина ножей в спину революции»(1921), «Записки простодушного»(1923).

Особую популярность как писатель-сатирик приобретает дочь санкт-петербургского адвоката, первая русская юмористка Надежда Александровна Тэффи, она же Лохвицкая, она же Бучинская (1872 – 1952). Литературный дебют – публикация стихотворения “Мне снился сон, безумный и прекрасный. ” – состоялся в 1901 году против воли писательницы: дело в том, что её сестра, Мирра Лохвицкая, уже давно была известной поэтессой, и Надежда Александровна считала неправильным, если вся семья “полезет в литературу”. Однако, по её собственным словам, всё решил принесённый гонорар за первую публикацию. Она стала публиковаться в журнале “Нива”, в газете “Речь”, а затем в аверченковскихжурналах “Сатирикон” и “Новый Сатирикон”. В эмиграции с 1919 года.

Юмор Тэффи более психологичен, чем у Аверченко. Если Аверченко был склонен к буффонаде, то Тэффи свойственна элегическая ирония.

Сборники: «Юмористические рассказы», « Семь огней » (1910), «И стало так…» (1912), « Карусель » (1913), «Дым без огня» (1914), « Ничего подобного » (1915), «Неживой зверь» (1916), «Тихая заводь» (1921), «Вечерний день» (1924), «На чужбине» (1927), «Всё о любви» (1946), «Зимняя радуга» (1952).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: