Создатель французской комедии (Жан-Батист Мольер): сочинение

Жан Батист Поклен де Мольер

Он был актёром с головы до ног. Одним шагом, улыбкой, взглядом, кивком головы он сообщал больше, чем величайший говорун на свете мог бы рассказать за целый час.

Подвергая пороки всеобщему осмеянию, мы наносим им сокрушительный удар. Легко
стерпеть порицание, но насмешка нестерпима. Иной не прочь прослыть злодеем, но никто не желает быть смешным.
Ж.-Б. Мольер

Творчество французского драматурга Жана-Батиста Поклена де Мольера (1622-1673), формировавшееся в эпоху классицизма, не отличалось жанровым разнообразием. Практически все произведения Мольера – комедии. Классицисты считали этот жанр недостойным пера великого писателя, однако именно комедия сделала Мольера знаменитым драматургом. Сейчас Мольер считается не только создателем французской комедии, но и одним из основоположников французского национального театра. Подобно Шекспиру, Мольер соединил в себе таланты драматурга и актёра. Театр настолько прочно вошёл в его жизнь, что даже смерть он принял на сцене. 17 февраля 1673 года, играя главную роль в комедии «Мнимый больной», Мольер почувствовал себя плохо. Начавшиеся судороги он сумел выдать за игру, поэтому спектакль не был прерван, однако через несколько часов после окончания представления драматурга не стало.

Мольеру принадлежит более 30 комедий. Все их можно разделить на 2 группы:
1) комедии характеров – в них Мольер создаёт типы героев, в которых в обобщенной и преувеличенной форме воплотились основные человеческие пороки: «Тартюф» – лицемерие, «Скупой» – жадность, «Мизантроп» – человеконенавистничество. Впоследствии имена мольеровских героев (Тартюф, Гарпагон, Альцест) стали нарицательными.
2) комедии нравов – в них высмеиваются общественные нравы и пороки определённых слоёв общества («Мещанин во дворянстве», «Смешные жеманницы», «Школа мужей» и «Школа жен»).

Несмотря на то что Мольер был выходцем из эпохи классицизма, он всячески старался выйти за рамки этого направления, разрушить каноны классицизма, которые лишают писателя творческой свободы:

  • он соединил средневековый народный французский фарс с традиционной итальянской комедией «дель арте» (комедия масок) эпохи Возрождения;
  • считал, что драматург-комедиограф имеет право вмешиваться в общественную жизнь и изображать пороки во имя воспитательных целей, то есть комедия должна одновременно и поучать, и развлекать людей;
  • разработал новый жанр – комедия-балет, в котором драматическое действие органически сочетается с музыкой и танцами («Мещанин во дворянстве», «Блистательные любовники», «Мнимый больной»);
  • смешивал «высокий» и «низкий» жанры, что привело к созданию так называемых «высоких комедий» («Мизантроп», «Дон-Жуан»);
  • боролся за правдивое искусство, которое отражает реальные жизненные конфликты  переход к реализму, поэтому критиковал классицистическую трагедию за оторванность от современности, за схематичные образы и надуманные конфликты;
  • нарушал правило «трех единств»;
  • смешивал комическое и трагическое, так как считал, что в жизни одно неотделимое от другого;
  • в его комедиях наравне с высокой лексикой присутствует «язык улицы» и даже площадная брань.

«Тартюф, или Обманщик» (1664)

Порок, обличаемый в моей пьесе, по своим последствиям наиопаснейший для государства.
Ж-Б. Мольер

Впервые комедия (первые три акта) была поставлена на сцене в 1664 году под названием «Тартюф, или Лицемер», главным героем которой был монах. После представления разразился грандиозный скандал. Очень набожная королева Анна Австрийская в знак протеста тотчас же покинула Версаль, а официальная церковь потребовала от короля не только запрещения пьесы, но даже публичного сожжения как ее, так и автора. Король запретил комедию, но она продолжала жить в тайных рукописях и за пределами Франции. Мольер обращался к королю, заявляя, что «оригиналы добились запрещения копии», но это не принесло успеха.
В 1667 году Мольер написал вторую редакцию комедии под названием «Панюльф, или Обманщик». Главный герой был переименован, стал светским человеком, из текста были изъяты многие цитаты из священного Писания, отредактирован финал. Пьеса имела огромный успех, но вскоре была вторично запрещена. Лишь в 1669 году пьеса была возвращена в театр, что позволило вернуть главному герою прежнее имя – Тартюф.
Образ Тартюфа напрямую связан с одним из 5 архетипов (по Юнгу) – трикстером (с нем. «трюкач») – герой, который на протяжении всего действия меняет маски. Кроме того, этот образ восходит к плутовскому роману эпохи Возрождения («Роман о Лисе»).
Считается, что имя Тартюф было придумано самим Мольером, так как оно в своем корне имеет старофранцузское слово truffer (обманывать, плутовать). Однако еще в 1609 году во Франции появился персонаж Тартуфо, который вероятно, был позаимствован из итальянской комедии масок.

«Мещанин во дворянстве» (1670)

Тщеславие, свойственное человеческому роду, делает то, что принципы захватывают
титулы королей, а вельможи желают стать принцами.
Вольтер

Первое представление комедии «Мещанин во дворянстве» (букв. перевод – «Буржуа-дворянин») состоялось в замке Шамбор 14 октября 1670 года. Комедия была написана не случайно, а по приказу короля. Мольеру и композитору Люли было поручено сочинить смешную комедию с музыкой, но с обязательным условием, чтобы в пьесе были высмеяны турки. В качестве консультанта авторам был предложен кавалер Лоран д,Арвье, который побывал на Востоке и узнал нравы и обычаи Турции.
Такой приказ короля объяснялся его обидой на турецкого посла Солимана-Ага, который осенью 1669 года на приеме в Версале заявил, что конь турецкого султана украшен лучше, чем корона Людовика XIV, несмотря на то, что в тот день на короле был костюм, украшенный бриллиантами на 14 миллионов ливров.

Жан Батист Мольер

Биография

Мольер (Поклен) Жан Батист

15.01.1622 – 17.02.1673 гг.

Мольер – это псевдоним великого французского драматурга. Настоящее его имя – Жан Батист Поклен. Он родился 15 января 1622 года в Париже в семье потомственных обойщиков. Мастерами по обивке ткани были оба деда будущего комедиографа и его отец, Жан Поклен-старший. Родители имели собственный дом в бойком торгово-ремесленном квартале. Жан Поклен-старший купил должность королевского обойщика и камердинера короля, что обеспечивало ему неплохие доходы и возможность устроить будущее детей. Когда Жану Поклену-младшему исполнилось 15 лет, отец добился от короля разрешения назначить сына своим преемником. Но, вероятно, не о карьере обойщика для сына заботился отец, когда отдал его несколькими годами раньше в Клермонский коллеж – это лучшее учебное заведение Парижа того время. После завершения обучения в нем Жан Батист Поклен получил диплом о юридическом образовании и даже несколько раз выступал в суде в качестве адвоката. Но его не привлекали ни карьера адвоката, ни возвращение к профессии обойщика. Поклена-младшего манил к себе театр. В двадцать один год он отказывается от своих прав на отцовскую должность, забирает свою часть материнского наследства и полностью отдаётся своей безоглядной страсти.

Читайте также:
Мораль золотой середины у Мольера: сочинение

Жан Батист собирает вокруг себя нескольких таких же молодых и не очень опытных актёров и открывает свой театр, который называет помпезно – Блистательным. Играются в нём в основном трагедии. Именно в это время писатель и выбирает себе псевдоним – Мольер.

Театр существует недолго – около полутора лет: конкуренции с профессиональными парижскими театрами он выдержать не может. Мольер понимает, что успеха надо добиваться иначе – и находит решение: попытать счастья в провинции, играть не трагедию, а комедию, фарс. Он ищет поддержку публики и находит её. Комедийные постановки мольеровской труппы очень скоро выводят её в первый ряд среди провинциальных театров.

В 1658 году Мольер со своей труппой предпринимает новую попытку завоевать Париж. Возвращение в столицу на этот раз приносит успех. Мольер заручается поддержкой брата короля, Месье; он даже добился того, что теперь его театр называется “Труппа Месье”, а король позволяет ей выступать в своей резиденции – в Лувре. Дело в том, что двадцатилетнему Людовику ХІV очень понравился мольеровский фарс “Влюблённый доктор” (пьеса до наших дней не дошла, но воспоминания о ней и о реакции короля сохранились). Благосклонность изысканной публики Мольер получает за свои пьесы “Шалый, или всё невпопад” и “Любовная досада”. Считается, что этот успех в большей мере связан с актёрским мастерством Мольера, нежели с совершенством его первых литературных опытов.
Вскоре приходит и драматургический успех. Он вызван постановкой пьесы “Урок мужьям”, где действует персонаж, ранее уже появлявшийся в комедиях Мольера, – Сганарель. В других пьесах герой получит новые имена (Арнольф в “Уроках жёнам”, Арган в “Мнимом больном”), но между этими персонажами будет существовать явная связь. Герои Мольера никак не умеют и не хотят видеть истинную суть вещей, они находятся во власти заблуждений, самодовольны и при этом подозрительны. Они не хотят быть как все, не принимают во внимание чужое мнение о себе, их не волнует жизнь вокруг, вне их личности и их дома. Они далеки от правил вежливости и приличий и потому очень часто попадают в нелепые положения. Они не замечают неискренности своих возлюбленных, их легко морочат жены. Главная тема первых сочинений Мольера – отношение с женщиной и к женщине.

Исключительно тяжёлым эмоционально и психологически был для Мольера 1672 год – умирают его друзья: актриса Мадлена Бежар и философ Ламот ле Вайе. Однако самая тяжёлая утрата этого периода – смерть маленького сына Пьера.

В этом же году обострилась и стала необычайно тяжело протекать застарелая болезнь лёгких. К концу года положение усугубилось и казалось почти безнадёжным. Но Мольер не сдавался, не терял оптимизма и продолжал работать. В последние 29 месяцы жизни он написал и поставил на сцене комедию «Мнимый больной». Она стала его лебединой песней. В ней драматург и актёр сыграл свою последнюю роль. «Жизненный парадокс состоял в том, что смертельно больной Мольер с уничтожающим смехом, с громадным комедийным темпераментом рассказывал о мнимом больном, о его зоологическом эгоизме, о медицинской науке и её фальсификаторах. Упадок физических сил, тяжёлые душевные переживания нисколько не сказались на этой пьесе, поражающей совершенным писательским мастерством, богатством и мощью художественно-выразительных средств», – напишет об этом советский исследователь творчества Мольера И.Д. Гликман.

Мольер находился на сцене до конца своего последнего спектакля. Едва опустился занавес – и его на носилках перенесли за кулисы, а затем доставили домой. Жить ему оставалось несколько часов. Началась агония, после которой писатель скончался. Это было 17 февраля 1673 года.

Официальный Париж этой смерти словно и не заметил – не последовало никаких откликов, некрологов в газетах. Католическая церковь не прощала покойному весёлого лицедейства и забвеньем мстила драматургу. Она нашла даже «благовидный» официальный предлог не афишировать дату смерти – Мольер на смертном одре так и не отрёкся от своей профессии. Не помогло даже заступничество Людовика ХІV который просил архиепископа смягчить позицию. Тот был непреклонен: Мольера повелели похоронить поздно вечером 21 февраля незаметно, тихо, без торжеств и как самоубийцу – за церковной оградой. Но всё равно за гробом покойного шло достаточно много людей, почитавших великого драматурга.

Слава Мольера не угасает и в наши дни. Его наследие – гордость Франции и достояние мировой культуры.

Биография Жана-Батиста Мольера

Жан-Батист Поклен (театральный псевдоним – Мольер) – французский комедиограф XVII века, создатель классической комедии, по профессии актёр и директор театра, более известного как труппа Мольера – родился 15 января 1622 года в Париже.

Происходил из старинной буржуазной семьи, в течение нескольких веков занимавшейся ремеслом обойщиков-драпировщиков. Мать Жана-Батиста, Мария Поклен-Крессé (ум. 11 мая 1632), умерла от туберкулёза, отец, Жан Поклен (1595-1669), был придворным обойщиком и камердинером Людовика XIII и отдал сына в престижную иезуитскую школу — Клермонский коллеж (ныне лицей Людовика Великого в Париже), где Жан-Батист основательно изучил латынь, поэтому свободно читал в подлиннике римских авторов и даже, по преданию, перевёл на французский язык философскую поэму Лукреция «О природе вещей» (перевод утерян). По окончании коллежа в 1639 Жан-Батист выдержал в Орлеане экзамен на звание лиценциата прав.

Юридическая карьера привлекала его не больше отцовского ремесла, и Жан-Батист избрал профессию актёра, взяв театральный псевдоним Мольер. После встречи с комедиантами Жозефом и Мадленой Бежар, в возрасте 21 года Мольер стал во главе «Блистательного театра» (Illustre Théâtre), новой парижской труппы из 10 актёров, зарегистрированной столичным нотариусом 30 июня 1643. Вступив в жестокую конкуренцию с уже популярными в Париже труппами Бургундского отеля и Марэ, «Блистательный театр» проигрывает в 1645. Мольер с друзьями-актёрами решают искать счастья в провинции, примкнув к труппе бродячих комедиантов, возглавляемой Дюфреном.

Читайте также:
Мольер французский драматург: сочинение

Скитания Мольера по французской провинции на протяжении 13 лет (1645-1658) в годы гражданской войны (фронды) обогатили его житейским и театральным опытом.

С 1645 Мольер с друзьями заступают к Дюфрену, и в 1650 он возглавляет труппу. Репертуарный голод труппы Мольера и явился стимулом к началу его драматургической деятельности. Так годы театральной учёбы Мольера стали годами и его авторских работ. Множество фарсовых сценариев, сочинённых им в провинции, исчезло. Сохранились только пьески «Ревность Барбулье» (La jalousie du Barbouillé) и «Летающий лекарь» (Le médécin volant), принадлежность которых Мольеру не вполне достоверна. Известны ещё заглавия ряда аналогичных пьес, игранных Мольером в Париже после его возвращения из провинции («Гро-Рене школьник», «Доктор-педант», «Горжибюс в мешке», «План-план», «Три доктора», «Казакин», «Притворный увалень», «Вязальщик хвороста»), причём заглавия эти перекликаются с ситуациями позднейших фарсов Мольера (напр. «Горжибюс в мешке» и «Проделки Скапена», д. III, сц. II). Эти пьесы свидетельствуют, что традиция старинного фарса оказала влияние на основные комедии его зрелого возраста.

Фарсовый репертуар, исполняемый труппой Мольера под его руководством и с его участием в качестве актёра, способствовал упрочению её репутации. Ещё больше возросла она после сочинения Мольером двух больших комедий в стихах — «Шалый, или Всё невпопад» (L’Étourdi ou les Contretemps, 1655) и «Любовная досада» (Le dépit amoureux, 1656), написанных в манере итальянской литературной комедии.

Труппа Мольера постепенно добилась успеха и славы, и в 1658, по приглашению 18-летнего Месье, младшего брата короля, она вернулась в Париж.

В Париже труппа Мольера дебютировала 24 октября 1658 в Луврском дворце в присутствии Людовика XIV. Утерянный фарс «Влюблённый доктор» имел громадный успех и решил судьбу труппы: король предоставил ей придворный театр Пти-Бурбон, в котором она играла до 1661, пока не перешла в театр Пале-Рояль, где уже оставалась до смерти Мольера. С момента водворения Мольера в Париже начинается период его лихорадочной драматургической работы, напряжённость которой не ослабевала до самой его смерти. За 15 лет, с 1658 по 1673, Мольер создал все свои лучшие пьесы, вызывавшие, за немногими исключениями, ожесточённые нападки со стороны враждебных ему общественных групп.

Парижский период деятельности Мольера открывается одноактной комедией «Смешные жеманницы» (Les précieuses ridicules, 1659). В этой первой, вполне оригинальной, пьесе Мольер сделал смелый выпад против господствовавшей в аристократических салонах вычурности и манерности речи, тона и обхождения, получившей большое отражение в литературе и оказывавшей сильное влияние на молодёжь (преимущественно женскую её часть). Комедия больно уязвила виднейших жеманниц. Враги Мольера добились двухнедельного запрещения комедии, после отмены которого она шла с удвоенным успехом.

При всей своей крупной литературно-общественной ценности «Жеманницы» — типичный фарс, воспроизводящий все традиционные приёмы этого жанра. Та же фарсовая стихия, придававшая юмору Мольера площадную яркость и сочность, пропитывает также следующую пьесу Мольера «Сганарель, или Мнимый рогоносец» (Sganarelle, ou Le cocu imaginaire, 1660).

23 января 1662 Мольер подписал брачный контракт с Армандой Бежар, младшей сестрой Мадлены. Ему 40 лет, Арманде 20. Против всех тогдашних приличий, на свадьбу пригласили лишь самых близких. Церемония венчания состоялась 20 февраля 1662 в парижской церкви Сен-Жермен-л’Осеруа.

Комедия «Школа мужей» (L’école des maris, 1661), которая тесно связана с последовавшей за ней ещё более зрелой комедией «Школой жён» (L’école des femmes, 1662), знаменует поворот Мольера от фарса к социально-психологической комедии воспитания.

Столь сатирически заострённые комедии не могли не вызвать ожесточённых нападок со стороны врагов драматурга. Мольер ответил им полемической пьеской «Критика „Школы жён“» (La critique de «L’École des femmes», 1663).

Новые удары врагов Мольер отпарировал в пьесе «Версальский экспромт» (L’impromptu de Versailles, 1663). Оригинальная по замыслу и построению (действие её происходит на подмостках театра), комедия эта даёт ценнейшие сведения о работе Мольера с актёрами и дальнейшее развитие его взглядов на сущность театра и задачи комедии.

Из баталии, последовавшей за «Школой жён», Мольер вышел победителем. Вместе с ростом его славы упрочились и его связи со двором, при котором он всё чаще выступает с пьесами, сочинёнными для придворных празднеств и дававшими повод развернуть блестящее зрелище. Мольер создаёт здесь особый жанр «комедии-балета», сочетая балет (излюбленный вид придворных увеселений, в котором сам король и его приближённые выступали в качестве исполнителей) с комедией, дающей сюжетную мотивировку отдельным танцевальным «выходам» (entrées) и обрамляющей их комическими сценами.

Первая комедия-балет Мольера — «Несносные» (Les fâcheux, 1661). Она лишена интриги и представляет ряд разрозненных сценок, нанизанных на примитивный сюжетный стержень.

Успех «Несносных» побудил Мольера к дальнейшей разработке жанра комедии-балета. В «Браке поневоле» (Le mariage forcé, 1664) Мольер поднял жанр на большую высоту, добившись органической связи комедийного (фарсового) и балетного элементов. В «Принцессе Элиды» (La princesse d’Elide, 1664) Мольер пошёл противоположным путём, вставив шутовские балетные интермедии в псевдоантичную лирико-пасторальную фабулу. Так было положено начало двум типам комедии-балета, которые разрабатывались Мольером и дальше. Первый фарсово-бытовой тип представлен пьесами «Любовь-целительница» (L’amour médécin, 1665), «Сицилиец, или Любовь-живописец» (Le Sicilien, ou L’amour peintre, 1666), «Господин де Пурсоньяк» (Monsieur de Pourceaugnac, 1669), «Мещанин во дворянстве» (Le bourgeois gentilhomme, 1670), «Графиня д’Эскарбаньяс» (La comtesse d’Escarbagnas, 1671), «Мнимый больной» (Le malade imaginaire, 1673). От других его комедий эти пьесы отличаются только наличием балетных номеров, которые вовсе не снижают идеи пьесы: Мольер не делает здесь почти никаких уступок придворным вкусам. Иначе обстоит дело в комедиях-балетах второго, галантно-пасторального типа, к которому относятся: «Мелисерта» (Mélicerte, 1666), «Комическая пастораль» (Pastorale comique, 1666), «Блистательные любовники» (Les amants magnifiques, 1670), «Психея» (Psyché, 1671 — написана в сотрудничестве с Корнелем).

Комедия «Тартюф» (Le Tartuffe, 1664-1669), направленная против духовенства, в первой редакции содержала три акта и изображала лицемера-попа. В таком виде она была поставлена в Версале на празднестве «Увеселения волшебного острова» 12 мая 1664 под названием «Тартюф, или Лицемер» (Tartuffe, ou L’hypocrite) и вызвала недовольство со стороны религиозной организации «Общества святых даров» (Société du Saint Sacrement). В новом виде комедия, имевшая 5 актов и озаглавленная «Обманщик» (L’imposteur), была допущена к представлению, но после первого же спектакля 5 августа 1667 снова снята. Только через полтора года «Тартюф» был наконец представлен в 3-й окончательной редакции.

Читайте также:
Мораль золотой середины у Мольера: сочинение

Если в «Тартюфе» Мольер нападал на религию и церковь, то в «Дон-Жуане, или Каменном пире» (Don Juan, ou Le festin de pierre, 1665) объектом его сатиры стало феодальное дворянство. В основу пьесы Мольер положил испанскую легенду о Дон Жуане — неотразимом обольстителе женщин, попирающем законы божеские и человеческие.

Если Мольер внёс в «Тартюфа» и «Дон-Жуана» ряд трагических черт, проступающих сквозь ткань комедийного действия, то в «Мизантропе» (Le Misanthrope, 1666) эти черты настолько усилились, что почти совсем оттеснили комический элемент. Типичный образец «высокой» комедии с углублённым психологическим анализом чувств и переживаний героев, с преобладанием диалога над внешним действием, с полным отсутствием фарсового элемента, с взволнованным, патетическим и саркастическим тоном речей главного героя, «Мизантроп» стоит особняком в творчестве Мольера.

Чересчур глубокая и серьёзная комедия «Мизантроп» была холодно встречена зрителями, искавшими в театре прежде всего развлечения. Чтобы спасти пьесу, Мольер присоединил к ней блестящий фарс «Лекарь поневоле» (Le médécin malgré lui, 1666). В эти годы Мольером написаны такие шедевры развлекательной комедии-интриги, как «Господин де Пурсоньяк» и «Проделки Скапена» (Les fourberies de Scapin, 1671). Мольер вернулся здесь к первичному источнику своего вдохновения — к старинному фарсу.

Основная тема этого периода — осмеяние буржуа, стремящихся подражать аристократии и породниться с нею. Эта тема развита в «Жорже Дандене» (George Dandin, 1668) и в «Мещанине во дворянстве».

В знаменитой комедии «Скупой» (L’avare, 1668), написанной под влиянием «Кубышки» (Aulularia) Плавта, Мольер мастерски рисует отталкивающий образ скряги Гарпагона (имя его стало во Франции нарицательным), у которого страсть к накоплению приняла патологический характер и заглушила все человеческие чувства.

Проблему семьи и брака Мольер ставит также в своей предпоследней комедии «Учёные женщины» (Les femmes savantes, 1672), в которой он возвращается к теме «Жеманниц», но разрабатывает её гораздо шире и глубже. Объектом его сатиры являются здесь женщины-педантки, увлекающиеся науками и пренебрегающие семейными обязанностями.

Вопрос о распаде мещанской семьи поставлен также и в последней комедии Мольера «Мнимый больной» (Le malade imaginaire, 1673). На этот раз причина распада семьи — мания главы дома Аргана, воображающего себя больным и являющегося игрушкой в руках недобросовестных и невежественных врачей. Презрение Мольера к врачам проходило сквозь всю его драматургию.

Написанная смертельно больным Мольером, комедия «Мнимый больной» — одна из самых весёлых и жизнерадостных его комедий. На её 4-м представлении 17 февраля 1673 года Мольер, игравший роль Аргана, почувствовал себя дурно и не доиграл спектакля. Он был перенесён домой и через несколько часов скончался. Парижский архиепископ Арле де Шанваллон запретил было хоронить нераскаявшегося грешника (актёры на смертном одре должны были приносить покаяние) и отменил запрет только по указанию короля. Величайшего драматурга Франции похоронили ночью, без обрядов, за оградой кладбища, где хоронили самоубийц.

Произведения:

Первое издание собрания сочинений Мольера осуществили его друзья Шарль Варле Лагранж и Вино в 1682.

Пьесы, сохранившиеся до наших дней:
Ревность Барбульё, фарс (1653)
Летающий лекарь, фарс (1653)
Шалый, или Всё невпопад, комедия в стихах (1655)
Любовная досада, комедия (1656)
Смешные жеманницы, комедия (1659)
Сганарель, или Мнимый рогоносец, комедия (1660)
Дон Гарсиа Наваррский, или Ревнивый принц, комедия (1661)
Школа мужей, комедия (1661)
Докучные, комедия (1661)
Школа жён, комедия (1662)
Критика «Школы жён», комедия (1663)
Версальский экспромт (1663)
Брак поневоле, фарс (1664)
Принцесса Элиды, галантная комедия (1664)
Тартюф, или Обманщик, комедия (1664)
Дон Жуан, или Каменный пир, комедия (1665)
Любовь-целительница, комедия (1665)
Мизантроп, комедия (1666)
Лекарь поневоле, комедия (1666)
Мелисерта, пасторальная комедия (1666, не окончена)
Комическая пастораль (1667)
Сицилиец, или Любовь-живописец, комедия (1667)
Амфитрион, комедия (1668)
Жорж Данден, или Одураченный муж, комедия (1668)
Скупой, комедия (1668)
Господин де Пурсоньяк, комедия-балет (1669)
Блистательные любовники, комедия (1670)
Мещанин во дворянстве, комедия-балет (1670)
Психея, трагедия-балет (1671, в сотрудничестве с Филиппом Кино и Пьером Корнелем)
Проделки Скапена, комедия-фарс (1671)
Графиня д’Эскарбанья, комедия (1671)
Учёные женщины, комедия (1672)
Мнимый больной, комедия с музыкой и танцами (1673)

Несохранившиеся пьесы:
Влюбленный доктор, фарс (1653)
Три доктора-соперника, фарс (1653)
Школьный учитель, фарс (1653)
Казакин, фарс (1653)
Горжибюс в мешке, фарс (1653)
Брехун, фарс (1653)
Ревность Гро-Рене, фарс (1663)
Гро-Рене школьник, фарс (1664)

Другие сочинения:
Благодарность Королю, поэтическое посвящение (1663)
Слава собора Валь-де-Грас, поэма (1669)

Разные стихотворения:
Куплет из песенки д’Ассуси (1655)
Стихи для балета г-на Бошана
Сонет г-ну ла Мотт ла Вайе на смерть его сына (1664)
Братство невольничества во имя милосердной Богоматери, четверостишия, помещенные под аллегорической гравюрой в Соборе Матери Божьей Милосердной (1665)
Королю на победу во Франш-Конте, поэтическое посвящение (1668)
Буриме на заказ (1682)

Реферат: Сочинение: Создатель французской комедии (Жан-Батист Мольер)

Величайшим писателем, творившим в эпоху классицизма, но смелее других вышедших за его пределы, был Мольер, создатель французской комедии, один из основоположников французского национального театра.

Жан-Батист Поклен (1622 — 1673), в своей театральной деятельности принявший имя Мольер, был сыном королевского обойщика. Он получил хорошее образование. Страстно любя театр, Мольер против воли отца бросил юридический факультет и вступил в театральную труппу. Несколько лет он скитался по провинции с театром, который возглавлял вместе с семьей своих друзей — актеров Бежар. На младшей их дочери Арманде Бежар он впоследствии женился.

Блестящий актер-комик, Мольер до конца жизни играл главные роли в своих комедиях. В провинции он занялся обработкой старых народных комедий (фарсов) для своего театра, а затем сам стал писать комедии. В 1658 году, показав при дворе спектакль, который понравился королю, Мольер остается со своей труппой в Париже. Здесь он работает до конца жизни в качестве придворного комедиографа, артиста и режиссера.

Читайте также:
Мольер французский драматург: сочинение

Творчество Мольера развивается в борьбе против католического духовенства, от расправы которого его спасает только заступничество короля. Физически надорванный этой травлей, Мольер умирает на 52-м году жизни, в расцвете творческих сил.

Важнейшие произведения Мольера созданы в 60-е годы XVII в. Народное и реалистическое начало в его произведениях выражено сильнее, чем у кого-либо из писателей классицизма. Мольер создает три величайшие комедии — “Тартюф”, “Дон-Жуан” и “Мизантроп”.

В комедии “Тартюф” Мольер вступает в жестокую борьбу с религиозным ханжеством . В первоначальном варианте главный персонаж пьесы был изображен монахом. Дважды церковники добивались запрещения пьесы, дважды Мольер переделывал пьесу, менял ее заглавие, имя героя. В итоге Тартюф не монах, а мирянин, бессовестный лицемер и мошенник.

Мольер показывает, как лицемерная религиозная проповедь разрушает все нормальные человеческие и семейные отношения. Условия времени не позволяли открыто бороться против религии. Мольер вынужден критиковать лицемерие как чисто моральный порок. Это нарочито подчеркнуто в речах Клеанта — резонера, т, е. положительною персонажа, высказывающею авторские идеи. Пытаясь раскрыть Оргону глаза на Тартюфа, он доказывает, что истинная религиозная вера не имеет ничего общего с ханжеством.

Образ Тартюфа обличает большое социальное явление. В нем воплощены многовековая религиозная ложь, идея аскетизма, мрачные черты клики церковников. Также и Оргон — отнюдь не схематическое воплощение легковерия и ослепления, хотя черта эта комически заострена в его поведении в пьесе. В его лице ясно обрисован тип ограниченного и косного французского буржуа той эпохи, — малокультурного, готового идти на поводу чуждой идеологии, легко попадающегося на удочку религиозной проповеди.

Картина взаимоотношений Оргона с семьей раскрывает характер обветшалых идей аскетизма. Восхищаясь “возвышающим” влиянием Тартюфа, Оргон говорит:

Я становлюсь иным от этих с ним бесед.

Отныне у меня привязанностей нет!

Он делает меня чужим всему на свете.

Пусть у меня умрут брат. мать, жена и дети,

Я этим огорчусь вот столько, ей же-ей!

На что умный Клеант иронически отвечает:

Я человечнее не слыхивал речей!

Демократизм и народность комедии особенно ярко выразились в прекрасном образе служанки Дорины. Смелая, проницательная и остроумная, эта женщина из народа сразу раскусила Тартюфа. Обличительный дух пьесы ослаблен концовкой. Защитой против темных сил оказывается король, благодаря мудрости которого происки Тартюфа приводят в тюрьму не Оргона, а его самого. Сатира, таким образом, направлена против феодальной реакции, но еще не затрагивает абсолютизма.

Комедия в основном выдержана в манере классицизма. Действие происходит в течение суток в одном месте — доме Оргона. Оно сосредоточено вокруг одного большого конфликта. В каждом из основных персонажей подчеркнута одна ведущая черта в сатирическом преувеличении.

В образе Тартюфа — это религиозное ханжество. Еще до появления Тартюфа на сцене мы слышим о его крайней набожности и смирении, вплоть до раскаяния в том, что однажды во время молитвы он убил блоху. Затем последовательно раскрывается подоплека этого благочестия. И тут оказывается, что лицемерие не единственный его порок. Мы узнаем, как Тартюф любит обильно поесть за чужим столом, что он неравнодушен к красоте служанки. Мы видим, как он не брезгует никакими средствами, стремясь захватить чужое имущество, как пытается соблазнить жену своего благодетеля. И тут лицемер окончательно разоблачает свой аскетизм, заявляя, что, “кто грешит в тиши — греха не совершает”. Все это проявления сущности характера, который ни в чем не меняется от начала до конца. Но правдивая картина социальной жизни в комедии не сводится только к обличению ханжества. Буржуазная семья с ее патриархальным укладом, из которого жаждет вырваться молодежь, — все это вырастает в живое и яркое полотно.

В комедии “Мещанин во дворянстве” Мольер дал яркий сатирический образ богатого буржуа Журдена. Герой комедии преклоняется перед дворянством, мечтает проникнуть в аристократическую среду. Он пытается рядиться в дворянскую одежду, нанимает себе учителей музыки, танцев, фехтования и философии.

Потеряв всякое достоинство, Журден не хочет признаваться в том, что отец его был купцом. Вот он заводит дружбу с дворянами и, что всего смешнее, пытается разыгрывать роль галантного поклонника дамы-аристократки. Причуды героя грозят бедами его семье: свою дочь Люсиль он хочет выдать за маркиза и отказывает человеку, которого она любит. Только остроумная выдумка помогает влюбленным преодолеть это препятствие.

Комизм главного героя заключается в его невежестве и неуклюжем подражании чуждой культуре. Смешон его безвкусный наряд, шляпа, которую он надевает для занятии танцами поверх ночного колпака, его наивные рассуждения во время уроков. Так, с великим удивлением узнает он, что вот уже сорок лет говорит прозой. Мольер сравнивает своего героя с вороной в павлиньих перьях.

Многообразны человеческие характеры, представленные в комедии. Нелепым выдумкам Журдена противопоставлена трезвость и здравый смысл его жены, госпожи Журден. Однако она сама далека от всяких культурных интересов, грубовата. Весь мир ее замкнут в кругу домашних дел. Здоровое начало проявляется у нее в желании помочь счастью дочери и в контакте с умной служанкой.

Веселая, смешливая Николь также критически, как и Дорина в “Тартюфе”, относится к предрассудкам своего хозяина. Она тоже стремится защитить любовь его дочери от отцовского самодурства. Важную роль играют в пьесе двое слуг — она и Ковьель, остроумный весельчак, лакей Клеонта, жениха Люсиль. Они вносят в комедию жизнерадостный тон. Тему любви и ссор Николь и Ковьеля Мольер превращает в забавную параллель к взаимоотношениям их господ. В качестве развязки намечаются две свадьбы.

Мольер проявил себя мастером комедийной интриги. Удачно введен в пьесу балет. Это не просто танцевальный номер, а органическая часть развивающегося комедийного действия. “Мещанин во дворянстве” — комедия классицизма, и все в ней развивается по законам данного жанра.

Остроумны реплики, которыми обмениваются участники спектакля, особенно в тех сценах, где выступает Журден. Многие из этих реплик вошли в повседневную речь, стали крылатыми словами.

Мольер вошел в историю мирового театра как один из самых выдающихся комедиографов. Мастерство его многогранно, и во всех странах мира театры не перестают обращаться к его наследию.

Читайте также:
Мольер французский драматург: сочинение

Мораль золотой середины у Мольера — сочинение по творчеству Ж. Б. Мольера

Сиречь расточали вы объятья, и слова, Излишней строгостью угробить дело можно: Нет, все мне ненавистны! Безвыгодный будем так строги мы к слабостям людским, И всяких громких фраз, симпатично-бесполезных». Одни за то, что злы, преступны и корыстны; Некто прямо объявляет, что не может быть другом «роду людскому», видя хоть где только «предательство, измену, плутни, льстивость». Напрасно Филинт его уговаривает: Нынешний персонаж так многогранен (как, впрочем, и все великие драматические творения – в этом гарантия их долговечности), что позволяет самые различные сценические интерпретации. Мольер, автор этой роли, был колким и язвительным.

Барон, какой-нибудь его сменил,- «исполненным благородства и достоинства». Моле – разъяренным безумцем. Коклен – трагикомической фигурой.

Гитри и Коно тяжко страдали. Барро очень точно передавал «ипохондрию» Альцеста («Мизантроп» наперво имел подзаголовок «Влюбленный ипохондрик», который Мольер впоследствии времени снял, понимая, что он сужает смысл пьесы). Дозволено сказать, что каждый большой актер, игравший эту сверток, будь то Жан Марша, Пьер Дюкс иначе говоря Жак Дюмепиль, наложил на нее отпечаток своей сплетня.

Так же обстоит с Тартюфом и с Дон Жуаном. А пофигизм царит в сердцах преступных Помилуйте! Я был свидетель вашей встречи; Некоторые же за то, что поощряют тех, Филипт – естественный «порядочный человек».

Мольер точно описывает, каким нельзя не быть его отношение к себе подобным: На муж вопрос: «Кого так рады были встретить?» В замену гнева душ, пороку недоступных Мало-: неграмотный в духе наших дней, привычек и стремлений» Благоразумие ото крайности бежит Предательство сквозит, из-под его личины, И клятвы в верности. Ваш дружен ушел едва, Примеров налицо немало вам найду. Поступку вашему пет оправданья, в помине (заводе) нет. «Я б умер со стыда, будь я для вашем месте!

Хотя бы тот злодей, с кем тяжбу я веду. С всего сказанного очевидно, что Альцест никак малограмотный может претендовать на звание «порядочного человека» – возможно ли что в качестве карикатуры. Выставив на посмеяние маскарад и порок, Мольер принимается за чрезмерную добродетель. «Мизантроп», «Дон Жуан» и «Тартюф» – наподобие бы части великой мольеровской трилогии.

В каком-в таком случае смысле эти три пьесы решают одну задачу – овладение головокружительных бездн человеческой природы. Это все та но, заранее обреченная на поражение битва между сердцами наличманом и:- извращенными. Дон Жуан и Альцест в чем-то схожи в неистовости, с какой-нибудь один тянется ко злу, другой – к добру; в бунтарском духе, который-нибудь присущ им обоим и ведет к одной и той но развязке – оба в конце концов терпят крах и погибают. Ни того, ни другого не мочь назвать «порядочным человеком» из-за их крайностей (и далеко не столь важно, что находятся они на разных полюсах), изо-за громких изъявлений чувств, которые они мало-: неграмотный в силах сдержать, короче – из-за их романтических свойств, даром что до романтизма в собственном значении слова еще километров.

Но Дон Жуан вызывает в нас гнев и удивленно; Альцест, напротив, хотя и раздражает своей жестокой прямолинейностью, в глубине нас трогает. Очень скоро он начинает нам виднеть(ся) уже не смешным, а достойным сострадания; он задевает какие-так потаенные струны души – ведь в каждом из нас уплетать что-то от Альцеста; его история нам понятна, и ее бедственный конец наполняет пас сожалением. «Старанья ваши мир не могут изменить!

Раз откровенность так вам начали ценить, Позвольте мне тогда сказать вас откровенно: Причуды ваши все вредят вам знамо дело; Ваш гнев, обрушенный на общество, у всех без участия исключения лишь вызывает смех». И ненависти в них отнюдь не возбуждает грех, «О более мой, к чему такое осужденье! Напутствие золотой середины, часто утверждаемая у Мольера, в какой-так степени связана с «порядочным человеком» XVII столетия, так это только одна его грань, легче не (более доступная поверхностному взгляду.

Несмотря па требования планы и уравновешенности, па возвышенные речи, сердца и умы далеко не меняются. Страсти, горести, желания, разочарования раздирают сих люден, как и всех прочих, по «порядочный человек» больно сдержан, слишком владеет собой и слишком высокого о себя мнения, чтобы выставлять напоказ свои чувства. Предположение у него бурное, но загнанное внутрь: этим объясняется драматичный накал иных любовных историй, загадочность иных смертей, прорва монашеских обетов. Сколько светских красавиц накануне пострижения блистали остроумием в салонах – а промежду тем решение затвориться в монастыре зрело долго и потихоньку в глубине их душ! Такая улыбающаяся серьезность, такое готовность подняться над пределами собственной личности, не погрешая вперерез правил благовоспитанности, делают XVII век в глазах француза образцом – без участия сомнения непревзойденным.

И имя вы его припомнили с трудом!» Однако тут известно, всем, какой он низкий продувной. И добродетельным быть надо осторожно, Вы равнодушно ми изволили ответить, Альцест упорствует, взвинчивает себя помимо всякой меры: Что, в сущности, он вам почитай (что) что незнаком, Его слащавый топ и набожные мины Опять кого-нибудь чужого проведут, К людской природе ваша сестра имейте снисхожденье; И даже мудрым быть умеренно велит. Им прегрешения некоторый извиним! Суровость доблести минувших поколений «Шутов напыщенных, который не жалеют слов, Какие тут пошли восторженные речи, Весь комедия начинена такими личными ассоциациями, полна горечью и обидами самого Мольера.

Сочиняя ее – хоть, скажем снова, чего только не намешано естественным путем в чернильнице писателя! – Мольер выплескивал из души кураре разочарования, что и объясняет эту пронзительность топа, эту бессильную остервенение честного человека. Играя Альцеста, он не отрывался ото собственной жизни, а продолжал ею жить, тем паче что Арманда в роли Селимены тоже оставалась в своем лирик кокетки, светской красавицы. В ком капля совести, оный будет им задет. Он продолжает, заходит весь дальше, впадает в бешенство – до смешного, обличает тех Объятий суетных, и пошлостей любезных, (языко обычно у Мольера, Альцест раскрывает себя в первых а репликах.

Читайте также:
Мораль золотой середины у Мольера: сочинение

Билеты (вариант 3)
16. Тартюф.

Комизм “высокой комедии” — комизм интеллектуальный, комизм характера. У Мольера такой комизм мы находим в пьесах “Дон Жуан”, “Мизантроп”, “Тартюф”.

“Тартюф, или Обманщик” стала первой комедией Мольера, где он подверг критике пороки духовенства и дворянства. Пьеса должна была быть показана во время придворного праздника “Увеселения очарованного острова” в мае 1664 года в Версале. В первой редакции комедии Тартюф был духовным лицом. У богатого парижского буржуа Оргона, в дом которого проникает этот проходимец, разыгрывающий из себя святого, еще нет дочери — священник Тартюф не мог жениться на ней. Тартюф ловко выходит из трудного положения, несмотря на обвинения сына Оргона, заставшего его в момент ухаживания за мачехой Эльмирой. Торжество Тартюфа недвусмысленно свидетельствовало об опасности лицемерия. Однако пьеса расстроила праздник, а против Мольера возник настоящий заговор: его обвиняли в оскорблении религии и церкви, требуя за это кары. Представления пьесы прекратили.

В 1667 году Мольер сделал попытку поставить пьесу в новой редакции. Во второй редакции Мольер расширил пьесу, дописал еще два акта к имеющимся трем, где изобразил связи лицемера Тартюфа с двором, судом и полицией. Тартюф был назван Панюльфом и превратился в светского человека, намеренного обвенчаться с дочерью Оргона Марианной. Комедия, носившая название “Обманщик”, кончалась разоблачением Панюльфа и прославлением короля. В последней, дошедшей до нас, редакции (1669) лицемер снова был назван Тартюфом, а вся пьеса — “Тартюф, или Обманщик”.

“Тартюфе” Мольер обратился к наиболее распространенному в те времена виду лицемерия — религиозному — и писал ее основываясь на своих наблюдениях за деятельностью религиозного “Общества святых даров”, деятельность которого была окружена великой таинственностью. Действуя под девизом “Пресекай всякое зло, содействуй каждому добру”, члены этого общества главной своей задачей видели борьбу с вольнодумством и безбожием. Члены общества проповедовали суровость и аскетизм в нравах, отрицательно относились ко всякого рода светским развлечениям и театру, преследовали увлечение модами. Мольер наблюдал, как члены общества вкрадчиво и умело втираются в чужие семьи, как они подчиняют себе людей, полностью завладевая их совестью и их волей. Это и подсказало сюжет пьесы, характер же Тартюфа сложился из типичных черт, присущих членам “Общества святых даров”.

В рамках правдоподобного движения сюжета комедии Мольер дает две уравновешивающих друг друга комедийных гиперболы — гиперболическую страсть Оргона к Тартюфу и столь же гиперболическое лицемерие Тартюфа. Создавая этот характер, Мольер выдвинул главную свойственную данной личности черту и, гиперболизируя ее, представил как из ряда вон выходящую. Этой чертой является лицемерие.

Образ Тартюфа — не воплощение лицемерия как общечеловеческого порока, это социально-обобщенный тип. Недаром он в комедии совсем не одинок: лицемерны и его слуга Лоран, и судебный пристав Лояль, и старуха-мать Оргона госпожа Пернель. Все они прикрывают свои неприглядные поступки благочестивыми речами и неусыпно следят за поведением других. Например, госпожа Пернель, мать Оргона, уже в первом явлении первого действия дает хлесткие характеристики почти всем окружающим: Дорине она говорит, что “на свете нет служанки, крикливее, чем вы, и худшей грубиянки”, своему внуку Дамису — “Мой любезный внук, вы попросту дурак. последний сорванец”, “достается” и Эльмире: “Вы расточительны. Нельзя смотреть без гнева, когда вы рядитесь, как будто королева. Чтобы понравиться супругу своему, такие пышные уборы ни к чему.”

Характерный облик Тартюфа создают его мнимая святость и смирение: “Он в церкви каждый день молился близ меня, в порыве набожном колени преклоня. Он привлекал всеобщее вниманье”. Тартюф не лишен внешней привлекательности, у него обходительные, вкрадчивые манеры, за которыми скрываются расчетливость, энергия, честолюбивая жажда властвовать, способность мстить. Он хорошо устроился в доме Оргона, где хозяин не только удовлетворяет его малейшие прихоти, но и готов отдать ему в жены свою дочь Марианну — богатую наследницу. Тартюф добивается успеха потому, что он тонкий психолог: играя на страхе доверчивого Оргона, он вынуждает последнего открывать ему любые секреты. Свои коварные замыслы Тартюф прикрывает религиозными доводами:

Не скажет ни один свидетель справедливый,

Меня мирских богатств не соблазняет вид,

Их блеск обманчивый меня не ослепит.

. ведь имущество пропасть могло бы зря,

Достаться грешникам, которые способны

Не обратив его, как сделаю я сам,

На благо ближнего, в угоду небесам (IV,1)

Он прекрасно осознает свою силу, поэтому и не сдерживает свои порочные влечения. Марианну он не любит, она для него лишь выгодная невеста, его увлекла красавица Эльмира, которую Тартюф пытается соблазнить:

Его казуистические рассуждения о том, что измена — не грех, если про нее никто не знает (“зло бывает там, где мы о нем шумим. Кто вводит в мир соблазн, конечно, согрешает, но кто грешит в тиши, греха не совершает” — IV,5), возмущают Эльмиру. Дамис, сын Оргона, свидетель тайного свидания, хочет разоблачить негодяя, но тот, приняв позу самобичевания и покаяния в якобы несовершенных грехах, вновь делает Оргона своим защитником. Когда же, после второго свидания, Тартюф попадает в западню и Оргон выгоняет его из дома, он начинает мстить, полностью проявив свою порочную, продажную и корыстную натуру.

оплотов абсолютистского государства — первого сословия Франции — клерикалов. Однако образ Тартюфа обладает неизмеримо большей емкостью. На словах Тартюф ригорист, без всякого снисхождения отвергающий все чувственное и материальное. Но сам он не чужд чувственных поползновений, которые ему приходится прятать от посторонних глаз.

В последнем действии Тартюф выступает уже не как религиозный, а как политический лицемер: он декларирует отказ от материальных благ и личных привязанностей во имя интересов абсолютистского государства:

Но мой первейший долг есть польза короля,

И я б ему обрек, нимало не скорбя,

Друзей, жену, родных и самого себя (V, 7)

Но Мольер не только разоблачает лицемерие. В “Тартюфе” он ставит важный вопрос: почему Оргон позволил себя так обмануть? Этот уже немолодой человек, явно неглупый, с крутым нравом и твердой волей, поддался распространенной моде на благочестие. “Тартюф” имеет нечто сходное с фарсовой коллизией и ставит в центр фигуру отца семейства. Мольер делает недалекого, примитивного и одаренного буржуа той эпохи центральным персонажем. Буржуа эпохи цехового ремесленного производства — архаический буржуа. Он представитель третьего податного сословия абсолютной монархии и вырос еще на почве старых патриархальных отношений. Эти патриархальные и ограниченные буржуа только вступили на путь цивилизации. Они смотрят на мир наивно и воспринимают его непосредственно. Именно такого буржуа и изображает Мольер.

Читайте также:
Мораль золотой середины у Мольера: сочинение

Персонаж Мольера смешон своей причудой, но в остальном он достаточно трезв и ничем не отличается от обыкновенного человека. Оргон доверчив и потому дает себя водить за нос всяким шарлатанам. Характер причуды героя комедии неотделим от того, что этот персонаж — французский буржуа, эгоистический, себялюбивый, упрямый, что он глава семьи. Его причуда односторонняя, но он настаивает на ней и упорствует. В развитии действия комедий Мольера видное место занимают сцены, когда Оргона отговаривают от его нелепого намерения, пытаются разубедить. Однако он смело и упорно следует своей страсти. Страсть здесь сконцентрирована и одностороння, в ней нет фантастической причудливости, она элементарна, последовательна и вытекает из эгоистического характера буржуа. Герой Мольера относится к своей причуде всерьез, как бы ни была невероятна эта причуда.

Оргон уверовал в набожность и “святость” Тартюфа и видит в нем своего духовного наставника, “а у Тартюфа все по части неба гладко, и это всякого полезнее достатка” (II,2). Однако он становится пешкой в руках Тартюфа, который беззастенчиво заявляет, что “он будет все как есть по нашей мерке мерить: я приучил его своим глазам не верить” (IV,5). Причина этого — косность сознания Оргона, воспитанного в подчинении авторитетам. Эта косность не дает ему возможности критически осмыслить явления жизни и оценить окружающих его людей.

Добродетельного буржуа Оргона, имеющего даже заслуги перед отечеством пленил в Тартюфе суровый религиозный энтузиазм, и он с огромным увлечением отдался этому возвышенному чувству. Уверовав в слова Тартюфа, Оргон сразу почувствовал себя избранным существом и стал вслед за своим духовным наставником считать земной мир “кучею навозной”. Тартюф в глазах Оргона — “святой”, “праведник” (III,6). Образ Тартюфа до того ослепил Оргона, что он уже больше ничего не видел, кроме своего обожаемого учителя. Недаром возвратясь домой он интересуется у Дорины только состоянием Тартюфа. Дорина рассказывает ему о плохом самочувствии Эльмиры, а Оргон четырежды задает один и тот же вопрос: “Ну, а Тартюф?” Глава семьи буржуа Оргон “свихнулся” — в этом заключается комедийное “наоборот”. Оргон слеп, он принял лицемерие Тартюфа за святость. Он не видит маски на лице Тартюфа. В этом заблуждении Оргона заключается комизм пьесы. Но сам он относится к своей страсти абсолютно серьезно. Оргон восторгается Тартюфом, боготворит его. Его пристрастие к Тартюфу настолько противоречит здравому смыслу, что даже ревность своего кумира к Эльмире он истолковывает как проявление горячей любви Тартюфа к нему, Оргону.

— становится равнодушным к семье и детям (передавая Тартюфу шкатулку, он прямо говорит, что “правдивый, честный друг, мной избранный в зятья, мне ближе, чем жена, и сын, и вся семья”), начинает прибегать к постоянным ссылкам на небеса. Он выгоняет из дома сына (“Скатертью дорога! Отныне ты лишен наследства, и притом ты проклят, висельник, твоим родным отцом!”), причиняет страдания дочери, ставит в двусмысленное положение жену. Но Оргон приносит не только страдания другим. Оргон живет в жестоком мире, в котором его счастье зависит от его материального положения и его отношений с законом. Причуда, которая побуждает его передать свое состояние Тартюфу и доверить ему шкатулку с документами, ставит его на грань нищеты и угрожает ему тюрьмой.

Поэтому освобождение Оргона не приносит ему радости: он не может над ним смеяться вместе со зрителем, ибо он разорен и находится в руках Тартюфа. Положение его почти трагическое.

Мольер чрезвычайно тонко обосновывает гиперболический характер страсти Оргона. Она вызывает всеобщее удивление, вызывает и насмешки Дорины. С другой стороны, в комедии имеется персонаж, страсть которого к Тартюфу приобрела еще более утрированный характер. Это госпожа Пернель. Сцена, когда госпожа Пернель пытается опровергнуть волокитство Тартюфа, свидетелем которого был сам Оргон, — не только забавная пародия на поведение Оргона, но и способ придать его заблуждению еще более естественный характер. Оказывается, что заблуждение Оргона еще не предел. Если Оргон в конце пьесы все же обретает здравый взгляд на мир после разоблачения Тартюфа, то его мать, старуха Пернель, глупо благочестивая сторонница косных патриархальных взглядов, так и не увидела подлинного лица Тартюфа.

Молодое поколение, представленное в комедии, которое сразу разглядело подлинное лицо Тартюфа, объединяет служанка Дорина, давно и преданно служащая в доме Оргона и пользующаяся здесь любовью и уважением. Ее мудрость, здравый смысл и проницательность помогают найти самые подходящие средства для борьбы с хитрым проходимцем. Она смело нападает и на самого святошу, и на всех потакающих ему. Не умея подыскивать выражения и учитывать обстоятельства, Дорина говорит свободно и резко, и в этой непосредственности проявляется разумная природа народных суждений. Чего стоит одна только ее ироническая речь, обращенная к Марианне.

Она же первая угадывает намерения Тартюфа по отношению к Эльмире: “Над мыслями ханжи она кой в чем властна: он кротко слушает, что ни скажи она, и даже, может быть, влюблен в нее безгрешно” (III,1).

И это объединение как бы символизирует союз здравого смысла с просвещенным разумом, выступающим совместно против лицемерия. Но ни Дорине, ни Клеанту не удается окончательно разоблачить Тартюфа — слишком хитры приемы его мошенничества и слишком широк круг его влияния. Разоблачает Тартюфа сам король. Этим благополучным финалом Мольер как бы призывал короля покарать лицемеров и обнадеживал себя и других тем, что справедливость все же восторжествует над царящей в мире ложью. Это внешнее вмешательство не связано с ходом пьесы, оно совершенно неожиданно, но вместе с тем вызвано отнюдь не цензурными соображениями. Здесь отразилось мнение Мольера по поводу справедливого короля, который “враг всякого обмана”. Вмешательство короля освобождает Оргона от власти лицемера, дает комедийное разрешение конфликта и помогает пьесе остаться комедией.

Читайте также:
Мольер французский драматург: сочинение

Важная тема, связанная с образом Тартюфа, — противоречие внешности и сущности, лица и наброшенной на себя личины. Противоречие лица и маски – центральная проблема в литературе 17 в. «Театральная метафора» (жизнь-театр) проходит через всю литературу. Маска спадает только перед лицом смерти. Люди, живущие в обществе, стараются казаться не теми, кто они есть на самом деле. Вообще это проблема общечеловеческая, но есть у нее и социальный подтекст – законы общества не совпадают со стремлениями человеческой природы (об этом писал Ларошфуко). Мольер осмысливает эту проблему как социальную (лицемерие он считает самым опасным пороком). Оргон верит внешности, принимает маску, личину Тартюфа за лицо. В течение всей комедии происходит срывание маски и лица Тартюфа. Тартюф постоянно прикрывает свои нечистые земные стремления идеальными мотивами, прикрывает благообразной внешностью свои тайные грешки. Герой-эксценртик распадается на 2 персонажа: Т. – лицемер, О. – доверчивый. Они зависят друг от друга в прямой пропорции: чем больше врет один, тем больше верит другой. 2 мысленных образа Т.: один в сознании О., другой – в сознании остальных.

Развитие действия внутренне подчиненно умножению контрастов, т. к. разоблачение происходит через несоответствие видимости и сущности.

Наивысшая точка торжества Т. – начало 4-го действия, разговор Клеана с Т. Отсюда – вниз.

Шкатулка с письмами – компромат. Техника постепенного развития мотива (из действия к действию).

Последний контраст лица и маски: доносчик/верный подданный. Мотив тюрьмы: тюрьма – последнее слово Т.

сказать, что образы любовников у Мольера — своеобразная дань традиции. Влюбленный в комедии Мольера, безразлично, выходец он из дворянской или буржуазной семьи, порядочный человек, вежливый, воспитанный и учтивый, пылкий в любви.

Однако в комедиях Мольера есть моменты, когда образы влюбленных приобретают жизненность и реалистическую конкретность. Это происходит во время ссор, сцен подозрений и ревности. В “Тартюфе” Мольер снисходительно относится к любви молодых людей, понимает естественность и законность их страсти. Но влюбленные чересчур предаются своим страстям и потому оказываются смешными. Пылкость, внезапные подозрения, неосторожность и неосмотрительность влюбленных переводят их в комическую сферу, то есть в ту сферу, где Мольер чувствует себя хозяином.

“Тартюфе” в роли такого мудреца в какой-то степени выступает Клеант. Мольер в его лице защищает точку зрения сообразности, здравого смысла и золотой середины:

Как? Суетная мысль о мнении народном

Нет, будем делать то, что небо нам велит,

И совесть нам всегда подаст надежный щит.

“Тартюфе” — это еще второстепенная и аккомпанирующая, не определяющая развития действия и хода пьесы фигура. Оргон убедился в лицемерии Тартюфа не под влиянием уговоров Клеанта, но проделки, раскрывшей ему подлинный облик лицемера. Воплощающий положительную мораль Мольера, мудрец пока бледная и условная фигура.

Социальная и философская проблематика комедии Мольера “Дон Жуан”

Характерные особенности творчества Мольера. Особенности художественного метода в комедии “Дон Жуан”. Образ главного героя (Дон Жуана) как определенный общественный тип. Дворянский либертинаж XVII века. Особенности художественного метода в “Дон Жуане”.

Рубрика Литература
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 05.11.2016
Размер файла 14,1 K
  • посмотреть текст работы
  • скачать работу можно здесь
  • полная информация о работе
  • весь список подобных работ

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Социальная и философская проблематика комедии Мольера «Дон Жуан»

Жан Батист Поклен (Мольер)(1622-1673) первым заставил смотреть на комедию как на жанр, равный трагедии. Он синтезировал лучшие достижения комедии от Аристофана до современной ему комедии классицизма, включая опыт Сирано де Бержерака, которого ученые часто упоминают среди непосредственных создателей первых образцов национальной французской комедии.

Известно, что будущий комедиограф родился в семье придворного обойщика. Однако дело отца он не захотел унаследовать, отказавшись от соответствующих привилегий в 1643 году.

Благодаря деду, мальчик рано познакомился с театром. Жан Батист был серьезно им увлечен и мечтал о карьере актера. После окончания школы иезуитов в Клермоне (1639) и получения диплома адвоката в 1641 году в Орлеане он организовал в 1643 году труппу «Блистательный театр», в состав которой вошли его друзья. Мечтая о карьере трагического актера, юный Поклен берет имя Мольер как театральный псевдоним.

В жизни Мольера-комедиографа были и взлеты, и падения. Несмотря на все споры вокруг его личной жизни и взаимоотношений с двором, до сих пор не увядает интерес к его творениям, ставшим для последующих поколений своеобразным критерием высокого творчества.

1.Характерные особенности творчества Мольера

В творчестве Мольера комедия получила дальнейшее развитие как жанр. Сформировались такие ее формы, как «высокая» комедия, комедия-«школа» (термин Н. Ерофеевой), комедия-балет и другие. Г. Бояджиев в книге «Мольер: Исторические пути формирования жанра высокой комедии» указывал, что нормы нового жанра вырисовывались по мере того, как комедия сближалась с реальностью и в результате этого приобретала проблематику, определяемую общественной проблематикой, объективно существующей в самой действительности. Основанная на опыте античных мастеров, комедии дель арте и фарсе, классицистская комедия, по замечанию ученого, получила высшее развитие у Мольера.

Еще в раннем творчестве Мольер, по замечанию Г. Бояджиева, «понял необходимость перенесения романтических героев в мир обыденных людей». Отсюда сюжеты «Смешных жеманниц», «Школы жен», «Школы мужей» и в том числе «Тартюфа».

Образцы положительного или отрицательного драматург черпал из жизни, показывая на сцене более типичные ситуации, общественные тенденции и характеры, чем его собратья по перу. Новаторство Мольера было отмечено Г. Лансоном, писавшим: «Никакой правды, лишенной комизма, и почти никакого комизма, лишенного правды: вот формула Мольера. Комизм и правда извлекаются у Мольера из одного и того же источника, то есть из наблюдений над человеческими типами».

2.Особенности художественного метода в «Дон Жуане»

Драматург смело ломает каноны классицизма и нарушает единство времени и места, чтобы как можно ярче нарисовать образ своего героя. Общее место действия обозначено в Сицилии, но каждое действие сопровождает ремарка: первое – «сцена представляет дворец», второе – «сцена представляет местность на берегу моря», третье – «сцена представляет лес», четвертое – «сцена представляет апартаменты Дон Жуана» и пятое – «сцена представляет открытую местность». Это позволяло показать Дон Жуана во взаимоотношениях с разными людьми, в том числе с представителями разных сословий. Аристократ встречает на своем пути не только дона Карлоса и дона Алонсо, но и крестьян, и нищего, и торговца Диманша. В результате драматургу удается в характере Дон Жуана отобразить самые существенные черты «золотой молодежи» из окружения короля.

Читайте также:
Мораль золотой середины у Мольера: сочинение

«Дон Жуан, или Каменный гость» это единственная пьеса в прозе, в которой равноправными действующими лицами являются все персонажи. И каждый из них обладает своей характерной речью. Здесь Мольер более, чем во всех своих пьесах, отошел от классицизма. Это и одна из самых обличительных комедий драматурга. «Дон Жуан» – это протест драматурга против напыщенности и неестественности классицистического театра.

Во многом отходя от строгих классицистских норм, Мольер все же оставался в рамках этой художественной системы. Его произведения рационалистичны по своему духу; все характеры однолинейны, лишены конкретно-исторических деталей и подробностей. И все же именно его комические образы стали ярким отражением процессов, связанных с основными тенденциями в развитии французского общества во второй половине XVII века.

3.Социальная и философская проблематика комедии Мольера «Дон Жуан»

Пьеса «Дон Жуан, или Каменный гость» написана на заимствованный сюжет. Он впервые был введен в большую литературу испанским драматургом Тирсо де Молиной в комедии «Севильский озорник». С этой пьесой Мольер познакомился через итальянских актеров, которые ставили ее на гастролях сезона 1664 года. Мольер же создает произведение оригинальное, имеющее откровенную антидворянскую направленность. Каждый французский зритель узнавал в Дон Жуане знакомый тип аристократа – циничного, распутного, бравирующего своей безнаказанностью. Нравы, выразителем которых был Дон Жуан, царили при дворе, особенно среди «золотой молодежи» из окружения короля Людовика XIV. Современники Мольера называли имена придворных, славившихся распутством, «отвагой» и богохульством, но попытки угадать, кого же вывел под именем Дон Жуана драматург, были напрасны, потому что главный персонаж комедии разительно напоминал многих людей и никого в частности. Да и сам король нередко подавал пример подобных нравов. Многочисленные легкомысленные похождения и победы над женскими сердцами рассматривались при дворе как озорство. Мольер же взглянул на проделки Дон Жуана с иных позиций – с позиций гуманизма и гражданственности. Он сознательно отказывается от названия пьесы «Севильский озорник», потому что не считает поведение Дон Жуана озорством и невинными шалостями.

В пьесе отражены и классовые отношения того времени. Постоянно подчеркивается, что Дон Жуан – дворянин. В сцене спасения им Дона Карлоса оба ведут себя, согласно неписаным правилам дворянской чести: Дон Жуан спасает незнакомого человека, рискуя жизнью, а Дон Карлос, узнав, кто перед ним, благородно отпускает своего заклятого врага. Этот эпизод составляет резкий контраст с тем моментом, когда Дон Жуан не проявляет ни малейшего уважения к спасшему его крестьянину Пьеро. Взамен благодарности он пытается увести его невесту и затем дерется с ним.

Но проблематика комедии состоит не только в развенчании пороков и классическом наказании зла в лице Дон Жуана. В «Каменном Госте» Мольер показывает порочность всего общества, начиная от верхов и заканчивая низами: Дон Жуан – распутничает; донья Эльвира – поддаётся греховной страсти и предаёт свои обеты Богу; Сганарель – при всей своей вере в небо, потакает разнузданному образу жизни своего хозяина; крестьянка Шарлотта – быстро забывает о любимом женихе, когда на горизонте появляется более выгодная партия.

Исправившейся и вернувшей в лоно веры становится только донья Эльвира, согрешившая по наивности и отказавшаяся от недостойной, земной любви взамен любви добродетельной, требующей спасения даже самой заблудшей из всех возможных душ – души Дон Жуана. С образом доньи Эльвиры в «Каменном Госте» связаны лирические, во многом, трагические мотивы.

Нужно заметить, что Мольер показывает и примеры высокой чести из аристократической среды. Одним из них является отец Дон Жуана дон Луис. Вельможа хранит верность славе предков, выступает против неприличного поведения сына. Он готов, не дожидаясь небесной кары, сам наказать сына и положить конец его распутству. В комедии нет традиционного резонера, но именно дон Луис призван сыграть его роль. Речь, обращенная к сыну, – это обращение в зал: «Как низко вы пали! Неужели вы не краснеете оттого, что так мало достойны своего происхождения? Вправе ли вы, скажите мне, хоть сколько-нибудь гордиться им? Что вы сделали для того, чтобы оправдать звание дворянина? Или вы думаете, что достаточно имени и герба и что благородная кровь сама по себе уже возвышает нас, хотя бы мы поступали подло? Нет, нет, знатное происхождение без добродетели – ничто. Славе наших предков мы сопричастны лишь в той мере, в какой сами стремимся походить на них… Поймите, наконец, что дворянин, ведущий дурную жизнь, – это изверг естества, что добродетель – это первый признак благородства, что именам я придаю куда меньше значения, чем поступкам, и что сына какой-нибудь ключницы, если он честный человек, я ставлю выше, чем сына короля, если он живет, как вы». В словах дона Луиса отразились и взгляды самого драматурга, и настроения той части дворянства, которая готова была выступить против вседозволенности представителей этого сословия и кастовости в общественной жизни.

В «Дон Жуане» драматург правдиво отразил те пороки, которые он осуждал в дворянах своего времени, хотя, конечно, в преувеличенном виде, ведь их представителем является не просто герой, а один из наиболее известных образов мировой литературы.

4. Дон Жуан как либертин

В Дон Жуане современники Мольера узнавали определенный общественный тип – светского либертина (фр. Libertine – «свободомыслящий»). Эти молодые дворяне культивировали искусство наслаждения, приписывая себе утонченность, выделяющую их из толпы глупцов и плебеев. Они превозносили критический дух науки, отвергая мораль и религию, как некие условности, необходимые для управления народом. «я верю в то, Сганарель, – что дважды – два четыре, а дважды четыре – восемь.»

Читайте также:
Мольер французский драматург: сочинение

В уста Дон Жуана Мольер вкладывает определение лицемерия как самой страшной для общества опасности: «Теперь этого не стыдятся: лицемерие – модный порок, а все модные пороки идут за добродетель… Людские пороки вообще доступны осуждению, и никому не возбраняется открыто нападать на них; но лицемерие – порок привилегированный: оно всем зажимает рот и наслаждается неограниченною безнаказанностью».

Дон Жуан Мольера – не абстрактный грешник, а человек со своими взглядами, несомненными недостатками, но и определенными достоинствами. Что особенно важно – это человек мольеровского времени, воплощение не безнравственности вообще, а пороков, которые Мольер видел у своих современников. Его Дон Жуан – обычный светский человек, а события с ним происходящие обусловлены и свойствами его натуры, и бытовыми традициями, и социальными отношениями.

В частности, герой Мольера, как и многие светские щеголи того времени, живет в долг, занимая деньги у презираемого буржуа Диманша, которого, кстати говоря, он ловко выпроваживает за дверь, так и не уплатив долга .

Его отрицание религии и Бога – в значительной мере отражение общих тенденций в дворянстве XVII века. «…Бывают на свете такие наглецы, которые распутничают неизвестно для чего и строят из себя вольнодумцев, потому что полагают, будто это им к лицу», – говорит Сганарель, пытаясь сделать вид, будто говорит вовсе не о своем хозяине. Эта характеристика, несомненно, взята Мольером из жизни.

Одним словом, Дон Жуан Мольера – настоящий, утонченный вельможа, его внешняя притягательность и изящество составляют резкий контраст с истинной сутью его поступков.

Заключение

Итак, Мольер, выбрав в качестве героя одной из своих самых знаменитых комедий легендарного героя-соблазнителя, создал совершенно новый образ. Новаторство Мольера заключается в первую очередь в том, что он изобразил Дон Жуана как своего современника, со всеми характерными пороками молодого дворянина XVII века.

Уверенный в своем привилегированном положении, а вследствие этого – в безнаказанности, Дон Жуан соблазняет всех понравившихся женщин, губит чужие семьи, норовит развратить каждого, с кем имеет дело: от собственного слуги до встречного нищего. Он полностью лишен моральных принципов, причем он осознает и даже бравирует этим, цинично рассуждая о женщинах, о своем отце и т.д. Герой Мольера лицемерен и, опять же, не считает это чем-то неправильным, ведь «в наше время лицемерие имеет громадные преимущества». Как и многие молодые дворяне XVII века, Дон Жуан живет в долг, который он уже давно не платит и не собирается платить.

С другой стороны, герой не лишен и некоторых положительных черт. Он красноречив, смел, способен на благородные поступки и неглупые рассуждения. Впрочем, внешне соответствуя образу утонченного дворянина, он доказывает совершенно обратное своими поступками – не зря же в попытке усовестить сына Дон Лукас постоянно напоминает ему о дворянской чести.

«У всех предшественников Мольера (кроме Тирсо де Молины) Дон-Жуан – либо чудовище, либо карикатура, либо марионетка; – писал А.А. Смирнов, – у Мольера он – живой, гибкий, глубоко реалистичный образ». Действительно, сохраняя все традиционные черты знаменитого героя, Мольер сумел создать разносторонний, выходящий за четкие рамки классицизма образ, которые отразил как общечеловеческие пороки, так и характерные черты дворянского общества XVII века.

Библиографический список

мольер дон жуан комедия

1. Мольер Ж. Б. Комедии: Дон Жуан, или Каменный гость / Пер. с фр. А.В. Федорова. – М.: Эксмо, 2005. С.101-163.

2. Бояджиев Г.Н. Гений Мольера – вступ.статья // Мольер ПСС в 4-х т.т. – М., 1965-67. Т. 1.

3. История зарубежной литературы XVII века. / Под ред. М.В. Разумовской. – М.: Высшая школа, 2001. С. 114-117.

4. Смирнов А.А. Из истории западноевропейской литературы: Образ Дон Жуана у Мольера. – М., Л.: Художественная литература, 1965. С. 276-292.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

История создания “Дон Жуана” – бессмертной комедии великого Мольера. Отношение Дон Жуана к религии. Слуга Сганарель – образ совести Дона. Образы Дон Жуана и Сганареля в одноименной комедии Мольера, проблема понимания специфики оппозиции главных героев.

реферат [25,6 K], добавлен 04.02.2016

Дон Жуан как “вечный образ” в литературе. Обзор прототипов данного образа. Общая характеристика эпохи написания комедии “Дон Жуан”, анализ ее основных проблем и тем. Жизненный и творческий путь Мольера. Особенности Дон Жуана в интерпретации Мольера.

курсовая работа [40,9 K], добавлен 05.06.2011

Общий анализ зарубежной литературы XVII века. Характеристика эпохи барокко с точки зрения времени напряженных поисков в области морали. Трансформация легенды о Дон Жуане в творчестве Тирсо де Молины. “Вечный” образ Дон Жуана в интерпретации Мольера.

курсовая работа [69,6 K], добавлен 14.08.2011

Образ Дон Комедия великого французского драматурга Жана-Батиста Мольера “Дон Жуан” и по сей день остается одной из самых популярных пьес мирового репертуара, заставляя вновь и вновь разгадывать тайну незаурядной гордой личности, бросившей дерзкий вызов.

реферат [10,2 K], добавлен 19.11.2002

Специфика интерпретации образа Дон Жуана у Мольера. Отрицательные черты героя, их описание. Отдельно стоит сказать об отношении Дон Жуана к религии. Неоднозначность и современность образа, положительные и отрицательные черты. Мировая литература и образ.

реферат [22,5 K], добавлен 25.02.2009

Прототипы образа Дон Жуана в легендах. Образ соблазнителя в пьесе Т. де Молина “Севильский распутник и каменный гость”. Переработка сюжета в XVII—XVIII вв. “Дон Жуан или Каменный пир” Мольера. Дальнейшее развитие сюжета в зарубежной и русской литературе.

реферат [43,7 K], добавлен 07.05.2011

Прототипы образа Дон Жуана в мифах и легендах. Французская литература XVII века: становление литературного направления, ведущие жанры. Сравнительная характеристика и отличительные особенности исследуемого образа в творчестве Ж.Б. Мольера и А.С. Пушкина.

курсовая работа [88,2 K], добавлен 16.02.2017

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: