Жизненный и творческий путь Мережковский Дмитрий Сергеевич: сочинение

Дмитрий Мережковский

Биография

Произведения представителя Серебряного века Дмитрия Мережковского крайне сложны для понимания и восприятия. Современному читателю этот писатель знаком как создатель журнала «Новый путь» и автор ряда религиозно-философских собраний сочинений. Помимо прочего этот мужчина вместе с дьяволицей с русалочьими глазами, поэтессой Зинаидой Гиппиус, являлся владельцем крупного петербургского литературного салона, на вечерах которого свои первые пробы пера демонстрировали классики Сергей Есенин, Александр Блок и Осип Мандельштам.

Детство и юность

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 2 августа 1865 в столице Франции – Париже. Отец писателя Сергей Иванович был чиновником, а мать Варвара Васильевна вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием детей. Известно, что в семье Мережковских было шестеро сыновей и три дочери. Дмитрий был самым младшим и поддерживал тесные отношения только с братом Константином, который впоследствии стал биологом.

Портрет Дмитрия Мережковского

Обстановка в доме Мережковских была простая: стол никогда не ломился от яств, так как глава семейства таким образом заранее отучал детей от распространенных пороков — мотовства и стремления к роскоши. Уезжая в служебные поездки, родители оставляли детей на попечении немки-экономки и старой няни, которая перед сном рассказывала Дмитрию сказки, основанные на житие святых.

В дальнейшем биографы пришли к выводу, что рассказы няни стали причиной фанатичной религиозности, в раннем детстве проявившейся в характере создателя стихотворения «Дети ночи». Также на духовное становление поэта оказало влияние и то, что писатель с юных лет сроднился с чувством одиночества, которое впоследствии находило отражение в его книгах и стихах.

Дмитрий Мережковский

В 1876 году Дмитрий поступил в Третью классическую гимназию Петербурга. Мережковский-старший, интересовавшийся прозой и поэзией, первым оценил успехи наследника на поприще стихосложения. В 1880 году отец, воспользовавшись знакомством с графиней Софьей Андреевной Толстой, вдовой поэта Алексея Константиновича Толстого, привел сына в дом к Федору Михайловичу Достоевскому, чтобы он оценил литературный талант отпрыска.

Позже в «Автобиографической заметке» Дмитрий Сергеевич напишет, что во время прочтения работ сильно волновался. Достоевский же, дослушав юного литератора до конца, заявил, что материал крайне сырой и слабый, а чтобы писать шедевры, необходимо пройти через все круги ада и узнать, что такое страдание и непонимание.

Дмитрий Мережковский в последние годы жизни

В 1884 году Дмитрий стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета. Здесь будущий писатель увлекся философией позитивизма, а также проявил интерес к французской литературе. В 1888 году Мережковский защитил дипломное сочинение о философе эпохи Возрождения – Монтене, окончил университет и решил посвятить себя исключительно литературному труду.

Литература

Литературный дебют Мережковского состоялся в 1880 году в журнале «Живописное обозрение». Тогда в издании были опубликованы стихотворения «Тучка» и «Осенняя мелодия». В 1888 году в Петербурге вышла первая книга Мережковского «Стихотворения (1883-1887)», в 1892 – сборник «Символы (Песни и поэмы)» и в 1893 – брошюра «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы».

Писатель Дмитрий Мережковский

1899 год стал для Дмитрия Сергеевича поворотным. Писатель в трудах все чаще обращался к религиозным вопросам, а спустя два года, в 1901 году, Зинаида Гиппиус подала Мережковскому идею создания философско-религиозного кружка, в котором интеллигенция могла бы обсуждать насущные вопросы.

Популярность к Дмитрию пришла с его первой романной трилогией «Христос и Антихрист»: «Смерть богов. Юлиан Отступник», «Воскресшие боги (Леонардо да Винчи)» и «Антихрист Петр и Алексей».

Весной 1906 года Дмитрий Сергеевич с супругой отправился во Францию. Именно там вышел в свет совместный с женой и Дмитрием Философовым труд «Царь и Революция». В Париже поэт также начал работу над трилогией на тему русской истории XVIII-XIX веков «Царство Зверя».

В 1908 году публикуется первая часть этой трилогии – «Павел I», за которую писателя чуть не посадили в тюрьму, вторая часть «Александр I» выходит в свет спустя пять лет в 1913 году, а третья «14 декабря» – в 1918-ом.

Полное собрание сочинений Дмитрия Мережковского

В 1909 году библиография поэта пополнилась четвертым сборником стихов под названием «Собрание стихов», а в 1915 году был опубликован сборник «Было и будет: Дневник 1910-1914» и литературное исследование «Две тайны русской поэзии: Некрасов и Тютчев».

Самые популярные произведения Дмитрия Мережковского 20-30-х годов: «Рождение Богов» (второе название «Сумерки Богов»), «Мессия», «Наполеон», «Тайна Запада: Атлантида-Европа», «Иисус Неизвестный», «Павел и Августин», «Франциск Ассизский» и «Данте».

Личная жизнь

Первым серьезным амурным увлечением Мережковского была дочь издательницы «Северного Вестника». Летом 1885 года писатель даже совершил путешествие с семьей избранницы по Франции и Швейцарии, однако этот любовный роман так ни к чему и не привел.

В январе 1889 года Мережковский вступил в брак с Зинаидой Гиппиус, будущей поэтессой и писательницей, которая стала на всю жизнь его ближайшим другом, идейным спутником и соучастницей духовных и творческих исканий. Союз Мережковского и Гиппиус — самый известный творческий тандем в истории русской культуры «серебряного века».

Зинаида Гиппиус, жена Дмитрия Мережковского

Современники отмечали, что влюбленные, являясь полной противоположностью друг друга, были неотделимы друг от друга. Достоверно известно, после знакомства молодые люди стали ежедневно встречаться в парках, причем встречи эти происходили строго инкогнито. Каждый беззаботно начинавшийся разговор Зинаиды и Дмитрия выливался в жаркую полемику, которая только доказывала их мистическое родство душ.

Гиппиус еще до знакомства с Дмитрием часто предлагали выйти замуж, но свободолюбивая барышня всегда отвечала отказом. С Мережковским все было иначе. У писателей не было этих глупых объяснений в любви, которые дьяволица на дух не переносила, и в один из дней они решили без лишней помпезности узаконить отношения, начав жить вместе.

8 января 1889 года в Тифлисе состоялась церемония венчания. День свадьбы пара никак не отмечала. По возвращении домой каждый из них ушел в работу: Мережковский – в прозу, а Гиппиус – в поэзию. Много позже в мемуарах поэтесса призналась, что для нее это все было настолько несущественно, что на утро следующего дня она уже и не помнила, что вышла замуж.

Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус

Достоверно известно, что интимных отношений между супругами не было. Златокудрую особу в принципе не интересовали плотские утехи, а Мережковский, зная о нраве жены, принимал ее со всеми плюсами и минусами. Зинаиде часто приписывали романы на стороне, но и Мережковский не отставал от супруги. Именно реакция Гиппиус на увлечения мужа вызывала ссоры, которыми омрачался этот союз.

Самый большой скандал в семье вызвали отношения Мережковского с Еленой Образцовой – давней поклонницей писателя. В начале апреля 1901 года барышня приехала в Петербург, и поэт неожиданно закрутил с почитательницей его творчества интрижку. В конце июля 1902-го Образцова прибыла к супругам вновь: формально — чтобы предложить материальную помощь журналу «Новый путь», в действительности — по причинам романтическим. В конечном итоге Гиппиус со скандалом выставила любовницу из дома.

Зинаида Гиппиус, Дмитрий Философов, Дмитрий Мережковский

В 1905 году семья Мережковских сблизились с публицистом Дмитрием Философовым. Литераторы вместе творили и вместе жили. В глазах общества «тройственный союз» писателей был верхом неприличия. Люди осуждали Дмитрия, говоря, что таким поведением супруга опозорила в первую очередь его.

Поборники морали забывали, что с Дмитрием Философовым у поэтессы не могло быть никаких порочных отношений хоты бы потому, что публицист был нетрадиционной сексуальной ориентации, и от одной только мысли о физическом контакте с женщиной его «выворачивало наизнанку».

В итоге супруги предоставили друг другу полную романтическую свободу, принеся ей в жертву чувственную сторону брака. До самого конца совместного жизненного пути Дмитрий и Зинаида ощущали полное духовное и интеллектуальное единение, но о любви между ними речи уже не шло, поэтому Гиппиус и Мережковский постоянно искали новых эмоций на стороне.

Смерть

Мережковский скоропостижно скончался 9 декабря 1941 года от кровоизлияния в мозг. Через три дня состоялось отпевание поэта в православном храме Святого Александра Невского. Похоронили создателя стихотворения «Бог» на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Могила Дмитрия Мережковского

Известно, что на траурной церемонии присутствовало только пара человек, а могильный памятник поставили на средства, собранные французскими издателями.

Мережковский Дмитрий Сергеевич (1865-1941) — биография, творчество и стихи писателя

Литератор с большой буквы

Прежде чем перейти к основным этапам биографии и творческой деятельности Дмитрия Сергеевича, стоит особо отметить его литературные достижения, благодаря которым он не просто прославился, но и навсегда вошел в историю. Выдающийся автор-модернист, эссеист и критик, Мережковский по праву считается основателем жанра историософского романа в русской литературе, а также входит в число:

  • лучших авторов Серебряного века;
  • пионеров религиозно-философского анализа литературных произведений;
  • основоположников русского символизма — нового направления для отечественного искусства.

Свою основную творческую деятельность, выражавшуюся в написании стихотворений и романов, Мережковский успешно совмещал с сочинительством совсем другого рода. Он занимался переводами, а также писал рецензии на литературные произведения.

Среди современников литератор был известен не только своими творениями, но и философскими идеями. Последние в сочетании с радикальными политическими взглядами, которых придерживался писатель, вызывали у людей прямо противоположную реакцию. Одни полностью поддерживали Дмитрия Сергеевича и одобряли его мнение, другие становились оппонентами автора и его сторонников. Но и первые, и даже вторые (несмотря на все разногласия с литератором) единодушно признавали в Мережковском талантливого автора, жанрового новатора и одного из самых оригинальных и одаренных писателей-мыслителей 20 века.

Высокую оценку творчества писателя его современниками подтверждает следующий факт его биографии: Мережковский — 10-кратный номинант на Нобелевскую премию по литературе. Впервые кандидатура Дмитрия Сергеевича на престижную награду была выдвинута в 1914 году академиком Нестором Котляревским. Но несмотря на такое количество номинирований, стать лауреатом главной премии литераторов всего мира Мережковскому не довелось.

Личная жизнь

Дмитрий Мережковский был женат один раз, детей у пары не было. В 1889 году он женился на Зинаиде Гиппиус, и эта пара прожила вместе 52 года, являясь самым известным супружеским тандемом Серебряного века. Узаконили отношения они быстро и никогда не отмечали день свадьбы.

Мережковский и Гиппиус были очень схожи по увлечениям, и духовная связь для них была превыше всего. Однако достоверно известно, что в плотские отношения супруги никогда не вступали, имея связи на стороне. И если Мережковский относился к увлечениям супруги снисходительно, то она ревновала писателя к его подругам.

Детские годы

Выдающийся русский прозаик и поэт Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 14 августа (по новому стилю — 2 августа) 1865 года в дворцовом здании на Елагином острове. Литератор — коренной петербуржец.

В обычное время семья Мережковских жила в старом доме неподалеку от Прачечного моста, но на летний сезон перебиралась в одну из дворцовых построек, используя ее как дачу. В стенах дворца будущий литератор и появился на свет. Всего в семье было 9 детей — 6 мальчиков и 3 девочки. Дмитрий был самым младшим ребенком четы.

Род Мережковских был дворянским, но нетитулованным. Отец Дмитрия — Сергей Иванович Мережковский — всю жизнь служил чиновником и достиг немалых карьерных высот. К моменту появления на свет девятого ребенка он дослужился до чина действительного статского советника и работал при императорском дворе, но на этом не остановился. Наивысшим постом в карьере Сергея Ивановича стал тайный советник. Именно в этом чине отец семейства вышел в отставку в 1881 году в возрасте 59 лет.

Мать Дмитрия — Варвара Васильевна Чеснокова — занималась ведением хозяйства и воспитанием детей. Она была дочерью обер-полицмейстера, управлявшего канцелярией в Петербурге. Женщина удивительной красоты, она, несмотря на свой ангельский характер, ловко и умело командовала мужем, который при всей своей эгоистичности и черствости буквально боготворил супругу. Именно Варваре Васильевне принадлежит заслуга в том, что ее дети хотя бы отчасти получали родительское (а, вернее, материнское) тепло и ласку.

Многолетняя служба чиновником ожесточила Сергея Ивановича и превратила его изнутри в настоящий кремень. К детям он относится строго и при этом пренебрежительно.

Благодаря высокому положению отца, семья Мережковских была богатой (в частности — владела великолепным имением-дворцом в Крыму) и могла позволить себе жить с шиком, в роскоши. Однако несмотря на широкие возможности и материальное благосостояние семьи, дом Мережковских был обставлен по-простому, а на обеденном столе не было изысканных блюд или обилия яств.

Скромная жизнь в режиме повышенной бережливости была решением главы семейства. Таким образом Сергей Иванович надеялся уберечь детей от двух распространенных пороков — мотовства и любви к роскоши.

Сопровождая мужа в служебных разъездах, Варвара Васильевна препоручала заботу о детях экономке немецкого происхождения и пожилой няне. Последняя в качестве сказки на ночь рассказывала маленькому Дмитрию жития святых, что в результате стало главной причиной его экзальтированной религиозности на уровне фанатизма.

Впоследствии детские воспоминания Дмитрия выльются в его произведения — «Автобиографические заметки» в прозе и «Старинные октавы» в стихах.

Смерть

Мережковский скоропостижно скончался 9 декабря 1941 года от кровоизлияния в мозг. Через три дня состоялось отпевание поэта в православном храме Святого Александра Невского. Похоронили создателя стихотворения «Бог» на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.


Могила Дмитрия Мережковского

Известно, что на траурной церемонии присутствовало только пара человек, а могильный памятник поставили на средства, собранные французскими издателями.

Пробы пера

В 1876 году юный Дмитрий стал учеником Третьей классической гимназии Петербурга. Атмосферу заведения уже подросший гимназист позже охарактеризует как убийственную. Чтобы как-то отвлечься от бесконечных зубрежек и выправок, 13-летний Дмитрий начинает пробовать свои силы в поэзии — на свет появляются первые стихотворные строки Мережковского. Стилем написания он подражал «Бахчисарайскому фонтану» Пушкина.

Там же в стенах гимназии начинающий сочинитель открыл для себя творчество Мольера и под влиянием нового увлечения сформировал «мольеровский кружок». Никакой политической подоплеки в организованном Дмитрием сообществе не было, однако в императорской канцелярии посчитали иначе — все члены кружка были приглашены на допрос.

Неизвестно, чем кончилась бы эта история, если бы в нее не вмешался отец Дмитрия. Благодаря своему высокому положению он уладил дело, а заодно узнал о первых проявлениях поэтического таланта у сына. Сергея Ивановича всерьез заинтересовал литературный дар младшего отпрыска и он начал сводить Дмитрия со знатоками сочинительского дела.

Летом 1879 года Мережковский выступил со своими стихами перед княгиней Елизаветой Воронцовой. Престарелая дама была очарована творениями юноши и, разглядев в нем не только талант, но и необыкновенную душевную чуткость, призвала продолжать сочинять.

Следующим знаменитым критиком стал Федор Достоевский, но его вердикт кардинально отличался от мнения Воронцовой. Встреча двух авторов — начинающего и прославленного — состоялась в 1880 году. Читая свои стихи перед Достоевским, юноша краснел, бледнел, запинался и заикался.

«Нетерпеливая досада», не сходившая с лица писателя в течение всего выступления, во время оглашения вердикта выразилась в словах Федора Михайловича: «Слабо. Не годится. Чтобы хорошо писать, надо страдать и страдать». Сергей Иванович поспешил возразить: «Пусть лучше не пишет, чем страдает». Но было поздно — стремление добиться признания уже засело в сознании Дмитрия.

Дебют и слава

Отрицательная оценка его творчества глубоко зацепила Мережковского. Оскорбленный и раздосадованный невысоким мнением Достоевского о его поэтических способностях, Дмитрий начал с удвоенным рвением добиваться общественного признания. В том же 1880 году на страницах журнала «Живописное обозрение» появляется дебютная публикация Мережковского — стихотворения «Тучка» и «Осенняя мелодия».

После этого он начинает регулярно печататься в различных изданиях. Из первых творений наибольшую популярность поэту принес стих «Сакья-Муни», вошедший почти во все сборники для чтецов-декламаторов того времени. Это стихотворение открыло автору путь в большую литературу. Кроме того, к наиболее известным поэтическим творениям Дмитрия Сергеевича относятся следующие стихи:

  • «Дети ночи»;
  • «Родное»;
  • «Двойная бездна»;
  • «Природа»;
  • «Любовь — вражда» и другие.

Первая книга литератора («Стихотворения») и первая поэма («Протопоп Аввакум») увидели свет в 1888 году. Этот год принято считать началом творческой деятельности Мережковского.

Тяжелый творческий путь

Постепенно творчество Мережковского меняет свое направление. Литератор все дальше отходит от поэзии и развивается как писатель-прозаик. Причиной этому стало открытие автором ранее неизведанной и крайне интересной для себя темы — это драматургия Древней Греции.

Литератор увлеченно переводил творения Еврипида, Софокла, Эсхила. Эти его труды были опубликованы в ежемесячном издании «Вестник Европы». Прозаический перевод романа «Дафнис и Хлоя» был выпущен отдельной книгой. Но ни один из мережковских переводов античной литературы не получил заслуженного отклика. Все они были оценены по достоинству и даже названы «гордостью русской школы художественного перевода» только впоследствии, спустя много лет, после смерти писателя.

Приблизительно такая же судьба была у мережковских эссе (кратких сочинений со свободной композицией) и статей. Героями этих коротких работ-размышлений становились такие видные литераторы, как:

  • Гончаров;
  • Достоевский;
  • Короленко;
  • Майков;
  • Пушкин;
  • Сервантес;
  • Плиний;
  • Ибсен и многие другие.

Каждая статья Мережковского была равнозначна полноценному серьезному произведению. Но вместо славы одного из самых проницательных и тонких критиков рубежа 19−20 веков, которая должна была принадлежать писателю по праву, Дмитрий Сергеевич стал настоящим изгнанником в мире искусства и как критик, и как литературовед.

Несмотря на успех в качестве автора и признание современниками его одаренности, Дмитрий Мережковский входит в число самых недооцененных писателей. Многие его творения не получили должной востребованности при жизни литератора.

Неприятие произведений Мережковского было обусловлено их жанровой новизной. Критика субъективного типа, которую практиковал автор, обрела популярность много позже, став разновидностью литературно-философского эссе.

Успешный изгнанник

В 1892 году свет увидел второй сборник стихов Дмитрия, названный «Символы». Это наименование стало программным для формировавшегося в то время зародыша модернизма. Осенью того же года писатель выступил со скандальной лекцией, в которой он рассказывал о причинах упадка современной русской литературы и о новых течениях в этой области.

Как и сборник «Символы», эта лекция была объявлена манифестом символизма, а также модернистского обновления искусства. В ходе своего выступления Мережковский создавал своеобразный план искусства нового типа, особо выделяя на нем три линии:

  • «язык символа»
  • «мистическое содержание»;
  • импрессионизм.

Согласно утверждениям литератора, эти составляющие нового искусства способны обеспечить расширение «художественной впечатлительности» современной русской словесности. Автор подчеркивал, что каждый из трех компонентов нового движения есть в произведениях таких писателей, как:

  • Тургенев;
  • Толстой;
  • Гончаров;
  • Достоевский.

Так Мережковский подводил лекцию к заключительному выводу, что модернизм по своей сути продолжает тенденции классики русской литературы. Это выступление писателя стало сенсацией. Но излишне подчеркивать, что выдвинутые им теории были приняты в лучшем случае насмешливо или презрительно.

Несмотря на это, в 1896 году Мережковский был включен в знаменитую «Энциклопедию» Брокгауза и Ефрона. В энциклопедической заметке он характеризовался как «известный поэт». На тот момент литератору было 30 лет. Позже многие стихи Мережковского стали текстовой частью музыкальных композиций и песен. В частности, они были положены на музыку такими прославленными композиторами, как:

  • Рахманинов;
  • Чайковский;
  • Рубинштейн и т. д.

Однако включение в энциклопедический словарь было только началом полного признания писателя. Кардинально статус литератора и отношение к нему общественности изменилось после выхода в свет романа «Юлиан Отступник». Это произведение Дмитрия вписано в историю как первый в русской литературе символистский исторический роман. В 1900 году выход переведенного романа во Франции окончательно укрепил позиции писателя не только в родной стране, но и за рубежом. Эта книга принесла ему известность по всей Европе.

С 1907 года по 1918-й Мережковский работал над трилогией «Царство Зверя», в которой исследовал природу и суть отечественной монархии на обширном историческом фоне.

Мережковский Дмитрий Сергеевич (1865-1941) — биография, творчество и стихи писателя

Литератор с большой буквы

Прежде чем перейти к основным этапам биографии и творческой деятельности Дмитрия Сергеевича, стоит особо отметить его литературные достижения, благодаря которым он не просто прославился, но и навсегда вошел в историю. Выдающийся автор-модернист, эссеист и критик, Мережковский по праву считается основателем жанра историософского романа в русской литературе, а также входит в число:

  • лучших авторов Серебряного века;
  • пионеров религиозно-философского анализа литературных произведений;
  • основоположников русского символизма — нового направления для отечественного искусства.

Свою основную творческую деятельность, выражавшуюся в написании стихотворений и романов, Мережковский успешно совмещал с сочинительством совсем другого рода. Он занимался переводами, а также писал рецензии на литературные произведения.

Среди современников литератор был известен не только своими творениями, но и философскими идеями. Последние в сочетании с радикальными политическими взглядами, которых придерживался писатель, вызывали у людей прямо противоположную реакцию. Одни полностью поддерживали Дмитрия Сергеевича и одобряли его мнение, другие становились оппонентами автора и его сторонников. Но и первые, и даже вторые (несмотря на все разногласия с литератором) единодушно признавали в Мережковском талантливого автора, жанрового новатора и одного из самых оригинальных и одаренных писателей-мыслителей 20 века.

Высокую оценку творчества писателя его современниками подтверждает следующий факт его биографии: Мережковский — 10-кратный номинант на Нобелевскую премию по литературе. Впервые кандидатура Дмитрия Сергеевича на престижную награду была выдвинута в 1914 году академиком Нестором Котляревским. Но несмотря на такое количество номинирований, стать лауреатом главной премии литераторов всего мира Мережковскому не довелось.

Биография

Произведения представителя Серебряного века Дмитрия Мережковского крайне сложны для понимания и восприятия. Современному читателю этот писатель знаком как создатель журнала «Новый путь» и автор ряда религиозно-философских собраний сочинений. Помимо прочего этот мужчина вместе с дьяволицей с русалочьими глазами, поэтессой Зинаидой Гиппиус, являлся владельцем крупного петербургского литературного салона, на вечерах которого свои первые пробы пера демонстрировали классики Сергей Есенин, Александр Блок и Осип Мандельштам.

Детские годы

Выдающийся русский прозаик и поэт Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 14 августа (по новому стилю — 2 августа) 1865 года в дворцовом здании на Елагином острове. Литератор — коренной петербуржец.

В обычное время семья Мережковских жила в старом доме неподалеку от Прачечного моста, но на летний сезон перебиралась в одну из дворцовых построек, используя ее как дачу. В стенах дворца будущий литератор и появился на свет. Всего в семье было 9 детей — 6 мальчиков и 3 девочки. Дмитрий был самым младшим ребенком четы.

Род Мережковских был дворянским, но нетитулованным. Отец Дмитрия — Сергей Иванович Мережковский — всю жизнь служил чиновником и достиг немалых карьерных высот. К моменту появления на свет девятого ребенка он дослужился до чина действительного статского советника и работал при императорском дворе, но на этом не остановился. Наивысшим постом в карьере Сергея Ивановича стал тайный советник. Именно в этом чине отец семейства вышел в отставку в 1881 году в возрасте 59 лет.

Мать Дмитрия — Варвара Васильевна Чеснокова — занималась ведением хозяйства и воспитанием детей. Она была дочерью обер-полицмейстера, управлявшего канцелярией в Петербурге. Женщина удивительной красоты, она, несмотря на свой ангельский характер, ловко и умело командовала мужем, который при всей своей эгоистичности и черствости буквально боготворил супругу. Именно Варваре Васильевне принадлежит заслуга в том, что ее дети хотя бы отчасти получали родительское (а, вернее, материнское) тепло и ласку.

Многолетняя служба чиновником ожесточила Сергея Ивановича и превратила его изнутри в настоящий кремень. К детям он относится строго и при этом пренебрежительно.

Благодаря высокому положению отца, семья Мережковских была богатой (в частности — владела великолепным имением-дворцом в Крыму) и могла позволить себе жить с шиком, в роскоши. Однако несмотря на широкие возможности и материальное благосостояние семьи, дом Мережковских был обставлен по-простому, а на обеденном столе не было изысканных блюд или обилия яств.

Скромная жизнь в режиме повышенной бережливости была решением главы семейства. Таким образом Сергей Иванович надеялся уберечь детей от двух распространенных пороков — мотовства и любви к роскоши.

Сопровождая мужа в служебных разъездах, Варвара Васильевна препоручала заботу о детях экономке немецкого происхождения и пожилой няне. Последняя в качестве сказки на ночь рассказывала маленькому Дмитрию жития святых, что в результате стало главной причиной его экзальтированной религиозности на уровне фанатизма.

Впоследствии детские воспоминания Дмитрия выльются в его произведения — «Автобиографические заметки» в прозе и «Старинные октавы» в стихах.

Личная жизнь

Брак с Зинаидой Николаевной Гиппиус (1869-1945) с 1889 г. Поэтесса, писательница, ближайший друг и идейный спутник мужа на всю жизнь. Жизнь этих двух людей – уникальный творческий союз. Они оба считаются идеологами русского символизма.

З.Н. Гиппиус родилась в г. Белёве (Тульская область) в семье юриста. Получила в основном домашнее образование, т.к. семья часто меняла место жительства в связи со службой отца. Много читала. Стихи начала писать в возрасте 7 лет.

Детей в семье Мережковских не было.

Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус

Пробы пера

В 1876 году юный Дмитрий стал учеником Третьей классической гимназии Петербурга. Атмосферу заведения уже подросший гимназист позже охарактеризует как убийственную. Чтобы как-то отвлечься от бесконечных зубрежек и выправок, 13-летний Дмитрий начинает пробовать свои силы в поэзии — на свет появляются первые стихотворные строки Мережковского. Стилем написания он подражал «Бахчисарайскому фонтану» Пушкина.

Там же в стенах гимназии начинающий сочинитель открыл для себя творчество Мольера и под влиянием нового увлечения сформировал «мольеровский кружок». Никакой политической подоплеки в организованном Дмитрием сообществе не было, однако в императорской канцелярии посчитали иначе — все члены кружка были приглашены на допрос.

Неизвестно, чем кончилась бы эта история, если бы в нее не вмешался отец Дмитрия. Благодаря своему высокому положению он уладил дело, а заодно узнал о первых проявлениях поэтического таланта у сына. Сергея Ивановича всерьез заинтересовал литературный дар младшего отпрыска и он начал сводить Дмитрия со знатоками сочинительского дела.

Летом 1879 года Мережковский выступил со своими стихами перед княгиней Елизаветой Воронцовой. Престарелая дама была очарована творениями юноши и, разглядев в нем не только талант, но и необыкновенную душевную чуткость, призвала продолжать сочинять.

Следующим знаменитым критиком стал Федор Достоевский, но его вердикт кардинально отличался от мнения Воронцовой. Встреча двух авторов — начинающего и прославленного — состоялась в 1880 году. Читая свои стихи перед Достоевским, юноша краснел, бледнел, запинался и заикался.

«Нетерпеливая досада», не сходившая с лица писателя в течение всего выступления, во время оглашения вердикта выразилась в словах Федора Михайловича: «Слабо. Не годится. Чтобы хорошо писать, надо страдать и страдать». Сергей Иванович поспешил возразить: «Пусть лучше не пишет, чем страдает». Но было поздно — стремление добиться признания уже засело в сознании Дмитрия.

Дебют и слава

Отрицательная оценка его творчества глубоко зацепила Мережковского. Оскорбленный и раздосадованный невысоким мнением Достоевского о его поэтических способностях, Дмитрий начал с удвоенным рвением добиваться общественного признания. В том же 1880 году на страницах журнала «Живописное обозрение» появляется дебютная публикация Мережковского — стихотворения «Тучка» и «Осенняя мелодия».

После этого он начинает регулярно печататься в различных изданиях. Из первых творений наибольшую популярность поэту принес стих «Сакья-Муни», вошедший почти во все сборники для чтецов-декламаторов того времени. Это стихотворение открыло автору путь в большую литературу. Кроме того, к наиболее известным поэтическим творениям Дмитрия Сергеевича относятся следующие стихи:

  • «Дети ночи»;
  • «Родное»;
  • «Двойная бездна»;
  • «Природа»;
  • «Любовь — вражда» и другие.

Первая книга литератора («Стихотворения») и первая поэма («Протопоп Аввакум») увидели свет в 1888 году. Этот год принято считать началом творческой деятельности Мережковского.

Тяжелый творческий путь

Постепенно творчество Мережковского меняет свое направление. Литератор все дальше отходит от поэзии и развивается как писатель-прозаик. Причиной этому стало открытие автором ранее неизведанной и крайне интересной для себя темы — это драматургия Древней Греции.

Литератор увлеченно переводил творения Еврипида, Софокла, Эсхила. Эти его труды были опубликованы в ежемесячном издании «Вестник Европы». Прозаический перевод романа «Дафнис и Хлоя» был выпущен отдельной книгой. Но ни один из мережковских переводов античной литературы не получил заслуженного отклика. Все они были оценены по достоинству и даже названы «гордостью русской школы художественного перевода» только впоследствии, спустя много лет, после смерти писателя.

Приблизительно такая же судьба была у мережковских эссе (кратких сочинений со свободной композицией) и статей. Героями этих коротких работ-размышлений становились такие видные литераторы, как:

  • Гончаров;
  • Достоевский;
  • Короленко;
  • Майков;
  • Пушкин;
  • Сервантес;
  • Плиний;
  • Ибсен и многие другие.

Каждая статья Мережковского была равнозначна полноценному серьезному произведению. Но вместо славы одного из самых проницательных и тонких критиков рубежа 19−20 веков, которая должна была принадлежать писателю по праву, Дмитрий Сергеевич стал настоящим изгнанником в мире искусства и как критик, и как литературовед.

Несмотря на успех в качестве автора и признание современниками его одаренности, Дмитрий Мережковский входит в число самых недооцененных писателей. Многие его творения не получили должной востребованности при жизни литератора.

Неприятие произведений Мережковского было обусловлено их жанровой новизной. Критика субъективного типа, которую практиковал автор, обрела популярность много позже, став разновидностью литературно-философского эссе.

Успешный изгнанник

В 1892 году свет увидел второй сборник стихов Дмитрия, названный «Символы». Это наименование стало программным для формировавшегося в то время зародыша модернизма. Осенью того же года писатель выступил со скандальной лекцией, в которой он рассказывал о причинах упадка современной русской литературы и о новых течениях в этой области.

Как и сборник «Символы», эта лекция была объявлена манифестом символизма, а также модернистского обновления искусства. В ходе своего выступления Мережковский создавал своеобразный план искусства нового типа, особо выделяя на нем три линии:

  • «язык символа»
  • «мистическое содержание»;
  • импрессионизм.

Согласно утверждениям литератора, эти составляющие нового искусства способны обеспечить расширение «художественной впечатлительности» современной русской словесности. Автор подчеркивал, что каждый из трех компонентов нового движения есть в произведениях таких писателей, как:

  • Тургенев;
  • Толстой;
  • Гончаров;
  • Достоевский.

Так Мережковский подводил лекцию к заключительному выводу, что модернизм по своей сути продолжает тенденции классики русской литературы. Это выступление писателя стало сенсацией. Но излишне подчеркивать, что выдвинутые им теории были приняты в лучшем случае насмешливо или презрительно.

Несмотря на это, в 1896 году Мережковский был включен в знаменитую «Энциклопедию» Брокгауза и Ефрона. В энциклопедической заметке он характеризовался как «известный поэт». На тот момент литератору было 30 лет. Позже многие стихи Мережковского стали текстовой частью музыкальных композиций и песен. В частности, они были положены на музыку такими прославленными композиторами, как:

  • Рахманинов;
  • Чайковский;
  • Рубинштейн и т. д.

Однако включение в энциклопедический словарь было только началом полного признания писателя. Кардинально статус литератора и отношение к нему общественности изменилось после выхода в свет романа «Юлиан Отступник». Это произведение Дмитрия вписано в историю как первый в русской литературе символистский исторический роман. В 1900 году выход переведенного романа во Франции окончательно укрепил позиции писателя не только в родной стране, но и за рубежом. Эта книга принесла ему известность по всей Европе.

С 1907 года по 1918-й Мережковский работал над трилогией «Царство Зверя», в которой исследовал природу и суть отечественной монархии на обширном историческом фоне.

Дмитрий Мережковский краткая биография

Мережковский Дмитрий Сергеевич биография прозаика, поэта, драматурга, религиозного философа и критика изложена в этой статье.

Мережковский Дмитрий Сергеевич краткая биография

Дмитрий Сергеевич Мережковский появился на свет в Санкт-Петербурге в 1866 году в семье мелкого дворцового чиновника.

Обучаясь в гимназии, в возрасте 15 лет он делает первые творческие шаги. Однажды со своим отцом он пришел в гости к Достоевскому, который выслушал стихи юноши, раскритиковал их.

Как поэт Мережковский заявляет впервые о себе в 1888 году – тогда вышел его первый сборник под названием «Стихотворения».

С 1884 года обучается сразу в двух университетах на историко-филологических отделениях — В Московском и Петербургском. В это время Дмитрий увлекается позитивистской философией и сближается с сотрудниками «Северного вестника» — Короленко, Успенским, Гаршиным. Но данной увлечение было коротким – познакомившись с идеями и поэзией В. Соловьева, Мережковский переходит к философии символизма.

В 1889 году он женился на Зинаиде Гиппиус, в которой счастливо прожил до конца жизни. С 1880-х и в 1890-е годы супружеская пара путешествовала по Европе. Мережковский занимался переводом античных трагедий с латыни и греческого языка, также выступал как критик. В 1896 году выходит его новый сборник «Новые стихотворения».

С 1899 года у Дмитрия Сергеевича начинается время смены мировоззрения. Он увлекся вопросом христианства и соборной церкви, смысла и значения Евангелия.

Продолжая писать, Мережковский уделил время исторической прозе, создав трилогию «Христос и антихрист», в центре которой борьба принципов, языческого и христианского. Первое произведение трилогии — «Смерть богов. Юлиан Отступник» издано в 1896 году. В 1901 году вышла с печати ее вторая часть — «Воскресшие боги. Леонардо да Винчи». Завершающая часть — «Антихрист. Петр и Алексей» — была напечатана в 1905 году. В 1909 году Дмитрий Сергеевич издает четвертую книгу стихотворений «Собрание стихов».

В марте 1906 года семья Мережковских уехали в Париж, где и прожили до середины 1908 года. В соавторстве со своей женой написал книгу под названием «Le Tsar et la Revolution» и начал работу над «Царством Зверя», посвященной русской истории.

Стоит отметить, что проза Мережковского была популярна в Европе. Но в России подвергалась жесткой цензуре, из-за высказываний писателя на счет официальной церкви и самодержавия.

После Октябрьской революции, спустя 2 года Мережковские переезжают жить в Варшаву, где занимаются политической деятельностью. Но как только Польша подписала мирный договор с Россией, они выехали в Париж. Там семья Мережковских в 1927 году организовала религиозно-философское и литературное общество под названием «Зеленая лампа».

В 1931 году Мережковского было выдвинуто на получение Нобелевской премии, но досталась она И. Бунину.

Умер Мережковский Дмитрий Сергеевич в 1941 году, 9 декабря в Париже.

Дмитрий Сергеевич Мережковский — краткая биография

ФИО: Мережковский Дмитрий Сергеевич
Дата рождения: 02.08.1865
Место рождения: Санкт-Петербург
Знак зодиака: Лев
Деятельность: Поэт, переводчик, литературный критик, историк
Дата смерти: 09.12.1941 (76 лет)

Д. Мережковский был выдающимся писателем, литературным критиком, переводчиком, религиозным философом Серебряного века, но всё его творчество и политические взгляды вызывали неоднозначное к нему отношение, хотя его признавали одним из самых оригинальных мыслителей своего времени.

Мережковского много раз выдвигали кандидатом на Нобелевскую премию, но он так и не был её удостоен.

Он обладал огромным талантом и дарованием, который оценивали и принимали, но всегда с оговорками и холодным уважением.

Биография

Произведения представителя Серебряного века Дмитрия Мережковского крайне сложны для понимания и восприятия. Современному читателю этот писатель знаком как создатель журнала «Новый путь» и автор ряда религиозно-философских собраний сочинений. Помимо прочего этот мужчина вместе с дьяволицей с русалочьими глазами, поэтессой Зинаидой Гиппиус, являлся владельцем крупного петербургского литературного салона, на вечерах которого свои первые пробы пера демонстрировали классики Сергей Есенин, Александр Блок и Осип Мандельштам.

Литератор с большой буквы

Прежде чем перейти к основным этапам биографии и творческой деятельности Дмитрия Сергеевича, стоит особо отметить его литературные достижения, благодаря которым он не просто прославился, но и навсегда вошел в историю. Выдающийся автор-модернист, эссеист и критик, Мережковский по праву считается основателем жанра историософского романа в русской литературе, а также входит в число:

  • лучших авторов Серебряного века;
  • пионеров религиозно-философского анализа литературных произведений;
  • основоположников русского символизма — нового направления для отечественного искусства.

Свою основную творческую деятельность, выражавшуюся в написании стихотворений и романов, Мережковский успешно совмещал с сочинительством совсем другого рода. Он занимался переводами, а также писал рецензии на литературные произведения.

Среди современников литератор был известен не только своими творениями, но и философскими идеями. Последние в сочетании с радикальными политическими взглядами, которых придерживался писатель, вызывали у людей прямо противоположную реакцию. Одни полностью поддерживали Дмитрия Сергеевича и одобряли его мнение, другие становились оппонентами автора и его сторонников. Но и первые, и даже вторые (несмотря на все разногласия с литератором) единодушно признавали в Мережковском талантливого автора, жанрового новатора и одного из самых оригинальных и одаренных писателей-мыслителей 20 века.

Высокую оценку творчества писателя его современниками подтверждает следующий факт его биографии: Мережковский — 10-кратный номинант на Нобелевскую премию по литературе. Впервые кандидатура Дмитрия Сергеевича на престижную награду была выдвинута в 1914 году академиком Нестором Котляревским. Но несмотря на такое количество номинирований, стать лауреатом главной премии литераторов всего мира Мережковскому не довелось.

Детство и юность

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 2 августа 1865 в столице Франции – Париже. Отец писателя Сергей Иванович был чиновником, а мать Варвара Васильевна вела домашнее хозяйство и занималась воспитанием детей. Известно, что в семье Мережковских было шестеро сыновей и три дочери. Дмитрий был самым младшим и поддерживал тесные отношения только с братом Константином, который впоследствии стал биологом.


Портрет Дмитрия Мережковского

Обстановка в доме Мережковских была простая: стол никогда не ломился от яств, так как глава семейства таким образом заранее отучал детей от распространенных пороков — мотовства и стремления к роскоши. Уезжая в служебные поездки, родители оставляли детей на попечении немки-экономки и старой няни, которая перед сном рассказывала Дмитрию сказки, основанные на житие святых.

В дальнейшем биографы пришли к выводу, что рассказы няни стали причиной фанатичной религиозности, в раннем детстве проявившейся в характере создателя стихотворения «Дети ночи». Также на духовное становление поэта оказало влияние и то, что писатель с юных лет сроднился с чувством одиночества, которое впоследствии находило отражение в его книгах и стихах.


Дмитрий Мережковский

В 1876 году Дмитрий поступил в Третью классическую гимназию Петербурга. Мережковский-старший, интересовавшийся прозой и поэзией, первым оценил успехи наследника на поприще стихосложения. В 1880 году отец, воспользовавшись знакомством с графиней Софьей Андреевной Толстой, вдовой поэта Алексея Константиновича Толстого, привел сына в дом к Федору Михайловичу Достоевскому, чтобы он оценил литературный талант отпрыска.

Позже в «Автобиографической заметке» Дмитрий Сергеевич напишет, что во время прочтения работ сильно волновался. Достоевский же, дослушав юного литератора до конца, заявил, что материал крайне сырой и слабый, а чтобы писать шедевры, необходимо пройти через все круги ада и узнать, что такое страдание и непонимание.


Дмитрий Мережковский в последние годы жизни

В 1884 году Дмитрий стал студентом историко-филологического факультета Петербургского университета. Здесь будущий писатель увлекся философией позитивизма, а также проявил интерес к французской литературе. В 1888 году Мережковский защитил дипломное сочинение о философе эпохи Возрождения — Монтене, окончил университет и решил посвятить себя исключительно литературному труду.

«Собрание стихов»

Четвертый сборник «Собрание стихов» вышел в 1909 году. Новых стихотворений в нем было немного, поэтому книга эта являлась, скорее, антологией. Однако определенный подбор произведений, сделанный Мережковским, придал сборнику современность и новизну. В него были включены только произведения, отвечавшие изменившимся взглядам автора. Новый смысл обрели старые стихотворения.

Мережковский среди поэтов-современников был резко обособлен. Он выделялся тем, что выражал в своем творчестве общие настроения, тогда как А. Блок, Андрей Белый, К. Бальмонт, даже касаясь «злободневных» общественных тем, говорили прежде всего о себе, о собственном отношении к ним. А Дмитрий Сергеевич даже в самых интимных признаниях выражал всеобщее чувство, надежду или страдание.

Литература

Литературный дебют Мережковского состоялся в 1880 году в журнале «Живописное обозрение». Тогда в издании были опубликованы стихотворения «Тучка» и «Осенняя мелодия». В 1888 году в Петербурге вышла первая книга Мережковского «Стихотворения (1883-1887)», в 1892 – сборник «Символы (Песни и поэмы)» и в 1893 – брошюра «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы».


Писатель Дмитрий Мережковский

1899 год стал для Дмитрия Сергеевича поворотным. Писатель в трудах все чаще обращался к религиозным вопросам, а спустя два года, в 1901 году, Зинаида Гиппиус подала Мережковскому идею создания философско-религиозного кружка, в котором интеллигенция могла бы обсуждать насущные вопросы.

Популярность к Дмитрию пришла с его первой романной трилогией «Христос и Антихрист»: «Смерть богов. Юлиан Отступник», «Воскресшие боги (Леонардо да Винчи)» и «Антихрист Петр и Алексей».

Весной 1906 года Дмитрий Сергеевич с супругой отправился во Францию. Именно там вышел в свет совместный с женой и Дмитрием Философовым труд «Царь и Революция». В Париже поэт также начал работу над трилогией на тему русской истории XVIII-XIX веков «Царство Зверя».

В 1908 году публикуется первая часть этой трилогии – «Павел I», за которую писателя чуть не посадили в тюрьму, вторая часть «Александр I» выходит в свет спустя пять лет в 1913 году, а третья «14 декабря» — в 1918-ом.


Полное собрание сочинений Дмитрия Мережковского

В 1909 году библиография поэта пополнилась четвертым сборником стихов под названием «Собрание стихов», а в 1915 году был опубликован сборник «Было и будет: Дневник 1910-1914» и литературное исследование «Две тайны русской поэзии: Некрасов и Тютчев».

Самые популярные произведения Дмитрия Мережковского 20-30-х годов: «Рождение Богов» (второе название «Сумерки Богов»), «Мессия», «Наполеон», «Тайна Запада: Атлантида-Европа», «Иисус Неизвестный», «Павел и Августин», «Франциск Ассизский» и «Данте».

Путешествия, переводы и обоснование символизма

В конце 1880-х и в 1890-е гг. они много путешествовали по разным странам Европы. Дмитрий Сергеевич переводил с латыни и греческого античные трагедии, а также выступал в роли критика, публиковался в таких изданиях, как «Труд», «Русское обозрение», «Северный вестник».

Мережковский в 1892 году прочел лекцию, в которой дал первое обоснование символизма. Поэт утверждал, что импрессионизм, язык символа и «мистическое содержание» могут расширить «художественную впечатлительность» русской словесности. Сборник «Символы» появился незадолго до этого выступления. Он дал имя новому направлению в поэзии.

Личная жизнь

Первым серьезным амурным увлечением Мережковского была дочь издательницы «Северного Вестника». Летом 1885 года писатель даже совершил путешествие с семьей избранницы по Франции и Швейцарии, однако этот любовный роман так ни к чему и не привел.

В январе 1889 года Мережковский вступил в брак с Зинаидой Гиппиус, будущей поэтессой и писательницей, которая стала на всю жизнь его ближайшим другом, идейным спутником и соучастницей духовных и творческих исканий. Союз Мережковского и Гиппиус — самый известный творческий тандем в истории русской культуры «серебряного века».


Зинаида Гиппиус, жена Дмитрия Мережковского

Современники отмечали, что влюбленные, являясь полной противоположностью друг друга, были неотделимы друг от друга. Достоверно известно, после знакомства молодые люди стали ежедневно встречаться в парках, причем встречи эти происходили строго инкогнито. Каждый беззаботно начинавшийся разговор Зинаиды и Дмитрия выливался в жаркую полемику, которая только доказывала их мистическое родство душ.

Гиппиус еще до знакомства с Дмитрием часто предлагали выйти замуж, но свободолюбивая барышня всегда отвечала отказом. С Мережковским все было иначе. У писателей не было этих глупых объяснений в любви, которые дьяволица на дух не переносила, и в один из дней они решили без лишней помпезности узаконить отношения, начав жить вместе.

8 января 1889 года в Тифлисе состоялась церемония венчания. День свадьбы пара никак не отмечала. По возвращении домой каждый из них ушел в работу: Мережковский – в прозу, а Гиппиус – в поэзию. Много позже в мемуарах поэтесса призналась, что для нее это все было настолько несущественно, что на утро следующего дня она уже и не помнила, что вышла замуж.


Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус

Достоверно известно, что интимных отношений между супругами не было. Златокудрую особу в принципе не интересовали плотские утехи, а Мережковский, зная о нраве жены, принимал ее со всеми плюсами и минусами. Зинаиде часто приписывали романы на стороне, но и Мережковский не отставал от супруги. Именно реакция Гиппиус на увлечения мужа вызывала ссоры, которыми омрачался этот союз.

Самый большой скандал в семье вызвали отношения Мережковского с Еленой Образцовой — давней поклонницей писателя. В начале апреля 1901 года барышня приехала в Петербург, и поэт неожиданно закрутил с почитательницей его творчества интрижку. В конце июля 1902-го Образцова прибыла к супругам вновь: формально — чтобы предложить материальную помощь журналу «Новый путь», в действительности — по причинам романтическим. В конечном итоге Гиппиус со скандалом выставила любовницу из дома.


Зинаида Гиппиус, Дмитрий Философов, Дмитрий Мережковский

В 1905 году семья Мережковских сблизились с публицистом Дмитрием Философовым. Литераторы вместе творили и вместе жили. В глазах общества «тройственный союз» писателей был верхом неприличия. Люди осуждали Дмитрия, говоря, что таким поведением супруга опозорила в первую очередь его.

Поборники морали забывали, что с Дмитрием Философовым у поэтессы не могло быть никаких порочных отношений хоты бы потому, что публицист был нетрадиционной сексуальной ориентации, и от одной только мысли о физическом контакте с женщиной его «выворачивало наизнанку».

В итоге супруги предоставили друг другу полную романтическую свободу, принеся ей в жертву чувственную сторону брака. До самого конца совместного жизненного пути Дмитрий и Зинаида ощущали полное духовное и интеллектуальное единение, но о любви между ними речи уже не шло, поэтому Гиппиус и Мережковский постоянно искали новых эмоций на стороне.

Взаимоотношения с большевизмом

Мережковские в 1917 году еще жили в России. Поэту страна виделась в канун революции в образе «грядущего хама». Немного позже, прожив в Советской России два года, он утвердился в своем мнении о том, что большевизм — нравственная болезнь, которая является следствием кризиса культуры Европы. Мережковские надеялись на то, что этот режим будет свергнут, однако, узнав о поражении Деникина на юге и Колчака в Сибири, решили уехать из Петрограда.

Дмитрий Сергеевич в конце 1919 года добился права чтения своих лекций в частях Красной Армии. В январе 1920 года он вместе со своей супругой перешел на территорию, которая была оккупирована Польшей. Поэт читал лекции в Минске для русских эмигрантов. Мережковские в феврале переезжают в Варшаву. Здесь они активно занимаются политической деятельностью. Когда Польша подписала мирный договор с Россией, а супруги убедились, что «русскому делу» в этой стране положен конец, они уехали в Париж. Мережковские поселились в квартире, принадлежавшей им еще с дореволюционных времен. Здесь они наладили старые связи и установили новые знакомства с русскими эмигрантами.

Смерть

Мережковский скоропостижно скончался 9 декабря 1941 года от кровоизлияния в мозг. Через три дня состоялось отпевание поэта в православном храме Святого Александра Невского. Похоронили создателя стихотворения «Бог» на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.


Могила Дмитрия Мережковского

Известно, что на траурной церемонии присутствовало только пара человек, а могильный памятник поставили на средства, собранные французскими издателями.

Поддержка Гитлера

Мережковских не любили в русской среде. Неприязнь была во многом вызвана их поддержкой Гитлера, режим которого казался им более приемлемым, чем режим Сталина. Мережковский в конце 1930 годов увлекся фашизмом, даже встречался с одним из его лидеров — Муссолини. Он видел в Гитлере избавителя России от коммунизма, который считал «нравственной болезнью». После того как Германия напала на СССР, Дмитрий Сергеевич выступил на немецком радио. Он произнес речь «Большевизм и человечество», в которой сравнил Гитлера с Жанной д’Арк. Мережковский сказал, что этот лидер может спасти от коммунистического зла человечество. После этого выступления все отвернулись от супругов.

О творчестве Адама Мицкевича

Мицкевич – величайший поэт Польши. Его роль для польской литературы можно сравнить с ролью Пушкина для русской литературы, Шевченко – для украинской. Мицкевич был родоначальником новой польской литературы и нового польского языка.

«Когда у поляков явился Мицкевич, они перестали нуждаться в снисходительных отзывах каких-нибудь французских или немецких критиков, не признавать польскую литературу означало бы только обнаруживать свою собственную дикость», – писал Н. Г. Чернышевский.

Однако значение Мицкевича не исчерпывается его литературной деятельностью. Мицкевич был передовым политическим деятелем своего времени. Он стоял в центре польского революционного движения.

Первостепенное значение Польши в развитии передовых революционных идей века определило и мировое значение Мицкевича, который еще при жизни был для всего мира символом своего народа и его борьбы за свободу.

«Это был пластический образ судеб Польши, » – писал о Мицкевиче А. И. Герцен. Имя Мицкевича прочно вошло в сокровищницу мировой литературы и прогрессивной мысли.

А. Мицкевич родился 24 декабря 1798 г. на хуторе Заосье, близ города Новогрудка. Раньше белорусские земли принадлежали Литве, поэтому Мицкевич и называет своей родиной Литву.

В конце XIV века Литва и Польша слились в единое государство. В тех кругах общества, к которым принадлежала семья поэта, господствовали польская культура, польский язык. Этим объясняется то, что в творчестве Мицкевича польский патриотизм сочетается с горячей любовью к Литве, ее природе и обычаям.

Отец поэта, Николай Мицкевич, принадлежал к мелкопоместной шляхте. Он занимал должность адвоката при городском суде в Новогрудке.

В доме Мицкевичей были живы свободолюбивые традиции польских патриотов. Николай Мицкевич сам принимал участие в народно-освободительном восстании 1794 года под руководством Тадеуша Костюшко и старался привить чувство патриотизма и свободолюбия своим детям.

Много интересных легенд и поверий слышал юный Адам и от Блажея, значение которого для поэта можно сравнить со значением Арины Радионовны для Пушкина. Развитию поэтического воображения Мицкевича способствовала и живописная природа окрестностей Новогрудка.

В 1807 году Адам Мицкевич поступил в школу при доминиканском костеле в Новогрудке. В то время школы обычно организовывались при католических церквах.

Уже в школьные годы Мицкевич проявлял живой интерес к родной поэзии. К этому времени относятся и его первые поэтические опыты.

Позднее, в поэме «Конрад Валленрод», Мицкевич описал эту страшную картину, рассказывая о бегстве крестоносцев. Окончив школу в 1815 году Мицкевич переезжает в Вильно и поступает в Виленский университет, на физико-математический факультет, а в 1816 году он переходит на историко-филологический факультет. Виленский университет в те годы был центром культурной жизни, центром передовой общественной мысли. Среди профессоров университета были крупные ученые и видные общественные деятели. Здесь читал лекции Иоахим Лелевель – родоначальник польской историографии, братья Снядецкие и др.

Иоахим Лелевель, учитель Мицкевича в годы студенчества, позднее стал его близким другом. На протяжении всей своей жизни стоял в центре польского революционного движения.

Под влиянием Лелевеля в Виленском университете возникли тайные патриотические студенческие организации: «Общество филоматов» и «Общество филаретов» на первый план выдвигались политические цели: будить в народе патриотические стремления, бороться за освобождение родины. Мицкевич был самым активным членом обществ и их идейным вдохновителем.

В 1818 году Мицкевич окончил университет и был направлен в Ковно на должность учителя уездной школы.

В Ковно Мицкевич увидел необыкновенную бедность и нищету народа, угнетаемого царскими властями и царской полицией. Это способствовало формированию революционных взглядов поэт, пониманию необходимости решительной борьбы за освобождение народа.

Эволюция в мировоззрении молодого Мицкевича определила во многом и развитие его творчества. В своих ранних произведениях ( до 1820 года ) Мицкевич продолжал традиции гражданского классицизма, которые характеризовал литературу XVIII века просвещения. Мицкевич пишет в это время антиклерикальную повесть «Анеля» в духе Вольтера, поэму «Картофель» и трагедию «Демосфен». Уже в этих произведениях Мицкевича звучат патриотический пафос, вера в прогресс, мечта «о временах грядущих», когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся».

Наиболее значительными произведениями этого периода были «Песнь Адама» – первый гимн филаматов, «Песня филаретов» и знаменитая «Ода к молодости».

В «Оде к молодости» Мицкевич воспел порыв молодого энтузиазма, который сокрушает устои старого мира. Союз польской молодежи поставил эпиграфом к своему уставу, принятому в этом году, слова из «Оды к молодости»:

Друзья младые! Вставайте разом!

Счастье всех – наша цель и дело.

Мицкевич понимал, что для выражения новых идей, для того, прогрессивные мысли стали достоянием народа, необходимы новые литературные формы. Молодой поэт обращается к народному творчеству, видя в нем животворный источник поэзии. Так появляются первые баллады Мицкевича, которые знаменуют начало польского романтизма.

Мицкевич в своих балладах использует сюжеты народной поэзии, фантастику сказок и преданий. Но поэта привлекли в народном творчестве не только фантастика и яркие образы. В народе Мицкевич видел носителя гуманных чувств, правдивых суждений, высокого патриотического духа.

В своих балладах он стремился воплотить народные понятия о справедливости, нравственном долге, патриотизме.

В 1822 году был издан первый том произведений поэта, в который вошли его баллады и романсы.

Идеи и темы, намеченные в балладах, Мицкевич развил в дальнейшем в своих крупных произведениях этого периода: в поэмах «Гражиня» и «Дзяды» (2 и 4 части), вошедших во второй том его произведений.

Патриотический сюжет баллады «Свитезь» – о подвиге народа, погибшего, но не покорившегося врагу, – перекликается с сюжетом поэмы «Гражина», к которой описана героическая борьба литовского народа против крестоносцев. В основу сюжета поэмы «Гражина» положен реальный эпизод из истории Литвы начала XV века.

( Князь Новогрудка Литавор замыслил изменить литовскому князю Витольду из-за того, что тот на хотел выдавать город Лиду, приданое его жены Гражины. Она надевает доспехи Литавора и вступает в сражение против тевтонских рыцарей. Погибает. Литавр мстит за нее, убивает командора и искупает свою вину, восходя на костер вместе со своей женой. )

Исторический сюжет под пером Мицкевича приобрел романтическую окраску. Он ярко, со страстью воспел подвиг отважной народной героини.

Во второй том поэзии Мицкевича были включены 2 и 4 части драматической поэмы «Дзяды» Первая часть поэмы осталась не завершенной, третья часть появились через десять лет и носила самостоятельный характер.

В предисловии ко второй части Мицкевич объясняет название поэмы: «Дзяды – это название торжественного образа, доныне справляемого простым народом во многих местностях Литвы, Пруссии, Курляндии в память «Дзядов», то есть умерших предков». Мицкевича привлекла в этом старинном образе не только романтическая таинственность, особое значение приговора над земными делами людей. В первых частях «Дзядов» уже намечается социальная схема, которая в дальнейшем займет главное положение в творчестве Мицкевича.

В 1822 году царское правительство начинает преследование тайных организаций в Польше и Литве. В

Следствие по делу филаретов было закончено весной 1824 года 21 апреля. Мицкевич был выпущен из тюрьмы на поруки Левеля и остался в Вильно, Ожидая решения по своему делу. 22 октября Мицкевичу было передано распоряжение, не позднее чем через два дня выехать в Петербург.

Приезд в Россию знаменовал для Мицкевича начало нового периода в его жизни творчестве.

Позднее, в третьей части «Дзядов» Мицкевич описал свое настроение по дороге в Россию.

Однако, сверх его ожиданий, пребывание в России оказалось очень благоприятным для формирования его мировоззрения и развития его творчества. В Петербурге Мицкевича встречали восторженно. Он скоро сближается с декабристами К. Рылеевым и А. Бестужевым, которые становятся его друзьями.

Рылеев, Бестужев, их друг Туманский были знакомы с творчеством Мицкевича еще до приезда польского поэта в Россию. Рылеев написал стихотворение «Воспоминание» по мотивам одноименного сонета Мицкевича, а Туманский перевел этот сонет. Но их сближали не только творческие интересы, а прежде всего общие идеи и цели революционной борьбы. Мицкевич пробыл в Петербурге около трех месяцев, а затем был направлен в Одессу, чтобы занять должность преподавателя в лицее Римелье. Свободных мест не оказалось. Из Петербурга пришло предписание не оставлять неблагонадежного поэта в Одессе, а отправить его во внутренние губернии России.

Пока шла переписка насчет дальнейшего местопребывания Мицкевича, он посетил Крым, который произвел очень сильное впечатление на поэта и вдохновил его на создание прекрасного цикла «Крымских сонетов».

Когда Мицкевич вернулся из Крыма, он узнал о своем назначении в канцелярию московского генерал-губернатора.

В конце 1825 года Мицкевич приехал в Москву.

Огромное влияние на Мицкевича оказал исход восстания декабристов. Он тяжело переживал жестокую расправу Николая I с героическими революционерами. Один из биографов поэта писал: “Нельзя предугадать, взялся бы Мицкевич за оружие если, если бы оказался в Петербурге во время восстания 14 декабря 1825 года. Но несомненно, что он бы разделил их судьбу …”.

Первое время Мицкевич жил в Москве уединенно, общаясь лишь со своими виленскими друзьями филоматами.

Весной 1826 года Мичкевич познакомился с Московским литератором Николаем Полевым, который ввел его в литературное общество Москвы. Мичкевич сблизился с виднейшими представителями русской литературы – Баратынским, Веневитиновым, Вяземским, Соболевским и другими. В октябре 1826 года состоялось знакомство Мицкевича с Пушкиным, которое потом переросло в искреннюю дружбу.

12 октября 1826 года Мицкевич присутствовал при чтении Пушкиным «Бориса Годунова» у поэта Д. Веневитинова.

С этого времени и вплоть до своего отъезда Мицкевич находился в центе культурной жизни России. Живя в Москве, временами приезжал в Петербург, Мицкевич был литературных вечеров, встреч, где он, обладавшей непревзойденным талантом импровизатора, часто выступал. Сохранилось много воспоминаний об этих импровизациях поэта. В Петербурге Мицкевич познакомился с Жуковским, Грибоедовым, Крыловым, Дельвингом, много времени проводил в беседах с Пушкиным.

Мицкевич намеривался издавать в России польский журнал «Ирида», который бы способствовал расширению польско-русских культурных связей. Однако ему, как лицу «подозрительному», это издание было запрещено.

Трудно переоценить значение русского периода жизни для развития творчества Мицкевича. Ярый враг самодержавия, он обрел свой гражданский язык в общении с русскими революционерами.

В России Мицкевич сформировался как поэт дружбы славянских народов. Здесь он стал глубже смотреть на вопрос о национальной независимости Польши, Поняв его тесную связь с международной политикой. В эти годы он становится глашатаем политической свободы.

Одновременно происходил и рост художественного мастерства Мицкевича, что было связано с общением с русскими литературными деятелями, и прежде всего с Пушкиным.

Общий уровень русской культуры был значительно выше польской. «Мы отстали в литературе на целое столетие», – писал Мицкевич своему другу Одынину.

Во время своего пребывания в России Мицкевич создал целый ряд прекрасных лирических стихотворений. В 1826 году отдельным изданием вышли его «Сонеты». Он перевел на польский язык две арабские баллады, написал стихотворение «Фарис», баллады «Воевода» и «Три Будрыса».

В его балладах, написанных в России, нет чрезмерной фантастики и дидактики, они ближе к балладам Пушкина, не случайно именно «Воеводу» и «Будрыса» выбрал для перевода Пушкин.

Вершиной творчества Мицкевича этого периода явилась поэма «Конрад Валленрод», напечатанная в 1828 году. Это патриотическая поэма. Сюжет ее взят из истории XIV века.

Поэма Мицкевича имела огромное значение. Она призывала к борьбе за свободу родины, во имя которой не страшны никакие жертвы.

Именно так воспринимали ее польские патриоты в дни восстания 1830 года: она была для них боевым призывом к действию. Высокую оценку получила поэма Мицкевича в среде русских литераторов. Ксенофонт Полевой писал: «Многочисленный круг русских почитателей поэта знал эту поэму, не зная польского языка, то есть знал ее содержание, изучал подробности и красоты ее. Это едва ли не единственный в своем роде пример.

В 1828 году в Петербурге вышли два тома сочинений Мицкевича.

После отъезда из России (15 мая 1829 года) Мицкевич посетил Берлин, Прагу, Карлсбад, Дрезден. Вместе со своим другом Э.Одынцом он присутствовал на юбилейных торжествах в честь восьмидесятилетия со дня рождения Гетте в Веймаре. Мицкевич переезжает в Дрезден. Здесь он пишет патриотический – повстанческие стихотворения «Редут Ордона», «Смерть командира», и как боевой отклик на минувшие события была создана третья часть Дзядов. В третьей части «Дзядов» Мицкевич создает поражающие силой обличения, сарказма и гнева образы душителей и палачей народа, жалких слуг царизма. Таковы сенатор Новосильцев, прокурор Байков и их сообщники.

Знаменательно, что среди действующих лиц поэмы Мицкевич выводит образ декабриста Бестужева, тем самым подчеркивая связь польской национольно-освободительной борьбы с русским революционным движением.

К третьей части Мицкевич присовокупил так называемый «Отрывок», состоящий из нескольких стихотворений: «Дорога в Россию», «Русским друзьям» и др. «Отрывок» был связан с поэмой своей антицаристской направленностью и единством революционных идеалов.

В июне 1832 года Мицкевич покинул Дрезден и переехал в Париж, где в это время находилось большинство польских эмигрантов. Мицкевич примкнул к демократическому лагерю польской эмиграции, во главе которой стояли известные политические деятели Иоахим Лелевель, Станислав Ворцель. Мицкевич принимает деятельное участие политической жизни эмиграции. Он редактирует газету «Польский пилигрим» и помещает в ней целый ряд своих статей, в которых призывает соотечественников к совместной со всеми восставшими народами Европы борьбе против европейской реакции и ее оплота – царского самодержавия.

В Париже Мицкевич создает свое крупнейшее произведение – замечательную реалистическую поэму «Пан Тадеуш».

Адам Мицкевич в восприятии русских современников

(«Апофеоз Мицкевича»:
польский поэт-эмигрант и его восприятие русскими современниками в середине XIX-го века)

Русско-польские культурные контакты имеют очень давнюю и богатую историю, насчитывая много веков интенсивного и плодотворного взаимодействия. Разнообразное и неоднозначное влияние, оказывавшееся на протяжении всего этого времени представителями одной культуры на творцов другой, поистине трудно переоценить. Лидерство постепенно менялось: если поначалу более активную роль играла Польша, то к XIX-му веку первенство, преимущественно в литературе, окончательно укрепилось за Россией. Но, несмотря на сложные, а нередко и трагические перипетии русско-польских межгосударственных отношений в этот период, межкультурный диалог по-прежнему в полной мере сохранял свое позитивное значение для обеих сторон, способствуя расширению мировоззренческих горизонтов и духовному обогащению как польской творческой интеллигенции, так и ее русских коллег.

Знаковой и даже в чем-то символической фигурой, наглядно характеризующей насыщенную динамику этих контактов, стал величайший поэт польского романтизма Адам Мицкевич [1]. Его прославленное имя неразрывно связано не только с Польшей, но и с Россией, а русский этап его биографии, пребывание, хоть и вынужденное, Мицкевича в Петербурге, его встречи и общение с целой плеядой выдающихся русских литераторов, включая, конечно же, и Пушкина, всё это имело очень большое и стимулирующее значение для развития его творчества [2–3]. В свою очередь и сам Мицкевич во многом повлиял на своих русских современников – отголоски его лиры отчетливо слышны в стихах некоторых из них, достаточно, например, вспомнить классические образцы пушкинских переводов баллад Мицкевича.

Весьма своеобразным было и восприятие уникального и неповторимого творческого образа Мицкевича в глазах некоторых русских литераторов [4]. Можно проследить основные вехи и ключевые этапы менявшейся динамики эстетической рецепции польского поэта в России в середине XIX-го, то есть еще при его жизни и в ближайшие годы после его преждевременной трагической кончины.

Безусловно, начать следует с Пушкина, чья личная дружба с Мицкевичем оказалась в итоге существенно омрачена глубокими политическими разногласиями между ними, когда польский поэт стал добровольным изгнанником-эмигрантом, покинувшим и Польшу, и Россию вследствие рокового поражения польского национально-освободительного восстания 1830–1831 годов. Однако первоначальный этап тесных и интенсивных творческих контактов между двумя крупнейшими поэтами эпохи, ведущими лидерами своих национальных литератур, способствовал формированию устойчивого мифа об их идейно-творческом союзе – мифа, благополучно перекочевавшего из мемуаров современников на страницы недостаточно критичных филологических исследований и исторических трудов. Лишь в недавнее время, главным образом благодаря стараниям Д. П. Ивинского, этот миф пересмотрен и поколеблен, а подлинная картина непростых взаимоотношений Пушкина и Мицкевича значительно скорректирована [5–7].

Насколько можно судить по известному пушкинскому стихотворению «Он между нами жил. » (1834), посвященному Мицкевичу и оставшемуся, к сожалению, не вполне завершенным, политическая мотивация в конечном счете возобладала над изначальной романтической солидарностью. Русский автор таких ярких патетически-патриотических стихотворений с отчетливыми антипольскими инвективами, как «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина», воспевший победу Российской империи над мятежной Польшей, никак не мог одобрить антироссийские высказывания своего бывшего польского приятеля. В глазах Пушкина Мицкевич-эмигрант представал если не изменником, то отступником великого дела общеславянского единства. Непримиримость позиции политического эмигранта поневоле воспринималось как личное недоброжелательство и, пожалуй, даже неблагодарность по отношению к его прежним гостеприимным друзьям, в кругу которых ему довелось некоторое время прожить. Но политические страсти замутили былую идиллическую картину духовного единства:

Мы жадно слушали поэта. Он
Ушел на запад – и благословеньем
Его мы проводили. Но теперь
Наш мирный гость нам стал врагом – и ядом
Стихи свои, в угоду черни буйной,
Он напояет. Издали до нас
Доходит голос злобного поэта,
Знакомый голос. Боже! освяти
В нем сердце правдою твоей и миром,
И возврати ему. [8, с. 259].

Приходится с сожалением констатировать тот факт, что подавляющее большинство русских современников Мицкевича в 1830-е годы, пока еще не утихли волнения в связи с подавлением польского восстания и штурмом Варшавы, склонны были оценивать его примерно так же – как открытого и убежденного врага России, вносящего раскол в ряды славянства и тем самым сознательно, по своей собственной непростительной вине, принесшего прежнюю дружбу в жертву ожесточенному политическому противоборству [9]. Пушкин лишь в максимальной сжатом и концентрированном виде выразил это господствующее в русском обществе настроение по отношению к Мицкевичу.

В отличие от Пушкина, все-таки в значительной мере скованного господствующим негативным общественным мнением, предубежденным против поляков вообще и Мицкевича в частности, находившийся в те же годы за пределами Российской империи, на зарубежной дипломатической службе, Тютчев был свободен от такой ангажированной предвзятости и намного благожелательнее отнесся к декларировавшимся Мицкевичем историософским концепциям [10–11]. Точнее сказать, в пафосе высокого избранничества славянского мира, одухотворявшего лекции Мицкевича в Collеge de France в начале 1840-х годов, Тютчеву почудилось нечто очень созвучное его собственным заветным идеалам. Вот почему он с таким энтузиазмом откликнулся на попавшие ему в руки записи лекционного курса Мицкевича по истории славянских литератур и, не будучи лично с ним знакомым, все-таки послал ему в сентябре 1842 года из Мюнхена в Париж в высшей степени комплиментарное поэтическое послание «Еpitre a l’Apotre [Послание к апостолу]. От русского, по прочтении отрывков из лекций г-на Мискиевича», содержавшее торжественный романтизированный образ вдохновенного пророка грядущих мировых судеб славянства:

Небесный царь, благослови
Твои благие начинанья –
Муж несомненного призванья,
Муж примиряющей любви.

Недаром ветхие одежды
Ты бодро с плеч своих совлек.
Бог победил – прозрели вежды.
Ты был поэт – ты стал пророк [12, с. 149].

Тютчевское послание не несет в себе ни малейшего намека на какой-либо укор в отступничестве или враждебности Мицкевича России. Наоборот, утверждается, что польский изгнанник сумел достичь высшей нравственной гармонии духовного просветления, избавившись от недостойных истинного пророка пережитков межплеменной розни во имя братского единства во Христе всех представителей славянского мира:

Ты ж, сверхъестественно умевший
В себе вражду уврачевать, –
Да над душою просветлевшей
Почиет Божья благодать. [12, с. 149].

Остается лишь сожалеть, что такое примирительное и почти восторженное послание Тютчева так и не достигло своего адресата, да и для современников оно осталось неведомым, не повлияв на изменение отношения в русском обществе к польскому «пороку». Более того, сами мессианские идеи Мицкевича, мысленно видевшего во главе славянских народов именно Польшу, а отнюдь не Россию, вызвали позднее довольно-таки ироническую реакцию со стороны некоторых русских публицистов.

По сути дела, время для настоящего примирения русского общества с Мицкевичем наступило лишь после его смерти, когда все былые политические страсти улеглись в безмолвную темноту могилы. Смерть всегда отсекает всё лишнее. Посмертный образ великого поэта окончательно освободился от привходящих случайных деталей, а обозначилось главное – уникальная сила поэтического таланта и ключевая значимость, которую творчество Мицкевича имело для всей польской культуры. Почетное место классика польской поэзии закрепилось за ним уже навсегда. И, конечно же, вовсе не случайно у одного из польских живописцев возник замысел полотна, которое изображало бы посмертный апофеоз Мицкевича, вносимого в национальный Пантеон Польши.

Примечательна реакция на этот яркий образчик эпигонского романтизма еще одного бывшего русского знакомого Мицкевича – поэта и филолога Шевырева, имевшего возможность внимательно рассмотреть мемориальную картину на выставке изящных искусств в Варшаве осенью 1860 года [13]. Резко критическая негативная оценка художественных просчетов картины лишь подчеркивает сугубо почтительное отношение Шевырева к покойному польскому поэту, несомненно заслуживающему гораздо более удачного и совершенно увековечивания в произведении искусства: «“Апофеоза Мицкевича” Теппа, как замечали, была удачнее в рисунке, нежели в картине. Труп славного поэта несом воздушно разными лицами из его поэтических произведений, на спине у плачущей Музы. Странная мысль! Поэта, никогда не умирающего, живущего бессмертною жизнию в устах и в душе своего народа, изобразить трупом! Лицо, по всему вероятию, срисовано с маски, снятой с мертвого. Нос и профиль нисколько не напоминают Мицкевича, но уста поэта имеют поразительное сходство, сколько я их помню» [14, с. 79].

Шевырев, как и Пушкин, хорошо знал Мицкевича в конце 1820-х годов в России и тоже переводил его поэтические тексты, но только не баллады, а поэму «Конрад Валенрод». Воспоминание об этом личном общении в молодости оказались настолько прочными, что позволили Шевыреву и по прошествии более чем трех десятилетий высказать достоверное и аргументированное суждение о степени сходства романтизированного образа поэта и реального облика человека.

Так постепенно расшатывались и сходили на нет политические конъюнктурные стереотипы негативного восприятия Мицкевича-эмигранта, уступая место объективному признанию вечных и непреходящих заслуг крупнейшего национального поэта Польши, составлявшего гордость и честь своей страны [15–16]. В результате русская культура обрела свой собственный многогранный образ Мицкевича, лучше всего служащий благородному делу культурного единения и взаимопонимания двух народов.

1. Яструн М. Мицкевич. – М.: Мол. гвардия, 1963. – 608 с.
2. От Кохановского до Мицкевича. Разыскания по истории польско-русских литературных связей XVII – первой трети XIX в. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004. – 266 с.
3. Адам Мицкевич и польский романтизм в русской культуре: Сборник статей. – М.: Наука, 2007. – 283 с.
4. Хорев В. А. Польша и поляки глазами русских литераторов: Имагологические очерки. – М.: Индрик, 2005. – 232 с.
5. Ивинский Д. П. Взаимоотношения А. С. Пушкина и Адама Мицкевича как культурный миф // Научные доклады филологического факультета МГУ. – Вып. 3. – М.: Изд-во МГУ, 1998. – С. 149–160.
6. Ивинский Д. П. Миф о Пушкине и Мицкевиче // Вильнюс. – 1999. – № 1. – С. 25–35.
7. Ивинский Д. П. Пушкин и Мицкевич: История литературных отношений. – М.: Языки славянской культуры, 2003. – 431 с.
8. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. Т. 3. – Л.: Наука, 1977. – 495 с.
9. Завьялова А. А. Мицкевич Адам // Зарубежные писатели: Биобиблиографический словарь: В 2 ч. – Ч. 2. – М.: Просвещение, 1997. – С. 59–63.
10. Пигарев К. В. Тютчев и его время. – М.: Современник, 1978. – 332 с.
11. Кожинов В. В. Тютчев. – М.: Мол. гвардия, 2009. – 512 с.
12. Тютчев Ф. И. Полное собрание стихотворений. – Л.: Сов. писатель, 1987. – 448 с.
13. Ратников К. В. Польская культура XIX века глазами русских современников (Эстетические впечатления князя П. А. Вяземского и С. П. Шевырева) // Известия высших учебных заведений. Уральский регион. – 2014. – № 1. – С. 63–67.
14. Шевырев С. П. Путевые впечатления от Москвы до Флоренции // Русский архив. – 1878. – Кн. 2. – С. 75–87.
15. Поляков М. Я. Адам Мицкевич и русская литература. – М.: Знание, 1955. – 32 с.
16. Стыкалин А. С. Русские и поляки: стереотипы взаимного восприятия // Славяноведение. – 2001. – № 5. – С. 60–76.

О творчестве Адама Мицкевича: сочинение

ПОЛЬСКИЙ РОМАНТИЗМ. АДАМ МИЦКЕВИЧ

1. Исторические условия возникновения польского романтизма.

2. Жизненный и творческий путь поэта.

3. Создание романтического автопортрета в сборнике «Крымские сонеты». Образы природы Крыма.

1. Исторические условия возникновения польского романтизма

Развитие романтизма в Польше пришелся на 10 – 60 годы XIX в. – период национально-освободительной борьбы после третьего раздела Польши, создание подпольных союзов, рост национального самосознания, что проявилось в интересе к фольклору, к истории страны. Огромную роль в становлении польского романтизма сыграл западноевропейский и русский романтизм.

1822-1830 гг. стали временем становления и утверждения романтизма в польской литературе. Его влияние распространялось по мере роста революционных настроений в обществе, обострение противоречий, приведших к восстанию 1830 г. Первенство романтизма как ведущего направления польской литературы И пол. XIX в. была обусловлена прежде всего его бунтарским содержанием.

Романтизм стал выразителем намерений к возрождению страны, знаменем нескольких национальных восстаний, борьбы за уничтожение феодально-абсолютистского строя. Этапы его развития совпадали с этапами освободительного движения, определенные национальными восстаниями 1830-1831, 1846 – 1848, 1863 – 1864 гг.

Освободительное движение было в основном благородным, он не приобрел всенародный характер, и это не могло не наложить на польский романтизм своего отпечатка.

«Баллады и романсы» А.мицкевича, которые вошли в i том его «Стихотворений» (1822), стали этапом в истории польского романтизма, открыв начала направления. А предисловие к книге современники восприняли как манифест польского романтизма. В течение первого десятилетия романтизм, который вызревал в литературной борьбе с классицизмом, во многом связан с традициями просветителей и сентименталістів. Элементы нового метода проникали прежде всего в литературную балладу. Этот жанр давал возможность широкого использования сюжетов, мотивов, образов польского фольклора и воспроизведение, хоть и частично – польского, литовского, белорусского и украинского мировосприятия, подчеркивая глубинное национальное самосознание и свободолюбство.

Другим излюбленным жанром этого периода стала поэма, польском – поэтическая повесть, которая во многом зависела от национальной просветительской поэмы, но очень близка к романтической поэмы Байрона. Жанр прекрасно подходил для воплощения темы борьбы за свободу народа, но возможности личности в борьбе за всеобщее дело здесь слишком перебільшувались. В основе сюжета часто лежала история, но она служила современности.

Наибольшей славой в период становления романтизма пользовались «Гражина» А. Мицкевича (1823) и «Мария» А. Мальчевского (1825). Вершиной этого жанра в ранний период польского романтизма стал «Конрад Валленрод» (1828) А. Мицкевича, по которой появились поэмы молодого Ю. Словацкого («Шафнарі», «Гуго», «Ян Белецкий», «Араб», «Монарх»), которые получили признание.

Польская литература на данном этапе сыграла огромную революционную роль. В период с 1832 по 1846 гг. романтизм стал ведущим направлением в литературе. Подавление польского восстания 1830-1831 гг. привело к жестоким репрессиям, произведения Мицкевича и Словацкого запрещены. Развитие национальной культуры замер. Общественно-политическая жизнь и борьба в 30-е годы сосредоточились в эмиграции. В 1832 г. в эмиграции возникло Польское демократическое общество, которое разрабатывало буржуаВНО-демократическую программу освобождения Польши и оказало влияние на развитие литературы, которая должна была духовно объединить и организовать поляков для борьбы, показать народу перспективы будущего. Художник в эти годы – духовный вождь народа.

В этот период увидели свет лучшие произведения А. Мицкевича «Дзяды» и «Пан Тадеуш»; «Кордиал» Ю. Словацкого и «Небожественна комедия». Красинского. На первый план были выдвинуты романтическая драма и драматическая поэма.

Писатели пытались исторически анализировать итоги революции, что привело к появлению первых ростков реализма в сложном сочетании с романтическим искусством этого времени.

2. Жизненный и творческий путь поэта

АДАМ МИЦКЕВИЧ (1798-1855) – выходец из небогатого польского среды. Первым в польской литературе обратился к народной поэзии как источника, что помогало преодолеть зависимость национальной литературы от европейских образцов и создать самобытную литературу – не только по содержанию, но и по новаційними формами.

Баллады, сонеты и оды А.мицкевича стали толчком к борьбе за освобождение родины. Но сам он жестоко поплатился за свою революционную поэзию: власть выслала его к России, а позже он вынужден был жить в эмиграции в Западной Европе.

Родился А. Мицкевич 24 декабря 1798 года в семье безземельного шляхтича, адвоката на хуторе Заосся недалеко от м. Новогрудка, вошедшее позже в состав Белоруссии. Ранее белорусские земли принадлежали Литве, поэтому А. Мицкевич и называет своей родиной Литву. Воспитывался в демократической среде, поскольку в доме Міцкевичів почитали свободолюбивые традиции польских патриотов. Много интересных легенд и поверий слышал юный Адам от родного отца и от Блажен, значение которого для поэта можно сравнить со значением Арины Родионовны для Пушкина. Развитию поэтического воображения Мицкевича способствовала и живописная природа окрестностей Новогрудки. После окончания школы Адам поступил на физико – математический факультет Виленского университета, где проучился всего год (1815-1816 гг.). Глубокие филологические знания получил на историко-филологическом факультете, на котором учился с 1816 по 1819 годы. Во время учебы создал первые литературные произведения и считался первым поэтом университета, стал одним из организаторов молодежных организаций «філоматів» («любящих науку») и «філаретів» («любящих добродетель»),

В 1819 г. А. Мицкевич переехал в г. Ковно (ныне Каунас), где работал учителем до 1823 года. Здесь он впервые влюбился в юную аристократку Марию Верещак, которая привела к написанию сочинений на тему высокой любви. Наряду с этим молодой поэт наблюдал необыкновенную бедность и нищета народа. Это способствовало формированию революционных взглядов поэта, пониманию необходимости решительной борьбы за освобождение народа. Эволюция в мировоззрении А. Мицкевича во многом определила и развитие его творчества, которую принято делить на 3 периода.

I период – ранний (віленсько-ковенський) – до 1824 г.

Лучшие произведения – «Ода молодости» (1820). Подвиг молодости здесь сравнивался с подвигом Геракла. Автор обрисовал реальность как «глухую ночь», полную «жадных войн». И только молодость могла осветить этот мрак и на месте войн воскресить любовь, получив свободу и спасение человечеству.

«Баллады и романсы» (1822). Источником послужила творчество Шекспира и Байрона. В предисловии автор включился в спор относительно романтизма. Он выступил борцом против классицизма (резко критиковал французскую литературу XVII в.). Пытался установить исторические корни новой поэзии и тем самым объяснить ее право на существование в польской литературе. Романтизм рассматривал как род поэзии, который встречался у всех народов и в разные времена.

Автор баллад в стихах предпочитает «чувством», «вере», «сердцу» над «разумом» и эмпирическими знаниями. Поэт пытался передать народный быт и психологию простых людей; пересмотрел мотивы народного творчества; создал фантастический мир, в котором проведена четкая граница между добром и злом, где преступление наказывали, а униженные находили защиту со стороны сверхъестественных сил.

«Гражина» (1823) – положила начало героико – патетической линии польского романтизма в усвоении им исторического жанра (сюжет был взят из эпохи борьбы литовцев с Тевтонским орденом), не исключая сочетание современного и прошлого: в поэме раскрыта ситуацию, когда натиск иноземных завоевателей поставил под угрозу само существование народа. В поэме выведен властитель, который изменяет общенациональным принципам и делам, его корыстолюбие и гордость вступили в противоречие с патриотизмом. Автор оперировал моральными категориями, утверждая моральное превосходство патриотического долга и говоря о недопустимости сговора с захватчиком.

В октябре 1823 г. поэт попал в заключение за участие в тайных политических союзах. Через год ему был вынесен приговор: высылка в Россию, где он провел 4,5 года. В это время жил в Петербурге, Одессе, Москве, что были на то время центрами культурной жизни России. Эти годы стали периодом расцвета его таланта. В Петербурге Мицкевич быстро сошелся с декабристами, которые увидели в нем своего единомышленника. В июле 1825 г. поэт посетил Крым. Одесские и крымские впечатления стали основой «Сонетов» (1826 г.), которые были этапными в польском искусстве. На первый план вышла тема любви.

II период – российский (1824-1829 гг.)

«Крымские сонеты». В этом цикле на первый план выступили страдания политического изгнанника, романтично подчеркнуты колоритом мусульманского Востока.

«Конрад Валленрод» (1828 г.). В этой поэме автор обратился к истории Литвы, к борьбе с крестоносцами в эпоху Средневековья. Герой на первое место поставил патриотический долг, ради спасения Родины отказался от личного счастья. Конрад готов бороться до конца дней любыми средствами, но он одинок в стране врагов, поэтому его борьба – лишь первый шаг, который не принесет пользы, если его не поддержать. Характер Конрада и романтический, и высоко трагический. Трагизм усиленный вставными романсами и песнями.

В апреле 1829 г. А. Мицкевич уехал в Германию, в Веймар, где встретился с Гете, затем в Швейцарию и Италию. В 1830 г. поэт решил посетить родину, но узнал о восстании и на некоторое время задержался на австрийской таможне, так и не присоединившись к повстанцам (возможно, он предполагал, чем может закончиться борьба за условия неравных сил). После 1830 г. он навсегда остался в эмиграции.

III период – период эмиграции (1830-1855 гг.)

«Пан Тадеуш» (1834 г.) – это последнее значительное произведение поэта, в котором автор в мыслях вернулся к годам, которые он провел на родной земле, вернулся в «страну детских грез».

Женившись 1834 года, А. Мицкевич был перегружен заботами о многочисленную семью, а потому в начале 40-х годов отошел от поэтического творчества. Поэма «Дзяды» так и осталась незавершенной. Поэт занимался больше публицистической, преподавательской и революционной деятельностью.

В 1839-1840 гг. он читал курс лекций по истории римской литературы в Лозанне, а в 1840-1844 гг. – курс лекций по истории славянских литератур в Коллеж де Франс.

В 1848 г. Мицкевич организовал польский легион, сражавшийся за свободу Италии. 1849 года поэт в Париже издал интернациональную демократическую газету «Трибуна народов» (на франц. языке). Статьи, помещенные в этой газете, призывали к союзу народов и были отмечены живым интересом к социалистических учений поэта.

В последующие годы Мицкевич служил в парижской библиотеке «Арсенал». Во время Крымской войны он отправился с политической миссией в Константинополь, где формировались политические силы для участия в войне со стороны Турции. Здесь случайно и оборвалась жизнь выдающегося польского поэта – 26 ноября 1855 г. А. Мицкевича сначала был похоронен в Париже, а в 1890 г. – тело перевезено до Вавельского замка в г. Краков.

3. Создание романтического автопортрета в сборнике «Крымские сонеты». Образы природы Крыма

Пребывание в Крыму произвело очень сильное впечатление на Адама Мицкевича и вдохновило его на создание прекрасного цикла «Крымских сонетов». Он поразил читателей и критиков великолепием пейзажных картин, проникнутых лиризмом, образом героя – «пилигрима», который тосковал по покинутой родине, и новыми для польской поэзии восточными мотивами.

Лирический герой склонялся перед величием природы. Природа – это та мера и тот идеал, с которым сопоставляются душевные поезда поэта Пилигрима. Это резко усилило расстройство мученической души лирического героя. Автор раскрыл внутренний мир изгнанника из Литвы, который стал Пилигримом. Гробница легендарной Марии Потоцкой в Бахчисарае навела его на мысль о сходстве судеб поэта и прекрасной польской невольниці. Его поразило величие Чатыр-Дага, чей покой не нарушали ни грозы, ни молнии, ни люди. Но Пилигрим не имел душевного покоя:

У ног моих лежит волшебная страна,

Страна обилия, гостеприимства, мира.

Но тянется душа безрадостна и сэра

В далекие края, в былые времена.

В 1834 году Мицкевич опубликовал свое последнее крупное произведение – поэму «Пан Тадеуш». Эта польская национальная эпопея, в которой отчетливо проявились реалистические тенденции, стала энциклопедией ставропольского быта; с юмором и грустью изобразил поэт мир благородной старины, не скрывая его недостатков, понимая его историческую обреченность и одновременно любуясь его красочностью.

В созданной поэтом широкой и энциклопедически многогранной панораме жизни польской шляхты первых десятилетий XIX в. нашли место и любовная интрига, и драматично смешная история ссоры двух шляхетских родов через полуразрушенный замок, и рассказ о вступлении французов вместе с польским войском в Литву в 1812 г., и подробное описание шляхетского быта, и картины природы. Поэма пронизана глубоко патриотической идеей: необходимость национального единства перед потерей национальной независимости. Сюжет сплетен из нескольких линий:

• спор между потомками аристократического рода Горешків и благородного рода Соплиць;

• вооруженный наезд шляхты на Соплицово;

ПРОБЛЕМАТИКА

Возвеличивания человеческого патриотизма и любви к родному краю

Показ красоты родной земли и любви к отчизне

1) воля и неволя

2) действительность и идеал

3) жизнь и смерть

4) роль художника в мире

ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ

• верный своей стране

• создание романтического мира – «в страну роскоши»;

• введение восточной экзотики, легенды (неповторимый, сказочный колорит, образы-символы);

• показ действительности: душа поэта страдает и тоскует по родной земле – Литвой;

• противопоставление миров – воображаемого и действительного;

• сущность психологического конфликта;

• описания Крыма (психологический параллелизм) раскрыли внутренний мир романтического лирического героя.

В композицию включены произведения упоминания о прошлом шляхетских родов и героев, имевших характер вставных новелл. Почти весь рассказ пронизан авторским юмором, что предоставил точности характеристикам героев и их поступкам. Мицкевич внимательно проследил причины упадка старых обычаев, рождения новых характеров, историческую необходимость обновления в условиях борьбы за независимость.

Пан Тадеуш должен был сохранить польскую национальную самобытность и вернуть народу независимость, а для этого он должен был отказаться от предрассудков и подготовиться к борьбе.

Поэзия Адама Мицкевича имела огромное значение для польского национально-освободительного движения и восстановления польской литературы. В нашей стране Мицкевич приобрел популярность еще при жизни. Его стихи переводил А.пушкин, М. Лермонтов, П. Гулак-Артемовский, М. Рыльский и др. Творчество Мицкевича высоко ценили Т. Шевченко, И. Франко, Леся Украинка.

Вопросы для самоконтроля

1. В чем заключаются специфические особенности польского романтизма?

2. Очертите поле деятельности А. Мицкевича. В чем его основная заслуга?

3. Как в стихах, балладах и поэмах поэта проявился бунтарский характер его творчества?

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: