Мопассан: сочинение

Мопассан: сочинение

Ги де Мопасса́н ( фр. Guy de Maupassant [ɡi də mopaˈsɑ̃] , полное имя — Анри́-Рене́-Альбе́р-Ги де Мопасса́н ( фр. Henry-René-Albert-Guy de Maupassant ) ) — французский писатель, автор многих знаменитых рассказов, романов и повестей.

Г и де Мопассан родился в замке Миромениль около г. Дьеппа (департамент Сена Приморская ). Его отец — Гюстав де Мопассан, — принадлежавший к аристократическому лотарингскому роду, осевшему в Нормандии , взял в жены Лауру ле Пуатвен — девушку из буржуазной семьи. Мопассан с детства отличался прекрасным здоровьем, хотя его мать, приятельница Флобера , всю жизнь мучалась неврозами, а младший брат, по профессии врач , умер в лечебнице для душевнобольных.

Проучившись недолго в семинарии, Мопассан, после изгнания из неё, перешёл в руанский лицей, где и окончил курс обучения. Во время учёбы в лицее он зарекомендовал себя способным учеником, увлеченным поэзией и театральным искусством. В этот период времени Мопассан близко сходится с Луи Буйе — поэтом и смотрителем руанской библиотеки и, особенно, с Флобером, который стал наставником юноши. Окончив лицей в 1869 году, и посоветовавшись с матерью и Флобером, отправился в Париж, чтобы приступить к изучению права. Разразившаяся война нарушила все планы…

Пройдя франко-прусскую кампанию простым рядовым, Мопассан пополнил своё образование чтением и особенно пристрастился к естествознанию и астрономии. Чтобы устранить тяготевшую над ним опасность наследственного недуга, он усиленно работал над своим физическим развитием.

Разорение, постигшее его семью, заставило Мопассана поступить чиновником в морское министерство, где он пробыл около десяти лет. Мопассан тяготел к литературе. Больше шести лет Мопассан, тесно сблизившийся с Флобером, сочинял, переписывал и рвал написанное; но в печати он решился выступить, только когда Гюстав Флобер признал его произведения достаточно зрелыми и стилистически целостными.

Первый рассказ Мопассана вышел в свет в 1880 году вместе с повестями Золя, Алексиса, Сеара, Энника и Гюисманса, в сборнике «Les soirées de Médan». Начинающий писатель поразил своей «Boule de suif» литературные кружки, проявив тонкую иронию и большое искусство сжатой и вместе с тем насыщенной, яркой характеристики.

В том же году Мопассан выпустил сборник поэзии «Стихотворения»(«Des vers») (1880), в котором особенно замечательны стихотворения «Le mur», «Au bord de l’eau», «Désirs» и «Vénus rustique». Помещенный там же драматургический опыт в стихах («Histoire du vieux temps») позволил Мопассану стать хроникером в газете «Голуа»(«Gaulois»); чиновную службу писатель в это время оставил. Хотя Мопассан в начале своей литературной деятельности и прослыл последователем Золя, он далеко не был сторонником «натуралистической» школы, признавая её узкой и односторонней. В предисловии к роману «Pierre et Jean» Мопассан осуждает доктринёрский реализм и основным положением своей эстетики ставит искусство, ясно и убедительно воспроизводит перед читателем свои субъективные взгляды на явления действительности. Достоинство творчества заключается, по мнению Мопассана, не столько в завлекательности фабулы, сколько в искусном сопоставлении явлений обыденной жизни, иллюстрирующих основную тенденцию произведения.

Мопассан за одиннадцать лет создал целый ряд сборников небольших повестей, обозначенных в заголовке по имени первого рассказа (до 16 томов); в то же время им написаны крупные романы: «Жизнь» (Une vie)(1883), «Милый друг» (Bel Ami)(1885), «Монт-Ориоль» (1887), «Пьер и Жан» (Pierre et Jean) (1888), «Сильна как смерть» (Fort comme la mort)(1889) и «Наше сердце»(Nôtre coeur) (1890), а равно как и описания пережитого и передуманного за время экскурсий: «Под солнцем» (Au Soleil)(1884);«На воде» (Sur l’eau) (1888) и «Бродячая жизнь»(La vie errante) (1890). Эти произведения позволили Мопассану занять одно из первых мест в новейшей французской новеллистике. Лучшие французские критики единогласны в восторженных отзывах о Мопассане. По словам Эмиля Золя, он удовлетворяет все умы, затрагивая всевозможные оттенки чувств, и стал любимцем публики потому, что обладал добродушием, глубокой, но незлобивой сатирой и бесхитростной веселостью. Жорж Леметр называет Мопассана писателем классическим. В России Мопассан в литературной среде издавна пользуется добрым расположением, благодаря почину Тургенева; он узнал о Мопассане от Флобера и ставил его как повествователя непосредственно вслед за графом Л. Н. Толстым. Не менее сочувственно к творчеству Мопассана относится и сам Толстой, посвятивший характеристике его произведений целую статью в XIII томе собрания своих сочинений. По мнению Льва Толстого, «едва ли был другой такой писатель, столь искренно считавший, что все благо, весь смысл жизни — в женщине, в любви… и едва ли был когда-нибудь писатель, который до такой ясности и точности показал все ужасные стороны того самого явления, которое казалось ему самым высоким и дающим наибольшее благо жизни» см. Предисловие к сочинениям Гюи де Мопассана.

Произведения Мопассана имели большой успех; его заработок достигал 60 тыс. франков в год. Мопассан считал своим долгом финансово поддерживать мать и семью брата. Чрезмерное умственное напряжение быстро подорвало здоровье писателя. Кроме того, Мопассан заболел тяжелейшей болезнью — сифилисом [1] . С 1884 года он подвергается нервным припадкам; по мере возрастания разочарованности и ипохондриион впадает в беспокойный идеализм, терзается потребностью найти ответ на то, что ускользает от чувств. Это настроение находит себе выражение в ряде повестей, в том числе и в «Орля» (Horla).

Читайте также:
Крылов: сочинение

Восстановить нарушенное душевное спокойствие Мопассана не помогают ни светские успехи, ни сотрудничество в «Revue des Deux Mondes», ни успех на сцене Gymnase комедии «Musotte», ни получение академической премии за комедию «La Paix du ménage». В декабре 1891 годанервные припадки довели его до покушения на самоубийство; в лечебнице душевнобольных близ Пасси Мопассан сначала возвращался к сознанию, но затем припадки стали повторяться чаще. Смерть наступила от прогрессивного паралича мозга.

В русском переводе сочинения Мопассана появлялись неоднократно в журналах, а в 1894 году изданы и особым собранием (2-е изд. 1896). К XIIт. приложена характеристика Мопассана, принадлежащая С. А. Андреевскому, и статьи о Мопассане Леметра, Думика и Золя. Мопассан всегда с большой брезгливостью оберегал свою интимную жизнь от посторонних; подробности его жизни мало известны и не дают материала для сколько-нибудь точной и подробной биографии.

[править] Обзор творчества

[править] Эстетические принципы

Мопассан четко изложил свои взгляды на художественное слово в предисловии к роману Пьер и Жан в 1887/1888 годах.

Отвергая романтический роман и его деформированный, сверхчеловеческий, поэтический взгляд, Мопассан склоняется к объективному роману в поисках реализма, понимая все ограничения такого типа творчества. Для него реализм является личным мировоззрением, которое он (писатель) пытается донести до читателя, отражая в книге. Мы всегда изображаем самих себя, — говорит он, в то же время утверждая, что роман является художественным произведением, — кучку небольших фактов, которые и составляют общий смысл произведения. Мопассан также отвергает натурализм с его тяжелой документальностью и стремлением «тотального реализма», присущего Эмилю Золя, но склоняется к безоценочному реализму, что отражается даже в таких трудных для восприятия сценах, как смерть Форестье в романе Милый друг.

Мопассан стремится отразить чистые факты и поступки взамен психологического исследования, поскольку психология должна быть скрыта в книге так же, как она спрятана в реальности за настоящими поступками. Эта чистота и строгость изображения так же касается описаний, четко отличая Мопассана от Бальзака. Склонность к краткости ярко прослеживается в творчестве писателя: он создает более 300 новелл и только шесть романов.

Окружающий мир, прекрасное и отвратительное в нём, писатель воспринимал очень остро, он был наделен особой эмоциональной уязвимостью, той глубиной восприятия, которая, к сожалению, ускорила его трагическую смерть, и о которой он писал, что благодаря ей слабейшее чувство превращается в эмоцию и, в зависимости от температуры ветра, от запаха земли и от яркости дневного освещения вы чувствуете страдания, печаль или радость … Но если нервная система невосприимчива к боли, к экстазу, то она передает нам только будничные волнения и вульгарное довольство.

[править] Главные темы творчества

Темы творчества Мопассана связаны с повседневной жизнью в его эпоху и личной жизнью автора, смешиваясь и создавая неповторимую палитру:

  • Нормандия — родной регион писателя, занимает значительное место в его творчестве: пейзажи — море или города, как Руан в «Жизни» (Une vie) или Гавр в «Пьер и Жан» или жители региона — селяне («В полях», 1884), мелкие помещики и служащие («Жизнь») или буржуа («Пьер и Жан»). Но Нормандия — не единственный регион, изображенный Мопассаном. События одного из его величайших произведений — Милый друг — разворачиваются в Париже. В этом романе писатель изображает различные слои парижского общества, в частности высший свет и крупных дельцов, картины которых можно найти также в романе «Сильна, как смерть» или Монт-Ориоль. Изображение мелких буржуа и широких слоев автор предоставляет читателю в новеллах «Наследие», «Ожерелье», «Выезд за город» и «Два друга».
  • Франко-прусская война и немецкая оккупация. Мопассан часто возвращается к событиям, свидетелем которых стал десятью годами раньше, например в таких произведениях, как: «Пышка», «Мадемуазель Фифи», «Два друга», «Старый Милон», «Безумная».
  • Тема женщины, особенно — жертвы насилия: Жанна в «Жизни», «Маленькая Рок», «Мисс Гариет», значительное место в этой теме отводится проституции: «Пышка», «Мадемуазель Фифи», «Дом Телье» …
  • Тема семьи и детей также близка Мопассану, часто сочетаясь с темой отцовства: «Пьер и Жан», «Буатель», «В полях», «Ребенок», «По-родственному»…
  • Собственный пессимизм писателя: в своем философском отчаянии Мопассан идет дальше, чем Флобер. Ученик Артура Шопенгауэра, он прибегает ко всему, что может заполнить его жизнь смыслом. Он презирает Провидение, считает, что Бог не ведает, что он делает, а религия является просто мошенничеством, он говорит, что человек всего лишь животное едва выше других, а прогресс — просто призрак. Даже дружба кажется ему, наконец, отвратительным обманом, поскольку люди не воспринимают проблемы других и обречены на одиночество.
  • Среди других тем творчества Мопассана можно отметить темы безумия, депрессии и паранойи: «Шевелюра», «Госпожа Эрме», что начинаются показательными словами Меня привлекают сумасшедшие; а также темы смерти и разрухи («Жизнь», «Милый друг», «Малый Рок», «Сильна как смерть»). Пессимизм этих тем, где нет места счастливой любви, иногда находит противовес в теме воды, например, моря, как в романах «Жизнь» или «Пьер и Жан», рек («На воде», «Мушка», «Выезд на природу») или болот («Любовь»)
Читайте также:
Короленко: сочинение

Милый друг Мопассан

Психиатр о знаменитом писателе

Диагностическое предположение

Полинаркомания, сифилис головного мозга или прогрессивный паралич.

Дурная наследственность

Отец писателя являл собой «умственное убожество; слабохарактерность и ветреность увлекали его в бесконечные авантюры и приключения. Вследствие этого семейная жизнь была очень горькая и несчастливая для его семьи и дурно отражалась на его детях…

Мать… страдала истеро-эпилептическими припадками, во время которых она впадала в страшное возбуждение». Отец Ги де Мопассана так отзывался о своей жене: она «подвержена таким припадкам гнева, что по малейшему поводу у нее случаются страшные истерики… Она выпила два пузырька опийной настойки. Я побежал за врачом, который принял меры, чтобы вызвать у нее рвоту и удалить яд, что и спасло ее. Когда она пришла в себя, гневу ее не было границ… Ее оставили на некоторое время в одиночестве. Она пыталась задушиться своими же волосами. Пришлось их отрезать».

Младший брат Мопассана умер в психиатрической лечебнице, став, по словам писателя, «совершенно сумасшедшим без всякого проблеска сознания».

Страдание неизбежно

Учитывая неблагоприятную ситуацию в семье, детство маленького Ги нельзя назвать благополучным. Родители развелись, когда ему было 11 лет. «Мопассан остался жить с матерью… Он ее обожал. Отца своего Мопассан ненавидел. Эту ненависть он переносил на всех мужей вообще и до конца своих дней оставался холостяком».

Мать писателя была женщиной незаурядной, широко образованной. Она знала древние и новые языки, любила поэзию. Своим даром рассказчика Ги был обязан именно матери. Она была неизменной советчицей и первым литературным критиком его произведений.

В воспитании Мопассана большую роль также сыграли обычаи его родины – Нормандии. Жизнь нормандцев зависела от моря и земли, от милостей или жестокости природы. Маленькому Ги позволяли проводить много времени с детьми рыбаков и крестьян. Он с детства усвоил жизненную философию нормандцев: жизнь такова, как она есть; природа сурова и враждебна, а страдание в жизни неотвратимо.

В 13 лет Ги отдали в семинарию, с порядками которой он «никак не мог примириться, откуда несколько раз пытался бежать, пока не был исключен за стихи, в которых замечена была и слишком ранняя чувственность и слишком насмешливое отношение к порядкам семинарии». Признаки девиантного поведения в дальнейшем только нарастали.

Расплата за любовь

С годами писатель все чаще прибегал к наркотическим средствам (кокаин, эфир, гашиш): иногда для облегчения головных болей, «чаще – во время разгульных вечеринок и свиданий со столь же ненасытными до наслаждений подругами».

Ги де Мопассана считают одним из самых выдающихся любовников в современной французской истории. Утверждают, что он «имел сексуальные контакты с тысячами молодых женщин, занимаясь сексом практически ежедневно на протяжении более четверти века… Он обладал тремя качествами, благодаря которым стал таким популярным любовником: он мог подолгу продолжать заниматься любовью без эякуляции, испытывать оргазм много раз подряд и довести до состояния оргазма практически любую партнершу». Сам он так рассказывал об этом: «Я чувствую, что не способен любить одну женщину, потому что мне слишком нравятся все остальные. Я хотел бы иметь тысячи рук, тысячу губ и тысячу желаний, чтобы получить возможность одновременно обнимать целую толпу этих очаровательных и непостижимых существ». Следует добавить, что подобные «подвиги» чаще всего обусловлены органическими повреждениями центральной нервной системы.

Неразборчивость в половых связях вскоре принесла свои «плоды». В 1877 году Мопассан восторженно писал своему другу: «У меня сифилис, наконец-то настоящий, а не жалкий насморк… нет, нет, самый настоящий сифилис, от которого умер Франсуа I». Подобно большинству своих современников, писатель считал, что сифилис не обязательно заразен и вылечиться от этой болезни можно, принимая пилюли с ртутью и йодистым калием.

Однако через два года стали проявляться органические признаки поражения головного мозга – нарушения зрения, а с 1880 года и неадекватные колебания настроения. Спортсмен и атлет со стальными мускулами постепенно превращался в больного человека: «У него выпадают волосы, он вспыльчив, случаются даже галлюцинации», – писал исторический исследователь, известный писатель Анри Труайя. Затем участились мигрени, а «для работы за столом были прописаны выпуклые стекла». Но вплоть до 1891 года врачи упорно ставили ему диагноз «неврастении, хотя уже начали появляться бредовые идеи».

Читайте также:
Рильке: сочинение

Бред или фантазии?

В 1887 году был опубликован рассказ «Орля», который вызвал спор между психиатрами и критиками. Первые обнаружили в творчестве писателя признаки умственного расстройства, которые вторые с возмущением отвергали. История, рассказанная в «Орля», настораживает классическим описанием развития болезни. Сначала возникает беспричинный страх, затем присоединение к нему бредовой настроенности и параноидных идей преследования с галлюцинациями. Появляются идеи воздействия (синдром Кандинского – Клерамбо), а сам бред «кристаллизуется», становясь «глобальным, планетарным, всеобъемлющим». В конце концов, чтобы как-то избавиться от «преследования», герой поджигает свой дом. Но это не избавляет больного от бреда. Рассказ завершается фразой: «Мне остается одно – убить себя!»

Навстречу тьме

С 1884 года у Мопассана усилилось стремление к одиночеству и страх смерти. Из-за плохого зрения писатель был вынужден сократить свою творческую деятельность. Для облегчения невралгии он «все чаще прибегал к эфиру, кокаину, морфию, гашишу и другим наркотическим средствам. В экстатическом состоянии он бросался к письменному столу, но все его последние произведения насыщены тоской и печалью». Приступы дурашливой эйфории сменялись периодами глубокой депрессии, которые становились все более частыми и длительными. «Душа общества, весельчак вдруг преображался в существо апатичное и унылое… Зрительные галлюцинации сопровождались галлюцинациями слуховыми… Повсюду, где возможно, он затевал судебные дела, учинял иски, писал жалобы».

После 1887 года, отчаявшись избавиться от мучительных головных болей и устрашающих видений, писатель все чаще начал говорить о самоубийстве.

В 1891 году физическое и психическое состояние Мопассана продолжило ухудшаться. «Он страдал от холода во время самого солнцепека, требовал, чтобы служанка зажигала в его комнате по вечерам три дюжины свечей, но, несмотря даже на такое освещение, страдал от пугающих его галлюцинаций». Бредовые идеи стали приобретать все более ипохондрический и вычурный характер. И наступил момент, когда Мопассан сообщил своему доктору: «В мозгу произошла ферментация соли, и каждую ночь мой мозг вытекает через нос и рот в виде клейкой массы»…

Новый 1892 год писатель встретил в гостях у матери. Ночью он пытался покончить с собою, «нанеся себе глубокую рану в горло ножом». Суицид не удался, его спасли, но к сознательной жизни гений уже не вернулся. После этого родным не оставалось ничего другого, как поместить писателя в психиатрическую лечебницу. До самой смерти его «преследовали страшные видения, рожденные повреждением ума. То он воображал себя соленым овощем, но каким – сказать не умел. То жаловался, что слуга украл у него 60 000 франков. То втыкал в землю ветку, сообщая: “На следующий год здесь вырастут маленькие Мопассаны”».

Муки творчества

Тяга к писательству проявилась у Мопассана с 15-летнего возраста. А в 1882–1885 годах произошел «резкий подъем творческой продуктивности, вызванный психопатологическими нарушениями. Произведения, благодаря патологическому компоненту (расстройства настроения, галлюцинации и т. д.), стали интересными и оригинальными по содержанию».

Так, в рассказе «Луи» писатель изобразил явление, известное в психиатрии под названием «аутоскопические галлюцинации», – восприятие двойника: больной видит самого себя рядом с собой. Рассказ написан после переживания этого явления самим автором.

По собственному признанию Мопассана, у него были «если не целые произведения, то отдельные страницы, написанные под влиянием наркотиков», например, отдельные фрагменты в путевых заметках «На воде».

Только в первые годы творчества Мопассан писал быстро и без особых усилий. Он «работал каждое утро, с 7 до 12, писал в среднем 6 страниц в день, сочинял легко и редко переделывал первоначальный текст». Но постепенно процесс творчества стал мучительным. «Глаза его внезапно переставали видеть… на четверть часа… на полчаса… на целый час… Но вот зрение возвращалось, он в спешке окунался с головой в лихорадку работы – и тут внезапно отказывала память!» – рассказывает Анри Труайя.

Говоря о романе «Пьер и Жан» (1888 г.) с доктором Морисом де Флери, Мопассан признался: «Эта книга, которую вы находите такой мудрой… вся, до последней строчки, написана под опьяняющим действием эфира. Я пришел к выводу, что этот наркотик способен вызвать в человеке умственное прозрение».

Мнение психиатра

Заражение сифилисом далеко не у всех больных приводит к развитию прогрессивного паралича. Однако наследственная отягощенность Мопассана, отсутствие адекватного лечения, собственные эмоциональные расстройства и полинаркомания могли сыграть роль усугубляющих факторов. Бессонница, сексуальное аддиктивное поведение, головные боли, нарушения влечений, усиление аффективных нарушений, расстройство зрения, галлюцинации, суицидальная попытка, бредовые переживания стали ступеньками той лестницы, по которой Ги де Мопассан последовательно опускался в мрак полного распада психики.

Читайте также:
Акулов: сочинение

Натурализм на примере «Пышки» Ги Де Мопассана

Автор: Guru · 20.09.2016

Мопассана часто сравнивают с Чеховым: раскрывает суть через деталь, предпочитает краткие формы, пишет лаконично, в так называемом стиле сквозь зубы. Несмотря на то, что его произведения относят к натурализму, Мопассан не утратил изящества прозы, хотя и добросовестно описывал всю подноготную быта и человека.

Что такое натурализм? Особенности и принципы натурализма. Примеры

Натурализм – агония реализма, последнее явление классической литературы. Теоретиком и основателем натурализма многие называют Эмиля Золя, известного французского романиста, автора двадцатитомной эпопеи «Ругон- Маккары». Сам термин придумал Фридрих Шиллер, обозначая мимесис (интерес к мелочам, подробное изображение жизни). «Натуралис» — природный, естественный. В нем нет никаких обобщений, типизации, именно этим он отличается от реализма. Художественная ценность заключается в детальном описании быта и частных проявлениях. Писатели – натуралисты стремятся к объективному и бесстрастному отражению реальности, поэтому они не гнушаются изображать физиологические процессы и отвратительные детали. Муза спускается в трущобы, бордели, клоаку общества, которые раньше творцы обходили стороной. Были, конечно, отдельные проявления, родственные натурализму, например, в поэзии Шарля Бодлера, но тенденция обращать внимание читателя на голую реальность, без прикрас и грима искусства, оформилась лишь в конце 19 века, когда Эмиль Золя обозначил свое творчество, как натурализм. Протокольное письмо, превращающее роман в «человеческий» документ, легло в основу метода. Принцип мимесиса (копирования реальности) был безоговорочно принят за эталон художественной правды.

В конце 19 – начале 20 веков Франция живет «быстрее» всех остальных стран, перегоняет их в развитии, по крайней мере, всего того, что касается искусства. Париж – столица богемы, культурная Мекка, как Флоренция в 14 веке. Поэтому новое веяние зародилось во Франции. Эмиль Золя, братья Гонкур, Ги Де Мопассан – все признанные мастера натурализма родом из Франции. Новый метод повлиял и на живопись: Густав Клинт, Эдгар Дэга, Густав Курбе, Жуль-Бастьен Лепаж и многие другие художники срисовывали окружающую действительность до тех пор, пока не распространилась фотография.

Философской платформой натурализма стали сенсационные открытия Дарвина, позитивизм Огюста Конта и рассуждения Ипполита Тэна. Таким образом, наблюдения и анализ, как основные методы постижения естественных наук, перенеслись в сферу искусства. По авторитету Бога среди просвещенных людей был нанесен удар, религия не могла дать таких исчерпывающих и правдоподобных объяснений бытия, как наука. Писатели и художники тоже хотели внести в творчество научную точность и серьезность, отчасти поэтому натурализм распространился не только во Франции, но и в Италии, США и других странах. Например, Теодор Драйзер, Джек Лондон и Джон Стейнбек тоже принадлежали к натуралистам. Новое веяние, разумеется, и критиковали. Достаточно прочитать разгромную статью Тургенева о творчестве Золя и замечания Флобера, чтобы понять, насколько неоднозначно общественность встретила натурализм.

Как Мопассан написал «Пышку»?

В 1880 году на вечере у Эмиля Золя собрались деятели искусства. Они затеяли конкурс: кто придумает самый впечатляющий рассказ о войне, не скидывается на вино. Мопассан рассказал «Пышку» и победил. Его друг и наставник знаменитый писатель Флобер (автор «Госпожи Бовари») настоял на том, чтобы новелла была опубликован и даже написал вступительное слово в книге. Гибкость и легкость языка обеспечили Мопассану признание, как среди простого народа, так и у элиты.

Анализ новеллы «Пышка»

Сюжет «Пышки» живописует обратную сторону войны, где нет властной красоты батальных сцен и героических сражений, нет места подвигам и самоотверженности, нет ничего того, что человек выдумал, лишь бы оправдать напрасное кровопролитие. Страх, уродство и нищета оккупированной Франции внушает омерзение. Писатель едко описывает солдат с обеих сторон: это опустившиеся, озлобленные люди, которых можно только пожалеть. Уставшие, грязные и незримо искалеченные плетутся они по дорогам разоренной страны. Траур обрамляет ее: выпал снег, пришел холод, в тусклом свете видно только белое и черное. Наконец комендант города дал разрешение, и деловые люди, усевшись в карету, поехали заключать торговые сделки. На самом деле, они намеревались сбежать из завоеванных мест. Поэтому в одном замкнутом пространстве собрались разные горожане – французское общество в миниатюре. Все они описаны безжалостно реалистично, как будто Мопассан сам там ехал.

«Он был невысокого роста и, казалось, состоял из одного шарообразного живота, над которым возвышалась красная физиономия, обрамленная седеющими бачками»

«Возле них, с явным сознанием своего достоинства и высокого положения, восседал г-н Карре-Ламадон, фабрикант, особа значительная в хлопчатобумажной промышленности, владелец трех бумаго-прядилен, офицер Почетного Легиона и член Генерального совета. Во все время Империи он возглавлял благонамеренную оппозицию с единственной целью получить впоследствии побольше за присоединение к тому строю, с которым он боролся, по его выражению, благородным оружием. Г-жа Карре-Ламадон, будучи гораздо моложе своего мужа, служила утешением для назначенных в руанский гарнизон офицеров из хороших семей»

Читайте также:
Белинский: сочинение

«Одна из них была пожилая, с изрытым оспой лицом, словно в нее некогда в упор выстрелили картечью. У другой, очень тщедушной, было красивое болезненное лицо и чахоточная грудь, которую терзала та всепоглощающая вера, что создает мучениц и фанатичек»

Среди них оказалась проститутка, которую за полноту прозвали Пышкой. Она в негодовании дочери своего отечества набросилась на прусского солдата и едва избежала наказания. Пышка единственная, кто вынужден скрываться. Впрочем, к ней автор относится едва ли более снисходительно.

«Маленькая, вся кругленькая, заплывшая жиром, с пухлыми пальцами, перетянутыми в суставах наподобие связки коротеньких сосисок, с лоснящейся и натянутой кожей, с необъятной грудью, выдававшейся под платьем, она была еще аппетитна, и за нею немало увивались, до такой степени радовала взор ее свежесть»

В дороге случился занос, карета задержалась в пути, а еды никто не припас. Только Пышка предусмотрительно взяла полную корзину. Презрительные ухмылки почтенных людей сменились дружелюбными улыбками, и они приняли угощение. Доехав до города, путники отужинали и отправились отдыхать. Наутро все они остались в нем заложниками: комендант хотел добиться от Пышки услуги, но она с негодованием отвергла его, поэтому он не позволил уехать всему экипажу. Пока Пышка не согласится, никто никуда не уедет. В течение нескольких дней отношение общества к доброй попутчице резко изменилось: они угрозами, ухищрениями и уговорами пытались заставить ее уступить. Однако девушка не сдавалась. В итоге, ушлые горожане сговорились, и даже монахини приняли участие в этом фарсе: за обедом они во всю расхваливали мучеников, которые отреклись от себя во имя интересов других. Ночью Пышка пошла к коменданту.

В дороге у нее не было провизии, так как она ничего не успела собрать. Ледяное пренебрежение спутников заставило ее молча плакать от обиды и мучиться от голода, ведь никто так и не предложил ей помощи после того, что случилось.

Новелла повествует о реакции человека на войну: о его протесте, его боли, его осознании бойни, которая разрушает страну. Мопассан, не жалея патриотических чувств сограждан, сказал напрямую, как самые авторитетные из них беззастенчиво приспосабливаются к положению, не пытаясь влиять на него. Просто сбегают, как крысы с корабля. Он обрушился и на показную нравственность, намекая на похотливость знатной молодой особы. Людское уважение близоруко и лишь в таких ситуациях проявляется истинная порода тех, кого мы привыкли возвышать. Глупая деревенская толстушка, к тому же еще и женщина легкого поведения, демонстрирует настоящее, страстное переживание за судьбу отечества, но ее не понимают те, кому чуждо все, кроме собственного благополучия. Так называемый борец в новелле высмеян саркастически: он ничтожен, как и все его поступки (приставания к Пышке, неспособность предотвратить обман, флегматичное поедание яйца в дилижансе). Вот такие убогие демагоги защищали Францию или делали вид, что защищали. Может, в этом и кроется причина ее поражения.

Натурализм в новелле, прежде всего, проявляется в подробных описаниях героев и деталей их быта. Еда, которую предложила Пышка, описана как аппетитный натюрморт: красочно, детально, ярко. Автор не идеализирует никого из персонажей, высмеивая даже положительную героиню. Ничто не выпадает из повествования, даже омерзительные черты, какие читатель предпочел бы не видеть (например, оспины на лице монахини). Перемены в настроениях компании произошли не сразу, а постепенно, под давлением обстоятельств. То есть, их не оболгали и не очернили: люди самокритичные поймут, что поступили бы также. Раз она – проститутка, то почему бы и нет? Жизнь в Руане пошла своим чередом, когда там обосновались вражеские войска: продавцы торговали, швеи шили, крестьяне ухаживали за скотом. Никто не чувствует себя предателем, так почему же ей, продажной женщине, позволительно капризничать? Такая логика не кажется жестокой или абсурдной, она – человеческая, и этим все сказано. Люди – не венец творения и не исчадья ада, они – те, кто они есть и ничего больше. Наконец, история не выдумана автором. По его словам, знакомый военный рассказал ему то, что видел собственными глазами.

Ги де Мопассан

Жизнь бывает несправедлива, и зачастую все блага, большие деньги и высокие статусы достаются жуликам и пройдохам. Эта мысль отчетливо проявляется в сознании во время чтения романа Ги де Мопассана.

Зачастую жизнь совсем не похожа на сказочный роман, хотя этого очень бы хотелось. В реальности случается много такого, что приносит боль. Вся суть романа «Жизнь» Ги де Мопассана как раз передана в его.

Как много в людях отрицательных черт характера, как много всего неестественного, неискреннего… И это совсем не зависит от времени, это всегда было и, к сожалению, всегда будет. Но среди них иногда.

Читайте также:
Шевчук: сочинение

Выморочность парижской жизни задана с первого рассказа, с выезда лавочников за город раз в год – поесть на травке, услышать соловья, совокупиться по зову плоти. И это – все. Если и мелькнет в этих.

В книгу включены новеллы Ги де Мопассана, изучаемые в 8 и 10 классах.

Артур Конан Дойл, Рэй Брэдбери, Ги Мопассан, Лейбер Фриц Ройтер, Блох Роберт Альберт, Симмонс Дэн, Танит Ли и др.

Вампиры… Эти странные существа, всего каких-нибудь два века назад шагнувшие из мира легенд на страницы произведений литературы, в кратчайший срок заполонили собой ту нишу, которую занимали до них.

Ги Мопассан, Оноре де Бальзак, Проспер Мериме, Жерар де Нерваль, Нодье Шарль, Барбе дОревильи Жюль-Амеде, Зенкин Сергей и др.

Обширный сборник “страшной” французской прозы дает довольно широкую панораму готической литературы. Его открывает неоднократно переводившийся и издававшийся “Влюбленный дьявол” Жака Казота, того.

Ги Мопассан, Мотегью Роудс Джеймс, Стокер Брэм, Мэри Шелли, Амброз Бирс, Уильям Хоуп Ходжсон, Эдвард Бенсон и др.

В этой антологии собраны практически неизвестные широкой публике переводы рассказов умело вовлекающих читателя в атмосферу страха и тайны; повествующих о загадочном, непостижимом.

Ги де Мопассан был и остается одним из самых читаемых и любимых французских авторов. На его книгах выросли поколения читателей. Благодаря роману “Милый друг” они открывали для себя мир запретной.

Ги Мопассан, Жорж Санд, Луи Буссенар, Эмиль Золя, Анатоль Франс, Проспер Мериме, Анри де Ренье и др.

В книгу вошли произведения известных французских писателей XIX–XX веков. В центре повествования непременно оказывается либо психологическая загадка, либо поразительное и непременно трагическое.

Сборник Ги де Мопассана “Орля” вышел из печати в Париже в 1887 году. Центральное место в нем занимает одноименная повесть, о которой сам автор писал: “Это фантастическая вещь, в ней много.

`Я вошел в литературу, как метеор`, – шутливо говорил Мопассан. Действительно, он стал знаменитостью на другой день после опубликования `Пышки` – подлинного шедевра малого литературного жанра. Тема.

«Я вспомнил эту омерзительную историю и эту омерзительную женщину, встретив недавно на пляже, излюбленном богачами, одну парижанку, хорошо известную в свете, молодую, изящную, очаровательную, предмет.

Мечты об идеале женщины и переживания из реальной жизни тесно переплелись в романах, новеллах и рассказах великого французского писателя Ги де Мопассана. Аудиоверсия его избранных произведений вошла в.

Натуралистическая проза крупнейшего французского новеллиста XIX века Ги де Мопассана стала образцом безоценочного реализма как личного мировоззрения, которое писатель пытается донести до читателя.

«Найдется ли на свете чувство более острое, чем женское любопытство? О, узнать, увидеть, потрогать то, о чем мечталось. »

Ги Мопассан, Проспер Мериме, Готье Теофиль, Де Лиль-Адан Огюст Вилье

`Я вошел в литературу, как метеор`, – шутливо говорил Мопассан. Действительно, он стал знаменитостью на другой день после опубликования `Пышки` – подлинного шедевра малого литературного жанра. Тема.

Ги Мопассан, Говард Лавкрафт, Эдгар Аллан По, Эрнест Теодор Амадей Гофман, Вальтер Отто Ф.

“Бесполезная красота” Ги Де Мопассана

Ги де Мопассан.

НА СЛЕДУЮЩЕЕ утро после выхода в свет “Пышки” Мопассан проснулся знаменитым. Писателю было тридцать. Он печатался уже более пяти лет, и, вероятно, успех “Пышке” доставили не только художественные достоинства. Образ грубого прусского вояки, надо думать, ласкал чувства французов, жестоко униженных в недавней франко-прусской войне.

Мопассан надолго, если не навсегда, сохранит неприязненное отношение к восточным соседям. Вскоре после “Пышки” появился рассказ “Помешанная”, который смело можно сравнивать с произведениями советской военной прозы (не лучшими). Бессмысленное, неоправданное зверство безликих немецких солдат по отношению к несчастной больной женщине (француженке, разумеется) и патетический конец (. чтобы наши сыновья никогда больше не видели войны”) рождают недоумение – что это? Борьба с милитаризмом? Но война и бесчеловечное отношение к больной женщине – разные вещи. Бытовой пацифизм? Просто зарисовка? К чему? Все немцы – звери? Увы, очень похоже на последнее.

. и мир его героев.

Советское литературоведение, разумеется, пыталось сформулировать общественно-политические взгляды Мопассана. И буксовало. Да, сочувствие к социальным низам. Да, “беспощадная критика верхов”. На этом далеко не уедешь. А тут еще некстати “утопические воззрения”: “Под аристократией я подразумеваю не знать, но тех, наиболее интеллигентных, образованных и умных людей, ту выдающуюся группу, которая является ядром общества”. А животный облик простонародья? Но вместе с тем симпатия к Жюлю Валлесу и руссоистские влечения. Так и кочевали из монографий в статьи “недопонял”, “но вместе с тем”, “пытался”, “наряду” и т.д. и т.п. А что делать?

Читайте также:
Салтыков-Щедрин: сочинение

По-видимому, любая попытка систематизировать политические пристрастия Мопассана – излишний труд. Его отстраненная позиция была продуманной. “Я никогда не свяжу себя ни с какой политической партией. ни с какой религией, сектой, школой. и все это единственно из-за того, чтобы сохранить за собою право на свободу отрицательных оценок”, – мотивировал писатель отказ вступить в масонскую ложу.

Лев Николаевич Толстой решил вопрос о пристрастиях Мопассана проще. “Едва ли был другой такой писатель, столь искренно считавший, что все благо, весь смысл жизни в женщине, в любви, и с такой силой страсти описывавший со всех сторон женщину и ее любовь. ” – писал он в предисловии к сборнику рассказов Мопассана “Заведение Телье”.

Батрачки, графини, плетельщицы стульев, маркизы, стройные девушки, пухленькие девушки, зрелые львицы, опытные мамаши, блондинки, брюнетки.

Женская красота – красота линий тела и черт лица, – бесспорно, один из главных сквозных персонажей в творчестве французского классика. И зачастую этот персонаж выкидывает замысловатые коленца.

Есть у Мопассана один довольно странный рассказ “Бесполезная красота” (1890 г.). Обворожительная графиня де Маскаре в торжественной храмовой обстановке клянется мужу, что один из их семерых детей прижит от заезжего молодца, имя которого она категорически отказывается назвать. И толкнула ее на измену не страстная любовь, даже не минутная слабость, а единственное желание – чтобы муж, придя в законное негодование, оставил ей супружеский долг и дал наконец возможность “жить как светская женщина”. “Я не желаю больше быть жертвой отвратительной пытки материнством!” – восклицает красавица в отчаянии. Расчет графини оказался верен, муж не смог больше жить в оскорбленном доме, а графиня наконец стала, “как и все мы, женщиной цивилизованного мира, сударь”, покоряя всех своей немеркнущей красотой. Муж долгие годы мучается “неотступным вопросом”, пока графиня не решается его пощадить: “Я не изменяла вам никогда”.

Интересно, откуда взялось это чудовище в облике блистательной графини, страшащейся “отвратительной пытки материнством”? И как с ним быть? Отпрянуть? Осудить? Понять? Согласиться и с ее резонами? Просто забыть о ней? А, может, она вовсе не чудовище? К какому же решению подталкивает автор? Дай ответ. Не дает ответа.

“Вы просите морали? Ее нет у меня”, – отмахивается автор, предлагая невнятный пассаж: “. Это существо уже не просто женщина, предназначенная для продолжения его рода, но странное и таинственное порождение всех сложных желаний, накопленных в нас веками, отвращенных от своей первоначальной и божественной цели, блуждающих на путях к непостижимой, неуловимой и лишь угадываемой красоте”.

Можно еще, пожалуй, добавить, что дети появляются в этом рассказе всего один раз за общим столом единственно для того, чтобы надорвать сердце графа и порадовать графиню утоленной местью.

В рассказе “Сын” знатный господин, академик, спустя много лет вновь оказывается там, где имело место мимолетное происшествие с трактирной служанкой, одной из тех, которые “и обречены на то, чтобы так развлекать путешественников”. Путем несложных умозаключений академик приходит к выводу, что хромой “человек во дворе, в лохмотьях и отвратительно грязный” – его сын. И что же? Открытие не взволновало академика? Или произвело нравственный переворот? Пытку совестью? Отчасти. Академику “долго не удавалось заснуть”. Скоро он вернулся в Париж.

Что же это значит? Это дурно, как он поступил? Одной бессонной ночи достаточно? Или нет? Он хороший человек, этот академик? Или он хороший человек с обремененной совестью? Или он дурной человек, и от него нужно держаться подальше?

Автор вкладывает в уста интеллектуала восхитительную сентенцию: “Мы должны бы немного больше интересоваться детьми, у которых нет отцов”. Нет, по-видимому, этот академик все же дурной человек, нашел же слово – “немного больше интересоваться”. И в этот момент как обухом по голове бьет заключительное наблюдение друга академика: “А все-таки хорошо иметь двадцать пять лет и производить детей. даже таких”.

О, если бы ты был холоден или горяч.

Учителем начинающего писателя стал Флобер. Привязанность ученика была, по всей видимости, искренней – Мопассан оставил три (!) очерка о Флобере – и взаимной. В предисловии к раннему стихотворному сборнику Мопассана мэтр писал: “Следовало бы окончательно договориться относительно вопроса: “Мораль в искусстве”. Что прекрасно, то и морально, – вот и все, по-моему. Поэзия, как солнце, золотит навоз. Тем хуже для тех, кто этого не видит. “Сила писателя, – говорит Лабрюйер, – заключается в уменье хорошо определять и хорошо описывать”. Ты хорошо определил и хорошо описал. Чего им еще нужно?”

Не подлежит сомнению, что сам Флобер, один из самых крупных французских писателей, намного больше своей же формулировки “хорошо определить и хорошо написать”. Трагедия госпожи Бовари сопоставима не с салонными “блужданиями” госпожи де Бюрн, а разве что с трагедией Анны Карениной. А после напряжения чувств героев “Саламбо” покажутся амебами даже некоторые персонажи Достоевского.

Читайте также:
Байрон Дж.: сочинение

О том, “что ему еще нужно”, писал Лев Толстой все в том же предисловии к “Заведению Телье”: “Судя по тому томику, который я прочел, он (Мопассан. – Е. Ш.), к сожалению, был лишен главного из трех, кроме таланта, необходимых условий для истинного художественного произведения. Из этих трех условий: 1) правильного, то есть нравственного отношения автора к предмету, 2) ясности изложения или красоты формы, что одно и то же, и 3) искренности, то есть непритворного чувства любви или ненависти к тому, что изображает художник, из этих трех условий Мопассан обладал только двумя последними и был совершенно лишен первого. Он не имел правильного, то есть нравственного отношения к описываемым предметам”.

Мопассану в известном смысле не повезло. Работая над предисловием к “Заведению Телье”, Толстой уже готовился к своему трактату “Об искусстве” и, разумеется, вложил в это предисловие многие свои принципиальные требования. Его упреки можно было бы бросить слишком многим.

Мы уже видели, как Мопассан сохранял дистанцию по отношению к “любым партиям и религиям”. Столь же продуманной была и его отстраненность от нравственных догм. То не невежество в вопросах морали. То другие предпочтения – приоритеты: “Литературная благопристойность! Что это такое. Предоставьте же писателям свободу замысла и творчества в соответствии с их склонностями и темпераментом, целомудренным или чувственным. не беспокоясь о благонравии, которое не имеет ничего общего с литературой. “

Здесь корень непримиримого противоречия – “благонравие (или, по Толстому, “правильное, то есть нравственное отношение автора к предмету”), которое не имеет ничего общего с литературой”. Так имеет или не имеет? Для Толстого имеет. Для Мопассана нет. Все. Спорить больше не о чем.

Остальное вторично, в том числе и рассуждения о том, оказал или не оказал позитивизм известное влияние на мировоззрение Мопассана. Можно или нельзя считать его представителем натуралистической школы. Мопассан определился и в этом вопросе: “У меня были кое-какие взгляды, вернее, предпочтения. Теперь их больше нет, они мало-помалу исчезли. Весь вопрос только в том, имеется ли у писателя талант или не имеется. Больше ничего”.

Вопреки собственному утверждению о праздности “установленного деления писателей на реалистов, идеалистов. ” Мопассан неплохо ориентировался в родной литературе. Но его простодушная незаинтересованность в собратьях по перу за пределами родины не может не вызывать по меньшей мере улыбки. В некрологе на смерть Тургенева он писал: “Наряду с поэтом Пушкиным, его другом, которым он страстно восхищался. он всегда будет одним из тех, кто (следует обилие превосходных степеней. – Е.Ш.). Тургенев. был окружен всеобщим восхищением и все же неохотно возвращался всякий раз в свою страну, которую горячо любил: он не мог забыть тех дней тюрьмы, которые постигли его в связи с появлением “Записок охотника” (вероятно, имеется в виду полуторагодовая ссылка в Спасское-Лутовиново). А ведь Мопассан был неплохо знаком с “другом Пушкина”, который приложил немало усилий для того, чтобы творчество “модного” француза стало известным в России, ходатайствовал за него, предлагая, например, Стасюлевичу к публикации роман “Жизнь”: “Содержание этого романа мне известно, оно нисколько не скабрезно, как некоторые другие его вещи”. Тургенев сам, как и Толстой, брался переводить рассказы Мопассана. Бедный Иван Сергеич! Не сам ли виноват.

Но как же? “Как с вашим сердцем и умом быть чувства мелкого рабом?” Как мог писатель, наделенный чувством меры и тонким вкусом, из романа в роман перепевать одни и те же сюжеты, из рассказа в рассказ перетаскивать одни и те же образы? Как не дрогнула рука творца “Жизни”, “Оливковой рощи”, “Пьеро”, когда выводила строки:

“. Она думала о том сладостном безумии, в которое повергает нас чье-то существование, чей-то образ, звук голоса, те неуловимые черты в близком человеке.

– . Неужели мы потеряем рассудок оба.

– Боже! Какая красота!

Он ответил, глядя на нее:

– Я не в силах думать ни о чем, кроме вас.

. Он прошептал: – А я. я люблю вас безумно”.

Полноте, да Мопассан ли это, столь любовно описывавший изнурительную работу Флобера над фразой? – может воскликнуть российский читатель, воспитанный на предельно уважительном отношении к классической западноевропейской литературе.

Да, Мопассан. Роман “Наше сердце”.

Но была и “Жизнь”, были и пронзительные рассказы, проникнутые неподдельным глубоким чувством. Как совместить? Еще одна загадка Мопассана.

Рискну предположить, что если бы в постбальзаковской Франции 1880-1890 гг., во Франции Золя и Гонкуров, Гюисманса и Бодлера, появился писатель с мощным нравственным зарядом, подобно Толстому или Достоевскому, его бы побили каменьями. Уж слишком нравственность “не имела ничего общего” теперь с литературой на родине Расина и Мольера. Мопассан заплатил небольшую дань декадентству, но слишком уж далеки были “тени” и “голоса” от человека, считавшего, что “через двадцать лет страх перед сверхъестественным исчезнет даже среди сельских жителей”. И он остановился на том, что было ближе ему и. публике. Страшно произнести – писал то, что публика хотела читать, писал то, что “ей еще нужно”. Чего это стоило? Можно только догадываться.

Читайте также:
Басе: сочинение

Поразительна реакция Мопассана на “Смерть Ивана Ильича”: “Я вижу, что вся моя деятельность была ни к чему, что все мои десятки томов ничего не стоят”. Эти слова – редкие у Мопассана слова, не просеянные сквозь сито “чего им еще нужно”, – позволяют приблизиться к разгадке его тайны. Повесть Толстого отнимает у ее читателя всякую возможность уклоняться от вопросов “что такое жизнь? как разрешается это противоречие между любовью к жизни и знанием неизбежной смерти?”. Вопроса, от которого Мопассан в ужасе отшатывался: “Когда-то я думал, что ее поцелуй унесет меня в небеса. Однажды она захворала – небольшая простуда, – и в ее дыхании я почувствовал легкий, тонкий, почти неуловимый запах гниения. Я был потрясен!” (“Дело о разводе”). Вопроса, который он, “не связывая себя ни с какой религией”, пытался решить, ударив ножом в горло (его спасли). Мучительного вопроса, разрешению которого он предпочитал разнообразные “блюда”, рожденные благами цивилизации, предлагая их своим героям и читателям.

У Мопассана была дурная наследственность. Его мать и брат окончили свои дни в помрачении сознания. Страх погрузиться в безумие преследовал писателя всю жизнь. Он чрезвычайно внимательно относился к своему здоровью, лечился в самых дорогих клиниках, пускался в многочисленные путешествия, недели проводил на своей яхте “Милый друг”. И безумие настигло его. Два года “душа его спала”, как определяют святые отцы клиническое сумасшествие. Глаза увлажнялись и взгляд приобретал осмысленное выражение лишь при виде любимой яхты. Но не надолго. Последние полгода своей жизни он вообще не приходил в сознание.

“Человеческая мысль – какая-то счастливая случайность в этой Его (Бога. – Е.Ш.) творческой деятельности, непредвиденная случайность. Сознанию же мы обязаны и тем, что вынуждены – если только мы действительно утончены и культурны – постоянно бороться против того, что все еще называется путями провидения” (“Бесполезная красота”).

Шукшин Василий

Школьные сочинения по творчеству

“Человечность всегда была одним из важнейших явлений литературы — большой и маленькой” (Д. С. Лихачев) (по рассказам В. Шукшина)

Около тридцати лет назад не стало человека, который воспел жизнь со всеми ее звуками, красками, запахами. Это — Василий Макарович Шукшин. Шукшин снял 5 фильмов, выпустил 7 книг, сыграл два десятка ролей — в общем, достаточно, чтобы войти в историю русской культуры. Но он не знал этого. Он знал одно — труд.

Автор и его идеи в рассказах В.М. Шукшина. (Творчество в жизни шукшинских героев)

В. М. Шукшин часто размышлял о творчестве, задумывался над вопросами о социальном статусе и мотивах творчества, о роли творчества в жизни человека, о природе творчества, о творчестве и псевдотворчестве. Сама творческая деятельность Шукшиным немного идеализируется. Шукшина творческая личность удивляет и восхищает. Тщеславие, зависть, жадность, корысть и т. п., по его мнению, движущими силами творчества не могут быть.

Автор и его идеи в рассказах В.М. Шукшина

Художественный мир В.М. Шукшина довольно богат, но если задуматься, то можно провести параллель между темами, идеями его рассказов.

Герои рассказов В. М. Шукшина

В начале 60-х годов в литературу пришел яркий талант со своей темой, со своим героем — В. М. Шукшин. Основной жанр, в котором работал писатель, — короткий рассказ, представляющий собой или небольшую психологически точную сценку, построенную на выразительном диалоге, или несколько эпизодов из жизни героя. Собранные вместе, его рассказы соединяются в умный и правдивый, порою смешной, но чаще всего глубоко драматический роман о русском мужике, о России, о русском национальном характере.

Духовный поиск героев В. М. Шукшина

Василий Шукшин является продолжателем лучших традиций русской классической литературы. Писатель всегда считал, что главное в жизни интеллигенции, это стремление помочь нуждающимся людям. И он пытался помочь людям найти справедливость и сохранить истинные духовные ценности. Герои Шукшина похожи на героев Льва Толстого, они проходят путь духовных исканий. Писатель стремится раскрыть суть своих персонажей в кризисные моменты их жизни, в моменты выбора, разочарования, открытия и самопознания.

Нравственные идеалы героев В. М. Шукшина

В. М. Шукшин, являющийся преемником лучших традиций классицизма в русской литературе, всю свою жизнь считал, что основное в жизни русской интеллигенции — стремление прийти на помощь людям. Всегда он собирался помочь людям отыскать справедливость, сберечь подлинные духовные ценности. Его герои, аналогично героям Льва Николаевича Толстого, одолевают путь духовных исканий.

Читайте также:
Стриндберг: сочинение

Проблема духовных ценностей в рассказах В. Шукшина

В середине 40-х годов прошлого века, заканчивая статью пятую “Сочинения Александра Пушкина”, — В. Г. Белинский заметил: “Наше время преклонит колени только перед художником, которого жизнь есть лучший комментарий на его творения, а творения — лучшее оправдание его жизни”.

Своеобразие героев деревенской прозы Василия Шукшина

Одно из основных мест в русской литературе занимает деревенская проза. Ключевые темы, затрагивающиеся в произведениях этого жанра, следует называть бессмертными. К ним принадлежат проблемы нравственности и морали, любви к родной природе, добросердечного воззрения на мир людей и иные вопросы, животрепещущие во все времена.

  • Головна
  • Контакти
  • Реклама

УкрЛіб © 2000 — 2021, Євген Васильєв
При використанні матеріалів сайту, посилання на УкрЛіб обов’язкове.

УкрЛіб — читати повністю книги українською мовою

Сочинение на тему «Творчество В.М. Шукшина»

Главной тематикой творчества Василия Макаровича Шукшина, бесспорно, являлось крестьянство, а главными героями большинства своих произведения Шукшин чаще всего выбирал именно деревенских жителей. Писатель неоднократно подчеркивал, что душевная открытость жителей сел и деревень гораздо заметнее, чем у городских.

Наиболее полно эта душевная открытость отразилась в образе чудика, героя одноименного рассказа 1967 года. Этот образ странного человека занимает значимое место в произведениях Шукшина, однако будет неправильным утверждать, что это основная типовая разновидность шукшинского героя. Творческий мир писателя не исчерпывался данным характером.

Учитель проверяет на плагиат?
Закажи уникальную работу у наших авторов. Напишем в течение дня!

Связаться с нами:

Типология его героев является многообразной и неожиданной. Особенно это заметно в прозе 70-х годов, когда внимание Шукшина направлено на драматические стороны сельской жизни. Этим вопросам посвящены прозаические произведения более крупных жанровых форм, например, роман «Я пришел дать вам волю» (1971 г.), киноповесть «Калина красная» (1973 г.).

Раскрывает остроту противоречий внутри крестьянского мира Шукшин уже в первом своем романе «Любавины» писатель, однако автор делает это не так всесторонне, как в более поздних произведениях, а на уровне сознания того времени.

В 1971 году Шукшин пишет новое произведение в жанре романа – «Я пришел дать вам волю». Теперь писатель обращается к одной из ярких исторических фигур – образу атамана Степана Разина – и показывает собственный взгляд на личность руководителя крестьянского восстания и концепцию его характера. При раскрытии образа донского атамана Шукшин, в первую очередь, акцентирует внимание на глубоких противоречиях личности великого бунтаря. Так, любя людей и желая освободить закрепощенного человека Разин может убить гонца, принесшего дурную весть. Шукшин не преуменьшает и не затушевывает жестокость, необузданность, самодурство своего героя, но и не умоляет его исторических заслуг. Еще одна отличительной черта романа является то, что Шукшин смотрит на казачью вольницу сквозь призму крестьянских проблем.

Обращается в своей прозе Шукшин и крестьянам, которые вышли из деревни. Наиболее яркое воплощение эта тематика получила в самом известном произведении автора повести «Калина красная». В «Калине красной» описывается непростая судьба Егора Прокудина, который решился переехать жить из родной деревни в город. «Калина красная» – произведение о преступлении, наказании и покаянии, о сострадании, о русской женщине и ее бескорыстной и исцеляющей любви, о простых людях, которые всегда готовы помочь попавшему в беду человеку. «Калину Красную» правильно будет также назвать «пропагандисткой» повестью, в которой автор советует сельским жителям, перебравшимся в город, быть осторожнее, точнее распознавать настоящих людей, самообразовываться.

Архив В. Шукшина насчитывает 125 опубликованных рассказов, в которых он по крупицам собрал достоверный портрет крестьянина и образ всего крестьянства в целом. В мире деревни писателю было интересно все: смысл и основы его существования, нравственные основы, человеческие судьбы, проблемы сиюминутные и вечные. Проза Шукшина драматургична, с большим количеством диалогов и преобладанием сценических эпизодов над эпизодами описательными. Шукшин практически не использовал законченный сюжет, поскольку он, по мнению писателя, всегда несет определенный вывод, мораль, а морализаторства писатель не переносил. Для Шукшина всегда было главным показать характер своего героя.

В своей прозе В.Шукшин смог раскрыть сложный, богатый и одновременно драматичный духовный мир сельского человека, на котором определенным образом сказался серьезный социальный слом крестьянской жизни, произошедший в революцию, гражданскую войну и коллективизацию. Важно, что при этом В.М. Шукшин всегда был объективен и никогда не идеализировал крестьянство.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: