Летопись жизни и творчества Набокова: сочинение

Сочинение на тему «Творчество Набокова»

Набоков оставил после себя, без преувеличения, огромное литературное наследие. Его главными, написанными по-русски книгами являются: «Машенька» (1926), «Король, дама, валет» (1928), «Возвращение Чорба», «Защита Лужина» (1930), «Подвиг» (1932), «Круг» (1936), «Дар» (1937-1938), «Приглашение на казнь», «Соглядатай» (1938) и другие.

В те же годы опубликовал немало стихов, стихотворные драмы: «Дедушка», «Смерть», «Скитальцы», «Плюс», пьесы в прозе, немало переводов, в том числе для детей: «Аня в стране чудес» Л. Кэтола. В США писал по-английски: «Действительная жизнь Себастьяна Найта», «Под знаком незаконнорожденных», «Лолита», «Призрачные вещи», «Ада», «Взгляни на арлекинов!». Переводил на английский русскую поэзию XIX века. Перевел и построчно откомментировал «Евгения Онегина», издал прочитанные в Уэльслейском колледже и Корнуэльском университете лекции по русской литературе.

В. В. Набоков оставил значительное драматическое наследие: его перу принадлежат девять пьес и сценарий для фильма по роману «Лолита».

Первая из пьес, «Событие», была написана в Ментоне в 1938 году и появилась в том же году в четвертом номере журнала «Русские записки». Следующая пьеса «Изобретение Вальса» написана в сентябре 1938 года в Кап д Антиб и напечатана в одиннадцатом номере «Русских записок».

Пансион набоковской прозы плотно населен малосимпатичными персонажами. Угрюмые, докучливые. То фальшивые, то трусливые, то откровенно подлые. Они и выглядят соответственно. В авторском голосе слышится злость и разочарование: ущербна, пакостно-тягуча, мелочна человеческая натура. То этот внимательный соглядатай заметит на чьем-то лице мясистую бородавку у носа, «словно лишний раз завернулась ноздря» («Круг»), то почует «теплый, вялый запашок не совсем здорового, пожилого мужчины» («Машенька»), и читателю едва не делается дурно, но это еще цветочки; то расскажет, точно уголовный хроникер, как мать, потеряв терпение, утопила двухлетнюю дочку в ванной и потом сама выкупалась – не пропадать же горячей воде («Василий Шишков»). Из каждого человека можно добыть «слабый раствор зла». Безрадостное впечатление. Кретинизм, мерзость…

Набокова обвиняли в бездумности и бездуховности, в аморализме, в подмене добродетельного пафоса приемом. Но так ли это? Взглянем на некоторые его произведения поближе.

Читая роман «Подлинная жизнь Себастьяна Найта», невольно погружаешься в лабиринт зеркал, причудливый мир отражений, который тем более интересен, что за каждым отражением мы находим ускользающие черты самого Набокова.

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Исследуя подлинную жизнь Найта, мы вместе с героем романа (да что там, вместе с самим Набоковым) постоянно встречаем подробности жизни и черты характера, столь хорошо знакомые истинным любителям Набокова. Порою кажется, что автор намеренно изобразил себя, умершего в Старом Свете, в образе Себастьяна Найта, и себя, родившегося в Америке, в образе рассказчика. Но для любителя шахматных задач это было бы слишком просто. Автор намеренно играет с Читателем, предоставляя ему возможность увидеть почти готовый портрет Владимира Набокова. Но тут же он затуманивается; еще немного, и вот уже виден только бледный контур; а затем, и вовсе – только улыбка. Впрочем, и она растворяется, но лишь для того, чтобы мы вновь встретились с живым писателем на другой странице. При этом сам автор – это и есть его книги; книги, которые рождаются с обложки и умирают с последней страницей. Во всяком случае, все книги Набокова закрываешь с чувством утраты чего-то неуловимо прекрасного.

Вообще, тема отражений в произведениях Набокова играет очень важную роль. Без осознания значимости этой роли невозможно добиться понимания всего творчества писателя. Со страниц книг на нас смотрит не сам автор, а отражение отражения Набокова, одетого в маскарадный костюм и играющего роль, придуманную им самим.

Или первый роман Набокова-Сирина «Машенька», — наиболее «русский» из романов Набокова. В романе вся атмосфера, воздух некой странности, призрачности бытия окутывает читателя. Здесь воплощена подлинные судьбы, превращенные талантом Набокова в вымышленные. Позже, в 1954г., в «Других берегах» он изложит истинные происшествия, породившие роман, и назовет истинное место действия – берега все той же реки Одереж под Петроградом. Здесь появится как бы «подкладка» этой, говоря словами автора, «полубиографической повести», — сад его дяди В. И. Рукавшиникова; татарский разрез глаз героини, которой он вновь дает псевдоним – Тамара; и пара подруг, которых заботливая судьба вскоре приберет прочь с пути; велосипедные прогулки с фонарем, заряженным магическими кусками карбида. Та же неблагосклонная для любви петроградская зима, кончившаяся тусклым расставанием, в отличие от Машеньки шагнет не в сумерки, «пушисто пахнущие черемухой», а в «жасмином насыщенную тьму».

Но уже в «Машеньке» впервые заявит о себе основная сквозная тема В. В. Набокова: тема двух домов. Дом, где временно проживает Ганин, главный герой повествования, прозрачен не только для грохочущих поездов, но и для читателя – как сущий символ не одного лишь проходного двора изгнания, но и прошлого как такового. В конце герой его покидает и «не вернется больше никогда». Причем Ганин наконец понимает, что любезный его сердцу образ Машеньки тоже остался навеки «там, в доме теней, который уже сам стал воспоминанием». А следом всплывает дом другой, только еще строящийся.

Читайте также:
Мое открытие Набокова: сочинение

Пожалуй, самая характерная черта, свойственная всем проходным героям Набокова, – их максимальный эгоизм, нежелание считаться с «другими». Ганин жалеет не Машеньку и их любовь, он жалеет себя, только себя, которого не вернешь, как не вернешь молодости и России. И реальная Машенька, как не без оснований страшится он, жена тусклого и апатичного соседа по пансионату Алферова, своим «вульгарным» появлением убьет хрупкое прошлое…

Писательница Галина Кузнецова передает характерный разговор в русской провинциальной библиотеке на юре Франции: «Я спросила о Сирине. – Берут, но немного. Труден. И потом, правда, что вот хотя бы «Машенька». Ехала, ехала и не доехала. Читатель таких концов не любит».

Нужна помощь в написании сочинение?

Мы – биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Набоков – писатель интеллектуал, превыше всего ставящий игру воображения, ума, фантазии. Вопросы, которые волнуют сегодня человечество – судьба интеллекта, одиночество и свобода, личность и тоталитарный строй, любовь и безнадежность – он преломляет в своем, ярком метафорическом слове. Стилистическая изощренность и виртуозность Набокова резко выделяет его в нашей традиционной литературе. Его монументальное наследие только начинает публиковаться на родине. Общая оценка его творчества впереди; его место в русской и мировой литературе будет определено впоследствии.

Набоков

«Зачем я вообще пишу? Чтобы получать удовольствие, чтобы преодолевать трудности. Я не преследую при этом никаких социальных целей, не внушаю никаких моральных уроков… Я просто люблю сочинять загадки и сопровождать их изящными решениями».

Летопись жизни и творчества Набокова.

Писатели русского зарубежья о Владимире Сирине (Набокове).

Сергей Федякин. «Круг кругов, или Набоковское зазеркалье».

Художественный мир писателя.

«Я объясню вам, как это происходило». Из интервью В.В. Набокова.

Роман «Приглашение на казнь».

В. Пронин. «Владимир Набоков здесь и сегодня».

Зинаида Шаховская. «Мастер молодой русской литературы Владимир Набоков-Сирин».

Список использованной литературы.

В русской литературе XX века В.В. Набоков занимает особое место по ряду причин. Во-первых, его писательская биография, начавшаяся на исходе «серебряного века» русской поэзии, охватывает почти все хронологические этапы литературы XX века вплоть до 70-х годов. В этом отношении именно набоковское творчество обеспечивает преемственность современной русской литературы по отношению к литературе начала XX века. По степени воздействия на стилевые процессы в русской, да и мировой литературе последней трети XX века В. Набоков – один из самых современных, самых эстетически влиятельных художников. Во-вторых, творчество Набокова причастно истории сразу двух национальных литератур – русской и американской; причем и русскоязычные, и англоязычные произведения писателя – выдающиеся художественные явления, подлинные литературные шедевры. В-третьих, В. Набоков больше, чем кто-либо из его современников, сделал для знакомства западной читательской аудитории с вершинами русской литературной классики. Именно он по-настоящему «открыл» для Запада русских классиков первой половины XIX века, особенно творчество А.С. Пушкина.

Мария Фердинандовна, баронесса фон Корф (1842-1926), Дмитрий Николаевич Набоков (1826 – 1904), министр юстиции императора Александра III – бабушка и дедушка Набокова по линии отца.

Ольга Николаевна Рукавишникова (1845-1901), Иван Васильевич Рукавишников – бабушка и дедушка Набокова по линии матери.

В.В, Набоков 1916г.

Родители Набокова. 1897г.

Старый дворянский род Набоковых произошел не от каких – то псковичей, живших как-то там в сторонке, на обочье, и не от кривобокого, набокого, как хотелось бы, а от обрусевшего шестьсот лет тому назад татарского князька по имени Набок. Бабка же моя, мать отца, рожденная баронесса Корф, была из древнего немецкого (вестфальского) рода и находила простую прелесть в том, что в честь предка – крестоносца был будто бы назван остров Корфу. Корфы эти обрусели еще в восемнадцатом веке, и среди них энциклопедии отмечают много видных людей. По отцовской линии мы состоим в разнообразном родстве или свойстве с Аксаковыми, Шишковыми, Пущиными, Данзасами. Думаю, что было уже почти темно, когда по скрипучему снегу внесли раненного в геккернскую карету. Среди моих предков много служилых людей; есть усыпанные бриллиантовыми знаками участники славных войн; есть сибирский золотопромышленник и миллионщик (Василий Рукавишников, дед моей матери Елены Ивановны); есть ученый президент медико-хирургическогй академии (Николай Козлов, другой ее дед); есть герой Фринляндского, Бородинского, Лейпцигского и многих других сражений, генерал от инфантерии Иван Набоков (брат моего прадеда), он же директор Чесменской богадельни и комендант С. – Петербургской крепости – той, в которой сидел супостат Достоевский (рапорты доброго Ивана Александровича царю напечатаны – кажется, в «Красном Архиве»); есть министр юстиции Дмитрий Николаевич Набоков (мой дед); и есть, наконец, известный общественный деятель Владимир Дмитриевич (мой отец).

В.В. Набоков. 1957 г.

ЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА Н А Б О К О В А

22 апреля (по новому стилю) в Петербурге родился Владимир Владимирович Набоков. Семья Набоковых принадлежала к кругу столичной аристократии. Его дед (принадлежавший старинному дворянскому роду) был министром юстиции в 1878-1885 годах, а отец, отказавшийся от блестящей государственной карьеры, преподавал в начале века уголовное право в Императорском училище правоведения, а позднее стал одним из лидеров партии кадетов, также принимал участие в первом составе Временного правительства. Мать принадлежала к известному аристократическому роду Рукавишниковых.

Читайте также:
Соединение вечного и временного? (на материале рассказа И. А. Бунина Господин из Сан-Франциско, романа В. В. Набокова Машенька, рассказа А. И. Куприна Гранатовый брас: сочинение

Домашнее начальное образование, полученное Набоковым, было исключительно разносторонним. Во-первых, велось оно на трёх языках (английском, французском, русском). Во-вторых, непривычно большое для русских интеллигентных семей внимание обращалось на занятия спортом – теннис, велосипед, бокс, шахматы (занятия боксом и теннисом Набоков продолжит и в студенческие годы, а составление шахматных задач станет для писателя одним из любимых занятий). В-третьих, поощрялись естественно-научные штудии, и мальчик всерьёз увлекся энтомологией, использую малейшую возможность для охоты за бабочками или для работы с английскими энтомологическими журналами. Если добавить к сказанному, что уроки рисования давал юному Набокову художник М. Добужинский, что стены набоковского петербургского дома украшали творения других мастеров «Мира искусства» – Л. Бакста, А. Бенуа, К. Сомова, и, наконец, что частыми гостями этого дома бывали замечательные музыканты начала века, – то представить лучшую для развития его таланта среду, пожалуй, невозможно.

1911-1916 Набоков учится в Тенишевском училище. Уже в это время в характере Набокова проявляется завидная уверенность в себе – психологическая черта, которая в будущем послужит залогом его непоколебимой сосредоточенности на творчестве даже в неблагоприятных жизненных условиях. Под стать этой уверенности – стиль поведения: корректная сдержанность и чувство дистанции в отношениях с окружающими, нелюбовь к демонстративным проявлениям эмоций, стремление оградить свою частную жизнь от вмешательства других – все то, что могло истолковываться как снобизм или даже эгоизм.

Огромную роль в его будущем творчестве сыграет накопленный в детские и юношеские годы запас впечатлений, связанных с петербургским семейным бытом, и в особенности – с летними сезонами, которые семья Набоковых проводила в загородных поместьях. Выра, Батово, Рождествено навсегда останутся в памяти художника земным раем , его Россией (о своем детстве писатель напишет позднее великолепную книгу «Другие берега»).

Набоков выпустил стихотворную брошюру без названия, состоящую из одного стихотворения.

Набоков печатает стихи в журнале Тенишевского училища «Юная мысль». Входит в его редколлегию.

Октябрь. В Петрограде выходит сборник «Стихи» под фамилией В.В. Набоков.

Март – апрель. Стихотворение «Зимняя ночь» – в журнале «Русская мысль», №3-4.

Отец Набокова входит во Временное правительство.

ЕВРОПА (1919 – 1939):

1919 Вскоре после переворота 1917 года семья Набоковых перебралась в Крым, а весной (апрель) 1919 года окончательно покинула Россию. С братом Сергеем отправляются в Англию. Поступает в Тринити Колледж (Кембридж), где изучает французскую и русскую литературу. Родители и младшие сестры и братья временно устраиваются в Берлине.

Драматический поворот судьбы дает мощный импульс лирическому творчеству Набокова: он никогда не писал так много стихов, как в эти первые годы вынужденной эмиграции.

В лондонском научном издании «The Entomologist» (т.53) печатает статью «несколько замечаний о крымских чешуекрылых», написанную в Крыму. Печатает стихи в русских и зарубежных изданиях.

Пишет первый русский рассказ «Нежить», первый стихотворный перевод (из О’Салливана), первое эссе «Кембридж». Начинает публиковать в газете «Руль» под псевдонимом «Владимир Сирин».

28 марта. В Берлине, в зале Филармонии, террористами Шабельским-Борком и Таборицким убит отец, Владимир Дмитриевич, закрывший собой П.Н. Милюкова. Смерть отца потрясла Набокова и определила его судьбу: отныне он не мог рассчитывать только на свои собственные силы. Набоков становится профессиональным писателем.

Июнь. В. Набоков заканчивает Тринити Колледж. Переезжает в Берлин.

«28 марта. Я вернулся домой около 9 часов вечера, проведя райский день. После ужина я сел на стул возле дивана и раскрыл томик Блока. Мама полулежа раскладывала пасьянс. В доме стояла тишина – сестры уже спали. Сергея не было дома. Я читал вслух эти нежные стихи об Италии, о сырой, благозвучной Венеции, о Флоренции, подобной дымному ирису. «Как это великолепно, – сказала мать, – да, да, именно так: «дымный ирис». Потом в прихожей зазвонил телефон. В этом ничего необычного не было, я просто был недоволен, что пришлось прервать чтение. Я подошел к телефону. Голос Гессена: «Кто это?». «Володя. Здравствуйте, Иосиф Владимирович». «Я звоню, потому что… Я хотел сказать тебе, предупредить тебя…». «Да, я слушаю». «С твоим отцом случилось ужасное». «Что именно?» «Совершенно ужасное…за вами пошла машина». «Но что именно случилось?». «Машина уже идет. Отоприте внизу дверь». «Хорошо». Я повесил трубку, поднялся. Мать стояла в дверях. Она спросила, и брови ее вздрогнули: «Что случилось?». Я сказал: «Ничего особенного». Голос мой был сдержан, почти сух. «Скажи мне». «Ничего особенного. Дело в том, что отца сшибла машина и поранила ему ногу». Я пошел через гостиную, направляясь к себе в спальню. Мать шла за мной. «Умоляю, скажи мне». «Не нужно беспокоиться. Они сейчас заедут за мной…». Она верила мне и не верила. Я переоделся, переложил в портсигар сигареты. Мысли мои, все мои мысли как бы стиснули зубы. «Сердце мое разорвется, – сказала мать, – оно разорвется, если ты что-нибудь скрываешь». «Отец поранил ногу. Гессен говорит, это довольно серьезно. Вот и все». Мать всхлипнула, опустилась передо мной на колени. «Умоляю тебя». Я продолжал успокаивать ее как умел…

Читайте также:
Литература русского Зарубежья В.В. Набоков: сочинение

да, мое сердце знало, это конец, но что же все-таки случилось, оставалось неизвестным, и пока я этого не знал, могла еще теплиться надежда. Почему-то ни я, ни мамане связали сообщение Гессена с тем, что отец пошел в тот вечер на лекцию Милюкова, и не подумали, что там могло случиться что-нибудь. Отчего-то мне припомниться весь этот день: когда мы ехали со Светланой в поезде, я написал на затуманенном стекле вагона слово «Счастье» – и от буквы потекла вниз светлая дорожка, влажный узор. Да, мое счастье утекло…

Наконец машина подъехала. Вышли Штейн, которого я раньше никогда не видел, и Яковлев. Я открыл дверь. Яковлев вошел за мной, придерживая меня за руку. «Соблюдайте спокойствие. На собрании стреляли. Ваш отец был ранен». «Тяжело?». «Да, тяжело». Они остались внизу. Я пошел за матерью. Повторил ей то, что я слышал, зная про себя, что они смягчили случившееся. Мы спустились… Поехали…

Это ночное путешествие помниться мне как нечто происходившее вне жизни и нечто мучительно медленное, как те математические головоломки, что мучают нас в полусне температурного бреда. Я смотрел на огни, проплывавшие мимо, на белеющие полосы освещенной мостовой, на спиральное отражение в зеркально-черном асфальте, и мне казалось, что я каким-то роковым образом отрезан от всего этого – что уличные огни и черные тени прохожих – это лишь случайные ведения, а единственным отчетливым, и веским, единственно реальным на целом свете было горе, облепившее меня, душившее меня, сжимавшее мне сердце. «Отца нет на свете»… ».

Переводы из Руперта Брука, Ронсара, О’Салливана, Верлена, Сюпервьеля, Теннисона, Йетса, Байрона, Китса, Бодлера, Шекспира, Мюссе, Рембо, Гете. – Опубликованы в газетах «Руль», «Последние новости»; в альманахах «Грани», «Родник», в сборнике «Горний путь». Пишет рассказы и публикует их в различных изданиях.

Владимир Набоков

краткая биография

Роль и место в литературе

Владимир Владимирович Набоков – русский и американский писатель, чье стилистическое мастерство поражает. Набокова современники считали писателем нового типа. Он отчасти отступил от традиционной русской прозы, впитал в себя нечто новое, самобытное. Творчество Владимира Набокова – это отражение красоты его души. Несмотря на отчуждение от Родины, он всегда ощущал с нею тесную связь.

Происхождение и ранние годы

Владимир Владимирович Набоков появился на свет 22 апреля 1899 года в Санкт-Петербурге. Семья происходила от стародворянского рода.

Отец – Владимир Дмитриевич Набоков, был известным политиком.

Мать – Елена Ивановна Набокова (в девичестве Рукавишникова). Родилась в семье богатого золотопромышленника.

У Владимира был брат и две сестры. Все дети получили хорошее воспитание. Детские годы будущего писателя проходили в благополучной комфортной атмосфере. Жили они в доме на Большой Морской (Петербург), а летом выезжали на дачу Выра.

Образование

Владимир, как и другие дети в семье, получил отличное домашнее начальное образование. С ранних лет обучался иностранным языкам. В результате он свободно владел английским, французским языком. Учился Набоков в Тенишевском училище в Петербурге. Во время учебы здесь он увлекся всерьез литературой и энтомологией.

Творчество

Литературная жизнь писателя уникальна по-своему. Он дважды доказывал, что имеет писательский талант. Первый раз это было во время эмиграции, второй раз это было в Америке.

В 1916 году Набоков получает внушительное наследство: поместье Рождетвено и крупную сумму денег. Он использует часть денег для издания собственной первой книги стихотворений под скромным названием «Стихи». Так получилось, что это была первая и последняя публикация автора в России.

В 1922 году Набоков отправляется в Берлин. Чтобы жить достойно, он дает уроки английского языка. Так же он начинает печататься в немецких периодических изданиях.

Дом Набокова в Санкт-Петербурге

В период с 1940 по 1958 год Владимир с женой живут в США. Там они оказались, спасаясь от немецкой фашистской агрессии.

Первый роман («Подлинная жизнь Себастьяна Найта») писатель пишет на английском языке, пребывая в Европе.

Произведения Набокова отличаются непростой изысканной техникой, глубоким пониманием эмоциональных состояний героев, интригующим сюжетом.

Главные произведения

Памятник в Монтре

Самым сенсационным и неоднозначным творением Набокова является его «Лолита». Это произведение до сих пор вызывает дискуссии. Проблема в романе состоит в эгоизме, что разрушает любовь. Главный герой – рафинированный европеец, который страдает от болезненного влечения к несовершеннолетним девушкам.

Кроме романа «Лолита», известными стали такие его произведения: «Дар», «Защита Лужина», «Машенька».

Последние годы

Начиная с 1960 года, Набоков живет и работает в Швейцарии. Последнее произведение автора осталось незавершенным. Это «Лаура и ее оригинал».

В 1977 году не стало известного писателя.

Хронологическая таблица

Год (годы)

Событие

Интересные факты из жизни писателя
  • День рождения Набокова совпадает с днем рождения Уильяма Шекспира.
  • Набоков увлекался энтомологией, и у него была коллекция из 4000 видов бабочек. Двадцать видов бабочек открыл сам Набоков.
  • Автор был четыре раза номинирован на Нобелевскую премию, но так ее и не получил.
Читайте также:
Гумберт: сочинение
Музей писателя

Музей Владимира Набокова находится в особняке, где он родился. Он расположен в Петербурге на Большой Морской улице.

Жизнь и творчество Владимира Набокова

Владимир Владимирович Набоков – известный русско-американский писатель XX века. Знаменит в первую очередь благодаря романам «Лолита», «Приглашение на казнь», «Защита Лужина», «Машенька» и другим. Также Владимир Набоков занимался поэзией, переводами, драматургией. Также его увлечением было изучение бабочек, в котором он также добился значительных успехов, а также шахматы.

Родился 10 (22) апреля 1899 года в Санкт-Петербурге, в богатой дворянской семье. Его родные общались на трёх языках – русском, английском, французском, благодаря этому будущий писатель знал их с детства. Учился в Тенишевском училище. К совершеннолетию получает в подарок собственное имение и приличное состояние. Занимается поэзией, издаёт сборник собственных стихов. Спасаясь от большевистской революции, Набоковы уезжают в Крым. Там он с успехом продолжает заниматься поэзией. Революция наступает, и 1919 году их семья уезжает из России. Владимир Владимирович учится в Англии, в Кембридже. Он переводит на русский язык сказку «Алиса в стране чудес», организует студенческое общество – «Славянское общество». Спустя три года трагически гибнет отец Набокова – его убивает террорист-черносотенец.

В 1922 писатель переселяется в Берлин, репетиторствует, печатается в газетах, спустя три года заключает брак с Верой Слоним. В 1926 году писатель создаёт роман «Машенька», в котором повествуется история человека, который внезапно узнаёт свою прежнюю любовь на фотоснимке жены другого человека. В 1929 году выходит «Защита Лужина» – история мальчика-аутиста, который имеет очень развитую способность к игре в шахматы.

В 1932 году рождается «Подвиг» (выпущенный под псевдонимом «В. Сирин»). Роман рассказывает историю молодого русского эмигранта, которого жизнь мотает по Греции, Англии, Германии и другим странам Европы. Через год выходит «Камера обскура» – любовная драма. В 1934 году у Набоковых рождается первый и единственный сын. В том же году выходит «Отчаяние» – история о том, как один предприниматель встретил своего двойника и решил устроить аферу, убив его, надеясь, что жене выплатят страховку. В 1936 году рождается знаковый труд – «Приглашение на казнь», а через два года метароман «Дар». Спустя некоторое время, в результате начатых нацистами преследований евреев у его жены начинаются неприятности, они с мужем бегут во Францию, а затем в США. Незадолго до отъезда писатель начинает роман «Истинная жизнь Себастьяна Найта». Роман пишется на английском языке, на русском писатель творить больше не будет.

В США Набоков в течении 18 лет работает преподавателем курсов русской и мировой литературы, также изучает энтомологию в Гарвардском музее сравнительной зоологии. Во время отпуска он путешествует, и пишет роман «Лолита», который выходит в 1955 году. Роман становится скандально известным, и приносит автору хороший доход и славу. Многие литературные критики считают его вершиной творчества писателя, а также одной из самых выдающихся книг XX века. Роман повествует историю романтических отношений 12-летней девочки и 40-летнего мужчины. Так же в американский период жизни писателя выходят в свет антиутопия «Под знаком незаконнорожденных», «Пнин» – роман об русском профессоре-эмигранте.

В 1960 году он переезжает в Швейцарию, где проживёт до конца жизни. Там Набоков создаёт свои последние романы – «Ада», «Бледное пламя», «Прозрачные вещи». Он ушёл из жизни 2 июля 1977 года. Сын писателя сделал многое для популяризации творчества отца. Интересно, что день своего рождения писатель отмечал на несколько дней позже, в день рождения Уильяма Шекспира, которого он уважал. Творчество писателя можно разделить на периоды по странам, в которых он жил и работал. В его произведениях часто содержатся отсылки к самому автору, его знакомым, к событиям его жизни. Следует отметить, что Набоков добился значительных успехов в изучении энтомологии, собрав большую коллекцию бабочек, сделав несколько важных открытий. Его именем, и именами героев его романов названы некоторые виды бабочек, например Madeleinea lolita и Nabokovia. Так же Владимир Владимирович занимался написанием пьес – «Человек из СССР», «Трагедия господина Морна», «Изобретение Вальса» и другие.

Вариант 2

Санкт – Петербург. Замечательный культурный город, именно в нем 22 апреля (10 апреля) 1899 года, родился великий русский писатель: Набоков Владимир Владимирович. Столь значимое событие в современной истории произошло в семье очень богатых людей. Отец Набокова имел прямое отношение к юриспруденции, в дальнейшем, во время революции, помогал в работе Временному правительству. Мать являлась наследницей многоуважаемого рода золотопромышленников. У Владимира было две сестры и один брат, которые, так же как и он, приобрели отличное домашнее воспитание. Умели говорить на трех языках: английский, французский и русский. Писатель часто утверждал, что сначала выучился английскому, а потом своему родному языку.

Когда юному писателю было 17 лет, неожиданно умер его родной дядя. Владимир получил от своего покойного родственника богатое наследство. Часть суммы, он потратил на написание собственной книги, которая полностью состояла из одних только стихов. Это стало единственным произведением, которое великий мастер написал на родине.

Читайте также:
Лужин: сочинение

После Октябрьской революции, вся семья Набоковых решается переехать на крымский полуостров. Там стихи Владимира впервые начинают печататься. Чуть позже, им приходится переезжать в Германию. Затем Набоков начал учиться в Кембриджском университете. Он продолжал печатать стихотворения и занимался переводом книги Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес». В 1922 году случилось ужасное несчастье для всего семейства Набоковых: во время лекции убили отца Набокова. После такого ужасного события, ему пришлось вернуться в Берлин для того, чтобы помочь своим близким в сложную минуту. Работать приходилось всюду: давать платные уроки английского, печатать свои рукописи. В 1926 году, Набоков написал более семи произведений, которые были очень популярными, печатались они под псевдонимом «Сирин». Один из лучших романов среди остальных назывался « Машенька».

В 1933 году власть захватили фашисты во главе с А.Гитлером. Начались антисемитские волнения. После чего была выгнана с работы его супруга. Вместе им пришлось срочно улетать в США. Там Владимиру Владимировичу пришлось заново открывать себя. Нужно было покорить Америку своим талантом. Для этого Набокову пришлось отказаться от русскоязычных слов и полностью перейти на англосаксонскую речь, которой владел в совершенстве. Единственный роман, который был переведен на русский, назывался « Лолита». Именно он, принес писателю Мировую славу и популярность.

В 1960 году В.В.Набоков перебрался в Швейцарию, где доживал свою старость до скончания дней.

Жизнь и творчество Владимира Набокова

Интересные ответы

Вулканы – геологические образования на земле или на океаническом дне, через которые из земельных недр извергается лава.

Марс считается одной из тех планет, на которой потенциально возможно будет жить в будущем. Но что известно о ней сейчас? Об этом сейчас будет подробно рассказано.

Биография Гамзата Гамзатова интересная и яркая, складывающая на протяжении всей его необычной жизни. Родился он двадцать пятого августа в тысячу девятьсот тридцать восьмого года в Махачкале. Семья у Гамзата Гамзатова была из военных

Средние века были наполнены духовными исканиями великих творцов. Одним из творений того столетия является средневековое искусство.

Почему же устаёт человек? И так, существуют разные виды усталости. Во первых это физическая усталость. Физическая усталость выражается только тогда, когда мы делаем физические упражнения

Сообщение «Литература русского зарубежья ХХ века. Творчество В. Набокова»

Один из представителей литературного русского зарубежья является В. Набоков. Его творчество неотьемлемо связано с Россией. В статье описывается жизнь, творчество великого литератора.

Скачать:

Вложение Размер
literatura_russkogo_zarubezhya_nabokov.docx 29.16 КБ

Предварительный просмотр:

«Литература русского зарубежья ХХ века.

Творчество В. Набокова»

студентка группы ЗФ 509-072-6-1 Т

Лоскут Ольга Александровна

П осле революции 1917 года в связи со сложившейся политической обстановкой из страны отъезжало большое количество граждан, которые стали создавать за рубежом «вторую Россию». Начавшаяся в 1918 году первая волна русской эмиграции была массовым явлением (более двух миллионов эмигрантов) и продолжалась до начала Второй мировой войны и оккупации Парижа . В этот период значительная часть русской интеллигенции (философы, писатели, художники) эмигрировали или были высланы из страны ] . Одна из наиболее известных акций по высылке интеллигенции вошла в историю под названием « Философский пароход ».

Расселение представителей русской эмиграции происходило вокруг следующих основных центров: Константинополь , София , Прага , Берлин , Париж , Харбин , Шанхай . Эмигранты уезжали также в Латинскую Америку , Канаду , Польшу , Югославию , Скандинавию , США .

Жители Финляндии , Западной Украины и прибалтийских государств оказались в положении эмигрантов, не меняя места жительства. Там тоже образовались заметные очаги русской культуры.

Несмотря на отсутствие массового читателя и непростое материальное положение большинства писателей, русская зарубежная литература активно развивалась. Выделялось старшее поколение, которое придерживалось направления «сохранения заветов» ( И. Бунин , Д. Мережковский ), младшее поколение, ценившее драматический опыт эмиграции ( Г. Иванов , « Парижская нота »), «незамеченное поколение», писатели, осваивавшие западные традиции ( В. Набоков , Г. Газданов ).

Владимир Владимирович Набоков родился 10 (22) апреля 1899 года в Санкт-Петербурге в аристократической семье известного российского политика Владимира Дмитриевича Набокова.

Образование начал в Тенишевском училище в Петербурге, где незадолго до этого учился Осип Мандельштам. Круг интересов Набокова был необычно разносторонен. Он внес значительный вклад в лепидоптерологию (раздел энтомологии, фокусирующийся на чешуекрылых), преподавал русскую и мировую литературу и издал несколько курсов литературоведческих лекций, серьёзно увлекался шахматами: был достаточно сильным практическим игроком и опубликовал ряд интересных шахматных задач. В их составлении он ощущал нечто родственное литературному творчеству. У Набокова были неплохие способности к рисованию, его учил знаменитый Добужинский. Мальчику прочили будущее художника. Художником Набоков не стал, но и способности, и приобретенные навыки пригодились для его словесной живописи, уникальной способности чувствовать цвет, свет, форму и передавать эти чувства словами.

В 1916 году Набоков, ещё будучи учеником Тенишевского училища, на собственные деньги издаёт в Петербурге под своей фамилией первый поэтический сборник «Стихи» (68 стихотворений, написанных с августа 1915 по май 1916).

Революция 1917 года заставила Набоковых перебраться в Крым, а затем, в 1919, эмигрировать из России. Некоторые из семейных драгоценностей удалось вывезти с собой, и на эти деньги семья Набоковых жила в Берлине, в то время как Владимир получал образование в Кембридже, где он продолжает писать русские стихи и переводит на русский язык «Алису в стране Чудес» Л. Кэррола.

С 1922 года Набоков становится частью русской диаспоры в Берлине, зарабатывая на жизнь уроками английского языка. В берлинских газетах и издательствах, организованных русскими эмигрантами, печатаются рассказы Набокова. В 1922 заключает помолвку со Светланой Зиверт; помолвка была расторгнута семьёй невесты в начале 1923 года, поскольку Набоков не смог найти постоянную работу. В 1925 году Набоков женится на Вере Слоним и завершает свой первый роман — «Машенька». После чего до 1937 года создаёт 8 романов на русском языке, непрерывно усложняя свой авторский стиль и всё более смело экспериментируя с формой. Романы Набокова, не печатавшиеся в Советской России, имели успех у западной эмиграции, и ныне считаются шедеврами русской литературы (особенно «Защита Лужина», «Дар», «Приглашение на казнь»).

Приход фашистов к власти в Германии в конце 30-х годов положил конец русской диаспоре в Берлине. Жизнь Набокова с женой-еврейкой в Германии стала невозможной, и семья Набоковых переезжает в Париж, а с началом Второй мировой войны эмигрирует в США. С исчезновением русской диаспоры в Европе Набоков окончательно потерял своего русскоязычного читателя, и единственной возможностью продолжить творчество был переход на английский язык. Свой первый роман на английском языке («Подлинная жизнь Себастьяна Найта») Набоков пишет ещё в Европе, незадолго до отъезда в США, с 1937 года и до конца своих дней Набоков не написал на русском языке ни одного романа (если не считать автобиографию «Другие берега» и авторский перевод «Лолиты» на русский язык).

В Америке с 1940-го до 1958 года Набоков зарабатывает на жизнь чтением лекций по русской и мировой литературе в американских университетах. Его первые англоязычные романы («Подлинная жизнь Себастьяна Найта», «Bend Sinister», «Пнин»), несмотря на свои художественные достоинства, не имели коммерческого успеха. В этот период Набоков близко сходится с Э. Уилсоном и другими литературоведами, продолжает профессионально заниматься энтомологией. Путешествуя во время отпусков по Соединённым Штатам, Набоков работает над романом «Лолита», тема которого (история взрослого мужчины, страстно увлекшегося двенадцатилетней девочкой) была немыслимой для своего времени, вследствие чего даже на публикацию романа у писателя оставалось мало надежд. Однако роман был опубликован (сначала в Европе, затем в Америке) и быстро принёс его автору мировую славу и финансовое благосостояние. Интересно, что первоначально роман, как описывал сам Набоков, был опубликован в одиозном издательстве «Олимпия», которое, как он понял уже после публикации, выпускало в основном «полупорнографические» и близкие к ним романы.

Набоков возвращается в Европу и с 1960 живёт в Монтрё, Швейцария, где создаёт свои последние романы, наиболее известные из которых — «Бледное пламя» и «Ада».

Владимир Набоков умер 2 июля 1977 года в возрасте 78 лет, похоронен на кладбище в Кларане, вблизи Монтрё, Швейцария.

Набоков оставил после себя, без преувеличения, огромное литературное наследие. Его главными, написанными по-русски книгами являются: «Машенька» (1926), «Король, дама, валет» (1928), «Возвращение Чорба», «Защита Лужина» (1930), «Подвиг» (1932), «Круг» (1936), «Дар» (1937-1938), «Приглашение на казнь», «Соглядатай» (1938) и другие. В те же годы опубликовал немало стихов, стихотворные драмы: «Дедушка», «Смерть», «Скитальцы», «Плюс», пьесы в прозе, немало переводов, в том числе для детей: «Аня в стране чудес» Л. Кэтола. В США писал по-английски: «Действительная жизнь Себастьяна Найта», «Под знаком незаконнорожденных», «Лолита», «Призрачные вещи», «Ада», «Взгляни на арлекинов!». Переводил на английский русскую поэзию XIX века. Перевел и построчно откомментировал «Евгения Онегина», издал прочитанные в Уэльслейском колледже и Корнуэльском университете лекции по русской литературе.

В. В. Набоков оставил значительное драматическое наследие: его перу принадлежат девять пьес и сценарий для фильма по роману «Лолита».

Первая из пьес, «Событие», была написана в Ментоне в 1938 году и появилась в том же году в четвертом номере журнала «Русские записки». Следующая пьеса «Изобретение Вальса» написана в сентябре 1938 года в Кап д Антиб и напечатана в одиннадцатом номере «Русских записок».

Пансион набоковской прозы плотно населен малосимпатичными персонажами. Угрюмые, докучливые. То фальшивые, то трусливые, то откровенно подлые. Они и выглядят соответственно. В авторском голосе слышится злость и разочарование: ущербна, пакостно-тягуча, мелочна человеческая натура. То этот внимательный соглядатай заметит на чьем-то лице мясистую бородавку у носа, «словно лишний раз завернулась ноздря» («Круг»), то почует «теплый, вялый запашок не совсем здорового, пожилого мужчины» («Машенька»), и читателю едва не делается дурно, но это еще цветочки; то расскажет, точно уголовный хроникер, как мать, потеряв терпение, утопила двухлетнюю дочку в ванной и потом сама выкупалась – не пропадать же горячей воде («Василий Шишков»). Из каждого человека можно добыть «слабый раствор зла». Безрадостное впечатление. Кретинизм, мерзость…

Набокова обвиняли в бездумности и бездуховности, в аморализме, в подмене добродетельного пафоса приемом. Но так ли это? Взглянем на некоторые его произведения поближе.

Читая роман «Подлинная жизнь Себастьяна Найта», невольно погружаешься в лабиринт зеркал, причудливый мир отражений, который тем более интересен, что за каждым отражением мы находим ускользающие черты самого Набокова.

Исследуя подлинную жизнь Найта, мы вместе с героем романа (да что там, вместе с самим Набоковым) постоянно встречаем подробности жизни и черты характера, столь хорошо знакомые истинным любителям Набокова. Порою кажется, что автор намеренно изобразил себя, умершего в Старом Свете, в образе Себастьяна Найта, и себя, родившегося в Америке, в образе рассказчика. Но для любителя шахматных задач это было бы слишком просто. Автор намеренно играет с Читателем, предоставляя ему возможность увидеть почти готовый портрет Владимира Набокова. Но тут же он затуманивается; еще немного, и вот уже виден только бледный контур; а затем, и вовсе – только улыбка. Впрочем, и она растворяется, но лишь для того, чтобы мы вновь встретились с живым писателем на другой странице. При этом сам автор – это и есть его книги; книги, которые рождаются с обложки и умирают с последней страницей. Во всяком случае, все книги Набокова закрываешь с чувством утраты чего-то неуловимо прекрасного.

Вообще, тема отражений в произведениях Набокова играет очень важную роль. Без осознания значимости этой роли невозможно добиться понимания всего творчества писателя. Со страниц книг на нас смотрит не сам автор, а отражение отражения Набокова, одетого в маскарадный костюм и играющего роль, придуманную им самим.

Или первый роман Набокова-Сирина «Машенька», – наиболее «русский» из романов Набокова. В романе вся атмосфера, воздух некой странности, призрачности бытия окутывает читателя. Здесь воплощена подлинные судьбы, превращенные талантом Набокова в вымышленные. Позже, в 1954г., в «Других берегах» он изложит истинные происшествия, породившие роман, и назовет истинное место действия – берега все той же реки Одереж под Петроградом. Здесь появится как бы «подкладка» этой, говоря словами автора, «полубиографической повести», – сад его дяди В. И. Рукавшиникова; татарский разрез глаз героини, которой он вновь дает псевдоним – Тамара; и пара подруг, которых заботливая судьба вскоре приберет прочь с пути; велосипедные прогулки с фонарем, заряженным магическими кусками карбида. Та же неблагосклонная для любви петроградская зима, кончившаяся тусклым расставанием, в отличие от Машеньки шагнет не в сумерки, «пушисто пахнущие черемухой», а в «жасмином насыщенную тьму».

Но уже в «Машеньке» впервые заявит о себе основная сквозная тема В. В. Набокова: тема двух домов. Дом, где временно проживает Ганин, главный герой повествования, прозрачен не только для грохочущих поездов, но и для читателя – как сущий символ не одного лишь проходного двора изгнания, но и прошлого как такового. В конце герой его покидает и «не вернется больше никогда». Причем Ганин наконец понимает, что любезный его сердцу образ Машеньки тоже остался навеки «там, в доме теней, который уже сам стал воспоминанием». А следом всплывает дом другой, только еще строящийся.

Пожалуй, самая характерная черта, свойственная всем проходным героям Набокова, – их максимальный эгоизм, нежелание считаться с «другими». Ганин жалеет не Машеньку и их любовь, он жалеет себя, только себя, которого не вернешь, как не вернешь молодости и России. И реальная Машенька, как не без оснований страшится он, жена тусклого и апатичного соседа по пансионату Алферова, своим «вульгарным» появлением убьет хрупкое прошлое…

Писательница Галина Кузнецова передает характерный разговор в русской провинциальной библиотеке на юре Франции: «Я спросила о Сирине. – Берут, но немного. Труден. И потом, правда, что вот хотя бы «Машенька». Ехала, ехала и не доехала. Читатель таких концов не любит».

Набоков – писатель интеллектуал, превыше всего ставящий игру воображения, ума, фантазии. Вопросы, которые волнуют сегодня человечество – судьба интеллекта, одиночество и свобода, личность и тоталитарный строй, любовь и безнадежность – он преломляет в своем, ярком метафорическом слове. Стилистическая изощренность и виртуозность Набокова резко выделяет его в нашей традиционной литературе. Его монументальное наследие только начинает публиковаться на родине. Общая оценка его творчества впереди; его место в русской и мировой литературе будет определено впоследствии.

«Литература русского Зарубежья В.В. Набоков»

Литература русского Зарубежья выдвинула немало писателей, которые сформировались в условиях эмиграции. Таковы прозаики Г. И. Газданов, Ю. С. Лукаш, М. Д. Каратеев, Р. Б. Гуль, поэт и романист Б. Ю. Поплавский, поэты М. И. Цветаева, И. Н. Кнор-ринг, Д. И. Кленовский, В. А. Смоленский и др. Но, безусловно, наиболее выдающимся художником второго поколения эмиграции был Владимир Владимирович Набоков. Родившийся в самом конце прошлого века, 10 (22) апреля 1899 года, в Петербурге и скончавшийся 2 июля 1977 года в Монтрё, в Швейцарии, Владимир Владимирович Набоков и по сию пору остается феноменом, неразгаданной загадкой, своего рода таинственным в обманчиво-миражном мерцании светилом, возможно, даже и неким мнимым солнцем на литературном небосклоне нашего столетия. Не от того ли неправдоподобно широк спектр оценок набоковского наследия – от безоговорочного восхищения до полного отрицания?

Во всяком случае (и сегодня это несомненно) Набоков – безусловное явление, причем явление сразу двух литератур: русской и англо-язычной, создатель особенного художественного мира, новатор-стилист (прежде всего в прозе). И влияние его стилистики, его гипнотизирующего, завораживающего дара легко обнаруживается в литературе современной, правда, по преимуществу там, где преобладают книжность, вторичная культура, тяга к элитарности.

Набоков оставил после себя, без преувеличения, огромное наследие. Только на русском языке им было написано восемь романов, несколько десятков рассказов (сборники «Возвращение Чорба», 1930; «Соглядатай», 1938; «Весна в Фиальте», 1956), сотни стихотворений, ряд пьес («Смерть», «Событие», «Изобретение Вальса» и др.). К этому нужно добавить обширное англоязычное творчество (с 1940 года) – романы «Истинная жизнь Себастиана Найта»/ «Под знаком незаконнорожденных», «Пнин», «Ада», «Бледный огонь», «Лолита», «Прозрачные вещи», «Взгляни на Арлекинов!», автобиографическую прозу, цикл лекций о русской литературе, книгу интервью «Твердые мнения», многочисленные переводы русской классики (чего стоит хотя бы его перевод «Евгения Онегина» в четырех томах, где три занимают приложения, в которых он, строка за строкой, прокомментировал весь пушкинский роман). Тем знаменательнее (используя слова поэта) его «двусмысленная слава и недвусмысленный талант».

В последовательно скудевшей (от невозможности притока свежей крови, молодых сил) литературе эмиграции Набоков остался явлением необыкновенным, уникальным. Характерно, что (едва ли не единственный) он не разделил медленной катастрофы, постигшей большинство писателей-эмигрантов так называемого «второго поколения», которое еще именовали поколением «потерянным» (Борис Поплавский, Иван Лукаш, Ирина Кнорринг, Николай Гронский и др.). В 20-е и 30-е годы Набоков находился в центре внимания, вызывая восторженные или крайние хулы, но никого, кажется, не оставляя равнодушным. А затем, когда эмигрантская литература начала угасать, подобно первой рыбе-амфибии при перепаде климата в пересыхающем водоеме, ухитрился сменить даже самый способ дыхания, приспособив свой пульмометр к иной, англоязычной стихии и получив – единственный среди русских писателей за всю историю русской литературы – признание в качестве выдающегося художника Запада.

Характерно, однако, что оттуда, с американского берега, Набокова подают все-таки именно как крупнейшего русского писателя, но – со счастливой судьбой, которому и перемена звездного полушария была не горестной, крайней нуждой (он бежал в 1940 году из Франции от Гитлера, и руководствуясь своими взглядами, и спасая от гетто жену), а чистым подарком неба. Именно в смене часовык поясов, в географическом, а одновременно и духовном продвижении на крайний Запад (Россия – Германия – Франция – Америка) Набоков, в толковании наших заокеанских коллег, вырастает в грандиозную фигуру: «За всю историю русской литературы было только два прозаика, соразмерных Набокову по таланту: Гоголь и Толстой» (Эндрю Филд). Таким образом, русской литературе как бы предлагается проследовать за Набоковым через западную форточку и доказывается исключительная плодотворность его пути от «Машеньки» и «Защиты Лужина» до последних романов – «Лолита» (1955), «Прозрачные вещи» (1972), «Взгляни на Арлекинов!» (1974). Здесь, кстати, обнажается между прочим, что Набоков – главная ставка Запада в борьбе за русскую литературу, главный русский писатель XX века с точки зрения западных тезисов, преобладающих в литературе.
Конечно, эта тяжкая тенденция, возводя писателя в суперклассики, своим непомерным грузом ответственности раздавливает реального Набокова. Но и при удалении искажающих наслоений место и значение его в русской литературе определить довольно трудно. И прежде чем совершить эту попытку, есть смысл припомнить главные вехи литературной и житейской биографии Набокова. Тем более что о них, с присущей ему виртуозностью слога, он поведал в своей вспомогательной книге «Другие берега» (1954).

В. В. Набоков родился в родовитой и богатой дворянской семье, с длинным сонмом служилых предков. Дед его Дмитрий Николаевич был министром юстиции в пору судебных реформ, в конце царствования Александра II и начала – Александра III. В «Заметке о моем отце» (Владимире Дмитриевиче) Набоков вспоминал: «Дед В. Д., Николай Александрович Набоков,- офицер флота, исследователь Новой Земли (1817 г.), где одна из рек носит его имя (а его брат, генерал Иван Александрович Набоков,был комендантом Петропавловской крепости). Родителями его матери были Фердинанд Николаевич Корф и Нина Александровна Корф, урожденная Шишкова (эту последнюю фамилию сам автор, В. В. Набоков, использовал недолгое время в качестве поэтического псевдонима – «Василий Шишков»). Елена Ивановна Рукавишникова (мать писателя.- О. М.) была по одной линии внучкой знаменитого сибирского золотопромышленника Василия Рукавишникова, а по другой – внучкой президента Императорской Военно-медицинской академии Н. И. Козлова».

Мальчик вырастал в атмосфере просвещенного либерализма, избытка материальных и духовных благ. Отец, отказавшийся от чиновной карьеры адвокат, принципиальный англоман и один из лидеров партии «народной свободы» (в просторечии «кадеты») – заместитель председателя ее ЦК, вместе с другими кадетскими вождями V П. Н. Милюковым, А. И. Шингаревым, В. И. Гес-сеном устно и печатно отстаивал необходимость для России конституционных свобод (за что даже поплатился в 1908 году, после известного Выборгского воззвания кадетов, прозванного в консервативных кругах «Выборгским пирогом», трехмесячным заключением в «Крестах»). Он был законным наследником русской либеральной интеллигенции, сочетавшей в себе бытовое барство, привычку к довольству и комфорту с искренним народолюбием, и стремился по каждому поводу проявить свое вольномыслие: однажды на официальном банкете отказался пить здоровье государя, а затем даже поместил в газетах объявление о продаже своего камергерского мундира. В глазах «правых» В. Д. Набоков казался безусловным и вредным «красным».

Великолепное образование, которое получил В. В. Набоков, с первых же шагов, однако, несло и нечто от англомана-отца. Он едва ли не ранее начал говорить (если и не думать) на языке Шекспира, чем на языке Пушкина. По крайней мере отец внезапно для себя обнаружил, что мальчик, легко читавший и писавший по-английски, русской азбуки не знает и кроме таких слов, как «какао», ничего не может прочесть. (Не это ли много позднее обусловило невозможную возможность – перейти в писательстве от русского к английскому языку или, рискну даже сказать, возвратиться к нему.)

Юный Набоков воспитывался прежде всего как «гражданин мира». Знал в совершенстве несколько языков; увлекался теннисом, велосипедом, шахматами, затем – особенно страстно и на всю жизнь – энтомологией, продолжив образование в престижном Тенишевском училище. Впрочем, и первоначальные впечатления, чувство России и всего русского не могли обойти его. Родина оставалась в душе Набокова, и ностальгические воспоминания о ней прорываются до конца дней писателя, хотя и вынужденно окостеневая, окаменевая, превращаясь в итоге в подобие того «саркофага с мумией» России, который хранит у себя один из набоковских героев.

Набоков – писатель-интеллектуал, превыше всего ставящий игру воображения, ума, фантазии. Вопросы, которые волнуют сегодня человечество – судьба интеллекта, одиночество и свобода, личность и тоталитарный строй, любовь и безнадежность – он преломляет в своем, особенном, ярко метафорическом слове. Стилистическая изощренность и виртуозность Набокова резко выделяет его в нашей традиционной литературе, где, как правило, форма была подчинена нравственной, «учительной» задаче.

Владимир Набоков. Литература русского зарубежья

Сергей Федякин, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Дома Русского зарубежья имени Солженицына, доцент Литературного института.

Все лекции цикла можно посмотреть здесь .

Владимир Владимирович Набоков принадлежит к младшему поколению писателей русского зарубежья. Те, кто по-настоящему вступил в литературу уже там за границей. Если так окинуть единым взором его биографию, то все-таки он относится к тем людям, которым сопутствовало везение почти всю жизнь. В благополучной семье он вырос, довольно обеспеченной, знал хорошо иностранные языки с детских лет, поэтому потом смог перейти на английский. Как-то удалось его семье вовремя выехать из революционной России за границу. Также ему удастся вовремя из Берлина переехать в Париж. Он будет женат на Вере Слоним, которая была еврейкой и поэтому в Берлине с какого-то момента стало находиться опасно. Также он успеет вовремя уехать в Америку перед самым началом тяжелых событий, связанных со Второй мировой войной.

Получается, что всегда все получалось, хоть в последний момент, но получалось. И единственное событие, которое действительно во многом перевернуло жизнь и было по-настоящему трагическим – это гибель его отца. Его отец был очень известный партийный деятель либерального толка – Владимир Дмитриевич Набоков. Он погиб, пытаясь помешать совершить получение на Павла Милюкова – известного лидера кадетской партии. Когда тот приехал в Берлин читать лекцию и террористам он попытался помешать, и случайная пуля увела его в мир иной. С этого момента действительно это был перелом в жизни Набокова, семья стала не столь обеспеченной, как раньше и в сущности с 1920-х годов он пытается зарабатывать себе на жизнь, в том числе и литературным трудом. Отсюда, во-первых, возникает знаменитая его «крестословица» — некое подобие кроссворда, другие всякие задачи, которые он печатал в газете «Руль», где его знали, как сына Владимира Дмитриевича Набокова и там не было сложностей с публикациями. Это шахматные этюды, иногда такие любопытные задачи, как «Ход коня» — это разграфленное в клеточку маленькое изображение, по которому рассыпаны буквы и надо ходом коня собрать пословицу.

И начинается литература, он публикуется сначала в газете «Руль», а потом все более завоевывает такие очень известные в эмиграции периодические издания. Одно из самых известных – это журнал «Современные записки», там он становится постоянным автором. Особенность его прозы в том, что, как правило, она имеет какую-то подкладку. Например, «Король, дама, валет» — само название намекает на карты, там любовный треугольник, который разыгрывается, вместе с тем это как бы пасьянс, который кто-то может разложить – зашифрован пасьянс. А в знаменитом романе «Защита Лужина», он сам скажет, что это некая шахматная партия, которая зашифрована в виде художественного произведения. Мы можем легко увидеть некоторые странности. Начиная с первой фразы, пожалуйста:

«Больше всего его поразило то, что с понедельника он будет Лужиным».

То есть, с одной стороны ребенку говорят, что он будет учиться в гимназии и его будут называть по фамилии, а с другой стороны – это как бы человеку назначают роль какую-то: «Будешь Лужиным» и он как бы становится некой фигурой, которую потом куда-то двигает и что-то с ней происходит. То, что имя героя мы узнаем в самом конце – это еще заметил Владислав Ходасевич – тот критик, который ценил Владимира Набокова. Лужин в конце выбрасывается из окна, кричат: «Александр Иванович, Александр Иванович», — но никакого Александра Ивановича уже не было. То есть на протяжении всего романа, или всей партии – это перед нами Лужин, когда он уже уходит из игры, то мы узнаем его человеческое имя – Александр Иванович.

Надо сказать, что это движение, как по шахматной доске ощутимо в очень разных эпизодах, потому что там все время дело то происходит в настоящем, то в прошлом и как-то переключается это время, как в шахматной доске меняются светлые и черные клеточки. В конце романа, когда Лужин пытается уйти от воображаемой атаки незримого противника, а он после событий, когда в трудном матче со своим соперником Турати он провалится в такую шахматную бездну, ему кажется, весь мир, как огромная шахматная партия. Вот он пытается спастись, пытается выбраться куда-то, запирается в комнате, видно, как король, который пытается найти защиту и уйти от нападения противника. Подчеркиваются черные и белые краски – рисунок, который висит на стене – куб, отбрасывающий тень. Как бы и белое, и темное. Окно напоминает черную клетку в этой комнате, но одна створка подернута инеем, как матовая клетка. Именно туда пробивается Лужин и выбрасывается из окна, как бы, с одной стороны – это трагическая история художника шахмат, с другой стороны – это действительно, как шахматная партия, которая заканчивается гибелью короля.

Надо сказать, что во всех произведениях Набокова есть такая своеобразная подкладка и там, как в камере Обскура, например, это очевидно кинематограф, причем кинематограф еще черно-белый, где еще немножко марионеточные движения фигур. И один из главных его романов – роман «Дар», сам он говорил, что главная героиня этого романа, роман автобиографический, описывающий в какой-то мере его берлинскую жизнь – это русская литература. В первой главе мы знакомимся с героем, который только что выпустил книгу стихов и через эту книгу стихов воссоздается его прошлое, он вспоминает по поводу каждого стихотворения, что раньше было. Вторая глава, где он мечтает написать книгу об отце, но отец романа «Дар» — это не собственно романа Набокова, но некий путешественник и исследователь, как примерно Пржевальский, который затерялся где-то в одном из путешествий. Он пытается написать о нем книгу, вспоминает это и глава потронута такой элегической интонацией, подкладка этой главы – русская литература пушкинского времени. Следующая, более сатиричная глава, описывающая быт берлинской литературной жизни, там много довольно комических фигур – это подкладка гоголевский период русской литературы. Четвертая глава – это роман самого героя, роман о Николае Гавриловиче Чернышевском, которую не удалось напечатать до войны, эта глава была пропущена редакцией «Современных записок», не позволила обижать Чернышевского, поскольку там очень заметен ироничный тон, которым глава написана. Это 1860-е годы русской литературы, после чего опять возвращаемся к главному герою, и он замысливает новый роман о той жизни, которая прошла и надо сказать, что Набоков любит закольцовывать свои произведения. Последний абзац романа:

«Прощай же, книга! Для видений — отсрочки смертной тоже нет. С колен поднимется Евгений, — но удаляется поэт. И всё же слух не может сразу расстаться с музыкой, рассказу дать замереть… судьба сама еще звенит, — и для ума внимательного нет границы — там, где поставил точку я: продленный призрак бытия синеет за чертой страницы, как завтрашние облака, — и не кончается строка».

Онегинская строфа, рисующая то, что Онегина Пушкин оставил на коленях, когда Онегин поднимается с колен, уже художник уходит от своего произведения. Написано прозой, но эти «завтрашние облака, — и не кончается строка», если мы отлистнем к началу и прочитаем первую же фразу романа «Дар», мы эти завтрашние облака увидим:

«Облачным, но светлым днем, в исходе четвертого часа, первого апреля 192… года».

То есть при втором чтении роман «Дар» оказывается романом его героя, а уже не самого Набокова. Точно также закольцована в романе четвертая глава о Чернышевском, которая закольцовывается через конец сонета с которого начинается глава и начало сонета, которым она заканчивается. То есть мы должны дочитать сонет и пройти по второму разу. Кстати, особенность… о Набокове часто говорят, что у него герои несколько марионеточные, либо Чернышевского он слишком карикатурно изобразил. При втором чтении меняется интонация и мы можем видеть, что о Чернышевском уже он как будто при втором чтении говорит с большей печалью, также, как марионеточные герои не всегда кажутся марионеточными при втором прочтении.

Он ушел из русской литературы в англоязычную и это особенная писательская судьба, которая кстати характерна для многих русских эмигрантов.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: