Неизвестный русский писатель: сочинение

«Почти Забытые»

В этой рубрике рассказываем о писателях XIX — XX века, не пользующихся сейчас читательским вниманием. Наша задача — показать, чем каждый из них выделяется и может быть интересен широкому кругу читателей. Мы постарались выбрать для обзора произведения, легко доступные в интернете или в букинистических изданиях, чтобы при желании с ними можно было бы сразу же познакомиться.

Писатели, представленные в рубрике, работали в разное время. Строго говоря, не всех их можно назвать забытыми: многие вспомнят, например, «Очерки бурсы» Помяловского, «Лягушку-путешественницу» Гаршина, «Гуттаперчевого мальчика» Григоровича или «Севастопольскую страду» Сергеева-Ценского. Основной критерий отбора — отсутствие авторов в школьной программе (тут мы, впрочем, сделали исключение для Гаршина) и относительная «заброшенность» в настоящее время. Надеемся, что читатель откроет для себя в нашем рубрике новые имена.

Почти забытые: «Непостежимо для ума», или новый Пушкин родился

Издательство «Вздорные книги», специализирующееся на безнадежно, казалось бы, забытых авторах, выпустило интереснейшую книгу: под одной обложкой собраны творения отца и сына Колосовских, примечательных графоманов первой русской эмиграции.

Почти забытые: О пролетарской поэзии

Лекция Владимира Сперантова о пролетарской поэзии — поэзии, предназначенной для рабочего класса, явлении молодой советской культуры 1920 –1930-х гг..

Почти забытые: Дмитрий Кедрин – советский поэт

Лекция Владимира Сперантова о том, как советский поэт Дмитрий Кедрин перенял язык русской лирики XIX в. и передал на нём темы и настроения, актуальные для контекста 1920–40-х гг.

Почти забытые: о поэте и сатирике Дмитрии Минаеве

Лекция Владимира Сперантова о поэте и сатирике Дмитрии Минаеве, в которой рассматриваются его «перепевы» известных стихотворений, литературные пародии и эпиграммы.

Почти забытые: Василий Петров, или Как написать оду

Лекция Владимира Сперантова о не-хрестоматийном поэте XVIII века Василии Петрове с анализом стихотворений и введением в исторический и литературный контекст его творчества.

Почти забытые: «Скромный гуманист» О.Забытый

Григорий Недетовский – писатель, псевдоним которого О.Забытый (то есть отец Забытый) оказался «пророческим».

Эпопея Сергеева-Ценского: перипетии «Преображения России»

Сергей Сергеев-Ценский – писатель, прошедший в своем творчестве сложную эволюцию. Его ранние произведения, относящиеся к первому десятилетию XX века, отличаются предельно насыщенным стилем, своего рода «наслоениями» образов и метафор.

«Куда ни кинь, все клин»: наблюдения Василия Слепцова

Василий Слепцов – один из писателей-«шестидесятников» XIX века, показавший себя как превосходный наблюдатель и мастер анализа человеческих взаимоотношений.

Иван Кущевский и литературный тип «процветающего отступника»

Основное произведение сибирского писателя Ивана Кущевского — «Николай Негорев, или Благополучный россиянин» (1871) — один из романов, открывающих новую страницу в истории русской литературы.

Георгий Шилин: Социализм в лепрозории

Георгий Шилин – один из немногих писателей, которые уже в советское время смогли ввести в «поле зрения» литературы целую новую область: он написал роман о жизни прокаженных.

«Сибирский оптимист» Иннокентий Омулевский

Сибирский писатель Иннокентий Омулевский наиболее известен своим романом «Шаг за шагом» (1870; первоначальное название – «Светлов, его взгляды и деятельность»). Это один из наиболее ярких романов о «новых людях» 1860-х годов, написанных под влиянием «Что делать?» Чернышевского и публицистики Писарева.

Яков Бутков и совершенное величие рубля

О писателе Якове Буткове – скромном представителе «натуральной школы» 1840-х годов – известно очень немногое. Не установлена даже дата его рождения – она относится к 1820-21 годам.

«Вечный шестидесятник» Шеллер-Михайлов

Шеллер-Михайлов – один из писателей-«шестидесятников», выделяющийся своей необычной судьбой: если большинство из них, поставленных в условия буквально постоянной борьбы за существование, не выдерживали, спивались и умирали примерно к 30 годам, то Шеллер прожил больше 60, до 1900 года. На протяжении всей своей литературной деятельности он отличался «железобетонной» приверженностью идеям 60-х годов.

От «Современника» к чучелу крокодила

Николай Успенский (двоюродный брат Глеба Успенского, также включенного в нашу подборку) — писатель, чья биография в какой-то степени даже интереснее его творчества. В литературу он вошел прежде всего как автор рассказов о крестьянах, написанных конце 1850-х – в начале 60-х годов, по поводу которого Чернышевский написал свою программную статью «Не начало ли перемены?».

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Обморок от Федора Решетникова

Характер творчества Федора Решетникова ярко иллюстрирует отзыв о нем Глеба Успенского, написавшего его биографию: «Несколько лет тому назад мне пришлось перечитать решительно все, что написал Решетников – и вот что могу сказать по совести: бока, ребра, печенка, селезенка, подоплека, решительно все суставы и все то, что в суставах и под суставами, – все у меня с тех пор треснуло, расселось, болит, ноет, скрежещет и вопиет. Окончив работу, я упал в обморок».

«Иностранец в деревне» Дмитрий Григорович

Дмитрий Григорович — писатель, принадлежащий к «натуральной школе» 1840-х годов, представители которой изображали в своем творчестве преимущественно жизнь социальных низов – мещан, крестьян и мелких чиновников.

Страница 1 из 2

  • В начало
  • Назад 1 2
  • Вперед
  • В конец
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8

PrevNext

19 октября 2021 г. — Занятие на тему “Поле литературы” в Школе юного филолога НИУ ВШЭ

19 октября в 18:10 лекцию на тему “Поле литературы” прочтёт Николай Владимирович Поселягин – специалист по семиотике, кандидат филологических наук, преподаватель НИУ.

До 18 октября 2021 г. – Регистрация на Чемпионат сочинений «Своими словами»

Высшая школа экономики и 18 ведущих российских вузов проводят Чемпионат сочинений «Своими словами». Состязание поддерживает Российская академия наук, Министерство образования.

16–17 октября 2021 г. — Интенсивы выходного дня «Встречи с Чижиковым». «Постуроки. Русский язык…

Людмила Викторовна Великова, учитель высшей категории, автор учебников для старшеклассников и абитуриентов, эксперт по подготовке к ЕГЭ открывает курс из девяти интенсивов по русскому языку.

15-21 октября 2021 – Третий онлайн-марафон молодых учителей «Семеро смелых»!

Приглашаем Вас стать участником одного из самых ярких, эмоциональных и позитивных событий методической жизни хорошего словесника — Третьего онлайн-марафона молодых учителей.

12 октября 2021 г. — Занятие о современной поэзии в Школе юного филолога НИУ ВШЭ

12 октября в 18:10 первое занятие в новом учебном году проведет Татьяна Геннадьевна Кучина – доктор филологических наук, профессор кафедры русской литературы.

10–12 сентября 2021 г. – Учительские выходные “Литературный кружок: миссия, особенности, программа, идеи”…

Ассоциация “Гильдия словесников и Школа “Образ” приглашают на первые Учительские выходные. Семинар на тему “Литературный кружок: миссия, особенности, программа, идеи” пройдёт.

8 сентября 2021 — Онлайн-марафон Тотального диктанта «Русский язык: прошлое, настоящее, будущее»

8 сентября, в Международный день грамотности, Тотальный диктант и Яндекс проведут совместный онлайн-марафон. В числе спикеров — лингвисты, популяризаторы науки, специалисты в области образования.

3–9 сентября 2021 г. – Пост-программа Летней школы для учителей литературы в Ясной…

Гильдия словесников и Музей-усадьба “Ясная Поляна” подготовили пост-программу Летней школы–2021: 3 сентября (пятница) в 19:00 Мск – открытый разговор “Игра в бисер.

Сочинение 7

Готовое сочинение к варианту №7 сборника “Типовые экзаменационные варианты ЕГЭ-2021. И.П. Цыбулько”.

Начало текста

Удивительная работа — воспоминания. Мы вспоминаем нечто по совершенно неизвестной нам причине. Скажите себе: «Вот сейчас я вспомню что-нибудь из детства».

Удивительная работа — воспоминания. Мы вспоминаем нечто по совершенно неизвестной нам причине. Скажите себе: «Вот сейчас я вспомню что-нибудь из детства». Закройте глаза и скажите это. Вспомнится нечто совершенно не предвиденное вами. Участие воли здесь исключено. Картина зажигается, включённая какими-то инженерами позади вашего сознания.
Когда я начал учиться в гимназии, мне было лет одиннадцать. Всего одиннадцать лет отделяли меня от моего несуществования в мире, и уже я был в форменной фуражке, в тужурке, в кожаном поясе с металлической бляхой посередине живота. Уже я стоял перед географической картой двух полушарий, смотрел на лиловые многоугольники колоний, на раковину Мадагаскара, читал и понимал слово «Великобритания». Уже я писал готические немецкие буквы, уже думал о героях истории, которые были до меня — до моих одиннадцати лет. Как я воспринимал то обстоятельство, что я живу ещё немного, начал жить ещё очень недавно? Я этого обстоятельства вообще не воспринимал. Скорее, другие мне говорили, что я маленький. Сам я этого не чувствовал, об этом не размышлял.
Я не думал о том, что можно быть каким-нибудь другим, кроме того, кем я был.
Если мне хотелось быть взрослым, то я думал не о физических изменениях, а только о тех возможностях, которые даны взрослому: не готовить уроки, есть сколько хочешь пирожных. Я был человек, просто человек, не зная о себе, что я маленький, что только недавно явился в мир, что расту, узнаю, постигаю и тому подобное.
Именно — я был просто человек.
Я думал, что после окончания гимназии я куплю велосипед и совершу на нём поездку по Европе. Первая война ещё не начиналась, ещё всё было очень старинно: солдаты в чёрных мундирах с красными погонами, зверинец на Куликовом поле с одним львом, говорящая голова в зеркальном ящике в балагане. Ещё бывала первая любовь, когда девочка смотрела на тебя с балкона, и ты думал, не уродлив ли ты. Ещё отец девочки, моряк в парадном мундире, гремя палашом, шёл тебе навстречу и отвечал тебе на поклон, отчего ты бежал во весь дух, сам не зная куда, обезумевший от счастья. Ещё продавали из-за зелёного прилавка квас по две копейки за стакан, и ты возвращался после игры в футбол, неся в ушах звон мяча.
Я не купил велосипеда и не совершил путешествия по Европе. Горел Верден, Реймский собор, в котором в своё время бракосочеталась с французским королём дочь Ярослава Мудрого. Появились первые танки, и впервые аэропланы стали сбрасывать бомбы. Однако в музеях по-прежнему висели необыкновенные картины, прекрасные, как деревья на закате. Во сне я иногда вижу своё пребывание в Европе, которого никогда не было. Чаще всего мне снится Краков в виде стены, идущей кверху вдоль дороги, — старой стены, с которой свисают растения, стучащие по ней ветками и шелестящие цветами.
Я ещё люблю вспоминать. Я мало что знаю о жизни. Мне больше всего нравится, что в ней есть звери, большие и маленькие, что в ней есть звёзды, выпукло и сверкающе смотрящие на меня с ясного неба, что в ней есть деревья, прекрасные, как картины, и ещё многое и многое.
Какая чудесная вещь — свобода воспоминаний! Какая прелесть в том, что они появляются как им угодно и никак мы не можем заставить себя вспомнить именно это, а не другое. Разумеется, есть точная закономерность этого возникновения, но — увы — мы её никогда не поймём.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

(По Ю. К. Олеше*)
Юрий Карлович Олеша (1899-1960) — русский советский писатель, поэт, драматург, журналист, киносценарист.

Что такое воспоминания и как они возникают? Над этими вопросами задумывается писатель Юрий Олеша. В тексте он поднимает проблему осмысления особенностей человеческой памяти.

По мнению автора, невозможно заставить себя вспомнить что-нибудь конкретное, картинки из прошлого появляются в нашем сознании сами собой. Так, рассказчик думает о времени обучения в гимназии и заостряет внимание не на событиях, а на чувствах и переживаниях. Герою интересно проследить за изменениями в собственном восприятии мира. Многие мечты не сбылись, но память сохранила ожидания маленького человека от ещё незнакомой жизни.

Кроме того, рассказчик отмечает, что до сих пор видит во сне места, которые никогда не посещал. Он мечтал о путешествии по Европе, но из-за Первой мировой войны планы пришлось изменить. Однако сновидения зачастую отражают истинные желания человека, и это в очередной раз доказывает, что «участие воли здесь исключено». Конкретизируя данную мысль, Ю.К. Олеша подчёркивает, что человеческая память избирательна, мы не можем управлять ей так, как бы нам этого хотелось.

Итогом размышлений автора становится такая позиция: человеку не дано понять закономерность возникновения воспоминаний, так как они рождаются независимо от его воли.

Нельзя не согласиться с мнением писателя. Действительно, многие события, произошедшие в далёком прошлом, врезаются в нашу память непроизвольно. Совершенно неожиданная деталь, какая-нибудь мелочь может вызвать у нас поток сознания – неуправляемый и непредсказуемый. Об этом размышляет и французский писатель Марсель Пруст в романе «В поисках утраченного времени». В центре его внимания – впечатления, ощущения и ассоциации, из которых невозможно сложить целостную картину.

Таким образом, воспоминания по природе своей свободны; сложно сказать, как именно они возникают, и в этом заключается их прелесть.

Сергей Антонович Клычков. Неизвестный русский писатель

Школьное сочинение

Когда зайдет речь о крестьянской литературе, историк назовет. Сергея Клычкова — самого крупного и замечательного русского художника, выдвинутого русской деревней.

Появление в русской литературе нового поэтического имени — Сергея Клычкова — было замечено такими крупными мастерами слова, как А. Блок, Н. Клюев, Н. Гумилев, С. Городецкий, В. Брюсов, М. Волошин. В последнее время о Клычкове вновь заговорили, хотя широкой известности его имя пока не завоевало.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Ярлык “рупор кулацкой идеологии”, навешенный ему в конце 20-х годов, повлек за собой казнь поэта, затем — период длительного замалчивания его имени. В 1956 году С. А. Клычков был реабилитирован посмертно.

“Не парфюмерией, не модным будуаром, а расцветающим полем дохнула на нас поэзия Сергея Клычкова”, — писал критик В. Львов-Рогачевский. Анна Ахматова говорила, что Клычков был “своеобразный поэт, и — ослепительной красоты человек”.

Пылает за окном звезда,

Мигает огоньком лампада;

Так, значит, суждено и надо,

Чтоб стала горечью отрада,

Невесть ушедшая куда.

Первый сборник Клычкова “Песни” (1911 г. ) Николай Клюев назовет “хрустальными песнями”. Стихотворение “Не жалею, не зову, не плачу. “

Есенин публикует с посвящением С. Клычкову. Третью часть “Стихов о русской поэзии” О. Мандельштам также посвятит ему. Пимен Карпов, вся поэзия которого — незаживающая рана и боль за русскую землю, в середине, 20-х пишет Клычкову “Сонетакростих”:

“Ыы” совиное уже в ночи встречает

Чертей и ведьм; на ветках их качает,

Как будто бы морочит дураков!

Оттуда вещий голос отвечает:

Весной освободится от оков

Узывный песенник — Сергей Клычков.

Критика 20-х годов определяла “революционность писателя по внешним признакам, по тому, сколько раз он поклялся классом” (Л. Сейфуллина). Поэтому стихи Н. Клюева и С. Клычкова отнесли сначала к “стилизации русского фольклора”, а позже — к “стилизации фольклора на кулацкий манер”.

Невозможно говорить о Сергее Клычкове, не сказав о своеобразии его языка, о совершенно индивидуальной манере письма. В “Автобиографии” С. Клычков пишет, что “языком обязан лесной бабке Авдотье, речистой матке Фекле Алексеевне и нередко мудрому в своих косноязычных построениях отцу моему, а больше всего нашему полю за околицей и Чертухинскому лесу. “

“Если вы хотите услышать, как говорит Русь шестнадцатого века, послушайте его”, — рекомендовал своим знакомым Клычкова виднейший критик 20-х годов Вронский. Разумеется, Сергей Клычков не писал стихи и прозу языком Руси шестнадцатого века. Однако фольклорные персонажи, образы Руси языческой, небылицы далекого прошлого присутствуют в его произведениях.

Полуязыческое его миросозерцание доказывает хотя бы полная безлюдность ранних стихотворений, в которых чаще всего лирический герой существует один на один с матерью-природой, глубоко опоэтизированной. “. Мы вступаем в сказочный мир старых деревенских поверий, легенд, заговоров, песен”, — пишет Н. В. Банников о ранней поэзии Клычкова в предисловии к его сборнику.

Земля и небо, плоть и дух.

Из сини в синь равно бежит дорога.

Весна — росу, зазимок — белый пух

И лето дождь в свой срок прольет из рога.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Незримый страж у птичьего гнезда,

Чудесный страж у каждой хаты нашей:

Над хатой и гнездом с свой час горит звезда,

Горит звезда, как золотая чаша.

В 1824 году, за сто лет до выхода первого романа Сергея Клычкова, П. А. Вяземский сетовал, что “мы не имеем русского покроя в литературе”. Следуя гоголевским традициям, но оставаясь при том самим собой, Клычков своей прозой явил ярчайший образец именно “русского покроя”, который не мог стать незамеченным и не мог быть не наказан.

К середине 20-х годов традиции национального нигилизма, заложенные Пролеткультом, уже набрали силу. А к концу десятилетия понятия “национальный” и “националистический” практически слились воедино. Приемы обвинения в национализме и великодержавном шовинизме достигли предела в своей иезуитской отточенности. Критик Осип Бескин — самая зловещая фигура в жизни Клычкова — писал: “Русский стиль” в своем 100процентном применении — не только прием, но и активное выражение соответствующего содержания. А Клычков в этом отношении действительно стопроцентен, и стиль его вызывает не только восхищение, но и оскомину ясного патриотизма и национализма довоенного образца”.

Клычков, редко ввязывавшийся в “тоскливые словесные драки”, в 1923 году все-таки опубликовал в журнале “Красная новь” статью с многозначительным названием “Лысая гора”. Он отстаивал в ней традиции классической поэзии, выступая против “тарабарщины”, превратившей русский Парнас в Лысую гору. А своим оппонентам, типа Осипа Бескина, Клычков ответил: “Как может критик-марксист, поучающий еще других критиков-марксистов марксизму, не указывая точно материала, который он имеет в виду в определении понятия русского стиля, совсем не являющегося приемом, а прежде всего, перво-наперво, огромной культурой огромной страны, — как может столь размашисто, так торовато скидывать эту культуру с приходного листа революции? ! А село Палех, Бескин, неужели вы вычеркнули с советской территории. ” Поистине, прав Гоголь: “Все можно извратить и всему можно дать дурной смысл, человек же на это способен”.

Интересна биография писателя-самородка. Сергей Антонович Клычков родился 1 июля 1889 года в деревне Дубровки Тверской губернии, неподалеку от села Талдома. Младший брат поэта оставил воспоминания о Сергее, где он писал, что старший брат безумно любил Потапихинские Чертухинские и Глебцовские леса. Все его хождения по лесам, болотам, рекам доставляли ему какую то необычайную радость. Клычков наряду со своей литературной профессией занимался и пчелами. Что характерно, пчелы его не кусали. Любимым занятием был сенокос. Своей поэзией в большинстве случаев Сергей занимался ночами, а утром, чуть покажется солнце во время сенокоса обязательно, несмотря на усталость, пойдет отцом и братом на покос. Если вечером завидит старушек на бревне, то обязательно подсядет к ним и слушает их разговоры о разных сказочных существах: русалках, домовых, колдунах, ведьмах в лесах Чертухина и Потапихи.

Мне говорила мать, что в розовой сорочке Багряною зарей родился я на свет, А я живу лишь от строки до строчки, И радости иной мне в этой жизни нет.

“Прежде всего, он был поэт и писатель, весь живший в мире восприятий, дум, образов, замыслов, слов, напевов, — писал о Клычкове друг его молодости Петр Андреевич Журов. — Поэтическое творчество было его природой, его душевной средой. Казалось, он нес в себе родник стихийного народного поэтического мирочувствования и миропонимания. В мире и в окружающих он ощущал и видел часто то, чего не замечают обыкновенные люди”.

Литературный дебют Клычкова относится к 1907 году. До войны выходят две поэтические книжки Клычкова: “Песни” и “Потаённый сад”. Летом 1914 года, во вторую мобилизацию, Клычков призывается в армию и служит в Гельсингфорсе, где знакомится с А И. Куприным. Осенью 1915 года он попадает в Петроград, где публично выступает со своими стихами на вечере крестьянских поэтов в Тенишевском училище — вместе с Н. Клюевым С. Городецким, С. Есениным. Впоследствии с Городецким их пути разойдутся. Есенина поэт проводит в его последнюю поездку в Ленинград.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Сочинение Неизвестный русский писатель

Когда зайдет речь о крестьянской литературе, историк назовет. Сергея Клычкова — самого крупного и замечательного русского художника, выдвинутого русской деревней.
Вячеслав Полонский.

Появление в русской литературе нового поэтического имени — Сергея Клычкова — было замечено такими крупными мастерами слова, как А. Блок, Н. Клюев, Н. Гумилев, С. Городецкий, В. Брюсов, М. Волошин. В последнее время о Клычкове вновь заговорили, хотя широкой известности его имя пока не завоевало.
Ярлык “рупор кулацкой идеологии”, навешенный ему в конце 20-х годов, повлек за собой казнь поэта, затем — период длительного замалчивания его имени. В 1956 году С. А. Клычков был реабилитирован посмертно.
“Не парфюмерией, не модным будуаром, а расцветающим полем дохнула на нас поэзия Сергея Клычкова”, — писал критик В. Львов-Рогачевский. Анна Ахматова говорила, что Клычков был “своеобразный поэт, и — ослепительной красоты человек”.

Пылает за окном звезда,
Мигает огоньком лампада;
Так, значит, суждено и надо,
Чтоб стала горечью отрада,
Невесть ушедшая куда.

Первый сборник Клычкова “Песни” (1911 г.) Николай Клюев назовет “хрустальными песнями”. Стихотворение “Не жалею, не зову, не плачу. ”
Есенин публикует с посвящением С. Клычкову. Третью часть “Стихов о русской поэзии” О. Мандельштам также посвятит ему. Пимен Карпов, вся поэзия которого — незаживающая рана и боль за русскую землю, в середине 20-х пишет Клычкову “Сонет-акростих”:

“Ы-ы” совиное уже в ночи встречает
Чертей и ведьм; на ветках их качает,
Как будто бы морочит дураков!
Оттуда вещий голос отвечает:
Весной освободится от оков
Узывный песенник — Сергей Клычков.

Критика 20-х годов определяла “революционность писателя по внешним признакам, по тому, сколько раз он поклялся классом” (Л.. Сейфуллина). Поэтому стихи Н. Клюева и С. Клычкова отнесли сначала к “стилизации русского фольклора”, а позже — к “стилизации фольклора на кулацкий манер”.
Невозможно говорить о Сергее Клычкове, не сказав о своеобразии его языка, о совершенно индивидуальной манере письма. В “Автобиографии” С. Клычков пишет, что “языком обязан лесной бабке Авдотье, речистой матке Фекле Алексеевне и нередко мудрому в своих косноязычных построениях отцу моему, а больше всего нашему полю за околицей и Чертухинскому лесу. ”
“Если вы хотите услышать, как говорит Русь шестнадцатого века, послушайте его”, — рекомендовал своим знакомым Клычкова виднейший критик 20-х годов Вронский. Разумеется, Сергей Клычков не писал стихи и прозу языком Руси шестнадцатого века. Однако фольклорные персонажи, образы Руси языческой, небылицы далекого прошлого присутствуют в его произведениях.
Полуязыческое его миросозерцание доказывает хотя бы полная безлюдность ранних стихотворений, в которых чаще всего лирический герой существует один на один с матерью-природой, глубоко опоэтизированной. “. Мы вступаем в сказочный мир старых деревенских поверий, легенд, заговоров, песен”, — пишет Н. В. Банников о ранней поэзии Клычкова в предисловии к его сборнику.

Земля и небо, плоть и дух.
Из сини в синь равно бежит дорога.
Весна — росу, зазимок — белый пух
И лето дождь в свой срок прольет из рога.
Незримый страж у птичьего гнезда,
Чудесный страж у каждой хаты нашей:
Над хатой и гнездом с свой час горит звезда,
Горит звезда, как золотая чаша.

В 1824 году, за сто лет до выхода первого романа Сергея Клычкова, П. А. Вяземский сетовал, что “мы не имеем русского покроя в литературе”. Следуя гоголевским традициям, но оставаясь при том самим собой, Клычков своей прозой явил ярчайший образец именно “русского покроя”, который не мог стать незамеченным и не мог быть не наказан.
К середине 20-х годов традиции национального нигилизма, заложенные Пролеткультом, уже набрали силу. А к концу десятилетия понятия “национальный” и “националистический” практически слились воедино. Приемы обвинения в национализме и великодержавном шовинизме достиг ли предела в своей иезуитской отточенности. Критик Осип Бескин — самая зловещая фигура в жизни Клычкова — писал: “Русский стиль” в своем 100-процентном применении — не только прием, но и активное выражение соответствующего содержания. А Клычков в этом отношении действительно стопроцентен, и стиль его вызывает не только восхищение, но и оскомину квасного патриотизма и национализма довоенного образца”.
Клычков, редко ввязывавшийся в “тоскливые словесные драки”, в 1923 году все-таки опубликовал в журнале “Красная новь” статью с многозначительным названием “Лысая гора”. Он отстаивал в ней традиции классической поэзии, выступая против “тарабарщины”, превратившей русский Парнас в Лысую гору. А своим оппонентам, типа Осипа Бескина, Клычков ответил: “Как может критик-марксист, поучающий еще других критиков-марксистов- марксизму, не указывая точно материала, который он имеет в виду в определении понятия русского стиля, совсем не являющегося приемом, а прежде всего, перво-наперво, огромной культурой огромной страны, — как может столь размашисто, так таровато скидывать эту культуру с приходного листа революции?! А село Палех, Бескин, неужели вы вычеркнули с советской территории. ” Поистине, прав Гоголь: “Все можно извратить и всему можно дать дурной смысл, человек же на это способен”.
Интересна биография писателя-самородка. Сергей Антонович. Клычков родился 1 июля 1889 года в деревне Дубровки Тверской губернии, неподалеку от села Талдома. Младший брат поэта оставил воспоминания о Сергее, где он писал, что старший брат безумно любил Потапихинские Чертухинские и Глебцовские леса. Все его хождения по лесам, болотам, рекам доставляли ему какую- то необычайную радость. Клычков наряду со своей литературной профессией занимался и пчелами. Что характерно, пчелы его не кусали. Любимым занятием был сенокос. Своей поэзией в большинстве случаев Сергей занимался ночами, а утром, чуть покажется солнце во время сенокоса обязательно, несмотря на усталость, пойдет отцом и братом на покос. Если вечером завидит старушек на бревне, то обязательно подсядет к ним и слушает их разговоры о разных сказочных существах: русалках, домовых, колдунах, ведьмах в лесах Чертухина и Потапихи:

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Мне говорила мать, что в розовой сорочке
Багряною зарей родился я на свет,
А я живу лишь от строки до строчки,
И радости иной мне в этой жизни нет.

“Прежде всего он был поэт и писатель, весь живший в мире восприятий, дум, образов, замыслов, слов, напевов, — писал о Клычкове друг его молодости Петр Андреевич Журов. — Поэтическое творчество было его природой, его душевной средой. Казалось, он нес в себе родник стихийного народного поэтического мирочувствования и миропонимания. В мире и в окружающих он ощущал и видел часто то, чего не замечают обыкновенные люди”.
Литературный дебют Клычкова относится к 1907 году. До войны выходят две поэтические книжки Клычкова: “Песни” и “Потаённый сад”. Летом 1914 года, во вторую мобилизацию, Клычков призывается в армию и служит в Гельсингфорсе, где знакомится с А. И. Куприным. Осенью 1915 года он попадает в Петроград, где публично выступает со своими стихами на вечере крестьянских поэтов в Тенишевском училище — вместе с Н. Клюевым С. Городецким, С. Есениным. Впоследствии с Городецким их пути разойдутся. Есенина поэт проводит в его последнюю поездку в Ленинград.
Ссыльный Клюев до последних месяцев будет получать от семьи Клычковых посылки и денежные переводы.
Революцию поэт принимает безоговорочно, снимает с себя мундир младшего офицера и переходит на сторону революционных солдат. Отравленный немецкими газами в мировую войну, в гражданскую Клычков получает контузию. Следует подчеркнуть, что ни один из крестьянских поэтов в написанных позже автобиографиях или же просто в “удобных” случаях не акцентировал внимания на своих заслугах перед народом и перед революцией. Клычков же о них даже не упоминал.
Осенью 1918 года, работая в канцелярии московского Пролеткульта. Клычков наиболее близко сходится с Есениным. Именно в этот период Есенин пишет программную статью “Ключи Марии” в которой называет Клыч-кова “истинно прекрасным народным поэтом”. В правлении московского Пролеткульта Есенин, Клычков, Орешин и Коненков пишут “Заявление инициативной группы”, в котором предлагают учредить при Пролеткульте крестьянскую секцию — заявление будет отклонено
Надо сказать и о прозе Сергея Клычкова. Роман “Сахарный немец” вышел в 1925 году. А. М. Горький, которому Клычков послал книгу, писал автору: “Прочитал “Сахарного немца” с великим интересом. Большая затея, и начали Вы ее удачно. Первые главы — волнуют. ” В следующем году увидел свет роман “Чертухинский балакирь”.
Крестьянская Русь “Чертухинского балакиря” — это Русь сказочников и прибауточников, Русь мечтателей и правдоискателей, отдающих делу время, но не забывающих и отвести час для потехи. У Клычкова Русь — ума палата, Русь — на все руки мастерица, Русь — хохотунья, игрунья, певунья, плясунья, статная, ладная, ненаглядная красавица Русь.
Клычков верил, что “самым торжественным, самым прекрасным праздником при социализме будет праздник. древонасаждения! Праздник Любви и Труда. Любовь к зверю, птице и. человеку!” Как тут не вспомнить нынешнее повальное увлечение идеями сибирской пророчицы Анастасии, которая советует каждому жителю России посадить хотя бы один кедр на своей земле.
В апреле 1927 года писатель подает в Госиздат заявку на собрание сочинений в пяти томах, куда предполагает включить трилогию “Сорочье царство”: “Чертухинский балакирь”, “Князь мира”, “Последнее время”; “Щит сердца” — книгу стихов и роман “Проданный грех”. Заявка будет отклонена. В 1927 году отношение к “крестьянским писателям” резко меняется. Именно в этом году развернулась борьба с “есенинщиной”, отразившаяся на живых друзьях мертвого поэта.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Мне сорок лет, а я живу на средства,
Что не всегда приносят мне стихи,
А ведь мои товарищи по детству —
Сапожники, торговцы, пастухи!
А я за полное обмана слово,
За слово, все ж кидающее в дрожь,
Все б начал вновь и отдал бы все снова
За светлую и радостную ложь.

Последняя книга стихотворений С. Клычкова “В гостях у журавлей” вышла в Москве в 1930 году, когда автор — стараниями О. Бескина — уже носил на шее бирку “бард кулацкой деревни”. Годом раньше, отвечая на анкету одного журнала, Клычков признавался, что за последние два года “почти ничего не написал: критика для меня имеет сокрушительное значение”.
В одном из стихотворений, которые теперь отнюдь не напоминали его прежних песен, он позволил себе мрачное пророчество:

Брови черной тучи хмуря,
Ветер бьет, как плеть.
Где же тут в такую бурю
Уцелеть!
Только чудо, только случай
В этот рев и гуд
Над пучиною зыбучей
Сберегут!
Горько усмехнется он в другом стихотворении:

За стол без соли сядешь поневоле.
И пусть слова участья дороги,
Но видно, для того у нас мозоли,
Чтобы по ним ходили сапоги.

Эти стихи — из последнего сборника. Клычкова все больше критиковали за неприятие советской действительности и “бесовской” машинной цивилизации, за тяготение к старине, патриархальному мужицкому укладу.
Сергей Антонович Клычков дожил до 1937 года. Его арестовали, а жене сообщили, что муж ее осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР на 10 лет без права переписки. “Мы не сразу узнали, что это означает расстрел, — вспоминала Н. Я. Мандельштам. — . После смерти Клычкова люди в Москве стали мельче и менее выразительны”.
Огромное количество бумаг было взято при обыске и неизвестно: целы ли они? Непонятно, как уцелели два стихотворения, отпечатанные на обрывках стандартного листа бумаги.

Сколько хочешь плачь и сетуй,
Ни звезды нет, ни огня!
Не дождешься до рассвета,
Не увидишь больше дня!
В этом мраке, в этой теми
Страшно выглянуть за дверь:
Там ворочается время,
Как в глухой берлоге зверь!

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Золотое чудо всюду
Сыплет сверху изумруды
На плывущие в века
Сны и облака!
Но земля сошлась, знать, клином
К этим вырубкам, долинам,
Над которыми поник
Журавлиный крик!

Неизвестный Русский Писатель

Произведения

  • Племянничек– литература для детей, 26.04.2021 20:05
  • Племянничек 2– литература для детей, 22.07.2021 16:51
  • Край– ироническая проза, 18.10.2019 09:00
  • Зеркала или Вот тебе и бозон Хиггса– миниатюры, 29.07.2019 14:34
  • Фрося– миниатюры, 08.03.2019 13:26
  • Просека– миниатюры, 27.01.2019 15:33
  • Я не я– миниатюры, 14.09.2018 03:16
  • Как я заболел– миниатюры, 14.09.2018 02:53
  • Перекрёсток– миниатюры, 14.09.2018 02:38
  • Я не умру– миниатюры, 14.09.2018 02:19
  • Вершина– миниатюры, 14.09.2018 02:08
  • Давай посмотрим на Полярную звезду– миниатюры, 27.08.2018 04:58
  • вижу это так– ироническая проза, 20.07.2018 13:34
  • Три слова на с– миниатюры, 20.05.2018 12:45
  • Конкурс красоты– естествознание, 15.03.2016 09:10
  • Курочка Ряба– сказки, 22.04.2018 17:17
  • Вся правда о Колобке– публицистика, 24.02.2018 11:11
  • Какое сегодня число?– миниатюры, 08.03.2017 07:30
  • Вокзал для каждого– юмористическая проза, 07.12.2015 17:13
  • Куда они уходят– ироническая проза, 03.12.2015 10:55
  • Семейный брак– миниатюры, 22.02.2016 15:12
  • Размышление к информации– рассказы о детях, 25.02.2016 11:27
  • Цена вопроса– миниатюры, 23.01.2016 17:00
  • Делание осознанного изменения качества жизни– естествознание, 23.11.2015 21:53
  • Жду Весну– миниатюры, 27.11.2015 23:45
  • Если бы я умел рассказывать сказки.– сказки, 02.12.2015 13:07
  • Медленно– эротическая проза, 12.02.2016 10:44
  • Жизневщина– ироническая проза, 20.11.2015 13:22
  • Лабиринт иноземных слов и чуждых смыслов– миниатюры, 10.02.2021 08:20
  • Не веришь – проверь– миниатюры, 12.02.2018 13:32
  • Кстати, о птичках– миниатюры, 06.02.2018 08:22
  • Эзотерическая эзотерика– эротическая проза, 25.12.2017 08:47
  • К чему приводит атеизм– байки, 26.12.2017 08:53
  • Умирающий месяц подсказал очевидное– стихотворения в прозе, 12.01.2018 09:08
  • Ваш PIN-код – 2– естествознание, 03.04.2017 10:24
  • Послушайте.– миниатюры, 25.03.2017 13:11
  • Самооправдание– миниатюры, 23.02.2017 14:48
  • Чё-то вспомнилось.– миниатюры, 24.12.2015 13:03
  • Разглагольствования диванного стратега– миниатюры, 13.03.2016 13:45
  • и больше ничего– миниатюры, 30.03.2016 14:32
  • Немного жизненной арифметики– естествознание, 31.03.2016 11:15
  • Не могу не поделиться– миниатюры, 05.04.2016 12:55
  • Не могу не поделиться – 2– естествознание, 15.05.2016 19:12
  • Ваш PIN-код– естествознание, 19.05.2016 13:34
  • Признание– миниатюры, 31.08.2016 16:05
  • Из сокровищницы Русского Языка– миниатюры, 04.07.2016 17:33
  • Упражнение пространственного воображения– миниатюры, 07.01.2017 10:04
  • Не могу не поделиться – 3– миниатюры, 13.02.2017 17:05

Избранные авторы:

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Сатира на социалистическую действительность (по романам “Двенадцать стульев”, “Золотой теленок” И. Ильфа и Е. Петрова)

Со времени опубликования романов Ильи Ильфа и Евгения Петрова прошло более полувека. Но произведения эти до сих пор не утратили своей силы и прелести.

“Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” были построены на фактическом материале, который писатели собрали, работая в редакции газеты “Гудок”. Это рабкоровские письма и заметки, жалобы читателей, приходившие с редакционной почтой. За этими письмами стоят живые люди с настоящими именами и фамилиями, которым надо было выжить в новом социалистическом мире. Среди них были хорошие люди и прохвосты, чинодралы и бюрократы, перерожденцы и подпольные миллионеры.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

Сюжет “Двенадцати стульев” таков: два жулика рыщут по стране, гоняясь за бриллиантами, зашитыми “старорежимной” дамой в обивку стула. Такой сюжет позволил авторам ввести в повествование множество лиц, пройтись сатирическим пером по участникам многообразных эпизодов. В книге изображена галерея жуликов всех мастей, спекулирующих кто “стибренным” у старушек жалким имуществом, кто служебным положением, а кто и совестью.

Таковы деятели “Меча и Орала” — бездельник Полесов, нэпман Кислярский, воришка Альхен, обкрадывающий беспомощных старушек в богодельне во имя прокормления обширного семейства сытых бездельников. Это и поэт-халтурщик Никифор Трубецкой-Ляпис с его неизменными стихами о Гавриле, который был хлебопеком, лесорубом, почтальоном, охотником — в зависимости от того, в какой отраслевой журнал предлагалась очередная “Гаврилиада”. В романе дается яркий образ “людоедки” Эллочки с ее лексиконом из 30 слов, с ее страстью следовать моде американских миллионерш, с людоедской хваткой выкачивания денег из окружающих.

На фоне всех этих жуликов и просто обывателей, преследующих свои мелкие цели, подличающих и “подтибривающих” чужое добро, по-настоящему привлекательным кажется образ Бендера. По-моему, сами авторы немного любуются своим героем и его авантюрами. Замечательно поется в песне Ю. Кима к фильму “Двенадцать стульев”: “Разбор грехов моих оставьте до поры. Вы оцените красоту игры!” Тем более что жертвами Остапа становятся люди, ни малейшей симпатии не вызывающие.

Бендер предприимчив, умел и находчив, обладает великолепным чувством юмора. Он хороший психолог, досконально изучивший слабости человеческие. Но его влиянию и “злодейскому обаянию” поддаются только люди с червоточиной. Именно поэтому, как мне кажется, и не получается роман Бендера и Зои в “Золотом теленке”. На страницах этого романа великий комбинатор Остап Бендер рассчитывает стать счастливым за счет вымогательства денег у другого проходимца Александра Ивановича Корейко, богачу, которому трудно было развернуться в условиях социализма.

Портрет Корейко нарисован подробно и обстоятельно. С одной стороны, он мелкий чиновник, простой и незаметный служащий, с другой — человек с хваткой крупного хищника, начавшего свою карьеру с прямого убийства. Корейко похищает несколько эшелонов с хлебом, направленных в голодающее Поволжье.

Авторы показали нам сущность стяжательства. Рядом с Корейко “трудятся” и приумножают его богатства начальник “Геркулеса” бюрократ Полыхаев, его подручные Скумбриевич, Берлага и множество других жуликов и подхалимов разных мастей и рангов. Картину дополняет “Воронья слободка” — коммунальная квартира, в которой живут причудливые персонажи, начиная от экс-камергера Митрича, который гордо заявляет, что “в гимназиях не обучался” (что было чистой правдой, потому что обучался он в Пажеском корпусе), и кончая выгнанным из третьего класса Васисуалием Лоханкиным. В этом персонаже осмеян мнимо интеллигентный сброд.

В романах Ильфа и Петрова есть все, чтобы увлечь любого читателя: напряженный сюжет, колоритные фигуры, комические недоразумения, великолепный юмор. А фразы и выражения, ставшие крылатыми: “Заграница нам поможет”, “Ключ от квартиры, где деньги лежат”, “Лед тронулся, господа присяжные заседатели”, — до сих пор у всех на устах.

Несмотря на то что многие типы, выведенные в романах Ильфа и Петрова, канули в прошлое, но есть и явления, которые не изжиты до сих пор. Изменилась вся жизнь страны, Бендеры поменяли маски. Но “Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” до сих пор популярны и любимы.

Сочинение: Сатира на социалистическую действительность по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ил

Сатира на социалистическую действительность (по романам “Двенадцать стульев”, “Золотой теленок” И. Ильфа и Е. Петрова)

Автор: Ильф И., Петров Е.

Со времени опубликования романов Ильи Ильфа и Евгения Петрова прошло более полувека. Но произведения эти до сих пор не утратили своей силы и прелести.

Читайте также:
Сатира на социалистическую действительность (по романам Двенадцать стульев, Золотой теленок И. Ильфа и Е. Петрова): сочинение

“Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” были построены на фактическом материале, который писатели собрали, работая в редакции газеты “Гудок”. Это рабкоровские письма и заметки, жалобы читателей, приходившие с редакционной почтой. За этими письмами стоят живые люди с настоящими именами и фамилиями, которым надо было выжить в новом социалистическом мире. Среди них были хорошие люди и прохвосты, чинодралы и бюрократы, перерожденцы и подпольные миллионеры.

Сюжет “Двенадцати стульев” таков: два жулика рыщут по стране, гоняясь за бриллиантами, зашитыми “старорежимной” дамой в обивку стула. Такой сюжет позволил авторам ввести в повествование множество лиц, пройтись сатирическим пером по участникам многообразных эпизодов. В книге изображена галерея жуликов всех мастей, спекулирующих кто “стибренным” у старушек жалким имуществом, кто служебным положением, а кто и совестью.

Таковы деятели “Меча и Орала” — бездельник Полесов, нэпман Кислярский, воришка Альхен, обкрадывающий беспомощных старушек в богодельне во имя прокормления обширного семейства сытых бездельников. Это и поэт-халтурщик Никифор Трубецкой-Ляпис с его неизменными стихами о Гавриле, который был хлебопеком, лесорубом, почтальоном, охотником — в зависимости от того, в какой отраслевой журнал предлагалась очередная “Гаврилиада”. В романе дается яркий образ “людоедки” Эллочки с ее лексиконом из 30 слов, с ее страстью следовать моде американских миллионерш, с людоедской хваткой выкачивания денег из окружающих.

На фоне всех этих жуликов и просто обывателей, преследующих свои мелкие цели, подличающих и “подтибривающих” чужое добро, по-настоящему привлекательным кажется образ Бендера. По-моему, сами авторы немного любуются своим героем и его авантюрами. Замечательно поется в песне Ю. Кима к фильму “Двенадцать стульев”: “Разбор грехов моих оставьте до поры. Вы оцените красоту игры!” Тем более что жертвами Остапа становятся люди, ни малейшей симпатии не вызывающие.

Бендер предприимчив, умел и находчив, обладает великолепным чувством юмора. Он хороший психолог, досконально изучивший слабости человеческие. Но его влиянию и “злодейскому обаянию” поддаются только люди с червоточиной. Именно поэтому, как мне кажется, и не получается роман Бендера и Зои в “Золотом теленке”. На страницах этого романа великий комбинатор Остап Бендер рассчитывает стать счастливым за счет вымогательства денег у другого проходимца Александра Ивановича Корейко, богачу, которому трудно было развернуться в условиях социализма.

Портрет Корейко нарисован подробно и обстоятельно. С одной стороны, он мелкий чиновник, простой и незаметный служащий, с другой — человек с хваткой крупного хищника, начавшего свою карьеру с прямого убийства. Корейко похищает несколько эшелонов с хлебом, направленных в голодающее Поволжье.

Авторы показали нам сущность стяжательства. Рядом с Корейко “трудятся” и приумножают его богатства начальник “Геркулеса” бюрократ Полыхаев, его подручные Скумбриевич, Берлага и множество других жуликов и подхалимов разных мастей и рангов. Картину дополняет “Воронья слободка” — коммунальная квартира, в которой живут причудливые персонажи, начиная от экс-камергера Митрича, который гордо заявляет, что “в гимназиях не обучался” (что было чистой правдой, потому что обучался он в Пажеском корпусе), и кончая выгнанным из третьего класса Васисуалием Лоханкиным. В этом персонаже осмеян мнимо интеллигентный сброд.

В романах Ильфа и Петрова есть все, чтобы увлечь любого читателя: напряженный сюжет, колоритные фигуры, комические недоразумения, великолепный юмор. А фразы и выражения, ставшие крылатыми: “Заграница нам поможет”, “Ключ от квартиры, где деньги лежат”, “Лед тронулся, господа присяжные заседатели”, — до сих пор у всех на устах.

Несмотря на то что многие типы, выведенные в романах Ильфа и Петрова, канули в прошлое, но есть и явления, которые не изжиты до сих пор. Изменилась вся жизнь страны, Бендеры поменяли маски. Но “Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” до сих пор популярны и любимы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: